Ю. А. Курочкин Институт физики нан беларуси


Пушкин и Лобачевский

Ю.А. Курочкин

Институт физики НАН Беларуси

Традиционно программы конференций серии «Бойяи-Гаусс-Лобачевский» включают, кроме докладов, посвященных применению идей и результатов создателей неевклидовой геометрии для решения проблем современной физики и математики, доклады о жизни и деятельности создателей неевклидовой геометрии. В этих докладах исследуется методология их творчества, делаются попытки дать ответы на загадки их биографий. Пятая конференция из этой серии не исключение. В ее программе доклад Г.М. Полотовского о «неясных моментах» в жизни Н.И. Лобачевского. На правах организаторов считаем своим долгом представить доклад подобного же рода. Тема «Пушкин и Лобачевский», насколько нам известно, пока не обсуждалась. А.С. Пушкин и Н. И. Лобачевский – современники, что не всегда осознается. Правда, жизнь Пушкина (1799-1837гг.) короче жизни Лобачевского (1792-1856гг.). Жизнь великого поэта целиком вмещается в период жизни великого математика.Интересно провести их сравнительное жизнеописание. Такой интерес можно обосновать, например, возникшей, вероятно, только в 20-м столетии проблемой «физики и лирики».

Представленные заметки не претендуют на полное исчерпание темы. Они только попытка автора в нулевом приближении изложить те случайные мысли, которые время от времени возникают у него по данному поводу.

Петром I был дан толчок развитию России в направлении Европы. После петровских преобразований продолжался век триумфа России. М.В. Ломоносов, характерная фигура этого века – универсал, объединивший науку и поэзию, другие виды деятельности, что присуще ренессансному периоду развития культуры.

А.С. Пушкин и Н.И. Лобачевский – вершины развития культуры России после петровского толчка, личности, характеризующие следующую за Ренессансом дифференциацию видов деятельности, разделение науки и искусства. На наш взгляд, Пушкин и Лобачевский – это как раз те две фигуры, которые символизируют достижение высокого европейского уровня российской культурой, что явилось закономерным итогом изменений в российском обществе, начало которым положил Петр I.

Деятельность А.С. Пушкина олицетворяет собой достижения в гуманитарной сфере: в литературе, языке, истории. Следует напомнить, что А.С. Пушкин не только поэт, литератор – он также ученый-историк. По предложению императора Николая I он фактически занимает должность официального историографа, становится преемником Н.М. Карамзина и в последние годы жизни работает над историей пугачевского восстания и историей царствования Петра.

Николай Иванович Лобачевский – наиболее яркий представитель естественнонаучной сферы России этого периода. В это время кроме Н.И. Лобачевского в России работает такой выдающийся математик, как М.В. Остроградский, однако бесспорно, что наиболее существенный результат научной деятельности Н.И. Лобачевского – построение неевклидовой геометрии – по своему значению превосходит достижения других российских ученых данного периода. Построение Н.И. Лобачевским неевклидовой геометрии сравнимо с революцией в науке, осуществленной Н. Коперником. Однако некоторые ученые считают, что остановить Солнце и двинуть Землю было легче, чем заставить пересечься параллельные прямые.

Обратимся к некоторым характерным датам в жизни А.С. Пушкина и Н.И. Лобачевского.

1826 год – значительный рубеж в жизни А.С. Пушкина. Взошедший на престол император Николай I освобождает поэта из ссылки в селе Михайловском. По распоряжению царя А.С. Пушкина прямо из Михайловского привозят к нему в Москву, где прошла коронация, в Кремль. Царь предлагает поэту не писать против правительства и лично осуществлять цензуру его произведений, после чего они будут беспрепятственно издаваться. Так завершается послелицейский период ссылок А.С. Пушкина.

Для Н.И. Лобачевского 1926 год – также важная веха в жизни. Многие источники свидетельствуют, что именно в этом году он сделал доклад «Краткое изложение начал геометрии со строгим доказательством теоремы о параллельных линиях», в котором и были изложены основы новой геометрии. Доклад был написан на французском языке и не сохранился. Сохранилось только письмо Н.И. Лобачевского, сопровождающее доклад, и запись в протоколах Совета физико-математического факультета Казанского университета о том, что Н.И. Лобачевским было зачитано представление упомянутого доклада, с просьбой к совету поручить своим членам высказать мнение о сочинении. Что и было сделано. Однако, насколько известно из истории, профессора И.М. Симонов, А.Я. Купфер и адъюнкт Н.Д. Брашман отзывов о работе Лобачевского не оставили, что также было отмечено в протоколе.

