Эколого-микробиологическая индикация и биоремедиация почв естест


На правах рукописи

ГРОДНИЦКАЯ ИРИНА ДМИТРИЕВНА

ЭКОЛОГО-МИКРОБИОЛОГИЧЕСКАЯ ИНДИКАЦИЯ И БИОРЕМЕДИАЦИЯ ПОЧВ ЕСТЕСТВЕННЫХ И НАРУШЕННЫХ

ЛЕСНЫХ ЭКОСИСТЕМ СИБИРИ

Специальность 03.02.08. – экология (биология)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Красноярск 2013

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте леса им. В.Н. Сукачева Сибирского отделения Российской академии наук (ИЛ СО РАН) в отделе физико-химической биологии и биотехнологии древесных растений.

Официальные оппоненты:

Наплекова Надежда Николаевна, доктор биологических наук, профессор,

ФГБОУ ВПО «Новосибирский государственный аграрный университет»,

заведующая кафедрой агроэкологии и микробиологии

Терещенко Наталья Николаевна, доктор биологических наук,

ФГБОУ ВПО «Национальный исследовательский Томский государственный университет, Биологический институт», профессор кафедры

экологической и сельскохозяйственной биотехнологии

Демиденко Галина Александровна, доктор биологических наук, профессор,

ФГБОУ ВПО «Красноярский государственный аграрный

университет», заведующая кафедрой агроэкологии и природопользования

Ведущая организация:

Федеральное Государственное бюджетное

учреждение науки Институт почвоведения

и агрохимии Сибирского отделения Российской

академии наук (ИПА СО РАН)

Защита состоится «08» октября 2013 года в 10:00 час. на заседании диссертационного совета Д 003.056.01 при Федеральном Государственном бюджетном учреждении науки Институте леса им. В.Н. Сукачева Сибирского отделения Российской академии наук (ИЛ СО РАН) по адресу: 660036, г. Красноярск, Академгородок, д.50/28. Тел./факс (391) 243-36-86 E-mail: [email protected]

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИЛ СО РАН

Автореферат разослан «_____» __________ 2013 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор биологических наук, профессор Е.Н. Муратова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы.

В настоящее время является актуальным определение степени антропогенного воздействия на экосистемы разных уровней, в том числе и на почвенную среду. Высокая чувствительность биотического комплекса позволяет проводить раннюю диагностику любых негативных и позитивных изменений в почвенных экосистемах и использовать биологические параметры в качестве критериев биомониторинга их состояния. Микробиологические показатели характеризуют важнейшие физиологические процессы почвенных микробных сообществ: дыхание, рост, отмирание биомассы и т.д. (Кожевин и др., 1994; Kennedy, Smith, 1995, Ohtonen et al., 1999). Как биоиндикатор, микробное сообщество является самым чутким показателем почвенно-химических условий, способное дать интегральную оценку состояния почвенного покрова и экосистемы в целом (Звягинцев, 1987; Наплекова, 2000; Ананьева, 2003; Сорокин, 2009).

В этой связи возникает необходимость выявления наиболее значимых и легко определяемых критериев, которые бы описывали реакцию микробного сообщества на те или иные антропогенные или природные воздействия. Отдельные виды микробных сообществ, закономерности их сочетаний являются адекватными индикаторами экологического состояния окружающей природной среды.

Высокая скорость роста и размножения почвенных микроорганизмов на протяжении сотен поколений позволяет в короткие сроки выявить влияние любого экологического фактора. Реакция микробиоты на биоценотическом уровне выражается в изменении ее количественного и качественного состава. Определение видового разнообразия (богатство числа видов и равномерность их распределения) или групп микроорганизмов можно назвать мерой устойчивости исследуемой почвенной экосистемы (Изучение…, 1986).

Следовательно, индикаторами изменений в почве могут быть различные параметры микробоценоза, которые можно использовать для оценки и сравнительной характеристики почв. Однако при интерпретации результатов отклика микробоценоза на экзогенные нарушения следует принимать во внимание естественные природные флуктуации численности и степень активности микроорганизмов, а также учитывать взаимоотношения микробных популяций, как между собой, так и с растительными сообществами (Brookes, 1995; Сорокин, 2009).

В условиях лесных и лесоболотных экосистем Сибири, где широко представлено разнообразие почв автоморфного и гидроморфного почвообразования, особенно актуальным и важным становится микробиологическая диагностика, основанная на выявлении специфичных для конкретного региона надежных экологических биоиндикаторов с разработкой строгой биосимптоматики почвенных процессов в природных и искусственно-созданных лесных экосистемах. Применение оригинальных подходов в биоиндикации и биоремедиации антропогенно-нарушенных почв с помощью микробных агентов нашло свое развитие в наших исследованиях.

Цель работы — выявить комплекс микробных индикаторов, позволяющий провести сравнительную оценку состояния почв естественных и нарушенных (техногенных и агрогенных) экосистем Сибири, обосновать возможности их микробной биоремедиации.

Задачи исследований:

1. Используя структурно-динамические и функциональные критерии микробных комплексов (индикационные показатели), оценить экологическое состояние естественных почв автоморфного и гидроморфного почвообразования в условиях северной, средней и южной тайги Средней и Западной Сибири.

2. Изучить динамику микробных комплексов в почвах пихтовых лесов, поврежденных сибирским шелкопрядом, определить роль микроорганизмов в лесовозобновлении пихтарников и выявить особенности их функционирования.

3. Выявить степень воздействия техногенных выбросов на структурно-динамические параметры почвенных микробоценозов; определить роль микробной компоненты в восстановлении почв техногенно-преобразованных ландшафтов (Бородинский угольный разрез).

4. Исследовать биоклиматические особенности микробоценозов агропочв лесных питомников разных климатических зон Средней Сибири, выявить общие закономерности их функционирования, определить экофизиологическое состояние микробных сообществ в них.

5. Выявить новые и типичные инфекционные заболевания, поражающие сеянцы хвойных разных возрастов, в лесопитомниках Красноярского края и Хакасии с идентификацией основных возбудителей болезней.

6. Провести скрининг микроорганизмов, проявляющих антагонистические свойства к фитопатогенам, определить спектр их активности и перспективы использования в биоремедиации антропогенно нарушенных (агрогенных) почв.

