Энергосбережение стоит денег


Энергосбережение стоит денег

ЕКАТЕРИНБУРГ. ФЗ «Об энергосбережении» споткнулся уже на начальном этапе — об аудит бюджетных учреждений. Для качественных обследований необходимы четкие и жесткие стандарты, система обучения специалистов, ориентация аудитора на дальнейшее выполнение энергосервисного контракта и экономическая заинтересованность участников процесса.B начале осени в Минэнерго начали поступать энергопаспорта бюджетных учреждений. Урал оказался в передовиках: Челябинск зарегистрировал паспорта первым из российских муниципалитетов, Тюменская область стала пионером среди субъектов РФ.Предполагаемые затраты и эффект от аудита в столице Южного Урала прогнозирует замглавы администрации Челябинска по городскому хозяйству Егор Ковальчук: «Всего городская казна тратит на энергетические ресурсы этих объектов более 800 млн рублей ежегодно. По нашим предварительным оценкам, экономический эффект от энергосберегающих мероприятий, которые нужно провести в бюджетных учреждениях Челябинска, может достичь 200 млн рублей в год. В целом сократить потребление ресурсов возможно более чем на 15%, существуют объекты, в которых реально уменьшение на 20 — 25%. Суммарные затраты на внедрение мероприятий по этим программам составят 1,23 млрд рублей, срок окупаемости — 6,5 года». Однако в целом по Уралу ситуация далеко не так оптимистична. В той же передовой Челябинской области, по словам заместителя начальника управления инженерной инфраструктуры регионального Минстроя Владимира Долотова, большинство территорий до сих пор не приступило к энергоаудиту (по закону «Об энергосбережении» все бюджетные учреждения должны получить паспорта до конца 2012 года). Активно он проводится лишь в Челябинске, Озерске и Саткинском районе. На Среднем Урале до конца 2011 года будет проведен аудит 70 объектов, находящихся в собственности региона, указывает начальник отдела энергосберегающих технологий министерства энергетики и ЖКХ Свердловской области Александр Чистяков. Заместитель директора Института энергосбережения Владимир Бегалов обрисовывает общероссийскую картину: «На конец сентября в Минэнерго зарегистрировано 300 паспортов, 800 отправлено на доработку, около трех тысяч находилось на рассмотрении». Это ничтожно мало. Для сравнения: только Тюменская область подготовила паспорта 2,8 тыс. объектов, Челябинск — чуть менее 1,6 тысячи. Всего, по грубым подсчетам, в России несколько миллионов объектов, находящихся в муниципальной, региональной или федеральной собственности.

Чтобы разобраться, что тормозит процесс паспортизации, журнал «Эксперт-Урал» собрал за круглым столом представителей власти, саморегулируемых организаций, практикующих энергоаудиторов и заказчиков.