Этот год знаменателен для Н.И. Лобачевского еще и тем, что происходит смена попечителей Казанского учебного округа. На смену реакционеру М.Л. Магницкому приходит М.Н. Мусин-Пушкин, благоволивший Лобачевскому. На следующий год Лобачевский становится ректором Казанского университета и 19 лет пребывает в этой должности, снискав славу и почет за свою административную деятельность. В то время, как научные его заслуги начинают получать признание только в конце жизни.

Таким образом, 1826 год был во многом переломным для двух великих людей – А.С. Пушкина и Н.И Лобачевского. В этом нет ничего удивительного. Предыдущий, 1825 год, закончился восстанием декабристов приходом к власти нового царя. Произошла смена эпох. Противоречивая эпоха царствования Александра I сменяется эпохой царствования его младшего брата Николая I, которая традиционно определялась в советской исторической науке как время мрачной реакции.

Следующий период жизни Пушкина и Лобачевского, которого мы коснемся – это 1829, 1830 гг.

В 1829 и 1830 годах в Казанском вестнике, издаваемом Казанским университетом, выходят мемуары Лобачевского «О началах геометрии». 1829 годом отмечается приоритет Николая Ивановича в создании неевклидовой геометрии, признанный мировым сообществом. “Appendix” Яноша Бойяи вышел в свет в 1831 году. В это время продолжается активная разносторонняя деятельность Николая Ивановича Лобачевского как администратора, преподавателя, наконец, библиотекаря университета. В 1830 году в Поволжье вспыхивает эпидемия холеры, которая обрушилась и на Казань. Всеми биографами отмечается решительные и эффективные меры, принятые Лобачевским по минимизации последствий эпидемии для университета. Им была предпринята почти полная изоляция университета от остального города. В результате потери составили только несколько человек студентов, умерших от холеры. Меры, принимаемые Лобачевским, не были незамечены правительством. За эту деятельность Лобачевский был отмечен государем золотым перстнем с бриллиантом.



Для Александра Сергеевича Пушкина 1829 год знаменателен его очередным самовольным путешествием на Кавказ, замечательно им описанным в его «Путешествии в Арзрум», многими встречами с нашим земляком А. Мицкевичем и подготовкой к женитьбе на Н.Н. Гончаровой. Приготовления к свадьбе продолжались и в 1830 году. В частности, в связи с этим важным событием в его жизни он приехал в село Болдино. Часть этого села была пожалована ему отцом для обеспечения финансовой стороны предстоящей свадьбы и будущего супругов. Так, он в известном смысле становится земляком Лобачевского, ибо Болдино находится в Нижегородской губернии, а Лобачевский родом из Нижнего Новгорода. Здесь Пушкина застала холера. С точки зрения творчества, этот период его жизни известен как один из наиболее плодотворных. Чего стоят только его «Маленькие трагедии». Однако он всячески избегает общественных поручений, связанных с холерой, которые собирается ему дать уездный предводитель дворянства. Он открещивается от обязанностей инспектора, призванного следить в своей местности за соблюдением карантина и, совершив несколько попыток, вырывается из карантинной зоны в Москву к невесте.

Однако несмотря на то, что холера не достигла непосредственно Москвы и Санкт-Петербурга, новая семья Пушкина и Гончаровой испытывают ее влияние. Цены на продукты вырастают, что сказывается на семейном бюджете. Предложение царя заняться написанием истории Петра I и историей Пугачевского восстания приходится кстати.

Для сбора материала по истории Пугачева в 1833 году А.С. Пушкин отправляется к местам восстания. Город Казань – первый из пунктов, связанных с данными событиями, на его пути. В сентябре 1833 года А.С. Пушкин прибывает в Казань. Пребывание Пушкина в Казани описано в воспоминаниях местной поэтессы А.А. Фукс. А.А. Фукс – жена профессора медицины, который был предшественником Лобачевского на посту ректора Казанского университета.

