Явление гендерной стилизации в современной женской литературе (н


На правах рукописи

Пермякова Оксана Владимировна

ЯВЛЕНИЕ ГЕНДЕРНОЙ СТИЛИЗАЦИИ

В СОВРЕМЕННОЙ ЖЕНСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

(на материале французского и русского языков)

Специальность 10.02.19 – теория языка

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Пермь 2007

Работа выполнена на кафедре русского языка и стилистики ГОУ ВПО «Пермский государственный университет»

Научный руководитель     – доктор филологических наук, доцент

Баженова Елена Александровна

Официальные оппоненты – доктор филологических наук, доцент

Борисова Ирина Николаевна

кандидат филологических наук, доцент

Федорова Ирина Кимовна

Ведущая организация – ГОУ ВПО «Пермский государственный

педагогический университет»

Защита состоится 11 октября 2007 г. в часов на заседании диссертационного совета Д 212.189.11 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора филологических наук при Пермском государственном университете по адресу: 614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Пермского государственного университета.

Автореферат разослан « ___» сентября 2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор филологических наук В.А. Салимовский

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Диссертационная работа выполнена на пересечении двух направлений коммуникативной лингвистики – лингвистической гендерологии и функциональной стилистики – и посвящена изучению гендера как параметра языковой личности, репрезентированного в художественном тексте.

Актуальность исследования определяется устойчивым вниманием лингвистики к антропологическому и функциональному аспектам изучения языка, а также формированием новой отрасли языкознания – гендерной стилистики.

Традиционно лингвистические исследования гендера как социальной функции пола человека проводятся в рамках коммуникативистики (И.И. Халеева, А.В. Кирилина, Е.С. Гриценко, М.Д. Городникова, Дж. Мейнс, Р. Херберт, Дж. Холмс и др.), социо- и психолингвистики (Т.Б. Крючкова, И.Г. Овчинникова, М.В. Усманова и др.); изучается манифестация гендера на различных уровнях языка – лексическом (А.А. Брагина, Г.И. Демидова, Р. Лакофф, А.И. Моисеева и др.), грамматическом (М.В. Ласкова, Д. Маккей, С. Миллер, С. Робертсон и др.), фонетическом (С.В. Бондарь, Э. Гордон, В.В. Потапов, Дж. Рубин и др.), дискурсивном (Е.А. Бабенкова, И.А. Гусейнова, Г.С. Двинянинова, А.В. Кирилина, И.Г. Ольшанский, Г.Г. Слышкин, М.В. Томская и др.).

К числу наименее разработанных в лингвистической гендерологии относятся понятия «гендерный стиль» и «гендерная стилизация», которые являются основными в становлении гендерной стилистики. Кроме того, гендерный аспект языковой личности на материале художественной литературы не был предметом анализа ни в отечественном, ни в зарубежном языкознании. Между тем в пространстве художественного текста происходит реализация или конструирование гендера и социокультурных представлений, соотносимых с концептами «женственность» и «мужественность». Исследование женской литературы французских и российских авторов позволяет внести определенный вклад в разработку понятий «гендер», «гендерный стиль», «гендерная стилизация», а также связанных с ними социокультурных стереотипов, системы социальных и культурных норм и оценок, получающих языковое выражение.

Объектом диссертационного исследования является гендер как экстралингвистический фактор, оказывающий влияние на лингвостилистическую организацию текстов современной женской литературы на французском и русском языках.

Предмет исследования – способы реализации гендерной характеристики языковой личности и явление гендерной стилизации в художественных текстах.

Цель работы состоит в обосновании понятий «гендерный стиль» и «гендерная стилизация», актуальных для лингвостилистической интерпретации произведений современной женской литературы.

Поставленная цель предполагает решение следующих конкретных задач:

Представить основные направления гендерных исследований в современной лингвистике.

Определить содержание понятий «гендерный стиль» и «гендерная стилизация».

Уточнить понятие гендера как параметра языковой личности в отношении художественной сферы коммуникации.

Выявить и описать репертуар языковых средств, участвующих в выражении гендера в художественном тексте.

Обосновать понятия «женский субтекст» и «мужской субтекст» в качестве композиционно-смысловых единиц художественного текста.

Провести сопоставительный анализ художественных текстов, созданных французскими и российскими авторами-женщинами, в плане использования ими языковых средств, репрезентирующих гендерный стиль и гендерную стилизацию.

