Трансформация политического поведения российской молодежи в усло

На правах рукописи

Пахоменко Сергей Анатольевич

ТРАНСФОРМАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ

РОССИЙСКОЙ МОЛОДЕЖИ В УСЛОВИЯХ

КРИЗИСА СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

09.00.11 – Социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

Ростов-на-Дону – 2007

Работа выполнена в ФГОУ ВПО «Новочеркасская государственная мелиоративная академия» на кафедре инженерной педагогики

Научный руководитель: доктор философских наук, доцент

Бандурин Александр Петрович

Официальные оппоненты: доктор социологических наук, доцент

Зубок Юлия Альбертовна

доктор философских наук, доцент

Плотникова Татьяна Валерьевна

Ведущая организация: Южно-российский государственный

технический университет (НПИ)

Защита диссертации состоится «14» февраля 2007 г. в 13 часов на заседании диссертационного совета Д.212.208.01. по философским и социологическим наукам в ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет» (344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 160, ИППК ЮФУ, ауд. 34).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет» (ул. Пушкинская, 148).

Автореферат разослан «__»_________ 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета М.Б.Маринов ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Последствия социально-экономического кризиса современной России, связанного с переходом к рыночным отношениям, оказали сокрушительное воздействие на ценностную систему российской молодежи, что и предопределило изменение поведения молодого поколения в различных сферах общественной жизни в целом и в политической в частности. Сложность ситуации, в которой оказалась современная молодежь России, определяется тем, что в обществе социально-экономической нестабильности, высокой рискогенности проблема социального самоопределения, выбора той или иной идентификационной стратегии в процессе социальной интеграции представителей молодежи происходит в условиях кризиса социокультурной идентичности. Вместе с тем, очевидна и неоспорима доминирующая роль молодого поколения в социально-экономической и политической жизни страны, и, если в 90-е гг. профессиональная политика апеллировала к старшему и среднему поколениям россиян, то сегодня значительно оживился интерес к политическому участию молодежи, ее позиции в политической жизни российского общества. Таким образом, актуальность постановки проблемы политического поведения российской молодежи обусловлена той значимостью, которая отводится молодежи в становлении новой политической системы и развитии политических процессов.

Политическое поведение является «основным» в понимании политической субъектности молодежи, так как ведет к осмыслению символов в политическом сознании и самосознании, мобильности и регулировании политического участия молодежи. Политическое будущее страны, каким бы оно ни складывалось, определяется не только структурными и институциональными факторами, но и политической активностью молодежи, поскольку старшее поколение политиков только намечает общие контуры политического устройства, а развить или отклонить задуманные сценарии выпадает на долю молодых политиков. Политические традиции российского общества во многом определяются протекционистским подходом к проблемам молодежи. Дихотомия «индифферентности» и «активности» в политике не стимулирует у молодежи желание участвовать в политике, принимать «правила игры», затрудняет рациональный политический выбор. К сожалению, приоритеты в российской политике, ориентация на овладение и использование механизмов власти, дефицит гражданских ассоциаций затрудняют доступ молодежи к политическим ресурсам, делают ее политический выбор случайным и вторичным.

Актуальность исследования трансформации политического поведения молодежи бесспорна, так как уход от интегрированного политического участия молодежи в советский период сопровождается апатией, партикулированностью политических интересов и слабой готовностью к совместным политическим действиям. Одновременно наблюдается тенденция включения молодежи в маргинальные политические группы, индивидуализация политического выбора и перенос политических проблем на язык «повседневности», акцент на репродуктивное поведение в ущерб самостоятельному политическому поведению. Рассматривая совокупность обстоятельств, связанных с «маломасштабностью» и дискретностью политического поведения молодежи, а также неразработанность и дефицит методологических подходов к концептуализации поведенческих кодов молодежи, можно сделать вывод о необходимости исследования социокультурных и институциональных основ трансформации политического поведения современной российской молодежи.

Степень научной разработанности темы. Анализ литературы по теме диссертационного исследования позволил сделать вывод о том, что в данной области накопился достаточно большой научный опыт, как в зарубежной, так и отечественной социально-политической и социально-философской литературе. Большая заслуга в разработке теоретико-методологических основ изучения политического поведения принадлежит зарубежным исследователям, которые с преодолением в 50-е гг. ХХ в. концепции «вторичности» политического поведения по отношению к политической системе и политическому сознанию, интерпретации политического поведения как фактора самодетерминации вышли на качественно иной уровень научной рефлексии данной проблематики, в результате чего были предложены различные модели политического поведения. Среди наиболее известных ученых, работавших в данном направлении, следует отметить таких, как Д. Батлера, С. Липсет, У. Миллер, К. Монро .