Защищаемые положения

1. Лесорастительное состояние почв естественных и антропогенно-нарушенных экосистем следует оценивать эколого-микробиологическими индикаторами, адекватно отражающими ответные реакции микробоценозов на воздействующий фактор на популяционном, ценотическом и функциональном уровнях.

2. Основным фактором формирования микробных сообществ в агрогенных почвах лесных питомников являются посевы монокультуры, которые, на фоне зональных экологических особенностей и способов обработки, меняют направленность биогенных почвенных процессов в сторону снижения трофности и биоразнообразия, что способствует повышению фитопатологической нагрузки на почвы и возникновению инфекционных заболеваний сеянцев хвойных.

3. Микробные индикаторы позволяют оценить биологическое состояние нарушенных почв и определить стратегию их биовосстановления (биоремедиацию) за счет привлечения перспективных популяций аборигенных видов (штаммов) биологически активных микробных агентов, обладающих ярко выраженными антагонистическими и ростстимулирующими свойствами.

Научная новизна

Установлен ряд адекватных микробиологических и эколого-физиологических индикаторов, позволяющих проводить экспресс-оценку экологического состояния почвенных систем, как в естественных биогеоценозах, так и при антропогенных (техногенных) нагрузках. Разработана комплексная схема оценки показателей антропогенных (техногенных) и естественных воздействий на лесные биогеоценозы по микробным тестам.

Определены показатели, по которым можно осуществлять индикацию на популяционном, ценотическом (шкала диапазонов численности ЭКТГМ) и экофизиологическом (МБ, qCO2) уровнях.

Впервые проведена сравнительная оценка скорости сукцессионных перестроек микробных сообществ агропочв питомников разных биоклиматических зон Приенисейской Сибири. Отмечен повышенный адаптивный потенциал у микробных сообществ южной лесостепи Красноярского края и степи Хакасии. Установлен спектр типичных бактериальных и грибных инфекций у сеянцев хвойных разных видов и возрастов в лесных питомниках Средней Сибири.

Выявлен ряд устойчивых к антропогенным воздействиям микробных агентов (интродуцентов), обладающих повышенной биологической активностью, перспективных с точки зрения стимуляции роста и защиты сеянцев хвойных, а также в биоремедиации (санации) почв в лесных питомниках Сибири. Предложен перспективный и экологически безопасный метод внесения в почву поддерживающего субстрата для сохранности микробных агентов (интродуцентов).

Практическая значимость

Выявленный комплекс микробиологических индикаторов рекомендуется использовать для ранней диагностики экологического состояния почв при антропогенных (техногенных) воздействиях и в направленности лесохозяйственных мероприятий (устройство питомников, рубки леса, внесение удобрений и т.п.).

Полученные закономерности возникновения инфекционных заболеваний сеянцев в лесных питомниках позволяют регулировать численность и вирулентность фитопатогенов ниже порога их вредоносности. Определен эффективный микробиологический способ предпосевной обработки семян хвойных, повышающий их грунтовую всхожесть и устойчивость к инфекционным заболеваниям, улучшающий рост и развитие сеянцев. Установлены перспективные микробы-интродуценты, способствующие биоремедиации почв, предложен способ повышения их сохранности и функционирования за счет внесения поддерживающих древесных субстратов (опилок, микокомпоста).

Отмеченные закономерности могут использоваться как информативные показатели при агроэкологическом мониторинге и оценке степени нарушенности почв, а также при их восстановлении.

Материалы диссертации использованы при написании экологической части учебного пособия «Концепции современного естествознания» (2008) и применяются в учебном процессе в курсах лекций «Экология» и «Основы экологии» при подготовке специалистов-экологов в КрасГАУ и СФУ.

Организация исследований

Работа выполнена в рамках базовых научных проектов Института леса им. В.Н. Сукачева СО РАН (1997-2012 гг.) в лаборатории лесной микробиологии и отделе физико-химической биологии и биотехнологии древесных растений. На разных этапах исследования осуществлялись при поддержке РФФИ и ККФН в рамках проектов: № 96-04-48697 (1996-1998); № 99-04-96014-р99-енисей (1999-2002); № 00-04-81097-Бел2000 (2000-2001); № 01-04-48692 (2001-2003); № 05-04-97703-р_енисей (2005-2006); № 08-05-92502-НЦНИЛ (2008-2010); № 09-04-01380 (2009-2011); № 11-04-01884 (2011-2013); № 11-05-00374 (2011-2013); Междисциплинарного интеграционного проекта СО РАН № 24 (2006-2008 гг.); грантов CRDF-RG1-2537-KY-03 (2004-2005) и DAAD A /07/09323 (2007); проекта Министерства образования и науки Российской Федерации «Развитие научного потенциала высшей школы» № 2.1.1/6611 (2009-2011); Программы фундаментальных исследований Президиума РАН № 26 (2009-2012).

Публикации и апробация работы

По теме диссертации опубликовано 105 научных работ, в том числе 30 статей в рецензируемых российских журналах, утвержденных ВАК, 5 статей в сборниках и периодических изданиях, 70 сообщений в материалах и тезисах научных конференций, совещаний и симпозиумов.

Материалы и основные положения диссертации неоднократно представлялись и обсуждались в виде устных и стендовых докладов на конференциях, конгрессах, симпозиумах и совещаниях разного уровня: всесоюзных: Фитонциды и бактериальные болезни растений» (Львов, 1991), «Изучение и рациональное использование природных ресурсов» (Уфа, 1991); международных: Larix–98: World resources for breeding, resistance and utilization (Krasnoyarsk, 1998); Assessment methods of forest ecosystem status and sustainability (Krasnoyarsk, 1999); Biodiversity and Dynamics of Ecosystems in North Eurasia (Novosibirsk, 2000); International Conference on environmental observations, modeling and information systems — ENVIROMIS-2010 (Tomsk-2010); Russian-German workshop on research in the Laptev Sea region (St. Petersburg, 2010); International conference IBFRA «Boreal forest in a changing world: challenges and needs for action» (Krasnoyarsk, 2011); V, VI, VII, VIII международных симпозиумах «Контроль и реабилитация окружающей среды» (Томск, 2006, 2008, 2010, 2012); международных научных и научно-практических: «Современное состояние и перспективы развития микробиологии и биотехнологии» (Минск, 2008); «Разнообразие мерзлотных и сезонно-промерзающих почв и их роль в экосистемах» (Улан-Удэ, 2009); «Проблемы экологии». Чтения памяти М.М. Кожова (Иркутск, 2010); «Сохранение лесных генетических ресурсов Сибири» (Красноярск, 2011); всероссийских научных и научно-практических: «Исследование структурных элементов лесов Сибири» (Красноярск, 1985), «Изучение лесных биогеоценозов» (Красноярск, 1989), «Структурно-функциональная организация и динамика лесов (Красноярск, 2004), «Эколого-географические аспекты лесообразовательного процесса» (Красноярск, 2009); «Природная и антропогенная динамика наземных экосистем» (Иркутск, 2005), 7 и 8 Сибирском совещании по климато-экологическому мониторингу (Томск, 2007; 2009), «Эмиссия и сток парниковых газов на территории Северной Евразии» (Пущино, 2007); «Болезни и вредители в лесах России: век XXI» (Екатеринбург, 2011), VI Съезде общества почвоведов им. В.В. Докучаева. «Почвы России: современное состояние, перспективы изучения и использования» (Петрозаводск, 2012).

