Утверждение о том, что процесс учения не является процессом пасс

ВВЕДЕНИЕ.

Утверждение о том, что процесс учения не является процессом пассивного поглощения информации, предлагаемой (а иногда и навязываемой) извне, сегодня вряд ли кто будет оспаривать. Процесс познания – это активный процесс, в ходе которого должно происходить переосмысливание уже имеющегося знания по ряду вопросов, а также ре/конструирование его составляющих. Ключевыми концептами в данном случае выступают эффективность учения и планирование собственной деятельности. В педагогике считается, что сам процесс обучения должен формировать необходимые мыслительные процессы и операции, развивать внимание и память.

На практике ребенок оказывается порой не готовым к таким сложным мыслительным операциям как интеграция знаний, рефлексия и самооценивание, потому что гораздо проще принять уже готовые знания. Да и не все учителя могут отойти от классической устоявшейся формулы: учитель-ученик (читай: я – начальник, ты – дурак), где учитель является своеобразным транслятором знаний, а ребенок – послушным приемником. Сразу всплывают в памяти карикатуры: на первом рисунке – классический урок, где учитель читает, а ученики записывают; на втором рисунке – дети прилежно записывают, а вместо учителя – магнитофон; на третьем рисунке – пустой класс: вместо учителя — магнитофон, вместо учеников – диктофоны. Такой представляли образование в 21 веке карикатуристы почти полвека назад, иногда кажется, что они правы: в погоне за эффектностью, за техническими новинками мы перестаем видеть содержание. А каково нашим детям, у которых уже к началу учебы в школе зрительный канал перегружен из-за обилия всевозможных компьютерных игр, игровых приставок, увлечения телевидением, видеофильмами. Все реже и реже родители читают детям книги, рассказывают на ночь сказки. Это приводит к тому, что у многих детей слуховой канал восприятия и обработки информации развит слабо. Число таких детей сейчас резко возрастает, а методы обучения в школе во многом остаются прежними, основанными в большой степени на речеслуховой подаче материала, что порождает множество трудностей. Необходимость учета индивидуальных особенностей психики ребенка, его доминирующего вида восприимчивости информации является не модной тенденцией в педагогике, а назревшей необходимостью.

Одно из современных направлений психологии — нейролингвистическое программирование (НЛП) по мнению многих зарубежных и российских ученых является одним из ключей как для диагностики, так и для коррекции большинства проблем школьников. Оно позволяет индивидуализировать процесс обучения в зависимости от основного канала усвоения информации и сделать работу ученика автономной от учителя.

Данная технология относится к числу технологий индивидуального воспитания и имеет большие возможности коррекции личности на том положительном, что содержится в ее подсознании. В отечественной педагогике это всегда называли педагогическим оптимизмом, верой в ребенка и успешно реализовали на практике, начиная от А.С.Макаренко, В.А.Сухомлинского, С.Т.Шацкого и кончая сегодняшними вариациями этой идеи в опыте В.А.Караковского, Ш.А.Амонашвили и др.

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

1. Понятие «нейролингвистическое программирование»

Нейролингвистическое программирование (НЛП) (англ. Neuro-linguistic programming)— комплекс моделей, техник и операционных принципов (контекстуально-зависимых убеждений), применяемых главным образом как подход к личностному развитию посредством моделирования эффективных стратегий (мыслительных и поведенческих).

По мнению Дж.О’Коннора нейролингвистическое программирование — это метод, позволяющий смоделировать совершенство, чтобы его можно было повторить. Сторонники нейролингвистического программирования не заявляют о том, что оно представляет собой научную теорию. В России до сих пор данная технология вызывает много дискуссий, тогда как иностранные теоретики и практики в области образования давно и успешно используют ее. Гораздо шире ей применение нашли психотерапевты, которые эффективно используют НЛП в процессах перевоспитания, коррекции отдельных качеств личности. Они утверждают, что создали эмпирически работающую модель поведения, сопровождающего субъективный опыт.

