Храм Иверской иконы Божией Матери в п. Лыкошино

Муниципальная Лыкошинская школа – интернат среднего (полного) общего образования Лыкошинская школа – интернат №2

Реферат по краеведению

Тема

Храм Иверской иконы Божией Матери

в п. Лыкошино

Работу выполнила

Тимофеева Светлана

Ученица 10 класса

Лыкошинской школы –

интерната №2.

Руководитель Бойкова И. А.

учитель краеведения

Лыкошинской школы – инт. №2

2009

Оглавление:

Вступление – 1стр.

Храм Иверской иконы Божией Матери в посёлке Лыкошино – 7 стр.

Строительство Иверского храма – 13 стр.

Храм во имя Святых Первоверховных Апостолов Петра и Павла на станции Любань Тосненского района Ленинградской области – 15 стр.

История Иверской иконы – 17 стр.

Валдайский Иверский Святоозёрский Богородицкий мужской монастырь – 23 стр.

Константин Андреевич Тон – 25 стр.

Легенды, связанные с Иверским храмом – 27 стр.

Петро-Павловский храм селения Пирос – 29 стр.

Заключение – 35 стр.

Список литературы – 37 стр.

Приложение – 38 стр.

Вступление.

Красота – она как праздник,

Красота – она для всех.

А Мишин.

Эти строки поэта Алексея Мишина приходят мне на память всякий раз, когда я прохожу мимо берёзовой рощи в Лыкошино и мимо храма Иверской иконы Божией Матери. Но и вопрос при этом возникает: а для всех ли наши храм и роща – красота? Видимо –нет… Иначе бы не разрушили, сохранили, сберегли…

Понимают ли люди, что, уничтожая красоту, они, прежде всего, уничтожают свою душу, калечат её. Ничто в этой жизни не проходит бесследно…

А я люблю нашу берёзовую рощу, и когда жёлтый ковёр берёзовых листьев шуршит под ногами, и когда берёзы стоят все в инее, будто сказочные, и когда весной, словно дымкой обволакивает рощу – это первые робкие клейкие листочки проклюнулись из лопнувших почек. Люблю слушать пенье птиц в листве, шум ветра и стрекотание кузнечиков. Только здесь можно оценить земную красоту.

Верю, что не только я – многие лыкошинцы любят нашу берёзовую рощу. Ведь это поистине уникальный уголок Бологовского района! Ведь роща – рукотворная, посаженная монахами. Я не знаю, есть ли ещё в районе подобное место?

Роща старая, ей более ста лет. Когда шло строительство храма ( конец XIX века), да и позже – в Лыкошине жили монахи. Вот как об этом пишет Игумения Таисия Леушинская ( в миру Мария Солопова) в «Келейных записках» : «…я незаметно доехала до железнодорожной станции Валдайки; так как лошади, привезшие меня, были монастырские, то мы и остановились у маленького деревянного домика, где жили монахи Иверского монастыря, то есть на Иверском подворье. Там давно уже ожидала меня моя матушка…».

Монахи и посадили берёзовую рощу. Посажена она была со знанием дела, с аллеями вдоль и поперёк. А главная аллея была в виде креста. При посадке деревьев учитывался окружающий ландшафт. Храм наш возведён на холме, и роща располагается с восточной , алтарной стороны. Вместе они создают впечатление полной гармонии.

Уникален и лыкошинский храм, ведь возведён он по проекту известного архитектора Константина Андреевича Тона — создателя русско-византийского стиля, автора и строителя главного храма страны – Храма Христа Спасителя, создателя Большого Кремлёвского дворца и Оружейной палаты, парного ансамбля вокзалов Москвы и Петербурга. И опять я задаюсь вопросом: а есть ли в Бологовском районе храм, построенный по проекту более известного архитектора, ну может быть ещё в Хотилове – по проекту Саввы Чевакинского. И всё!

По-моему вывод напрашивается сам собой: этот уникальный уголок нашего района должен быть взят под охрану государством со всеми вытекающими отсюда последствиями! Ну, если не государством, то местные районные власти должны обратить на него внимание! Мы, ученики, педагоги делаем, что в наших силах: мы взяли этот уголок под свою опеку: поддерживаем чистоту в течение всего года, проводим субботники по уборке территории, распиливаем упавшие деревья, вырубаем дикие заросли кустарников, боремся с постоянно возникающими в роще свалками, подсаживаем берёзки. Но это всё – капля в море! Нужны более действенные меры, чтобы сохранить эту красоту. Ведь даже в развалинах, храм и сейчас привлекает людей. Арочные закругления, именуемые закомарами, похожи на кружева тонкой работы. Особую красоту храму придаёт окно в виде креста, украшающее центральную абсиду. Он и в руинах красив! А самое главное – храм ещё можно спасти! Пройдёт ещё года три – четыре и будет поздно… Храм медленно умирает. Больно смотреть, когда исчезает такая красота! Кроме того, не будем забывать – это усыпальница. Усыпальница Панаевых Кронида Александровича и Александры Егоровны.

