Ядерная программа Израиля 9 Общий обзор ядерных программ других


Доклад Секретариата:

«Перспективы взаимодействия Израиля и других стран Ближнего Востока

с международным режимом нераспространения ядерного оружия»

Оглавление TOC \f \o «1-9» \o «1-9» \h HYPERLINK \l «__RefHeading__727_1827820503″Введение3

HYPERLINK \l «__RefHeading__1193_1827820503″Международный режим нераспространения ядерного оружия4

HYPERLINK \l «__RefHeading__1195_1827820503″Применение гарантий МАГАТЭ на Ближнем Востоке6

HYPERLINK \l «__RefHeading__1197_1827820503″Зона, свободная от ядерного оружия на Ближнем Востоке7

HYPERLINK \l «__RefHeading__1199_1827820503″Ядерная программа Израиля9

HYPERLINK \l «__RefHeading__1201_1827820503″Ядерная программа Ирана11

HYPERLINK \l «__RefHeading__1203_1827820503″Общий обзор ядерных программ других стран Ближнего Востока13

HYPERLINK \l «__RefHeading__1205_1827820503″Заключение15

Введение

Действующий международно-правовой режим нераспространения ядерного оружия сумел замедлить и почти полностью ограничить распространение ядерного оружия по всему миру. Почти все ядерные программы, проводимые разными странами, находятся под пристальным наблюдением всего мирового сообщества. Ряд международных организаций, таких как Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ), Группа ядерных поставщиков (ГЯП) и Комитет Цангера, обладают влиянием и соответствующими возможностями для мониторинга ядерных программ и их разумного ограничения. Существуют примеры добровольного отказа государств от разработки ядерного оружия. Большим успехом стало создание зон, свободных от ядерного оружия («безъядерных зон») в Латинской Америке и Карибском бассейне, южной части Тихого океана и Юго-Восточной Азии. Кроме того подписаны, но не ратифицированы договора, создающие безъядерные зоны в Африке и Центральной Азии.

Но кроме позитивных тенденций есть и негативные. Так распространение научно-технических знаний позволяет все большему количеству стран иметь возможность развивать ядерные программы, в том числе и ядерное оружие. Лидеры развивающихся стран всё больше убеждаются в том, что обладание ядерным оружием придает им больший авторитет на переговорах с другими странами и обеспечивает доминирование в региональных отношениях. Это может привести к ядерной гонке между развивающимися странами в борьбе за обладанием ядерным оружием.

Заседание Совета Управляющих МАГАТЭ посвящено ситуации, сложившейся вокруг ближневосточного региона, где региональная нестабильность, вызванная этническими, конфессиональными и историческими предпосылками, осложняется попытками некоторых стран получить ядерное оружие в борьбе за региональное господство.

Международный режим нераспространения ядерного оружия

Базовым документом международно-правового режима нераспространения ядерного оружия является Договор о нераспространении ядерного оружия 1967 г. (ДНЯО). Этот документ представляет собой всеобъемлющее соглашение по контролю над ядерными вооружениями. К нему присоединились все государства мира, кроме Индии, Израиля и Пакистана. КНДР первоначально подписала договор, но вышла из него в 2003 году. По договору участники делятся на две категории – ядерные и неядерные государства. К ядерным отнесены Великобритания, Китай, Россия, США и Франция. Все эти страны испытали ядерное оружие до момента подписания договора и сейчас обладают им. При этом они являются постоянными членами Совета Безопасности ООН. Неядерные страны не имеют права на создание ядерного оружия.

Первоначально договор вступил в силу в 1970 году сроком на 30 лет, но в 1995 году страны-участницы продлили договор на неопределенный срок.

Договор не устанавливает специального механизма контроля за его соблюдением. Для мониторинга раз в пять лет созываются обзорные конференции. Три последних конференции прошли в 2000, 2005 и 2010 годах. Кроме того с 1995 года проводятся две сессии подготовительного комитета между обзорными конференциями.

