ответственность казны финансово-правовые


На правах рукописи

ТАРЛО АНТОН ЕВГЕНЬЕВИЧ

                      

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ КАЗНЫ: ФИНАНСОВО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ                

12.00.04 – Финансовое право; налоговое право; бюджетное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата юридических наук

Москва — 2013

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова»

Научный руководитель кандидат юридических наук, доцент

Ивлиева Марина Фёдоровна

Официальные оппоненты: Винницкий Данил Владимирович

доктор юридических наук,

профессор, ФГБОУ ВПО «Уральская

государственная юридическая

академия», заведующий кафедрой

финансового права

Латыпова Елена Ураловна

кандидат юридических наук,

ФГБОУ ВПО «Московский

государственный институт

международных отношений

(Университет) Министерства

иностранных дел России»,

старший преподаватель кафедры

административного и финансового

права

Ведущая организация ФГБОУ ВПО «Саратовская

государственная юридическая

академия»

Защита диссертации состоится 28 мая 2013 года в 14.30 на заседании диссертационного совета Д 212.123.05, созданного на базе ФГБОУ ВПО «Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)», 123995 г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, д. 9, зал заседаний диссертационного совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)».

Автореферат разослан __________________ 2013 года.

Учёный секретарь

диссертационного совета

доктор юридических наук, профессор Ю.И.Мигачев

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловлена возросшим значением института ответственности казны: споры с государством занимают все более весомое место в российской судебной и арбитражной практике; значителен процент дел в практике Европейского суда по правам человека, по которым российское государство обязывается возместить причиненный ущерб российским гражданам; возросло количество дел, связанных с отчуждением у российского государства принадлежащей ему собственности по решению российских и иностранных судов, и т.д.

Тем не менее в российской юридической науке до сих пор не было исследования, которое бы освещало не частные случаи ответственности казны (например, возмещение казной вреда, причиненного предпринимателям, или выплаты из казны компенсаций жертвам политических репрессий и т.п.), а подвергало исследованию данный правовой институт во всём многообразии общественных отношений, урегулированных его нормами.

В дореволюционный период развития российской юриспруденции (в конце XIX – начале XX веков) большинство работ по ответственности казны посвящалось главным образом изучению истории института ответственности казны, а также анализу доктрин, разработанных западноевропейскими исследователями. Это присуще даже выдающемуся исследованию Н.И. Лазаревского «Ответственность за убытки, причиненные должностными лицами». Такое положение дел во многом было обусловлено тем, что в России институт ответственности казны в тот период только зарождался, поэтому ни законодательство, ни судебная практика не предоставляли значительного материала для теоретического исследования.

В послереволюционный период проблематика ответственности казны почти не подвергалась теоретической разработке в отечественной правовой науке. Хотя в советском праве формально содержались нормы, позволявшие привлекать государство к ответственности, данные нормы в большинстве своем оставались декларациями, не реализуемыми на практике. Хозяйственная деятельность государства и созданных им предприятий и учреждений строилась на основе принципов плановой, а не рыночной экономики; в ней преобладал принцип административного регулирования (командно-административная система); вследствие сложившихся правовых отношений привлечь государство к имущественной ответственности было крайне затруднительно. Нормы об ответственности за вред, причиненный незаконными действиями или бездействием, а также актами государственных органов и должностных лиц, располагались в советском праве без какой-либо системы и формулировались довольно скупо (так, наиболее ранние советские законы в данной сфере даже не предоставляли гражданам и юридическим лицам права обжаловать незаконные акты государственных органов и должностных лиц). Необходимо также учитывать, что применение подобных норм было затруднено, а то и вовсе невозможно в силу известных трагических периодов советской истории. Все это привело к тому, что в советское время институт ответственности казны практически не получил своего теоретического осмысления.

Сам термин «казна» в советское время постепенно переставал употребляться в законодательных актах, однако в некоторых нормативно-правовых актах он встречался еще довольно продолжительное время. Именно изучению и теоретическому осмыслению термина «казна» (а не института ответственности казны) и были посвящены в большинстве своем работы советских юристов.

Восстановление интереса к институту ответственности казны было вызвано демократизацией российского государства. В конце восьмидесятых – начале девяностых в России появляются исследования, посвященные правам на имущественные компенсации лицам, пострадавшим от политических репрессий. Впоследствии интерес к институту ответственности казны был связан с отысканием возможности взыскать с государства вред, причиненный интересам предпринимателей (возмещение ущерба, причиненного незаконной проверкой, незаконным актом или решением государственного органа или должностного лица и т.д.).

Большинство работ современных исследователей посвящено институту ответственности казны только с точки зрения ответственности государства за вред, причиненный незаконными действиями или бездействием, а также актами государственных органов и должностных лиц. Не подвергается серьезному разбору ответственность казны в гражданско-правовых отношениях (субсидиарная ответственность по долгам учреждений и казенных предприятий, деликтная ответственность государства, договорная ответственность государства), в международно-правовых отношениях и т.д., не предпринимаются попытки объединить различные частные случаи ответственности казны с точки зрения единого правового института.

Важно отметить, что проблематика ответственности казны почти не подвергалась рассмотрению со стороны исследователей финансового права. До октябрьской революции ответственность казны анализировалась в работах исследователей конституционного и гражданского права. В советское время исследования казны велись в основном цивилистами. В настоящее время казна как юридическая категория и ответственность казны как правовой институт исследуются представителями цивилистики, а также в незначительной степени исследователями гражданского процессуального и уголовно-процессуального права, теоретиками государства и права (последними – как часть более общего явления – юридической ответственности государства). Исследования ответственности казны с точки зрения финансово-правовой науки почти не ведутся, за исключением косвенного упоминания о данной проблеме в работах по соотношению частного и публичного регулирования в финансово-правовых отношениях, а также в работах по предмету финансового права. Такое положение дел нельзя назвать соответствующим истинной правовой природе института ответственности казны, так как бюджет – составная часть казны и на сегодняшний день единственный источник возмещения вреда, причиненного незаконными действиями органов и должностных лиц публично-правовых образований, – является важнейшим институтом финансового права.