Структура и объем диссертации

Диссертационная работа изложена на 366 страницах и состоит из введения, 7 глав: обзора литературы, объектов и методов, результатов экспериментов и их обсуждения; заключения; выводов и списка литературы. Экспериментальные данные представлены в 57 таблицах, 123 рисунках. Список литературы включает 663 наименований, из них 170 на иностранных языках.

Благодарности

Автор выражает глубокую благодарность коллеге и наставнику д.б.н., проф. Н.Д. Сорокину за постоянную поддержку и неоценимую помощь в работе; искреннюю признательность коллегам и соавторам к.б.н. Н.В. Пашеновой, к.б.н. С.Ю. Евграфовой, к.б.н. М.Ю. Трусовой (ИБ СО РАН) за помощь при выполнении целого ряда работ по теме диссертации. Автор также благодарит сотрудников Института леса за предоставленный материал и участие в комплексных экспериментах, изложенных в совместных публикациях.

Особая благодарность д.б.н. Н.Д. Ананьевой (ИФХиБПП РАН) за научные консультации и ценные советы по теме и оформлению диссертации.

ГЛАВА I. МИКРООРГАНИЗМЫ В ОЦЕНКЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ ПОЧВ (Краткий анализ состояния вопроса)

Глава состоит из 6 разделов и включает научную информацию об использовании микробиологической индикации в оценке устойчивости почв к разным экзогенным воздействиям в естественных и антропогенно-нарушенных лесных экосистемах. Рассмотрены механизмы взаимодействия микробных группировок между собой (паразитизм, антагонизм, симбиоз и сверхпаразитизм) в почве и с растениями (филлосферой и ризосферой), возникновение патогенеза в искусственных фитоценозах. Представлена информация по интегрированной защите растений от инфекционных болезней и возможные пути биовосстановления (биоремедиации) нарушенных почв с помощью микробных интродуцентов. Обширный обзор микробиологических исследований, показал недостаточность изученности структуры и функциональных особенностей почвенных микробных сообществ различных экосистем Сибири. Имеющейся в литературе информации о микробиологических индикаторах, адекватно отражающих (оценивающих) состояние естественных и антропогенно-нарушенных экосистем, так же, как и о возможностях их восстановления, крайне мало. Поэтому возникла необходимость поиска новых критериев, комбинировать, оптимизировать и адаптировать их к местным условиям, чтобы достоверно оценить состояние почвенных микробных сообществ в лесных экосистемах Сибири. Таким образом, на основе имеющегося научного потенциала, и результатов многолетних исследований мы попытались внести свой вклад в решение вышеуказанных проблем.

ГЛАВА II. ОБЪЕКТЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

Экспериментальная часть выполнялась с 1997 по 2012 гг. в полевых условиях стационаров (ОЭП) Института леса им. В.Н. Сукачева СО РАН (ИЛ): п. Тура (Центральная Эвенкия), Погорельский Бор (Емельяновский р-он), п. Танзыбей (Ермаковский р-он), п. Черное Озеро (Хакасия), лабораторных условиях и на мелкоделяночных участках дендрария ИЛ.

Всего обследовано 120 ЭУ — постоянных и временных экспериментальных (опытных) участков, отражающих разнообразие типов леса и почв естественных и нарушенных экосистем, расположенных в разных лесорастительных зонах (подзонах), округах (ЛО), провинциях (ЛП) и подпровинциях (Снытко и др., 1982; Коротков, 1994) Средней и Западной Сибири.

Объекты исследований

Объектами исследований являлись эколого-трофические, физиологические и таксономические микробные группы, функционирующие в почвах различных лесных экосистем. Микробоценозы естественных (ненарушенных) экосистем изучали в северной тайге Центральной Эвенкии (Нижне-Тунгусский округ лиственничных лесов). Экспериментальные участки (ЭУ 1-5) расположены в лиственничниках (Larix gmelinii Rupr.) зеленомошного и лишайникового типов (кустарничково-сфагновом, шикшево-толокнянковом, бруснично-зеленомошно-лишайниковом, бруснично-багульниково-зеленомошном с подлеском из душекии и кустарничково-мохово-лишайниковом, сформированных на криоземах гомогенных и тиксотропных суглинисто-глинистых и среднесуглинистых (Абаимов, 1997; Бугаенко, 2002; Ершов, 1999; 2004);

— средней тайге — в глубокозалежных болотах (ЭУ 10-14), расположенных на левом берегу Енисея, в бассейне рр. Сыма и Дубчеса (с. Зотино, близ мачты ZOTTO) (Сымско-Дубчесский ЛО). В массиве верховых (ВБ) и низинных (НБ) болот выбраны доминирующие типы фитоценозов (сосново-кустарничково-сфагновый (сосновый рям) (ВБ1) и кустарничково-осоково-сфагновый (НБ1) на верховых и низинных торфяно-болотных почвах (Классификация…, 2004);

южной тайге – в глубокозалежных болотах северной части междуречья Оби и Томи (30 – 40 км на северо-запад от г. Томска) (Западно-Сибирский округ южно-таежных и подтаежных лесов), на гидроморфных торфяно-болотных верховых, низинных и переходных почвах сосновых фитоценозов (кустарничково-сфагново-черничный с пушицей и осоками, зеленомошно-разнотравный, осоково-сфагновый) (ЭУ 15-18 —Клюквенное, Малое Жуковское, Озерное, Большое Еловочное);

лесостепи – в естественных и искусственно созданных (близко к природному развитию) фитоценозах (ЭУ 6-9): смешанном сосново-березовом разнотравном лесу, лиственничнике и ельнике мертвопокровных, сосняке зеленомошно-осочково-разнотравном на светло-серых, серых и темно-серых среднесуглинистых почвах Погорельского Бора (Емельяновский район, Красноярский край) (Канско-Красноярско-Бирюсинская ЛП).