Гипотеза исследования заключается в том, что в современной женской литературе на французском и русском языках находит реализацию гендер как параметр языковой личности. В художественной ткани произведения этот параметр получает речевое воплощение посредством определенного гендерного стиля: во-первых, базового (женского), отражающего гендерную идентичность автора; во-вторых, имитируемого (мужского), репрезентирующего гендерную стилизацию. Гендерно-стилевое варьирование изложения является способом сюжетной и композиционной организации текста и не зависит от структурно-типологических особенностей французского и русского языков.

Материал исследования составили тексты современной (начало XXI в.) женской прозы на французском и русском языках общим объемом около 1500 страниц: роман Жанны Ласко «Первое свидание» (Jeanne Lasco «Premier rendez-vous», 2003), сборник новелл Анны Гавальды «Мне бы хотелось, чтоб меня кто-нибудь где-нибудь ждал…» (Anna Gavalda «Je voudrais que quelqu’un m’attende quelque part», 1999), роман Оксаны Робски «Про любоff/on» (2005), сборник рассказов Виктории Беляевой «Очень женская проза» (2002). Названные авторы являются яркими представителями современной женской литературы и прибегают в своих произведениях к гендерной стилизации.

Методологической основой работы послужили идеи, сформулированные в рамках Московской школы лингвистической гендерологии, а именно исследования лингвистических аспектов фемининности и маскулинности (А.В. Кирилина, И.И. Халеева, Е.С. Гриценко, М.Д. Городникова, М.В. Томская и др.); Пермской школы функциональной стилистики, прежде всего теория функциональных стилей и положения об экстралингвистической обусловленности стилистического варьирования речи (М.Н. Кожина, М.П. Котюрова, Е.А. Баженова, В.А. Салимовский и др.); понимание языка как инструмента конструирования гендера, а также положение о различных уровнях экспликации гендера в языке (А.В. Кирилина, Е.С. Гриценко); концепции языковой личности (Ю.Н. Караулов, В.А. Маслова, И.А. Садыкова и др.); методологические принципы интерпретации гендерного фактора в рамках автороведческой экспертизы, предложенные Р.К. Потаповой; концепция искажения письменной речи путем подражания лицу противоположного пола (Т.В. Гомон).

В работе использовались следующие методы исследования:

– дефиниционный анализ современных гендерных концепций;

– сопоставительный анализ художественных текстов на французском и русском языках;

– лингвостилистический и контекстологический анализ речевой ткани произведений;

– модифицированный метод автороведческой экспертизы.

Совокупность использованных методов позволяет наиболее полно исследовать такой многоаспектный феномен, каким является гендерная стилизация.

Научная новизна и теоретическая значимость работы связаны с тем, что в ней впервые подвергаются сопоставительному анализу произведения женской литературы на французском и русском языках с целью выявления средств речевой реализации гендера как параметра языковой личности; в научный оборот вводятся понятия гендерного стиля и гендерной стилизации. Диссертационное исследование вносит вклад в развитие лингвистической гендерологии в целом и ее новейшей отрасли – гендерной стилистики: в работе содержится обоснование принципов выделения гендерного стиля и изучается явление гендерной стилизации в художественном тексте, а также описываются языковые средства, участвующие в репрезентации гендерной характеристики языковой личности. Тем самым исследование способствует разработке фундаментальных проблем антропоориентированного изучения языка.

Практическая значимость диссертации определяется возможностью использования полученных автором новых лингвистических данных в вузовском преподавании: при разработке общих лекционных курсов по языкознанию и стилистике, а также спецкурсов по лингвистической гендерологии и гендерной стилистике.

Апробация работы. Материалы, подготовленные в ходе работы над диссертацией, обсуждались на научных конференциях различных уровней: в рамках Международной научно-практической конференции «Учебный процесс в современной высшей школе: содержательные, организационные и научно-методические проблемы (Пермь, 19 – 21 мая 2004 г.); Международной научной конференции «Проблемы функционирования языка в разных сферах речевой коммуникации» (Пермь, 5 – 7 октября 2005 г.); Международной научно-практической конференции «Вузы России и Болонский процесс» УГТУ-УПИ (Екатеринбург, 17 – 20 октября 2005 г.); Международной конференции «Слово. Словарь. Словесность» в Российском государственном педагогическом университете им. А.И. Герцена (СПб., 4 – 8 ноября 2005 г.); Международной научно-практической конференции «Иностранные языки и литературы: актуальные проблемы методологии исследования» в ПГУ (Пермь, 12 апреля 2007 г.).

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка, включающего 282 наименования.