Нейролингвистическое программирование — это область практической психологии, изучающая структуру субъективного опыта людей, занимающаяся разработкой языка его описания, раскрытием механизмов и способов моделирования опыта с целью совершенствования и передачи выявленных моделей другим людям.

В названии «НЛП» часть «нейро» указывает на то, что для описания опыта человека необходимо знать и понимать «языки мозга» — т.е. нейрологические процессы, которые отвечают за хранение, переработку и передачу информации. Особых успехов НЛП добилось в понимании устройства внутреннего восприятия. «Лингвистическое» подчеркивает важное значение языка в описании особенностей механизмов мышления и поведения, а также в организации процессов коммуникации. «Программирование» определяет системность мыслительных и поведенческих процессов: «программа» в переводе с греческого означает «четкая последовательность шагов, направленных на достижение какого-либо результата».

Таким образом, это название указывает на то, что НЛП относится к жизни и к субъективному опыту людей как к системным процессам, имеющим собственную структуру. Именно это делает возможным их изучение и выявление наиболее успешного опыта того, что мы зачастую называем интуицией, талантом, природной одаренностью и т. д.

Интегрируя и развивая наиболее эффективные модели и технологии, НЛП получило широкое применение в коммуникации, обучении, искусстве, творчестве, терапии, бизнесе и организационном консультировании — везде, где наиболее интенсивно задействованы ресурсы человеческого мышления и поведения. Современное НЛП -это прежде всего методология, которая, как и математика, может успешно обслуживать самые разные области человеческого прогресса.

2.История возникновения НЛП.

НЛП родилось на основе междисциплинарного взаимодействия людей, изучающих опыт работы гениальных психотерапевтов — Фрица Перлза, Вирджинии Сатир, Милтона Эриксона. Основателями НЛП считаются Джон Гриндер, профессиональный лингвист, и Ричард Бэндлер, психолог и математик, человек, круг интересов которого необычайно широк.

К соавторам НЛП также можно отнести Лесли Кэмерон, Джудит Делозье, Дэвида Гордона, Роберта Дилтса, Фрэнка Пьюселика. В настоящий момент НЛП мощно развивается и пополняется все более и более новыми разработками, а круг соавторов постоянно растет.

Как самостоятельная интегративная область знаний НЛП выросло из различных моделей практической психологии, вбирая в себя все самое лучшее с прикладной точки зрения. Поначалу НЛП было весьма эклектичным, но со временем приобрело мощную методологию, во многом основанную на эпистемологии Грегори Бэйтсона и его теории трансформов, работах по экологии разума, теории коммуникации, а также теории логических типов Бертрана Рассела, которая стала прообразом логических уровней в НЛП.

Датой возникновения НЛП можно считать 1972 год. Именно тогда в американский город Санта-Круз приезжает для получения профессорского звания в местном университете Джон Гриндер. Он к тому времени уже работал над проблемами лингвистики и увлекся теоретическими разработками американского лингвиста Ноама Хомского, изучавшего различные аспекты лингвистики и, в частности, синтаксис.

В университете Санта-Круз обучался Ричард Бэндлер, который увлекался математикой и кибернетикой и в дальнейшем заинтересовался поведенческими науками.

В те годы начался бурный расцвет практической психологии и психотерапии «новой волны». Ричард не был особенно удовлетворен уровнем подготовки студентов в этой области психологии, именно поэтому он обратил внимание на гештальт-метод, служащий для получения быстрых и ясных результатов, приводящих к самоосознанию. Увлекшись разработками Фрица Перлза, Ричард проводил много времени, делая обзоры его работ по гештальт-терапии. Его также интересовали и другие области современной психотерапии и семейной терапии, а также рольфинг — глубокий массаж, влияющий на изменение соединительных тканей органов. Недовольство преподаванием психологии в университете побудило его организовать свой собственный практический курс.

