Шарль де Голль и голлисты на пути к власти

СЕВЕРО–ЗАПАДНАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ

Факультет Международных отношений

Кафедра истории и мировой политики

Реферат

Тема: Шарль де Голль и голлисты на пути к власти

Студентки:

12 группы Насрттиновой

Ирины Леонидовны

Научный руководитель:

Доцент, к. и. н. Питулько Галина Николаевна

Дата сдачи__________

Оценка___________

Подпись руководителя___________

Санкт – Петербург

2002

ОГЛАВЛЕНИЕ

TOC \O «1-2» \H \Z \U HYPERLINK \L «_TOC39599673» Вступление PAGEREF _TOC39599673 \H 2

HYPERLINK \L «_TOC39599674» Образование и взлет PAGEREF _TOC39599674 \H 4

HYPERLINK \L «_TOC39599675» Образование РПФ. PAGEREF _TOC39599675 \H 4

HYPERLINK \L «_TOC39599676» Структура РПФ PAGEREF _TOC39599676 \H 5

HYPERLINK \L «_TOC39599677» Выборы (осень 1947 г.) PAGEREF _TOC39599677 \H 6

HYPERLINK \L «_TOC39599678» Упадок и распад. PAGEREF _TOC39599678 \H 7

HYPERLINK \L «_TOC39599679» «Переход через пустыню» PAGEREF _TOC39599679 \H 14

HYPERLINK \L «_TOC39599680» Голлисты и крушение Четвертой республики PAGEREF _TOC39599680 \H 18

HYPERLINK \L «_TOC39599681» Возрождение голлистского движения. Основание Пятой республики. Приход к власти де Голля PAGEREF _TOC39599681 \H 21

HYPERLINK \L «_TOC39599682» Референдум 28 сентября 1958 года. PAGEREF _TOC39599682 \H 21

HYPERLINK \L «_TOC39599683» Выборы в Национальное собрание. ЮНР. PAGEREF _TOC39599683 \H 24

HYPERLINK \L «_TOC39599684» Заключение PAGEREF _TOC39599684 \H 26

HYPERLINK \L «_TOC39599685» Список используемой литературы PAGEREF _TOC39599685 \H 29

Вступление

История Франции в последние 50 лет неразрывно связана с именем генерала Шарля де Голля. Жизнь этого замечательного человека, выдающегося политического и государственного деятеля тесно переплелась с судьбой его страны и народа. Своей деятельностью де Голль наложил значительный отпечаток на весь ход политического развития военной и послевоенной Франции и внес огромный вклад в политическую историю французского государства в современную эпоху. Шарль де Голль пользовался авторитетом во всем мире. Многие видели в его личности воплощение политического реализма, способности преодолевать классовые предубеждения во имя интересов Франции. В Советском Союзе уважали и ценили его как активного поборника дружбы наших двух стран. Для стран Азии, Африки и Латинской Америки де Голль был прежде всего человеком, положившим конец алжирской войне. Для стран Западной Европы он воплощал сопротивление американской гегемонии и организации независимого европейского сотрудничества. Для стран «третьего мира» особенно живой отклик вызывала исключительная приверженность да Голля к принципу национальной независимости.

Однако в своей работе я бы не хотела ограничиться изложением биографии Шарля де Голля или собственно его пребыванием у власти в период Пятой республики, так как, на мой взгляд, наибольший интерес вызывает путь этого человека к власти, те взлеты и падения, которые он пережил, прежде чем 8 января 1959 года в возрасте 69 лет стал президентом Пятой республики.

Итак, в декабре 1946 году была принята и официально вступила в силу новая французская конституция. Ее характерной особенностью был широкий объем официально декларированных свобод и строгий контроль парламента над действиями правительства. Само собой разумеется, что такой закон просто не мог быть принят де Голлем и его сторонниками. Еще в июне 1946 года генерал выступил в городе Байе с речью, в которой требовал создания «сильной власти». Де Голль предлагал учредить пост неподотчетного парламенту президента – главы государства, обладающего самыми широкими полномочиями. Президент должен был возглавлять правительство, назначать и смещать министров, командовать вооруженными силами, руководить внешней политикой, иметь право роспуска Национального собрания и служить арбитром в политических разногласиях. Однако проект «сильной власти» вызвал резкую критику со стороны демократических сил. После длительных дискуссий второе Учредительное собрание отвергло эту идею. В декабре 1946 года начала свое существование Четвертая республика.

19 октября 1946 года де Голль пригласил всех министров своего правительства явиться на следующий день к нему на улицу Сен-Доминик. Пожав им руки и пригласив присесть, генерал произнес несколько фраз: «Вернулся монопольный режим партий. Я его не одобряю. Но, если только не пойти на установление силой диктатуры, которой я не хочу и которая, несомненно, к хорошему не приведет, у меня нет средств помешать происходящему. Поэтому мне надо уйти… Каждого из вас я благодарю за оказанную мне помощь…» Никто не удивился, не высказал сожаления, не стал просить генерала остаться. Все молчали. Де Голль простился с министрами и вышел.

Так для де Голля в 1946 году закончилось первое испытание властью. Увы, он не вышел из него победителем. Возродившаяся политическая система Франции оказалась сильнее его. Старое, традиционное, привычное взяло верх над новым и незнакомым. Скорее всего, это произошло из-за того, что в послевоенный период конституционные идеи де Голля были сформулированы пока в самых общих чертах. Пройдут еще годы, пока он сам отточит, отшлифует их и подаст Франции со всей ясностью и обоснованностью. И тогда она воспримет эти идеи и будет следовать им не одно десятилетие. А пока де Голль удалился в Коломбэ и начал безмолвный диалог с самим собой. Наверное, ощущение горечи еще долго не покидало его. Но кто в своей жизни не испытывал такого чувства. И великий Наполеон был изгнанником. Чем стало в конце 1946 года Коломбэ для де Голля – Эльбой или Святой Еленой? Пока только Эльбой. Однако если Бонапарту вновь улыбнулась фортуна уже через год, то де Голлю придется ждать своего часа почти 12 лет. Но императору судьба уготовила всего 100 дней, чтобы испить радость победы и боль падения, де Голлю же она дала 10 лет.

Образование и взлет

Образование РПФ.

Пришла зима. Де Голль по-прежнему жил в изгнанником в Коломбэ. Но смириться с такой ролью было не в его характере. Жан-Раймон Турну, обрисовывая натуру генерала, заметил, в чем для него могло заключаться счастье: «это не счастье покоя, то есть отсутствия риска огорчений и напряжения, не счастье удовольствия, когда смысл жизни состоит не в том, чтобы действовать и создавать, а в том, чтобы пользоваться, а счастье совершенствования, счастье вечного вызова самому себе, когда человек счастлив лишь тогда, когда он постоянно движется к достижению поставленной цели. » В чем она заключалась для генерала в начале 1947 года? Как вскоре выяснилось, в завоевании власти, которую он так опрометчиво выпустил из рук год назад. Только такая цель соответствовала его амбициям. Но теперь все нужно было начать с нуля. Правда, сейчас де Голль был уже не один. В январе 1947 года де Голль пригласил в Коломбэ Жака Сустеля, полковника Реми, Андре Мальро, Гастона Палевски, Жака Бомеля, Мишеля Дебре и заявил им, что хочет создать и возглавить объединение, имеющее целью бороться за возрождение Франции и против пагубной французской политической системы. Де Голль по-прежнему пользовался огромным авторитетом среди французов. Поэтому многие положительно восприняли заявление посланников де Голля, которые по его поручению совершили ряд многочисленных поездок по Франции. Они оповестили бывших участников движения Сопротивления о том, что генерал готовит создание объединения, и решили подать это событие как повторенипризыва 18 июня.Генерал решил создать не политическую партию, а некое объединение, имеющее надклассовый характер и включающее в себя все компоненты французской нации. Создание новой голлистской организации было провозглашено в несколько этапов весной 1947 года. 30 марта генерал выступил в нормандском городке Брюневале. Благодаря бурной пропагандистской деятельности сторонников де Голля туда съехалось почти 50 тыс. человек. Из них примерно одну пятую составили участников движения сопротивления.

Официальное заявление о создании новой организации де Голль сделал 14 апреля.

Еще через десять дней в Париже де Голль выступил на пресс конференции. В течение двух часов он отвечал на вопросы журналистов. Главный вопрос, который интересовал всех, касался, конечно, Объединения французского народа (РПФ), его сущности и будущий деятельности. Генерал подтвердил, что основной задачей Объединения будет борьба за реформу конституции в духе идей, высказанных в Байё.

РПФ появилась в условиях массового недовольства положением в стране. Норма выдачи хлеба 1 мая сократилась с 300 до 250 граммов в день, а вскоре и до 200 граммов, Мелкая буржуазия была охвачена антикоммунистическим психозом, В мае уже 800 тысяч человек присоединились к организации, из них только в Париже – 100 тысяч.

