Уважение человеческого достоинства

Уважение человеческого достоинства

Человеческое достоинство является одним из главных оснований прав человека. Бывает, что люди не могут идентифицировать нарушение прав человека, но чувствуют себя униженными. В любом случае, когда мы чувствуем ущемление человеческого достоинства, можно говорить о нарушении прав человека. Все права и свободы человека так или иначе связаны с человеческим достоинством, в том числе все права, о которых идет речь в отдельных разделах нашего отчета. Тем не менее, нам представляется важным идентифицировать уважение/ ущемление человеческого достоинства учащихся, изучив проблемы физического и психологического насилия по отношению к учащимся в образовательном учреждении и психологического климата, который там создан.

Эти проблемы изучались с помощью постановки вопросов раскрывающих смысл физического и психологического насилия и вопроса о принципах взаимоотношений в школе. Информационной базой для нас стали ответы учащихся, их родителей, учителей, директоров, жалобы, сочинения школьников.

Любой исследователь физического и психологического насилия сталкивается с проблемой определения этих понятий. От этого будет зависеть направленность и результат работы. На сегодняшний день имеются десятки определений и подходов к исследованию. Мы сочли неуместным для нашего отчета углубляться в теоретические изыскания (не тот жанр) и ограничились рабочими определениями, принятыми многими теоретиками и практиками по отношению к детям.

Физическое насилие – любое неслучайное нанесение повреждения ребенку в возрасте до 18 лет родителем, родственником или другим лицом. Эти повреждения могут привести к смерти, вызвать серьезные (требующие медицинской помощи) нарушения физического, психического здоровья или отставание в развитии.

Психологическое (эмоциональное) насилие – периодическое длительное или постоянное психическое воздействие родителей (опекунов) или других взрослых на ребенка, приводящее к формированию у него патологических свойств характера или же тормозящее развитие личности. К этой форме насилия относится:

открытое неприятие и постоянная критика ребенка;

оскорбление или унижение его человеческого достоинства;

угрозы в адрес ребенка;

преднамеренная физическая или социальная изоляция ребенка;

предъявление к ребенку требований, не соответствующих возрасту или возможностям;

ложь и невыполнение взрослым обещаний;

однократное грубое физическое воздействие, вызвавшее у ребенка психическую травму.

При проведении полевых исследований (анкетирование, углубленные интервью, фокус-группы) вопросы формулировались таким образом, чтобы респондент размышлял не о физическом или психическом насилии вообще, а их проявлениях.

Результаты опроса показали, что физическое насилие педагогов по отношению к детям все же имеет место в стенах образовательных учреждений, хотя и не является повседневным и повсеместным явлением. Вот несколько примеров, описанных детьми.

«Ты сидишь и разговариваешь на уроке, можно же сказать – «замолчи», а она прямо может подойти и хорошенько треснуть по голове… Бывало, били линейкой, указкой по рукам, голове» (из интервью участника фокус-группы).

«У нас мальчик стоял около доски, он не знал, как ответить, а она взяла его и ударила о доску головой» (из интервью участника фокус-группы).

«Парень плохо себя вел, и она вообще не вытерпела, взяла его за шкирку и выгнала, чуть ли не пинками» (из интервью участника фокус-группы).

Примерно 6% опрошенных школьников указали на регулярное возникновение подобных случаев, почти половина(49%) редко, но все же становились свидетелями или жертвами физического насилия со стороны педагогов и лишь 39% отметили, что никогда не сталкивались с такими ситуациями. О достаточном распространении практики физического насилия свидетельствуют и ответы учителей, поскольку каждый пятый педагог (23%) указал, что знает о таких фактах.

Диаграмма №7

EMBED Excel.Chart.8 \s

Диаграмма №8

EMBED Excel.Chart.8 \s Данные опроса школьников подтверждаются практикой патронажных дел Пермского регионального правозащитного центра. Показательным примером несдержанности учителя и проявления физической силы является случай произошедший в Октябрьском районе. В школе по коридору бегали дети и поливали друг друга водой из «брызгалок». На проходившего учителя попала вода – и он нанес удары двум мальчикам: И., который стоял к нему спиной, — по затылку, Д. – разбил лицо, так что у того пошла кровь из носа. Учитель был осужден на год условно. В практике ПРПЦ имеются еще аналогичные дела, по ряду которых вынесены судебные решения, ряд дел находится в производстве.