В южной тайге (Приангарский ЛО) Тасеевского района Красноярского края в естественно-нарушенных темнохвойных пихтарниках (Abies sibirica L.) зеленомошно-разнотравных, дефолиированных сибирским шелкопрядом, изучали особенности функционирования микробных сообществ на серых глеевых, дерново-подзолистых тяжело- и среднесуглистых почвах (ЭУ 19-22).

Состояние микробоценозов в антропогенно (техногенно)-нарушенных экосистемах изучали в березово-сосновом разнотравно-злаковом лесу (20-30 км от КрАЗа) (ЭУ 23-26) и лиственничнике мертвопокровном Погорельского Бора (ЭУ 27-50) на техногенно загрязненных темно-серых среднесуглинистых почвах. В Канско–Рыбинской котловине Красноярской лесостепи исследовали зональные почвы (контроль): серые лесные, чернозём глееватый и агрочернозем, а также разновозрастные почвогрунты (литостраты, реплантоземы) отвалов вскрышных пород Бородинского угольного разреза (ЭУ 51-64) (Вальков и др., 2004; Классификация и …, 2004).

В качестве искусственных постоянно нарушаемых экосистем исследовали лесные питомники Красноярского края (Верх-Казанский, Таловский, Ермаковский, Иланский) (ЭУ 65-70), и Хакасии (Озерский), расположенные в подтайге южной тайги, северной и предгорной лесостепи и степи, (Канско-Красноярско-Бирюсинской ЛП и Хакасско-Минусинской ЛП (Коротков, 1994), и характеризующиеся различными биоклиматическими особенностями. В лесных питомниках ежегодно обследовали фитосанитарное состояние агропочв (агротемносерая, агрочернозем оподзоленный и агролугово черноземная) и сеянцев хвойных. Исследования по биоремедиации нарушенных почв проведены на территории этих же лесопитомников, Погорельского стационара и на экспериментальных делянках дендрария ИЛ СО РАН (ЭУ 71-120).

Методы исследований

Образцы для микробиологических и агрохимических анализов отбирали из почв и почвогрунтов экспериментальных участков (ЭУ) (50х50 см), в пяти точках верхнего органо-минерального слоя (0 – 5, 0-10 см) и по генетическим горизонтам (слоям, см) почвенных разрезов, с учетом особенностей рельефа и растительности, в трехкратной повторности. Морфологические свойства разрезов почв и почвогрунтов описаны в разное время по (Классификация…, 1997; 2000; 2004; Вальков и др., 2004). Температуру почвенных слоев измеряли в момент отбора образцов. Влажность, рН и агрохимические свойства почв изучали общепринятыми стандартными методами (Качинский, 1958; Аринушкина, 1970; Агрохимические методы…., 1975 и др.), в том числе при помощи ФГУ ГЦАС «Красноярский». Микробиологические анализы почвенных образцов проводили классическими методами (Практикум, 1976; Методы…, 1991; Дудка и др., 1982; Практикум, 2005; Добровольская и др., 1989; Лысак и др., 2003); респирометрические показатели — методом субстрат-индуцированного дыхания (СИД) (Anderson, Domsch, 1978; Ананьева, 2003) на хроматографах ЛХМ-80, Россия и Agilent Technologies 6890 N Network GC, USA. Ферментативную активность изучали по (Хазиев, 1990; 2005) и выражали в «ед. фермента» (У, уреаза, мг аммонийного азота/10 г почвы /24 ч; П, протеаза, мг аминного азота /10 г почвы /20 ч; К, каталаза, мл KMnO4/г почвы /20 мин; И, инвертаза, мг глюкозы/г почвы /24 ч). Фитопатологические исследования больных и погибших разновозрастных сеянцев хвойных — по методам (Бельтюкова и др, 1968; Кирай и др., 1974; Основные методы…, 1974; Гвоздяк, Гойчук, 1991). Идентификацию микроорганизмов проводили общепринятыми методами на основании культуральных, морфологических признаков и стандартных биохимических тестов, приведенных в определителях Берджи (1980, 1997, 2009), И.Н. Скворцовой (1981; 1983); А.В. Лысак и др. (2003); Н.М. Пидопличко (1972); А.А. Милько (1974); В.И. Билай, 1977; Т.С. Кириленко (1977); Л.Н. Егоровой (1986); И.А. Билай, Э.З. Коваль (1989); T. Watanabe (2002). Молекулярно-генетические исследования по (Porteous et all., 1997; Yeates et all., 1998; Raskin et all., 1994). Филогенетический анализ полученных нуклеотидных последовательностей сравнивали с таковыми баз данных GenBank и EMBL, с помощью программ BLAST и FASTA, и программы ClustalW2. Методы, используемые в экспериментах по биоремедиации почв и стимуляции роста семян хвойных, подробно изложены в соответствующих разделах диссертации. Обработку и анализ полученных результатов проводили статистическими методами с использованием программных пакетов «Excel-2003», «Statistica 06» и «Canoсo».

Микробные индикаторы и пояснение их сокращений

ЭКТГМ – эколого-трофические группы микроорганизмов; ДГ – доминантные группы (виды); ФА – ферментативная активность; МБ – микробная биомасса; БД — базальное дыхание микроорганизмов; qCO2 (QR) – микробный метаболический коэффициент; КМИН – коэффициент минерализации, КОЛИГ – коэффициент олиготрофности, КСУКЦ – коэффициент сукцессии; КМА – коэффициент микробиологической активности; Б / Г – отношение бактерий к грибам; РСБ – реакция споровых бактерий; Ф / С – отношение фитопатогенов к сапротрофам.