Итак, де Голль бросил вызов Четвертой республике, решив вступить на путь открытой борьбы за воплощение в жизнь своих идей. Начался второй этап голлистского движения, так называемый «политический голлизм», или «оппозиционный голлизм».

Структура РПФ

Де Голль стал председателем РПФ, Жак Сустель – генеральным секретарем. Был сформирован исполнительный комитет организации, позднее переименованный в комитет руководства. В него вошли 13 человек: Жак Бомель, Гиен де Бенувиль, Ален Бозель, Андре Детельм, Кристиан Фуше, Андре Мальро, Леон Мазо, Гастон Палевски, Жан Помпеи, полковник Реми, Жак Сустель, Луи Пастер Валлери Радо и Луи Валлон. Почти сразу были распределены обязанности. Сустель, согласно директивам де Голля, должен был осуществлять общее политическое руководство движением. Мальро занялся вопросами пропаганды. Бомелювменялось в обязанности распространять идеи объединения в различных социальных и профессиональных кругах. Сначала Валлон, а затем Фуше были ответственны за очень важный парижский регион. Полковник Реми отвечал за устройство митингов и манифестаций. Наконец, Бозель стал казначеем. Директором своей личной канцелярии де Голль попросил стать Жоржа Помпиду.

Штаб квартира РПФ расположилась в Париже, на улице Сольферино- 5.Это был маленький мрачный отель с плохо обставленными комнатами. Этот дом сохранил память о генерале до наших дней. Председатель РПФ продолжал жить в Коломбэ, но раз в неделю обязательно приезжал в Париж, чтобы осуще6ствить руководство своим объединением.

В РПФ сразу вошли многие известные сторонники де Голля: Рене Капитан, Жак Шабан-дальмас, Мишель Дебре, Луи Терренуар, Раймон Дронн, Лео Амон, Раймон Трибуле, Кристиан Фуше, Леон Ноэль, Роже Фрей, Андре Жарро и др. В ряды РПФ мог вступить любой желающий, состоящий в любой политической партии или организации как правого, так и левого толка. К концу лета объединение уже насчитывало 1 млн. человек.

РПФ не имело программы. Ему заменяли ее «ударные идеи». Главная из них заключалась в требовании отмены Конституции 1946 года и установлении сильной, независимой от партий исполнительной власти страны. В период Четвертой республики эта идея стала основным стержнем голлистской доктрины.

В течение лета и осени 1947 года объединение развернуло активнейшую пропагандистскую деятельность. С весны выходило периодическое издание РПФ – газета «Etincelle» («Искра»). С 1948 года она стала называться «Rassemblement» («Объединение»). Помимо этого сторонники де Голля проводили в стране мн6огочисленные митинги и манифестации. Они проходили, как правило, при большом стечении народа и иногда походили на настоящие спектакли. Часто на них даже и выступал сам де Голль, почти всегда – Мальро, другие члены исполнительного комитета РПФ.

Выборы (осень 1947 г.)

Осенью 1947 года началась подготовка к муниципальным выборам. Де Голль еще весной заявил, что его объединение будет участвовать во всех выборах страны. Поэтому голлисты начали активную избирательную кампанию. Генерал считал необходимым выставить кандидатов РПФ в каждом избирательном округе. На предвыборных митингах сторонники де Голля критиковали политику правительства «третьей силы», включавшего в себя представителей трех партий – социалистической, МРП и радикалов. Руководители РПФ подчеркивали, что данные выборы имеют не только и не столько местное значение, сколько значение общенационального масштаба.

Результаты выборов,прошедших в октябре 1947 года превзошли все ожидания. Сам де Голль назвал их триумфальными для РПФ. Объединение опередило все партии страны и собрало около 40 % около голосов избирателей. Голлисты одержали победу в тринадцати крупнейших городах Франции.

Итоги выборов буквально окрылили де Голля. 27 октября генерал сделал заявление, в котором подчеркнул, что, по его мнению, нынешнее Национальное собрание должно быть распущено как можно быстрее, с тем, чтобы была введена мажоритарная система, которая обеспечила бы в будущем парламенте сплоченное большинство.

Заявление де Голля не вызвало в правящих кругах страны ни малейшего энтузиазма. На требование генерала распустить Национальное собрание никто не посчитал нужным откликнуться. В результате, несмотря на большой политический успех, взять Четвертую республику первым штурмом не удалось. Но в голлистских кругах это никого особенно не огорчило, так как они считали, что власть окажется в их руках в самом ближайшем будущем. Отметим, что де Голль старался вернуть власть только законным путем. Именно поэтому он так настаивал на роспуске Национального собрания и проведении новых парламентских выборов.

В апреле 1948 года в Марселе собрался первый съезд Объединения французского народа. Он проходил в обстановке необычайного воодушевления. Заседание съезда открыл своей краткой речью генерал де Голль, после него выступил генеральный секретарь объединения Жак Сустель, а во второй половине дня еще несколько докладчиков. С заключительной, осуждающей Четвертую республику речью вновь выступил председатель РПФ: «Режим, — заявил генерал, — партии создали таким, чтобы им было удобно на него опираться. В нем перепутаны все власти республики, поэтому он очень плох… Нация прекрасно это понимает».

Осенью прошли выборы в Совет республики (так в период Четвертой республики назывался Сенат). Голлисты опять развернули активную избирательную кампанию. Выборы были многоступенчатыми. Сначала на местах были избраны муниципальные советники, которые в свою очередь должны были избрать самих сенаторов. В результате РПФ получило в Сенате 56 мест из 320. Правда, еще 74 человека заявили, что они присоединяются к интергруппе РПФ. Но даже такого числа не хватило бы, чтобы завоевать абсолютное большинство мест

Ничто не ослабляет партию, как отсутствие успехов, особенно такую, которая возникает ради конкретной ближайшей задачи, как это было с РПФ. Начинаются внутренние раздоры, склоки, конфликты между парижским штабом и местными организациями. Все труднее становится устраивать огромные митинги, подыскивать помещения, добывать деньги.

1948 год заканчивался. Объединению французского народа он не принес решающих достижений. Однако за два неполных года существования РПФ стало крупной влиятельной политической группировкой Франции. Полностью сформировалась и приобрела отчетливые формы структура объединения. Её основные принципы были определены самим де Голлем, который в 1947 – начале 1948 года написал несколько специальных инструкций по организационному устройству РПФ.

Но отступать было рано, и де Голль еще с большей твердостью и энергией продолжает руководить РПФ. Ведь объединение еще не прошло главную проверку – парламентские выборы, предстоявшие в 1951 году. Тем более что происходили события, как бы подтверждавшие правильность линии РПФ. В 1950 году началась война в Корее, резко обострившая международную обстановку. Казалось, оправдываются мрачные пророчества генерала де Голля о неотвратимости большой войны. В стране росло недовольство политикой часто сменявшихся кабинетов «третьей силы». На шее Франции тяжелым бременем висела война в Индокитае. Руководители Четвертой республики уже давно забыли о самостоятельной внешней политике. Еще никогда Франция не была так далека от «величия», к которому всегда мечтал привести ее де Голль. Она была теперь лишь «зоной коммуникаций» НАТО, а её правители плелись в хвосте у госдепартамента США, не смея проявить малейшей самостоятельности из-за боязни потерять американскую «помощь».

Упадок и распад.

Итак, пришел 1951 год, которого голлисты дожидались с нетерпением. В июне, наконец, должны были состояться очередные выборы в Национальное собрание. Уже давно именно на них де Голлем была сделана основная ставка в борьбе за власть. Председатель, генеральный секретарь и комитет управления РПФ самым серьезным образом начали предвыборную кампанию. Генерал лично занимался отбором кандидатов в депутаты от РПФ и строго запретил кому-либо выдвигать себя от объединения без его согласия. Председатель РПФ за пять месяцев предвыборной кампании беспрерывно совершает поездки по Франции посещает более половины де6партаментов страны. Де Голль с исключительной энергией пытается вновь разжечь первоначальный пыл «Объединения французского народа». Снова проводятся грандиозные митинги, развертывается пропагандистская шумиха. За 15 дней он произносит 30 речей. И снова устрашающий голос генерала предсказывает Франции гибельную судьбу, если она не проголосует за РПФ. Все шло хорошо, но ситуация сразу осложнилась после того, как в апреле Национальное собрание приняло новый избирательный закон. Он предусматривал отказ от пропорциональной системы выборов и вводил голосование по мажоритарной системе с правом аппарантирования.

Введение нового закона вызвало замешательство в рядах РПФ. Как известно, де Голль был принципиальным противником любых соглашений с политическими партиями страны и сразу решительно отказался то аппарантирования. Но некоторые голлитсы, в том числе члены комитета управления РПФ, были не согласны с таким решением, прекрасно понимая, что, заключив предвыборные соглашения, объединение явно получило бы больше мандатов. За аппарантирование открыто выступил депутат РПФ Эдмон Барашен. Так в рядах голлистского объединения возник первый серьёзный конфликт. Но председатель с присущей ему твердостью настоял на своем и предсказал полную победу. Он самоуверенно назначает своим сторонникам после победы «свидание на Елисейских полях». Один из его приближенных – Гастон Палевский обещает накануне выборов: «Парламентская группа РПФ будет самой многочисленной в собрании… не откладывая она сможет сформировать правительство общественного спасения, осью которого будет РПФ во главе с генералом де Голлем».