Не горит

— Сегодня ситуация в стране такова: в конкурсах на проведение энергоаудита бюджетных учреждений крутится около 600 млн рублей. Объем данного рынка, по нашим оценкам, — 10 миллиардов. Чтобы в полном объеме выполнить все необходимые энергетические обследования до конца 2012 года, нужно примерно 10 тыс. аудиторских компаний. На данный момент их 5,5 тысячи, хорошо, если тысяча из них проводит нормальные обследования, — сетует исполнительный директор саморегулируемой организации (СРО) «Союз «Энергоэффективность»» Дмитрий Серебряков. По словам Александра Чистякова, бюджетные учреждения не до конца оснащены приборами учета, и сейчас именно это является их приоритетом, поскольку срок закончился еще 1 января 2011 года. Об энергоаудите они не особо задумываются: пока есть больше года. Обязательства растут как снежный ком. Еще один сдерживающий фактор — форма энергопаспорта. С момента принятия закона она уже несколько раз изменялась. Последняя редакция должна была появиться 1 августа, но этого не произошло. Генеральный директор компании «Проект-сервис» (Челябинск) Наталья Багина:- Сегодня нет единого понимания между министерством энергетики, СРО, энергоаудиторами, разработчиками паспорта в части методики его формирования и заполнения. Мы вынуждены были создать целую службу, состоящую из ИТ-специалистов, программистов, чтобы суметь сдать паспорта в Минэнерго. И я не уверена, что нам их не вернут по каким-либо формальным признакам. Методика полностью отдана на откуп СРО. У каждой организации она своя (например, у «Союза «Энергоэффективность»» разработан сервис E-pass. — Ред.). Даже внутри одной СРО существует разница в понимании разработки и заполнения энергопаспорта. В Минэнерго постоянно меняются требования к документу, но они носят формальный характер, и мы, по сути, каждый раз занимаемся бесполезной работой по его переделке. Стремление к унификации привело к тому, что для одних объектов паспорт избыточен, для других — вовсе не подходит. Я уверена, что необходима библиотека паспортов для различных типов компаний и объектов. Подобные предложения уже звучали: руководители российских СРО предлагали Минэнерго создать четыре формы паспортов — для генерации, сетевых компаний, бюджетных учреждений и крупных промышленных потребителей. Движения в этом направлении пока нет. Объективный тормоз — сроки аудита. По словам замначальника управления энергоаудита Энергопромышленной компании (Екатеринбург) Алёны Роскошной, для качественного обследования бюджетного учреждения необходимо минимум три месяца, для промобъекта — от шести месяцев до года. Законодатели явно недооценили фронт работ. Начальник отдела энергоаудита Тюменской энергосбытовой компании (Сургут) Линар Садыков:- Самая главная проблема при проведении аудита — это отсутствие достоверной информации, что не позволяет провести анализ, принять какие-то решения, выработать рекомендации. Особенно сложно найти данные за несколько предыдущих лет. При этом мы понимаем, что точечные замеры ничего не дают. Завтра, через неделю это могут быть совершенно другие цифры. Нужно анализировать расходы электричества, воды, тепла на достаточно длинном отрезке времени. Мы часто сталкиваемся с непониманием заказчиков, мол, мы вам деньги заплатили, а еще и какие-то документы предоставлять обязаны? В некоторых бюджетных учреждениях при слове «аудит» тут же заявляют, что никто кроме директора ничего говорить не будет. Доходит до того, что люди без получения инструкций от своих руководителей отказываются что-либо делать. Конечно, такая позиция понятна — в бюджетных учреждениях практически отсутствуют квалифицированные кадры, способные понять, что такое энергоаудит.  По словам экспертов, многие руководители бюджетных учреждений боятся аудита как огня — он способен вскрыть нарушения и злоупотребления. На наш взгляд, не последнюю роль в затягивании процедуры энергоаудита играет менталитет. Мало кто верит, что срок введения норм закона «Об энергосбережении» не будет продлен. Подобный «механизм» срабатывает не первый раз. Так же переносилась дата внедрения саморегулирования в строительстве, на несколько лет растянулось вступление в силу пунктов закона о защите персональных данных.

