Учебно-методическое пособие по курсу демография «меотроды демогр

Пензенский государственный университет

Кафедра «Государственное управление и социология региона»

УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ

по курсу демография

«МЕОТРОДЫ ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ»

для студентов для специальности

«Управление персоналом»

Автор – д.с.н., профессор каф ГУиСР Юрасов И. А.

Содержание.

Введение.

Тема 1 Методы исследования в демографииТема 2. Источники информации о населении и демографических процессах

Тема 3. Краткая история переписей населения в мире

Тема 4. Программа переписи населения

Тема 5. Правовая основа переписи населения

Тема 6. Критический момент переписи населения (или момент счета населения)

Тема 7.   Категории населения, учитываемые при переписях населения.

Тема 8. Массово-разъяснительная работа среди населения

Тема 9. Текущий статистический учет событий естественного движения населения

Тема 10. Текущие регистры (списки, картотеки) населения)

Тема 11. Выборочные и специальные обследования

Введение

Демография — наука не новая. Ей уже более 300 лет. Но она все еще остается новой (в смысле — малоизвестной) наукой для большинства наших граждан. Демографические проблемы теперь все чаще обсуждаются на заседаниях различных представительных комиссий. К сожалению, научный уровень обсуждения демографических вопросов на этих весьма важных заседаниях не всегда достаточно высок. Между тем сегодня назрела острая необходимость общественного управления демографическими процессами. Именно общественного, а не только государственного.

В первой половине 90-х годов наша страна вступила в стадию, без преувеличения можно сказать, демографической катастрофы. Эта катастрофа выражается прежде всего в беспрецедентно низкой рождаемости (уровень которой сегодня вдвое ниже, чем в самые тяжелые годы Великой Отечественной войны), в очень высоком уровне разводов (по которому мы сегодня на втором месте в мире после США), в относительно низкой продолжительности жизни населения, особенно мужского и сельского. С 1992 г. население России не растет, а сокращается, причем очень быстрыми темпами. За прошедшие с 1992 г. шесть лет оно сократилось почти на 2 млн. человек, или на 1,3%, что может показаться небольшой цифрой. Однако при этом надо учесть, что убыль населения в некоторой мере компенсировалась миграционным притоком населения из-за рубежа. За счет же естественной убыли, т.е. превышения числа умерших над числом родившихся, страна уменьшилась за указанный период на самом деле на 4,2 млн. человек.

Это не полный перечень демографических проблем нашей страны, но, думается, и названных цифр достаточно, чтобы оценить характер ситуации.

Необходимы какие-то меры для исправления положения, какие-то программы… Но какие именно меры, какие программы? Но они мог7ут быть разработаны только благодаря учету системной демографический информации.

Тема 1 Методы исследования в демографии

Демография в исследовании своего предмета — естественного воспроизводства населения — использует различные методы, основные из которых можно объединить по их характеру в три группы: статистические, математические и социологические. Объектами наблюдения в демографии являются не отдельные люди или события, но сгруппированные по определенным правилам, однородные в некотором отношении совокупности людей и событий. Такие совокупности называются статистическими фактами. Демография стремится установить и измерить объективно существующие взаимосвязи между статистическими фактами, имеющими отношение к ее предмету, используя для этого методы, также разработанные в статистике, скажем методы корреляционного и факторного анализа. В демографии используются и другие статистические методы, в частности выборочный и индексный методы, метод средних величин, методы выравнивания, табличный и другие.

Процессы воспроизводства населения связаны между собой иногда простыми, иногда довольно сложными количественными соотношениями, что обуславливает применение многих математических методов для измерения одних демографических характеристик по данным о других характеристиках. Выше уже говорилось о том, что еще Граунт открыл возможность на основе данных о числе родившихся и умерших определить численность и возрастной состав населения. Это пример математической взаимосвязи между демографическими параметрами населения. Сегодня в демографии широко используются математические модели населения, с помощью которых на основе фрагментарных и неточных данных, полученных путем непосредственного наблюдения, можно получить достаточно полное и достоверное представление об истинном состоянии воспроизводства населения. В некоторых случаях с помощью математических моделей можно получить более достоверные данные, чем с помощью непосредственного статистического учета. Кстати, к разряду математического моделирования в демографии относятся и уже упоминавшиеся в связи с именем Граунта вероятностные таблицы смертности, а также и демографические прогнозы, которые представляют собой один из видов математического моделирования.

Наконец, в последнюю четверть века (у нас в стране, а на Западе уже более полувека) в демографии все активнее используются социологические методы исследования так называемого демографического поведения, т.е. субъективных установок, потребностей, мнений, планов, принятия решений, действий по отношению к демографическим аспектам жизни людей, семей, общественных групп.

Тема 2. Источники информации о населении и демографических процессах

Чтобы эффективно использовать информацию, нужно иметь некоторое представление о ее происхождении. Тогда можно оценить возможности информации, ее достоинства, пределы использования, недостатки, обусловленные именно способами ее создания (собирания).Основные источники информации в демографии следующие:1) переписи населения, проводимые регулярно, обычно раз в 10, в некоторых странах — раз в 5 лет;2) текущий статистический учет демографических событий (рождений, смертей, браков и разводов), осуществляемый непрерывно;3) текущие регистры (списки, картотеки) населения, также функционирующие непрерывно;4) выборочные и специальные обследования.2.1. Переписи населения2.1.1. Определение переписи населения

В литературе существует много различных определений переписи населения, из которых самое краткое, пожалуй, следующее: перепись населения — это научно организованная операция сбора данных о численности и составе населения.

Определение достаточно простое и в первом приближении пригодное. Но краткость не всегда сестра таланта, как говорят. В данном случае определение переписи населения — хотя и краткое, легко запоминающееся — оно недостаточно полное и точное. Поэтому наряду с ним приведу другое определение, правда, длинноватое и громоздкое, но зато более объемное.

Заучивать его не нужно, но оно заслуживает внимания. Это определение дано экспертами ООН.

«Перепись населения — это общий процесс сбора, обобщения, оценки, анализа и публикации демографических, экономических и социальных данных о всем населении, проживавшем на определенный момент времени в стране или ее четко ограниченной части»[2].

Достоинство этого определения, во-первых, в том, что оно перечисляет ряд существенных особенностей переписи населения, которые отличают ее от других подобных обследований, Так, здесь отмечается такая ее особенность, как всеобщность, т.е. есть охват всего населения, указывается, что работа по проведению переписи не ограничивается только сбором информации, в нее входит также оценка качества итогов переписи, их анализ и публикация. Последнее качество переписи (публикация ее итогов) имеет особенно важное значение именно для нашей страны, где после 1926 года публикации итогов переписей постоянно сокращались, пока к 1980-м годам не сократились до одного (!) тома (издания для так называемого «служебного пользования» не могут считаться публикациями).

Во-вторых, определение ООН раскрывает универсальный, междисциплинарный характер переписи населения. Хотя она и называется по традиции переписью Населения (или демографической переписью), на самом деле перепись показывает целый ряд структур населения, выходящих за границы предмета демографии (этническая и социально-классовая структуры, распределение населения по территории и миграция, распределение населения по отраслям народного хозяйства и по занятиям, безработица, положение в занятии и др.). Поэтому нет преувеличения в лозунговых заглавиях пропагандистских брошюр, издаваемых всякий раз перед проведением очередной переписи населения «Перепись населения — всенародное дело».

2.1.   Основные принципы современной переписи населения

Прежде нужно оговориться, что перечисляемые далее принципы переписи населения следует рассматривать в их взаимосвязи, они не располагаются в какой-либо иерархии, скорее, они равнозначны по отношению друг к другу. Итак, перепись населения руководствуется следующими принципами:1. Всеобщность охвата населения территории, на которой проводится перепись, т.е. учет каждого жителя без исключения (но и без двойного счета), независимо от каких-либо статусных характеристик человека: пола, возраста, национальности, социального положения, наличия права на проживание в данном жилище или местности и т. п. Этим качеством перепись населения отличается от учетов населения в прошлом и от всех других современных обследований населения, в которых, как правило, в соответствии с целями обследования учитываются лишь определенные категории населения.

Соблюдение этого принципа, при кажущейся его простоте, представляет одну из самых больших трудностей при проведении переписи. Во время переписи организаторы стараются проводить ее таким образом, чтобы как можно меньше нарушать обычное течение жизни людей. Между тем население находится в непрерывном движении. За время переписи (несколько дней) человек может побывать в другом регионе и вернуться к месту своего постоянного жительства. Отсюда возникает опасность, что он может быть пропущен и не учтен в переписных документах как в месте своего постоянного жительства (поскольку он в это время отсутствовал), так и в месте своего временного пребывания в другом городе (где он по разным причинам не попал в поле зрения переписных регистраторов). Либо, напротив, он мог быть учтен дважды и в месте своего постоянного жительства, и временного.

Кроме того, существует повышенная вероятность пропуска некоторых категорий граждан, например, новорожденных и почтенных стариков, бездомных, кочевников, путешественников и т. п. Несмотря на все заверения статистиков, что перепись населения не преследует каких-либо фискальных и тому подобных целей, в сознании многих граждан твердо засело неизвестно кем внушенное убеждение, что перепись будто бы проводится именно со специальной целью установить число людей определенных категорий (потенциальных налогоплательщиков или «тунеядцев» и т. д.). Поэтому очень часто бывает так, что на вопрос регистратора переписи о пропущенном младенце его родные отвечают: «Да ведь он еще маленький!» Почти то же самое говорят в подобной ситуации и родственники стариков: «Он ведь уже старый, работать не может. Зачем его переписывать?». Люди, проживающие не там, где они прописаны, часто пытаются пройти перепись и в том месте, где живут, и в том, где только числятся, боясь потерять какое-либо из жилищ. Хочу подчеркнуть, что проблема полноты и точности счета при переписи населения отнюдь не является специфичной лишь для нашей страны, а существует во всех без исключения странах. Для решения этой проблемы статистики используют различные вспомогательные мероприятия.

2. Периодичность (или регулярность) проведения переписей населения через равные промежутки времени, обычно через 10 или 5 лет. Такие промежутки времени, кратные 5 годам, выбираются для обеспечения сопоставимости данных переписей о возрастной структуре населения, которые чаще всего публикуются в виде пятилетних группировок. Тогда по данным ряда переписей населения можно проследить изменения, происходящие в половозрастной структуре, что очень важно во многих отношениях (об этом конкретно речь будет идти в следующей главе).

3. Безотносительность целей переписи населения к каким-либо конкретным частным интересам государства, как-то: налогообложение, сведения о численности молодежи призывного возраста и т. п. Перепись населения не связывается ни с какими административными мероприятиями, не затрагивает ни имущественных, ни личных интересов отдельных граждан. Она не имеет отношения ни к вопросам распределения или использования жилплощади, ни к другим подобным вопросам. Как превосходно было сказано в одной популярной брошюре для крестьян, изданной перед первой Всероссийской переписью населения в 1895 г., «перепись производится только для себя самой»[11]. Все собираемые при переписи сведения используются только в суммарном виде, в виде обезличенных таблиц. Конечно, переписи населения проводятся для удовлетворения потребностей государства в информации, необходимой для управления народным хозяйством. Но, во-первых, не только для управления народным хозяйством. Сегодня потребности государственных органов управления гораздо шире и многообразнее, чем в прошлом (не только фискальная, хозяйственная, военная политика, но и образовательная, и культурная, социальная, национальная и др.). Во-вторых, информация о составе населения нужна обществу в целом, во всяком случае очень многим общественным организациям. Поэтому именно широкий (хотя, конечно же, ограниченный — финансовыми и людскими ресурсами) круг сведений, собираемых при переписях населения, может удовлетворить (никогда полностью) потребности государства и общества.

Л.Н. Толстой замечательно сказал об общественном значении переписи населения. Он принимал непосредственное участие в переписи населения Москвы в 1882 г. и описал свои впечатления в специальной статье «О переписи в Москве» (М., 1882) и в книге «Так что же нам делать?» (М., 1906; статья вошла в книгу). В статье он писал, что перепись населения — это исследование, которое проводится затем, «чтобы вывести законы социологии и на основании этих законов учредить лучше жизнь людей» (с. 1). В другом месте той же статьи он говорит, что «для общества интерес и значение переписи в том, что она дает ему зеркало, в которое, хочешь или не хочешь, посмотрится все общество и каждый из нас» (с. 3).

Между прочим, при административно-командной системе государственного правления статистикам приходилось постоянно унижаться перед властями, убеждая их в необходимости проведения очередной переписи населения и в полезности каждого вопроса ее программы для партии и государства. Этим объясняется преувеличенное подчеркивание в статистической литературе прошлых лет хозяйственного и политического значения переписей населения и вольно-невольное принижение ее научных аспектов.