ГЛАВА III. МИКРОБИОЛОГИЧЕСКАЯ ИНДИКАЦИЯ ПОЧВ ЕСТЕСТВЕННЫХ ЛЕСНЫХ БИОГЕОЦЕНОЗОВ СИБИРИ

3.1. Функционирование микробных сообществ в криогенных почвах лиственничников Центральной Эвенкии (северо-таежная подзона)

Микробиологическая и биохимическая активность в криогенных почвах лиственничников Центральной Эвенкии тесно связана с климатическими особенностями севера Сибири. Время разложения органических веществ в таких почвах существенно укорочено, вследствие снижения численности и качественного состава представителей гидролитического микробного комплекса. Количество спорообразующих бактерий и грибов не превышает 2.5-4.0%. Низкие температуры, периодическое переувлажнение и высыхание почв, а также слабокислая реакция среды объясняют преимущественное развитие в составе микробных комплексов неспоровых психрофильных форм бактерий (87-95%), обладающих полифункциональным ферментативным аппаратом. В микробоценозах криоземов гомогенных, доминируют олиготрофы и олигонитрофилы (табл. 1), способные утилизировать элементы минерального питания и азот из рассеянного состояния. В условиях низкого содержания азота и минеральных элементов именно эти микроорганизмы осуществляют полную минерализацию органических остатков. Многочисленна также группа микобактерий, способная в условиях летней вегетации фиксировать значительное количество азота (до 30 мг/г). Благодаря особому ферментативному аппарату, микобактерии могут использовать в качестве источника энергии труднодоступные для большинства других микробных групп органические соединения, способны осуществлять гетеротрофную ассимиляцию СО2 воздуха.

Таблица 1. Микробиологическая характеристика почвенного разреза криозема гомогенного грубогумусного лиственничника кустарничково-лишайниково-зеленомошного (ЭУ 3)

Глубина, см

рН (водн)

Смик/

Сорг, %

Численность ЭКТГМ*** на диагностических средах

КМИН

КОЛИГ

МБ,

мкг

С / г

БД, мкг СО2-С / г / ч

аА, МПАбП,

КААвО,

ПАдГ,

СА, тыс / г млн. КОЕ / г почвы

ЖНП*6.63-0.0360.0210.05213.10.561.42102321.610-5 (о)**6.620.00700140.0140.0213.1311.481392.945-10 (о)6.610.0150.0300.0170.0342.590.551.121311.2910-20 6.510.010.0360.0190.0461.660.531.281170.9020-407.050.0110.0070.0240.03003.74.521490.6640-507.090.0080.0190.0530.0261.442.71.371470.6160-807.480.1830.0250.0620.0580.632.52.333540.64*ЖНП, живой напочвенный покров; ** (о) — очес; **ЭКТГМ, эколого-трофические группы микроорганизмов; аА, аммонификаторы; бП, аминотрофы; вО, олиготрофы; дГ, грибы; КМИН, КАА/МПА; КОЛИГ, ПА / МПА

Количество микромицетов колеблется по элементам нанорельефа ЭУ. Их содержание в профиле криогенных почв на порядок ниже, чем в почвах средней и южной тайги, что обусловлено распространением территории холодных, дренированных почв и слабокислой реакцией среды. Интегральными диагностическими показателями биохимических свойств почв являются дыхательная и энзиматическая активности. Повышенной дыхательной активностью выделяется поверхностный слой с живым напочвенным покровом (ЖНП), где в процессе дыхания участвуют не только микроорганизмы, но и мхи. Отмечено, что поверхностный слой лиственничников (ЭУ 1-5) выделяет СО2, в среднем, в 2.5-3.5 раза больше, чем таковой в темно-серой почве средней и южной тайги. В минеральных горизонтах наибольшая МБ зарегистрирована в надмерзлотном слое (60-80 см), что обусловлено снижением кислотности (r=0.83) (табл. 1). Впервые проведен анализ влияния химических показателей на развитие МБ по профилю криозема гомогенного. Количество азота, как общего, так и подвижных форм влияет на распределение МБ с 99% вероятностью, что достоверно подтверждено результатами дисперсионного (р=0.001) и корреляционного (r=0.96-0.97) анализов. Также получены значимые связи МБ с валовым фосфором (r=0.95), Са2+ (r=0.67), Mg2+ (r=0.43) и c Cгум (r= -0.71), что свидетельствует о тесной связи микробной биомассы с гидротермическими и химическими почвенными факторами, что отражает биогеохимическую направленность элементарного почвенного процесса (ЭПП). На этом основании можно использовать МБ (как и ЭКТГМ), для диагностики криогенных почв.

Максимальной ферментативной активностью (ФА) отличались верхние горизонты почвы лиственничников. Однако, даже самые высокие показатели ФА и актуальной биологической активности (КМА) в криогенных почвах Центральной Эвенкии в 1.6-3.0 раза ниже, чем в длительно-сезонно промерзающих почвах средней и южной тайги.

Таким образом, низкие температуры окружающей среды годового цикла и недостаток в почве элементов питания обусловливают невысокую общую биохимическую и микробиологическую активность почв Центральной Эвенкии. В микробных сообществах мерзлотных почв доминируют психротолерантные и олиготрофные формы неспоровых бактерий.

3.2. Функционирование почвенных микробных сообществ лесных экосистем Погорельского Бора

В Погорельском Бору, проведены исследования по влиянию типов леса на интенсивность микробиологических процессов. Изучали участки естественных фитоценозов (сосняк зеленомошно-осочково-разнотравный и березово-сосновый лес, 50–55 лет) и искусственных лесных массивов (лиственничник и ельник мертвопокровные, 38–40 лет). Экологические условия произрастания древостоя в Бору довольно благоприятные (нет систематического загрязнения), с низкими рекреационными нагрузками. Почвы опытных участков в сосняке, лиственничнике и ельнике имеют близкие морфологические и физико-химические показатели. Лесная подстилка (О, 0-1(2) см) характеризуется слабо-кислой реакцией (рНводн— 5.1), а в минеральном профиле – кислой. Мощность гумусового горизонта – 29 см, содержание гумуса — 3.9% (Сорокин и др., 2009). Показано, что участки различных фитоценозов характеризуются высокой численностью основных почвенных ЭКТГМ: гидролитиков, копиотрофов и олиготрофов. На микробиологические процессы в значительной мере влияли влажность и рН почвы (r=0.83 и 0.68, соответственно). Процессы минерализации органических веществ и гумусонакопления сбалансированы на протяжении всего вегетационного периода, причем в сосняке они больше смещены в сторону минерализации органического вещества, о чем свидетельствуют коэффициенты минерализации и олиготрофности — КМИН = 0.95, 1.01 и 1.35; КОЛИГ = 0.19, 0.12 и 0.6 (в ельнике, лиственничнике и сосняке, соответственно). Биохимическая активность различалась незначительно. В ельнике ферментативная активность (инвертаза, каталаза и протеаза) снижена по сравнению с сосняком и лиственничником (табл. 2). Согласно шкале оценки обогащенности почв ферментами (Звягинцев, 1987), почвы всех исследуемых участков Погорельского Бора относятся к вариантам «средняя» и «богатая».