С позиций бихевиористского политического подхода была предложена социально-психологическая интерпретация. В данном русле большое значение имели исследования социологической школы П. Лазасфельда, выявившие индивидуальные корреляции между социальными, культурными и личными характеристиками и подходами. Однако данные результаты не выходили за пределы положения «социальные условия определяют политическое поведение».

Большое влияние институциональной среды на политическое поведение отмечал Ф. Паппи, выдвигавший на первое место нормы организации, идеологические и ценностные ориентации определенных институтов.

В отечественной научной литературе проблеме политического поведения также уделялось немало внимания, что выразилось в работах В.Э. Бойкова, М.К. Горшкова, Н.И. Лапина, изучавших доминирующие ценности и ориентации в политическом поведении; Э.Н. Ожиганова, исследовавшего влияние политических институтов на развитие политического сознания; В.В. Петухова, В.О. Рукавишникова, изучавших политическое участие и политическое поведение масс; Д.В. Ольшанского, Е.Л. Шестопал, которые характеризуют политическое поведение россиян в категориях «переходного периода», и приоритет при этом отдается «бифуркационности», зависимости от прошлого, принимаемого политического выбора.

К важному выводу приходят Ж.Т. Тощенко и В.О. Рукавишников, в работах которых отмечается «парадоксальность» политического поведения россиян, смешения патриархальных и модернизируемых установок. По их мнению, политическое участие, установление новых политических ценностей происходит на фоне определения и дифференциации политической системы, вызывает смещение принятых демократических ценностей. Признается альтернативная модель поведения при сохранении «авторитарного контроля». В исследованиях таких исследователей, как Ю.А. Зубок, Е.Н. Стариков, И.В. Чупров, осуществляется анализ политического поведения с позиции существования культурной эксклюзии, которая связана с разрушением основ символического подчинения политике. Мировоззренческие барьеры определенных слоев общества, как отмечают А.П. Бандурин, О.М. Штомпель, делают их объектом «иррациональных мотиваций», противоречивого применения «прошлого», как ресурса политики, переплетения рационального и иррационального в социальной регуляции поведения в условиях социокультурного кризиса.

Заслугой таких ученых, как В.Л. Лапкин, И.М. Пантин, И.М. Клямкин, является акцентуация внимания в контексте изучения политического поведения на самосознании, сравнении политических культур и интеграции институциональных изменений в сложившуюся социокультурную среду. Политическое поведение, согласно их позиции, изменяется в зависимости от соответствия заимствованным политическим предпочтениям.

В.В. Латынов, И.Г. Яковлев, А.В. Дмитриев анализируют глобализацию, ограничение национального государства, как пространства политического поведения, виртуализацию и «массовизацию» политического поведения, конъюнктуризм, как повседневность политической глобализации. Предполагается, что политическое поведение трансформативно, готово потребить любой модный политический эрзац.

Трансформация российской политической системы привела к процессу коренных изменений в политическом поведении, сознании, культуре молодежи, что отразилось в работах таких видных российских ученых, как А.С. Зайналабидова, В. В. Касьянов, Т.В. Плотникова, М.Ю. Несмелова, В.В. Черноус, В.М. Утенков и др. Анализ политического поведения современной российской молодежи в контексте смены прежней ценностной парадигмы и плюрализма путей самоопределения достаточно полно представлен в работах таких исследователей, как Т.Ф. Алексеенко, В.А. Бобахо, Н. Ю. Архипова, Н.Н. Василенко, Э.С. Гареев, Ю.Н. Дорожкин, С.П. Иваненков, О.И. Карпухин, А.Ж. Кусжанова, С.И. Левикова и др. В работах Ю.Р.Вишневского, И.С. Кона, Ю.Г. Волкова, В.И. Добренькова, В.Т. Лисовского, И.М. Ильинского, Л.Г. Борисовой отмечается доминирующее влияние на политическое сознание российской молодежи изменений в сфере социализации и ценностных ориентаций.

Наряду с большими успехами отечественных ученых в области изучения особенностей политического поведения современной российской молодежи, следует отметить недостаточную освещенность и изученность диапазона трансформации политического поведения молодежи, слабо выявлены субъективные основы политического поведения, не проанализированы корреляции между индивидуализацией ценностей и индивидуальным политическим поведением, что придает проблемный характер диссертационному исследованию и определяет предметное поле исследования, его цель и задачи.

Целью диссертационного исследования является социально-философский анализ политического поведения российской молодежи в условиях кризиса социокультурной идентичности.