4. Проведение переписи населения по единой программе и единым правилам на всей территории, охватываемой переписью. Соблюдение этого принципа необходимо для получения сопоставимых итогов. Достаточно хотя бы чуть изменить редакцию вопросов в переписных листах, используемых для опроса населения на разных территориях или в разных группах населения, как характер ответов также изменится и они станут непригодными для сравнений. Между тем в такой многонациональной стране, как наша, при любом социологическом исследовании, и тем более таком крупном, каким является перепись, непременно возникает проблема точного перевода переписных документов с русского языка на языки других российских народов. Соблюдение при этом смысловой идентичности вопросов переписного листа оказывается зачастую очень непростой задачей.

Имеет значение и соблюдение преемственности программы предстоящей переписи населения по отношению к предыдущей. Это также необходимо для получения сопоставимых итогов в их динамике, чтобы можно было проследить по материалам ряда переписей происходящие изменения в структуре населения. При нарушении подобной преемственности изменения в итогах переписи могут стать результатом различий в редакции вопросов, а не действительных изменений в населении. Это не значит, конечно, что программы переписей не должны вовсе изменяться от переписи к переписи (прогресс не остановить), но каждое такое изменение вносится в программы переписей с большой осторожностью, при очень серьезных для этого основаниях.

5. Индивидуальность регистрации (или иначе — поименность), т.е. сбор сведений о каждом человеке в отдельности, а не в виде суммарных итогов по семье, хозяйству, жилищу и т. п. При дальнейшей обработке собранных данных индивидуальные сведения суммируются в соответствии с программой обработки итогов переписи и превращаются в обезличенные статистические таблицы. Но на этапе непосредственного сбора сведений они собираются о каждом человеке по отдельности. Такой принцип обеспечивает возможность при дальнейшей разработке итогов получать самые разнообразные комбинационные группировки из собранных данных.

6. Непосредственное получение сведений у населения. Многие сведения о населении содержатся в различного рода документах (в паспортах и удостоверениях личности, в учетных документах отделов кадров, в домовых книгах, в паспортных отделах милиции, в военкоматах, в регистратурах органов здравоохранения и социального обеспечения и т.д.). Казалось бы, зачем проводить дорогостоящие и трудоемкие переписи населения? Не лучше ли собрать и суммировать сведения, имеющиеся в документах. Но, во-первых, документы создаются для определенных, ограниченных задач, и они различаются для определенных категорий населения. Поэтому круг сведений, содержащихся в документах, неодинаков, различается в зависимости от тех целей, в соответствии с которыми эти документы создаются, и, как правило, не охватывает всех необходимых сведений, в которых заинтересовано государство и наука. Во-вторых, поскольку документы создаются с определенными целями и затрагивают интересы людей и государства, в них могут содержаться ошибки и подделки. Кроме того, сведения в документах (при всей своей законности) могут не соответствовать действительному гражданскому состоянию человека. Например, человек прописан в одном месте, а фактически проживает в другом. Или человек, согласно свидетельству о браке, числится состоящим в одном брачном союзе, а в действительности давно уже состоит в другом союзе или не состоит ни в каком. Или у человека в паспорте записана одна национальность, но в своем самосознании он ощущает внутреннюю, духовную связь с другой национальностью, с ее культурой, обычаями, правилами поведения и т.п. Это нередкий случай в многонациональных странах, особенно в тех, где какая-нибудь одна национальность — «первая среди равных», другие — не «первые среди равных», а третьи — и вовсе не равные «первым». Тогда на выбор национальности по одному из родителей при получении паспорта могут влиять конъюнктурные соображения, которые, если таких случаев окажется много, могут исказить данные о реальном этническом составе населения. Так что же нам нужно: размещение населения по территории страны или размещение документов о прописке? Количество свидетельств о браке или данные о реальном числе брачных союзов? Данные о формальной паспортной национальности или о реальном национальном составе и его изменениях? Думаю, ответы однозначны. Нужны, конечно же, данные о реальном, а не о бумажном составе населения.

Поэтому уже более ста лет назад статистики пришли к выводу, что надежнее получать сведения путем непосредственного обращения с вопросами к самому населению. Конечно, при этом нужно заручиться доверием граждан, для чего необходимо объяснить им цели переписи, ее специфические правила и гарантировать полную анонимность собранных сведений, независимо от того, что они могут показаться кому-либо предосудительными. Исторический опыт проведения переписей населения во всем мире показал, что при соблюдении подобного принципа можно получить вполне достоверную информацию (наверное, какой-то процент лжи все же есть, иногда он выявляется и корректируется на этапе последующего анализа итогов переписи, но если этот процент не превышает определенного предела, то итоги переписи остаются достаточно приемлемыми для работы с ними).

7. Анонимность сведений, получаемых от населения при переписи, т.е. гарантия тайны любой информации, получаемой во время опроса людей при переписи. На каждом переписном листе имеется специальное уведомление (к сожалению, набранное очень мелким шрифтом): «Записи в переписном листе подлежат использованию только для получения сводных данных о численности, составе и жилищных условиях населения по установленной программе. Работникам переписи запрещается сообщать кому бы то ни было содержание ответов». В некоторых странах, например в США, предусмотрено уголовное наказание за разглашение переписных сведений (так же, кстати, как и за отказ граждан отвечать на вопросы переписи). В нашей стране никогда не было предусмотрено ничего похожего. Правда, пока не известно ни одного случая разглашения переписной информации кому бы то ни было, даже самым влиятельным властным органам. Однако все же было бы нелишне создать правовые гарантии сохранения анонимности переписной информации.

8. Принцип самоопределения, т.е. запись в переписные листы ответов опрашиваемых (респондентов) с их слов без предъявления каких-либо документов, подтверждающих достоверность сообщаемых сведений (за исключением сведений о возрасте людей 100 лет и старше. Только в этом случае требуется документальное подтверждение). Соблюдение этого принципа обусловлено, во-первых, трудностями или невозможностью во многих случаях отнести человека к той или иной категории населения по «объективным» (документированным) признакам (например, зафиксировать таким способом постоянное место жительства, возраст, состояние в браке, национальность, разговорный язык и т. д.). Во-вторых, применение этого принципа обусловлено стремлением статистиков повысить доверие населения к переписи.

9. Одномоментность переписи, т.е. приурочение всех собираемых при переписи сведений о каждом человеке к одному точному моменту времени (называемому критическим моментом переписи населения, или моментом счета населения).

Население изменяется непрерывно. Только за один час в России рождается 156 человек, умирает 252, заключается 123 брака, расторгается 76 (по данным за 1995 год), происходит множество других изменений в структуре населения. Таким образом, к вечеру одного дня население уже совсем не такое, как было утром. Но перепись обычно не проводится за один день, для этого потребовалось бы очень много переписчиков. Поэтому перепись проводится в течение 7—10 дней, но все сведения о жителях собираются по их состоянию на один точный момент времени (обычно 0 часов первого дня переписи). Этот момент называется моментом счета населения либо критическим моментом переписи населения. Установление критического момента переписи позволяет получить как бы моментальный снимок состава населения, свести все данные о различных структурах населения к одной общей его численности. Установление критического момента также помогает уменьшить возможность пропусков и двойного счета людей. Родившиеся после критического момента не учитываются переписью (хотя бы они родились в первые же минуты первого дня начала переписи). Напротив, люди, умершие после критического момента, записываются в переписные листы по полной программе, так как на критический момент переписи они были живы.

10. Централизованное руководство проведением переписи. Перепись населения — сложная, трудоемкая и дорогостоящая операция, которая проводится в сжатые сроки и которую в силу ее чрезвычайной важности нельзя провалить. К примеру, перепись населения США 1990 г. обошлась в 2,6 миллиарда долларов. У нас перепись стоит дешевле, но тоже немало. Поэтому проведение переписи населения требует большой четкости и слаженности многочисленного переписного персонала (в частности, в проведении последней Всесоюзной переписи населения 1989 г. принимало участие более одного миллиона человек). Для проведения переписей населения в каждой стране обычно создается специальное подразделение в органах государственной статистики. В его функции входит методологическая и техническая подготовка переписи населения, организация ее непосредственного проведения, обработка итогов и их публикация. Объем работы так велик, что этому подразделению приходится работать постоянно (конечно, по мере приближения сроков переписи напряженность работы существенно возрастает). В нашей стране таким подразделением является Управление переписей и обследований Государственного Комитета Российской Федерации по статистике.

Тема 3. Краткая история переписей населения в мире

Учет населения с древнейших времен существовал как часть хозяйственной статистики и совершенствовался вместе с ней. Различные формы статистического учета земель и хозяйств, ремесел и торговли, а вместе с ними и населения имелись в Древнем Китае, Японии, Египте, Месопотамии, Иудее, в городах Древней Греции и в Риме. Учеты населения проводились там с финансовыми и военными целями, чтобы знать возможное число налогоплательщиков и воинов. В соответствии с этими целями переписи чаще всего были не всеобщими и охватывали обычно податное мужское население. Иногда предпринимались попытки более полного учета состава населения. Так, в Древнем Риме при царе Сервии Туллии (1 в. до н.э.) взимались пожертвования храмам с каждого жителя по монете разного достоинства в зависимости от пола и возраста. Подсчет монет давал общую численность населения с распределением по полу и возрастным группам. В более поздний период (с 510 по 30 г. до н.э.) переписи (называвшиеся цензами) проводились уже регулярно. Главы семей под клятвой сообщали специальным должностным лицам — цензорам — сведения о себе, своей семье и своем имуществе. Позднее цензы проводились в виде поземельных описаний, или кадастров, в которых учитывалось и население. Результаты цензов заносились в писцовые книги, которые велись постоянно. На их основании определялись размеры податей, а сами записи в книгах или выписки из них служили документами на право владения землей или имуществом.

В средние века нехозяйственные переписи и писцовые книги получили повсеместное распространение в государствах Западной Европы (а с XV в. и в России). Наряду с описанием земель и имуществ в них имелись сведения и о населении. Сведения эти были скудными, в них, как правило, указывалось только число хозяйств (или семей). Установить же численность населения, а тем более его структуру можно было лишь с большим трудом, путем косвенных расчетов, определяя по различным источникам средний размер хозяйства (семьи) и затем умножая этот средний размер на число хозяйств (семей).

Лишь к середине XVIII в. вместе с развитием капитализма и развитием рыночных отношений расширяется потребность в информации о численности и структуре населения. Учет населения постепенно становится всеобщим и приобретает самостоятельное значение, не связываясь непосредственно с какими-либо частными административными целями.

С 1749 г. начинают регулярно проводить учеты населения в Швеции, где созданная в этом году специальная «табельная» комиссия периодически проверяла и исправляла текущие списки населения. Но это еще не были переписи населения в их современном понятии. История регулярных всеобщих переписей населения начинается с переписи 1790 г. в США и с переписей населения, проведенных в 1801 г. одновременно в Англии, Шотландии, Франции, Дании и Норвегии. Однако они оставались еще долгое время весьма несовершенными: насчитывали всего 2—4 вопроса в программах, проводились в течение длительного срока, не будучи приуроченными к точному моменту времени, без четко определенных правил.

Лишь к середине XIX в. складываются представления о научных основах проведения всеобщих переписей населения. Этому в немалой степени способствовало создание во многих европейских странах специальных статистических органов, отдельных от административных, и развитие статистической науки.

Первой действительно научной была бельгийская перепись населения, проведенная в 1846 г. под руководством крупнейшего ученого-статистика Адольфа Кетле (1796—1874). Ее особенность состояла в том, что она была однодневной и учитывала наличное население, т.е. фактически проживавшее в том месте, где его застала перепись, а не юридическое, т.е. числящееся по документам, которое только и учитывалось прежними переписями. Новшеством также было и проведение этой переписи специально подготовленными регистраторами, а не административными чиновниками, как это было ранее.

Опыт первой бельгийской переписи 1846 г., как и структура ее статистических органов, был использован другими европейскими странами. Большое значение для развития методологии переписей имели международные статистические конгрессы[12], один из которых состоялся в Петербурге в 1872 г. по инициативе и под председательством замечательного российского статистика, географа и путешественника Петра Петровича Семенова-Тян-Шанского (1827—1914). На этих конгрессах были выработаны основные принципы проведения переписей населения, которые в основном продолжают применяться и в настоящее время. В частности, Петербургский конгресс рекомендовал всем странам проводить всеобщие переписи населения регулярно, не реже, чем через 10 лет, в годы, оканчивающиеся на 0, или близкий к нему, учитывать фактическое, а не юридическое (приписное) население и относить все собираемые при переписи сведения к одному точному моменту (часу) времени. Этим рекомендациям последовали все страны, и число научно организованных переписей населения стало быстро увеличиваться. С 1870 по 1879 г. в мире было проведено 48 переписей населения, в 80-х гг. — уже 54, в 90-х гг. — 57, а в первом десятилетии XX в. — 74. Если до 1870 г. переписями был охвачен только 21% мирового населения, то к началу XX в. — уже 64%[1].

