Только для строителей. Для внутреннего пользования

Только для строителей.

Для внутреннего пользования.

Договоримся сразу, эта информация рассчитана для строителя, который стремится понять, что и как происходит на строительном рынке и желает занять в нем достойное место. Для опытного строителя, она может показаться забавной. Для активно действующего будет показательной, а для начинающего поучительной, в любом случае, она наполнит тебя нелишними знаниями.

Лицам с неустойчивой нервной системой, а также тем, кому по долгу службы не полагается иметь нетрадиционные представления о действительности, просьба не вникать в суть ниже сказанного. Специально для вас заявляю, это авторская версия, все события и персонажи вымышлены, любое сходство с реальностью носит случайный характер.

Не рекомендуется к прочтению заказчикам ремонтно-строительных работ, имеющим ярко выраженное радужное отношение к действительности.

Пожалуйста, оставайтесь там, где вы есть, мы любим вас именно таких.

Игорь Рубцов

Частный сектор строительного рынка.

Что такое частный сектор в строительстве?

В самом деле, данный термин может показаться странным, если брать во внимание, что в качестве его противовеса подразумевается сектор государственный. Однако государственных строительных организаций как таковых в наше время уже не осталось. Они давно все акционированы, приватизированы, разделены и раскуплены. Государство избавило себя от роли исполнителя строительно-ремонтных работ, передав сие почетное занятие в руки своих граждан, дабы те могли расти и развиваться на вольных хлебах. Впрочем, оно оставило за собой приятное право разрешать, контролировать и карать, а также возможность состригать часть урожая с особо трудолюбивых подданных. Можно смело утверждать, что весь строительный рынок сегодня является частным, так как во главе строительных предприятий стоят конкретные лица, причем во главе не в смысле должности, а в смысле права собственности.

Тогда резонно сменить формулировку вопроса –

Что такое частный сектор в частном строительном рынке?

Ответ, на первый взгляд, простой.

Да, государство, ушло от роли исполнителя, но при этом оно осталось самым крупным заказчиком на строительном рынке. Бюджет это нескончаемый источник ремонтно-строительных подрядов для строителей, а в засушливые кризисные времена он практически еще и единственный.

Естественно, трудно предположить, что государство, выходя на рынок, будет спрашивать строителей, — господа а, сколько стоят ваши услуги? Легко представить, какие душевные муки возникнут у подрядчиков, если им предложат оценить размер своего аппетита, в то время как за спиной у заказчика они будут видеть бездонные закрома.

Нет, будучи на рынке главным, государство не спрашивает. Оно просто говорит строителям, — вот вам мои расценки, за свою работу разрешаю вам брать у меня не более тех пределов, которые там указаны.

При этом в расценки государство вкладывает всю свою заботу о людях. Ему важно не только накормить как можно большее народу, надо еще, что бы у народа нагуливался жирок, который затем можно будет с него снимать в виде налогов, возвращая, таким образом, часть отданного, опять же во имя общего блага. Поэтому уровень государственных расценок должен соответствовать девизу – что посеешь то и пожнешь.

Так формируется — бюджетный сектор строительного рынка.

Логично можно предположить – что частный сектор, это когда заказчиком работ выступает не государство, а сами граждане или созданные ими организации. Но это не совсем так, вернее, не все так просто. Чтобы определить, где начинается частный сектор, каковы его границы, и чем он отличается от всего остального, необходимо знать и понимать всю структуру строительного бизнеса.

Строительный бизнес.

Для начала я выскажусь о вещах, которые настолько понятны и естественны, что о них и говорить не стоит. О них и так все знают. Однако. Если их несколько поменять местами и посмотреть на них другими глазами, то открывается довольно-таки интересная картина, лежащая на поверхности она настолько привычная, что на нее ни кто не обращает внимания.

И так. Как выглядит строительный бизнес? По порядку. Есть крупные строительные корпорации, с легкостью выкупающие целые кварталы, для последующей застройки. Далее идут средние строительные фирмы, а за ними большое количество малых строительных фирм. Следом идут строительные бригады, и, наконец, самая маленькая единица — мастера. Все они решают задачи, обусловленные их возможностями, и по отдельности занимают свои ниши.

Теперь попробуем дать им характеристики.

Мастер — это понятно, человек имеющий руки и голову способную ими управлять.

Бригада — содружество нескольких мастеров с явно выраженным лидером бригадиром, готовым взять на себя ответственность за действия всей бригады или хотя бы просто обязанность переговорщика. Как правило, имеют ручной инструмент.

Малая строительная фирма — та же бригада только с юридическим статусом, вынужденная содержать бухгалтера, ответственного директора и отчитываться перед органами госконтроля.

Средняя строительная фирма — прежде всего наличие офиса и небольшой базы. Соответственно большее количество сотрудников, инженерно — технических работников и офисного персонала. Обладают строительной оснасткой и некоторой техникой.

Крупная строительная корпорация. Огромный штат ИТР, шикарный офис, большая база, техники и оснастки в изобилии.