На защиту выносятся следующие положения:

Разработка категориального аппарата новой отрасли лингвистической гендерологии – гендерной стилистики предполагает обоснование понятий «гендерный стиль» и «гендерная стилизация».

Под гендерным стилем понимается такая речевая организация художественного текста, которая обусловлена гендерной характеристикой автора, дифференциацией речи мужчин и женщин, а также вариативностью их речевого поведения, проявляющейся на различных уровнях языка. Гендерная стилизация связана с изменением в пространстве художественного произведения гендерной принадлежности рассказчика; это изменение выражается в «смене пола» женщины как субъекта речи и воспроизведении стереотипов мужского речевого поведения в художественно-изобразительных целях.

Изменение гендерной принадлежности субъекта речи, отражающее стилевые поиски в современной женской прозе, является одним из способов организации сюжетно-смысловой структуры художественного текста. Структура произведения усложняется за счет двух самостоятельных субтекстов («женского» и «мужского») – целостных фрагментов текста, обеспечивающих гендерную дифференциацию повествования и обладающих определенным набором гендерных признаков.

Гендерные роли и нормы не имеют универсального содержания и значительно варьируются в зависимости от коммуникативной ситуации и интенции говорящего / пишущего. Применительно к эстетической сфере коммуникации правомерно говорить о гендерно обусловленных особенностях мужской и женской речи и о соответствующих стилях коммуникативного поведения, которые детерминированы эстетической задачей и художественной концепцией автора.

Наиболее эффективной методикой при анализе характеристик гендерного стиля автора художественного текста является модифицированная методика автороведческой экспертизы, которая позволяет выявить следующие стилистические качества текста: 1) идентификационные признаки стиля автора, т.е. признаки идиостиля, 2) имитируемые признаки стиля противоположного автору пола, 3) наличие идентификационных признаков собственно авторского стиля в имитируемом стиле. Последовательный анализ названных признаков обеспечивает объективную интерпретацию гендерного стиля и гендерной стилизации в художественном тексте.

Стилевые признаки «женского письма», репрезентированные в современной французской и российской женской литературе, носят однотипный характер, несмотря на структурно-типологические различия русского и французского языков.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, раскрываются объект, предмет, цели, задачи исследования, определяется научная новизна и практическая значимость полученных результатов, излагаются положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Гендерный аспект филологических исследований» посвящена рассмотрению направлений отечественной и зарубежной лингвистической гендерологии, анализу категорий «женская литература» и «женское письмо», определению дифференциальных признаков мужской и женской речи, исследованию гендера как «плавающего» параметра коммуникативного поведения человека.

Исследования последних лет показали, что гендер – это сложный социокультурный конструкт, который активно изучается в социологии, психологии, истории, антропологии, философии, культурологии, лингвистике. Заимствованный из лингвистической науки в 70-е годы XX века, в настоящее время этот термин обозначает социальный пол, т.е. различия между мужчинами и женщинами, обусловленные прежде всего социальными и культурными факторами. В гендерную систему входят гендерные стереотипы – принятые в обществе представления о маскулинности и фемининности; гендерные роли – набор образцов поведения, ожидаемых от мужчин и женщин, а также гендерная идентичность – характеристика человека по его принадлежности к мужчинам или женщинам.

В языкознании гендерная проблематика изучается в двух направлениях. Во-первых, исследуется проявление гендера в системе языка, что составляет предмет феминистской лингвистики, цель которой – доказать закрепленное в языке мужское доминирование. Во-вторых, анализируется реализация гендера в речи, т.е. проявление пола в речевом поведении и различия в речи мужчин и женщин.

Различия в речевом поведении человека, обусловленные его полом, имеют место на всех уровнях языковой системы и охватывают все составляющие языковой компетенции: от языковой способности до основных механизмов речемыслительной деятельности (порождения, восприятия и понимания речевого высказывания). На степень и характер проявления различий, обусловленных половым диморфизмом, влияет целая система факторов (от этнических и социокультурных до индивидуально-психологических). Основополагающим фактором, т.е. первоисточником, появления речевых различий мужчин и женщин оказываются особенности устройства головного мозга, специализация его правого и левого полушарий, их функциональная асимметрия.