Особенно большое развитие переписи населения получили после второй мировой войны в связи с распадом колониальной системы и становлением освободившихся государств Азии, Африки и Латинской Америки. С 1965 по 1954 г. была проведена 151 перепись, в 1955—1964 гг. — 168, в 1965—1974 гг. — 179, в 1975—1984 гг. — 191, в 1985—1994 гг. — 162[14]. Ныне, к концу XX в. в мире не осталось страны, где бы перепись населения не проводилась ни разу. Правда, есть страны, где перепись населения не проводилась давно, более 10 лет (Гана, Либерия, Мавритания, Нигер, Сенегал, Сомали, Сьерра-Леоне, Танзания, Эритрея, Гаити, Гондурас, Коста-Рика, Куба, Перу, Суринам, Афганистан, Ирак, Польша и др.), а то и 20 лет (Ангола, Бутан, Джибути, Ливан, Северная Корея, Гренландия, Исландия и др.

История переписей населения в России уходит корнями в глубокую древность. Правда, о самом раннем периоде этой истории имеется, к сожалению, очень мало письменных свидетельств. В летописях, относящихся к IX—XI вв., есть лишь упоминания о сборе дани князьями. Вероятно, при сборе дани учитывалась и численность облагаемого населения, но подробности этого учета неизвестны. Более достоверны летописные свидетельства об учетах населения в XIII в., в период татаро-монгольского нашествия. С целью сбора дани татарские ханы провели переписи населения в 1246 г. в Киевской Руси, в 1255—1256 гг. в Суздальской земле, в 1256—1259 гг. — в Новгородской. В летописях сообщается, что «окояннии изочтоша всю землю русскую токмо не чтоша игуменов», т.е. учитывалось все население, кроме духовенства, освобожденного от дани. Переписи проводили специальные переписчики («численцы»), которые должны были «ездити по улицам писати дома хрестьянские».

Из этого можно заключить, что переписи в то время, скорее всего, были похозяйственными, как и в других странах, т.е. единицей наблюдения в них было хозяйство («дом»). Учет же населения имел второстепенное значение. Во всяком случае, общее число жителей по этим переписям установить не удалось.

В XIV—XVI вв. по мере становления централизованного российского государства развивалось и учетно-статистическое дело. Единицей налогового обложения стали земельные участки, поэтому и переписи были поземельными. Но в них наряду с описанием земельных владений указывалось число дворов и людей. Результаты переписей фиксировались в писцовых книгах, которые велись постоянно и служили юридическими документами на право владения землей и крепостными.

В XVII в. в связи с развитием ремесел и торговли единицей налогового обложения становится хозяйство — «двор». И переписи превращаются в подворные. Число и масштабы переписей расширились настолько, что в Москве был образован Счетный приказ. Особенно крупными были подворные переписи 1646 и 1678 гг., охватившие почти всю территорию государства[15]. В соответствии с налоговыми целями они охватывали только податное, в основном мужское население[16]. Однако в некоторых подобных переписях учитывались и женщины, и часть неподатного населения, давалось распределение по возрастным группам, брачному состоянию, иногда указывались даже род занятий, чин и профессия. Как считал авторитетный российский историк статистики Авдей Ильич Гозулов (1892—1981), «по программе и уровню организации подворные переписи XVII в. были для своего времени выдающейся формой изучения хозяйства, не имевшей на Западе равной себе системы учета»[7].

Последняя подворная перепись была проведена в 1710 г. при Петре I. В ней впервые была сделана попытка учесть не только податное, но все население поголовно, включая и привилегированные слои. Перепись тянулась несколько лет и окончилась неудачей: все население она учесть не смогла. Число дворов по этой переписи оказалось почти на 20% меньше по сравнению с 1678 г., тогда как ожидалось их увеличение. Петр I не принял результаты переписи 1710 г. и приказал провести новую перепись в 1716—1717 гг. Однако эта новая перепись показала еще худшие результаты: число дворов уменьшилось по сравнению с 1678 г. на одну треть. Такие результаты отчасти отражали действительное сокращение численности населения России вследствие войн и разорительных условий жизни, но в большей степени были результатом неверных сведений. Многие помещики старались приуменьшить число дворов, объединяя по нескольку податных дворов в один. Поэтому подворное налогообложение было заменено подушным, и соответственно были преобразованы и переписи. 26 ноября 1718 г. Петр I издал указ, которым предписывалось «взять сказки у всех (дать на год сроку), чтоб правдивыя принесли, сколько у кого в которой деревне душ мужеска пола». Списки населения («сказки») следовало собрать в 1719 г., а затем в течение трех лет подвергнуть проверке («ревизии»). За уклонение от переписи или «утайку душ» указ предусматривал жестокие кары, вплоть до смертной казни.

Этим указом было положено начало целой серии подушных переписей («ревизий»), которые с различными изменениями проводились в России в течение последующих 140 лет, с 1719 по 1859 г., вплоть до отмены крепостного права. Всего было 10 ревизий, каждая из которых продолжалась в течение нескольких лет.

Подушные переписи были еще далеки от современных переписей населения и по охвату населения, и по методам проведения. Их объектом в основном было только податное население, они учитывали приписное (юридическое), а не фактическое население, проводились подолгу, собранные сведения не относились к одному моменту времени. Поэтому даже общую численность населения по данным ревизий можно определить только приближенно, с дорасчетами. Поскольку ревизии были связаны с налоговым обложением, население относилось к ним неприязненно, старалось уклониться от переписи. Помещики и другие лица, ответственные за составление «сказок», приуменьшали число податных душ. Чиновники, проводившие ревизии, также допускали злоупотребления.

И все же, несмотря на существенные дефекты, российские ревизии были значительным шагом вперед в развитии учета населения. Они были поименными, при всех ревизиях учитывался такой важный признак, как возраст (причем в виде числа исполнившихся лет, а не путем отнесения к возрастной группе). Большинство ревизий, кроме первой, второй и шестой, учитывали и женское население (также с указанием возраста) не для исчисления податей, а «для одного только ведома». Некоторые ревизии дали распределение населения по брачному состоянию, национальностям и сословиям.

Последние ревизии охватывали уже более 80% всего населения страны, а на территориях, где они проводились, — более 90%[19]. Это позволяло хотя и с дорасчетом, но все же определить общую численность населения страны, его размещение и состав, опираясь на данные прямого учета.

Ревизии дали богатый материал для изучения населения России. Они и сегодня не потеряли своей научной ценности (как исторический материал).

После отмены крепостного права ревизии потеряли свое значение как переписи податного населения и больше не проводились. Между тем по мере развития капитализма в России все больше начинала ощущаться потребность в полных и подробных данных о численности и составе всего населения. Такие данные могла дать только научно организованная всеобщая перепись.

Вопрос о необходимости проведения в России всеобщей переписи поднимался передовой научной общественностью давно, еще в эпоху ревизий. Русское Географическое Общество, проявлявшее большой интерес к изучению населения и много сделавшее для развития статистической науки в России, с 1845 г. — с самого своего основания — настойчиво пропагандировало идею проведения переписи всего населения. В одном из постановлений Общества в 1857 г. говорилось: «Совет, сохраняя полное убеждение в необходимости знания числа и состава населения в той потребности, как указывают на то современные потребности и науки, и администрации, пришел к мысли, что исследования о населении необходимо совершенно отделить от всех частных мер, которыми ныне приводятся в известность те или другие части, как, например, от ревизий податных сословий, и, обсудив вопрос о познании населения в обширном его значении, как отдельную задачу, подлежащую разрешению на обитую пользу, — возложить самое производство переписей и разработку их результатов на специальные учреждения административной статистики. При таких только условиях исследования о населении представят и более возможности к введению их в практическую жизнь»[2].

Особенно значительная роль в деле обоснования, подготовки и проведения первой всероссийской переписи населения принадлежит выдающемуся географу и путешественнику (что хорошо известно почти каждому) и также выдающемуся статистику (что мало кому известно за пределами статистики) Петру Петровичу Семенову-Тян-Шанскому (1827—1914), возглавлявшему 11 лет (1864—1875) Центральный статистический комитет и еще 22 года (1875—1897) — Статистический Совет министерства внутренних дел, ведавший в то время статистикой. Более 30 лет П.П.Семенов (Тян-Шанским он стал в 1906 г.) при каждом удобном случае упорно доказывал необходимость и возможность проведения всеобщей переписи населения. В 1870 г. он организовал в Петербурге первый всероссийский статистический съезд, обсудивший вопрос о всеобщей переписи населения. В 1874 г. в связи с подготовкой закона о воинской повинности и необходимостью определения возможных воинских контингёнтов была создана комиссия, которая должна была разработать способ производства переписи населения. На рассмотрение комиссии было представлено два проекта. Один из них — канцелярии Министерства финансов — был усовершенствованным вариантом 10-й ревизии, распространенным на все население. Другой, предложенный П.П. Семеновым, представлял собой проект всеобщей переписи населения, составленный на основе лучших достижений мировой статистической науки того времени. После долгих обсуждений и поправок был принят проект П.П. Семенова. Однако прошло еще целых 20 лет, прежде чем 5 июня 1895 г. Положение о первой всеобщей переписи населения Российской империи было утверждено императором Николаем II (в предшествующем году вступившим на престол) и правительством. Но прошло еще полтора года, пока наконец была проведена перепись населения в 1897 г. по состоянию на 28 января (9 февраля по новому стилю).

Долгая борьба — более четырех десятилетий — за проведение всеобщей переписи населения была не только результатом противостояния бюрократической косности царских чиновников, особенно с немецкими фамилиями, и прогрессивного П.П. Семенова, как это иногда изображалось в литературе советского периода. У многих ученых и деятелей того времени были серьезные основания сомневаться в самой возможности провести перепись населения в такой стране, какой была Россия.

Препятствия к проведению всеобщей переписи населения в России были вполне реальные (хотя, конечно, и бюрократизма всегда хватало в избытке). Кстати, многие из этих препятствий остаются в действии и сегодня, хотя, конечно, в меньшей степени, чем сто лет назад. Огромная территория с неразвитой системой дорог и транспортных связей. Еще нет радио, телефона, автомобиля и тем более телевидения и авиации. Значительная часть территории страны расположена в зоне сурового климата, куда и сегодня-то «только самолетом можно долететь». Огромное уже тогда (около 125 млн.), многонациональное (более 160 народов и языков) население, большинство которого неграмотно или полуграмотно, особенно в сельской местности (85% общей численности населения страны). Откуда набрать и как подготовить персонал: огромное количество переписчиков, которые должны обладать определенным уровнем грамотности, чтобы справиться с заполнением переписных листов и вспомогательных формуляров? Последняя задача — подбор и подготовка переписного персонала — и сегодня, кстати, в преддверии всероссийской переписи населения остается по-прежнему одной из труднейших проблем ее подготовки.

Справедливости ради надо отметить, что к первой всероссийской переписи населения долго готовились и ученые, и правительство. Еще в манифесте императора Николая I по случаю проведения ревизии в 1833 г. выдвигалась в качестве перспективной задача проведения всеобщих народных переписей. К проведению первой всероссийской переписи благожелательно относился и Александр III, который отменил подушную подать в 1882 г., после чего идея ревизий потеряла смысл. Многие выдающиеся ученые долгие годы вырабатывали методологию проведения всеобщей переписи населения в сложных российских условиях. Накапливался и практический опыт. По подсчетам А.И. Гозулова, за период с 1860 по 1889 г. было проведено 79 локальных переписей населения в 69 городах. Особенно выделяются переписи населения в Петербурге 10 декабря 1869 г. под руководством П.П. Семенова, 15 декабря 1881 г. и 15 декабря 1890 г. под руководством Ю.Э. Янсона, в Москве 24 января 1882 г. под руководством А.И. Чупрова, И.И. Янжула, А.С. Постникова и др., 31 января 1902 г. под руководством В.Г. Михайловского, в Киеве 2 марта 1874 г. под руководством П.П. Чубинского, в Одессе 1 декабря 1892 г. под руководством А.С. Бориневича и др.[3]

В итоге первая Всероссийская перепись населения была проведена в 1897 г. по состоянию на 28 января (9 февраля по новому стилю). Она проводилась в течение трех месяцев вместо предполагавшихся полутора. Такой большой срок проведения не мог не отразиться на качестве собранных материалов. Но если учесть все трудности и сомнения в возможности вообще проведения переписи, такой срок следует признать не самым большим ее недостатком. В проведении переписи принимали участие около 150 тысяч человек персонала, что также нельзя считать очень большим. Итоги переписи были опубликованы в 1905 г. в 89 томах. Общая численность населения Российской Империи в границах тех лет составила 125640 тыс. человек.