Таким образом, представляется принципиально важным рассмотрение института ответственности казны с точки зрения всего комплекса его образующих общественных отношений, а также рассмотрение данного института с позиции финансового права, имеющего важнейшее значение для правового регулирования данного института. Изложенные соображения и предопределили выбор темы.

Степень разработанности темы. Тему ответственности казны нельзя назвать исчерпывающе освещенной. Существует ряд работ исследователей-цивилистов, например, Ю.Н. Андреева, О.В. Михайленко, Ф.М. Медведева, С.Б. Полякова, С.Ю. Рипинского и др., которые исследуют проблематику ответственности казны исключительно с точки зрения существующих частноправовых концепций.

Значителен вклад в разработку настоящей темы Л.В. Бойцовой. Автор исследует проблематику ответственности казны с точки зрения реализации права на компенсацию лиц, подвергшихся необоснованному уголовному преследованию, и ответственность казны в целом в рамках уголовно-процессуального права.

Исследование проблематики ответственности казны с точки зрения финансового права до сегодняшнего дня почти не проводилось – можно отметить лишь работы А.А. Нуртдинова и И.М. Суворовой (написана в соавторстве с Л.С. Мирзой), в которых проблематика ответственности казны рассматривается достаточно подробно.

Объект исследования – общественные отношения, возникающие при привлечении казны публично-правового образования к имущественной ответственности, а также сама казна как правовая категория.

Предмет исследования – правовые нормы, составляющие институт ответственности казны, практика, связанная с ответственностью казны и юридические доктрины, посвященные институту ответственности казны.

Работа имеет целью выявление места, роли и значения института ответственности казны в правовой системе Российской Федерации.

Поставленная цель достигается на основе решения комплекса исследовательских задач:

-выявить соотношение частноправового и публично-правового регулирования в имущественных отношениях с участием публично-правовых образований;

-рассмотреть и систематизировать различные определения категорий «казна», «ответственность», а также сформулировать авторское определение института ответственности казны;

-сравнить правовое регулирование ответственности казны в России и других странах, проанализировать развитие данного института в России и за рубежом, а также сопоставить теоретические концепции данного правового института в трудах отечественных и зарубежных правоведов;

-выявить роль финансового права в регулировании общественных отношений, связанных с казной и ответственностью казны;

-выявление различных способов совершенствования правового регулирования ответственности казны, а также прогнозирование возможных результатов их практического применения.

Методологическую основу исследования составляют диалектический, конкретно-исторический, сравнительно-правовой, системно-правовой и теоретико-прогностический методы. Диалектический метод использован как общенаучный метод познания; сравнительно-правовой – при рассмотрении текущего и ранее действовавшего законодательства в нашей стране, а также при сравнении отечественного правового регулирования с зарубежным; конкретно-исторический – при изучении эволюции института ответственности казны; системно-правовой – при изучении факторов, оказывающих определяющее воздействие на содержание правового института ответственности казны; теоретико-прогностический – при формулировании рекомендаций по нормативно-правовому регулированию института ответственности казны.

Теоретическая основа исследования сложилась в ходе изучения и осмысления ряда работ правоведов – исследователей финансового права. При подготовке к написанию, а также непосредственно в процессе написания работы были использованы труды Н.М. Артемова, О.В. Болтиновой, Д.В. Винницкого, Е.Ю. Грачевой, С.В. Запольского, М.Ф. Ивлиевой, И.И. Кучерова, Ю.А. Крохиной, М.В. Карасевой, А.Н. Козырина, Д.Л. Комягина, С.Г. Пепеляева, И.В. Рукавишниковой, А.И. Худякова, Н.И. Химичевой, И.В. Хаменушко, Д.М. Щекина и др.

Комплексный характер диссертационного исследования потребовал изучения работ исследователей из других отраслей права – административного, гражданского, конституционного и т.д. Так, были использованы работы Ю.Н. Андреева, Н.В. Витрука, А.В. Винницкого, Л.В. Бойцовой, В.А. Белова, В.Г. Голубцова, Б.И. Пугинского, С.Ю. Рипинского, Е.А. Суханова и др.

Также автором были изучены работы представителей дореволюционной и советской юридической науки – Н.И. Лазаревского, И.Х. Озерова, С.И. Иловайского, А.А. Исаева, Г.Ф. Шершеневича, И.И. Янжула, а также В.В. Бесчеревных, С.Н. Братуся, О.Э. Лейста, С.Д. Цыпкина.

Источниковедческую основу составили международно-правовые акты, Конституция Российской Федерации, Бюджетный кодекс Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации, Налоговый кодекс Российской Федерации, иные федеральные конституционные и федеральные законы, акты Конституционного Суда Российской Федерации, Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, судебная практика судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые ответственность казны рассматривается как комплексный и в то же время целостный правовой институт, объединяющий в единую систему нормы различных отраслей российского права. Комплексность исследования позволила автору прийти к одному из важнейших для целей исследования выводу: отношения, связанные с привлечением публично-правовых образований к имущественной ответственности, могут регулироваться нормами как частного, так и публичного права.

Научная новизна исследования проявляется также в том, что впервые было проведено исследование финансово-правовых аспектов ответственности казны. Так, в исследовании как отдельная группа правоотношений ответственности казны рассматриваются правоотношения государственного и муниципального долга и правоотношения по возмещению налогов из бюджета. Кроме того, исследованием обоснован обладающий научной новизной вывод о том, что правовое положение публичного движимого и недвижимого имущества, не закрепленного за государственными предприятиями и учреждениями, относится к предмету изучения финансово-правовой науки.