Соблюдение ДНЯО гарантирует Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) Оно было создано в 1957 году по решению Организации Объединенных Наций (ООН) для содействия развивающимся странам в приобретении доступа к атомной энергии и обеспечения её безопасного использования. Но после подписания ДНЯО МАГАТЭ и неядерные государства-участники заключили соглашения о гарантиях, согласно которым инспекторы МАГАТЭ получили право посещать объекты, указанные как ядерные, государством, с которым было подписано соглашение.

Главным недостатком такого порядка было то, что список ядерных объектов составляли сами страны-участницы. Это создавало возможности для нарушений, потому что любое государство могло скрыть существование инфраструктуры, связанной с созданием ядерного оружия. Но даже ограниченные проверки позволяли вскрывать незаконную деятельность. Так в начале 1990 годов в ходе проверки ядерных объектов КНДР было выявлено существование северокорейской секретной ядерной программы.

Но очевидные недостатки существовавшего режима инспекций привели к созданию базового дополнительного протокола к соглашениям о гарантиях. Эти протоколы было предложено МАГАТЭ подписать всем государствам-участниками ДНЯО, включая тех, кто обладал ядерным оружием. Инспекторы МАГАТЭ теперь могли посещать объекты, не внесенные принимающей страной в список ядерных. Благодаря этому усилился контроль по соблюдению ДНЯО.

К сентябрю 2012 года на Ближнем Востоке Дополнительный протокол действует для Бахрейна, Иордании, Кувейта, Ливии, Мавритании, Марокко и Объединенных Арабских Эмиратов. Ирак, Иран и Тунис подписали, но еще не ввели его в действие. Ирак продолжает применять Дополнительный протокол на временной основе до его вступления в силу.

Кроме того, в 1970 годах государства-участники ДНЯО, обладающие ядерными технологиями, создали две неформальных организации: Группу ядерных поставщиков (ГЯП) и Комитет Цангера, решения которых не являются обязательными, но участники добровольно выполняют их. На встречах этих организаций, составляются списки материалов и технологий экспорт которых ограничивается и подлежит контролю. Кроме того принимаются решения и политического характера. Так в 1992 году ГЯП установило запрет на передачу технологий замкнутого ядерного топливного цикла (ЗЯТЦ) в страны, которые не подписали соглашения о гарантиях с МАГАТЭ.

Так же дополняют ДНЯО несколько международных договоров. Договор о запрещении ядерных испытаний в трех средах, подписанный в 1963 году между СССР, США и Великобританией, запрещает ядерные испытания в атмосфере, на поверхности и под водой. Другие ядерные державы не присоединились к этому договору. А в 1996 году был открыт для подписания Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). Он должен был вступить в силу после его ратификации 44 государствами, располагающими ядерными технологиями. Большинство из 44 стран, включая Россию, Францию и Великобританию, уже ратифицировало данный Договор. Китай и США подписали его, но не ратифицировали. Тем не менее, перспективы вступления этого документа в силу остаются неопределенными из-за позиции Конгресса США, не ратифицировавшего этот договор в 1999 году.

Применение гарантий МАГАТЭ на Ближнем Востоке

Существует несколько точек зрения на содержание понятия «Ближний Восток». Но наиболее логично объединить в нём три субрегиона: современные Турцию, Иран, Египет и арабские страны Азии. Самой значительной региональной организацией является Лига арабских государств. Её основными целями является обеспечение тесного взаимодействия между государствами-членами лиги, совместная координация политических действий и обеспечение независимости.

Общепризнанно, что применение всеобъемлющих гарантий Агентства к ядерным установкам и деятельности вносит значительный вклад в поддержание международного мира, безопасности и стабильности.

Все государства данного района кроме Израиля подчеркивают, что они являются участниками ДНЯО, и считают, что нет никакой автоматической последовательности, которая связывает применение гарантий по всем видам ядерной деятельности или создание безъядерной зоны на Ближнем Востоке с предварительным достижением мирного урегулирования. Израиль придерживается иного мнения: вопросы гарантий Агентства, а также все другие вопросы региональной безопасности не могут рассматриваться в отрыве от создания устойчивой региональной безопасности и эти вопросы следует обсуждать в рамках диалога по региональной безопасности и контролю над вооружениями.