Так выглядит строительный бизнес. Очень рад за тебя, если ты так считаешь, тем более что и все потенциальные заказчики тоже так думают. Однако для тебя я должен рассказать одну невероятную небылицу, чтобы ты был готов, если вдруг эта сказка обратится перед тобою былью. Я расскажу тебе, как выглядит строительный бизнес, если на него посмотреть через «кривое» зеркало нашей действительности.

Сказка

Прежде всего, познакомлю тебя с двумя персонажами, без которых эта сказка будет очень невыразительной.

Персонаж первый. Полтинник — доброе мифическое создание, которое носит благо людям, но иногда по неосторожности может принести неприятность, но, осознав это всегда готово поделить его с вами 50 на 50.

Пояснение для тех, кто незнаком. Когда к тебе приходит человек, и по доброму рассказывает, что ты нарушил какое-либо правило, за что полагается большой штраф. Но, так как парень ты в принципе не плохой, он готов взять на себя половину штрафа при условии, что твоя половина будет наличными.

Если ты повстречал это милое создание, значит ты уже в гостях у сказки. Полтинники водятся везде, имеют разный окрас и принадлежность. Они бывают маленькие, большие и очень большие, но у них есть строгая субординация. Там где уже есть большой, никогда не увидишь маленького, а там где был очень большой, просто большой уже не рискнет появиться.

Второй, наиболее сказочный персонаж — это невидимка. Их нет не в одной фирме и бригаде. Но без них мало, что обходится. Они секретные двигатели, невидимые бойцы строительного фронта. Как правило, они предпочитают действовать по одиночке, потому, что когда их собирается несколько, их работа малоперспективна и менее продуктивна. Они тоже бывают большие и маленькие, но в отличие от полтинников могут мирно промышлять на одном поле, оставаясь невидимыми, даже друг для друга. Их главное кредо оказаться в нужном месте в нужный час. А любимое занятие, менять чужые выгодные предложения на деньги. В народе их еще иногда не совсем верно кличут посредниками.

Теперь я нарисую схему строительного бизнеса по сказочному варианту.

Как видно она просто переполнена невидимками, они как передаточные звенья, переходники и адаптеры данного механизма.

Для полной ясности надо уточнить одну деталь. Существует две категории строительных фирм. Первая, когда фирма строит на свои деньги. Вторая самая распространенная — фирмы подрядчики, работающие только на заказ. Начнем с первых.

Сам себе заказчик.

Быть заказчиком самому себе, предел желаний для всех строительных фирм, потому как, это свобода. Но мало иметь доступ к деньгам, еще надо иметь дружбу с большими невидимками и связи с полтинниками. А бывают еще суперперсонажи — большой невидимка и большой полтинник в одном лице — знакомство с ним мечта любого героя нашей сказки.

А теперь представь. У тебя есть доступ к деньгам, связи с кем надо, ты имеешь согласованные проекты, планы их осуществления и окупаемости. Дело за малым — надо строить. Но тут в твоей голове появляются мысли.

«Строительство, это же куча хлопот — техника, материалы, договора, акты, качество. И все это люди, а они бывают разные, а бывают, болеют или еще не дай бог падают, ломают руки ноги. За всем уследить? Да зачем мне это надо. Статья расходов есть, так или иначе, все равно отдавать. Надо найти субподрядчика и дать людям заработать».

Ты вызываешь зама и даешь ему задание найти хорошую фирму.

И вот тут начинается любимая народная сказка, на которой все мы воспитаны с детства. Помнишь – дедка за репку, бабка за дедку, внучка за бабку, жучка за внучку, мурка за жучку, мышка за мурку, и вытянули репку!

Строительная репка.

Зам начинает искать, трубя призывным кликом.

«Есть заказ, технику материалы оплачиваем, а за работу даем 100 (условно), нужна хорошая фирма».

На клик материализуются, будучи в нужном месте невидимки, у которых зам, как правило, на довольствии.

Сцена вторая. В кабинете у одного из директоров средней строительной фирмы появляется личность с предложением — «Есть заказ, за работу дают 100, остальное оплачивают, хорошим людям надо отдать 10%».

Директор начинает рассуждать — «Возьму на себя закупку материалов, работу с техникой и оснасткой, контроль над качеством, а строители … Они бывают разные … Зачем мне эти проблемы?».

Вызывает инженера — «Найди нам субподрядчиков малые фирмы. Даем за работу 67 и обеспечиваем всем необходимым».

Инженер начинает искать. На зов материализуются невидимки ему знакомые. «Есть заказ…»

В малой строительной фирме появляется некто и сообщает — «Есть заказ, дают 67, обеспечивают всем необходимым, нужны только строители и кто за них ответит в случае чего. Добрым людям надо отдать 10% ».

Директор малой строительной фирмы вызывает прораба.

«Появился заказ надо подбирать людей. За все отвечаем, даем 45».

Идет совет бригадира с бригадой — «Хороший человек предлагает работу, дает 45, хорошему человеку надо отдать 5, наших 40. Ну, чего мужики надо идти работать».