Подмена понятий 

Если не хватает денег и времени — не будет и качества аудита. Серьезный негатив исходит от пресловутого закона «О госзакупках». Участники круглого стола замечают, что иногда подрядчики, выигрывающие электронные аукционы, «снимают» с первоначальной цены 90 — 95%. Некоторые частные предприниматели предлагают энергоаудит по 8 тыс. рублей без выезда на место: по сути, обследуют объект по фотографии, пишут в паспорте типовые мероприятия. Участники рынка ждут внедрения федеральной контрактной системы (разработана Минэкономразвития совместно с Высшей школой экономики), предусматривающей отбор победителей не только по цене, но и по качеству. Однако пока о вступлении в силу новых норм ничего не известно. В итоге вместо рынка энергоаудита сформировался рынок энергопаспортов. Вся ответственность за качество исследования возложена на СРО (Минэнерго только регистрирует паспорта). Но сегодня эта система находится в младенческом состоянии. По аналогии со строительным рынком в энергоаудите начали появляться коммерческие СРО (всего в стране 117 СРО энергоаудиторов), которые торгуют допусками, не создают никаких стандартов работы, не занимаются проверкой паспортов. Дмитрий Серебряков: «Имеет место и откровенное мошенничество. Буквально недавно ко мне пришли представители двух компаний-аудиторов. Говорят: мы не знаем, куда отправлять паспорта. Вступили в одну из питерских СРО, оплатили взносы. Но теперь ее руководство пропало, телефоны не отвечают. Они просили взять их в нашу СРО, но я не могу этого сделать». Владимир Бегалов добавляет: — Еще одна проблема связана с самоаудитом энергоснабжающих компаний. Они создают в своей структуре спецподразделения и своими силами проводят обследование: что захотят, то и напишут. У некоторых СРО, конечно, есть практика экспертизы подобных мероприятий. Но в большинстве своем саморегулируемые организации отказываются от сложной процедуры перепроверки. Я бы сказал, что экспертиза паспортов сегодня вообще не развита. Все думают, что СРО хорошо живут на членские взносы. Это не так. Расходы на экспертизу проведенного аудита необходимо закладывать в техзадание, но это делают в основном коммерческие предприятия, заинтересованные в снижении потребления ресурсов. У бюджетных структур на это денег нет.Ради справедливости заметим: сегодня СРО идут в направлении создания единых и четких стандартов качества аудиторской проверки. Директор компании Envidatec (Екатеринбург) Олег Пойлов: — Мы совместно с «Союзом «Энергоэффективность»» инициировали проект по созданию стандартов проведения энергетического обследования. Они включают и российские, и международные нормы. Эти правила указывают, как необходимо проводить качественный энергоаудит. Стандарты будут сертифицированы TUV как лучшая международная практика. Пока это будут стандарты нашей СРО. Но уже достигнута договоренность о том, что они будут приняты как стандарты Союза СРО, в который входят саморегулируемые организации Москвы, Томска, Казани, Самары и ряда других регионов.Отдельный вопрос — квалификация энергоаудиторов. После принятия закона «Об энергосбережении» число компаний, оказывающих эти услуги, начало быстро множиться. Курс обучения аудитора сегодня составляет 72 часа. За это время можно систематизировать знания специалистов с опытом работы в отрасли. Но получить качественного эксперта нельзя. А интернет уже пестрит объявлениями «Удостоверение энергоаудитора. Дешево!». Как уверяют участники круглого стола, в последнее время ситуация выправляется: раньше на курсы приходили дантисты, звонари, шоферы и т.д. Все думали, что быть энергоаудитором просто и прибыльно. Теперь учатся люди, в основном хотя бы знакомые с энергетикой. Крупные промпредприятия внешним аудиторам доверяют не всегда. Технический директор «УВЗ — Энерго» (Нижний Тагил, Свердловская область) Владимир Потапов:- На данный момент энергоаудитом непосредственно Уралвагонзавода и заводов корпорации занимается аффилированная компания «УВЗ — Энерго». Сейчас мы вышли с инициативой создания единого органа, который бы проводил обследование всех предприятий корпорации. Квалификация внешних аудиторов оставляет желать лучшего. Один из наших заводов не так давно обследовала фирма, половина их отчета состояла из саморекламы, были предложены банальные мероприятия, от которых никакого толка нет. Я считаю, что нормы закона, позволяющие вступать в СРО любым компаниям с четырьмя специалистами, имеющими диплом аудитора, слишком мягки. Необходима сертификация подобных фирм. Иначе весь аудит будет носить формальный характер.Очевидно, что систему обучения аудиторов нужно менять. В идеале появление достаточного количества квалифицированных специалистов должно привести к созданию на бюджетных и промышленных объектах энергоменеджмента.