Психологическое насилие куда более распространенное явление, если не сказать повсеместное. Почти каждый четвертый (23%) опрошенный школьник указал на постоянное возникновение ситуаций, когда учитель позволял себе грубо или уничижительно высказываться по отношению к учащимся, а около 2/3 (58%) редко, но все же становились свидетелями или жертвами психологического насилия со стороны учителей. Отрицательный ответ дали только 14% опрошенных учащихся. Ответы учителей тоже показательны, хотя они идентифицируют подобные ситуации реже. О существующей практике психологического насилия в школе свидетельствует почти половина опрошенных педагогов (44%), однако 42% заявляют, что ничего не знают о случаях, когда учитель грубо и уничижительно высказывался по отношению к учащимся в школе.

Диаграмма №9

EMBED Excel.Chart.8 \s

Вот что пишут о психологическом насилии учащиеся.

«Некоторые учителя постоянно орут на меня по поводу и без повода» (из сочинений).

«У нас был учитель химии, совершенно ненормальный. Мы с ним не поладили. Он меня по-разному обзывал при всех, при выходе к доске: дурак, идиот» (из сочинений).

«Педагоги применяют угрозы, выражают неприятие к учащимся в открытую» (из сочинений).

Человеческое достоинство учащихся унижается учителями в школах, как правило, публично, при этом учителя не стесняются в своих выражениях. К сожалению, в современной школьной педагогической практике стали обиходными выражения по отношению к ученикам «дурак, идиот, имбицил, лох, тупой, убогий и т.п.».

Как отмечают учащиеся, такое обращение учителей с учениками характерно не только для педагогов с многолетним стажем педагогической деятельности, но и для молодых специалистов:

«Большинство неопытных, а также пожилых преподавателей личную неприязнь переносят на оценку учебной деятельности ученика. К нему, как к «особенному», проявляется излишнее нетерпение и придирчивость» (из сочинений).

«В школу пришла молодая учительница. На первом же уроке ей не понравился один ученик, и она весь учебный год отыгрывалась на нем. Когда через год ученик ей мог что-то сказать, она стала искать все возможные пути для унижения, оскорбления его человеческого достоинства, стала жаловаться классному руководителю и администрации» (из сочинений).

Работники школы также заявляют о подобных вещах, признают, что случаи оскорблений учащихся имеют место. Директора говорят об этом так: «учитель позволяет себе некорректно высказываться в адрес ученика», «у нас прямого оскорбления детей нет, но могут назвать тупым» и т.п.

Диаграмма №10

EMBED Excel.Chart.8 \s Диаграмма №11

EMBED Excel.Chart.8 \s

Вопрос об использовании угроз, как формы психологического насилия ставился в ходе опроса. 42% учащихся утверждают, что с различной степенью периодичности сталкивались с ситуацией, когда учитель угрожал чем-либо им или другим учащимся. Половина опрошенных школьников (51%) не сталкивалась с угрозами, исходящими от учителей. Учителя оценивают себя и своих коллег значительно мягче. 75% заявляет, что ничего не знают о случаях, когда учитель чем-либо угрожал ученику; об единичных случаях свидетельствуют 16% опрошенных педагогов.

При анализе проблемы уважения человеческого достоинства в образовательном учреждении важно обратить внимание на характер наказаний, применяемых по отношению к учащимся. Любопытно, что 48% школьников и 53% учителей убеждены, что в их школах учащихся не наказывают. Среди наказаний, указанных остальными детьми и педагогами, можно вычленить те, которые можно отнести к допустимым мерам педагогического воздействия, и те, которые очевидным образом унижают человеческое достоинство, а также те, которые унижают достоинство косвенно, но тоже являются нарушениями прав человека.

В числе допустимых мер педагогического воздействия, применяемых в обследованных образовательных учреждениях, можно назвать:

Выговор, запись в личное дело, устное порицание (указывают 6% учащихся и 16% учителей).

Вызов «на ковер» (к директору, к завучу, на педсовет, на совет профилактики), докладная директору (отмечают 5% учащихся и 22% учителей).

Постановка на внутришкольный учет, на учет в комиссии по делам несовершеннолетних (отмечают 2% учащихся и 9% учителей). По всей видимости, эта мера применяется, когда речь идет уже не о шалостях, а о проступках, которые можно классифицировать как административные или уголовные правонарушения.

Отчисление из школы, предупреждение об отчислении (отмечают 9% учащихся и 3% учителей). Заметим, что эти крайние меры воздействия лишь при наличии ряда обстоятельств можно назвать допустимыми.