Ричард Бэндлер к этому моменту посещал семинары Джона Гриндера по лингвистике, находя их очень интересными и полезными для практического использования. Считая Джона одним из прогрессивных преподавателей, он попросил его стать супервизором одной из гештальт-групп. Джон Гриндер дал свое согласие, вскоре после чего он по-настоящему заинтересовался тем, что там происходило (а также психотерапией вообще).

Соединение необычайных способностей Джона к изучению языков, его опыта моделирования и научных познаний в лингвистике с подходом, который развивал Ричард, привело к появлению большого разнообразия в инструментах и к особому пониманию того, что такое моделирование и как его можно применить в лингвистике.

Одной из первых тем, в дальнейшем ставших в ряду основных в НЛП, была идея «частей», появившаяся в ходе проведения ролевых игр. Особенно это касается полярных ролей, которые в модели Фрица Перлза назывались «собака сверху» и «собака снизу». Как указывал Перлз, в этой модели находит свое отражение феномен раздвоения человеческой личности. «Собака сверху» — это справедливость и совесть. Это то, что вы должны и чего не должны делать. «Собака сверху» читает лекции, побуждает и угрожает «собаке снизу», приводя ее к «хорошему» поведению. «Собака снизу» приспосабливается и успокаивает: «Конечно, я обещаю» или «Я согласен, если только я мог бы…» Особым образом эта идея была осмыслена после встречи с Вирджинией Сатир. Она была в то время социальным работником и имела большие успехи в области семейного консультирования и семейной терапии. Сейчас ее считают одним из классиков семейного консультирования.

Таким образом, группы, которые вели Ричард и Джон в это время, немного работали с гештальтом, частично с тем, что делала Вирджиния Сатир, и с тем, что Ричард и Джон достраивали и сочиняли сами. Они по-прежнему много экспериментировали. Среди первых участников групп были Фрэнк Пьюселик, Лесли Кэмерон, Дэвид Гордон, Джудит Делозье и Роберт Дилтс и др.

Следующим фокусом пристального внимания участников этих групп стали речевые структуры, и с этого момента началась эра метамодели. Джон Гриндер, будучи лингвистом, подготовил основу для ее создания еще задолго до совместной работы с Ричардом, однако конкретные паттерны метамодели были осмыслены ими в процессе работы над материалами Ф. Перлза. Свои разработки они начали опробовать в группе, уточняя и слегка видоизменяя их.

Поначалу лингвистические паттерны, которые они исследовали, находились в контексте гештальт-терапии. Затем Джон начал преподавать по одному паттерну метамодели в неделю, пытаясь адаптировать их для применения в терапии, бизнесе и образовании. В этот период Ричард больше заботился о техниках, а Джон — о грамматике языка и трансформации. Занятия проходили в парах: один человек излагал свою проблему, а другой — пытался помочь ему в ее решении, используя метамодель, или занимался сбором информации о проблеме. Участники на практике постигали связь поверхностной структуры опыта с глубинной и учились более тщательно различать «карту» и «территорию». В результате студенты освоили техники, которые позволяли получать более полную лингвистическую репрезентацию индивидуальной модели мира человека. Так был создан особый инструмент НЛП — техника по сбору информации об актуальном состоянии человека.

Можно сказать, что с момента возникновения метамодели «группы вокруг гештальта» закончились и началось собственно НЛП, поскольку метамодель стала первым самостоятельным разделом, не использовавшимся напрямую в каком-либо другом подходе.

Затем Джон и Ричард начали экспериментировать с предикатами, двигаясь немного впереди группы; в метамодели начали прорастать корни рефрейминга. В ходе свободного экспериментирования и исследований развивались идеи репрезентативных систем. Было проведено множество экспериментов по исследованию физиологии функционирования зрительной, слуховой, тактильной, висцеральной, олфакторной и густаторной систем.

Следующей после метамодели была открыта и разработана модель ключей глазного доступа. Джудит Делозье рассказала, что схема движения глазных яблок была найдена следующим образом. На одном из занятий проходила очередная сессия с клиентом (ее проводили Ричард и Джон). Неожиданно один из участников заметил, что другой член группы, когда взгляд его обращен вверх, использует в своей речи в основном слова и выражения, вызывающие зрительные образы, когда смотрит вниз и вправо, чувственные, а если взгляд его направлен вниз и влево, то он как бы задает самому себе некоторый вопрос.