Узнаешь персонажей и данные расклады?

По такой схеме или примерно такой в сказке все и происходит.

Настоящая жизнь.

Настоящая жизнь, нечто среднее между общими представлениями и сказкой. Тут не надо искать врагов и проходимцев. Такие взаимоотношения исторически складываются естественным путем и являются следствием окружающих обстоятельств. Самое главное они устраивают всех. Суди сам. Крупные корпорации, как правило, имеют проекты, намного превышающие их реальные возможности в смысле кадров. Имея выбор, или набирать бесконечно людей, отвечать за них, обеспечивать и тому подобное или просто переложить головную боль на других, не теряя прибыли. Конечно выгоднее и удобней последнее. Но даже если оформлять всех у себя при большем стечении народа не факт, что за зарплатой будут приходить те, кто реально работает на стройке. Это когда мудрый прораб в ведомость заносит имена своих друзей и родственников, которые раз в месяц появляются у кассы, а сам нанимает тех, кто работает в два раза дешевле. Естественно, вторая половина уходит в фонд богатого внутреннего мира прораба.

Тут уже интересы среднего звена — инженеров и прорабов. А они тоже в большем дефиците и ссориться с ними себе дороже, лучше дать им заработать и иметь качество и результат на объекте. То есть, разницы никакой нет. Хорошие специалисты получают свое, либо образовав фирму и взяв субподряд, либо работая у кого-то воспользовавшись услугами невидимок. Честнее и привычнее первый вариант.

Вопрос кто будет строить, возникает в самую последнюю очередь. Главное иметь проект, землю, разрешения, согласования. Затем необходимо обеспечить финансирование. После вооружить себя дорогостоящими техникой и оснасткой позволяющей экономить силы и время, найти опытных инженеров и прорабов для контроля над процессом работ и только после всего начинать искать непосредственных исполнителей.

Но никому напрямую не нужна бригада или мастер.

Действительно, ни кому же в голову не придет поменять героев нашей любимой сказки местами, не по убыванию как обычно, а поставить мышку впереди, и остальных дальше по возрастанию. Я так думаю, выдернуть репку с таким расположением тянущих, будет проблематично, полагаю, что очередь даже до внучки не дойдет, от такой нагрузки мышка порвется раньше!

Любая стройка, это, прежде всего ответственность. Ответственность это груз, ноша, если хотите ярмо, и вполне понятно желание человека избавится от него и даже готовность заплатить за это. Есть спрос, появляется и предложение, от тех, кто готов за вознаграждение брать на себя часть нагрузки, лишь бы та не превышала их собственный лимит возможностей. Однако одного желания, взять на себя ответственность, мало, необходимо еще иметь право брать ее на себя. Для этого надо иметь юридический статус, различные разрешения, допуски и профессионально отвечающих лиц, то есть как минимум нужна малая фирма.

Так и получается, что большой объект путем несложного дробления и взаимовыгодного деления распадается на малые зоны ответственности где, в случае чего, всегда можно найти крайнего, но маленького. Все законно и естественно. А что бы никто не расслаблялся и не терял тонуса, над любым строительством порхают стаи полтинников, готовых в любую минуту спикировать на всякое нарушение или неполадки и озадачить ответственное лицо.

Кстати о полтинниках, даже сами не подозревая, они играют огромную роль и оказывают большее влияние на средний и особенно малый строительный бизнес, только тем фактом, что они где-то есть.

Это особенно ярко выражается для другой категории строителей, которые работают только на заказ.

Прежде чем описывать данную категорию необходимо четко разделить вид заказа. Заказ от частных лиц и заказ от государственного бюджета. Это два совершенно разных строительных рынка. Между ними практически нет ничего общего. Огромная разница, и в подходах к организации и в отношениях и в результатах труда, но не буду забегать вперед, обо всем по порядку.

Подрядчики у частного заказчика.

Заказчик, фирма и бригада.

Речь теперь пойдет о строительстве, где в качестве заказчиков выступают не крупные строительные компании, а просто частные лица. Разговор о стоимости строительства и психологии частного заказчика.

Начинается все так.

Заказчик, имея деньги и планы их освоения, гордый от осознания своего величия выбирает подрядчиков. Причем, чем больше объект и осваемая сумма, тем шире у него надуваются щеки. Естественно, он не будет разговаривать, с кем попало, ему нужна фирма желательно представительная, но конечно не корпорация. Вообще он старается выбирать из тех, кто как бы ниже рангом, дабы диалог проходил в снисходительном тоне с его стороны. Сие понятно. Уютнее когда есть хоть какое-то преимущество. Естественно фирма, ублажая высокие запросы, выдвигает и свои фирменные расценки.