Зона, свободная от ядерного оружия на Ближнем Востоке

В 1974 году Египет и Иран предложили создать зону, свободную от ядерного оружия (ЗСЯО) на Ближнем Востоке. С тех пор Генеральная ассамблея ООН каждый год принимает резолюцию, поддерживающую эту идею. В 1990 году президент Египта Хосни Мубарак, развивая идею, предложил создать зону, свободную от оружия массового поражения (ОМП). Весной 1995 г. прошла Конференция по рассмотрению действия и продлению ДНЯО. Важно отметить, что она проходила на фоне успехов Мадридского мирного процесса. Итоговая резолюция Конференции призывала все государства, не подписавшие ДНЯО, присоединиться к договору и поставить под гарантии МАГАТЭ свои ядерные мощности и призывала все ближневосточные государства участвовать в создании безъядерной зоны на Ближнем Востоке,

Однако серьезные препятствия, которые проявились в ходе переговоров, мешают реализации этих идей на Ближнем Востоке. Это ядерный потенциал Израиля, его отказ присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и стратегическая и политическая напряженность в регионе. Египет и другие арабские страны настаивают на вступлении Израиля в ДНЯО в качестве неядерного государства, Израиль высказывается в поддержку создания на Ближнем Востоке зоны, свободной от ОМП, включая ядерное, но лишь после подписания комплексного мирного соглашения между ним другими ближневосточными странами. Косвенно отказ Израиля служит подтверждением наличия у него ядерного оружия, от которого он не хочет отказываться. Учитывая неясность перспектив прочного арабо-израильского урегулирования, неопределенными остаются и перспективы денуклеаризации Израиля. Кроме того, демаркация такой зоны весьма затруднена, так как само понятие Ближнего Востока весьма размыто: ЗСЯО на Ближнем Востоке может частично перекрывать ЗСЯО в Африке, потому что Египет и другие государства Северной Африки расположены в зоне, которая покрывается ещё не ратифицированным Пелиндабским договором 1995 года.

На Обзорной конференции ДНЯО, в 2010 года в Нью-Йорке (США), вопрос о создании ЗСЯО на Ближнем Востоке нашел отражение в итоговом документе этой встречи. Было решено, что крайне необходимо созвать в 2012 году Конференцию по рассмотрению достигнутого прогресса в деле установления Зоны, свободной от ОМП на Ближнем Востоке. Позже было решено, что конференция пройдёт в декабре 2012 года в Хельсинки. Несмотря на отказ Израиля и Ирана участвовать в конференции, 17 декабря 2012 года конференция начала свою работу.

В 2011 году очередная Генеральная Конференция Совета Управляющих МАГАТЭ в своей резолюции призвала «все государства данного района принять меры, включая меры по укреплению доверия и меры по проверке, направленные на создание ЗСЯО на Ближнем Востоке ».

У государств Ближнего Востока по-прежнему отсутствует согласие относительно содержания и механизмов осуществления соглашения о создании на Ближнем Востоке ЗСЯО. Поэтому на данном этапе невозможно приступить к подготовке типовых соглашений и необходимо продолжать переговоры.

Ядерная программа Израиля

История ядерной программы Израиля на первом этапе связана с тесным сотрудничеством с Францией и началась в 1949 году, когда Франция и Израиль провели совместные ядерные исследования в области обогащения урана. А после того, как Израиль провёл успешную геологическую разведку в поисках урана в пустыне Негев, Франция и Израиль в 1956 году заключили секретное соглашение о постройке ядерного реактора в пустыне Негев. В 1957 Израиль впервые импортировал урановую руду из Южной Африки. В 1965 году Израиль при французской поддержке разработал баллистическую ракету «Jericho I», прошедшую модернизацию в 1987 году. Когда в 1973 году Египет и Сирия атаковали не готовый к войне Израиль, то премьер-министр Г. Меир заявила, что «не остановится ни перед чем ради победы». США интерпретировало это заявление, как намёк на намерение Израиля применить атомное оружие против арабских стран – считалось, что какой-то маломощный экспериментальный вариант атомного взрывного устройства в Израиле имелся. Широкую известность ядерная программа Израиля получила в 1986 году, когда в лондонской газете «The Sunday Times» был опубликован рассказ Мордехая Вануну, работавшего техником в Центре ядерных исследований в городе Димон в пустыне Негев. Он заявил, что Израиль проводит ядерную программу и обладает ядерным оружием. Ещё до публикации статьи Мордехай Вануну был арестован агентами Моссада в Риме, отправлен в Израиль и осужден на 18 лет тюремного заключения.