Реализация поставленной цели осуществляется решением следующих исследовательских задач:

– выявить методологические основания исследования политического поведения российской молодежи в ходе кризиса социокультурной идентичности;

– рассмотреть особенности политического поведения российской молодежи в переходный период развития российского общества;

– проанализировать особенности поведенческого плюрализма российской молодежи в политической сфере в условиях кризиса социокультурной идентичности;

– выявить институциональные условия трансформации политического поведения молодежи;

– исследовать рациональное и иррациональное в ценностных ориентациях современной российской молодежи как социокультурных регуляторах ее политического поведения;

– определить основные тенденции поиска перспектив политической самоорганизации современной российской молодежи на путях выхода из кризиса социокультутной идентичности.

Объектом исследования является политическое поведение современной российской молодежи в условиях кризиса социокультурной идентичности.

Предмет исследования – процесс трансформации политического поведения современной российской молодежи в условиях кризиса социокультурной идентичности.

Гипотеза диссертационного исследования заключается в следующем: радикальная структурная трансформация социально-экономических и социально-политических отношений в постсоветской России обусловила кризисное состояние социокультурной идентичности современной российской молодежи, что негативно отразилось на их политическом поведении, которое характеризуется переходом от государствоцентричной модели к трансформируемым моделям политического поведения, которые чаще всего принимают формы политического конформизма и ситуативности на фоне подавляющей аполитичности и политического нигилизма большинства представителей молодежи России. Немногочисленная часть молодежи в поисках политической самоорганизации попадает под влияние политических элит, манипулирующих молодежной активностью в собственных интересах, что лишает существующие политические молодежные организации реальной политической власти и увеличивает степень отторжения молодежи от политической жизни страны и влияние маргинальных политических групп, к которым и примыкает определенная часть молодежи в поисках социокультурной и политической идентификации.

Теоретико-методологической основой исследования являются положения социально-философских концепций, признающих корреляцию политического поведения и социальной среды, основными из которых являются работы С. Липсета, Г. Лассуэла, С. Роккана, положения модели политической «иррациональности» Х.Д. Клингеманна, поведенческий подход П. Лазарсфелда, социально-психологический подход Э. Кэмпбелла, Э. Карминеса, а также теоретические подходы к изучению социокультурной идентичности зарубежных и отечественных исследователей (Эриксон, Деберт и Нуннер-Винклер, Бернфельд, Шельски, Кон, Лисовский, Ковалева, Иваненков и др.).

Методология работы основана на применении институционального, социокультурного и аксиологического подходов, а также на методах сравнений, обобщений, аналогий, анализа и синтеза, логико-исторического анализа, что, в свою очередь, позволило исследовать политическое поведение в комплексе научно-обоснованных процедур, позволяющих решать актуальные проблемы в области социально-философского осмысления трансформации политического поведения современной российской молодежи.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

– рассмотрены методологические подходы к изучению политического поведения российской молодежи в условиях кризиса социокультурной идентичности;

– охарактеризована векторность трансформации политического поведения, состоящая в переходе от государствоцентричной модели политического поведения к бифуркации по типу «свободы», как возможности влияния на процесс политической трансформации;

– исследованы особенности поведенческого плюрализма современной российской молодежи, обусловленные кризисным состоянием основных институтов политической социализации и потерей частью молодежи социокультурной идентичности;

– определены институциональные основы изменения политического поведения молодежи в российском обществе, обусловленные гипотетической свободой политического выбора при ограниченных возможностях его реализации;

– выявлено влияние рационального и иррационального на систему ценностных ориентаций молодежи как социокультурных регуляторов политического поведения с преобладающей иррациональной тенденцией в политическом поведении современной российской молодежи;

– определены основные тенденции поиска перспектив политической самоорганизации современной российской молодежи на путях выхода из кризиса социокультурной идентичности, представляющие, преимущественно, имитационные стратегии политического поведения.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Методологический анализ подходов к исследованию политического поведения показал, что наиболее адекватно политическое поведение современной молодежи России в условиях кризиса социокультурной идентичности может быть изучено в рамках поведенческого подхода (П. Лазарсфелд), основанного на выявлении корреляции между социальными, культурными и личными характеристиками политического поведения, социально-психологического подхода (Э. Кэмпбелл), рассматривающего политическое поведение, преимущественно, как экспрессивное, формирующееся в зависимости от установки (аттитюдов) к политическим курсам, а также с позиций контекстуального подхода (Р. Хакфельд, Дж. Спраг), позволяющего объяснить поведение современной молодежи России в политике с позиций политического конформизма как особой стратегии приспособления к современной политической ситуации. Анализ политического поведения современной российской молодежи выявил плюрализм идентификационных стратегий молодежи в транзитивном обществе и неприемлемость политического опыта старших поколений, что свидетельствует о кризисе социокультурной идентичности.