А они складываются примерно так. Допустим, фирма за работу выдвигает заказчику 100 (условно), из них 75 ей надо будет отдать бригаде исполнителей, а 25 на головные боли, связанные с легальной деятельностью. Об этом заказчику, дабы его не расстраивать и не дразнить, естественно не говорят. Заказчик видит только официальную часть – 100. Как правило, на содержание и рентабельность фирмы, к 100 добавляются плановые (обычно от 8% до 12%) и накладные (обычно от 12% до 24%), плюс к этому возможны другие добавки и еще сверху НДС. В итоге на выходе получается 140-160, с которых фирма будет платить налоги, сборы и прочие обязательные платежи.

Тут у заказчика вырывается первый кряк и звучит встречное предложение – «Плачу наличными, зачем вам все показывать, давайте уложитесь ближе к 100 и никому ничего не скажем». Еще бы, кому охота платить настолько больше. У строительной фирмы выбор не велик, отказаться, допуская, что найдутся другие, которые все равно согласятся или браться, подвергая себя риску.

Дело в том, что при таком раскладе, в будущем заказчик, получает возможность не платить ничего, и даже шантажировать подрядчика тем, что сам пожалуется в органы на его незаконное предпринимательство. Тут строителя не спасет, уже полученная предоплата, и даже предоставленная им лицензия. Ведь он никому и ничего не показывал! Под шантажом быть разоблаченным в крупной неуплате налогов и нарушении прочих хитрых статей, он действительно может обратно отдать деньги, и позволит на своей лицензии закончить объект, потому как дешевле выйдет. Налет полтинников не каждый сможет осилить.

Интересно, что сам заказчик на начальном этапе такого коварства может и не планировать, более того, он даже не подозревает, что в его благородной голове могут возникнуть такие мысли. Вынуждают обстоятельства.

А самое забавное в этой истории, то каким поводом потом пользуются заказчики, оставаясь в своих глазах белыми, пушистыми и даже обиженными. Элементарно. Они узнают реальную схему строительного бизнеса.

В твоей жизни бывали такие ситуации. У тебя ломается машина или в доме какой-нибудь агрегат. Ты готов отдать любые деньги, что бы все опять заработало. Приходит к тебе мастер, называет круглую сумму, ты с радостью соглашаешься, потому как стоящая машина гораздо убыточнее. Мастер засовывает, куда надо руку, что-то там шурудит, говорит готово и протягивает руку за деньгами. Ты, конечно, отдаешь, но в тебе борется два чувства. Первое, радость, что она заработала, а второе, грусть оттого, что из-за какой-то ерунды, устраняемой, за пять минут, ты расстаешься с такими деньгами. В двойне обидно, когда выясняется, что это ты мог сделать сам. А мастер говорит «Я беру деньги не за потраченное время, а за знания, что, где и как».

Нечто подобное происходит и в строительстве. Когда человек никогда не сталкивался со строительством, у него свои представления. Он не знает, откуда, что берется и как образуется. Поэтому он согласен платить любые деньги. Но потом, в процессе производства работ, когда главная первая организационная часть заканчивается, и наступают серые будни, у заказчика начинают появляться вопросы.

Второй кряк раздается, когда он вдруг узнает, что оказывается бригада, работающая у него, не является собственностью фирмы, а тоже наемная. Что фирма, которую он нанял, это лишь организующее начало, дальше все как бы сами по себе. Когда все настроено и процесс идет, выясняется, что заказчик появляется на объекте чаще, чем директор фирмы подрядчика. Это обидно. Еще обидней, когда выясняется, что фирма вроде бы как уже не нужна, теперь он мог бы сам руководить процессом, лишь бы бригада осталась.

В заказчике начинает просыпаться пролетарское происхождение, он уже может снизойти до разговора с бригадиром и мастерами, прощупывая почву и узнавая, сколько им платят. Далее в нем бушуют страсти. Оказывается, можно скинув фирму еще на треть снизить стоимость. Жаба начинает душить. Некоторых побеждает. Нужен повод? А это чем не повод!

«У тебя люди не твои, ты платишь им меньше, чем я даю. Я сам могу с ними договориться напрямую, без тебя. Ты меня обманывал и я свободен от своих обязательств. Больше платить не буду. Либо деньги, которые успел получить, назад, либо на твоей лицензии я сам закончу объект, а ты потом подпишешь акты. Или я иду писать на всех вас заявление».

С бригадой он действительно может договориться, почему нет, они люди самостоятельные. Вот только потом он может делать уже с ними что угодно, платить или не платить, так как захочет, если раньше они сами не уйдут.

Бригады это отдельный самостоятельный уровень строительного бизнеса, живущий по своим правилам и понятиям, а с фирмами у них особые отношения.

Есть заказчик, есть фирма и есть бригада. Зачем заказчику нужна фирма, если ему выгодней — дешевле заплатить бригаде. Причины всего три.

Первая, необходима лицензия фирмы для получения разрешения на строительство и последующего ввода объекта в эксплуатацию. Вторая, что бы официально подтвердить расходы и списать их в затраты и третья, чтобы было с кого спросить в случае чего.