17 июня 1951 года происходит голосование. РПФ получает 4 миллиона голосов и 118 депутатских мандатов. Конечно, это немало по сравнению с другими некоммунистическими партиями. Социалисты получают 104 места, МРП – 85, радикалы — 94, правые – 98. Но полученный результат весьма далек от радужных надежд де Голля. Он сам называет его «ограниченным». По сравнению с 1947 годом РПФ понесла огромные потери. Политический обозреватель «Монд» Жак Фовэ писал, что голоса, полученные де Голлем, были новой демонстрацией традиционного явления, явно представляющего собой движение бонапартистского типа, которое привлекает маленьких людей деревень и городков, поселков и предместий…». 118 мандатов, полученных РПФ, было совершенно недостаточно, не только чтобы сформировать правительство «общественного спасения», но и влиять решающим образом на правительственное большинство. Значит, в отношении целей, выдвигавшихся де Голлем, это был полный провал. Теперь руководству партии нужно было думать, что же предпринимать дальше.

По результатам парламентских выборов 1951 года можно составить мнение об избирателях РПФ. Самые прочные позиции объединение завоевало на севере, востоке и отчасти западе страны, а также в Парижском районе, то есть в наиболее промышленно развитых регионах страны. Голосующие за РПФ жили в основном в крупных городах. Гораздо меньшую поддержку объединение в сельскохозяйственных районах Центральной и Южной Франции. Состав избирателей был следующим: 16% составляли земледельцы, 3% — сельскохозяйственные рабочие, 15% — рабочие, 10% — служащие, 10% — коммерсанты, 6% — пенсионеры, 6% — промышленники инженерно-технические работники, 3% — функционеры, 1% — лица свободных профессий, 30 % — неработающие женщины.

Объединение французского народа после выборов оказалось очень в сложном положении. С одной стороны, оно имело самую большую группу в Национальном собрании и таким образом вполне могло претендовать на власть. На пресс-конференции 22 июня 1951 года генерал де Голль прямо заявил: « Именно Объединение французского народа, следуя демократическим принципами руководствуясь национальными интересами, необходимо принять на себя основную ответственность в руководстве французской политикой. Да, именно мы должны возглавить новое правительство, и мы к этому готовы. Мы согласимся управлять со всеми, кто захочет нам помочь».

Внутри РПФ после выборов произошли кадровые перестановки. Жака Сустеля, ставшего депутатом от департамента Рона, де Голль попросил выполнять обязанности председателя парламентской группы, а генеральным секретарем объединения назначил Луи Терренуара.

Поздней осенью 1951 года в столице г. Нанси собрался IV съезд Объединения. Его заседания длились три дня – с 23 по 25 ноября. Открыл работу съезда, как всегда, де Голль. После него с докладом выступил новый генеральный секретарь Луи Терренуар и изложил перед делегатами основные проблемы голлистской политики. Далее съезд проходил по обычной схеме. Делегаты заседали в пяти секциях. В заключительной речи де Голль, так же как и летом, заявил, что объединение «готово вместе с другими изучить, каким способом вывести страну из сложившейся ситуации». Никаких уточнений не последовало. Так завершился IV общенациональный голлистский форум. Заканчивался 1951 год, а следующий принес РПФ настоящие испытания.

В январе 1952 года кабинет Плевена подал в отставку. Возник очередной правительственный кризис. И вот президент Франции социалист Венсан Ориоль пригласил к себе в Елисейский дворец главу парламентской группы РПФ Жака Сустеля и предложил ему начать консультации с целью формирования нового правительства. Бывший генеральный секретарь голлистского объединения дал предварительное согласие и отправился к де Голлю в Коломбэ. Генерал слушал председателя фракции РПФ почти полночи. По словам Сустеля, он одобрил его действия. Через несколько месяцев претендент в премьеры отказался от консультаций. Однако случившийся прецедент встал клином между генералом и одним из «голлиств первого часа». По словам Жака Шабан-Дельмаса в их отношениях образовалась первая трещина. Через десять лет уже по другим причинам она превратится в зияющую пропасть. А пока, видимо, председатель РПФ и председатель его парламентской группы не поняли друг друга. Ведь Сустель, по некоторым свидетельствам, был одним из самых преданных сторонников генерала — подчинялся ему всегда и во всем и даже «говорил его устами». В данной ситуации он хотел сделать как лучше, но вызвал лишь раздражение генерала. И хотя де Голль ничего не сказал ему, но он был явно недоволен тем, что Сустель не заявил президенту республики, что только председателю РПФ модно предлагать сформировать правительство, и вообще вступил на путь сговора с Четвертой республикой, вместо того, чтобы способствовать ее уничтожению.

В середине января новый кабинет был сформирован правым радикалом Эдгаром Фором, но уже в конце следующего месяца он ушел в отставку. Опять начался правительственный кризис. Тогда президент республики впервые предложил сформировать правительство представителю «независимых» Антуану Пине. Новый претендент отражал «устремления традиционалистской собственнической Франции с ее приверженностью к стабильности и порядку». Некоторые программные установки Пине вполне устраивали часть депутатов РПФ (сдерживание инфляции, стабилизация франка, сокращение налогов). И они решили поддержать его правительство. Однако де Голль категорически отверг предложение поддержать Пине, придерживаясь своей извечной тактики – никаких соглашений с системой. В день инвеституры, 6 марта, Андре Дьетем от имени группы РПФ объявил, что голлисты не удовлетворены программой претендента. Однако 27 депутатов РПФ впервые нарушили дисциплину голосования и поддержали Пине. В результате он стал премьер-министром.

В руководящих кругах голлистского движения такое поведение было расценено как диссидентское. РПФ получило удар, причем не откуда-нибудь извне, а изнутри. Он свидетельствовал о назревшем кризисе. Отличительной чертой голлистского движения на всех этапах его существования всегда был приоритет лидера и безоговорочное подчинение его власти. Этот основной принцип, образно выражаясь, был главной струной музыкального инструмента. Стоило только ей оборваться, как инструмент если не прекращал играть вообще, то играл из рук вон плохо. В истории РПФ начинался такой этап. Причины кризиса голлистского объединения в марте 1952 г., как справедливо заметила Н.Н. Наумова, следует искать в изменении политической обстановки в стране и оживлении правых группировок, не игравших в первые послевоенные годы существенной роли на политической арене Франции.

Непристойное поведение 27 депутатов стало поводом для начала войны между ними, с одной стороны, и главой РПФ и верных ему голлистов – с другой. «Ортодоксы» наступали, «диссиденты» защищались. Уже 10 марта де Голль выразил сожаление, что некоторые депутаты его объединения поддержали правительство Пине.

Очередной Национальный совет собрался в начале июля в Сен-Море близ Парижа на расширенное заседание. На нем присутствовало 1200 человек. С резким осуждением поведения «диссидентов» выступили генерал де Голль, Жак Сустель, Андре Мальро и др. Национальный совет принял резолюцию, определяющую отношения парламентских групп РПФ с его комитетом управления, а также генерал де Голль выступил с декларацией, в которой указывалось, что любой депутат или сенатор, покидающий парламентскую фракцию РПФ, исключается из рядов объединения.

Казалось бы, наконец единство было восстановлено. Но это была лишь видимость. Депутаты и сенаторы, оставшиеся в рядах РПФ, также то и дело выражали недовольство чересчур строгими установками руководства объединения. В результате голлистское движение во многих районах начало катиться к упадку.

В такой унылой обстановке РПФ подходило к V съезду. Он заседал в Париже с 9 по 11 ноября и стал для объединения последним. Съезд, как всегда, был тщательно подготовлен. Однако на нем уже не царила та праздничная, возвышенная атмосфера, которая была свойственна форумами РПФ предыдущих лет. В отчетном докладе генерального секретаря не было перечисления успехов голлистского движения. Напротив, Луи Терренуар с беспокойством говорил о явном падении влияния РПФ. 11 ноября генерал де Голль выступил с заключительной речью. Председатель РПФ еще раз осудил предательское поведение «диссидентов» и противопоставил ему силу Объединения французского народа.

О падении влияния РПФ в стране прежде всего можно было судить по результатам муниципальных выборов, прошедших в апреле – мае 1953 года. Даже подготовка к ним велась голлистами очень вяло. «Если предвыборная кампания 1947 года, — указывает Жак Сустель, — шла под барабанный бой, с широкими манифестациями, пламенными речами, собраниями, афишами, то в 1953 году она проходила просто по низшему разряду. Складывалось такое впечатление, что руководство РПФ не придавало кампании почти никакого значения». Если в 1947 году оно собрало почти 40% голосов избирателей, то теперь – всего 10,6 % голосов.