Лингвистические исследования гендера показали, что речь женщин, по сравнению с речью мужчин, эмоциональнее; женщины реже используют сниженную лексику, но более склонны употреблять эвфемизмы, междометия, прилагательные и наречия, выражающие положительную оценку. Для мужчин характерно использование стилистически сниженных оценочных средств, профессионализмов, а также терминов. При описании и метафоризации женщины прибегают к семантическим полям, связанным с бытом, природой, животными, мужчины – со спортом, охотой, профессиональной и военной сферами. В речевом поведении для женщин характерны отступления от основной темы и смена ролей; мужчинам же свойственно не отвлекаться от темы и чаще перебивать собеседника (см. табл.):

Дифференциальные признаки женской и мужской речи

(в рамках зарубежной феминистской лингвистики)

Признаки женской речи

Признаки мужской речи

Лексико-грамматический уровень:

использование эвфемизмов (О. Есперсен);

избыточное использование усилительных частиц (Р. Лакофф);

особые эмоционально окрашенные прилагательные (Р. Лакофф: прилагательные, обозначающие оттенки цветов, типа pistache, lavande);

преувеличенное акцентирование при помощи эмфаз (très, beaucoup);

языковые клише вежливости (Р. Лакофф, Дж. Коутс, Д. Кэмерон);

избегание неологизмов (П. Треджилл).

Лексико-грамматический уровень:

использование неологизмов (О. Есперсен);

употребление нейтральных прилагательных и абстрактных существительных (Р. Лакофф);

использование в речи технических терминов, сниженных лексических средств и профессионального жаргона (П. Треджилл, Дж. Коутс).

Синтаксический уровень:

«незавершенные» предложения (О. Есперсен);

сочинительный способ связи простых предложений в составе сложного (О. Есперсен);

разделительные вопросы (Р. Лакофф);

риторические вопросы (Дж. Коутс);

восклицательные предложения;

избыточные повторы;

«самокоррекция», поиск нужной фразы (Дж. Коутс).

Синтаксический уровень:

подчинительный способ связи простых предложений в составе сложного (О. Есперсен);

«логичность» высказываний (Р. Лакофф).

Общая характеристики речи:

«консерватизм»: приверженность языковой норме (Р. Лакофф).

Общая характеристика речи:

отклонения от грамматической нормы (Р. Лакофф).

Дифференциальные признаки женской и мужской речи

(в рамках российской гендерной лингвистики)

Признаки женской речи

Признаки мужской речи

Лексико-грамматический уровень:

использование диминутивов для передачи многогранных отношений с миром (И.Н. Кавинкина);

использование приблизительных обозначений (Е.А. Земская, М.А. Китайгородская, Н.Н. Розанова);

тенденция к гиперболизированной экспрессии, использование слов-интенсивов (Е.А. Земская, М.А. Китайгородская, Н.Н. Розанова);

высокая концентрация эмоционально оценочных слов (Е.А. Земская, М.А. Китайгородская, Н.Н. Розанова);

использование неопределенных, растянутых во времени, эмоционально насыщенных имен качества и состояния (И.Н. Кавинкина);

частое употребление междометий (И.Н. Кавинкина);

функционирование конструкций с местоимениями такой, так, какой с положительной и отрицательной коннотацией (И.Н. Кавинкина).

Лексико-грамматический уровень:

употребление диминутивов при описании ситуаций с детьми или близкими, а также при указании размеров или объемов обозначаемого предмета (И.Н. Кавинкина);

тенденция к точности номинации, терминологичности словоупотребления (Е.А. Земская, М.А. Китайгородская, Н.Н. Розанова);

активное использование багажа профессиональных знаний вне сферы профессионального общения (Е.А. Земская, М.А. Китайгородская, Н.Н. Розанова);

тенденция к использованию экспрессивных, стилистически сниженных средств (Е.А. Земская, М.А. Китайгородская, Н.Н. Розанова);

употребление стилистически нейтральной оценочной лексики (Е.А. Земская, М.А. Китайгородская, Н.Н. Розанова);

использование конкретных имен качества, ограниченных во времени имен состояния (И.Н. Кавинкина).

Синтаксический уровень:

предложения и тексты развернуты, подробны и экспрессивны (Н.Л. Пушкарева);

частое использование инверсии (Н.Л. Пушкарева);

употребление восклицательных и вопросительных предложений (Н.Л. Пушкарева);

использование модальных конструкций, выражающих различную степень предположительности, неопределенности (Т.В. Гомон);

преобладание простых и сложносочиненных предложений (Т.В. Гомон);

предложение как «механическое соединение идей и деталей» (О.Л. Антинескул).

Синтаксический уровень:

отдельные предложения и тексты лаконичны, предметны и менее динамичны (Н.Л. Пушкарева);

однообразие приемов при передаче эмоционального состояния (Т.В. Гомон);

предпочтение в использовании сложноподчиненных предложений (Т.В. Гомон).

