Ю. Р. Валькман [email protected] kiev ua


УДК 007:681.512.2

ОНТОЛОГИИ В МОДЕЛИРОВАНИИ ОБРАЗНОГО МЫШЛЕНИЯ

Ю. Р. Валькман ([email protected])

Р. Ю. Валькман ([email protected])

Международный научно-учебный центр информационных технологий и систем НАН и МОН Украины, Киев

Вводятся и исследуются свойства онтологий, ориентированных на моделирование процессов образного мышления. Онтологии рассматриваются с позиций семиотики и когнитологии. Проектируется архитектура онтологии для моделирования образного мышления. Исследование проводится с целью последующего построения формальных структур знаний для моделирования процессов образно-понятийного мышления в компьютерных технологиях.

Введение

Данная работа является продолжением исследований процессов образного мышления (см., в частности, [Валькман, 1995; 2008; 2010]). Объектом этих исследований является моделирование процессов образного мышления. Здесь, предмет исследования – онтологическая база знаний (БЗ) в процессах образного мышления. Цель исследования – разработка архитектуры БЗ (онтологии) для представления структур образной информации для моделирования образного мышления.

1. Семиотический взгляд на онтологию

Важнейшим компонентом любой интеллектуальной системы является база знаний (БЗ). В этой БЗ отражены декларативные и процедурные знания, необходимые для решения соответствующих проблем. В настоящее время, все чаще эти БЗ строятся в формате онтологий.

Классическим и общепринятым является определение Грубера онтологии как концептуализации предметной области. Таким образом, онтология в вычислительной среде – это модель предметной области, представленная в форме системы ее концептов.

Структура и содержание этой (концептуальной) модели определяется решаемыми задачами (проблемами). По сути дела, онтология — это специальным образом организованная семиотическая система, имеющая в качестве набора денотатов некоторые объекты предметной области, их свойства и отношения.

Для нас приложение методов и моделей семиотики к образам и образному мышлению представляет интерес по следующим причинам.

Во-первых, образ, как и знак всегда является отражением некоторого объекта (материального, ментального, знакового). Вопрос о тождественности образов и знаков мы рассмотрим потом. Здесь рассматриваются только те образы, которые имеют денотат, концепт и знак. Или мы хотим на основе некоторых из этих компонент синтезировать остальные для данного образа.

Во-вторых, уже давно известно разделение образов на два категории: объективные (существующие в реальности внешнего, по отношению к человеку, мира) и субъективные (ментальные, существующие в мыслях человека).

Ментальные образы психологи делят на три класса: образы восприятия, представления и воображения. Соответственно, можно говорить о четырех формах представления знаний. В этой работе мы коснемся отношений и взаимодействия этих четырех классов образов, точнее закодированных в них знаний. Заметим, поскольку в образах отражаются некоторые знания, информация, то образ можно считать моделью представления знаний. Представляется, что отношения между всеми четырьмя разновидностями образов (моделей знаний) мы можем рассматривать только на уровне их знаковых структур. Тем более это касается образных операций (интерпретации образов, их синтеза, анализа, объединения и т.д.)

В-третьих, фиксация, систематизация и передача знаний невозможна без их представления в некоторой форме. А эта форма всегда имеет знаковую структуру. Фактически «кодирование-декодирование» знаний осуществляется в системе «знак — значение».

В-четвертых, построение интеллектуальных компьютерных технологий предполагает погружение в вычислительную среду знаний с целью их практического использования в решении сложных проблем. А это невозможно без преставления этих структур знаний в символьной (знаковой) форме. Более того, компьютер должен имитировать работу со смыслами; особо это касается моделирования образного мышления. Известно высказывание Ч. С. Пирса «мы думаем только в знаках«.

Любая семиотическая система определяется «треугольной» структурой с компонентами: S — «знак», C — «концепт», D — «денотат».

Рассмотрим, как реализуется функциональность онтологии с точки зрения семиотики.

Известно (см., например, [Гаврилова и др., 2001]), можно выделить различные формы представления онтологий: словари, таксономии, тезаурусы и т.д. Рассмотрим эти формы представления знаний с семиотической точки зрения.

Двуязычные словари устанавливают отношения знак-знак (SS) в разных языках. Заметим, «в одну сторону», т.е. мы ищем какое слово (знаковая структура) соответствует донному слову.