Материалы переписи показали не только общую численность населения и его размещение по территории страны и ее областям, но и его структуру по широкому кругу показателей: по полу, возрасту, брачному состоянию и семейному положению, по грамотности и вероисповеданию, по родному языку (который косвенно выражал национальный состав населения), по занятиям, дающим средства для существования, и по отраслям народного хозяйства и др.

Разработка итогов переписи и их публикация были завершены в 1905 г., и в 1908 г. был поднят вопрос о проведении новой, очередной переписи населения в 1910 г. (т.е. в соответствии с международными рекомендациями в год, оканчивающийся на 0). Однако по разным обстоятельствам, главным образом финансового свойства, срок проведения второй переписи населения отодвинули на 1915 г., что также не было реализовано из-за начавшейся в 1914 г. первой мировой войны.

Вторая перепись населения состоялась уже при новом общественном строе, в разгар гражданской войны и военного коммунизма в 1920 г. по состоянию на 28 августа. Советская историография приписывала инициативу проведения переписи В.И. Ленину, который, как председатель Совнаркома, подписывал все постановления, касающиеся переписи населения. Однако это всего лишь один из множества мифов, которыми наполнена наша история и от которых ее еще долго придется освобождать. Реальную историю нашей статистики, во многом трагическую, еще предстоит написать.

Скорее всего, подлинными инициаторами переписи населения 1920 г. были старые дореволюционные статистики-бюрократы (бюрократизм вовсе не всегда плох), которые не среагировали в полной мере на большевистский государственный переворот, а в соответствии с международными рекомендациями Петербургского статистического конгресса 1872 г. решили настоять на проведении переписи населения в году, кончающемся на 0. Есть основания полагать, что инициатором Всероссийской переписи 1920 г. был Василий Григорьевич Михайловский (1871—1926), заведующий Отделом демографической статистики тогдашнего Центрального Статистического Управления, неоднократно выступавший в 1919 г. с аргументами в пользу проведения в 1920—1921 гг. всеобщей переписи населения, руководивший подготовкой всех программных документов переписи 1920 г. и непосредственно ее проведением. Кстати, он же впоследствии руководил и всей подготовкой к переписи населения 1926 г.[5].

Условия того времени были невероятно трудными для проведения переписи. Шла гражданская война, страна была охвачена боевыми действиями, крестьянскими восстаниями против продразверстки, бандитизмом. Промышленность и транспорт были охвачены разрухой. Не хватало ни средств, ни людей, способных участвовать в таком деле, как перепись. Однако «инвентаризация» всех людских и материальных ресурсов была необходима для быстрейшего установления нового общественного строя. Поэтому правительством было решено провести одновременно три переписи, охватывающие все народное хозяйство в комплексе: сельскохозяйственную перепись, краткую перепись промышленных предприятий и перепись населения. Главной среди них была сельскохозяйственная перепись, охватывавшая большинство населения (85%). Именно поэтому и дата была назначена на 28 августа, в разгар сельскохозяйственных работ, когда итоги переписи могли отразить наиболее типичную структуру занятий населения (прежде всего крестьянского).

В Белоруссии, Крыму, Закавказье, на Дальнем Востоке, в Туркестане, Хиве и Бухаре, в отдельных губерниях Украины, Поволжья, Северного Кавказа и Сибири перепись не была проведена по причине военных действий, и, таким образом, она охватила только 72% населения страны. В некоторых местностях собранные материалы переписи были уничтожены восставшим населением, иногда нападению подвергались работники переписи. Около 30 из них были убиты.

Программа переписи населения 1920 г., принятая после обсуждения ее широкой научной общественностью на 2-й Всероссийской статистической конференции, была значительно шире, чем программа переписи 1897 г. Личный листок, являвшийся основным формуляром переписи, содержал 18 вопросов, а с подвопросами, из которых некоторые имели самостоятельное значение, — около 30. Вопросы характеризовали состав населения по полу, возрасту, брачному состоянию и семейному положению, родному языку и впервые — по национальности, месту рождения. Выяснялась также грамотность, уровень общего и специального образования, распределение по занятиям, дающим средства к существованию, по профессиям и отраслям приложения труда и еще по ряду характеристик.

Общая численность населения страны по данным переписи 1920 г. с доисчислениями по территориям, не охваченным переписью, составила 136,8 млн. человек[23], в том числе городского — 20,9 млн., или 15,3%. По сравнению с началом 1917 г. численность населения сократилась на 6,7 млн. человек. Примерно 2 млн. из этого числа приходится на эмиграцию из страны, остальные 4,7 млн. — демографические потери от гражданской войны, вызванных ею голода и эпидемий, а также сокращения рождаемости.

Большое количество людей переселилось из городов, где ощущалась нехватка продовольствия, в сельскую местность. Численность городского населения сократилась по сравнению с началом 1917 г. на 4,9 млн. человек[24], а его доля во всем населении — с 18,0% до 15,3%. Мировая и гражданская войны изменили и половую структуру населения. Если по переписи 1897 г. мужчины составляли 49,7% , то по переписи 1920 г. — 47,7% населения страны.

Итоги переписи 1920 г. были опубликованы в «Трудах Центрального статистического управления» («Предварительные итоги переписи населения 28 августа 1920 г.»), т. 1, вып. 1—5. М, 1920—1922, и в издании ЦСУ СССР «Итоги переписи населения 1920 г.», М., 1928 (в одном томе).

После окончания гражданской войны началось восстановление народного хозяйства. Сокращалась смертность, возросла рождаемость. Развивалась промышленность, увеличивалось городское население. В размещении и составе населения происходили огромные сдвиги. Поэтому вскоре был вновь поднят вопрос о проведении всеобщей переписи населения, хотя десятилетний срок после переписи 1920 г. еще не истек.

Правда, в 1923 г. (по состоянию на 15 марта) была проведена перепись, но она охватила только городское население, да и то не на всей территории страны. Поэтому в число всеобщих эта перепись не включается. Но она представляет исторический интерес в методологическом отношении. При ней впервые наряду с переписным листом использовалась еще и семейная карта, где содержались вопросы, относящиеся к характеристике состава семей по числу полных брачных пар и возрасту членов семьи. Семейная карта была с успехом использована и в следующей, уже всеобщей переписи (1926 г.).

Образование СССР, быстрые темпы индустриализации и соответственно рост городов, изменение социальной структуры общества выдвинули задачу проведения новой переписи населения. Вначале она намечалась на 1925 г.[25], причем, как и в 1920 г., в комплексе с другими переписями — сельскохозяйственной, промышленной, торговой и кооперативной, но затем было решено провести ее отдельно и в конце 1926 г.

Вторая советская, первая Всесоюзная перепись населения была проведена по состоянию на 17 декабря 1926 г. К ней тщательно готовились. Вопросы переписи обсуждались на 2-й Всесоюзной статистической конференции (25 февраля — 3 марта 1925 г.) и на Всесоюзном съезде статистиков (1—7 февраля 1926 г.). Основными переписными формулярами были личный листок и семейная карта (последняя только в городах). Личный листок содержал в основном те же вопросы, что и при переписи 1920 г., и включал 14 вопросов, а с подвопросами — около 30, в том числе о поле, возрасте, брачном состоянии, этнической принадлежности и родном языке, грамотности, месте рождения и продолжительности постоянного проживания в месте переписи, о наличии физических недостатков, тяжких увечий и психических заболеваний. Целая группа вопросов с подвопросами посвящалась характеристике главного и побочного занятий, социального положения, профессии и места работы. Для не имеющих занятия выяснялись источники средств существования. Для безработных предназначались вопросы о продолжительности безработицы и о прежнем занятии. Последнее требование имело в то время немалое значение: перепись 1926 г. показала наличие около 1 млн. безработных в стране.

Семейная карта содержала более 20 вопросов, призванных охарактеризовать размер и состав семьи, а также ее жилищные условия. Перепись дала богатейшие материалы для изучения жизни российской семьи, многие из которых не утратили интереса к себе и сегодня.

Материалы переписи 1926 г. были опубликованы в 56 томах. Эта публикация была и остается самой богатой публикацией итогов переписи населения в советский период истории нашей страны. На основе материалов этой переписи разрабатывался баланс народного хозяйства, выполнялись текущие расчеты численности и состава населения за ближайшие послепереписные гиды, строились демографические прогнозы, были построены таблицы смертности населения СССР за 1926—1927 гг.

Общая численность населения СССР, по данным переписи населения 1926 г., составила 147 028 тыс. человек, с последующей коррекцией на недоучет — 148 530 тыс. человек[6].

Следующая очередная перепись населения намечалась сначала Постановлением СНК СССР от 22 апреля 1932 г. на декабрь 1933 г., однако в апреле 1933 г. срок ее проведения был перенесен на начало 1935 г., затем в июне 1934 г. — еще раз перенесен на январь 1936 г., спустя год, 15 июня 1935 г., — перенесен на декабрь 1936 г. и, наконец, 28 апреля 1936 г. окончательно назначен на 1937 г., когда и была проведена очередная Всесоюзная перепись населения, по состоянию на 6 января[27]. Эту перепись историки ныне называют «трагической» или «репрессированной», и у нее (точнее, у ее организаторов) действительно была трагическая судьба в результате стечения целого ряда обстоятельств.

Насильственная коллективизация сельского хозяйства в 1927—1932 гг., сопровождавшаяся голодом и массовыми репрессиями, вызвала рост смертности и повлияла на и без того шедшее после 1925 г. снижение рождаемости. Смертность начала расти уже в 1929 г., т.е. в год «великого перелома»[4]. Темпы роста населения резко затормозились, в то время как, согласно сталинской доктрине, по мере развития социализма они должны были ускориться. Разразившийся в 1932—1933 гг. голод в зерновых районах Украины, нижнего Поволжья, на Кубани и в Казахстане, по разным оценкам, унес более 3 млн. жизней[3]. Всего же за счет голода, болезней, связанных с ним, репрессий во время «раскулачивания» и прочего насилия потери населения в период между переписями 1926 и 1937 гг. оцениваются в 11 млн. человек[1]. В результате снижения рождаемости и роста смертности, бегства около 2 млн. человек из Казахстана и Средней Азии в соседний Китай численность населения СССР в период между 1933—1935 гг. сократилась на 4,7 млн. человек, вместо того чтобы значительно возрасти, как ожидалось правительством.

Текущие расчеты численности населения, которые производили плановые органы, сильно отличались от реальных тенденций. По их расчетам, население страны быстро увеличивалось, что должно было свидетельствовать о соответствующем росте уровня жизни, и составляло на начало 1933 г. 165,7 млн., а к концу 1937 г. ожидалось, что составит 180,7 млн. человек. Эти цифры были объявлены с самой высокой трибуны, и потому требовалось, чтобы реальность им соответствовала.

Но перепись 1937 г. насчитала всего 162 039 тысяч человек (с недавней коррекцией на недоучет — 162 739 тысяч)[3]. В результате правительство объявило эту перепись неудавшейся, дефектной, ее руководители были обвинены во вредительстве, в намеренном недоучете населения. Многие из них были арестованы и погибли в ГУЛАГе, а некоторые — расстреляны. В 1950-е годы все они были реабилитированы.

Совсем недавно, уже в 90-е годы, в архивах были обнаружены в значительной части сохранившиеся материалы переписи 1937 г. Группа исследователей проанализировала их, произвела необходимые расчеты и показала, что недоучет был небольшим, всего 700 тыс. человек, или 0,43%. Во многих странах недоучет населения при переписи в пределах 5% считается допустимым.

Поскольку итоги переписи 1937 г. не были приняты правительством, была назначена новая перепись населения, которая состоялась в 1939 г. (по состоянию на 17 января). Теперь ожидалось (по прогнозам Госплана), что численность населения Союза составит 170 млн. человек. Памятуя о недавних репрессиях после переписи 1937 г., статистики очень старались выйти на указанную (в прямом смысле) цифру, не допустить «недоучет» населения. В результате всех усилий перепись показала численность населения, равную 170 557 тыс. человек (впоследствии после коррекции на двойной счет и приписки оказалось, что более реальная цифра — 168 871 тыс.)[2].

Вторая мировая война помешала довести обработку итогов переписи 1939 г. до конца. После окончания войны поднимался вопрос о проведении очередной переписи населения, чтобы оценить ущерб, нанесенный войной. Но снова голод, поразивший значительную часть страны в 1946—1947 гг. не позволил сделать этого. Позднее намечалось провести перепись населения в 1949 г.[3], но Сталин не разрешил, опасаясь, видимо, что перепись раскроет страшные потери населения, явившиеся следствием не только фашистских зверств в оккупированных ими районах страны, но и бездарного во многих случаях руководства страной и армией, а также и репрессий, не прекращавшихся в годы войны.