Общая характеристики речи:

стремление к гармоничной коммуникации (С.К. Табурова);

речевое поведение прямолинейно, однозначно и открыто (С.К. Табурова);

грамотное письмо (Н.Л. Пушкарева).

Общая характеристика речи:

склонность к конфликтной коммуникации (С.К. Табурова);

речевое поведение неоднозначно, стремление к демонстрации статусного неравенства (С.К. Табурова).

Вместе с тем выявленные различия нельзя считать универсальными, поскольку речевое поведение конкретных женщин и мужчин часто зависит от окружения, в котором происходит общение, от социального и культурного уровня коммуникантов. Нередко в речи женщин проявляются черты, присущие мужскому типу поведения, и наоборот.

При равенстве социальных условий (социального и профессионального статуса, возраста, коммуникативной роли и т.д.) мужчины и женщины избирают разные стратегии речевого поведения. В то же время гендерные роли и нормы значительно варьируются в зависимости от коммуникативной ситуации и интенции говорящего / пишущего. Не существует собственно «мужского языка» и собственно «женского языка» – гендер является «плавающим» параметром, влияющим на коммуникативное поведение человека. В связи с этим правомернее говорить о гендерно обусловленных коммуникативных особенностях мужской и женской речи и о стилях коммуникативного поведения, которые детерминированы личностными гендерными свойствами.

В настоящее время в рамках лингвистической гендерологии предпочтение отдается анализу научных и официально-деловых дискурсов, в то время как изучению современных художественных текстов, в частности произведений женской литературы, не уделяется должного внимания. На наш взгляд, для развития гендерной стилистики необходимо исследование гендера в сфере эстетической коммуникации, где этот параметр используется в качестве специального стилевого приема конструирования художественного образа, а также способа композиционно-смысловой организации целого текста.



Проблема женской литературы, как и вообще положения женщины в современном мире, вызывает повышенный интерес. В последнее время активно дискутируется вопрос о правомерности признания «женской литературы» культурным феноменом, идет то затихающая, то вновь вспыхивающая полемика о женском творчестве, т.е. способности женщин наравне с мужчинами создавать духовный продукт высокого эстетического качества.

Гендерные признаки «женского» в женской литературе проявляются в следующих характеристиках:

в центре повествования находится женщина или «генеалогия женщин» (Л. Иригарэ), субъектом речи также является женщина;

семейные отношения в структуре женского письма оказываются более важными, чем другие типы социальных отношений, а структура женской субъективности определяется не структурой государства (с его социальными статусами), а структурой семьи (даже если это ненормативные / неэдипальные варианты семьи – например, женская семья, состоящая из бабушки, матери и дочери, или неполная семья типа мать / ребенок);

ведущими являются маркировки генеалогии женщин – например, материнско-дочерних отношений или отношений женщин в нескольких поколениях;

одной из важнейших причин экзистенциализации женского выступают отношения с противоположным полом в плане осмысления собственной «другости»;

в противоположность мужской литературной традиции женский опыт в литературе репрезентирован преимущественно в терминах телесного, биологического, физиологического и т.д.

В целом, женская литература представляет собой сложный культурный феномен, объединяющий женщину-творца и женщину-читателя, а также репрезентирующий женскую картину мира. Современная женская литература отражает новые представления о социальных ролях женщины, а также господствующие в обществе стереотипы об отношениях мужчины и женщины, создавая при этом своего рода «бытовую поэтику», украшая повседневность и определяя тот идеал (часто весьма примитивный), отсутствие которого остро ощущается в обществе. Однако в задачи диссертационной работы не входит развернутый анализ женской литературы или творчества ее отдельных представителей. Главное внимание в исследовании уделяется влиянию гендера как экстралингвистического параметра на стилевые и сюжетно-композиционные особенности анализируемых произведений.

Во второй главе «Явление стилизации в художественном тексте» представлено обоснование понятий «гендерный стиль», «гендерная стилизация», «субтекст», рассматривается проблема соотношения «автора» и «рассказчика» в женской литературе, а также обсуждаются возможности применения модифицированной методики автороведческой экспертизы для анализа художественных произведений.

С учетом разноаспектного содержания понятия «стиль», а также исходя из задач исследования, под стилем понимается своеобразный характер речи, соответствующий определенной сфере общения и деятельности, реализующийся в совокупности приемов употребления языковых средств в зависимости от коммуникативных или художественных задач (М.М. Бахтин, В.В. Виноградов, М.Н. Кожина).