В течение 1980-х годов стратегический баланс на Ближнем Востоке изменился. Иран попытались ускорить программы создания или приобретения ОМП и средств его доставки. Это вызвало напряжение в Израиле и могло привести к ответному ускорению ядерной программы.

25 сентября 1996 года Израиль подписал Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), оказавшись единственным среди трех ядерных государств, не являющихся членами ДНЯО. С точки зрения Израиля, его присоединение к ДВЗЯИ, так же как и более раннее подписание Конвенции о запрещении химического оружия, показывают его интерес к режиму контроля над вооружениями, при условии существования надежной системе проверки.

При этом Израиль придерживается «политики ядерной неопределенности», отказываясь от признания или отрицания наличия ядерного оружия и биохимического оружия. Арабские страны, которые резко критикуют ядерную политику Израиля, многократно обращалось к Израилю с решительным призывом немедленно вступить в Договор о нераспространении ядерного оружия и требовало от стран-участниц этого договора предпринять действия для разрешения МАГАТЭ провести проверку ядерных объектов в Израиле.

На сегодняшний день Израиль обладает следующим оружием, предположительно способным нести ядерный заряд: ракеты «Jericho III» и «Jericho II», 18 истребителей-бомбардировщиков «F-15I Ra’am» и 3 подводных лодки типа «Dolphin».

Ядерная программа Ирана

Иранская ядерная программа началось с покупки у ЮАР в 1970 году 600 тонн очищенного уранового камня. После Исламской революции Духовный лидер исламской революции Аятолла Хомейни немедленно заморозил строительство почти полностью готовой АЭС в Бушере, и объявил ядерное оружие аморальным и бесчеловечным. Страну покидают все иностранные и иранские специалисты в ядерных технологиях.

Но через несколько лет, в начале 1980 годов мирная ядерная программа была возобновлена. В Исфахане был создан при помощи Китая учебно-исследовательский центр с исследовательским реактором на тяжёлой воде и была продолжена добыча урановой руды. Одновременно Иран вел переговоры о закупке технологий обогащения урана и производства тяжелой воды с компаниями из Швейцарии и ФРГ. Стремление иметь собственное ядерное оружие связано с проигрышем в ирано-иракской войны (1980-1988), когда иракская армия использовала оружие массового уничтожения. Иранская армия, не готовая к этому, понесла огромные потери. Это заставило Иран пойти на заключение перемирия с Ираком и пересмотру своего отношения к оружию массового уничтожения. Кроме того, Пакистан и Индия, соседи Ирана, активно разрабатывали свои атомные бомбы, Израиль так же мог обладать ядерным оружием.

В Иране были разведаны достаточно богатые месторождения урана по всей стране: в Бендер-Аббасе, Саганде и Ардакане. Эти запасы урана способны 10 лет обеспечивать топливом станцию мощностью в 1000 МВт. Кроме того, не исчерпаны и возможности дальнейшей геологической разведки. Но развертывая ядерную программу, Иран столкнулся с главной проблемой – нехваткой специалистов и технологий. Основными источниками технологий в ядерной сфере стали Россия и Китай. Россия стала местом для подготовки специалистов в ядерной сфере. Тогда же Иран начал воссоздавать научно-исследовательскую инфраструктуру, необходимую для создания ядерного оружия.

До 1991 года имевшиеся на территории Ирана атомные объекты регулярно посещались инспекторами МАГАТЭ. Но затем Иран запретил инспекторам МАГАТЭ посещать свои ядерные объекты без заблаговременного сообщения о визите.