Зачем бригаде нужна фирма? Первая причина, она для них занимается поиском заказа, ведь заказчику легче найти фирму, которая вкладывается в рекламу и старается всегда быть на виду. Вторая, хотя бы маломальская защита от обмана и произвола заказчиков. И третья, авось удастся постоянно устроиться на этой фирме, что обычно обещают все. Тогда можно будет получать социальные пакеты, справки подтверждения доходов, для получения кредитов в банках, а также какие никакие надежды на пенсионное будущее.

Эти причины, для всех участников не носят непреодолимого обязательного характера и находятся в разряде — на всякий случай. При желании, данные проблемы можно решить, обойдя их окольными путями.

Закон джунглей.

Есть только одна структура, которой позарез нужны строительные фирмы — это государство. Оно и придумывает правила игры, расставляя ограды, флажки и судей с целью вытащить из тени и получить хотя бы часть доходов от строительного бизнеса.

Особенность отношений бригады и фирмы, та, что по большому счету, это не отношения начальника и подчиненного. Бригада самостоятельна, а ее независимость гарантированна спросом на ее услуги. Фирм много, а заказчиков желающих работать «напрямую», еще больше. Конечно, это актуально только для хороших спецов, а не для «безруких» полу мастеров, эти всегда в бегах, или за работой, или от тех, кто ее им дал.

В любом случае фирма может управлять бригадой только с помощью финансовых рычагов. Ей всегда приходиться балансировать на тонкой грани между требовательностью и выгодными предложениями для мастеров. Когда в эти отношения коварно врывается заказчик, как правило, все идет наперекосяк. В качестве страховки, у фирмы всегда должен быть запас исполнителей на замену, так как конечный спрос, по любому будет с нее, а не с бригады свободной от любых обязательств.

По сути, бригаде глубоко до лампочки и фирма и заказчик, особенно когда к ней относятся как к приложению к лопате, кирпичам или бетономешалке. А именно так происходит повсеместно. На первое место ставится материал и механизмы, на них невозможно экономить. Нельзя купить кирпич, а потом договорится с ним, чтобы он стал дешевле, тем более что кирпич останется в стене, а мастер обязательно уйдет и забудется.

Бригада — это люди, обычно объединенные родственными или дружескими связями и сошедшиеся в процессе работы благодаря единым взглядам на жизнь. Взгляды бывают разные. Так же, как стакан воды, который можно видеть на половину пустым, а можно на половину полным. Одни ощущают свой статус так, что ожесточаются или спиваются, другие удачно притираются и довольны всем, мудро расставляя акценты в дилемме – работать, чтобы жить или жить, что бы работать. Третьи стараются вырваться из своей ниши, считая свое нынешнее занятие закладыванием фундамента — основой будущего роста и благополучия.

Из числа последних, многие видят своей первой задачей регистрацию фирмы. По сути, верно, это как бы независимость и повышение в классе.

Но по жизни получается как всегда — сказочно. Во-первых, у них резко понижаются доходы, так как надо оплачивать неотъемлемые атрибуты фирмы — лицензии, налоги, отчеты бухгалтерии, офис и т.д. Или надо поднимать свои расценки, но тут приходит, во-вторых – они становятся, менее интересны для заказчиков из-за своей цены. И, в-третьих, они попадают в поле зрения мелких полтинников, которые страсть как любят таких мягоньких, розовеньких, незащищенных связями, еще не заматеревших в грызне с ними, незнающих их основных приемов и капканов. Эти беспощадно высасывают из новичков все соки и закидывают их останки на стол отчетов о проделанной работе. Они ведь у государства на довольствии, а если ему ничего не показывать оно может и крылышки забрать.

В общем, все как в джунглях, выживают единицы, кому удастся дожить до зрелого возраста и отвоевать немного территории для пропитания. Полтинники любят и помогают тем, у кого, что-то есть, если только они не мешают, тем, кого они любят еще больше. А те, у кого ничего нет, им не интересны. Это жертвенное мясо. Отсюда начинает вырисовываться схема строительного бизнеса, где присутствует четкое разделение обязанностей. Одни работают, другие оформляют, третьи контролируют и прикрывают.

Фирма — «корова».

Фирма — «корова», в наше время, самый популярный вид строительной фирмы. Это фирма, в штате у которой есть только директор, бухгалтер и возможно несколько помощников.

«Корова», как правило, непосредственно сама, ничего не строит, хотя поток договоров, заключенных от ее имени течет рекой. Просто к ней приходят более мелкие, в смысле оборотов, фирмы, или бригады которые самостоятельно не в силах содержать себя и нахлебников. Они приходят на субподряд, либо даже со своими объемами работ и, используя ее связи, имя или лицензию заключают договора с клиентами. В этом случае они избавляются от назойливых полтинников, которые мирно посапывают около вымя «коровы». Нечестные заказчики, тоже лишены возможности откровенного шантажа, боясь нарваться на ее охраняемые законом рога или вступить в диалог с той ее частью, что пониже хвоста.

«Коровы», заплатив оптом за право быть легальными, продают его по частям в розницу тем, кто по отдельности не может тянуть такую ношу.