Несмотря на то, что тема исследования носит межотраслевой характер, в диссертации отражена ее финансово-правовая направленность. Так, автором исследовано место норм ответственности казны в системе финансово-правовых норм и сделан вывод о том, что финансово-правовые нормы об ответственности казны являются частью подотрасли бюджетного права.

Проведенное диссертационное исследование позволило сформулировать и обосновать следующие положения, выносимые автором на защиту.

1. Казна как юридическая категория может рассматриваться в двух аспектах: как объект права и как субъект права. Как объект права казна представляет собой бюджет соответствующего публично-правового образования и иное движимое и недвижимое публичное имущество, не закрепленное за государственными (муниципальными) предприятиями и учреждениями; как субъект права казна обозначает государство – собственника принадлежащего ему имущества.

2. Казна является юридической категорией финансового права, что обуславливает необходимость регулирования правового положения её составных частей – бюджета, а также государственного (муниципального) движимого и недвижимого имущества, не закрепленного за государственными (муниципальными) предприятиями и учреждениями, нормами финансового права.

3.Общественные отношения, связанные с привлечением публично-правовых образований к ответственности (отношения ответственности казны), могут регулироваться как нормами частного, так и нормами публичного права. Применение норм частного или публичного права при взыскании с казны публично-правового образования имущественного возмещения причиненного вреда зависит от того, в какой сфере общественных отношений произошло нарушение прав физического или юридического лица, в результате которого данному лицу был причинен вред.

4.Ответственность казны публично-правового образования представляет собой обусловленную нормативно-правовым актом или судебным решением обязанность публично-правового образования по компенсации имущественного вреда, причиненного физическим и юридическим лицам, за счет находящихся в собственности публично-правового образования денежных средств и иного имущества.

5.В целях наиболее полного и всестороннего изучения общественных отношений, составляющих институт ответственности казны, их систематизации и формулирования предложений по повышению эффективности их правового регулирования, в диссертационном исследовании предложена классификация правоотношений ответственности казны. Ответственность казны имеет две составляющие: частноправовую и публично-правовую. Выделены следующие виды частноправовой ответственности казны: субсидиарная (ответственность по долгам созданных государством учреждений и казенных предприятий), договорная и деликтная. Ответственность казны в рамках публичного права рассматривается как ответственность за противоречащие законодательству нормативные и ненормативные акты публично-правовых образований, их органов и должностных лиц; ответственность за противоправные деяния (действия и / или бездействие) публично-правовых образований, их органов и должностных лиц; ответственность по государственному и муниципальному кредиту; ответственность государства за вред, причиненный не его действиями (компенсации жертвам политических репрессий, пострадавшим от стихийных бедствий и проч.) и ответственность казны в международных отношениях.

6. В диссертационном исследовании предлагается дополнить главу 24.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации положением, регламентирующим обращение взыскания на движимое и недвижимое государственное (муниципальное) имущество, не закрепленное за государственными предприятиями и учреждениями и составляющее казну соответствующего публично-правового образования, что позволит расширить гарантии лицам, обращающим взыскание на средства казны, а также гармонизирует различные отрасли российского законодательства.

Практическая значимость диссертационного исследования определяется возможностью использовать полученные выводы в дальнейших научных исследованиях по проблематике ответственности казны, а также для совершенствования законодательства и судебной практики.

В диссертационном исследовании имеются положения, актуальные для дискуссий по вопросу о предмете финансового права и ряду иных проблем финансово-правовой науки. В частности, теоретическую значимость имеют выводы автора о границах частноправового и публично-правового регулирования в деятельности государства, об отраслевой принадлежности института ответственности казны.

Полученные в ходе исследования результаты могут быть использованы в законотворческой работе, например, при совершенствовании законодательства об обжаловании в суд действий или бездействия, а также актов органов государственной власти, нарушающих права граждан, а также законодательства об управлении публичной собственностью. Так, в законотворческой работе могут быть использованы содержащиеся в диссертации предложения по применению норм финансового права для регулирования общественных отношений по управлению государственным движимым и недвижимым имуществом, а также авторская классификация правоотношений ответственности казны.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждена и одобрена на заседании кафедры финансового права юридического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, а также на заседании кафедры финансового права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина. Основные теоретические положения и выводы диссертационного исследования отражены в публикациях автора.

В процессе подготовки к написанию и при написании диссертации автор принял участие в нескольких научно-практических конференциях по тематике диссертации. В частности, автор участвовал в конференции «Налогоплательщик и казна» в Санкт-Петербургском государственном университете в ноябре 2010 г., а также в конференции «Соотношение частноправового и публично-правового регулирования в финансовом праве» в Российской академии правосудия в мае 2012 г., где выступил с докладом на тему правового положения неденежного имущества, составляющего казну Российской Федерации.

Структура диссертации обусловлена целью исследования: введение, три главы, объединяющие девять параграфов, заключение, список использованных источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Во введении обосновываются выбор и актуальность темы диссертации, анализируется степень ее научной разработанности, определяется объект и предмет диссертационного исследования, формулируются его цели и задачи, раскрываются методологические и теоретические основы работы, ее теоретическая значимость и научная новизна, выделяются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Ответственность казны как научная категория» рассматриваются вопросы о соотношении частноправового и публично-правового регулирования при привлечении казны к ответственности, рассматривается понятие казны в теории права и законодательстве, дается определение правовому институту ответственности казны и критически анализируются наиболее значимые концептуальные подходы относительно данного явления.