Таблица 2. Микробиологическая и ферментативная активность темно-серой почвы разных фитоценозов Погорельского Бора

Фитоце-ноз* (ЭУ, №)

Ферменты (ФА)**

АМ

ОГ

КМИН

МБ

БД

qCO2

КПУИмлн КОЕ / г почвыед. фермента

2004 /2006 гг.

ЕМП (8)0.250.72018.061.42.70.50.95283/2350.14/0.210.5/0.9ЛМП (7)0.270.75615.664.32.10.31.01997/2470.02/0.180.02/0.7СЗР (9)0.270.73220.480.11.10.71.35210/1860.8/0.530.8/2.9СЛ (6)0.270.76121.282.32.80.91.72745/6510.05/0.160.2/1.2* ЕМП, ельник мертвопокровный; ЛМП, лиственничник мертвопокровный; СЗР, сосняк зеленомошно-разнотравный; СЛ, смешанный лес; ** ФА: К, каталаза; П, протеаза; У, уреаза; И, инвертаза

Дыхательная активность почвенных микробных сообществ в изученных типах леса указывала на их устойчивое экофизиологическое состояние, что выразилось высокими значениями МБ и низкими qCO2 (≤1) (табл. 2). В почвах различных фитоценозов Погорельского Бора прослежена временная динамика величины qCO2 в зависимости от срока отбора образца и типа растительного сообщества (2004/2006 гг.). Участки с различной биогенностью (МБ) имели разные значения qCO2, при высоком содержании МБ отмечали низкие значения qCO2 (лиственничник), а с низким МБ – высокие qCO2 (сосняк) (табл. 2). Однако в течение нескольких лет наблюдений значения qCO2 в почве разных фитоценозов менялись в довольно узком интервале и не выходили за пределы одного порядка. Пространственная вариабельность (CV) метаболического коэффициента (qCO2) исследуемых участков за три вегетационных периода составила в среднем 28, 40, 65% для лиственничника, ельника и сосняка, соответственно.

Таким образом, различные фитоценозы Погорельского Бора (лиственничник, ельник, сосняк и смешанный лес) на автоморфных темно-серых почвах характеризуются высокой стабильностью микробоценозов. Определенная биогенность почв исследуемых участков (численность основных ЭКТГМ, ФА, МБ, БД, qCO2) свидетельствует о схожести минерализационных процессов в них. Изменения сезонной численности ЭКТГМ происходят в рамках природной вариабельности, а временные значения величин qCO2 (от 0.02 до 2.90) свидетельствуют об их устойчивом экофизиологическом статусе.

3.3. Микробиологические особенности гидроморфных почв лесоболотных экосистем Западной и Средней Сибири

Из-за специфики резко-континентального климата и географических условий болота Средней и Западной Сибири представляют собой экстремальный тип природной экосистемы. О биоразнообразии и особенностях функционирования микробных сообществ болот, их активности в трансформации углеродсодержащих соединений по всей глубине торфяной залежи в литературе крайне мало сведений.

Исследованы микробиологические характеристики почв трех типов болот: 1) евтрофных (Большое Клюквенное, Малое Жуковское, массив низинных зотинских болот – НБ1), 2) мезотрофного (Большое Еловочное) и 3) олиготрофных (Озерное, массив верховых зотинских болот – ВБ1). Эколого-трофические условия болот средне- и южно-таежной подзон Сибири существенно различались между собой физико-химическими, агрохимическими, биохимическими и микробиологическими параметрами, однако найдены некоторые общие тенденции в их биодинамике.

Функциональная активность эколого-трофических групп микроорганизмов в толще торфяной залежи соответствовала выделенным ранее (Efremova et al., 2001), биогеохимическим зонам: 1) IOx, (0-50 см), аэробные условия (гетеротрофные микроорганизмы); 2) IIOx-Red (80-100 см), перемеживающиеся окислительно-восстановительные условия (гетеротрофы и микроаэроэрофилы); 3) IIIRed1 (100-550 см), анаэробные условия (факультативные и облигатные анаэробы); 4) IVRed2 (550-880 см), устойчивый анаэробиозис (облигатные анаэробы). Отмечено, что численность ЭКТГМ, скорость биохимических и минерализационных процессов в торфогенных горизонтах протекают с разной интенсивностью, что обусловлено температурным и гидрологическим режимом, ботаническим составом торфа, рН, специфическими условиями формирования и состоянием каждого слоя. На микробную численность разных локусов торфяника наибольшее влияние оказывали значения рН (r=0.50-0.75). Наиболее интенсивные процессы разложения органики и количество копиотрофов и олиготрофов регистрировали в зонах перемеживающихся окислительно-восстановительных условий (IIOx-Red) (50-120 см) и устойчивого анаэробиозиса (IVRed2) (600-700 см) (рис.1). Процессы гумусонакопления и гумусоразложения выражены достаточно ярко, что отражено высокой численностью гумусоразлагающих микроорганизмов. В нижних горизонтах торфяной залежи (зона анаэробиозиса) скорость разложения органики незначительна, процессы деструкции не заканчиваются образованием конечных продуктов (NH3 и CO2), а происходит их накопление и консервация, о чем свидетельствуют КМИН и КОЛИГ (табл. 3, рис. 1).

Рисунок 1. Численность микроорганизмов (N) разных зон (IOx;; IIOx-Red; IIIRed1; IVRed2) торфяной толщи евтрофного Клюквенного глубокозалежного (800 см) болота

В менее глубоких (340 — 350 см) евтрофных (Малое Жуковское, НБ1) и олиготрофных (Озерное, ВБ1) болотах выявлены те же тенденции в распределении численности ЭКТГМ, что и при обследовании более глубокого Клюквенного. Во всех болотах группа гидролитиков снижена из-за высокой кислотности почвенной среды, наибольшей численностью представлены олиготрофы и аминотрофы, потребляющие незначительные и минеральные формы азота. Среди гетеротрофных микроорганизмов преобладают грамотрицательные бактерии (Proteobacteria), на долю которых приходится от 80 до 98% от общего количества выделенных микроорганизмов.