Но все-таки основное и любимое занятие «коров», участие во всевозможных тендерах и конкурсах. Особенное лакомство, это скушать бюджетный подряд от государства.

Счастливый подрядчик.

Или

Всегда добрый заказчик – неиссякаемый бюджет.

Вообще тема распределения и получения государственных заказов весьма интересна, с точки зрения понимания структуры строительного бизнеса.

В разное время на свет появлялись различные сюжеты устройства подобных конкурсов. Однако, несмотря на любые виртуозно закрученные схемы и правила, все они в итоге напоминали один из свадебных ритуалов, когда невеста выбрасывает гостям букет или часть своего туалета.

Можно менять условия, как кидать, сверху через себя, не глядя, сбоку, снизу или наотмашь, главное оставалось неизменным. Предмет должен лететь строго к гостям, которыми являются …, естественно – друзья и родственники невесты.

Если это кого-то напрягает, то зря. Представь себе, если бы невеста раскидывала свое добро не в тех, кто прошел фейс-контроль на входе, а в случайных прохожих на улице. Было бы тоже совсем некрасиво, и даже опасно.

К примеру, в России провели такой эксперимент, объявили, что участвовать в конкурсах на бюджетный подряд может любая фирма имеющая лицензию. Что тут началось… Естественно все «коровы», от мала до велика, столпились у раздачи, причем, за каждым предложением. Глядя в их бумажные заявки, распознать, кто есть кто из претендентов практически невозможно, гонор-то у всех одинаковый, и это несмотря на то, что одна «корова» может быть размером со слона, а другая размером с пуделя.

Такая унизительная уравниловка огорчала больших, зато очень радовала маленьких. Причем радовала настолько, что некоторые маленькие и юркие умудрялись срывать крупный куш и испарятся в неизвестности настолько быстро, что полтинники и невидимки не успевали с ними даже пообщаться. Полтинников, невидимок и прочих суперперсонажей такое положение не удел стало сильно расстраивать. Не говоря уже о том, что бюджет государства начал нести незапланированные потери, число пострадавших и недовольных росло, а найти крайних возможности не было.

В итоге, государство решило прикрыть эту лавочку, и при этом снять с себя всякую ответственность за происходящее. Способ оказался достаточно оригинальным. Все лицензии отменили, а всем фирмам, которые их имели, было предложено объединиться в саморегулируемые организации, и теперь за все отвечать самим, от регистрации и поведения своих членов, до качества и безопасности своих объектов.

В жизни «коров» наступили большие перемены. Во-первых, дабы исключить попадания в организацию случайных «коров» — недомерков, был установлен минимальный размер вымени. Те, кто его не имел или у кого оно было недостаточно удобных размеров, что бы к небу приложиться, автоматически устранялись от участия в организации, а, следовательно, от участия в конкурсах на бюджетные подряды. Во-вторых, как ты представляшь себе саморегулируемое стадо «коров»? Невозможно? Естественно! К ним обязательно должен быть представлен надежный приемлемый для всех пастух. Его выбирали из числа тех, кто уже успел заслужить уважение своей работой раньше. Правильнее сказать по другому. Уважаемые пастухи объявляли себя организацией, а уже сами «коровы» выбирали себе того пастуха, в чье стадо им надлежало вступить.

Так, демократично был отрегулирован нужный порядок. Все вернулось на круги своя. Все персонажи успокоились. Доступ к бюджетным подрядам был очищен от «дикарей», количество конкурсантов стало укладываться в разумные пределы, и предложения участников стали гораздо вменяемей.

Не будем далее вдаваться в деликатные конкурсные подробности. Это тема настолько интимная, что приличным людям некрасиво устраивать ее публичное обсуждение. Замечу лишь, что на фоне конкурсных хитросплетений, популярная древнеиндийская книга с набором позиций, просто отдыхает.

В конце концов, не важен способ получения бюджетного подряда, главное то, что происходит после его получения.

А происходит следующее.

Поймав жирный кусок, любая фирма волшебным образом превращается в крупного игрока на рынке, оказываясь в центре внимания себе подобных.

Если раньше «коровы» толкаясь, смотрели вверх, в ожидании кому кинут подарок, то теперь они смотрят на счастливчика, радостно помахивая хвостами и демонстрируя свои прелести, в надежде быть приглашенными к разделу трапезы, но уже в роли исполнителей.

Практически, строительная фирма, получатель бюджетного подряда, переходит в разряд «сам себе заказчик», со всеми вытекающими отсюда последствиями. Причем, чем больше кусок поглотила «корова», тем больше у нее становится вымя, вокруг которого тут же собираются невидимки. Каждый из них, ведет за собой свои цепочки исполнителей, которые устраиваются в удобной тени.

Если помнишь, то же самое, происходит на другом уровне, где десятки фирм собираются под крышей крупной корпорации и работают в ее тени, оставаясь невидимыми и неузнаваемыми для всех.