2. Трансформация политического поведения российской молодежи, как изменение активов, установок, целей политических действий в условиях институциональных преобразований, выражается в спонтанности политического выбора и нестабильности политических предпочтений. Особенностью политического поведения молодежи в переходный период развития российского общества, институциональных трансформаций в контексте социальной транзиции является векторность трансформации политического поведения, состоящая в переходе от государствоцентричной модели политического поведения к трансформируемым моделям, в основе которых находится поиск возможностей влияния на политику.

3. Политическое поведение современной российской молодежи содержит установки на политический плюрализм, но авторитарно по формам политического взаимодействия, что негативно сказывается на процессе политической самоорганизации молодежи, приобретающей зачастую экстремистский характер, в основе которого – мощный потенциал накапливаемой агрессивности из-за невозможности реализации в рамках формального права своих политических интересов и жизненных планов, а также потеря ориентиров социокультурной идентичности частью российской молодежи, выступающей фундаментом молодежных экстремистских организаций.

4. Институциональные условия российской политики открывают возможность свободного политического выбора и не связаны с политическим контролем, но маргинальное положение молодежи и ограничение политической активности молодежи ученическими позициями способствуют уходу молодежи из сферы взрослой политики в так называемые «альтернативные» политические структуры. Институциональные лакуны стимулируют дезинтегрированность политического поведения и латентность политического представительства, повышают авторитет маргинальных политических групп или индивидуализацию политического выбора.

5. Российская молодежь ориентирована на политический прагматизм, идеологию «выгоды в политике», что отличается от «рационального выбора» политическим эгоцентризмом и дистрибутивностью политических благ и свидетельствует об усилении в ее политическом поведении иррациональной тенденции в результате углубляющейся амбивалентности, противоречивости ценностных ориентаций и политических установок современной молодежи, усиления аномичности и деструктивности в обществе. Наблюдается сочетание пассивности, политического отчуждения и терпеливо-подданнического политического поведения молодежи с всплесками иррационального, протестного и даже экстремистского политического поведения. Такое противоречивое, амбивалентное политическое поведение молодежи в значительной степени детерминируется российской цивилизационной ментальностью.

6. В политической самоорганизации российской молодежи обнаруживается разрыв групп политического делегирования и дефицит ресурсов давления и влияния со стороны молодежи. Слабая готовность к совместным политическим действиям, неартикулированность интересов и неадекватная презентативность обществу, а также отсутствие политических сил, ориентированных на использование мобилизационного потенциала молодежи, вызывают квотирование политического участия молодежи, а также недостаточную политическую компетентность молодежи. В итоге, политическое молодежное движение в России является в большей степени имитацией, инсценировкой, чем реальной политической силой.

Научно-практическая значимость работы предопределена сформулированными положениями и выводами, которые могут быть использованы политическими движениями, региональными и местными органами власти для повышения политической активности молодежи и расширения форм политического участия, политической социализации.

Материалы исследования могут найти применение при чтении курсов по социальной философии, общей социологии, политической социологии, политической психологии и спецкурсов по проблемам социологии молодежи и молодежной политики.

Апробация работы. Основные положения и выводы, содержащиеся в работе, обсуждены на заседании проблемной группы кафедр философии, социологии и инженерной педагогики НГМА, кафедры социологии, политологии и права ИППК РГУ, изложены на научно-практических конференциях, среди которых: «Межрегиональные научные чтения по актуальным проблемам социальной истории и социальной работы», 2005; «Человек и общество: поиски, проблемы, решения», 2005; и нашли отражение в 3 работах общим объемом 6 п.л.

Структура работы. Структура диссертации включает введение, две главы, состоящие из шести параграфов, заключение и список литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, освещается степень ее научной разработки, формулируются цели и задачи исследования, объект, предмет, методологическая, теоретическая и эмпирическая базы исследования и его научная гипотеза. Приводятся положения и выводы, содержащие элементы научной новизны, выделяются основные положения, выносимые на защиту, обосновывается теоретическая и практическая значимость исследования.

В главе 1 «Трансформация политического поведения российской молодежи: социально-философский аспект исследования» обосновывается социально-философский аспект исследования трансформации политического поведения российской молодежи, рассматриваются различные методологические подходы к его изучению в системе социально-философского знания и определяются характер и причины политического поведенческого плюрализма молодежи России в условиях кризиса социокультурной идентичности.