Понятие стиля отражает предельно высокий уровень абстракции в осмыслении закономерностей функционирования языка, о чем свидетельствует максимально обобщенный характер экстралингвистических факторов, определяющих стилевую дифференциацию речи (по М.Н. Кожиной, стилеобразующими факторами являются форма общественного сознания, вид деятельности и соответствующая этой деятельности сфера общения). Понижение уровня абстракции позволяет учесть более частные экстралингвистические факторы, также влияющие на формирование стиля художественного произведения. Одним из таких факторов, на наш взгляд, выступает гендерная характеристика языковой личности, обусловленная не только природной принадлежностью индивидуума к мужскому или женскому полу, но и способностью субъекта речи сознательно нарушать гендерные стереотипы речевого поведения в зависимости от конкретных коммуникативных задач. Трансформация гендерной идентичности наблюдается в произведениях современной женской литературы, являющихся объектом анализа в реферируемой работе. Исходя из этого, под гендерным стилем понимается такой вид речевой организации художественного текста, который обусловлен гендерной характеристикой автора, дифференциацией речи мужчин и женщин, а также вариативностью их речевого поведения, проявляющейся на различных уровнях языка.

Вслед за Р.К. Потаповой [Потапова 2002] в работе выделяются две разновидности гендерного стиля:

Базовый, связанный с принадлежностью субъекта речи к исходному физиологическому полу и характеризующийся набором специфических речевых признаков.

Имитируемый, связанный с использованием в речи признаков, свойственных противоположному полу, путем естественного подражания или ситуативно обусловленной имитации.

С понятием гендерного стиля тесно связано понятие стилизации. Стилизация в диссертации определяется как нарочито подчеркнутая имитация в художественном произведении оригинальных особенностей стиля или языка определенной социальной среды, исторической эпохи и т.д. Под гендерной стилизацией понимается воспроизведение в художественно-изобразительных целях стереотипных особенностей речи противоположного пола.

Алгоритм лингвостилистического анализа произведений современной женской литературы заключается в следующем: используя методику автороведческой экспертизы и модифицируя ее для целей исследования, мы устанавливаем факт имитации письма противоположного автору-женщине пола. Для этого на первом этапе определяются формально-грамматические и стилистические признаки идиостиля автора-женщины (базовый гендерный стиль). Затем устанавливаются признаки имитируемого, т.е. мужского, стиля. На третьем этапе осуществляется сравнение базового гендерного стиля с имитируемым стилем, т.е. выявляется гендерная стилизация.

В работе разграничиваются понятия «автор» и «рассказчик». Под автором понимается реальный субъект художественно-литературной деятельности, чьи представления о мире и человеке отражаются во всей структуре создаваемого им произведения. Рассказчик определяется как вымышленный субъект речи, функция которого ограничивается рамками конкретного художественного произведения.

Следует подчеркнуть значимость оппозиции автор – рассказчик для реферируемого исследования: авторами анализируемых текстов являются женщины – носители базового гендерного стиля (женской манеры письма), в то время как рассказчиком, от лица которого ведется повествование, может быть мужчина, речь которого репрезентирует имитируемый гендерный стиль, т.е. автор прибегает к гендерной стилизации.

В качестве основной единицы анализа гендерной характеристики языковой личности в текстах французской и российской женской литературы в диссертации признается субтекст.

Субтекст рассматривается как типовая единица смысловой структуры текста, соотносимая с комплексом гендерных признаков. Субтекст – это сложная сюжетно-композиционная единица художественного текста, мотивированная гендером как параметром языковой личности, репрезентирующая гендерно определенную (женскую или мужскую) смысловую позицию и реализованная в произведении посредством базового (женского) или имитируемого (мужского) гендерного стиля. В художественном произведении субтексты обеспечивают реализацию гендерных стилей: базового (первичного, исходного), маркирующего «женское письмо» реального автора, и имитируемого (трансформированного, вторичного), стилизованного под мужскую речевую манеру, т.е. представляющего собой гендерную стилизацию.

На основании гендерной характеристики языковой личности, понимаемой в качестве экстралингвистического фактора текстообразования, в исследуемых художественных произведениях выделяются два типа субтекстов – «женский» и «мужской». В «женском» субтексте повествование ведется от лица рассказчицы, в мужском – от лица рассказчика. Каждый субъект речи выражает свою точку зрения на одно и то же коммуникативное событие и дает этому событию собственную оценку, причем в «мужском» субтексте часто дублируется содержание «женского» субтекста, но меняются оценки происходящих событий и поведения персонажей.