Вызов родителей в школу, разговор с родителями, звонок родителям, визит классного руководителя к родителям (отмечают 10% учащихся и 21% учителей). Симптоматично, что обращение к родителям, по всей видимости, по поводу какого-либо неблагополучия ребенка как наказание расценивают не только каждый десятый старшеклассник (это можно объяснить боязнью наказания со стороны родителей), но и каждый пятый учитель. Таким образом, для некоторых учителей обращение к родителям – способ наказать ребенка. Следовательно, такие отношения между педагогом и воспитанником явно относятся к принципам авторитарной педагогики.

Беседа с психологом, социальным педагогом, индивидуальные беседы (отмечают 4% учителей; учащиеся о такой форме наказания не пишут). По всей видимости, отнесение определенной долей педагогов бесед психолога, социального педагога и других учителей с учащимися к разряду наказаний, оговорка лишь отчасти. Да, вероятно, кто-то из опрошенных учителей действительно не вдумался в формулировку вопроса и перепутал наказание с иными формами педагогического воздействия. Для других это оговорка по Фрейду: беседа с учеником превращается для них в «проработку», в наказание провинившихся.

Запись в дневнике (отмечают 2% учащихся и 4% учителей). Заметим, что формулировка «запись в дневнике» не позволяет оценить характер наказания. Это может быть корректное обращение к родителям и оскорбительное для ребенка замечание. Если же дневник систематически заполняется замечаниями о неудовлетворительном поведении и учебе, можно говорить о психологическом насилии.

Штраф, возмещение материального ущерба (отмечают 3% учащихся и 1% учителей). Характеризовать такое наказание без расшифровки также сложно. Если речь идет о возмещении ущерба, скажем, за разбитое ребенком стекло, то возмещение ущерба вряд ли даже стоит рассматривать как наказание. Это способ урегулирования отношений сторон. Если же имеются ввиду штрафы за плохое поведение, опоздания или нецензурную брань, что в отдельных случаях имеет место, если верить ответам школьников, тогда можно ставить вопрос о превышении полномочий школьной администрацией.

К наказаниям, очевидным образом, унижающим человеческое достоинство, можно отнести:

Физическое насилие (отмечают 1% учащихся; учителя не указывают такую форму наказания). «Применяют грубую силу» и даже «закрывают в туалетах», — можно прочитать в анкетах. Правда, некоторые ответы, например, «пристегивали наручниками к батарее на одну перемену», выглядят как нечто фантастическое.

Оскорбление, унижение (обзывают, повышают голос и т. п.), публичное порицание (отмечают 3% учащихся и 1 учитель). «Оскорбляют, орут, унижают», — можно прочитать в анкетах учащихся.

Ставят в угол (отмечают 1% учащихся и 1 учитель). Поразительно, что где-то сохранилась такая дикость!

Очевидно, что применение этих наказаний не регламентировано никакими нормативными актами, применяются они стихийно, эпизодически, отдельными педагогами. Тем не менее, их наличие симптоматично и заслуживает внимания.

Наконец, к наказаниям, которые следует квалифицировать как нарушения прав человека, унижающим достоинство косвенно, можно отнести:

Принуждение к труду (дополнительное дежурство, уборка школы, класса, туалета) (отмечают 3% учащихся и 1% учителей). «Заставляют отрабатывать, класс мыть или еще что-то», — пишет один из учащихся.

Дополнительное задание по предмету (отмечают 1% учащихся и 1 учитель).

Изгнание с урока, запрет посещать занятия (отмечают 11% учащихся и 4% учителей). «Позади меня кто-то сидел и разговаривал, а учительница подумала, что это я разговариваю, — пишет школьница, — И она меня просто выгнала, сказала: «Иди отсюда».

Снижение оценки, фиксация неудовлетворительной оценки в журнале (отмечают 5% учащихся и только два учителя). Как пишет старшеклассница: «У моей подружки урок географии вела студентка. Она пригрозила «двойкой» за разговоры. И поставила».

Перевод в худший класс, в худшую школу, на домашнее обучение (отмечают 2% учащихся и 1 учитель).

Запрет посещать школьные мероприятия (отмечают 1% учащихся; учителя не отмечают).

Негативные последствия унижения человеческого достоинства очевидны для многих учащихся, они осознают, что «ученики это те же личности, что и учителя и другие работники школы», как это написал один из старшеклассников. Вот еще несколько отнюдь не банальных рассуждений.