В первом параграфе «Соотношение частного и публичного права в деятельности государства» анализируется соотношение норм частного и публичного права в регулировании деятельности государства. Отмечается, что вопрос о границах частного и публичного права до сих пор носит дискуссионный характер. К настоящему времени теория права разработала две основные концепции разделения права на публичное и частное – материальную и формальную. Благодаря данным теориям в большинстве случаев удается относительно успешно проводить границу между публичным и частным правом. Вместе с тем такое разделение становится крайне затруднительным в имущественных отношениях с участием публично-правовых образований. Публично-правовое образование, с одной стороны, будучи созданным в интересах всего общества и соотносясь с обществом не как равное с равным, а как целое с частью, должно всегда являться участником публично-правовых отношений. С другой стороны, интересы частных лиц, участвующих в имущественных отношениях с государством, часто требуют, чтобы государство признавалось в таких отношениях субъектом, равным прочим субъектам на общих для всех принципах гражданского законодательства. Указанное затруднение до сих пор не имеет своего полного разрешения ни в законодательстве, ни в теории права. В настоящее время имеются две полярные точки зрения относительно соотношения норм частного и публичного права в регулировании имущественных отношений с участием государства. Согласно первой точке зрения, все имущественные отношения с участием публично-правовых образований должны регулироваться публичным правом; согласно второй – частным. Первая точка зрения, по существу, основана на предположении, что государство по природе своей может быть участником только публично-правовых отношений, а вторая – на том, что любые имущественные отношения должны регулироваться частным правом. Автор диссертационного исследования разделяет непопулярную сегодня точку зрения, но поддерживавшуюся многими исследователями в предшествующие периоды, особенно в дореволюционном: государство является по своей природе носителем как прав публично-правового, так и частноправового характера, а потому его участие в имущественных отношениях регулируется нормами как публичного, так и частного права.

Второй параграф «Понятие казны публично-правового образования» посвящен исследованию места и значения казны как правовой категории в российском праве. Эволюция данной правовой категории исследована с момента ее зарождения во времена Ивана III до наших дней.

Исторически и по сей день казну в России принято понимать в двух смыслах: как объект права – государственную собственность и как субъект права – государство как собственник своего имущества. В настоящее время понимание казны как субъекта права в российском законодательстве встречается сравнительно редко, хотя и имеет место, например, в ст. 1071 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ). В основном в современном российском законодательстве казна понимается в смысле, приданном данной категории в абз. 2 п. 2 ст. 214 ГК РФ – «бюджет и иное движимое и недвижимое имущество, не закрепленное за государственными предприятиями и учреждениями» (казна здесь рассматривается как объект права). При этом такое понимание казны сегодня не является единственным. Так, иначе казна определяется в Постановлении Верховного Совета РСФСР № 3020-1 от 27 декабря 1991 г. «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность»; в ряде субъектов РФ, например в Москве, действуют законы «Об имущественной казне».

На основании сопоставления дореволюционных, советских и современных исследований по вопросу о предмете финансового права, анализа экономических определений предмета науки о финансах, выявления современных тенденций развития науки финансового права в работах современных российских и зарубежных исследователей, автором был сделан вывод о том, что казна является юридической категорией финансового права, и нормы финансового права должны регулировать не только положение денежного имущества, составляющего казну, но также положение неденежного имущества, составляющего казну (то есть движимого и недвижимого имущества, не закреплённого за государственными предприятиями и учреждениями).Также в параграфе рассматривается разделение публичной собственности по уровням – на федеральную, субъектов федерации и муниципальную; по видам – например, на денежную и неденежную; и по органам, осуществляющим полномочия собственника от имени публично-правового образования.

Третий параграф «Понятие, отраслевая принадлежность и структура правоотношений ответственности казны» посвящен анализу основных теоретических проблем, связанных с институтом ответственности казны. Автор анализирует общепринятое в теории права понятие правового института и на основе проведённого анализа делает вывод, что ответственность казны является комплексным правовым институтом. Также автор исследует различные определения ответственности в праве и различные виды юридической ответственности.

В параграфе дано авторское определение ответственности казны как обусловленной судебным решением или нормативно-правовым актом обязанности публично-правового образования произвести выплаты имущественного характера за счет находящихся в его распоряжении денежных средств и иного имущества с целью компенсировать вред, причиненный гражданам и юридическим лицам. Такое определение ответственности казны дает возможность учитывать широкий спектр общественных отношений, составляющих институт ответственности казны: несение ответственности публично-правовым образованием не только денежным имуществом, но и иными активами; случаи имущественной ответственности публично-правовых образований перед иностранными гражданами и юридическими лицами; имущественные компенсации, предоставляемые публично-правовым образованием лицам за действия, виновником которых данное публично-правовое образование не является и т.д.

Автор критически анализирует теоретические концепции относительно принадлежности института ответственности казны только к публичному или к частному праву. Действительно, как и в отношении правового регулирования имущественной деятельности государства (а оба эти вопроса, безусловно, взаимосвязаны), относительно правовой принадлежности института ответственности казны также существуют концепции, согласно которым институт ответственности казны признается относящимся либо к частному, либо к публичному праву. Вместе с тем все концепции, определяющие правовую принадлежность правового института ответственности казны, могут быть разделены на три вида: концепции, относящие институт ответственности казны целиком к частному праву; концепции, согласно которым признание незаконности действий и бездействия государственных органов и должностных лиц публично-правовых образований регулируется публичным правом (у некоторых авторов – совокупно отраслями публичного и частного права), а взыскание причиненного ущерба регулируется нормами частного права (а также бюджетного и исполнительного – в части исполнения решения суда); наконец, согласно третьей концепции, институт ответственности казны регулируется как частным, так и публичным правом в зависимости от характера правоотношений, возникших между публично-правовым образованием, с одной стороны, и гражданами и юридическими лицами, с другой. Концепции, согласно которым институт ответственности казны относится целиком к отрасли частного права (такие концепции выдвигались, например, М.Ф. Медведевым или О.В. Михайленко ), обычно приравнивают ответственность казны к ответственности предприятия за вред, причиненный его работниками, либо обосновывают применение частного права к правоотношениям ответственности казны тем, что получение имущественного возмещения за причиненный вред относится к сфере частных интересов граждан. Значительное распространение получили взгляды, согласно которым необходимо разделять неимущественную ответственность государства, выражающуюся в признании его действий или бездействия незаконными, и взыскание причиненного такими незаконными действиями или бездействием имущественного вреда. Такая концепция на сегодняшний день получила широкое распространение не только в теоретических исследованиях (к ее приверженцам можно отнести, например, таких исследователей как С.Ю. Рипинский или С.Б. Поляков), но и фактически применяется в юридической практике. Помимо методологических противоречий, содержащихся в таком подходе, обоснованную критику вызывает неудобство его использования на практике. Так, применение данного подхода вынуждает пострадавшего от незаконных деяний органов и должностных лиц публично-правовых образований обращаться в суд дважды – первый раз с целью признания незаконности того или иного деяния, второй раз – с целью взыскания причиненного данным деянием вреда. Кроме того, нельзя признать верным применение частноправовых способов защиты в публично-правовых по своему характеру отношениях.