Сейчас этот момент мало кто точно помнит, но говорят, что когда эту идею высказали всем участникам группы на подведении итогов, первоначально в нее мало кто поверил, включая даже Ричарда с Джоном. Однако главным их достоинством как исследователей было то, что они исходили из опыта и привыкли все проверять на практике. После достаточного экспериментирования появилась схема глазодвигательных реакций, которая сейчас входит в каждый курс «НЛП-практик». К концу этого периода уже были окончательно сформированы первые темы современного НЛП: работа с частями, метапозиция, выявление позитивного намерения, репрезентативные системы, субмодальности, физиологические ключи, метамодель.

Затем были предприняты эксперименты, которые затрагивали то, что позже стало называться «якорением». Участники группы упражнялись с различными внешними стимулами и состояниями. Они делали попытки закреплять определенные переживания человека с помощью какого-либо стимула, а также извлекать их и поддерживать для дальнейшей

3. Репрезентативные системы

В основе концепции нейролингвистического программирования лежат:

— гипотеза о функциональной ассиметрии полушарий головного мозга;

— ведущая роль подсознания в формировании личности;

— тесная взаимосвязь сенсорного (нейро) опыта и вербальной (лингво) информации;

— опора на три канала прохождения информации в мозг: визуального, аудиального, кинестетического и дискретного;

— направление педагогического процесса: от индивида – к содержанию образования.

Технология НЛП предполагает точное знание господствующего вида восприимчивости каждого ребенка (модальности, или репрезентативной системы). Соответственно этому введение информации в сознание и опорных слов-символов в подсознание должно осуществляться у визуалов через наглядность, у аудиалов – через слушание, словарное общение, у кинестетика – через практическую деятельность и самореализацию, у дискретика – через логическое осмысление с помощью цифр, знаков, логических доводов.

Модальность (репрезентативная система) — форма восприятия и представления информации в мышлении и памяти. Различают визуальную (В), аудиальную (А, Д), кинестетическую (К, тактильные, мышечные ощущения, чувства), вкусовую и обонятельную модальности.

Основная модальность — модальность, чаще других используемая человеком сознательно, в его речи. Для ее определения необходимо, слушая речь человека, выделить предикаты (глаголы, прилагательные, наречия) и определить, предикатов какой модальности используется больше.

Примеры зрительных (визуальных) предикатов: увидеть, смотреть, яркий, перспектива, точка зрения и т.д.

Примеры аудиальных предикатов: слушать, созвучный, громко, тихий.Примеры кинестетических предикатов: чувствовать; ощутимый; тяжело; грустный; ухватить и т.д.

Ведущая модальность (глазные ключи доступа) — модальность, используемая человеком при извлечении информации из памяти. Определяется путем наблюдения за глазодвигательными сигналами в соответствии с указанной ниже схемой при ответах человека на различные вопросы.

INCLUDEPICTURE «http://psy.1september.ru/2003/26/9-1.jpg» \* MERGEFORMATINET

Вв — визуальные вспоминаемые образы.Вк — визуальные конструируемые образы.Ав — аудиальные вспоминаемые образы.Ак — аудиально конструируемые образы.К — кинестетические образы.Д — внутренний диалог.

Взгляд прямо с расширением зрачков указывает на визуальный доступ к информации.

Схема действительна для правши, для левши нужно использовать инвертированную схему.

Референтная модальность — модальность, используемая человеком для определения истинности чего-либо. Определяется путем выделения предикатов в речи и наблюдения за ключами доступа при ответах на соответствующие вопросы (см. далее), а также наблюдением за мимикой и реакциями тела.

Стратегия — последовательность модальных переходов при выполнении мыслительных операций.