В параграфе 1.1 «Методологические основания изучения политического поведения российской молодежи в ходе кризиса социокультурной идентичности» обосновывается тот факт, что кризис социокультурной идентичности современной российской молодежи требует поиска иных методологических подходов к исследованию политического поведения молодежи. Методологическим основанием изучения политического поведения российской молодежи в данной работе послужат положения философии прагматизма, символического интеракционизма, в рамках которых отражаются существующие тенденции в политическом поведении современной российской молодежи. Однако наиболее адекватно политическое поведение современной российской молодежи в условиях кризиса социокультурной идентичности может быть исследовано, на наш взгляд, с использованием положений модели политической «иррациональности» Х.Д. Клингеманна, поведенческого подхода П. Лазарсфелда, социально-психологического подхода Э. Кэмпбелла, а также теоретических подходов к изучению социокультурной идентичности зарубежных и отечественных исследователей (Эриксон, Деберт и Нуннер-Винклер, Бернфельд, Шельски, Кон, Лисовский, Ковалева, Иваненков и др.).

Политическое поведение современной российской молодежи демонстрирует состояние кризиса социокультурной идентичности как следствие транзитивного характера развития современного российского общества. Политическая идентичность проявляется в ощущении принадлежности в какой-либо группе – партии, идеологическому течению или как отождествление группой себя с какой-либо политической позицией и признание этого со стороны других субъектов политического процесса. Формирование политической идентичности российской молодежи связано с исключением опыта старших поколений, вследствие чего идентификация происходит с «чистого листа» и включает «символическое подключение» к идентификационным кодам вновь образовавшихся социальных и политических норм, движений и организаций, но в силу дефицита исторических связей и коммуникаций в молодежной среде, принимает характер ситуативного выбора.

В параграфе 1.2 «Политическое поведение российской молодежи как проблема социальной транзиции» освещается проблема исследования политического поведения в рамках социально-философского осмысления, осуществляемого как анализ «политического универсума», основными компонентами которого являются: 1) сущностные основы политической реальности, учитывая национальные и исторические формы ее проявления; 2) политические ценности, изучая их на предмет соответствия той или иной системе моральных и этических ценностей (нормативная философия); 3) смысл политических понятий, способы познания сферы политики и т.д. В социальной философии понятие «политическое поведение» используется при изучении поведения социальных субъектов, отражающего общекультурные, цивилизационные интегральные аспекты политической деятельности. Социально-философский анализ показывает, что реальные модели политического поведения населения России детерминированы во многом именно цивилизационными факторами, которые сформировались в течение тысячелетий. Анализ политического поведения современной российской молодежи не может быть проведен без учета транзитивного характера современного российского общества. Целесообразно признать позицию В.А. Ядова о том, что трансформационное общество – это не просто общество перехода к демократическим институтам самоорганизации, но такая социальная организация, в которой доминируют тенденции отвержения старого и отсутствуют общеприемлемые, консолидирующие модели будущего. В соответствии с этим политический выбор в современных условиях опосредуется влиянием прошлого, что создает ситуацию «бифуркационности». Интерес представляет подход Ж. Т. Тощенко, В. О. Рукавишникова, И. Дилигенского, которые исходят из «парадоксальности» политического поведения, смешения патриархальных и модернизируемых установок.

Трансформация политического поведения молодежи обусловлена как происходящими социально-политическими процессами в России, так и изменениями условий политической социализации, трансформацией ценностных ориентаций и политических представлений, политической культуры молодежи, трансформацией социального статуса молодежи в обществе, возможностей защиты ее интересов и прав, влияющих на приобретение ею политической идентичности и субъектности. Политическое поведение современной российской молодежи в рамках социально-философского анализа может характеризоваться с позиций кризиса социокультурной идентичности как следствия кризисности институтов социализации в современной России в результате трансформации всей общественной системы в эпоху реформ 90-х гг.

В параграфе 1.3 «Поведенческий плюрализм российской молодежи в политической сфере в условиях кризиса социокультурной идентичности» рассматриваются и анализируются факторы, определяющие поведенческий плюрализм молодого поколения в России в сфере политических отношений.