Автор поддерживает концепцию, согласно которой государство, будучи участником как публично-правовых, так и частноправовых отношений, может нести ответственность как по публичному, так и по частному праву в зависимости от характера отношений, в которых было нарушено право потерпевшего лица. Так, в правовых отношениях, где публично-правовое образование несет субсидиарную ответственность за созданные им учреждения, а также в отношениях, вытекающих из гражданско-правового договора, одной из сторон которого является государство, и в гражданско-правовых деликтных отношениях, казна должна привлекаться к ответственности по нормам частного права (взыскание причиненного вреда должно происходить в рамках искового производства); в отношениях же, регулируемых публичным правом, в которых господствует императивный принцип правового регулирования, а государство осуществляет административную власть над подчиненными ему субъектами права, для привлечения казны к имущественной ответственности должно применяться публичное право (взыскание причиненного вреда должно происходить в рамках производства, вытекающего из публичных правоотношений).

Вторая глава «Эволюция института ответственности казны в странах Западной Европы, США и России» посвящена вопросу истории развития института ответственности казны в странах Запада и в России, причем как в частноправовых отношениях, так и в публично-правовых отношениях.

Первый параграф «Эволюция института ответственности казны в частноправовых отношениях в странах Западной Европы и России» посвящен становлению и развитию института ответственности казны в частноправовых отношениях в Древнем Риме, Франции, Германии и Англии, а также в России. Отмечается, что ответственность казны – это один из множества правовых институтов в европейских правовых системах, его источником стало римское право, и этот факт во многом повлиял на всю дальнейшую эволюцию данного правового института. Публичная собственность в Риме разделялась на денежную, которая в республиканскую эпоху хранилась в своеобразной казне – aerarium, и неденежную. Юридические лица публичного права (populus romanus) в Риме существовали, и они могли нести в том числе имущественную ответственность, однако привлечение органов публичной власти в Риме к имущественной ответственности было чрезвычайно сложным делом: для такого рода случаев необходимо было соблюдать особый порядок судопроизводства, ставивший истца в худшее положение по сравнению с обычным порядком, когда один римский обыватель пытался привлечь к ответственности другого. Следует отметить, что положение публичной собственности в Риме в республиканскую эпоху регулировалось нормами публичного права, когда же республиканская форма правления сменилась монархической, благодаря появлению fiscus – особой императорской казны, чисто публично-правовой порядок был временно совмещен с частноправовым, так как fiscus являлся частной собственностью римских императоров. Правда, с течением времени fiscus также превратился в публично-правовой институт.

История института ответственности казны в Европе в своих сущностных чертах очень напоминает древнеримскую историю данного института. В частности, у многих европейских народов имелось и имеется до сих пор деление публичной собственности на собственность, которая представляет собой общенациональное (например, природные ресурсы либо в силу своих специфических свойств не может быть вовлечена в предпринимательский оборот (чаще всего под такого рода собственностью имелись в виду реки, горы, судоходные каналы и проч.) и на собственность, которая, хотя и является государственной, может быть использована в предпринимательской деятельности (например, фабрики и заводы). Очень напоминает древнеримскую история развития публичного имущества с точки зрения признания фиска (государственной казны) институтом, подчиненным публичному или частному праву. Во всех странах прослеживается единый принцип эволюции подходов в данном вопросе, и заключается он в следующем: чем более демократичным является политический режим в том или ином государстве, тем шире применяется публичное право для регулирования отношений с публичной собственностью, и напротив, чем более политический режим авторитарен, тем шире применяется частное право. В европейских монархиях времен абсолютизма, а также в абсолютистской России понятия государство и государь по существу отождествлялись, следовательно, и все публичное имущество в стране признавалось частной собственностью монарха. По мере развития республиканских тенденций в правовой системе того или иного государства происходило разделение государственного имущества на собственно государственное и на личную собственность монарха. Наконец, после превращения европейских государств в республики и конституционные монархии управление государственной собственностью полностью переходит в сферу регулирования публичного права (в современной России, несмотря на провозглашенный в 8 статье Конституции РФ принцип многообразия форм собственности, правовое положение государственной неденежной собственности регулируется нормами ст. 214 ГК РФ, которая, по существу, не делает различий между государственной и частной собственностью).

Относительно вопроса об ответственности казны следует отметить, что первоначально почти во всех европейских странах институт ответственности казны развивался в сфере земельных правоотношений и почти везде первоначально к таким правоотношениям применялось частное право. Применение частного, а не публичного права, помимо уже указанного фактора, связанного с отождествлением в определенный исторический период личности государя и государства, также объяснялось тем, что публичное право в Европе сформировалось позже частного, при этом последнее в значительной степени повторяло римское частное право.