Лишь после смерти Сталина в 1953 г. была намечена очередная перепись населения, которая и была проведена в 1959 г. (по состоянию на 15 января). Переписи предшествовало обсуждение ее программно-методологических вопросов на Всесоюзном совещании статистиков, состоявшемся 4—8 июня 1957 г. в Москве. В совещании кроме статистиков — непосредственных организаторов переписи — принимали участие и многие ученые, внесшие целый ряд важных предложений для включения в программу переписи, большинство из которых не было принято тогдашним руководством советской статистики, но было реализовано через 20—30 лет в последующих переписях населения (к примеру, предложение акад. М.В. Птухи о проведении при переписи 5-процентного выборочного обследования рождаемости[34] не было принято, но впоследствии без особых возражений и даже дискуссий было реализовано при переписи 1979 г. и последующих).

По основным программным вопросам перепись 1959 г. мало чем отличалась от переписи 1939 г. Переписной лист содержал всего 15 вопросов.

Вместе с тем итоги переписи 1959 г. вызвали большой научный резонанс, наибольший, пожалуй, по сравнению со всеми предшествующими переписями населения в нашей стране. Перепись послужила мощным стимулом к активизации научных исследований не только в демографии, но и в экономике, социологии и других общественных науках. Этому в немалой степени способствовало и то обстоятельство, что перепись населения 1959 г. проводилась спустя немногим более 2 лет после эпохального XX съезда КПСС, когда в стране наступила оттепель после сталинской зимы и оживали общественные науки. Итоги переписи населения 1959 г. дали всем хорошую пищу для ума.

В демографии также происходил бум послесталинского оживления. После переписи 1959 г. резко активизировались демографические исследования динамики структуры населения и демографических процессов, расширились публикации научной демографической литературы. Активизировались дискуссии по теоретическим проблемам демографической науки. В частности, следует отметить в этом отношении большое значение Всесоюзного симпозиума по вопросам марксистско-ленинской теории народонаселения, состоявшегося в ноябре 1966 г. в Москве, на котором обсуждались вопросы становления демографии как самостоятельной общественной науки, ее предмета и взаимоотношений с другими науками[5].

Материалы переписи 1959 г. были опубликованы в 16 томах: один том итогов по СССР в целом и 15 томов — по каждой союзной республике в отдельности.

Надо отметить также, что совершенно не случайным представляется значительное расширение с середины 1950-х гг. официальных статистических публикаций: справочников, ежегодников и т.п., в основном общеэкономических, но также и демографических.

Следующая очередная Всесоюзная перепись населения проводилась в 1970 г. по состоянию на 15 января. Переписной лист переписи 1970 г. содержал 18 вопросов, т.е. чуть больше, чем при предыдущей переписи. Добавления касались проблем миграции населения. Новшеством переписи 1970 г. было также применение выборочного метода, при котором на 11 вопросов переписного листа ответы давали все 100% процентов населения страны (вернее сказать, сведения по вопросам переписного листа собирались о всех ста процентах населения страны, поскольку не все граждане, скажем грудные младенцы, могут сами о себе что-либо сообщить), а на остальные 7 вопросов сведения собирались только о 25% населения (опрос проводился в каждом четвертом жилище). Затем собранные таким образом сведения распространялись по определенным правилам на все население. Применение выборочного метода дает экономию финансовых средств и людских ресурсов.

Материалы переписи 1970 г. были опубликованы в 7 томах (общий объем страниц которых был примерно таким же, как в 16 небольших томах публикации итогов переписи 1959 г.). Наряду с публикацией были изданы 10 томов итогов переписи с грифом «Для служебного пользования».

За два года до переписи, в апреле 1968 г., состоялось Всесоюзное совещание статистиков в Москве с участием большого числа крупных ученых, представителей разных отраслей общественных наук, на котором в очень острой манере обсуждались основные программно-методологические и технические вопросы предстоящей переписи. И снова ученые вносили предложения, которые в большинстве своем отвергались руководителями советской статистики. Об этом сохранилось удивительное свидетельство — стенографический отчет о совещании, почти не тронутый цензурой. Он и сегодня читается как захватывающий детектив[6]. Это было уникальное событие в истории нашей статистики и уникальное издание. К сожалению, оба они — и подобное совещание, и издание отчета о нем — на таком же уровне больше не повторились.

Следующая очередная перепись населения состоялась через 9 лет, в 1979 г., по состоянию на 17 января. (Мы снова вышли на год, оканчивающийся цифрой 9). Переписной лист состоял из 16 вопросов (11 — в сплошной части переписи и 5 — в выборочной, 25-процентной). Вопросы сплошной части переписи были в основном те же, что и при предыдущей переписи 1970 г., хотя в некоторых из них были важные редакционные изменения. В выборочной же части отсутствовали вопрос о неполной занятости в году, предшествовавшем переписи, и два вопроса о миграции. Зато был введен новый вопрос, обращенный к женщинам, о числе рожденных детей. Имелось и важное техническое новшество: переписной лист был совмещен с техническим носителем информации. Значительная часть ответов на вопросы переписного листа (в 12 вопросах из 16) записывалась на нем не словами, как это делалось в прежних переписях, а наносилась на переписные листы в виде меток специально изготовленным для этой цели карандашом, и сами переписные листы затем вводились в электронные считывающие устройства. Метки на листах делались непосредственно во время переписи, что значительно увеличило нагрузку переписчиков. Зато на этапе обработки переписных листов значительно были сокращены затраты труда, сроки работы и количество ошибок, неизбежно возникающих при ручном переписывании информации с переписных листов на разработочные бланки.

Имелся и ряд программно-методологических изменений в редакции некоторых вопросов. В частности, была изменена редакция вопроса о возрасте (введена дата рождения наряду с традиционным числом исполнившихся лет, брачное состояние теперь фиксировалось развернуто в виде четырех категорий: состоящие в браке, никогда не состоявшие в браке, вдовые и разведенные (либо разошедшиеся). Это изменение открыло новые возможности для изучения и прогнозирования брачности.

Итоги переписи 1979 г. были опубликованы в единственном томе, пригодность которого даже только для пропагандистской работы очень сомнительна, а для любой другой, более серьезной работы — тем более. С грифом «Для служебного пользования» были изданы 10 томов.

В последние годы опубликованы отдельные тома итогов переписи 1979 г. И их даже легко купить. Правда, не в магазине (наша книготорговля пока не торопится учиться торговать научной литературой в новых коммерческих условиях. Она предпочитает торговать различной, без большого труда продаваемой развлекательной макулатурой). За покупкой статистической литературы, в том числе и материалов переписей, нужно обращаться непосредственно в отдел сбыта Госкомстата России. Но очень высокие цены отпугивают покупателей. Госкомстат, очевидно, тоже не слишком заинтересован в продаже своей литературы, поскольку довольно безразлично относится к любым предложениям, направленным на снижение ее себестоимости и, соответственно, цен.

Очередная и последняя Всесоюзная перепись населения состоялась ровно через 10 лет, в 1989 г., по состоянию на 12 января. Она значительно отличалась от предыдущей переписи по своим методологическим качествам.  Прежде всего впервые после переписи 1926 г. это была перепись не только населения, но и его жилищных условий. В связи с этим значительно увеличилось число вопросов в переписном листе, с 16 до 25 (18 вопросов посвящено населению, еще 7 — жилищным условиям). Так же, как и при переписях 1970 и 1979 гг., применялся выборочный метод, четверть населения опрашивалась по всему кругу вопросов, в то время как три четверти населения отвечали на 5 вопросов меньше, т.е. на 18 вопросов. Вопросы в основном были те же, что и при переписи 1979 г., некоторые редакционные изменения будут рассмотрены ниже. Два дополнительных по сравнению с 1979 г. вопроса касались миграции населения.

Материалы переписи 1989 г. издавались в течение нескольких лет небольшим объемом довольно бессистемно. Трудно даже сказать, сколько их. Первоначально были изданы 5 выпусков кратких итогов, содержащих действительно краткие данные о численности и размещении населения СССР и союзных республик, о половозрастном, брачном и национальном составе населения, уровне его образования и семейном составе. Затем вышли несколько небольших томов с теми же данными, но несколько более подробными.

В середине периода между переписями 1979 и 1989 гг. произошло важное нововведение — было впервые проведено Всесоюзное выборочное социально-демографическое обследование населения (так длинно оно первоначально называлось), которое впоследствии стало называться просто микропереписью населения СССР. Микроперепись 1985 г. проводилась по состоянию на 2 января и охватывала 5% населения СССР. Бланк обследования (вопросник) состоял из 5 разделов: А) состав населения (по полу, возрасту, брачному состоянию, национальности, уровню образования, источнику средств существования и др.); Б) более подробные, чем в разделе А, сведения о брачности; В) рождаемость; Г) жилищные условия; Д) мнение населения о необходимости принятия государством первоочередных мер по улучшению условий жизни. Всего в пяти разделах содержалось 27 вопросов (или иначе — пунктов).

Большинство вопросов были те же, что и при переписи 1979 г. Но отсутствовали вопросы о родном языке, о месте работы и занятии. В то же время значительно расширился круг вопросов о брачности и рождаемости. Впервые появился в переписи (хотя и в микропереписи) вопрос, обращенный к замужним женщинам в возрасте до 45 лет о числе детей, которое они предполагают иметь. Новым был и вопрос о среднемесячном доходе. При подготовке микропереписи многие ученые возражали против включения в перепись такого вопроса, сомневаясь в возможности получения достоверной информации о доходах в условиях страны, где любая трудовая деятельность помимо государственного сектора осуждалась властями и общественным мнением.

Но в итоге вопрос о доходах был включен в программу переписи. Результаты, однако, не были обнародованы, что косвенно свидетельствует о том, что их недостоверность проявилась достаточно явно.

Такая же судьба постигла и блок вопросов о первоочередных, по мнению населения, мерах по улучшению условий жизни. При обсуждении вопросов программы микропереписи во время подготовки к ней на методологической комиссии в Госкомстате РФ многие ученые также возражали против этого блока вопросов. Они мотивировали свои возражения тем, что предложенные в переписном бланке варианты ответов на вопрос о том, какие стороны жизни надо улучшать прежде других, не альтернативны, не дают возможности для выбора, поскольку все относятся к первоочередным (варианты такие: обеспечение продуктами питания, улучшение жилищных условий, ассортимента и качества промтоваров, медицинского обслуживания, работы транспорта, бытового обслуживания, социального обеспечения. Из этого набора нужно было указать не более трех составляющих). Очевидно, полученные результаты опроса подтвердили сомнения ученых. Поэтому, так же, как и сведения о доходах, не были опубликованы, О них просто «забыли», как будто их и не было.

Через 5 лет после переписи 1989 г., в 1994 г., была вновь проведена микроперепись населения, теперь уже Всероссийская. По состоянию на 14 февраля. Очевидно, опыт микропереписи 1985 г., проводившейся по состоянию на 2 января, показал неудобства проведения переписи в праздничные дни (хотя выбор даты переписи на первый или последний день года облегчает целый ряд расчетов демографических показателей, связанных с возрастной структурой). Статистикам пришлось отодвинуть дату переписи подальше не только от праздников Нового и Старого нового года, но и от школьных и студенческих январских каникул, когда подвижность населения увеличивается. Середина февраля в этом отношении спокойнее.

Микроперепись 1994 г. существенно отличается от всех предыдущих переписей прежде всего значительно более широким кругом вопросов, которых было 41 (из них 36 — сведения личного характера и 5 — о жилищных условиях). Наряду с традиционными для каждой переписи вопросами о поле, возрасте, брачном состоянии, национальности и родном языке, уровне образования и т.д. был и ряд новых вопросов. Так, вместе с вопросом о родном языке впервые предлагался вопрос о разговорном языке, т.е. том языке, которым человек преимущественно пользуется в жизни. Причем на этот вопрос нужно было дать три ответа: каким языком человек пользуется преимущественно у себя дома, в учебном заведении (или дошкольном учреждении) и на работе.

Также относительно новым был вариант ответа на вопрос о состоянии в браке: зарегистрирован брак или нет (естественно — для состоящих в браке). Среди вопросов, посвященных изучению рождаемости, к вопросу о планируемом (ожидаемом) женщинами числе детей впервые добавился очень важный вопрос о желаемом ими же числе детей. Почему этот вопрос очень важен, вы узнаете из главы 5.

Ряд вопросов преследовал цель выяснить различные аспекты занятости и безработицы. К этой же теме примыкает и вопрос о наличии садового или дачного участка либо огорода. К сожалению, вновь присутствовал и вопрос о сумме дохода, правда, в отличие от микропереписи 1985 г. требовалось указать общую сумму дохода лишь за январь 1994 г. Пока результаты ответов на этот вопрос не опубликованы по неизвестным причинам: то ли результаты эти недостоверны, то ли их разработка еще не завершена.