Вероятно, поэт Е.А. Баратынский, проживающий в это время в Казани, свел приехавшего Пушкина с К.Ф. Фуксом, который по роду деятельности (он был также практикующим врачом) хорошо знал местных стариков. Некоторые из них были свидетелями штурма Казани войсками пугачевского сподвижника. Фукс приводит А.С. Пушкина домой, где и произошла встреча последнего с его супругой. В сноске-примечании в воспоминаниях А.А. Фукс приводится свидетельство младшего брата казанского поэта Э.П. Перцова об обеде, который дал в честь Пушкина Эраст Петрович, и что на обеде присутствовало много народа из казанской интеллигенции. На данном обеде вполне мог присутствовать и Н.И. Лобачевский. Косвенным подтверждением такой возможности может служить записка, найденная Ираклием Андрониковым среди других документов у О.А. Бурцевой. Вот ее содержание:

«Мы были на литературном вечере у Фуксов… Н.И. Лобачевский…».

Нет, тоже важное (И.Андронников)

«… Н.И. Лобачевский читал стихи сочинения m-me Фукс и несколько раз чуть не захохотал… Баратынский все время сидел с потупленными глазами…». Великий математик Н.И. Лобачевский и замечательный поэт Е.А. Баратынский в казанском литературном кругу! Тоже интересно! Адресовано письмо литератору Ивану Великопольскому (И. Андроников.)

Из записки следует, что Н.И. Лобачевский был свой в кругу казанских поэтов. Такое впечатление оставляет и чтение книги И. Заботина «Лобачевский». Заботин – казанский краевед, поэтому, несмотря на то, что его книга художественная, можно верить тому, что, как из нее следует, Н.И. Лобачевский часто бывал в компании поэтов Е.А. Баратынского и И.Е. Великопольского. При этом следует иметь в виду, что Великопольский не чужой Лобачевскому человек. Он двоюродный брат жены геометра В.А. Моисеевой. Иван Великопольский хорошо знаком с А.С. Пушкиным, они обменивались юмористическими стихами. Он псковский помещик и в этом смысле земляк Пушкина, так как село Михайловское находится в Псковской губернии. Учился в Казанском университете и с тех пор был дружен с Лобачевским.

Таким образом, Пушкин и Лобачевский могли встречаться, или, по крайней мере, быть за одним столом. Несмотря на отсутствие телефонного, телеграфного сообщения, интернета, автомобилей и самолетов, мир уже тогда был тесен. Множества знакомых Пушкина и Лобачевского имели значительное пересечение. Жизненные пути поэта и геометра сходились как угодно близко в пространственном понимании.

И, наконец, за свое творчество Пушкин и Лобачевский на страницах одних и тех же (Булгаринских) изданий получали недостойную критику. Так, в 1834 году в журнале «Сын Отечества» выходит анонимная хулительная статья о работе Н.И. Лобачевского по новой геометрии, а в 1835 в том же журнале – пошлая ( по выражению самого Пушкина) критика В.Б. Броневского на «Историю Пугачевского бунта». Несмотря на сравнительную отдаленность Казани от Петербурга, мир был достаточно тесен.

Ниже приводятся источники, использованные при написании данной заметки.

В. Вересаев. Пушкин в жизни. В кн. Сочинения в четырех томах. Т. 2, 3 (1990), М.: Правда.

А.А. Фукс. А.С. Пушкин в Казани. А.С. Пушкин в воспоминаниях современников. Т.2 (1985), М.: Художественная литература.

Н.В. Путята. Из записной книжки. Там же.

А.В. Васильев. Николай Иванович Лобачевский, 1792-1856. 1992, М: Наука, 222с.

Н.И. Лобачевский. Избранные труды по геометрии. Серия Классики науки (1956) М.: Академия наук СССР. 595 с.

Г.М. Полотовский. Как изучалась биография Н.И. Лобачевского. Математика в высшем образовании. Нижний Новгород: Издательство Нижегородского университета. №4 (2006). С.79-88.

И.Л. Андроников. Избранные произведения. Т.1 (1975), М.: Художественная литература, с.140.

8. Иван Заботин. Лобачевский. Казань. Таткнигоиздат (1953), 539 с.

Proceedings of the 5th International Conference Dolyai-Gauss-Lobachevsky (BGL-5), Minsk, 2006, pp.15-19.

PAGE

PAGE 1