После такой серьезной неудачи де Голль начал склоняться к мнению о том, что РПФ пора ликвидировать. Однако одним махом пресекать его деятельность он все же не стал. Пока он решил избавиться от предавших его парламентариев. 6 мая генерал сделал заявление, в котором говорил о том, что хотя Объединение французского народа не прекращает своего существования, его депутаты и сенаторы отныне не будут считаться членами РПФ и могут вести парламентскую деятельность только от своего имени объединения.

Заявление де Голля вызвало некоторую растерянность в рядах парламентариев РПФ. Однако они не прекратили свою деятельность. В Национальном собрании от основной фракции откололось еще несколько человек, которые переметнулись в парламентские группы правых и центристских объединений. В результате в голлистской фракции осталось 77 депутатов. Она приняла название «Союз республиканского и социального действия», так как де Голль потребовал, чтобы название РПФ не фигурировало больше в парламентской жизни страны. Возглавил группу сначала Андре Дьетельм, а потом Раймон Трибуле.

В июне 1953 года после очередного правительственного кризиса новым премьер-министром стал «независимый» Жозеф Ланьель. Голлитсы вместе с МРП, радикалам, ЮСДР и «независимыми» почти всем своим составом проголосовали за его инвеституру. В ответ на такую благосклонность они получили министерские портфели впервые в истории Четвертой республики. Министрами стали депутаты-голлисты Эдуард Корнильон-Молинье, Морис Лемэр, Пьер Ферри, Марк Жакэ и Анри Юльвер. Как только это стало известно, де Голль немедленно опубликовал коммюнике, в котором заявлял: «За то, что произошло, Объединение не несет ни прямой, ни косвенной отвтственности. Каждый представитель Объединения, вошедший в правительство, будет исключен из его рядов». Генерал, конечно, был огорчен поведением своих соратников, однако он понимал также, что с его постепенным отходом от политики многие голлисты остались как бы не удел. Некоторым из них серьезно пришлось подумать, чем заниматься дальше. Де Голль прекрасно осознавал это и потому «закрыл глаза» на то, что часть депутатов-голлистов нашла прибежище в правительственных кругах Четвертой республики.

С конца 1953 года де Голль все более и более отходил от политической деятельности. Он все реже выступал с речами и заявлениями, почти не ездил по стране. Главным занятием главы РПФ становится работа над его «Военными мемуарами». Де Голль задумал мемуары в трех частях. Первый том «Призыв» охватывал 1940-1942 годы, второй том « Единство» должен был быть посвящен событиям 1942-1944 гг., наконец, третий – «Спасение» заканчивался 1946 годом.

В 1954 году генерал еще больше углубился в свои рукописи. Он начал второй том. Его жизнь становится спокойной и размеренной. Работа в любимом кабинете, прогулки по саду, иногда по окрестностям Коломбэ, общение с внуками, переписка с сыном, служившим на военном корабле, с родственниками, друзьями, соратниками. В Париж де Голль наезжал все реже, но тем не менее регулярно. Он останавливался, как обычно, в отеле «Ла Перуз», обязательно бывал на улице Сольферино. Он продолжал видеться со своими сторонниками, а также со всеми теми, кто хотел видеть его. Объединение французского народа, а вернее, то, что от него осталось, существовало уже само по себе. В течение 1954 года всего один раз, в июле месяце, де Голль пригласил к себе в Париж представителей департаментов. Генеральный секретарь объединения Луи Терренуар только дважды выезжал в провинцию, где присутствовал на департаментских заседаниях. Престало выходить периодическое издание РПФ. Голлистское движение на глазах угасало, или, по выражению французских историков, «погружалось в сон».

Тем временем голлисты-депутаты продолжали интегрироваться в систему Четвертой республики. В июне 1954 г. Премьер-министром стал радикал Пьер Мендес-Франс. В его кабинет вместе с представителями ЮДСР, радикалов и «независимых» вошли голлисты Жак Шабан-Дельмас, генерал Кениг, Кристиан Фуше и Морис Лемер. Что касается генерала де Голля, то в правящих кругах страны многие уже считали, что политическая карьера генерала завершена. Когда осенью 1954 года в Париж приехал новый посол СССР С. А. Виноградов, министр иностранных дел Франции Жорж Бидо сказал ему: « Ехать повидаться с де Голлем бесполезно. Он конченый человек».Однако даже в 1954 году, когда было совершенно ясно, что замысел с Объединением французского народа потерпел крах, де Голль все равно упрямо верил, что Франции не обойтись без него и рано или поздно она обратится к нему за помощью.

В самом конце 1954 года Луи Терренуара на посту генерального секретаря РПФ сменил Жак Фоккар. Но практически организации уже не существовало и возглавлять было нечего. Правда, лишь в следующем году де Голль официально объединение. Он распорядился приостановить сбор членских взносов и всякую деятельность на местах.

Так бесславно закончился второй большой этап голлистского движения – период деятельности РПФ. Многие исследователи голлизма считают, что он был самый ошибкой и неудачей де Голля. Можно ли с этим согласиться? Да, если рассматривать РПФ только как средство достижения власти. В таком случае генерал проиграл битву, в которую сам ввязался. Но можно ли корить его за то, что он добивался возвращения к власти? Стремятся к ней и получают ее многие, хотя по-настоящему достойных среди них единицы. Де Голль же, посвятивший всю свою жизнь беззаветному служению родине, пожалуй, как никто другой, имел право получить бразды государственного правления. К тому же генерал добивался своей цели не ради простого обладания власти, а во имя утверждения в политической жизни страны своих идей, в правоту которых он безгранично верил. А в том, что реальные обстоятельства показали, что путь к достижению власти был избран неверный, винить политика скорее всего не следует.

На РПФ же можно посмотреть с другой стороны – дать ему оценку как очередному этапу голлистского движения. Она однозначно положительна. За 1947-1953 гг. де Голль и его сторонники смогли добиться многого. Они всесторонне разработали идеологию голлизма, приобрели опыт участия в предвыборных кампаниях, создали разветвленную организацию на местах, словом, заявили о себе как о крупном политическом течении Франции. Весь этот опыт не пропал даром, а пошел только на пользу голлистскому движению на следующих этапах.

«Переход через пустыню»

Итак, в 1955 году голлистское движение переживало глубокий кризис и было фактически оставлено его лидером на произвол судьбы. Казалось, что ситуация была такой, что оно вообще должно было исчезнуть. Однако этого все же не произошло. Осенью 1955 года самые преданные сторонники генерала объявили о своем намерении продолжать борьбу за голлистские идеалы. Они провозгласили создание организации – Национального центра социальных республиканцев. Голлисты заявили, что их объединение – «партия верности генералу де Голлю» и что оно будет преследовать те же цели, что и РПФ. Позднее они сами назовут этот этап своей деятельности «переходом через пустыню».

К новой организации примкнули главным образом те, кто которые следовали за генералом де Голлем еще со времен второй мировой войны и затем первыми вошли в ряды РПФ. Председателем объединения стал Жак Шабан-Дельмас, генеральным секретарем – бывший региональный делегат РПФ Роже Фрей. В него также вошли известные голлисты, руководители, парламентарии и активисты РПФ Жак Сустель, Мишель Дебре, Эдмон Мишеле, Луи Терренуар, Раймон Трибуле, Андре Жарро, Раймон Дронн, Леон Дельбек, Люсьен Нейврит и др.

«Социальные республиканцы» занимались в основном парламентской деятельностью и выступали на страницах прессы. Голлистские депутаты и сенаторы ратовали за возвращение к власти своего вождя. С трибун Бурбонского и Люксембургского дворцов они критиковали политический режим Четвертой республики, требовали коренной реформы Конституции 1946 года.

Своеобразным голлистским центром в 1954 – 1958 гг. стал в Париже Дом Латинской Америки, находившейся тогда на площади Звезды. Почти каждую среду голлисты собирались на этой площади в полдень, чтобы позавтракать и обсудить насущные проблемы. Со временем еженедельные «голлистские завтраки» превратились в своего рода ритуал. Они продолжали собираться даже после возвращения к власти де Голля в 1958 году, когда многие сотрапезники стали занимать высокие государственные посты.

Среди лидеров Национального центра существовало две точки зрения о том, что делать голлистам без де Голля. Одни считали, что «социальные республиканцы» должны находиться в постоянной непримиримой оппозиции к «слабой системе» и добиваться её краха. Другие же более терпимо относились к политической системе Четвертой республики считали, что голлисты вполне могут вступать в соглашения с другими партиями, входить в правительственное большинство и занимать министерские посты. Главным представителем первого тактического движения был Мишель Дебре. Он стал преданным голлистом еще во время войны, сотрудничал с генералом в 1945-1946 гг., вступил в ряды РПФ, но находился все время в тени , не играя значительной роли. Но вот когда де Голль отошел от политики, Дебре вдруг выдвинулся на первый план. Он начал твердо проповедовать взгляды генерала после того, как тот сам перестал это делать, каким-то образом заполнив опустевшее место вдохновителя движения.