На 1999 г. была назначена очередная Всеобщая всероссийская перепись населения (затем она была перенесена на 10 ноября того же года, а затем и вовсе — на сентябрь 2001 г. Думается, это обстоятельство не лишает целесообразности изучения ее методологических принципов). Ее программа состоит из 31 вопроса, с подвопросами — 41 (23 вопроса и 10 подвопросов — перепись населения, 8 вопросов — перепись жилищных условий). Она является наиболее обширной по сравнению с предыдущими послевоенными переписями. Мы поговорим о ней подробнее, чем о предыдущих переписях населения и на ее примере обсудим ряд важных теоретических вопросов, характеризующих особенности программы переписи населения. Но сначала выясним, что такое программа переписи населения вообще.

Тема 4. Программа переписи населения

Программа переписи населения — это перечень вопросов, обращенных к населению. Сумма ответов на вопросы программы и образует ту информацию о составе населения, ради получения которой перепись и проводится. Обычно вопросы программы переписи приводятся в специально предназначенном для этой цели бланке, который может быть различной формы, в зависимости от техники подсчета полученных от населения ответов списочной (т.е. один бланк на несколько человек) или индивидуальной формы (бланк на одного человека).

Программа переписи составляется по определенным правилам и с учетом определенных требований, многие из которых обычны для любого социологического исследования. Желательно (но необязательно), чтобы часть вопросов по содержанию и редакции точно повторяла аналогичные вопросы предыдущей переписи, чтобы можно было измерить произошедшие изменения в структуре социально-экономических и демографических характеристик населения. Необходимо учитывать международные рекомендации с тем, чтобы получить данные, сопоставимые с аналогичными международными. Программа разрабатывается с учетом потребностей органов управления, научных и общественных организаций в необходимой информации. При этом учитывается специфика переписи населения, стоимость получения информации именно путем переписи населения, изучаются возможности сбора равноценной информации путем проведения выборочных обследований, менее масштабных и дорогих, чем всеобщая перепись населения, но более подробных.

Согласно международным рекомендациям вопросы, включаемые в программу переписи населения должны быть такими, чтобы респонденты (т.е. опрашиваемые) были способны дать на них вполне правильные ответы: Иначе говоря, вопросы не должны быть затруднительными для большинства опрашиваемых, не должны вызывать страха у населения (иначе перепись окажется под угрозой срыва). В свою очередь, вопросы переписи должны также учитывать общий уровень грамотности населения, этнические особенности, в том числе народные обычаи и даже предрассудки.

В переписях населения изучаются следующие вопросы:1) численность и размещение населения по территории страны, по городским и сельским типам поселений, миграция населения;

2) структура населения по полу, возрасту, брачному состоянию и семейному положению;

3) структура населения по национальной (этнической) принадлежности, родному и разговорному языку, по гражданству;

4) распределение населения по уровню образования, по источникам средств существования, по отраслям народного хозяйства (для имеющих средства существования от экономической деятельности), по занятиям и положению в занятии (т.е. по социальному положению);

5) число и структура семей по целому комплексу социальных характеристик (однородные и смешанные в социальном и этническом отношении семьи и т. д.);

6) рождаемость (число рожденных детей и живых из них на момент переписи), пожелания и планы в отношении будущего деторождения;

7) жилищные условия населения.

Это вопросы, характерные для наших отечественных, последних по времени переписей населения. В ряде стран возможны и другие вопросы о физических недостатках, об участии в прошлых войнах (с целью изучения последствий войны для здоровья населения), об уровне обеспеченности населения теми или иными благами жизни и т. д. Наши переписи пока еще бедны по объему собираемой информации (поскольку и страна бедна — не может выделить достаточно средств для освещения многих важных аспектов нашей жизни в переписи населения). В частности, мы уже никогда не узнаем, как повлияла вторая мировая война на смертность и здоровье нашего населения, потому что ни в одной из послевоенных отечественных переписей населения не было вопроса об участии в этой войне.

Как уже говорилось, она состоит из 31 вопроса (не считая адресной части переписного листа), с подвопросами — 41. Из них 23 вопроса посвящены характеристикам населения, 8 — характеристике жилищных условий. В отличие от предыдущих переписей программа построена в виде двухфазовой выборки: на 19 вопросов отвечает все население, на 25 — четверть населения и еще на 6 вопросов отвечают 5% от четверти населения (причем только из числа тех мужчин и женщин, которые состоят или состояли когда-либо в браке). Вся программа переписи 1999 г. располагается на 5 отдельных переписных бланках, которые совмещают в себе и технический носитель информации (т.е. как и в прежних двух переписях будут введены в электронные машины для считывания с них информации).

Бланк П — «Список проживающих в помещении и их жилищные условия». В верхней части этого бланка указывается так называемая адресная часть переписного листа. В этой части указывается адрес опрашиваемых, их фамилия, имя и отчество. Сразу же может возникнуть вопрос: а не противоречит ли указание адреса и имени опрашиваемых перечисленным ранее основным принципам проведения переписи, а именно принципу анонимности, согласно которому любая информация, как бы предосудительно в глазах закона и общественного мнения она ни выглядела, охраняется персоналом переписи от любых посягательств на нее?

Нет, не противоречит. Адреса респондентов в переписных листах используются лишь в сводном, обезличенном виде для распределения и подсчета численности населения по территории, городам и сельским пунктам страны. И лишь во вторую очередь адрес с фамилией и именем респондента используется переписным персоналом для возможности контакта с респондентами в случае необходимости (скажем, для уточнения полученных сведений или исправления ошибок).

На Бланке П расположены также 8 вопросов, характеризующих жилищные условия: тип жилого помещения (дом, квартира и т. п.), его возраст, благоустройство, в чьей собственности находится, его размеры и т.д. Очень важным нововведением в переписи 1999 г. в этом разделе будет вопрос о наличии в жилище телефона. Телефон сегодня — уже далеко не предмет роскоши, а жизненная необходимость. Иногда от наличия телефона может зависеть спасение жизни человека (скажем, при сердечном приступе).

Бланк С (Сплошная перепись). Рассчитан для записи двух человек. Содержит 11 вопросов.

Вопрос 1: родственное отношение к лицу, записанному первым в домохозяйстве. Вопрос предназначен для определения семейного положения человека, т.е. живет ли он в семье или одиноко. На основе ответов на этот вопрос определяется число семей и одиноких людей, распределение семей по размерам (числу членов семьи) и по типам (простые или сложные и т. д.). На протяжении века редакция и трактовка этого вопроса в отечественных переписях населения не раз менялась. Вплоть до микропереписи 1985 г. в первом вопросе переписного листа следовало указать родственное отношение к одному из взрослых членов семьи, которого сама семья определяла как «главу семьи». Трактовка понятия главы семьи также изменялась от переписи к переписи. Вплоть до переписи 1939 г. понятие главы семьи трактовалось буквально, как человека, обеспечивающего главные средства существования семьи и несущего за нее основную ответственность. В последующие годы понятие главы семьи утратило реальный смысл и его использование в переписях населения стало формальным, чисто служебным, лишь для группировки вокруг него остальных членов семьи и таким образом для определения семейного состава населения. По уровню дохода, по правовым нормам или по каким-либо иным формальным признакам муж и жена в семье перестали отличаться друг от друга. Большинство мужей утратили возможность материально содержать семью, и понятие главы семьи стало качеством исключительно психологическим (т.е. свойством характера, а не каких-либо экономических или юридических факторов).

Между тем большинство людей трактовали понятие семьи традиционно, в том числе и некоторые социологи, плохо знакомые с методологией переписей населения. Этому, кстати, способствовали и сами статистики, опубликовавшие, в частности, в материалах переписи 1959 г. распределение числа семей с их дифференциацией по полу и общественной группе глав семей (т.е. трактуя понятие главы семьи как реальное, а не номинальное)[7]. Ошибка статистиков породила ряд публикаций социологов, в которых анализировались изменения советской семьи, в том числе и в зависимости от пола главы семьи. Отмеченный ими, в частности, рост числа семей, в которых главами семьи указывались женщины, трактовался иногда как свидетельство якобы роста женской эмансипации. На самом деле это было свидетельством неблагополучия советской семьи, следствием роста числа неполных семей, в которых одинокая женщина — вдова, разведенная или не вступавшая в брак — воспитывала детей в отсутствие мужчины, а потому и не могла даже формально указать кого-либо в качестве главы семьи, кроме себя.

Еще в 1968 г., в выступлении на Всесоюзном совещании статистиков, демограф профессор Арон Яковлевич Боярский (1906—1985) предлагал заменить формальное понятие «главы семьи» более реальным служебным понятием «члена семьи, записанного первым»[38]. Однако это предложение тогда не было принято и реализовано впервые лишь при микропереписи 1985 г.

Вопрос 2: пол. Указывается метками на бланке переписного листа. Пожалуй, единственный вопрос, с ответом на который пока нет никаких проблем (известно, что встречаются случаи затруднений в идентификации своего пола, но они все-таки очень редки и, хотелось бы надеяться, долго еще будут оставаться таковыми).

Вопрос 3: дата рождения. Предназначен для фиксирования возраста человека и в итоге — в сочетании с ответами на вопрос 2 — для определения половозрастной структуры населения. До переписи 1979 г. вопрос о возрасте ставился в иной редакции, а именно о числе исполнившихся лет. Поскольку многие люди не придают значения точному указанию возраста (а в прошлом многие люди и не помнили своего точного возраста), они указывают его приблизительно, зачастую округленно, что сказывалось деформирующим образом на данных о возрастной структуре. В отличие от непрерывно меняющегося возраста дата рождения — признак постоянный и его легче запомнить.

Вопрос 4: место рождения. В сочетании с другими данными ответы на этот вопрос характеризуют миграцию населения.

Вопрос 5: родной язык. Этот вопрос в течение ряда десятилетий вызывает большие споры между учеными. Неясно, для чего он предназначен и что, собственно, должен характеризовать. До сих пор не ясно, что такое «родной язык» и как его определять. Если заглянуть в разъяснительные материалы, предназначенные для переписного персонала, пропагандистов и населения (хотя бы в брошюру, изданную при подготовке к переписи 1989 г.), то обнаружим, что в качестве родного языка там рекомендуется назвать язык, которым человек лучше всего владеет или которым обычно пользуется в семье, т.е. язык разговорный[39]. Практическое значение данных о родном языке тоже неясно. Во всех руководствах по переписям населения указывается, что изучение языка в переписях населения преследует цель определить численность людей, пользующихся тем или иным языком, чтобы использовать эти данные для определения тиража литературы и газет на национальных языках, подготовки учебников для национальных школ, подготовки учителей и т.п. Но для всего этого нужны данные о числе людей, реально пользующихся в своей повседневной жизни тем или иным языком.

Интересное новшество в этом аспекте было использовано при микропереписи населения 1994 г. В ней наряду с вопросом о родном языке и другом языке, которым опрашиваемый свободно владеет, предлагался и вопрос о языке, которым опрашиваемый преимущественно пользуется. При этом требовалось указать, каким языком человек преимущественно пользуется у себя дома, в семье, каким — на работе, в учебном или дошкольном учреждении. К сожалению, данные о распределении ответов на эти вопросы пока не опубликованы. Но, думается, именно такая постановка вопроса о языке заслуживает повторения. Родной же язык следовало бы исключить из переписных листов. Такое предложение много лет назад уже вносили видные специалисты-этнографы С.И. Брук и В.И. Козлов[4], демографы Б.Ц. Урланис, А.Г. Волков[4] и др. Но пока безуспешно, хотя никакой серьезной аргументации в защиту «родного языка» никто еще не привел.

Вопрос 6: гражданство. Вопрос представляется мне простым и не требующим пояснений.

Вопрос 7: к какой национальности, народности или этнической группе себя относите. Один из очень острых, «щепетильных» вопросов переписи населения, особенно в нынешнее время, когда повысилось национальное самосознание многих народов и тяга к этнической автономии. Вопрос предназначен, естественно, для определения этнического состава населения. Во всех наших переписях, кроме переписи 1897 г., национальность (этническая принадлежность) определяется на основе этнического самосознания опрашиваемых. В переписные листы записывается та национальность, которую указывают люди, по своему самосознанию, независимо от «объективных» на то оснований (записи в паспорте, национальности родителей, места рождения и т.п.). Этим свойством «переписная» национальность отличается от национальности «формальной», «паспортной».