Экофизиологическую устойчивость микробоценозов лесоболотных экосистем к природным стрессам (повышенное увлажнение, сезонное замораживание-оттаивание, высокая кислотность и прочее) оценивали респирометрическими показателями (МБ, БД, qCO2). В евтрофных болотах наиболее высокие значения МБ отмечены в аэробной (10-40 см) и в анаэробной (300-350 см) зонах (табл. 3). Значения МБ коррелировали с суммарной численностью ЭКТГМ и рН (r = 0.5 и 0.8, соответственно).

Эколого-трофические условия и генезис верховых болот средней и южной тайги существенно различались между собой, что отразилось на микробной активности (табл. 3). Интенсивность дыхания (БД) снижалась с глубиной во всех болотах, и на глубине 300-350 см верховых болот в некоторых случаях не регистрировалась. Величина МБ коррелировала с суммарной численностью ЭКТГМ и рН по всему профилю (r = 0.9, 0.6, соответственно).

Варьирование коэффициента удельного дыхания (QR) в олиготрофных болотах указывало на меньшую устойчивость их микробных сообществ к внешним факторам. В целом, значения QR отражали функционирование микробных сообществ торфяников в пределах природной нормы и свидетельствовали об экологической устойчивости изученных экотопов (табл. 3).

Определено, что в глубокозалежных болотах окислительный тип метаболизма инициируется аэробными и факультативно-анаэробными микроорганизмами гетеротрофного цикла. В анаэробных условиях в разложении органики принимают участие облигатные анаэробы (архебактерии), осуществляющие процессы метаногенеза, видовой состав которых зависит от типа торфогенной залежи, рН, биохимической сопряженности различных групп микроорганизмов и интенсивности их метаболических процессов.

Таблица 3. Микробиологические характеристики евтрофных (низинных) и олиготрофных (верховых) болот Западной (Томская область) и Средней Сибири (Красноярский край)

Глу

бина, см

Низинные, евтрофные

Верховые, олиготрофные

Малое Жуковское

НБ 1

Озерное

ВБ1

КМИНМБQRКМИНМБQRКМИНМБQRКМИНМБQR0-102.01540.150.031680.153.33900.060.84601.5310-205.0420.10—2.86530.08—20-3010.7170.41—2.53720.07—30-402.7630.041.82560.231.61370.201.16390.4540-504.7350.151.92380.651.31280.540.66370.141000.3290.211.21320.406.05600.39430.321503.2420.091.82320.300.53150.071.17350.292001.3690.033.33131.420.15780.060.53570.072501.6630.070.51320.410.11560.372.94380.113000.8740.130.84390.211.59470.012.104803500.6690.121.83630.150.37930.020.28510

Из почвенных образцов, отобранных на болотах южно-таежной части Западной Сибири, молекулярно-генетическими методами выявлено 8 неидентифицированных доминирующих форм архебактерий (А, B, C, D, E, F, G, Н), в том числе метаногенных. Нуклеотидные последовательности гена 16S рРНК видов Н и С (номера доступа в базе EMBL/GenBank AM941741 и AM941742, соответственно) отличались друг от друга на 1.2%. Генетическая характеристика археонов близка к таковой Methanosarcina sp. на 99.8% (AM941741) и 98.6% (AM941742). Доминирующие археоны олиготрофного (Озерного) болота отнесены к «Rice Cluster II», Euryarcheota. Доминантный вид А встречался на всех глубинах (50 — 300 см) евтрофного (Жуковского) болота и на основании нуклеотидных последовательностей гена 16S рРНК археон FM209525 (EMBL/GenBank) отнесен к «Rice Cluster IV», Crenarcheota.

Сопряженное взаимодействие гетеротрофных и анаэробных эколого-трофических групп микроорганизмов в толще торфяной залежи, их видовое разнообразие, свидетельствуют об «успешной кооперации» в разложении органики до метана и СО2, обеспечивают активное и стабильное функционирование лесоболотных экосистем Сибири.

Оценку состояния автоморфных (в том числе криогенных) и гидроморфных почв ненарушенных экосистем Сибири следует проводить микробными индикаторами: ЭКТГМ, ДГ, КМА, МБ, БД, qCO2, QR, ФА, Кмин, Колиг.

ГЛАВА IV. СУКЦЕССИОННЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ МИКРОБОЦЕНОЗОВ ПОЧВ ЕСТЕСТВЕННО-НАРУШЕННЫХ И АНТРОПОГЕННО ПРЕОБРАЗОВАННЫХ ЭКОСИСТЕМ СИБИРИ

Рассмотрены индикационные возможности микробных сообществ почв и подстилки в природных, естественно нарушенных экосистемах (шелкопрядниках) и зоне активного антропогенного (техногенного) воздействия.

4.1. Активность и сукцессионные изменения почвенных микробоценозов в нарушенных естественных экосистемах (шелкопрядниках) южно-таежной подзоны Средней Сибири

Известно, что после вспышек численности популяции сибирского шелкопряда, опустошающих огромные лесные территории, лесовозобновление впоследствии происходит очень медленно. Для установления причин этого явления исследовали химические и микробиологические изменения в почвах 4 участков пихтового леса с разной степенью повреждения древостоя (шелкопрядники): ЭУ 19, 20 — полностью объедены гусеницами и усохли; ЭУ 21 — на 50% объеден, с типично таежным напочвенным покровом и жизнеспособным подростом пихты, ели и кедра; ЭУ 22 (контроль) — на 25% объеден, полностью восстановился. Почва и подстилка усохших участков характеризуются большим содержанием легкогидролизуемых и минеральных форм азота. В них интенсивнее происходит минерализация азотсодержащих соединений, что отражается на накоплении аммиака и нитратов. Запасы Сорг и Nвал в органо-минеральном слое почвы значительно превышают таковые на контрольном участке (рис. 2). Почвенный поглощающий комплекс на усохших участках (ЭУ 20, 21), существенно обогащен кальцием.