Главой второго тактического движения был Жак Шабан-Дельмас. Он считал, что голлизм как политическое течение вполне может быть внедрен в правящие круги Четвертой республики соседствовать в коалиционных кабинетах с правыми и центристскими группировками. К сторонникам второго направления можно также отнести Жака Сустеля. Он всегда ратовал за возвращение де Голля к власти только легальным путем и поэтому считал, что голлисты должны при возможности получать правительственные места и стараться, заняв их, отстаивать идеи голлизма.

Одной из важных особенностей голлистского движения периода «перехода через пустыню» было некоторое отдаление голлистов от своего вождя и идейного лидера. Конечно, они продолжали навещать де Голля в Коломбэ, виделись с ним, когда он приезжал в Париж, делились впечатлениями о происходившем, советовались. Но случалось это не часто, гораздо реже, чем во времена РПФ. Естественным следствием такого положения было то, что эволюция политических взглядов де Голля, с одной стороны, и голлистов – с другой, пошла по некоторым вопросам в разных направлениях. Образовавшееся таким образом различие во взглядах дало о себе знать сразу после того, как генерал вернулся к власти. Но что же в это время происходит с генералом. Главное, что удручало де Голля, заключалось во многочисленные признаках падения его влияния в массах. Как бы пытаясь пощупать пульс народа, он объявил, что впервые после 1945 года примет участие в торжественной церемонии у могилы Неизвестного солдата в День Победы. Об этом заранее сообщалось в газетах, и парижане приглашались на Елисейские поля. Но когда генерал прибыл к Триумфальной арке, он увидел, что народа собралось слишком мало, а восторг толпы оказался более чем умеренным. Генералу не удалось услышать «глас толпы», которому он всегда придавал столь решающее значение. Народ безмолвствовал. Поэтому де Голль принимает решение встать в стороне от внутренней борьбы и занять тем самым одинокую позицию беспристрастия и превосходства. Пожалуй, это была еще одна попытка отделаться от одиозного наследия РПФ. Наибольший интерес для генерала в это время представляют его «Военные мемуары». Это – история определенного времени в том виде, как она представлялась де Голлю. Исторический характер сочинения подчеркивается обширными документальными приложениями к каждому тому. Но точное воспроизведение документов далеко не достаточно для верного отражения эпохи. Важнее подбор этих документов. Характерно в этом смысле, что мемуары не содержат многих важнейших документов того времени.

Однако вернемся к голлистскому движению, так как в данный момент оно представляет наибольший интерес. Для них особенно сложное положение создалось накануне парламентских выборов 1956 года. «Социальные республиканцы» сначала не хотели заключать никаких предвыборных соглашений. Однако без них для голлистов шансы попасть в парламент равнялись бы почти нулю. Голлистское движение без де Голля не могло рассчитывать на успех. Раймон Трибуле пишет: «мы понимали, что находимся под угрозой исчезновения». Поэтому накануне выборов Жак Шабан-Дельмас заключил от имени голлистского объединения союз с Республиканским фронтом.

Предвыборная кампания для голлистов была крайне тяжелой. Почти не было средств ее финансировать. «Хвала и слава тем смельчакам…- восклицает один из голлистских кандидатов 1956 г., — которые не опустили руки в трудную минуту, и, не надеясь на удачу, все же выступили под знаменем голлизма». Выборы принесли большой успех левым партиям. На первое место вышла Французская коммунистическая партия, которая набрала 25,6% голосов избирателей и получила 150 мандатов в Национальном собрании, в то время как «социальные республиканцы» сумели собрать лишь 4,4% голосов и получили 21 мандат. Это было страшное поражение, но голлисты были к нему готовы. После выборов Центральный Комитет ФКП предложил руководству партий радикалов и СФИО создать левое правительство на основе соглашения трех партий. Но лидеры СФИО и радикалов отвергли это предложение. Кабинет сформировал Ги Молле. В него вошли партии Республиканского фронта. Жак Шабан-Дельмас занял в правительстве пост государственного министра.

Кабинет Ги Молле просуществовал почти полтора года (январь 1956 – май 1957). За необычайно «долгий» срок своего существования он совершил все мыслимые и немыслимые глупости, которые неумолимо вели Четвертую республику к гибели. Лидер социалистов как будто специально добивался этого. Еще 30 ноября 1956 года де Голль сказал Жану Турну: «Если только эти глупцы не будут продолжать вести свою идиотскую политику, у меня мало шансов прийти к власти». Да, именно в этой благоприятной обстановке голлисты делали все возможное и невозможное, чтобы подготовить приход де Голля к власти. Они решили провести по всей Франции серию митингов и банкетов с целью пропаганды голлизма. Однако сам де Голль очень осторожно относился к своим соратникам, а подчас даже с презрением относился к тем, кто слишком часто уверял его в своей верности. Рассуждая однажды о своих политических перспективах, он вдруг заметил: «Возвращение к власти? Де Голль, да.., но без голлистов».Вождь движения, как всегда, жил в Коломбэ. Ему минуло 67 лет, и он старел. Де Голль, конечно, знал о кампании, развернутой его сторонниками, но оставался к ней безучастным и сам не делал никаких публичных заявлений.

В мае 1957 года правительство Ги Молле пало. Теперь голлисты с невиданной решимостью начинают добиваться своей цели. Во время нового кризиса Национальный совет социальных республиканцев потребовал сформировать «правительство общественного спасения под председательством лица, престиж и авторитет которого признан всеми французами». Речь шла, естественно, о де Голле. Однако его час еще не пробил. Пока в его пользу складывалось лишь настроение, а не соотношение политических сил. 12 июня, после обычного дележа портфелей и разных сделок, формируется правительство правого радикала Буржес-Монури. В отличие от правительства Ги Моле, имевшего «социалистическую окраску», это был вполне правый, реакционный и бездарный кабинет. Его политика во всех направлениях продолжала и углубляла слабую, колеблющуюся линию предыдущего правительства. Буржес-Монури продержался у власти всего два с половиной месяца. Но уже 30 сентября, не без участия Жака Сустеля, был свергнут и начался новый, 18-й правительственный кризис. Он продолжался 35 дней и оказался невиданно сложным и напряженным. Новый кабинет пытались сформировать сначала Ги Молле, потом Р. Плевен, А. Пине, М. Шуман, снова Ги Молле… Только страх перед гигантским забастовочным движением заставил в конце концов всех представителей основных некоммунистических партий отодвинуть на второй план разделявшие их противоречия и сформировать правительство из представителей девяти партий во главе с Феликсом Гайяром. В основных вопросах – Алжир и экономика – Гайяр начал проводить еще более консервативную и авантюристическую политику. При Гайре авторитет Четвертой республики необычайно упал.

Однако на фоне таких безрадостных событий, кампания по возвращению де Голля к власти только ширилась. В начале 1958 года «социальные республиканцы» решили, что самая благоприятная почва для их агитации сложилась в Алжире. Они хорошо понимали, что генерал де Голль еще со времени второй мировой войны пользовался огромным авторитетом в армии. К тому же он всегда был известен как твердый сторонник «сильной власти», которой, по мнению командования французской армии в Алжире, так не хватало для разрешения «алжирской проблемы». Когда-то, двенадцать лет назад, де Голль выиграл в Алжире «решающий бой» против Жиро. Алжирская земля стала для него счастливой. Может быть, и на этот раз ей суждено было принести удачу. Они послали в Алжир в качестве официальных представителей министерства голлистов Леона Дельбека и Люсьена Нейврита. Основной целью деятельности посланников должна была стать агитация за возвращение к власти генерала де Голля, а также привличение на их — сторону двух основных сил, отстаивающих лозунг «французский Алжир», — ультраколониалистов и командование армии. В них голлисты увидели своих возможных сторонников, которые могли бы помочь вернуть де Голля к власти.

Голлисты и крушение Четвертой республики.

И вот в 1958 году голлисты становятся инициаторами и героями настоящей авантюры, иногда походящей на остросюжетный детектив. Тогда как их лидер продолжал жить затворником в уединенном уголке Шампани, они решили предпринять все возможное, чтобы генерал из отшельника превратился в главу государства.

В январе 1958 года Дельбек и Нейврит появились в Алжире. Они создали в г. Алжире так называемую «Антенну», личное представительство министерства обороны, имеющее прямую связь с Парижем. Через Антенну Дельбек изо дня в день информировал Шабан-Дельмаса обо всех алжирских событиях и получал указания голлистских лидеров.

Дельбек сразу установил контакт с организациями алжирских ультраколониалистов – с Союзом северо-африканских французов, Организацией сопротивления французского Алжира и Ассоциацией французских студентов, живущих в Алжире. Основной целью этих объединений было сохранение господства Франции в Алжире. Все они проповедовали идею «французского Алжира». Дельбеку удалось объединить все эти организации в так называемый Комитет бдительности под лозунгом борьбы за «французский Алжир» и уже в его рамках начать агитацию за возвращение к власти де Голля. Последнее оказалось не таким простым делом, так как лидеры «ультра» отнюдь не считали своей задачей содействие приходу к власти де Голля.