В советский период истории и доныне отечественная этнография всегда рассматривала этническую принадлежность как признак культурно-исторический, как атрибут психологии, а не биологии. Этим категория национальности отличается от такого понятия, как раса. Статья 26 ныне действующей Конституции Российской Федерации гласит: «Каждый вправе определять и указывать свою национальную принадлежность. Никто не может быть принужден к определению и указанию своей национальной принадлежности»[2]. Несомненно, существует множество людей, обладающих четко осознанным чувством единения с определенным народом. Но также несомненно, что развитие индустриальной цивилизации, по своей сути наднациональной, космополитической, порождает явно растущее, но количественно пока неизвестное нам множество людей, у которых чувство этнической принадлежности понижено или вовсе отсутствует. Пора обратить внимание на этот процесс, в том числе и с помощью переписи населения, вне зависимости от того, как к этому процессу относиться.

Важным новшеством переписи 1999 г. является возможность для респондента не указывать вовсе никакой национальности, если у него ее нет (т.е. если он психологически, духовно не ощущает общности ни с какой национальностью либо народностью). Впервые в отечественных переписях населения в инструкции о порядке проведения переписи населения 1999 г. записано, что лицам, которые не относят себя к какой-либо национальности, народности или этнической группе, в этом вопросе записывается «нет».

Вопрос 8: брачное состояние. Вопрос предназначен для характеристики структуры населения по брачному состоянию. Начиная с переписи 1979 г. ответ на этот вопрос предполагает 5 вариантов состояния: никогда не состоял(а) в браке, состоит в браке на момент переписи, вдов(а), разведен(а) либо разошелся (разошлась). Разница между двумя последними категориями состоит в том, что категория разведенных относится к тем, кто состоял в зарегистрированном браке, в то время как категория разошедшихся — к тем, кто состоял в фактическом браке (т.е. не зарегистрированном в органах ЗАГС). В переписях 1897 и 1920 гг. брачное состояние учитывалось только юридически оформленное, а в последующих переписях — по самоопределению опрашиваемых, независимо от его регистрации.

Наконец, после семидесятилетнего перерыва в микропереписи 1994 г. к вопросу о состоянии в браке был добавлен подвопрос: зарегистрирован брак или нет. Цель этого подвопроса — изучить распространенность фактических браков в нашей стране. Результаты микропереписи 1994 г. показали, что, вопреки распространенным мнениям, фактические браки составляют у нас всего 6—8% от общего числа брачных союзов. Тем не менее подвопрос о том, зарегистрирован брак или нет, включен и в программу переписи 1999 г.

Вопросы 9 и 10 посвящены характеристике образовательного уровня населения и соответственно — состава населения по уровню образования. В вопросе 10 очень важный подвопрос о посещении дошкольниками детских дошкольных учреждений. В сочетании с другими вопросами переписной программы мы впервые узнаем не только число детей, посещающих детские дошкольные учреждения, — это можно узнать и из учетной документации, — но социальные характеристики детей, посещающих эти учреждения, и их родителей.

Вопрос 11: источники средств существования. Ответы на этот вопрос характеризуют распределение населения по источникам средств существования. Этим вопросом исчерпывается сплошная часть переписи населения. До переписи 1989 г. в переписном листе можно было указать лишь один источник средств существования (основной). В переписи 1989 г. — не более двух источников. Теперь, в переписи 1999 г., можно указать несколько (сколько есть) источников средств существования.

Бланк В (Выборочная перепись). Сюда входят те же 11 вопросов из Бланка С плюс еще 6 вопросов (12—17).

Вопрос 12: основное занятие. Занятием в экономическом смысле считается деятельность, дающая средства к существованию. В данном случае указывается должность или выполняемая работа. Работающим по совместительству записывается только одно занятие, которое сам опрашиваемый считает основным. По ответам на этот вопрос получается распределение населения по занятиям.

Вопрос 13: место работы. Указывается наименование и адрес предприятия (учреждения, организации). При этом наименование предприятия должно указываться таким образом, чтобы раскрывалась отрасль и вид экономической деятельности этого предприятия. Многие предприятия имеют красочные названия «Красный треугольник», «Светлана» и т. п. Иногда в спешке регистратор так и записывает в переписной лист название предприятия со слов опрашиваемого. Между тем наименование предприятия должно записываться так, чтобы был ясен вид деятельности и принадлежность к определенной отрасли народного хозяйства. Скажем, не «Красный треугольник», а резиновый завод. По ответам на этот вопрос получают данные о распределении населения по родам деятельности, отраслям народного хозяйства и (в сочетании адресов места жительства и места работы) — о маятниковой миграции населения (т.е. о поездках людей из дома на работу, учебу и т. д.).

Вопрос 14: положение в занятии. Это новый вопрос в наших переписях. Фактически он заменил собой вопрос о принадлежности к общественной группе (рабочий, колхозник, служащий), которая теперь отменена (по причине своей примитивности и малой информативности. Сейчас социологи разрабатывают новые подходы к определению социальной структуры, и уже есть первые интересные работы). Распределение по ответам на вопрос о положении в занятии позволит получить данные о занятых наемным и предпринимательским трудом, в кооперативах, в собственном хозяйстве и т.д., в сочетании с другими признаками получить представление о реальной социальной структуре нашего общества.

Вопрос 15: для не имеющих работы или доходного занятия в возрасте 16 лет и старше укажите: а) ищете ли работу; б) занимаетесь ли ведением домашнего хозяйства. Вопрос предназначен для изучения безработицы. Подвопрос б) представляется мне не совсем удачным. Вероятно, авторы хотели спросить человека, не имевшего на момент переписи работы, дающей средства к существованию, ищет ли он(а) работу или занимается только своим домашним хозяйством. Но, если вдуматься, получается иной смысл. Прочтем еще раз. Занимаетесь ли ведением домашнего хозяйства? Но ведь ведением домашнего хозяйства занимаются все, у кого это хозяйство имеется, независимо от того, имеют ли они работу, дающую средства к существованию, или нет. Думается, необходимо поработать над уточнением редакции вопроса.

Вопрос 16: проживаете непрерывно с рождения в данном населенном пункте? В сочетании с 4-мя интересными подвопросами призван характеризовать миграцию населения, в том числе количество и характеристики беженцев и вынужденных переселенцев.

Вопрос 17: для женщины укажите: а) сколько детей родила; б) сколько из них живы; в) сколько живут отдельно. Вместе с подвопросами этот вопрос предназначен для изучения социальной дифференциации рождаемости и детской смертности.

Бланк Р (Выборочная перепись): бланк обследования брачности и рождаемости. 4 вопроса, посвященных углубленному изучению брачности и 2 вопроса — рождаемости. По этому бланку предполагается опросить 5% от числа людей, попавших в 25-процентную выборку[3], т.е. в итоге где-то около 1% общей численности всего населения. Тем не менее этот бланк вызвал большие нападки со стороны многих участников Всероссийского совещания статистиков в ноябре 1995 г., выступавших с предложениями исключить этот бланк из программы переписи ввиду большой нагрузки на переписной персонал. В основном нападки шли со стороны статистиков-хозяйственников, не имеющих отношения к изучению проблем семьи в нашей стране, далеких от науки и не имеющих интереса к этим проблемам. Когда писалась эта книга, судьба Бланка Р еще не была решена окончательно.

В заключение можно отметить, что хотя и медленно, но наши переписи неуклонно развиваются и прогрессируют, вопреки всем экономическим и политическим коллизиям, сотрясающим страну. Остается надеяться, что и новая перепись пройдет успешно.

Для сравнения отметим, что программа переписи населения и жилищных условий в США 1990 г. состояла из 71 вопроса (39 вопросов посвящалось демографическим и социально-экономическим характеристикам населения, 32 — характеристике жилищных условий). Перепись 1990 г. в США стоила 10,45 доллара в расчете на 1 жителя. Наша перепись 1989 г. — соответственно 88 коп.[4] (в ценах соответствующих лет). Так что у нас еще есть резервы для развития.

Однако при относительной бедности наших переписей населения, они содержат огромное количество информации об обществе, которая, к сожалению, используется нашими обществоведами пока еще в очень малой степени.

Тема 5. Правовая основа переписи населения

Перепись населения — крупномасштабная трудоемкая операция, в которой действуют одновременно огромные массы людей, подчиняясь общему руководству и единым правилам. С другой стороны, хоть и в малой степени, перепись населения вторгается в повседневную жизнь миллионов людей, которым это вторжение вовсе не доставляет удовольствия, а, напротив, может вызывать разные опасения. Тем не менее без их соучастия перепись населения не может состояться. Поэтому для того, чтобы вновь и вновь повторялась процедура переписи и все участники ее играли свои роли, нужна какая-то правовая основа. Во многих странах существуют законы, регулирующие проведение переписей населения. Так, в США в Конституции страны (статья 1, раздел 2) говорится: «Всеобщее исчисление населения будет произведено в течение трех лет после первой сессии Конгресса Соединенных Штатов, а затем через каждые десять лет в порядке, установленном законом». Это было записано перед первой переписью населения США и с тех пор неукоснительно соблюдалось. В Великобритании закон о периодичности переписей населения был принят в 1920 г., в Германии — в 1985 г.

В нашей стране правовой базой для проведения переписей населения служат постановления правительства, специально принимаемые по представлению статистических органов за некоторое время перед каждой переписью, иногда за несколько лет, иногда — месяцев. Первая всеобщая перепись населения Российской Империи 1897 г. проводилась на основании Постановления Государственного Совета, утвержденного царем 5 июня 1895 г. Всероссийская перепись населения 1920 г. производилась на основании Постановления 1-й Сессии Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета (2—7 февраля 1920 г.) и Совета Народных Комиссаров от 22 апреля 1920 г. «О проведении Всероссийских переписей демографическо-профессиональной, сельскохозяйственной и промышленной». Всесоюзная перепись 1926 г. проводилась по Постановлению ЦИК и СНК СССР от 3 сентября 1926 г. (т.е. принятому всего за 4 месяца до начала проведения переписи, когда, конечно же, вся подготовка к ней была близка к завершению). Постановление Совета Министров СССР № 305 «О проведении в 1969 г. Всесоюзной переписи населения» было принято 22 апреля 1966 г., а Постановление Совета Министров СССР № 244 о перенесении срока проведения Всесоюзной переписи населения на январь 1970 г. было принято 24 марта 1967 г., т.е. уже на следующий год после предыдущего постановления и почти за два года до переписи 1969 г., если бы она не была перенесена (так что вызывает сомнение объяснение, будто перепись была перенесена с 1969 на 1970 г. якобы потому, что к ней не успели подготовить машины, или что-то в этом роде. Тут, похоже, виноваты другие причины, которые до сих пор не раскрыты).

История наших переписей и правительственных декретов об их проведении показывает, что разовые декреты — база ненадежная, особенно в нашей кипучей стране. Их могут принять в любое время, но также в любое время и отменить (или изменить). Нужен Закон, лучше всего — статья Конституции. Перепись населения по своему государственному значению того заслуживает.

В преамбуле каждого очередного правительственного постановления о предстоящей переписи ее необходимость обычно представляется как некая кампания, для которой именно в данное время созрели исключительные причины (начало или окончание пятилетки, принятие новой Конституции, завершение этапа исторического развития или что-либо в том же роде). У народа создается совершенно неверное представление о задачах переписи. Между тем переписи населения — совершенно ординарные, рутинные процедуры, с необходимостью повторяемые через равные промежутки времени, проводимые «ради самой себя», в идеале — при любых исторических условиях (как это и было, скажем, с переписью 1920 г.). Именно так надо ставить вопрос о переписях населения. И перестать использовать их в качестве инструмента политической пропаганды. У переписей значительно более будничные, но гораздо более деловые задачи, чем быть рупором политических демагогов. Поэтому нужен Закон (может быть — законы) о проведении регулярных переписей населения через равные промежутки времени, в годы, оканчивающиеся на 0 или 1, т.е. в годы, когда большинство развитых стран проводят переписи. Несомненно было бы интересно и полезно сопоставлять итоги нашего развития. Нужно отказаться от цифры 9, которая объединяет нас лишь с такими странами, как Кения, Албания, Монголия, Вьетнам, Новая Каледония, Вануату и Каймановы острова, с которыми нам вряд ли интересно равняться (при всем, конечно, к ним уважении). Подозреваю, что цифру 9 выбрали когда-то именно с тем, чтобы ни с кем не равняться. Так вот, пора нам и в этом отношении преобразиться, стать нормальной страной.