4. Полушарная модель мозга

Согласно новейшим психологическим исследованиям, левое полушарие отвечает за речь, логику, анализ, обработку знаковой информации.

Правое полушарие отвечает за обработку образной информации, интуицию, синтез, воображение, чувства и эмоции.

Соответствие полушарий и глазных ключей доступа

Визуальные знаки

Визуальные образы

Аудиальные знаки

Аудиальные образы

(внешняя речь, внутр. диалог)

(звуки)

Кинестетика

Для визуального типа характерно:1. Основная модальность — визуальная.2. Визуальные ключи доступа.3. В общении соблюдает дистанцию, часто смотрит на собеседника.4. Любит порядок на столе, парте, соблюдает порядок в комнате.5. Красивый, аккуратный почерк.6. Мало отвлекается на шум.7. Возможны трудности при восприятии аудиальной информации.

Для аудиального типа характерно:1. Основная модальность — аудиальная.2. Аудиальные ключи доступа.3. При чтении и письме шевелит губами, проговаривая слова.4. Может хорошо имитировать речь других людей, звуки природы. Хорошо декламирует.5. Сильно отвлекается на шум.

Для кинестетического типа характерно:1. Основная модальность — кинестетическая.2. Кинестетические ключи доступа.3. При общении стоит близко к другому человеку, может часто до него дотрагиваться.4. Характерна живая мимика, выраженная жестикуляция.5. На столе, парте, в комнате возможен беспорядок.6. Возможен неряшливый почерк.7. Часто вертит в руках какой-либо предмет.8. Возможны проявления различных эмоциональных реакций.9. Чувствителен к эмоциональным методам обучения.

Большинство детей, успешно обучающихся в школе, имеют достаточно хорошо развитые все три модальности. Трудности в обучении чаще всего возникают у «крайних» визуалов и кинестетиков, то есть у детей с недостаточно развитыми остальными модальностями.

Чаще всего это дети «правополушарного» типа.

5. Моделирование

НЛП — это прежде всего дисциплина, занимающаяся моделированием, т.е. выявлением, формализацией и передачей успешного опыта в самых различных областях (в том числе и в образовании). А техники являются всего лишь результатом моделирования и удобным способом передачи опыта.

Моделированием называется процесс, в ходе которого то или иное сложное событие или явление разбивается на достаточно мелкие элементы, позволяющие воспроизвести или определенным образом использовать это событие или явление. Механизм моделирования в НЛП подразумевает выявление психических стратегий («нейро») данного человека путем анализа его речевых паттернов («лингвистическое») и невербальных реакций. Из результатов подобного анализа шаг за шагом складываются стратегии и приемы («программирование»), которые могут быть использованы для передачи данного навыка другим людям.

Под стратегией в НЛП понимается последовательность мыслей и действий, направленных на получение конкретного результата. Стратегия — это детальный план достижения цели.

На первом этапе проводится диагностика типа личности ребенка. Кроме того, определяются причины затруднения. Диагностика позволяет спрогнозировать наиболее эффективный стиль педагогических взаимодействий и общения.

Второй этап работы – это моделирование, т.е. создание вербальной структуры, при которой бы два-три слова подчиняли в сознании все остальные ассоциации. Для этого определяют базовые слова-символы. Схема взаимосвязей этих слов создает внутреннюю картину истинных причин, которые порождают у данного человека те или иные проблемы.

На третьем этапе находят в «якорях» детства и отрочества причины, которые создали данный сенсорный опыт, и подбирают слова-символы. К словам-символам из этих групп выписываются слова-образы, избранные и дополненные самими учащимися.

Далее идет четвертый этап — этап тренинга: самовнушение и творческая работа. При этом могут быть использованы такие методы и приемы, как внушение, сопереживание, возможна замена картины окружающего мира, программы поведения, которая сложилась у ребенка ранее.