Так первые контакты были завязаны. Теперь Дельбеку предстояло связаться с теми, кто вершил все дела в «заморских департаментах».

В Алжире почти вся полнота власти находилась в руках армейского командования. Выше него стоял лишь министр- резидент. В начале 1956 года Жака Сустеля на этом посту сменил социалист Роббер Лакост. Он сочувственно относился к алжирским «ультра» и их идеям, был сторонником подавления национально-освободительного движения алжирцев. Вторым лицом в официальной иерархии, а фактически и главным представителем власти в Алжире был главнокомандующий французскими войсками генерал Рауль Салан, назначенный на этот пост в начале 1956 года.

Наиболее сложной и таинственной оставалась тактика самого де Голля. Даже верным сторонникам он не говорил ничего определенного о своих намерениях. Только в последние дни апреля он сказал некоторым из них, что ответит положительно, если «армия и народ» призовут его к власти.

Между тем с начала мая 1958 года события приобретают стремительный характер и начинается агония Четвертой республики, продолжавшаяся целый месяц. Об этом во Франции написано и напечатано много объемистых книг, напоминающих детективные романы. Их авторы пытаются разобраться в событиях, приобретавших порой облик хаотической лавины. При этом чаще всего такое копание во французском политическом муравейнике не приводит к ясным результатам.

Сигналом и поводом для непосредственного выступления алжирских мятежников послужило известие о невозможности создать правительство, которое взялось бы осуществить программу «ультра», и слухи о том, что в парламенте дело идет к формированию кабинета, склонного к переговорам с целью прекращения войны или, как говорили лидеры «ультра», к отказу от Алжира. Даже фигура Плевена вызывала их тревогу, поскольку он якобы тайно стремился к переговорам с повстанцами. 26 апреля в алжирской столице организуется (не без участия Дельбека) демонстрация нескольких тысяч сторонников «французского Алжира».

4 мая выясняется, что Плевен сталкивается с новыми трудностями в формировании своего кабинета. И хотя торг из-за министерских портфелей еще продолжается, президент республики Ренэ Коти 5 мая поручает своему военному секретарю встретиться с сотрудниками де Голля и выяснить через них вопрос о том, какие условия он ставит для своего возвращения к власти. Вскоре люди де Голля ответили, что генерал считает обычную процедуру формирования правительства совершенно неприемлемой для него. Такой ответ был попыткой оттянуть время и подождать, пока произойдут такие события, которые наверняка заставят депутатов голосовать за де Голля. А эти события надвигались. После провала попыток Плевена президент 8 мая поручает формирование нового правительства лидеру МРП Пьеру Пфлимлену. Он предлагал вполне правую программу, отвечавшую новым устремлениям крупной буржуазии. Это и вызвало взрыв ярости среди поборников «французского Алжира». В ночь с 9 на 10 мая президент получил ультимативное письмо от генералов Салана, Аллара, Жуо и Массю, в котором содержалась открытая угроза военного мятежа. Отметим, однако, что имя де Голля в ней не упоминалось.

Главные события развернулись 13 мая. В этот день по призыву «Комитета бдительности», объединившего представителей 17 фашистско-колонизаторских организаций, в городе Алжире должна была состояться всеобщая забастовка и демонстрация. А в этот же самый день в Париже депутаты парламента собрались для обсуждения вопроса об утверждении полномочий Пфлимлена на формирование правительства. Однако обстановка резко изменилась, когда депутатам объявили, что в Алжире произошел мятеж.

Там в этот прекрасный солнечный день все магазины и учреждения после полудня закрылись и центр заполнился сторонниками «ультра». Они и еще несколько сотен активистов, возглавляемые главой молодежной экстремистской организации Пьером Лагаярдом, устремились к площади Клемансо. Охранявший здание отряд республиканской безопасности, бросив несколько гранат со слезоточивым газом и не сделав ни одного выстрела, быстро отступил. Нападавшие ворвались в здание и начали погром. В результате переговоров генералов Масю и Салана с восставшими был образован Комитет общественного спасения. В него вошли около 30 человек, в основном представители «ультра». Таким образом, стало ясно, что командование алжирской армии присоединилось к антиправительственному мятежу. Правда пока была не ясна позиция главнокомандующего генерала Салана.

В Алжире весь день 14 мая прошел в замешательстве. Военные заявили, они не мятежники и могут даже ликвидировать «Комитет общественного спасения», если он не будет подчиняться военным властям. Возник конфликт между военными и гражданскими «ультра». Что же касается Салана, то он мучительно колебался вплоть до 15 мая, когда ему надо было выступать перед огромной толпой, снова собравшейся на форуме. Он произнес короткую речь, закончив ее лозунгом: «Да здравствует французский Алжир!» и уже отодвинулся то микрофона. Но стоявший за его спиной Дельбек вдруг решительно задержал генерала, громко прошептав ему на ухо: «Кричите: Да здравствует де Голль!». Салан машинально повторил призыв, радио разнесло его, а толпа ответила бурной овацией. Волей — неволей, но все-таки решающие слова были произнесены, и таким образом главнокомандующий фактически присоединился к мятежникам. После распространения известия о заявлении Салана на улице Сольферино-5 в Париже телефон просто разрывался, а вопрос был один и тот же: как генерал прореагировал на слова Салана? Ровно в пять часов вечера об этом узнали все. Ответом была первая декларация де Голля: «Деградация государства неизменно влечет за собой отчуждение союзных народов, волнение внутри нации, утрату независимости. Вот уже 12 лет, как Франция пытается разрешить проблемы, непосильные для режима партий, и идет к катастрофе. Некогда, в тяжелый для нас час, страна доверилась мне, чтобы я повел ее к спасению. Сегодня, пред лицом вновь возникающих испытаний, пусть страна знает, что я готов облечь себя властью республики». Итак, де Голль впервые открыто заявил, что он готов вновь встать во главе государства». В качестве предварительных условий де Голль требовал предоставления ему чрезвычайных полномочий и отмены конституции 1946 года.

Коммунистическая партия решительно выступила в защиту конституции и демократических свобод, но другие левые группировки не поддерживали ее. Мендес-Франс и Миттеран выступали против передачи власти де Голлю, а Ги Молле вступил с ним в негласные переговоры.

28 мая 1958 года Пфлимлен, заранее договорившись с де Голлем, подал в отставку. Президент республики Коти объявил, что он решил обратиться «к самому знаменитому из французов», генералу де Голлю – с предложением сформировать правительство «национального спасения». Коти угрожал подать в отставку, если парламент не утвердит полномочия де Голля. Все главные партии, за исключением коммунистов, поддержали де Голля. В состав его правительства согласились войти «независимые», члены МРП, несколько радикалов и два социалиста, в том числе генеральный секретарь СФИО Ги Моле.

1 июня 1958 года генерал де Голль представил Национальному собранию программную декларацию своего правительства. «Своеобразный человек, которому предстояло возглавить правительство, пожелал и необычной процедуры для вступления в свои новые обязанности». Он прибыл в Национальное собрание один, без сопровождения министров; огласил краткую декларацию ( чтение которой всего заняло 8 минут) , и немедленно удалился, предоставив депутатам решать вопрос в его отсутствие. В своей речи он все так же требовал предоставления ему чрезвычайных полномочий, а также получение мандата на реформу конституции, которая сохранит «основу республиканского режима».

Большинством в 329 голосов против 224 Национальное собрание выразило доверие правительству де Голля. Его поддержали независимые, члены МРП и РПФ, примерно две трети радикалов и около половины социалистов, последовавших за Ги Моле .Против голосовали коммунисты, половина социалистов, треть радикалов во главе с Мендесом-Франсом и отдельные политические деятели, в том числе Ф. Миттеран. На следующий день правительство де Голля получило чрезвычайные полномочия и разрешение разработать проект новой конституции. После этого Национальное собрание было распущено «на каникулы» и более не собиралось.

Четвертая республика фактически перестала существовать.

Для голлистов мятежом 13 мая и возвращением к власти де Голля закончился, пожалуй, самый трудный период их деятельности. По словам Дельбека, 13 мая они «наконец обрели свой дом после изнурительного пути, во время которого все порой казалось обреченным на провал и гибель. Но это было лишь окончанием одного этапа. Нужно было вновь обрести силы и идти дальше». Действительно, 1 июня для генерала и его сторонников закончился «переход через пустыню». Они наконец вернулись к власти. Но эту власть еще нужно было удержать и упрочить. Де Голлю и голлистам предстоял теперь завершающий отрезок пути в борьбе за нее.

Возрождение голлистского движения. Основание Пятой республики. Приход к власти де Голля

Референдум 28 сентября 1958 года.