Уже в течение многих лет, даже десятилетий, многие наши ученые-демографы выступают в пользу принятия законодательной основы для регулярного проведения переписей населения. Еще в 1957 г., выступая на Всесоюзном совещании статистиков при обсуждении программно-методологических вопросов переписи 1959 г., проф. Б.Ц. Урланис предлагал «поднять вопрос о том, чтобы законодательным путем объявить годом переписи населения в СССР каждый девятый год, а в дальнейшем, может быть, и четвертый год десятилетия»[5]. Через 11 лет, на Всесоюзном совещании статистиков в 1968 г., теперь уже при подготовке переписи населения 1970 г., с аналогичным предложением выступала доцент Ростовского института народного хозяйства и крупный ученый, специалист по теории и истории переписей населения Маргарита Гургеновна Григорьянц. Она предлагала послать от имени участников совещания обращение к Верховному Совету СССР для принятия закона о регулярном проведении всесоюзных переписей населения раз в 10 лет в годы, оканчивающиеся на ноль[46]. В разные годы и другими авторитетными специалистами вносились аналогичные предложения, не всегда находившие отражение в публикациях. Недавно такое предложение высказал и один из руководителей Управления переписей и обследований Госкомстата России, внесший немалый вклад в совершенствование методологии переписей населения, Аркадий Александрович Исупов в статье, уже ранее цитированной: «Обеспечению регулярности переписей населения в большой мере способствуют законодательные акты, которыми устанавливается твердая периодичность проведения переписей»[7].

То же самое следует сказать и относительно правовых норм, регулирующих право и обязанность граждан и жителей-иностранцев участвовать в переписи населения и отвечать на вопросы переписных формуляров, и ответственности проводящего перепись персонала за сохранность в тайне информации, получаемой при переписи. Таких законов у нас, как уже говорилось, никогда не было, и такие законы абсолютно необходимы.

Тема 6. Критический момент переписи населения (или момент счета населения)

Ранее, при обсуждении основных принципов переписи населения, уже говорилось о значении критического момента переписи населения. Но этот момент настолько важен, что нелишне будет остановиться на этом вопросе несколько подробнее.

Критический момент переписи населения — это точный момент времени, единый для всей страны, к которому приурочиваются собираемые при переписи населения сведения. Установление критического момента позволяет получить как бы моментальную фотографию, моментальный срез населения, которое непрерывно изменяется. Обычно критический момент устанавливается на полночь накануне первого дня переписи. Это объясняется тем, что переписи обычно проводятся по месту жительства людей (хотя бы временного) и большинство их в ночное время находится в помещениях (под крышей).

Установление критического момента помогает точнее учесть наличное население, уменьшить возможность пропусков и двойного счета людей. Большинство переписей в мире проводится с установлением критического момента. Однако в некоторых странах сведения, собираемые при переписях населения, приурочиваются к первому дню без установления точного часа, т.е. без критического момента. К таким странам относятся, в частности, США и Финляндия.

При первой всероссийской переписи населения 1897 г. тоже не было строго обозначенного критического момента. Сведения собирались по их состоянию на раннее утро 27 января 1897 г. В переписи 1920 г. и городской переписи 1923 г. критический момент был установлен на 9 часов утра первого дня переписи (очевидно, по некоторой аналогии с «ранним утром» переписи 1897 г. Во всех последующих отечественных переписях населения критический момент устанавливался на полночь первого дня переписи.

Тема 7.   Категории населения, учитываемые при переписях населения.

Переписи обычно проводятся в течение 7—10 дней, и их стараются проводить таким образом, чтобы как можно меньше мешать повседневной жизни населения. Между тем множество людей перемещается по территории страны. Возникает проблема пропуска или двойного учета людей, временно отсутствующих в месте своего постоянного проживания или, напротив, временно проживающих на территории, где их застала перепись. Чтобы избежать пропусков и двойного счета, при переписях различают категории людей, в зависимости от характера их проживания на данной территории наличное и постоянное население. Выделяется и третья категория — юридическое (приписное) население, — которая, однако, в современных переписях не используется.

К наличному населению относятся люди, фактически (налицо, в наличии) находившиеся на критический момент переписи на территории данного населенного пункта, независимо от продолжительности проживания в этом месте и прав на жительство (т.е. не имеет значения, живут ли они в данном месте законно или нелегально).

К постоянному населению относятся люди, которые на критический момент переписи проживают в данном месте постоянно (т.е. это их обычное, бессрочное место жительства), независимо от права на проживание (т.е. от пресловутой прописки), а также от фактического наличия в месте постоянного проживания на критический момент переписи. Понятие «бессрочного» проживания все-таки несколько неопределенно и поэтому может вызывать трудности при определении характера проживания человека в данном месте, т.е. является ли оно постоянным или временным. Чтобы избежать этой проблемы, в нашей переписной практике для определения постоянного места жительства принят условно срок проживания 6 месяцев или более. При этом нужно иметь в виду, что этот срок (6 месяцев) относится не только к прошлому времени, уже прожитому в данном месте, но и к будущему, к предполагаемому. Таким образом, если опрашиваемый только что въехал в данное жилище, в котором его застала перепись, и не прожил в нем и трех дней (или и даже одного дня), но определенно заявляет, что будет жить в нем постоянно (без определенного срока), по отношению к территории, на которой расположено его жилище, он учитывается в категории постоянного населения.

Между численностями постоянного и наличного населения, временно отсутствующими и временно проживающими (в месте прохождения переписи на ее критический момент) существует балансовая зависимость. Так, постоянное население данной территории равно наличному населению плюс временно отсутствующие и минус временно проживающие. Или это можно выразить несколько нагляднее в виде формулы, в которой все условные обозначения достаточно ясны:ПН = НН + ВО ВП,Наличное же население равно постоянному населению плюс временно проживающие минус временно отсутствующие, илиНН = ПН + ВП ВО.Юридическое или приписное население — то, которое числится проживающим в данном месте по документам: спискам, домовым книгам, по прописке в полиции и т.п., фактически независимо от реального проживания в месте приписки (прописки). Как уже говорилось ранее, считать число людей по документам о прописке не имеет смысла, поскольку разница между числом реально проживающих на данной территории людей и учтенным их количеством может оказаться очень существенной. В эпохи фискальных учетов населения объектом учета было именно юридическое (податное и т.п.) население. С началом регулярных всеобщих переписей населения современного типа интерес к учету юридического населения постепенно ушел в прошлое. В нашей стране лишь в одной всеобщей переписи населения, а именно в самой первой переписи 1897 г., была сделана попытка учесть одновременно все три категории населения: наличное, постоянное и юридическое. Попытка оказалась неудачной. Численность приписного населения настолько разошлась с численностью наличного населения, что ее даже не стали публиковать.

В наших переписях 1920, 1926 и 1937 гг. объектом счета было наличное население, а начиная с переписи 1939 г. во всех последующих переписях учитывались одновременно две категории — наличное и постоянное население. Считалось, что разница между численностью наличного и постоянного населения может служить для СССР в целом мерой точности счета населения при переписях. Поскольку в СССР внешняя миграция была небольшой, то сальдо внешней миграции можно было без большой погрешности приравнивать нулю. В таком случае совпадение (или несовпадение) численностей наличного и постоянного населения служило мерой точности (или неточности) счета населения при переписи. Естественно с повышением интенсивности внешней миграции в постсоветской России, с резким увеличением притока мигрантов в Россию (в основном беженцев и вынужденных переселенцев) подобный метод определения точности переписи населения потерял смысл.

Но знание численности наличного и постоянного населения имеет и иное, кроме контрольного, самостоятельное значение. Численности наличного и постоянного населения используются как самостоятельные целевые ориентиры при планировании различных элементов народного хозяйства. Так, планирование жилищного строительства, детских дошкольных учреждений, производства мебели, холодильников и других предметов длительного пользования должно ориентироваться на динамику постоянного населения, а планирование учреждений образования, здравоохранения, культуры и зрелищ, дорожно-транспортного хозяйства и т.д. — на динамику наличного населения. Известно, что, к примеру, в Москве ежедневно наличное население примерно на 2 млн. больше, чем постоянное (за счет транзитных пассажиров, командированных, туристов, больных, приехавших в столицу для обследования, консультации и лечения, беременных, приехавших в столицу рожать — потому что они надеются на более качественное родовспоможение, — бандитов, — которые надеются поживиться в столице, и т.д. и т.п.). Кроме того, дневное население Москвы больше ночного населения по разным оценкам на 0,5 или на 1 млн. человек за счет так называемых маятниковых мигрантов, т.е. людей, работающих или учащихся в Москве, а постоянно проживающих в Московской области. Если не учитывать этого ежедневного людского «прилива» в объеме товарооборота, в торговле продовольственными и прочими товарами, в работе транспорта и прочих учреждений жизнеобеспечения, то жизнь города подвергнется серьезным деформациям. Можно, конечно, пойти по другому пути (и такие предложения имеются). Закрыть город для въезда иногородних, выдать «коренным» москвичам специальные удостоверения, карточки, талоны или еще что-нибудь в том же роде: выставить на границах города заставы и патрули против «чужаков» и т.п. Но такие меры могут иметь очень плохие последствия — социальные, экономические, политические и демографические.

Учитывать две категории населения нужно и при пользовании статистическими справочниками о населении. Скажем, общая численность населения публикуется, как правило, именно по категории наличного населения. А данные о половозрастной, брачно-семейной, этнической и социальной структурах населения разрабатываются в итогах переписей населения и публикуются всегда по постоянному населению. К сожалению, категория населения не всегда указывается в таблицах справочников.

Госкомстатом России принято решение, которое утверждено Всероссийским совещанием статистиков в ноябре 1995 г., учитывать при переписи 1999 г. только одну категорию населения — постоянного. Мотивируется это изменение тем, что постоянное население, во-первых, менее подвижно, чем наличное, его легче учесть. Во-вторых, также легче учесть временно отсутствующих из числа постоянного населения (поскольку о них могут сообщить сведения их родственники в местах постоянного проживания), чем временно проживающих. Особенно в тех случаях, когда эти люди, временно проживавшие на критический момент переписи на данной территории, уже успели ее покинуть, не встретившись с регистратором переписи (и сообщить о них что-либо достоверное некому).

В послевоенный (после второй мировой войны) период большинство стран мира уже перешло на учет лишь постоянного населения, и их число продолжает увеличиваться. В то же время, как заверяют организаторы предстоящей переписи, возможность получения данных о численности наличного населения (для целей административного управления и планирования) сохраняется, но… за отдельную плату. Возможно, это справедливо. Информация стоит денег.

Тема 8. Массово-разъяснительная работа среди населения

Успех проведения переписи населения зависит от слаженного сотрудничества обеих участвующих в этом мероприятии сторон: переписчиков и переписываемых, персонала переписи и населения. Очень важно, чтобы население имело правильное представление о сути переписи, ее целях и принципах, не боялось ее и готово было отвечать на вопросы переписных формуляров. Для того чтобы подготовить население к участию в переписи, задолго до переписи проводится массово-разъяснительная работа среди населения путем подготовки соответствующей популярной литературы, выступлений специалистов с лекциями, показа кино- и телефильмов. Однако каким должно быть содержание этой пропаганды? Что именно надо пропагандировать?

В новых общественных условиях, к которым мы только переходим, необходимо в определенном смысле деполитизировать переписи населения, освободить их от той роли, которая им не присуща, но усилить именно методологический аспект пропагандистской кампании. Необходимо разъяснять основные принципы переписи, которые могут быть непривычными и трудными для восприятия людьми, не искушенными в тонкостях статистики. Это такие принципы переписи населения, как принцип самоопределения, т.е. запись сведений со слов опрашиваемых без подтверждения их достоверности документами; запись места постоянного жительства независимо от прописки, национальности — необязательно той, что значится в паспорте, а той, к которой человек себя относит внутренне. Необходимо разъяснять, что перепись не угрожает никакими деформациями жизни отдельных граждан, но проводится для получения информации, необходимой для совершенствования управления народным хозяйством. Необходимо также разъяснять, что перепись населения носит не экстраординарный, а исключительно рутинный, периодический характер, чтобы граждане привыкали к этой процедуре и не боялись ее.

Тема 9. Текущий статистический учет событий естественного движения населения

Учет событий естественного движения населения — рождений, смертей, браков и разводов — основан на регистрации этих событий. Первоначально потребность в такой регистрации возникла у западноевропейской церкви для оформления оплаты верующими совершения обрядов бракосочетания, церковного расторжения брака, крещения новорожденных и погребения умерших. Никаких других целей церковь не преследовала. Но постепенно и государство стало проявлять интерес к учету событий естественного движения населения, и церковные записи совершенных обрядов стали использоваться для целей государственной статистики. Постепенно государство начало контролировать ведение церковных регистрационных книг, устанавливать правила, по которым эти книги должны вестись духовенством. С конца XVIII в. в Европе регистрация событий естественного движения населения начала переходить от церковных к гражданским органам (во Франции — с 1792 г., в Бельгии — с 1796, в Голландии — с 1822, в Великобритании — с 1837, в Италии — с 1865, в Испании — с 1871, в Германии — с 1875 г.).



Страницы: 1 | 2 | Весь текст