Толковые словари описывают отношение знак-денотат (SD), т.е. мы ищем значение, объяснение значения конкретного слова (знака). Это значит, что денотат у нас есть функция от знака: D = F(S). Конечно, в общем случае F не является функцией, ввиду неоднозначности. Целесообразнее говорить об отображении.

В идеографическом словаре показаны семантические отношения (родо-видовые, синонимические и др.) между лексическими единицами, то есть отношения между денотатами, которые они обозначают.

Математически таксономией является древообразная структура классификаций определенного набора объектов, т.е. в ней отражается структура денотатов (которые представлены в форме знаковых структур) некоторой сложной предметной области.

Структурной основой для тезауруса обычно служит иерархическая система понятий, то есть денотатов, обеспечивающая поиск от смыслов к лексическим единицам, т.е. поиск слов, исходя из понятия. Таким образом, тезаурус поддерживает отношения денотат- знак и обеспечивает операции перехода D S. То есть знак есть функция денотата — S = F(D). Заметим, и здесь отображение F может быть не однозначным.

Мы полагаем, в онтологиях должны поддерживаться все девять отношений в семантическом треугольнике денотат↔знак↔понятие (шесть между компонентами и три рекурсивных для каждого компонента этого отношения) и соответствующие операции переходов DS, DС, SD, SС, СD, СS, DiDj, СiCj, SiSj.

2. Когнитивный взгляд на онтологию

Нас понятие когнитивности и образного мышления заинтересовало после появления работ [Зенкин, 1991; Поспелов, 1992]. Далее была написана работа [Валькман, 1995]. Теперь нам представляется вполне очевидным, что основными функциями онтологии в моделировании образного мышления является поддержка когнитивных отношений и обеспечение соответствующих операций.

В [Поспелов, 1992] сформулированы три основные задачи когнитивной компьютерной графики: создание таких моделей представления знаний, в которых была бы возможность однообразными средствами представлять как объекты, характерные для логического мышления, так и образы-картины, с которыми оперирует образное мышление (1), визуализация тех человеческих знаний, для которых пока невозможно подобрать текстовые описания (2), поиск путей перехода от наблюдаемых образов-картин к формулировке некоторой гипотезы о тех механизмах и процессах, которые скрыты за динамикой наблюдаемых картин (3).

С другой стороны, как известно [Черниговская, 2006], когнитивная наука поставила перед собой задачи чрезвычайной сложности: понять, как человек воспринимает мир; в каких структурах знания отражает он результаты своего восприятия; как он приходит к знанию; в каком виде оказывается оно представленным в его голове; какими типами репрезентации владеет человек; как манипулирует ими в разного рода мыслительных процессах; какую роль играют в этих процессах память и воображение, фантазии и сенсомоторный опыт; на какие когнитивные способности и механизмы в голове человека указывают сами перечисленные феномены — рациональное мышление, разумное поведение и его планирование и т.д.

Во всех этих восьми задачах нас интересуют образные структуры. Конечно, три основных задачи Поспелова более конкретны. Они касаются когнитивной графики. Здесь излагается более широкий взгляд на проблему. Поэтому и когнитологию мы, в данном случае, будем рассматривать как область междисциплинарных исследований познания, понимаемого как совокупность процессов приобретения, хранения, преобразования и использования знаний живыми и искусственными системами посредством образной информации. Тогда, и когнитивная наука (в узком смысле и данном случае): совокупность наук о познании — приобретении, хранении, преобразовании и использовании образных знаний.

Когнитивными отношениями мы будем называть систему отношений «образ-познание-знак–значение–понимание-смысл». Эти отношения должны поддерживаться в онтологиях образной информации.

Процессы обработки знаний (когнитивные процессы) достаточно сложны и не вполне изучены. Мы к ним относим процессы моделирования понимания образов, их распознавания, генерации образов (в частности, графических) на основе текстов, таблиц и т.д., сегментации образов, их композиции, идентификации образов, их именование и т.д. (см., в частности, интеллектуальные операции в [Шадриков, 2006]).



3. Архитектура онтологии для моделирования образного мышления

Очевидно, при моделировании процессов образного мышления в такой онтологии помимо систем концептов, определяемых посредством специальных языков (RDF, OWL, DAML+OIL, Protege и др.) необходимо поддерживать обработку и визуальной информации, представленной, в частности, в форматах рисунков, фотографий, картин, схем, карт, диаграмм и т.п. Заметим, эти графические образы могут быть представлены в растровом и векторном форматах, и в виде некоторых графических структур.