Неразвитость основных социальных институтов, высокий уровень криминализации и господства неправовых практик в современном российском обществе не позволяют осуществлять индивидуальную мобильность самостоятельно, без помощи родных и близких, а также знакомых, в результате чего значительная часть российской молодежи испытывает депривацию, социальную неадаптированность, что создает предпосылки для протестного и экстремистского поведения. Молодые люди, как представители наименее в правовом отношении защищенной части общества, испытывают на себе проявления произвола представителей власти, реакцией на которые является уход в маргинальные молодежные группы, способные оказать поддержку своим членам. «Ситуация в молодежной среде уже является взрывоопасной, потому что социальные проблемы затронули не одну какую-нибудь, а буквально все группы молодежи, вследствие чего деструктивные, протестные, конфликтные, экстремистские и девиантные формы поведения склонны нарастать». Дисгармония между социальными ценностями и легитимными средствами их достижения, конфликт и взаимопроникновение традиционных и новых социальных ценностей и норм в молодежной среде обусловливает наличие в молодежных движениях установок на политический плюрализм, разнообразие и вариативность политических подходов. Поведенческое разнообразие связано, в основном, с социальным исключением и использованием «параллельных структур» для демонстрации политической активности. Основной причиной появления молодежных политических организаций на общественной арене, отличающихся своим экстремистским характером, является потеря частью молодежи социокультурной идентичности, а также невозможность реализации своих жизненных планов, целей для большинства молодых россиян в рамках существующего формального права.

Таким образом, характер политического поведения современной российской молодежи, который в современных условиях все больше накапливает мощный потенциал агрессивности, выражающийся в форме различных молодежных организаций, часть из которых носит ярко выраженный экстремистский характер, приобретает в современных социально-политических условиях статус одной из важнейших социальных и политических проблем.

В главе 2 «Социокультурные и институциональные основания изменяющегося политического поведения молодежи в российском обществе» проводится анализ институциональных и социокультурных условий, при которых произошло изменение политического поведения российской молодежи. При этом внимание акцентируется на роли рационального и иррационального в процессах трансформации политического поведения российской молодежи и осуществляется попытка определить характер и особенности поиска перспектив ее самоорганизации в современных условиях кризиса социокультурной идентичности.

Параграф 2.1 «Институциональные условия изменения политического поведения молодежи в российском обществе конца XX века» посвящен исследованию динамики трансформации молодежного политического поведения, детерминированной институциональными условиями российского общества, спецификой институционализации политических и партийных структур, институтов. Институциональные условия современного российского общества определяют возможность политического выбора согласно внедряемым политическим и правовым нормам, но сужают возможность вариативности в связи с маргинализацией норм и приоритетом политического администрирования. И в ситуативном, и в структурном аспектах политическое функционирование молодежных организаций на современном этапе все более подчинено внешнему государственному управлению через создание и поддержку проправительственных молодежных движений. Этому способствовали объективно, экономически и социально обусловленные и политически направляемые или же прямо инициируемые властью процессы адаптирования и деполитизации интересов молодежи, унификации и огосударствления политических институтов молодежных движений.

Институциональные условия российской политики предоставляют возможность свободного политического выбора и не связаны с политическим контролем, но маргинальное положение молодежи и ограничение ее политической активности ученическими позициями способствуют уходу из сферы взрослой политики в так называемые «альтернативные» политические структуры. Институциональные условия российского общества сужают возможность вариативности политического выбора молодежи в связи с приоритетом политического администрирования, воздействием фактора подчинения властным политическим кругам и движениям.

В параграфе 2.2 «Рациональное и иррациональное в ценностных ориентациях российской молодежи как социокультурных регуляторах политического поведения» представлен анализ роли рационального и иррационального в политическом поведении. Рациональное решение требует определенных когнитивных усилий, позволяющих экстраполировать наблюдаемые тенденции в будущее и оценить их последствия, усваивая культурные нормы, политические ценности, человек становится их «заложником», так как они «изнутри» начинают влиять на его мышление и поведение. Поэтому рациональность политического выбора всегда ограничена рамками той социокультурной среды, в которой проходила политическая социализация индивида.

Стратегия «рационального выбора» практически не представлена в электоральном поведении российской молодежи, политическое поведение которой характеризуется сочетанием пассивности, политического отчуждения и терпеливо-подданнического политического поведения с всплесками иррационального, протестного и даже экстремистского политического поведения. Такое противоречивое, амбивалентное политическое поведение молодежи в значительной степени детерминируется российской цивилизационной ментальностью. Сущность политического поведения в цивилизационном социокультурном контексте можно рассматривать как проявление ценностно-детерминированного образа действий людей в политической сфере в строго определенных естественно-географических, общественно-политических и культурно-конфессиональных условиях. Иррациональная тенденция поведения усиливается в результате углубляющейся амбивалентности, противоречивости ценностных ориентаций и политических установок современной молодежи, усиления аномии и деструктивности в обществе.