Одним из первых мероприятий, проведенных де Голлем после его прихода к власти, была поездка в Алжир. Он отправился туда, чтобы умиротворить армию и ультраколониалистов. Алжирские «ультра» очень настороженно отнеслись к только что созданному правительству, так как в нем не было ни одного откровенного сторонника идеи «французского Алжира». Но, несмотря на это, генералу был оказан очень радушный прием, и он в своих выступлениях постарался убедить «ультра» в солидарности с ними.

Теперь нужно было утверждать свою власть в Париже. 13 мая де Голль патетически заявил французам: «Дорога тяжела, но как она прекрасна! Цель трудна, но как велика! Итак, начало заложено. Идемте же дальше!».

По возвращении из Алжира генерал занял Матиньонский дворец – резиденцию премьер-министра – и продолжил консультации по формированию своего кабинета. Ему помогали в этом Жорж Помпиду и Оливье Гишар.

Свою первоочередную задачу де Голль и его ближайшие сторонники видели в разработке новой конституции. К концу июля текст конституции был составлен, одобрен правительственным комитетом и передан на рассмотрение так называемому Конституционному консультативному комитету. Он заседал более полумесяца и внес поправки дополнения в проект.

28 сентября 1958 года во Франции состоялся третий после освобождения референдум по конституционным вопросам. Избирателям предлагалось высказать свое мнение о проекте новой конституции, подготовленном правительством де Голля. Проект существенно отличался от конституции Четвертой республики. В нем лишь в общей форме упоминалось о демократических правах и свободах, подробно перечисленных в преамбуле конституции и 1946 года. Деятельность политических партий ограничивалась обязательством «уважать принципы национального суверенитета и демократии».

Если в Четвертой республике средоточием высшей власти считался парламент, то в проекте новой конституции центральное место отводилось президенту. Президент республики, избираемый на семь лет сложной системой косвенного голосования (а не парламентом, как при Четвертой республике), провозглашался гарантом национальной независимости и территориальной целостности Франции. Он становился верховным арбитром, обеспечивающим «нормальное функционирование государственных органов и преемственность государства». Согласно проекту президент являлся главой правительства и главнокомандующим. Он назначал премьер-министра и (по его представлению) других членов правительства, осуществлял назначения на все высшие военные и гражданские должности. Президент подписывал и публиковал законы. Он пользовался правом вернуть любой закон на повторное рассмотрение или – минуя парламент – вынести проект закона на референдум. В случае6 конфликта с парламентом президент имел право распустить Национальное собрание и назначить новые выборы. Статья 16-я давала право президенту возможность объявлять чрезвычайное положение и брать в свои руки всю полноту власти.

Законодательная же власть в принципе принадлежала парламенту, состоящему из двух палат. Национальное собрание избиралось прямым всеобщим голосованием сроком на пять лет. Вторая палата, обладающая правом задерживающего вето, вновь стала называться Сенатом. Сенат избирался косвенным голосованием, обновляясь каждые три года на одну треть. По сравнению с конституцией 1946 года полномочия парламента существенно ограничивались. Продолжительность парламентских сессий и, следовательно, и время активного функционирования парламента сокращались. Контроль парламента над деятельностью исполнительной власти становился трудно осуществимым. Национальное собрание (как и Сенат) не могло ни контролировать президента, ни сместить его. Оно могло лишь добиться отставки правительства. Однако вместо того, чтобы уволить правительство, президент мог распустить Национальное собрание и назначить новые выборы.

Коммунистическая партия критиковала антидемократические тенденции проекта конституции и призывала голосовать против него. Кроме компартии, против правительственного проекта выступали сторонники Мендеса-Франса и Миттерана, часть социалистов, а также пужадисты, считавшие проект новой конституции слишком либеральным. Все остальные политические партии, в том числе и руководство СФИО, поддержали правительственный законопроект.

В течение лета голлисты направили все свои силы на то, чтобы предстоящий референдум дал положительный результат. 17 июня было создано «Движение за Пятую республику». Во главе его встали Жак Шабан-Дельмас и Луи Пастёр Валлери Радо, известный ученый-медик, входивший ранее в состав РПФ. 22 июля «Движение за Пятую республику» было переименовано в «Гражданский союз за референдум». Новое название стало еще конкретнее отражать его цели.

В течение всего сентября руководители голлистских организаций вели подготовку к референдуму. Центр по проведению кампании находился в здании министерства информации. Вся его деятельность в эти дни проходила под девизом: «Франция – референдум – информация». Голлисты постарались, чтобы практически вся Франция покрылась огромными афишами: «Да референдуму – да Франции». Однако кампания «Нет референдуму» тоже велась достаточно активно. Правда, социалисты и радикалы, противники Конституции, не захотели сотрудничать с коммунистами. Поэтому она практически целиком легла на плечи ФКП.

Но сторонники Конституции оказались сильнее. 28 сентября 79, 25% голосовавших ответили «да» и лишь 20, 75% — «нет». Отметим, что отличительной чертой этого плебисцита был необычайно высокий процент голосовавших.

Генерал де Голль и его единомышленники добились своей цели. Конституция 1958 года вошла в силу и стала основным законом Франции. Правда, как показали опросы общественного мнения, собственно за проект конституции голосовало 32% населения, 26% французов заявили, что они голосовали за самого де Голля, и 32% — за конституцию и де Голля одновременно. 10% не дали ответа на вопрос. Известный социолог Раймон Арон писал: «Пятую республику породил осененный благодатью вождь». В связи с этим французские социологи определяли власть де Голля в качестве «харизматической», то есть «провиденциальной», основанной не на законах, программе или объективных социальных процессах, а на инстинктивной вере в его особые качества, на чувстве доверия и влечения к нему. Разумеется, в такого рода «психоанализе» отражается какая-то доля истины, хотя не менее важное значение имело и массовое недовольство плачевными итогами деятельности лидеров Четвертой республики.

Выборы в Национальное собрание. ЮНР.

После референдума все политические партии Франции начали готовиться к выборам в Национальное собрание. Такая же задача стояла и перед голлистами, которые, естественно, должны были выступить на выборах в рамках единой партии. Её создание было немедленно провозглашено голлистами 1 октября 1958 года. Партия получила название за новую республику (ЮНР). В нее вошли четыре организации, из которых состоял Комитет по координации голлистских движений: Гражданский союз за референдум, руководимый Шабаном-Дельмасом; Союз за французское обновление, возглавляемый Сустелем и Пикаром; Республиканский конвент под председательством Дельбека и Фуркад; «рабочие комитеты» во главе с Марсене и Вейсьером. К этим объединениям также присоединился Комитет информации об Алжире и Сахаре. Лидеры ЮНР представили себя как «единственную всецело преданную идеям и личности де Голля». Однако сам генерал отказался встать во главе ее, так как стремился представить себя арбитром, отстаивающим интересы всей нации в целом.

По мере того как политические партии страны рассматривали вопросы о предвыборных блоках, совет министров обсуждал порядок проведения предстоящих выборов. Все министры были едины в том, чтобы упразднить принцип пропорционального представительства, практиковавшегося при Четвертой республике. Его было решено заменить мажоритарной системой выборов, существовавшей в межвоенный период. Между министрами разгорелись споры по поводу выбора конкретного варианта голосования. Одни из них ратовали за проведение голосования списком, другие же – за поименное. Однако в начале октября де Голль высказался в пользу поименного голосования. Его решение было введено в силу правительственным указом 13 октября. Чем было вызвано принятие такой альтернативы? Скорее всего, генерал опасался, что решение вопроса в пользу голлистской партии вызовет недовольство в рядах традиционных французских партий и его обвинят в стремлении к единовластию. Введение системы поименного голосования, не выгодного для ЮНР, вызвало некоторое замешательство в его рядах. Но решение де Голля не обсуждалось. Партия продолжала готовиться к выборам. На протяжении нескольких недель члены Центрального комитета во главе с Роже Фреем тщательно изучали личные дела своих кандидатов. Критерием их выставления была преданность делу голлизма.

23 ноября состоялся первый тур парламентских выборов. На лицо было два непредвиденных результата. Во-первых, значительный урон понесла Французская коммунистическая партия. По сравнению с выборами 1956 года она потеряла 1,5 млн. голосов. Во-вторых, очень большого успеха добилась ЮНР. Она получила 3,6 млн. голосов и 17,6 % от общего числа избирателей.

Второй тур подтвердил и расширил результаты первого. ЮНР собрала 5,2 млн. голосов. Она вышла на первое место и получила 188 мандатов в Национальное собрание. Французская коммунистическая партия набрала 18,8% голосов, но по причине мажоритарной системы выборов получила всего 10 мандатов в Национальное собрание.

После выборов можно было подвести итог: в общих чертах составить представление о новой голлистсткой партии. 55% избирателей ЮНР составили женщины, которые по своим политическим представлениям являются более консервативными, чем мужчины. Электорат ЮНР был относительно молодым по своему составу. Самый большой процент составляли люди 30 до 44 лет, то есть те, политические взгляды которых сложились в период второй мировой войны и освобождения Франции, когда был очень велик престиж генерала де Голля.