В России институт ответственности казны начал развиваться сравнительно поздно. Первые имущественные споры между государством и его подданными, как и в европейских странах, касались вопроса о собственности на землю. В допетровское время такие споры рассматривались в приказах, система которых и разграничение компетенции между которыми были чрезвычайно запутаны. После петровских преобразований функции приказов отошли Вотчинной коллегии. Существенным образом порядок привлечения казны к имущественной ответственности изменился в царствование Екатерины II: после проведения всероссийского межевания земель и согласно «Межевой инструкции» (1766 г.) споры о принадлежности земель, в том числе споры о принадлежности земельного участка между казной и обывателем, передавались на рассмотрение в суд. Позднее судебный порядок сохранялся, хотя не раз подвергался усложнениям, впоследствии отменявшимся.

В советское время в силу специфики экономической жизни невозможно было говорить о полноценной имущественной частноправовой ответственности казны. Вместе с тем имелась частноправовая ответственность государства в международных отношениях, а также имущественная ответственность советских учреждений и предприятий друг перед другом и перед гражданами.

Второй параграф «Эволюция института ответственности казны в публично-правовых отношениях в зарубежных странах и России» посвящен анализу законодательства об имущественном возмещении вреда, причиненного незаконными деяниями органов государственной власти и должностных лиц.

Отмечается, что развитие института ответственности казны в данном направлении было сравнительно новым явлением, подготовленным идеями французских просветителей и представителей немецкой классической философии.

Главное различие между правовыми системами по вопросу об имущественной ответственности казны за незаконные деяния государственных органов и должностных лиц заключается в разрешении вопроса о том, кто должен привлекаться в качестве ответчика по делам о незаконных деяниях государственных органов и должностных лиц, а также в рамках какого судопроизводства – общегражданского или административного должно рассматриваться такое дело.

Страны англосаксонской правовой семьи – Великобритания и США относят вопрос об ответственности государственных органов и должностных лиц к сфере действия частного права, и такие дела рассматриваются в общегражданских судах. При этом в ряде случаев к ответственности должен привлекаться сам чиновник, причинивший своим незаконным деянием имущественный вред, и на его личное имущество должно накладываться взыскание. Однако в ряде случаев вред, причиненный должностными лицами, компенсируется из государственного бюджета: в США на основе Federal Tort Claims Act, в Великобритании на основе Crown Proceedings Act.

В странах романо-германской правовой семьи, напротив, имущественную ответственность за правонарушения, совершенные должностными лицами, несет государственная казна, а такого рода дела рассматриваются в административных судах. Большой интерес вызывает законодательство Франции в отношении имущественной ответственности казны за неправомерные деяния государственных органов и должностных лиц. Французское право разделяет все правонарушения должностных лиц в области публичного права на faute de service – служебную вину и faute personelle – личную вину. В случаях служебной вины имущественную ответственность за чиновника несет казна, а дело рассматривается в административном суде; в случаях же личной вины дело рассматривается по нормам частного права в общегражданском суде, а чиновник несет личную имущественную ответственность за свое правонарушение.

Приходится констатировать, что в дореволюционной России институт имущественной ответственности казны в части ответственности казны за неправомерные деяния государственных органов и должностных лиц так и не сложился. В отдельных случаях возможность пострадавшим подданным Российской империи компенсации за неправомерны, но не преступные действия должностных лиц (чиновников) могла быть основана на ст. 684 Законов гражданских, в которой устанавливалось, что «всякий обязан вознаградить за вред и убытки, причиненные его деяниями или упущением, хотя бы и сие деяние или упущение и не составляли ни преступления, ни проступка…». Вместе с тем данная норма была общей нормой российского законодательства, а не специальной нормой в отношении неправомерных деяний должностных лиц, что позволяло судам при ее толковании считать, что она не имеет отношение к проступкам должностных лиц.

Впервые в отечественном законодательстве возможность граждан привлечь государство к имущественной ответственности за неправомерные деяния его органов и должностных лиц появилась в ст. 407 Гражданского кодекса РСФСР 1922 года. Данная норма устанавливала ряд изъятий и ограничений по привлечению советского государства в лице его органов к имущественной ответственности, в частности, в данной статье не предусматривалась возможность обжалования незаконных актов государственных органов и должностных лиц. Указанная норма, претерпевая незначительные изменения, повторялась во всех последующих гражданских кодексах РСФСР. Аналогична указанной норме и ст. 1069 действующего ГК РФ. На конституционном уровне институт имущественной ответственности государства был закреплен в 1977 г. в ст. 63 Конституции РСФСР. Реальное применение нормы об ответственности казны получили уже в 1980-е годы.

Третья глава «Ответственность казны в современном российском праве» посвящена исследованию положения института ответственности казны в современном российском праве.

Первый параграф «Ответственность казны по частному праву» посвящен ответственности казны в частноправовых отношениях. К такого рода ответственности автор относит субсидиарную ответственность публично-правового образования по долгам созданных им учреждений, ответственность публично-правовых образований по гражданско-правовым договорам, деликтную ответственность.

Рассматривается ряд проблемных вопросов, в отношении которых в науке еще не имеется единого мнения. В отношении субсидиарной ответственности государства таким проблемным вопросом является определение пределов ответственности государства по долгам созданных им учреждений. В отношении договорной ответственности государства одним из наиболее дискуссионных является вопрос, должно ли государство выступать в договорных отношениях в качестве равного субъекта с его контрагентами или должно занимать в таких отношениях особое положение.