В параграфе 2.3 «Поиск перспектив политической самоорганизации современной российской молодежи на путях выхода из кризиса социокультурной идентичности» определяются и обосновываются основные тенденции в поиске перспектив молодежной самоорганизации в современной России. Последние годы отмечаются большим вниманием политических сил России к молодежи. В целом, для анализа существующих сегодня в России молодежных организаций можно использовать специальную систему координат, где учитываются два фактора: отношение к власти и политическая «окраска». Всего получается четыре вида молодежных организаций: 1) работающие в интересах власти – «Молодая гвардия», «Наши», «Россия молодая»; 2) работающие в интересах власти «патриоты», чья идеология – национал-патриотическая или левая; 3) оппозиционные молодежные организации – левые (СКМ, АКМ) и 4) правые («Оборона», «Да!» и др.). Особняком здесь стоят организации, которые создаются как бизнес-проекты («Пора», московское отделение «Идущих без Путина», «Мы»). Следует признать, что политическая самоорганизация и самореализация молодежи выступает как производство ее политической субъектности, но в то же время она дефицитарна по организационным и коммуникативным ресурсам: молодежные политические движения не обладают авторитетом и признанием ни среди самой молодежи, ни в мире «взрослой политики», а определенная часть молодежных политических организаций вообще виртуальна, существуя лишь формально, практически не имея реальных участников и сторонников. Политическое молодежное движение в России в большей степени является имитацией, инсценировкой, чем реальной политической силой. Оно в такой степени раздроблено и виртуально, что является одновременно и многообразным, и однообразно демонстрационным.

Существует парадоксальная ситуация: молодежь России, составляющаяся треть населения, не выражает своих интересов и политических позиций, а лишь отдельные представители молодежи, не столько по идеологическим, сколько по корыстным и карьерным мотивам, бурно имитируют политическую активность, выполняя заказ «взрослых» партий или властной элиты. И лишь единицы из российской молодежи, относящиеся к леворадикальному оппозиционному политическому направлению, порой с риском для себя, выражают свои политические позиции на основе прежде всего идеологической мотивации, а не карьерной. Политическая демонстративная активность молодежи в проправительственных молодежных движениях больше мотивируется денежной и карьерной выгодой, чем идеологическими и политическими принципами и взглядами.

На основании изложенного в диссертации можно сделать вывод, что кратологические приоритеты в российской политике, ориентация на овладение и использование механизмов власти, дефицит гражданских ассоциаций затрудняют доступ молодежи к политическим ресурсам, делают ее политический выбор случайным и вторичным. Значительная часть молодежных политических организаций имеет имитационный характер, демонстрируя управляемость со стороны заинтересованных властных структур и политической элиты. Такой характер политической самоорганизации и самореализации молодежи в России определяется общим кризисом социально-политических ценностей российского общества и неразвитостью основных институтов гражданского общества.

В Заключении формулируются основные выводы и результаты диссертационного исследования, а также намечаются перспективы его дальнейшей разработки.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Пахоменко С.А. Трансформация политического поведения молодежи в транзитивной России. – Новочеркасск. Изд-во ЮРГТУ. 2006. 5,3 п. л.

2. Пахоменко С.А. Молодежная политика // Человек и общество: поиски, проблемы, решения: Материалы 1-й междунар. конф. / Ред кол.: Николаева Л.С. и др. – Новочеркасск. 2005. 0,2 п. л.

3. Пахоменко С.А. Политическое поведение российской молодежи // Социально-гуманитарные знания. Дополнительный выпуск. 2006. 0,5 п. л.

Lipset S.  Class, Status, and Power: Social Stratification in Comparative Perspective.  London, 1966; Miller W.E., Levitin T.E. Leadership and Change: The New Politics and the American Electorate. – Cambridge, Mass., 1976; Monroe K.R. The Theory of Rational Action: What Is It? How Useful Is It for Political Science? Political Science: Looking in the Future. — Crotty W. (ed.) The Theory and Practice of Political Science. Vol. 1. Evanston, 1991; Batler D.J. How do Contextual Effects Work? Developing a Theoretical Model. – Eagles М., Taylor L. (eds.) Spatial and Contextual Models in Political Research. London, 1995

Lazarsfeld P.F. On Social Research and its Language. Chicago, 1993.

Паппи Ф.У. Политическое поведение: мыслящие избиратели и многопартийные системы // Гудин P., Клингеманн Х.-Д. (ред.). Политическая наука: новые направления. М.,1999.

Бойков В.Э. Установки сознания и политические предпочтения избирателей // Социология власти. 1999, №4; Бойков В.Э. Тенденции развития общественного сознания // Там же. 2000, №5; Горшков М.К. Российское общество в условиях трансформации: мифы и реальность.1992–2002. М.: РОССПЭН, 2003; Ожиганов Э.Н. Политическая культура номинальной демократии // Власть и политики. 2003. №4; Петухов В.В. Современный политический процесс и установки на политическое участие // Роль государства в развитии общества. М., 1997; Шестопал Е.Л. Политическая социализация и ресоциализация // Вопросы философии. 1995. № 4; Ольшанский Д.В. Основы политической психологии. Екатеринбург, 2001.