Совмещение в произведении гендерно маркированных «текстов в тексте», представленных «женскими» и «мужскими» субтекстами, является распространенным конструктивным приемом российской и французской женской литературы начала XXI века. По-видимому, «гендерная интертекстуальность» женской прозы отражает общие тенденции современной постмодернистской культуры.

Третья глава «Репрезентация гендера в современной женской литературе» посвящена сопоставительному анализу индивидуальных и имитируемых признаков речи авторов-женщин А. Гавальды, Ж. Ласко, О. Робски и В. Беляевой в аспекте проявления гендерного стиля и гендерной стилизации. Новое прочтение произведений, принадлежащих представителям современной женской литературы, в рамках гендерной стилистики углубляет представления о реализации в художественном тексте закрепленных в обществе гендерных стереотипов, соотносительных с понятиями «женственное» и «мужественное». Гендерное «измерение» коммуникативного поведения автора способствует более глубокому пониманию хорошо известных явлений социальной жизни, интерпретации их с учетом гендерной дифференциации, а также деконструкции, казалось бы, незыблемых понятий. Все это способствует и более полному проникновению в содержание художественных текстов, отражающих символы женского опыта.

А. Гавальда и Ж. Ласко, В. Беляева и О. Робски являются типичными представителями современной женской литературы, в произведениях которых наблюдается такое явление, как гендерная стилизация, т.е. расширение горизонтов стиля за счет изменения гендерной идентичности рассказчика. Другими словами, женщина-писатель «примеряет» гендерную роль мужчины, пользуясь, по определению феминистской критики языка, рациональным «мужским» языком.

Исследование речевой реализации гендерного стиля в произведениях А. Гавальды, Ж. Ласко, В. Беляевой и О. Робски позволило выявить следующие стилистические характеристики (или идентификационные признаки) женского субтекста, эксплицирующие базовый гендерный стиль авторов:

использование однородных членов предложения;

многочисленные повторы;

риторические вопросы;

диалогичность повествования;

преобладание сложных союзных или бессоюзных предложений над другими типами предложений;

частотность односоставных номинативных конструкций;

парцелляция и прерывистость изложения.

Женская эмоциональность реализуется прежде всего на синтаксическом уровне текста – в использовании однородных членов предложения, односоставных номинативных предложений, преобладании сложных союзных или бессоюзных предложений. Кроме того, повышенная эмоциональность проявляется в прерывистости изложения, эллиптичности высказываний и диалогичности повествования, что подтверждает выводы О. Есперсена, С.К. Табуровой, Т. Гомон, Е.И. Горошко, О.Л. Антинескул, Р. Лакофф.

Проиллюстрируем один из вышеназванных признаков базового гендерного стиля – многократное повторение подлежащего в абсолютном начале предложения (анафора):

Elle est comme les autres. Elle croit qu’elle est enceinte. Elle suppose. Elle imagine. Elle n’est pas encore sûre- sûre mais presque. Elle attend encore quelques jours. Pour voir. Elle sait qu’un test de pharmacie genre Predictor coûte 59 francs. Elle s’en souvient du premier bébé. Elle se dit : j’attends encore deux jours et je ferai le test [Gavalda 1999: 26].

Я смеялась и не обращала внимания, а когда обратила, выяснилось, что все вокруг уверены, что мы с Ильей любовники… Я запаниковала и вызвала себя на откровенный разговор. Я долго отпиралась, но, в конце концов, созналась себе, что абсолютно не понимаю, почему бы мне и не сойтись с Ильей. Я училась быть счастливой и свободной… [Беляева 2002: 236].

Другая характеристика женской манеры письма выражается в прерывистости изложения и использовании коротких синтагм, в единообразии синтаксических компонентов высказывания и парцелляции. Все эти средства призваны выразить взволнованное, порой аффективное эмоциональное состояние героини, ее боязнь упустить в рассказе что-то важное, стремительность речевого потока и порывистость движений, см.:

Elle se le figure. Cinq millimètres : un grain de blé. Un centimètre : une coquillette. Cinq centimètres : cette gomme posée sur son bureau. Vingt centimètres et quatre mois et demi : sa main grande ouverte [Gavalda 1999: 28].