То есть, другими словами, с момента получения бюджетного подряда, для фирмы начинается любимая отраслевая сказка – дед позвал бабку, бабка позвала внучку, внучка Жучку и так далее.

Опять, однако – Строительная репка!

Простая формула.

Ну что ж, теперь, когда структура строительного бизнеса приобрела более осязаемые очертания, можно попытаться определить границы частного сектора, и заодно выяснить его главные отличия.

Для наглядности можно использовать простую формулу –

З = Ф + М

З – сумма стоимости работ, которую оплачивает заказчик.

Ф – сумма, остающаяся в распоряжении фирмы.

М – сумма, идущая на оплату работы исполнителей – мастеров.

Когда фирме предлагают заказ, первое что она делает, это выводит для себя показатель Ф = З – М. Так она определяет уровень рентабельности, зная который она уже может оценивать свои перспективы и возможность маневра.

В то же время, для большинства заказчиков данная формула не понятна и не интересна, у них всегда З = Ф, а что там дальше их не касается. Отдал деньги фирме, а после спрашивай с нее результат. Это правильная позиция, меньше знаешь, крепче спишь. Тем более, многие фирмы считают исходные расчеты сугубо своим внутренним делом, поэтому они особенно уважают заказчиков, которые не вмешиваются в их кухню и не проявляют излишнего интереса к подробностям.

Но как показывает практика, вся эта идиллия, только до поры до времени, особенно если заказчик частное лицо.

Для мастеров ситуация схожа с заказчиками, им совершенно не интересна сия формула. Они вообще не знают сколько дает З и сколько забирает Ф, им это не надо. Более того, у них показатель М не выводится из этой формулы, они не могут вывести М = З – Ф, именно потому, что они не знают значений — З и Ф. Им наплевать на то, сколько там заказчик отдал фирме, им главное, получить то, что они сами потребовали от фирмы за свои услуги.

У мастеров значение М это результат их собственного анализа стоимости своих услуг, который выводится ими самостоятельно из клубка таких разношерстных и непредсказуемых показателей как:

– сколько предлагает фирма

– сколько написано в умных справочниках

– сколько за подобную работу им давали раньше

– сколько за такую работу берут их знакомые

– каков спрос сейчас именно на их услуги

– сколько денег им нужно в данный момент

– сколько времени они сидят без работы, и каковы в этой связи их дальнейшие перспективы

– какое расстояние от объекта до дома или до ближайшего магазина

– какое расстояние от объекта до другого объекта, если они уже где-то работают

– какие условия работы и контроля на объекте

– каков их опыт общения с работодателем

– кто работодатель, и какие шансы дальнейшего с ним сотрудничества.

К этому, пожалуй, стоит еще добавить класс мастеров, их жизненную позицию, их материальное положение и социальный статус вне работы. Что не говори, а взгляды на жизнь и свое место в ней, весьма серьезно влияют на стоимость услуг мастеров, а также на выбор ими рынка заказчиков. Попробуй предложить одну и ту же работу мастеру, который приехал к тебе на Мерседесе, с набором дорогого инструмента в багажнике, и мастеру в стоптанных ботинках, в помятых штанах и таким же лицом, и с арматурой в виде монтажки в руках. Тогда поймешь, о чем я говорю.

Теперь вернемся к варианту с репкой, это когда вместо одной фирмы возникает целая группа персонажей, желающих что-то получить. Ведь репка, это не только перераспределение нагрузки – обязанностей и ответственности, это еще распил собственно самой репы. Каждый персонаж в итоге получает кусочек, согласно своей позиции в цепочке.

Следовательно одна Ф может выглядеть как Ф = Ф1 + Ф2 + Ф3 +…

тогда формулу нужно записать по-другому –

З = (Ф1 + Ф2 + Ф3 +…) + М

или

З – (Ф1 + Ф2 + Ф3 +…) = М

Количество нумерованных Ф в скобках, зависит от количества «помощников», с которыми фирма должна поделится, это те кто способствовал получению заказа и те кто помогает его выполнять. Однако количество Ф не может быть бесконечным, так как должно остаться что-то для исполнителей М. Поэтому, прежде чем принимать участие в дележе фирма с порядковым номером, сначала должна выйти на рынок бригад и определить, сколько ей придется отдать мастерам.

Естественно, для того Ф, кто стоит первым в цепочке, поиск и изучение мастеров, занятие не интересное. Он просто вызывают следующего Ф, и предлагает – сможешь найти исполнителей и выполнить заказ на оставшиеся после меня деньги? Тот в свою очередь также старается найти следующего и так, пока очередь не дойдет до крайнего, ведь есть некоторая грань, ниже которой невозможно опуститься.

Если у фирмы больше нет возможности, откусив себе кусочек, перепоручить заказ кому-то, на кого можно свалить ответственность, тогда она последняя в цепочке, и ей придется самой находить исполнителей на оставшиеся средства.

Мастера бывают разные, но после цепочки передач, остатка всегда хватает только на самых дешевых.