Особое значение для всего исследования имеет та часть параграфа, в которой анализируется ответственность казны за гражданско-правовые деликты. Дело в том, что в работах исследователей, признающих ответственность казны частноправовым институтом, зачастую высказывается мнение, что незаконные действия или бездействие государственных органов и должностных лиц суть гражданско-правовые деликты. Автор диссертационного исследования рассматривает различные определения гражданско-правовых деликтов, теории о сущности гражданско-правовых деликтов и отличия данных деликтов от правонарушений в публичном праве. На основе изученного материала делается вывод, что незаконные деяния государственных органов и должностных лиц не могут быть отождествлены с гражданско-правовыми деликтами, так как важнейшей чертой гражданско-правового деликта является то, что его может совершить один субъект гражданско-правовых отношений в отношении равного себе субъекта гражданско-правовых отношений. Следовательно, в случаях нарушения закона там, где одна сторона властвует, а другая обязана ей подчиняться, нельзя говорить о гражданско-правовом деликте. В таких случаях имеет место управленческое административное правонарушение, ответственность за которое должна устанавливаться нормами публичного права. Вместе с тем гражданско-правовые деликты все же имеют место со стороны органов государственной власти и должностных лиц в тех случаях, когда вред органом государственной власти или должностным лицом причинен юридическому или физическому лицу не как подчинённому правовому субъекту, а как равному, например, возмещение вреда, причиненного транспортным средством, принадлежащим органу государственной власти; возмещение вреда, причиненного имуществу граждан и юридических лиц не вследствие ненадлежащего исполнения органом государственной власти своих обязанностей.

Второй параграф «Ответственность казны по публичному праву» посвящен изучению ответственности казны, наступающей в общественных отношениях, регулируемых нормами публичного права. Автор выделяет несколько разновидностей ответственности казны в публично-правовых отношениях: ответственность казны за незаконные акты органов и должностных лиц публично-правовых образований, ответственность казны за незаконные действия или бездействие государственных органов и должностных лиц, ответственность казны в финансово-правовых отношениях, ответственность казны как проявление социальной ответственности государства. В качестве отдельной группы случаев в параграфе рассматривается ответственность казны в международном праве, а также в отношении имущества, расположенного за рубежом.

Вопрос обжалования незаконных актов и действий или бездействия государственных органов и должностных лиц в настоящее время достаточно освещен в юридической литературе. Вместе с тем автор рассматривает его под углом наименее разработанных в науке аспектов.

Так, относительно обжалования незаконных актов государственных органов и должностных лиц автор указывает на проблему, связанную с отсутствием конституционных положений, устанавливающих единообразные требования к форме и содержанию нормативно-правовых актов, а также устанавливающих их четкую иерархию. Одновременно автор исследует ряд актов Государственной Думы Российской Федерации, а также некоторые законы субъектов Российской Федерации, в которых установлены формальные правила, регулирующие принятие федеральных законов и законов субъектов Российской Федерации, и некоторые требования к содержанию данных законов.

Во втором параграфе также рассматриваются вопросы обжалования незаконных действий и решений государственных органов и должностных лиц. Отмечается, что обжалование незаконных действий и решений государственных органов и должностных лиц основывается на нескольких положениях: доказывание противоправности действий или бездействия государственного органа или должностного лица, доказывание причинения такими действиями вреда физическим и юридическим лицам, доказывание причинно-следственной связи между совершенным противоправным деянием и причиненным вредом, доказывание виновности действия или бездействия государственного органа или должностного лица.

Отдельно в параграфе рассматривается ответственность казны за правонарушения в собственно финансово-правовой сфере, куда в первую очередь относятся правонарушения в сфере государственного кредита. Автор подчеркивает, что, разбирая ответственность казны в финансово-правовых отношениях, он не имеет в виду наличия особой финансово-правовой ответственности – вопрос о возможности выделения в праве самостоятельной финансово-правовой ответственности остается за рамками диссертационного исследования.

В параграфе также рассмотрена ответственность казны за причинение вреда не в результате виновных действий государственных органов и должностных лиц. Такая ответственность является особым видом публично-правовой ответственности казны. Ее существование основано на положении ст. 7 Конституции Российской Федерации: «Российская Федерация – это социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека», а также на нормах некоторых ратифицированных Российской Федерацией международных нормативно-правовых актов (например, Международный пакт «Об экономических, социальных и культурных правах» от 19 декабря 1966 г., Соглашение «О гарантиях прав граждан государств-участников Содружества независимых государств в области пенсионного обеспечения» от 13 марта 1992 г. и проч.). В работе рассмотрены возможные теоретические обоснования подобной ответственности казны, а также различные классификации такой ответственности.

Завершает параграф рассмотрение международно-правовых аспектов ответственности казны. Отмечается, что об ответственности казны в международно-правовых отношениях можно говорить в двух аспектах: в аспекте материальной ответственности государств в международно-правовых отношениях, которая может выражаться в уплате реституций, субституций и репараций; и в аспекте обращения имущественных взысканий на государственное имущество, расположенное за рубежом. Если в первом случае рассмотрение проблемы относится в большей мере к сфере исследований по международному праву, то во втором – есть все основания рассматривать проблему в исследовании об ответственности казны. В параграфе рассматриваются различные определения государственной собственности, расположенной за рубежом, а также основы ее правового положения.

Третий параграф «Процессуальный порядок привлечения казны к имущественной ответственности» посвящен вопросам рассмотрения дел об имущественных взысканиях с казны. В этом вопросе, как и в принципе в отношении ответственности казны, ключевым является разделение ответственности казны по частному и по публичному праву. В соответствии с таким разделением дела об ответственности казны, относящиеся к сфере частного права, должны рассматриваться судами в рамках искового производства, а дела об ответственности казны по публичному праву – в рамках производства из публичных правоотношений.

В настоящий момент в отечественной правоприменительной практике разделение дел об ответственности казны производится не на основе деления права на частное и публичное, а на основе разделения ответственности казны на имущественную и неимущественную, причем привлечение казны к неимущественной ответственности строится на нормах публичного права, а к имущественной – на основе частного права. Иными словами, по ныне существующим правилам заинтересованные лица, желающие привлечь казну к имущественной ответственности, должны обращаться в суд дважды: первый раз для доказывания незаконности деяния того или иного органа или должностного лица, а второй раз – при взыскании с казны имущественного возмещения причиненного вреда. Такое положение дел сильно замедляет и затрудняет процесс привлечения казны к имущественной ответственности.