В [Paivio, 1986] высказана гипотеза двойного кодирования персептивной информации в нашем мозге: в форма вербальной (Пейвио назвал ее — логогенной) и в форме образной (соответственно — имагенной) репрезентациях. Предлагаемое им соотношение имагенов и логогенов можно интерпретировать в терминах более привычных и рассматривать как соотношение слов, называющих концепты материальных объектов, и прототипов, т. е. характерных, типичных, идеальных образов этих объектов. Примерно в это же время Д. А. Поспелов подчеркивал, что каждому понятию у нас голове соответствует некоторый образ и, наоборот, для всех образов строятся их вербальные представления.

Заметим, ассоциации на основании образной информации и на основе признаков понятий в вербальных выражениях, с нашей точки зрения, существенно различны. Поэтому при построении онтологий образной информации необходима интеграция различных понятийных представлений. На рис. 1 представлена условная архитектура такого интегрированного представления. Очевидно, для любого объекта целесообразно выделить четыре класса представления взаимосвязанных понятийных структур: вербальную (логогенные сети), образную (имагенные сети), формальную (формальные сети), компоненты отражения соответствующего понятия, текстовую (гипертекстовые сети), ориентированную на интерпретацию человеком.

Заметим, в гипертекстовых сетях, в частности, хранятся текстовые интерпретации графических образов (как результат их трактовки, распознавания с пониманием) и тексты, которые являются основой для их графической интерпретации. Здесь целесообразно вспомнить, что говорили критики о детских книгах С. Маршака и Н. Альтмана, непонятно, кто кого иллюстрирует, художник поэта или поэт художника: что первично – графический образ или текст.

Возможности отражения в БЗ вариантов описываемого «предмета» или явления, в частности, представленных в форме визуальных (зрительных) образов приводит к многозначности различных интерпретаций одного объекта, как вербальных, так и формальных или графических. Обычная БЗ такие структуры не поддерживает (там необходима однозначность, иначе не будет работать подсистема логического вывода). В онтологиях поддержка различных интерпретаций должна обеспечиваться.

EMBED Word.Picture.8

Включение в онтологии, наряду с логическими и лингвистическими понятиями, визуальных образов, рассматриваемых как своего рода символы, позволит отражать невербализуемые ментальные представления и использовать их обработке непосредственно «сенсорных» образов.

Б.А. Кобринский считает, что визуальные образные ряды можно было бы построить по типу, например, фреймоподобной структуры, где фрейму соответствует традиционное представление определенного образа (или типичный представитель образного ряда, своего рода архетип или родительский фрейм или фрейм класса), а слоты представлены разнообразными различающимися образами данного типа («индивидуумами»), отличающимися по отдельным невербализуемым или трудно вербализуемым характеристикам, в том числе по цветовой гамме картины в целом или отдельных ее фрагментов, словесное описание которых может приводить к неисправимым искажениям. Возможно, лучше говорить о некоторых кластерах образной информации. Заметим, Э. Рош [Rosch, 1975] шла не от исследований конкретных случаев, а от теоретических обобщений: она предположила, что мышление в целом основывается на прототипах и структурах базового уровня. Прототип (архетип, эталон) становится центром соответствующего (семантического) кластера подобных по некоторому признаку образов. Тогда возможно использование в этих архитектурах методов когнитивной семантики [Лакофф и др., 2004], семантических пространств [Петренко, 2010] и методов модельно-параметрического пространства [Валькман и др., 2012].

Синтез и анализ образных рядов Кобринского (ассоциаций по различным признакам) в БЗ мы считаем важнейшей компонентой. Без реализации этих операций в компьютерных технологиях трудно говорить о моделировании образного мышления. Эти признаки образуют структуры в вербальной и формальной сетях, структуры (кластеры) образов хранятся в имагенных сетях, а текстовые интерпретации образов представлены в гипертекстовых сетях.

Вместе с тем, уже давно известно разделение образов на два категории: объективные (существующие в реальности внешнего, по отношению к человеку, мира) и субъективные (ментальные, существующие в мыслях человека). Ментальные образы психологи делят на три класса: образы восприятия, представления и воображения.