Да, я тут немного упрощаю, сгущаю краски и преувеличиваю, в жизни все происходит не так примитивно, обычно такой процесс обставляется заумными обоснованиями и оправданной необходимостью, но суть остается та же.

Длинных цепочек может не быть вовсе, но весь процесс до выбора самого дешевого исполнителя может повторяться полностью. Это уже для подрядчика вопрос выбора – все съесть самому или поделится с коллегами.

Конечно, трудно себе представить, что бы у частного заказчика образовалась подобная цепочка, и он бы ее не заметил. А вот у безликого бюджета с его масштабными предложениями и, следовательно, большой разницей между З и М, подобные цепочки образуются практически всегда.

Причем прослеживается одна закономерность, чем больше З, тем длиннее цепь из Ф, а чем длиннее цепь, тем меньше контроля и ответственности на каждом Ф, и тем меньше остается для М.

Еще одна интересная деталь характерная для бюджетных подрядов.

Ф1 получает заказ по бюджетным расценкам, но далее начинается свободный поиск Ф2, где выбор вариантов уже происходит по рыночной версии. То же самое происходит и дальше вплоть до мастеров. Таким образом, после Ф1 все остальные находятся в других условиях, которые к бюджетным показателям уже не имеет никакого отношения.

Поэтому, можно смело утверждать, что граница бюджетного рынка заканчивается сразу на первой фирме получившей бюджетный подряд. Далее она начинает распределять работы уже по правилам частного сектора.

Вывод. Для фирмы частный сектор начинается там, где появляется частный заказчик или когда она выступает в роли субподрядчика у фирмы, у которой в качестве заказчика выступает бюджет.

Для бригад и мастеров частный сектор это собственно их среда обитания, для них вообще не существует другого рынка, потому как в силу своего статуса они не могут участвовать в конкурсах тендерах и прочих азартных мероприятиях, связанных с распилом бюджетных и иных крупных заказов.

Здесь и далее под понятием бюджет или бюджетный подряд подразумевается, подряд, у истоков которого в качестве заказчика изначально стоял бюджет.

Бюджет и частник – главные отличия

Главная разница между частным заказчиком и бюджетом в том, что бюджет предлагает за работу сразу максимально возможную сумму, а частник всегда стремится отдать минимально возможную сумму.

Как следствие.

Количество персонажей в строительной репке, или по-другому – лиц, участвующих в распределении средств от заказа. У бюджета стремится к максимально возможному, а у частника стремится к минимуму или одному.

Как следствие.

Несмотря на то, что бюджет платит больше, до мастеров доходит меньше.

Частный заказчик платит меньше, но до мастеров доходит больше.

Как следствие.

Разные требования к качеству.

Качество при бюджетных подрядах можно охарактеризовать словами,

— лишь бы простояло до сдачи,

— главное, что бы не было видно…,

— так сойдет,

— что бы через нужное время опять можно было потребовать средства из бюджета.

У частника то же самое проходит под другим лозунгом,

— один раз живем.

— для себя же делаю.

— что бы было лучше, чем у соседа.

— что бы все восхищались и завидовали.

— что бы как можно дольше не требовался ремонт.

Соответственно таким запросам подбираются технологии, материал и мастера.

Как следствие.

Качество всегда лучше у частника.

Если откинуть все сравнения и метафоры и называть вещи своими именами, то можно понять, что на больших бюджетных объектах плод – «строительная репка» это ничто иное, как толпа поедателей средств, состоящая из сплетения посредников, ответственных и контролирующих лиц, а также иных персонажей слетевшихся на вкусный запах. Никому сие занятие не чуждо и всем возрастам покорно, от чиновника распределяющего подряды до бригадира расставляющего мастеров, все стараются принять участие в трапезе. Должность, ранг и звание указывают только на размер запросов, а так как обычно аппетит приходит во время еды, сдержаться бывает трудно, посему основную массу заказа успевают поглотить еще до начала непосредственных работ.

Поэтому, когда дело доходит до поиска исполнителей, то сумма, выделяемая для работы, худеет настолько, что приходится искать мастеров с весьма скромными запросами. Как правило, это мастера с других далеких краев, где урожай собирают два раза в год, уровень благосостояния измеряется в копейках, а образ жизни не требует шубы на зиму для любимой женщины.

Действительно, если времена и законы сейчас рыночные, тогда зачем отдавать кому-то то, что можно съесть самому, надо только найти тех, у кого аппетит гораздо скромнее. А если на рынке таковые в изобилии, то глупо поступать иначе.

Из местных кадров, на подобные условия могут соглашаться лишь только те, кто стоит в самом низу социальной лестницы, чьи скромные запросы ограничены полнотой налитого стакана, таким что работа, что качество, что заказчики им все до…, зима им тоже по колено.

Именно благодаря такому подходу, постепенно, за несколько лет, на бюджетном строительном рынке класс хороших местных мастеров вывелся как таковой. В строительстве остались одни директора и в лучшем случае прорабы для контроля работы.



Страницы: Первая | 1 | 2 | 3 | Вперед → | Последняя | Весь текст