Рукавишников В.О. Социологические аспекты модернизации России и других посткоммунистических обществ // Социологические исследования. 1995, №1; Тощенко Ж.Т. Парадоксальный человек. М., 2001

Зубок Ю.А., Чупров И.В. Молодежь в общественном воспроизводстве: проблемы и перспективы. М., 2000; Стариков Е.Н. Социальная структура переходного общества» // Полис. 1994. №4; Зубок Е.О. Исключение в исследовании проблем молодежи // Социологические исследования. 1998, №8.

Бандурин А.П. Социальная регуляция: рациональное и иррациональное (Отв. ред. Ю. Г. Волков) – М.: Изд-во «Социально-гуманитарные знания», 2005; Штомпель О.М. Социокультурный кризис (теория и методология исследования проблемы). Ростов н/Д: Изд-во СКНЦ ВШ, 1999.

Лапкин В.Л., Пантин И.М. Политические ориентиры и политические институты в современной России: проблемы и коэволюция // Политические исследования. 1999. № 6; Клямкин И.М. Политическая социология переходного общества // Политические исследования. 1993. № 4.

Дмитриев А.В., Латынов В.В., Яковлев И.Г. Политика, политология, Интернет. М., 2002.

Зайналабидова А.С., Черноус В.В. Политический экстремизм и его профилактика у студенческой молодежи Дона. Ростов н/Д, 2002; Касьянов В.В. Политическая социализация молодежи в современной России: Автореф. дис….на соиск. учен. степ. докт. соц. наук. Ростов–н/Д, 1999; Несмелова М. Ю. Политическое поведение студенческой молодежи в современной России: Автореф. дис…. на соиск. учен. степ. канд. полит. наук. Казань, 1995; Плотникова В. Политическое поведение в России. Ростов–н/Д, 2004; Утенков В.М. О политическом сознании студенческой молодежи // Регион: экономика и социология. 2003. № 2 и др.

Алексеенко Т. Ф. Процесс смены социальной идентичности российского студенчества.: Автореф. дис…. на соиск. учен. степ. канд. соц. н., Ростов–н/Д, 2005; Архипова Н. Ю. Правовое поведение россиян в контексте социетальной трансформации: опыт социологического анализа: Автореф. дис…. на соиск. учен. степ. канд. соц. н. Ростов–н/Д, 2003; Бобахо В.А., Левикова С.И. Социально-политические аспекты молодежной субкультуры // Вестник Моск. ун-та. Сер. 12. Полит. науки. 1996. № 2; Василенко Н. Н. Социализация молодежи в условиях социокультурного кризиса: Автореф. дис…. на соиск. учен. степ. канд. соц. н. Ростов–н/Д, 2004; Гареев Э. С., Дорожкин Ю. Н. Молодежь индустриальной России: жизненные и социально-политические ориентации // Социологические исследования. 1993. № 1; Иваненков С.П., Кусжанова А.Ж. Родина как ценность у современной российской молодежи // CREDO NEW. 2002. № 1; Карпухин О. И. Молодежь России: особенности социализации и самоопределения // Социологические исследования. 2000. № 3; Карпухин О. И. Сделала ли молодежь свой выбор? (К проблеме социализации молодого поколения современной России) // Социально-гуманитарные знания. 2000. № 4; Карпухин О. И. Самооценка молодежи как индикатор ее социокультурной идентификации // Социологические исследования. 1998. № 12.

Вишневский Ю.Р., Шапко В. Т. Социология молодежи. Екатеринбург, 1997; Волков Ю.Г., Добреньков В.И. и др. Социология молодежи: Учебное пособие. Ростов–н/Д, 2001; Кон И.С. Социология молодежи. М., 1988; Лисовский В.Т. Духовный мир и ценностные ориентации молодежи России. М., 2000; Молодежь России: тенденции, перспективы / Под ред. И. М. Ильинского, А. В. Шаронова. М., 1993; Социология молодежи / Под ред. В.Т. Лисовского. – СПб: СПбГТУ, 1996; Борисова Л.Г. Социальные перспективы молодежи: ее взгляд в будущее. Новосибирск, 2000.

Плотникова Т.В. Политическое поведение в России. Ростов–н/Д. 2004. С.71

Ядов В.Д. О социальных процессах перестройки // Коммунист. 1991. № 6. С. 60.

Тощенко Ж.Т. Парадоксальный человек. М., 2001

Молодежь России: тенденции, перспективы. М.,1999. С. 193.

PAGE

PAGE 2