Не является разрешенным на сегодняшний день и вопрос о надлежащем ответчике в делах об имущественной ответственности казны. Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 июня 2006 года № 23 «О применении арбитражными судами Российской Федерации норм Бюджетного кодекса Российской Федерации» установлено, что ответчиком по искам в отношении публично-правового образования должно выступать соответствующее публично-правовое образование в лице главного распорядителя бюджетных средств в соответствующей сфере деятельности (определение главного распорядителя дано в п. 10 ст. 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации (далее – БК РФ).

Несколько иная судебная практика сложилась в судах общей юрисдикции. В судах общей юрисдикции в качестве процессуального ответчика, согласно позиции, высказанной Верховным Судом Российской Федерации в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2001 года, обычно привлекается Министерство финансов Российской Федерации в лице территориальных органов Федерального казначейства Российской Федерации.

На сегодняшний день вопрос законодательного обеспечения права граждан и юридических лиц привлекать казну к имущественной ответственности можно признать в значительной степени решенным. Такое право обеспечивают ст. 53 Конституции Российской Федерации, ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации и нормы ФЗ от 27 апреля 1993 г. № 4866-1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан».

Четвертый параграф «Финансово-правовой механизм взыскания средств с казны» освещает вопросы взыскания денежных средств с казны по судебным актам.

Закрепление на законодательном уровне норм об исполнении судебных решений об обращении взыскания на казну Российской Федерации, казну субъектов Российской Федерации и казну муниципальных образований явилось следствием длительного процесса эволюции российской правовой системы. Примечательно, что появление указанных норм в российском законодательстве во многом стало результатом деятельности Конституционного Суда Российской Федерации, который в свою очередь ориентировался на практику Европейского суда по правам человека.

Исполнение судебных актов по обращению взыскания на имущество казны долгое время регулировалось Постановлениями Правительства Российской Федерации, однако, начиная с 2005 года, установленный Правительством Российской Федерации порядок был скорректирован Постановлением Конституционного Суда РФ от 14 июля 2005 года № 8-П. Более того, указанным актом Конституционного Суда РФ было установлено, что нормы об исполнении судебных актов по обращению взыскания на имущество казны должны быть закреплены на законодательном уровне. Впервые на законодательном уровне нормы об обращении взыскания на денежное имущество казны были помещены в 2006 году в Бюджетном кодексе, причем идея закрепления соответствующих норм именно в БК РФ разделялась далеко не всеми. Вместе с тем, большинство исследователей сходится во мнении, что нормы об исполнении судебных решений об обращении денежного взыскания на казну должны быть именно в Бюджетном кодексе Российской Федерации.

Исполнение судебных актов по взысканию денежных средств с казны за противоправные действия или бездействие государственных органов и их должностных лиц, помимо ст. 242.1 БК РФ, устанавливающей общие положения относительно обращения взыскания на средства бюджетной системы РФ, регулируется ст. 242.2 БК РФ. В указанной статье говорится не только о решениях по взысканию денежных средств по искам о признании незаконными действий или бездействия государственных органов и должностных лиц, но и по всем иным искам к казне, кроме исков о привлечении казны соответствующего публично-правового образования к субсидиарной ответственности по долгам созданного им учреждения.

На стадии исполнения судебных решений по взысканию средств с казны фактически казна приравнивается к бюджету. Вопрос о возможности взыскания средств не только из бюджета, но и из другого имущества, составляющего казну (то есть движимого и недвижимого имущества, закрепленного за государственными предприятиями и учреждениями), остается открытым. Исходя из буквального толкования норм Бюджетного кодекса взыскание возможно только из бюджета, исходя же из норм Гражданского кодекса взыскание возможно с любых государственных средств, составляющих казну.

Стоит отметить, что было бы правильно предусмотреть в законодательстве возможность обращения взыскания на средства, составляющие внебюджетную часть казны (при недостаточности средств бюджета), и на иное имущество публично-правового образования, не составляющее казну (закреплённое за государственными предприятиями и учреждениями), в случае нехватки средств в казне (каким бы фантастичным ни казалось такое предположение).

В заключении подведены итоги диссертационного исследования, отмечены основные выводы и предложения, ставшие результатом проведенной работы.

Основные положения и результаты диссертационного исследования отражены в следующих научных публикациях автора.

В ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией при Министерстве образования и науки Российской Федерации:

1.Тарло А.Е. Современные тенденции развития казны как правового института в гражданском и финансовом праве // Черные дыры в российском законодательстве. 2012. № 3. – 0,6 п.л.

2.Тарло А.Е. Соотношение частноправового и публично-правового регулирования в правовом институте казны // Мир экономики и права. 2012. № 7. – 0,8 п.л.

3.Ивлиева М.Ф., Тарло А.Е. Вопросы имущественной ответственности казны // Законодательство. 2012. № 10. – 0,4 п.л.

Лазаревский Н.И. Ответственность за убытки, причиненные должностными лицами. М., ООО «ИнтелБилд», 2008.

Федеральный закон от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ Гражданский кодекс Российской Федерации (часть 2) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 5.

Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32.

Ведомости СНД И ВС РСФСР. 1992. № 3

Вестник Мэра и Правительства Москвы. 2008. № 6.

Собрание законодательства. 2009. № 4.

См. об этом Лазаревский Н.И. Указ. соч. С. 72.

См. об этом Рипинский С.Ю. Имущественная ответственность государства за вред, причиняемый предпринимателям СПб.: Юридический центр Пресс, 2002 С. 35.

Цит. по Лазаревский Н.И. Указ. соч. C. 293–300.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 12.

Бюллетень международных договоров. 1993. № 4.

Вестник ВАС РФ. 2006. № 8.

Собрание законодательства РФ. 1998. № 31.

Бюллетень Верховного суда РФ. 2001. № 10.

Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 19.

PAGE

PAGE 5