Знаешь, если б ты тогда Вовку у меня не увела, я бы за него замуж вышла. И Саню бы не встретила. Или встретила бы, да поздно было б… Я ведь тогда места себе не находила. Думала – умру, не переживу, что ты с Вовкой… А потом Саня появился. Полгода за мной ходил, пока я не поняла, что это – мое, что это на всю жизнь. Так и получилось. А мальчишки какие у нас [Беляева 2002: 109].

Анализ произведений позволяет говорить об объективном влиянии гендерного фактора на стилевые параметры «женского» субтекста, главной характеристикой которого является высокая эмоциональность изложения, проявляющаяся в совокупности выражающих ее языковых средств.

Особое внимание в главе уделяется явлению гендерной стилизации в произведениях А. Гавальды, Ж. Ласко, В. Беляевой и О. Робски. С одной стороны, гендерная стилизация в современной женской литературе связана с борьбой за позиционирование женщин-писателей в литературном процессе, с желанием быть признанными в литературном мире, где главенствуют мужчины. С другой стороны, это своеобразный способ самовыражения, самопрезентации женщины-литератора, которая допускает «игру в смену пола» ради получения нового художественного опыта и достоверного изображения жизни мужчины. Гендерная стилизация может проявляться в легко имитируемых признаках мужской речи и признаках, имитировать которые значительно сложнее.

К легко имитируемым признакам относятся следующие:

субъект речи (рассказчик) – лицо мужского пола;

использование лексических единиц, свойственных мужской речи (например, просторечных, бранных, грубых и т.п.);

художественное воплощение реалий мужского мира.

Трудно имитировать синтаксические конструкции, свойственные мужской речи.

Тексты, написанные авторами-женщинами и стилизованные под мужской стиль письма, т.е. «мужские субтексты», служат уникальным в своем роде примером отражения одновременно рационального мужского мышления и эмоционального женского мироощущения. Мужское начало получает свое речевое воплощение в использовании лексических единиц, отражающих реалии мира мужчин и стереотипы их поведения:

Mal baisée! Non mais quelle salope! Toutes des salopes! Brigitte me fait tourner en bourrique, sa Laetitia est une ado de la pire espèce, l’autre là, sa Canadienne, une sangsue. Ma propre fille me fait la gueule parce que j’envisage de remplacer sa sainte mère! Un boeuf dans son sillon jusqu’au marriage de Mireille! Eh bien, merde! Maintenant, c’est fini! J’ai le droit à ma jeunesse. Brigitte, avec ses pudeurs de vierge et sa marmaille aux trousses, est trop vieille pour moi. Voilà ce qu’il y a! Je n’en veux pas!» [Lasco 2003: 58-59].

На светофоре передо мной BMW 645CI с восьмицилиндровым двигателем рванул с места так, как будто ее в космос запустили. Рабочий объем – четыре литра. Наверняка ручная коробка. На следующей неделе придет мой «мерседес» [Робски 2005: 210].

Однако наряду с признаками имитируемого гендерного стиля в «мужском» субтексте А. Гавальды и Ж. Ласко, В. Беляевой и О. Робски обнаруживаются языковые единицы, в целом несвойственные мужскому стилю письма, такие как ряды однородных членов предложения и риторические вопросы:

J’ai posé les pieds par terre le matin, je me suis nourri, je me suis lavé, j’ai enfilé des vêtements sur moi et j’ai travaillé [Gavalda 1999: 141].

Je suis un vrai salaud: je ne peux pas m’empêcher de comparer ma vie avec elle aux années que j’ai passées à côté de Danielle. Je réalise seulement maintenant combien elle était sèche, tranchante, autoritaire. Brigitte s’accommode de tout, ne pense qu’à me faire plaisir. La voilà qui effleure mes cheveux de ses doigts: elle est si attentive, généreuse, caressante. Un vrai bonheur! J’ai l’impression qu’elle sait déjà tout de moi, et, au lieu de me sentir dépossédé, je me livre sans retenue. Elle admet tout, explique tout, comprend tout. Et dire que j’aurais pu ne jamais connaître un tel bonheur! [Lasco 2003: 94-95].

Лада снова закатила скандал. Кто-то ей сказал про Дашу. Я клялся, что все это неправда. Я обвинял ее в том же самом, я обижался, я кричал [Робски 2005: 266].

Признаки, характеризующие базовый гендерный стиль автора-женщины, выявляют истинную гендерную принадлежность писательницы и позволяют зафиксировать явление гендерной стилизации. Таким образом, истинная гендерная идентичность автора проявляется и в стилизованном тексте.



Страницы: 1 | 2 | Весь текст