Тогда же, в 1991 году, Иран решил достроить АЭС в Бушере, стоявшую недостроенной с 1978 года. Он обратился к ФРГ, которая начинала строительство в1978, но получает отказ на продолжение работ. Так как неудачей закончились переговоры Ирана с Китаем и Бразилией, то в 1992 году был заключен договор с Россией. Считается, что Бушер жизненно важен для иранской ядерной программы, так только тут возможно производить оружейные радиоактивные материалы.

Баллистические ракеты «Зильзаль-2» и «Шахаб-3», имеющиеся на вооружении Ирана, способны нести боеголовки с ОМП. Эти ракеты могут поражать цели в Израиле, бывших республиках советской Средней Азии, южных регионах России и Украины.

В 2003 году МАГАТЭ опубликовала доклад, согласно которому на ядерных объектах Ирана были обнаружены следы наличия высокообогащенного урана, пригодного для изготовления ядерного оружия. А 2004 году МАГАТЭ пришло к выводу, что Иран получил в свое распоряжение центрифуги, необходимые для обогащения урана и обычно используемые для получения военных материалов.

Иран не ратифицировал дополнительный протокол к ДНЯО в 2003 году, и поэтому он не полностью допускал на все объекты международных инспекторов и продолжал настаивать на мирном характере своей ядерной программы.

7 ноября 2004 года Иран подписывает с Европейским Союзом Предварительное соглашение на уровне экспертов и соглашается приостановить работы по обогащению урана. При этом представители ЕС обещают поставлять Ирану ядерное топливо и атомные технологии, а также легководный реактор. В июне 2005 после избрания президентом М. Ахмадинежада позиция Ирана становится жёстче и переговоры срываются. Тегеран снимает пломбы с ядерного центра в Исфахане и возобновляет работы по конверсии урана.

В декабре 2006 года Совет Безопасности ООН единодушно принимает резолюцию 1737, предусматривающую введение санкций против Ирана, который отказывается приостановить свою ядерную программу. В соответствии с решением ООН всем странами мира запрещено поставлять Тегерану материалы, оборудование и технологии, которые могут внести свой вклад в разработку ядерных и ракетных программ Ирана.

В июне 2010 года Совет Безопасности ООН 12 голосами «за» одобрил резолюцию 1929

, предусматривающую санкции в отношении Ирана. Против резолюции проголосовали Турция и Бразилия и воздержался Ливан. Согласно новым санкциям Ирану запрещено инвестировать в некоторые виды сфер экономики, например, в урановые рудники, также невозможна продажа Ирану некоторых видов обычных вооружений. Указаны предприятия, частные лица и иранские банки, зарубежные активы, которых будут заморожены. Закреплены пункты о возможности досмотра иранских судов в нейтральных водах.

Общий обзор ядерных программ других стран Ближнего Востока

Кроме вышеупомянутых Израиля и Ирана в разные годы также появлялась информация в разные годы о наличии военных ядерных программ или наработок на Ближнем Востоке у Египта, Саудовской Аравии и Сирии. Кроме того, стоит отметить, что на территории Турции размещается ядерное оружие США.

Египет присоединились Пелиндабскому договору 1996 года, отказавшись в соответствии с ним от разработок ядерного оружия.

Саудовская Аравия обладает техническими возможностями для производства ядерного оружия. Так же известны его тесные связи с Китаем, Пакистаном и Ираном, странами обладающими ядерным оружием. В 2005 году Саудовская Аравия отклонила требование МАГАТЭ о проведении инспекции, мотивировав это протоколом о малых количествах, подписанном в 1971 году 70 государствами. В этом документе оговаривается, что МАГАТЭ не проводит проверки в государствах, где в ядерных программах фигурирует небольшое количество ядерных веществ. В ответ на ноты США, Европейского Союза и Австралии, которые потребовали проведения инспекции, Саудовская Аравия допустила инспекторов МАГАТЭ на свою территории, подтвердила намерение осуществлять сотрудничество с МАГАТЭ и поддержку создание безъядерной зоны на Ближнем Востоке. В январе 2012 года, китайский премьер-министр Вэнь Цзябао и король Абдалла подписали соглашение о сотрудничестве в области ядерной энергетике.