Соответственно, можно говорить о четырех формах представления знаний. Поскольку в образах отражаются некоторые знания, информация, то образ можно считать моделью представления знаний.

Обычно исследователи акцентируют внимание на объективных образах и образах восприятия. Нам представляется, что онтология, основанная на четырех взаимосвязанных компонентах должна обеспечить возможности работы с образами представления и воображения в вычислительной среде.

Заключение

Семиотический взгляд на онтологию приводит к целесообразности выделения в онтологии, ориентированной на моделирование образного мышления, моделей денотатов, знаков, концептов и отношений между ними. Когнитивная интерпретация онтологии акцентирует внимание разработчиков на обеспечение реализации процессов понимания, определения смысла, нахождение значений и т.п. интеллектуальных операций необходимой информацией, знаниями, данными. И эти ресурсы должны поддерживаться средствами соответствующей онтологии, ориентированной на моделирование процессов образного мышления.

Для построения соответствующей БЗ предлагается рассматривать четыре взаимосвязанные компоненты в соответствующей онтологии: текстовую, логогенную, имагенную, и формальную. Тогда станет возможной поддержка в вычислительной среде некоторой целостной образной структуры, и многие процессы образного мышления будут осуществляться посредством реализации операций переходов между этими компонентами (и «внутри» их). Кроме этого, появляются возможности генерации некоторых образов, их интерпретации и т.п. операций, реализующих появление «новых знаний» (ранее отсутствующих в системе).

Полагаем, что это направление исследований должно обеспечить возможность разработки формального аппарата для моделирования образного мышления в компьютерных технологиях.

Список литературы

[Валькман, 1995] Валькман Ю. Р. Когнитивные графические метафоры: когда, зачем, почему и как мы их используем // Доклады Междун. конф. «Знания–Диалог–Решение» (КDS-95), Киев, Ялта, 1995.

[Валькман, 2008] Валькман Ю. Р. Анализ понятия образ: отношения «образы – понятия» // Сб. тр. ХI Междунар. конференции «Искусственный интеллект (КИИ-2008)», Россия, Дубна, 2008.

[Валькман, 2010] Валькман Ю. Р. Структура образа: доформальное исследование // Сб. тр. ХII Междунар. конференции «Искусственный интеллект (КИИ-2010)», Россия, Тверь, 2010.

[Валькман и др., 2012] Валькман Ю. Р., Гриценко В.И., Рыхальский А. Ю. Модельно-параметрическое пространство. Теория и приложение. Киев: Наукова думка, 2012.

[Гаврилова и др., 2001] Гаврилова Т.А., Хорошевский В.Ф. Базы знаний

интеллектуальных систем: учебник. СПб.: Питер, 2001.

[Зенкин, 1991] Зенкин А.А. Когнитивная компьютерная графика. — М.: Наука, 1991.

[Кобринский, 2009] Кобринский Б.А. Нечеткий образный ряд в клинической медицине. // Труды V-й Междун. конфер. «Интегрированные модели и мягкие вычисления в искусственном интеллекте», Коломна, М.: Физматлит, 2009.

[Лакофф и др., 2004] Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем: пер. с англ. / Под ред. и с предисл. А. Н. Баранова. М.: Едиториал УРСС, 2004.

[Петренко, 2010] Петренко В. Ф. Многомерное сознание: Психосемантическая парадигма. — М.: Новый хронограф, 2010.

[Поспелов, 1992] Поспелов Д.А. Когнитивная графика — окно в новый мир. // Программные продукты и системы. 1992. —№2

[Черниговская, 2006] Черниговская Т. В. Когнитивная наука как синтез естественнонаучного и гуманитарного знания. // Первая российская интернет-конференция по когнитивной науке (Информационно-образовательный портал Auditorium. ru – Гуманитарные науки, HYPERLINK «http://www.auditorium.ru» http://www.auditorium.ru)

[Шадриков, 2006] Шадриков В.Д. Интеллектуальные операции. – М.: Логос, 2006.

[Paivio, 1986] Paivio A. Mental Representations. A dual coding approach. Oxford (Mass.): Oxford University Press. 1986.

[Rosch, 1975] Rosch E. Cognitive representation of semantic categories. // J. Exp. Psychol.: General. 1975. Vol. 104.