9 декабря начало свои заседания Национальное собрание. В зале заседаний депутаты ЮНР отказались занять скамьи правых и даже центра. Они заявили, что представляют всех французов, и в знак этого расселись вдоль всего амфитеатра Бурбонского дворца. В тот же день голлистсткие депутаты дали обязательство, что их деятельность не будет направлена против установок собственной партии. Видимо, лидеры ЮНР стремились оградить новую голлистскую парламентскую группу от возможного повторения раскола, происшедшего некогда в парламентской группе РПФ.

Итак, после парламентских выборов стало окончательно ясно, что в политическую жизнь страны вошла новая крупная правая партия – ЮНР. В Национальном собрании отныне заседало почти 200 ее депутатов. Они не имели абсолютного большинства, но занимали более трети мест. В руководстве партии было сильное крыло, близкое к ультраколониалистским взглядам. Лидеры ЮНР заявили о своей полной солидарности с действиями одного человека — генерала де Голля. Разумеется, сложившаяся ситуация была необычной для Франции. Страна не знала такого на протяжение по крайней мере полувека своей истории.

В декабре 1958 года генерал де Голль, которому только что исполнилось 68 лет, был избран президентом Франции. Он назначил премьер-министром своего давнего соратника Мишеля Дебре, активного деятеля Сопротивления, одного из авторов проекта конституции 1958 года и основателей партии ЮНР. Решающие посты в правительстве Дебре заняли представители ЮНР. В правительство вошли также «независимые», члены МРП и один радикал. Руководство Социалистической партии на этот раз предпочло не участвовать в правительстве.

Заняв пост президента Франции, генерал де Голль сосредоточил в своих руках основные рычаги управления и установил режим «личной власти». Военная и внешняя политика, а также политика в Алжире были официально «резервированным» за президентом сектором, которым он руководил лично. Совет министров превратился при де Голле в своего рода совещательный орган, где министры не голосовали, а лишь высказывали свое мнение. Все основные решения принимал президент, и нередко даже члены правительства узнавали о них из газет. Именно поэтому, пожалуй, можно объяснить обвинения ЮНР в фашистских тенденциях. О них говорили коммунисты, социалисты и даже некоторые представители либерального крыла буржуазии. Французские коммунисты называли ЮНР партией «крупного капитала» и «личной власти». Одной из ее основных черт они считали внутреннюю предрасположенность к фашизму, которая сводилась к обожествлению личности де Голля, к созданию культа личности вождя, который думает и действует за всех».

Время показало, что подобные утверждения были необоснованными. Они являлись скорее исторических параллелей, нежели глубокого анализа сложившейся ситуации. Конечно же, Конституция 1958 года значительно усилила исполнительную власть и урезала права парламента. Тем не менее во Франции сохранились все существующие доныне буржуазно-демократические порядки. Ни о каком установлении диктата фашистского типа не было и речи. ЮНР, поддерживая действия своего вождя, генерала де Голля, укрепила установленную им республику президентского типа.

Заключение

«Париж стоит обедни!» — говорил Генрих IХ, а де Голль, возвращаясь вечером 2 июня в свой отель, бросил на ходу: « Я выиграл партию!»

Но и осознание долгожданной победы, которая сразу дала ему небывалые возможности для действия, не избавило его от склонности всему придавать мрачную, пессимистическую окраску. Его угнетала собственная старость. « Я пришел к власти с опозданием на десять лет… Если бы я мог рассчитывать на то, что у меня еще есть впереди десять лет…» Да, он не раз говорил, что нельзя брать на себя высшую ответственность в возрасте старше шестидесяти лет. А ему было 68.Тем более поразительно, что именно тогда начиналась новая полоса жизни генерала, когда он проявлял такую энергию, волю, целеустремленность, страсть к действию, что окружающие его более молодые люди приходили в изумление. Он как бы подтверждал известную истину о том, что старость – это иллюзия молодости. К тому же, как уже неоднократно повторялось, для своих соотечественников де Голль был прежде всего олицетворением независимости и величия Франции в тот период ее истории, когда она, казалось, уже бесповоротно превратилась во второразрядную страну.

Все эти обстоятельства создавали де Голлю исключительный авторитет и популярность. Восхищение вызывали личные качества этого необыкновенного человека, его характер, мужество, твердость, культура, так же как его истинный дух независимости, любовь ко всему, вера в себя и в свое дело. Но, с другой стороны, Шарль де Голль совсем не был идеальным образцом всех человеческих добродетелей и безупречно прогрессивных убеждений. Он часто действовал как консервативный, реакционный политик, он жил объективно, каковы бы ни были его субъективные намерения, обреченному миру капитализма. Подчас циничный и надменный, он презирал людей (даже многих своих сторонников) и, уверовав в свою непогрешимость, совершал непростительные ошибки (об этом свидетельствуют некоторые факты). Сам де Голль говорил: «Меня надо было брать или таким, каков я ест, или не брать совсем».

Однако прошло уже много лет с той ночи 28 апреля 1969 года, когда по национальному радио прозвучали слова де Голля: «Я прекращаю выполнение обязанностей президента Республики». За это время произошли огромные, подчас драматические изменения во Франции, В Европе и в мире. К власти пришло новое поколение политических лидеров, многие из которых, однако, с огромным интересом обращаются к историческому наследию выдающегося политического деятеля ХХ века.

Подобный интерес тем более обоснован, что это наследие отнюдь не ограничивается многочисленными публикациями, принадлежащими перу покойного генерала. Своей относительной стабильностью Франция в основном обязана той конституции и сильной президентской вертикали, которые легли в основу созданной де Голлем V республики. И не только Франция. Не случайно именно французский опыт был заимствован при создании Конституции демократической России. Не будет сильным преувеличением утверждение, что именно в тех сферах, где Франция сохраняет относительную верность наследию де Голля, ее международный авторитет наиболее высок (политика в Африке, на Ближнем Востоке, статус привеллигерованного партнера России на Западе). Нельзя также пройти мимо того, что многим современным политическим лидерам Франции, да и не только, не хватает той отваги, уверенности в себе и самостоятельности действий, которые были присущи генералу на его пути к власти.

Список используемой литературы

Арзаканян М. Ц. Де Голль и голлисты на пути к власти.- М.: Высш. шк., 1990.- 240 с. (библиотека историка).

Молчанов Н. Н. Генерал де Голль. М., «Международные отношения», 1973 г. 496 стр.

Наумова Н, Н. Кризис партии «Объединение французского народа» (1952). Из истории борьбы в странах Западной Европы в новейшее время., Ярославль, 1988.

Новая и новейшая история стран Европы и Америки. ХХ век. В 3-ех частях/ Под ред. А. М. Родригеса и М. В. Пономарева. — М.: Гумм. изд. центр ВЛАДОС, 2001.-Ч. 2., 1945-2000.

Смирнов В. П. Новейшая история Франции. 1918-1975: Учебное пособие для студентов вузов. – М.: Высш. школа, 1979.- 376 с., ил.

Григорьева А. «Эхо планеты». «Три вершины Шарля де Голля», 1998 г., №1

Дубинин Ю. В. «Новая и новейшая история». «О Шарле де Голле». 2001 г., №1

Смирнов В.П. «Вестник МГУ. История». «Человек бурь», 2000 г., №6

В работе будет рассмотрен период с 1946 по 1958 год.

Текст конституции 1946 года опубликован в сборнике «Конституции буржуазных государств Европы». М., 1957, с. 945-970.

Цит. по Арзаканян М. Ц. Де Голль и голлисты на пути к власти. – М.: Высш. шк., 1990. – 240 с. (Б-ка историка)

Аппарантирование – возможность различных партий заключать соглашение и суммировать полученные голоса при подсчете результатов выборов с целью получения дополнительных парламентских мандатов.

Наумова Н. Н. Кризис партии Объединение французского народа (1952 г.). Ярославль, 1988. С.74.

Цит. по Арзаканян М. Ц. Де Голль и голлисты на пути к власти. – М.: Высш. шк., 1990.- 240. (б-ка истрика)

Наринский М. М. Борьба классов и партий во Франции. 1944- 1958. М., 1983. С. 173.

Наумова Н. Н. Кризис партии «Объединение французского народа», Ярославль, 1988. С. 77.

Цит. по Арзаканян М. Ц. Де Голль и голлисты на пути к власти. – М.: Высш. шк.., 1990. – 240 с.

Цит. по: Молчанов Н. Н. Генерал де Голль. М., !988.

Цит. по: Смирнов В. П. Новейшая история Франции. 1918-1975: Учебное пособие для студентов вузов.- М.: Высш. шк., 1979. – 376 с., ил.

Во Франции по многовековой традиции полдень – время второго, плотного завтрака.

История Франции. М. 1973. Т. 3. С. 389.

Цит. по Молчанов Н. Н. Генерал де Голль. М., «Международные отношения», 1973., 496 стр.



Страницы: 1 | 2 | Весь текст