Сирия является участником ДНЯО и обладает исследовательским реактором китайского производства. Исследования проводились под контролем инспекторов МАГАТЭ. Но 6 сентября 2007 года ВВС Израиля разбомбили в Сирии объект, который Израиль назвал строящимся ядерным реактором. В июне 2008 года инспекторы МАГАТЭ были допущены для посещения этого объекта. При этом они не нашли достаточных доказательств того, что Сирия разрабатывает ядерное оружие, за исключением повышенного содержания частиц урана, являющихся продуктом химической обработки.

В дальнейшем Сирия отказывала в посещении инспекторам МАГАТЭ другие свои военные объекты, утверждая, что чрезмерная открытость в данной сфере будет только способствовать привлечению к Сирии внимания мирового сообщества.

После этого в течение трёх лет руководство Сирии не предоставляло МАГАТЭ какую-либо информацию об объекте, атакованном ВВС Израиля. А 24 мая 2011 генеральный директор МАГАТЭ опубликовал доклад, содержащий вывод о том, что разрушенное здание в Сирии «весьма вероятно» было ядерным реактором, который Сирии следовало открыть для контроля со стороны МАГАТЭ.

Заключение

Сложная и комплексная проблема стоящая сегодня перед участниками заседания Совета управляющих МАНАТЭ, требует принятия компромиссного решения, Говоря проблеме распространения ядерного оружия на Ближнем Востоке, следует подчеркнуть, что это проблема носит международный характер. Это обстоятельство требует консолидации усилий целого ряда государств в масштабах региона и всего мира.

Необходимо обсудить существующие ядерные программы на Ближнем Востоке. Важно понять то, насколько комплексным и полномасштабным является контроль инспекторов МАГАТЭ над ядерными программами в регионе и предложить условия, при исполнении которых мониторинг станет более тщательным. Необходимо отыскать пути решения противоречий между Израилем и арабскими странами на пути к достижению прочного мира и ограничения распространения ядерного оружия на Ближнем Востоке. Требуется отыскать тот путь, который приведёт страны Ближнего Востока к подписанию документа о создании ближневосточной зоны, свободной от ядерного оружия.

Таким образом, работа МАГАТЭ будет способствовать укреплению мира. Но только при реальном сотрудничестве появится возможности для решения стоящей перед нами сегодня проблемы.

В ГЯП входят Аргентина, Австралия, Австрия, Беларусь, Бельгия, Бразилия, Болгария, Канада, Китай, Хорватия, Кипр, Чешская Республика, Дания, Эстония, Финляндия, Франция, Германия, Греция, Венгрия, Исландия, Ирландия, Италия, Япония, Казахстан, Латвия, Литва, Люксембург, Мальта, Нидерланды, Новая Зеландия, Норвегия, Польша, Португалия, Румыния, Россия, Словакия, Словения, Южная Африка, Южная Корея, Испания, Швеция, Швейцария, Турция, Украина, Соединенное Королевство и Соединенные Штаты Америки. Постоянным наблюдателем является Еврокомиссия.

В Комитет Цангера входят Аргентина, Австралия, Австрия, Беларусь , Бельгия, Болгария, Канада, Китай, Хорватия, Чехия, Дания, Финляндия, Франция, Германия, Греция, Венгрия, Ирландия, Италия, Япония, Казахстан, Южная Корея, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Румыния, Россия, Словакия, Южная Африка, Испания, Швеция, Швейцария, Турция, Украина, Соединенное Королевство и Соединенные Штаты Америки.

В ЛАГ входят Алжир, Бахрейн, Джибути, Египет, Иордания, Ирак, Йемен, Катар, Коморы, Кувейт, Ливан, Ливия, Мавритания, Марокко, ОАЭ, Оман, Палестина, Саудовская Аравия, Сомали, Судан и Тунис. Приостановлено членство Сирии. Наблюдателями являются Бразилия, Эритрея, Индия и Венесуэла.

Обычно она называется «Опасность распространения ядерного оружия на Ближнем Востоке »

Модель ООН МГУ им. М.В. Ломоносова 2013

Москва, 2013 г.