Шаг № 2

За рамками собственно аудита обнаружится еще одна проблема — отсутствие его интеграции с энергосервисными контрактами (компания-поставщик на свои или заемные средства реализует программы энергосбережения, а затем окупает инвестиции за счет сэкономленных энергоресурсов). Положительный опыт, пожалуй, есть только в Екатеринбурге. Начальник управления топливно-энергетического хозяйства администрации Екатеринбурга Андрей Щербинин:- Мы на протяжении десяти лет занимаемся сбором информации по муниципальным учреждениям. Поэтому не намерены заключать договоры с компаниями, которые зарабатывают на составлении паспортов, только переписывая ту информацию, которая им предоставлена. Нам гораздо проще найти какую-нибудь фирму и за 5 — 10 тысяч оформить необходимые по законодательству документы. Я считаю, что составление паспорта по нашим бюджетным объектам и вовсе должно быть бесплатным. Но мы пошли на шаг дальше — заходим на энергоаудит сразу с точки зрения дальнейшего заключения энергосервисных контрактов (то есть аудит — это обязательный элемент перед заключением контракта). Подрядчик должен нести ответственность за конечный результат — сбережение энергоресурсов. Это прописано в техзадании, и за это платятся достойные деньги. Путь энергосервисному контракту преграждает бюджетный процесс. Интрига прошлого года сохраняется . Александр Чистяков: «Хотя в бюджетный и налоговый кодексы внесены изменения, однако на практике до сих пор очень сложно выделить в бюджете затраты, которые пойдут на оплату повышенных тарифов, отразить сэкономленные средства, определить энергосервисную составляющую. Непонятно, по какой статье перечислять деньги подрядчику, реализовавшему контракт. Прецедентов подобной практики практически нет».

Глава апокалиптическая

Если смотреть на проблему энергосбережения глобально, то все вопросы, обозначенные выше, сегодня не набрали максимальной остроты. Практически всем бюджетным учреждениям (и некоторым промпредприятиям, а далее и жилым домам) типовых мероприятий для экономии ресурсов достаточно. Если не обращать внимания на узкие места, коллапс случится, когда потенциал быстроокупаемых мало- и среднезатратных проектов энергоэффективности будет выработан. Тогда страна неизбежно войдет в период капиталоемких программ. 261-ФЗ «Об энергосбережении» споткнулся об аудит. И, вероятно, обречен спотыкаться на каждом шагу. Причина, по словам технического директора ИВП «Крейт» Александра Пирогова, в отсутствии экономической заинтересованности субъектов процесса энергосбережения: «Хороших законов много, но они не работают, потому что не учитывают экономическую целесообразность и заинтересованность. Цифра в 15% — красивая. Но никто не задумывался, а людям это надо? А чиновнику это надо? Если подобного контекста не будет, то хоть расстрельные статьи вводи, закон не заработает». В правительстве, очевидно, понимали, что процесс повышения энергоэффективности столкнется с серьезными барьерами. Поэтому в законе нет никаких санкций за нарушения норм. Так что, как сказала Наталья Багина, 2012 год в трактовке 261-ФЗ не наступит, а если правительство будет настаивать на установленных сроках, то вся идея закона будет загублена. 

КСТАТИ:

ПЕРМЬ. Правительство России направило из федерального бюджета 5,27 млрд. рублей в качестве субсидий на 2011 год субъектам РФ на софинансирование расходных обязательств, связанных с реализацией региональных программ в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности. Соответствующее распоряжение подписал премьер-министр РФ Владимир Путин.

Согласно документу Пермскому краю на реализацию программ энергосбережения и повышения энергоэффективности в текущем году выделено 65 млн. 632 тыс. рублей.

Напомним, в Прикамье реализуется программа по энергосбережению на 2010-2015 годы. Цели программы – сокращение энергоемкости валового регионального продукта за счет уменьшения потребления энергоресурсов на территории Пермского края и снижение потребления воды, газа, тепла, электроэнергии, природного газа бюджетными учреждениями на 3% в год.

Средства бюджета Пермского края расходуются на проведение энергообследований краевых бюджетных учреждений, установку в них приборов учета, замену люминесцентных ламп. Также предусмотрены субсидии местным бюджетам на установку общедомовых счетчиков в жилом секторе и т.д. Главным результатом от реализации программы должно стать ежегодное уменьшение затрат на оплату ТЭР в бюджетной сфере и ЖКХ на 3%, начиная с 2010 года.

Источники: журнал «Эксперт-Урал, Пермский региональный сервер