Микробные сообщества серых глеевых почв шелкопрядников обеспечивают накопление углерода (Сорг), за счет высокого темпа и полноты минерализации поступающего органического вещества зоогенного субстрата. Активность микробиологических процессов в ЭУ 20 и 21 возрастает за счет повышенной деятельности аммонифицирующих, целлюлозоразлагающих, азотфиксирующих групп бактерий и грибов.

Рисунок 2. Содержание Сорг (%) и валового азота (Nвал, %) в органо-минеральном слое (0-6 см) серых глеевых почв контрольного и поврежденных шелкопрядом участков (ЭУ 19, 20, 21)

Следовательно, деструкционные процессы в них идут более интенсивно, чем в почве контрольного участка, о чем свидетельствуют более высокие коэффициенты минерализации (КМИН) (рис. 3 А). Высокое содержание азота и интенсивность аммонификации способствуют росту и развитию других микробных групп (прототрофов, олиготрофов, нитрификаторов). Микроорганизмы, предпочитающие минеральные формы азота, были самыми многочисленными в усохших шелкопрядниках, что подтверждает наличие значительного количества азотистых веществ в них, вследствие частично или полностью переработанного зоогенного опада. Эмиссия СО2 из почвы ЭУ 19 превышала таковую в контроле, что можно связать с большей активностью микробной биомассы. Изменение МБ в почвах шелкопрядников зависело от степени их поврежденности, чем больше растительного опада поступало в почву, тем интенсивнее в ней происходили все микробиологические процессы (рис. 3 Б).

Рисунок 3. Коэффициенты минерализации (КМИН) [A] и значения МБ [Б] в серых почвах поврежденных (ЭУ 19, 20, 21) и контрольного участков пихтового леса Тасеевского района

Следовательно, поступление экскрементов и других элементов зоогенного опада на подстилку и в почву изменило их физико-химические и биологические свойства, которые, как ожидалось, могли бы способствовать лучшему прорастанию самосева пихты и повышению процессов лесовозобновления, которые в бывших очагах массового размножения сибирского шелкопряда происходят в течение 50-100 лет (Коломиец, 1957). Установлено, что химическая трансформация почвы не является прямой причиной угнетения подроста пихты. Как показано другими авторами (Перевозникова и др., 2002; Краснощеков и др., 2003) и нами (Гродницкая и др., 2002), слабая возобновляемость пихтовых лесов в шелкопрядниках связана с изменением светового и водного режимов вследствие дефолиации древостоя, поступлением в почву большого количества кальция с зоогенным опадом, что приводит к росту разнотравья, благоприятствует задернению почвы, и затрудняет прорастание семян хвойных.

Кроме того, негативное влияние на прорастание семян пихты могут оказывать микроорганизмы, активно осваивающие зоогенный опад и экскременты гусениц. Проведены эксперименты по выявлению зависимости всхожести семян и роста проростков пихты от качественного состава почвенных микроорганизмов. Опыт (1) проводили с нестерилизованной (НП) и (2) стерилизованной почвой (СП), в которую добавляли экскременты гусениц и засевали семенами пихты сибирской. Количество экскрементов (кг/м2) соответствовало интенсивной вспышке массового размножения шелкопряда (Коломиец, 1957). Контролем служила та же почва без стерилизации и внесения экскрементов (К) (Гродницкий и др., 2002).

Гибель семян и проростков в контроле и НП составила 28-29%, а в СП – лишь 19%. В конце опыта живых проростков в СП было на 67 и 13% выше, чем в НП и контроле (К), соответственно. Микробиологический анализ почвы показал, что добавление экскрементов гусениц приводит к увеличению популяции грибов, среди которых преобладали представители рр. Mucor, Aspergillus, Penicillium. Также обнаружены виды родов Fusarium, Verticillium и Rhizoctonia, которые, вместе с пенициллами являются обычными для Средней Сибири возбудителями инфекционного полегания сеянцев хвойных в лесных питомниках. Установлено, что экскременты гусениц сибирского шелкопряда стимулируют развитие почвенных микроорганизмов и способствуют перераспределению микробных группировок (Б / Г) в сторону увеличения грибов (в том числе фитопатогенных), способных вызывать инфекционное полегание проростков пихты еще на ранних этапах онтогенеза (табл. 4). Наличие вышеперечисленных факторов приводит к снижению всхожести семян, угнетению подроста, и, следовательно, низкому пихтовому лесовозобновлению.

Таблица 4. Численность бактерий и грибов (тыс. КОЕ / г почвы) в стерилизованной (СП) и нестерилизованной (НП) дерново-подзолистой среднесуглинистой почве с добавкой экскрементов гусениц сибирского шелкопряда

Почва

Добавка (1кг / м2)

Бактерии (Б)

Грибы (Г)

Б / Г

Контроль

Нет

108 ± 4.5

48 ± 3.9

2

НП (1)

Экскременты

56 ± 5.3

53 ± 5.3

1

СП (2)

Экскременты

492 ± 10.8

20 ± 3.6

24

Такие микробиологические индикаторы, как состав доминантных групп (ДГ), КМИН, МБ, соотношение бактерий и грибов (Б/Г) адекватно отражали состояние почв шелкопрядников и позволили определить еще одну причину низкого естественного восстановления пихтового леса.

4.2. Микробиологическая индикация и мониторинг антропогенно нарушенных лесных экосистем

Микробоценозы являются не только самой активной структурной единицей экосистемы, но и наиболее информативным диагностическим компонентом биоты, способным быстро реагировать на смену экологических условий, меняя при этом свою функциональную нагрузку. Ответные реакции микроорганизмов на воздействие различных нарушающих факторов проявляются быстро, достаточно отчетливо, что позволяет в короткие сроки выявить наиболее нарушенные экологические зоны, прогнозировать их состояние при сохранении или устранении антропогенного фактора.

Оценка устойчивости микробоценозов лесных почв под действием выбросов промышленных предприятий (на примере КрАЗа)

Техногенные выбросы Красноярского алюминиевого завода (КрАЗа) содержат кислые (HF) и щелочные (NaF) фториды, которые поступают в почву в больших количествах. Изучали ответные реакции микробных комплексов темно-серой почвы участков (ЭУ 23-26) смешанного сосново-березового леса, разной степени загрязнения выбросами (фторидами) КрАЗа. Показано, что загрязнение почвы фтором подавляет развитие различных таксономических групп микроорганизмов, снижая их численность по сравнению с контролем (табл. 5).



Страницы: Первая | 1 | 2 | 3 | Вперед → | Последняя | Весь текст