«Некоторые педагоги могут пригрозить, нагрубить или ударить; из-за плохого поведения ученика, своих побуждений и капризов и т.д. Такое же неуважение ученик может получить со стороны старшеклассников или ровесников. Вследствие этого школьник остается морально ущемлен, унижен, вырабатывается комплекс неполноценности, он становится замкнутым, неуверенным, подавленным, боязливым. Все это, мешает ему в учебе. Чувствуя себя оскорбленным, он замыкается в себе и мало общается со своими ровесниками, учителями, родителями. Все это может иметь негативный исход». (из сочинений)

«Во многих школах встречается то, что учителя обращаются к ученикам в грубой форме. Учитель намеренно обращается к ученикам грубо, думая, что ученик не обратит на это никакого внимания. На самом же деле, ученик теряет доверие и уважение к этому учителю, если такие случаи повторяют очень часто» (из сочинений).

«Учитель не имеет право называть человека «тупым», если он не отвечает на его уроке, ведь это совсем не значит, что он не имеет возможностей знать другие науки» (из сочинений).

«Нередко учителя обращаются к ученикам в грубой форме, либо высмеивают его, тем самым, унижая перед всем классом. Бывает, что сам учитель своими насмешками дает повод для недоброжелательного отношения всего класса к этому ученику… Я совершенно не понимаю, как учитель может применять физическое или психическое насилие, какой пример он подает детям?! Как сказал один мыслитель—философ Ж. Лабрюйер: «Склонность к осмеянию говорит порой о скудности ума» (из сочинений).

Наказания, унижающие человеческое достоинство, угрозы и унизительное отношение к учащимся являются составной частью психологического климата, в котором развиваются школьники. Автор одного из сочинений по правам человека пишет: «учитель должен создавать доброжелательную атмосферу, чтобы ребенку легче было открыться. Я считаю, что самое главное — уважение между учителем и учеником». Трудно с этим не согласиться. Психологическая атмосфера в образовательном учреждении в немалой степени характеризуется существующими там принципами взаимоотношений между детьми и педагогами. Отвечая на вопрос «Каковы в основном принципы взаимоотношений учащихся и педагогов в вашей школе?» больше половины учащихся пишет «уважение и сотрудничество».

Может возникнуть вопрос: почему в таком случае так много учащихся обращает внимание на нарушение прав человека? По всей видимости, дело в том, что, отвечая на вопросы анкеты, учащиеся отмечают известные им единичные нарушения прав человека. В целом же, большей частью опрошенных учащихся психологический климат в школе оценивается позитивно.

Диаграмма №12

EMBED Excel.Chart.8 \s

Хотелось бы радоваться тому, что для большинства это так, но мешает то, что для третьей части эти принципы характеризуются понятиями «подчинение и принуждение» и «взаимное равнодушие». Это много, особенно, если принять во внимание, что права человека защищают не большинство от меньшинства, а отдельного человека от любой власти. Если каждый третий старшеклассник вынужден жить в обстановке, которую он ощущает неблагоприятной, значит, ущемляется его достоинство, независимо от того, понимает он это или нет.

Диаграмма №13

EMBED Excel.Chart.8 \s

То, что учителями школьный климат воспринимается мягче, было вполне предсказуемым. Сложно интерпретировать большой процент учителей затруднившихся ответить (21%). Не хватило смелости признать неблагополучие или хотелось как-то смягчить понятия «подчинение», «принуждение», «равнодушие»? Или, действительно, только 12% учителей склонны оценивать ситуацию в таких терминах, а остальные не чувствуют то, что чувствуют дети, и, следовательно, даже не задумываются о необходимости изменений?

См.: Обеспечение прав ребенка в образовательном процессе (в помощь педагогическим работникам) /Сост. Миков П.В., Русакова Н.А./. Пермь, 2003. С.

Откровенно говоря, в это трудно поверить – прим. составителей.

Столь высокую долю отрицающих применение каких-либо наказаний в школе можно, по-видимому, отчасти объяснить тем, что принимаемые педагогами меры дисциплинарного воздействия не воспринимаются как наказание.

К таковым обстоятельствам Закон «Об образовании» относит: достижение учащимся возраста 14 лет; совершение противоправных действий или грубых и неоднократных нарушений Устава образовательного учреждения. Решение об исключении принимает орган управления образовательного учреждения и в 3-хдневный срок образовательное учреждение обязано проинформировать органы местного самоуправления о принятом решении. Решение об исключении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (законных представителей), принимается с согласия органов опеки и попечительства. Отчисление учащихся из школы является крайней мерой педагогического воздействия и привлечения к дисциплинарной ответственности. Поэтому в уставах школ должны быть прописаны достаточно четко механизмы привлечения к данной мере дисциплинарной ответственности. Однако ни в одном из проанализированных Уставах не определен круг грубых нарушений Устава, отсутствует список противоправных действий, механизм определения грубости и противоправности действий. Отчисление учащихся по данным основаниям, в отсутствии правовых процедур, по сути является правовым произволом.