Однако данная технология — это нечто большее, чем просто конкретные техники: это система знаний и определенный взгляд на вещи, т.е. установка. Нейролингвистическое программирование основано на реальном поведении и мышлении людей, а не на теориях, объясняющих, почему они делают то, что они делают. И потому средства НЛП имеют корни в реальности: эти средства базируются на том, что «работает», поэтому они передают эффективные навыки. С самого начала она включала в себя действие: межличностное и внутри человека.

Один из ведущих принципов НЛП состоит в том, что «реальность» не есть нечто внешнее – индивид актуально, активно, личностно конструирует свою реальность в собственной психике, формируя ее в соответствии со своим процессом переработки опыта.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Нейролингвистическое программирование (НЛП) — это поведенческая модель, а также набор определенных навыков и техник, созданных Ричардом Бендлером и Джоном Гриндером в начале 1976 года. НЛП, определяемое как исследование структуры субъективного опыта, изучает модели («программы»), которые создаются взаимодействием мозга («нейроны»), языка («лингвистика») и тела. Именно это взаимодействие с точки зрения НЛП создает эффективное и неэффективное поведение. Многие из навыков и техник НЛП были получены при помощи наблюдения за выдающимися людьми в различных областях деятельности, включающих психотерапию, бизнес, гипноз, юриспруденцию и образование.

Нейролингвистическое программирование предлагает конкретный путь понимания того, как люди функционируют на психическом и поведенческом уровнях, а также основанный на этом понимании легких и устойчивых изменений в собственной жизни.

Как самостоятельная интегративная область знаний НЛП выросло из различных моделей практической психологии, вбирая в себя все самое лучшее с прикладной точки зрения. Поначалу НЛП было весьма эклектичным, но со временем приобрело мощную методологию, во многом основанную на эпистемологии Грегори Бэйтсона и его теории трансформов, работах по экологии разума, теории коммуникации, а также теории логических типов Бертрана Рассела, которая стала прообразом логических уровней в НЛП.

Одним из несомненных достоинств нейролингвистического программирования является ее прикладной характер, что очень важно для педагога-практика. Так, на уроке можно представлять информацию, используя все каналы восприятия, тогда у ученика повышается шанс усвоить хотя бы часть информации. Зная особенности ребенка, легче строить с ним отношения, многое становится понятным: почему возникают проблемы с дисциплиной, почему мы «говорим на разных языках», как правильно поощрять ребенка и делать ему замечания, а самое главное – есть возможность помочь ребенку скорректировать его ошибки, прогнозировать их появление и научить его самому справляться с ними.

ЛИТЕРАТУРА

1. Андреас К., Андреас С. Сердце мозга. — Новосибирск, 1993..2. Вернье Ж. Ребенок, математика, реальность. — М., 1998.3. Гриндер М. Исправление школьного конвейера. — Минск, 1995.4. Дилтс Р. Моделирование с помощью НЛП. — СПб., 2000.5. Дилтс Р. Стратегии гениев. — Т. 1–3. М., 1998.6. Ковалев С.В. НЛП педагогической эффективности. — М.—Воронеж, 2001.7. Лапп Д. Улучшаем память в любом возрасте. — М., 1993.8. Матюгин И.Ю. и др. Как развивать внимание и память вашего ребенка. — М., 1994.9. О’Коннор Дж., Мак-Дермотт Ян. Принципы НЛП. — Киев, 2000.10. Пойа Д. Математическое открытие. — М., 1976.

11. Селевко Г.К. Воспитательные технологии. – М., 200512. Холодная М.А. Психология интеллекта. —Томск, 1997.

Министерство образования Российской Федерации

Муниципальное образовательное учреждение-гимназия № 1

РЕФЕРАТ

ТЕМА: НЕЙРОЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ПРОГРАММИРОВАНИЕ,

ИЛИ ИНДИВИДУАЛИЗАЦИЯ ОБУЧЕНИЯ

В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ВЕДУЩЕГО ТИПА

РЕПРЕЗЕНТАТИВНОЙ СИСТЕМЫ.

Выполнила: ЦЫДЫПОВА О.А.

учитель английского языка

I квалификационная категория

г. Петровск – Забайкальский

2010 г.