С именами братьев Панаевых и, особенно, с Кронидом Александровичем, непосредственно связана история нашего храма. Кронид Панаев был строителем и ктитором храма и нами установлено уже точно, что он и его жена Александра Егоровна похоронены под алтарной частью храма.

Восстанавливать храм необходимо ещё и потому, что может быть с восстановлением храма, начнётся возрождение нашего посёлка и ближайших деревень. Ведь в Лыкошине разруха началась с разрушения храма. Конечно, была в этом вина и власти, что церковь была закрыта. Но грабили и разрушали люди, в основном местные жители. Рыли, долбили камни, искали клады, вскрывали гробницы, затоптали могилы у храма так, что теперь невозможно установить, кто там был похоронен, а ведь пять (это число требует уточнения) захоронений было у алтарной апсиды. Напомню, что у алтаря хоронили только самых достойных жителей, священнослужителей, строителей храма. Увы, я так и не смогла установить ни одной фамилии. Затоптали так, что и следов не осталось – ровная площадка. А усыпальница Панаевых?! Практически до верха засыпана мусором. Сохранились ли тела Кронида Александровича и Александры Егоровны – сейчас ничего определённого сказать нельзя, пока весь мусор не будет вывезен и склеп не будет очищен. Но из рассказов сторожилов я знаю, что могилы не раз вскрывались и осквернялись «искателями кладов» и просто бессовестными людьми, а намогильные плиты утащены. Так, совсем недавно плиту Александры Егоровны удалось найти. И где же? У крыльца дома. О могильную плиту много лет вытирали ноги. Теперь плита с могилы А. Е. Панаевой находится у действующей церкви и рядом установлен поклонный крест в память о тех, чьи захоронения уничтожены.

А у Иверского храма на том месте, где раньше были захоронения, чья – то добрая душа соорудила могилку как напоминание о том, что здесь покоятся люди, чтобы каждый, кто проходит мимо или захочет посидеть у храма ( а это место очень любит молодёжь и местные алкоголики), помнили, что это место не для веселья. А то ведь в послевоенные годы ( мне об этом рассказывала бабушка) именно на этом месте была танцплощадка…

За этой возникшей сейчас могилой мы ухаживаем, красим крест, пропалываем траву.

Мы ( я имею в виду учеников, молодёжь посёлка) может быть сделали бы и больше, но внутрь храма нас не пускают, так как он находится в аварийном состоянии и кладка верхней части постоянно обрушивается, поэтому учителя и родители нам строго – настрого запрещают входить в храм и даже находиться близко, ведь убираем же мы каждый раз кирпичи вокруг храма, а спустя некоторое время пройдёшь мимо и их вновь видимо – невидимо. Время не щадит храм, как не щадит и берёзовую рощу: после сильного ветра обязательно одно – два дерева упадут.

Стою не развилке,

На перекрёстке…

И жалко

Ни в чём не повинную старость.

Упали от ветра сегодня берёзы…

Как мало их в роще зелёной

осталось…

Смотрю на ни в чём не повинную

церковь…

Берёзы растут

над былым алтарём…

И хочется верить:

раскроются двери…

И мы в эти двери – с молитвой войдём!

Пока же позор

и печать разоренья…

И пусто, и пыльно,

И студно в душе.

Какое ещё предстоит возрожденье?!

Ведь тёс для часовни растащен уже.

Разграблены брёвна нечистой рукою…

Оставлена нечисть в покое, в покое…

— Важнее подворье, иль баню отладить…

А Церковь потерпит! Привыкли уж гадить!-

С похмелья шептал оболваненный кто-то,

Привыкший «задаром», «за так»,

Без заботы.

… Без храма в селе,

Как в избе без иконы!

И пусто, и грустно, и бесов полно…

Берёзы, как слёзы. Склонились в поклоне.

И роща более, и мы – заодно!

Это стихотворение «Старая роща» выпускница Лыкошинской школы, поэтесса, член Союза писателей России, Ольга Алексеевна Маркова написала в 1991 году, тогда действительно, действующего храма не было в Лыкошино. Его построили в 1992 году. Поэтому было — «как в избе без иконы». Сейчас же каждый, кто хочет сердцем прикоснуться к нашей православной вере, может это сделать. Потому что в посёлке возобновлено богослужение. И вот уже десять лет живёт в посёлке батюшка, к которому идут за помощью, советом. К нему и мы обращались при работе над историей церкви.

Историю Лыкошинского храма Иверской иконы Божией Матери собирали члены эстетико – краеведческого творческого объединения «Русь» примерно десять лет. Собрано сведений немало, но и многое ещё предстоит узнать. Ведь о нашем храме не удалось пока найти никаких документов, его даже нет в списках церквей на конец XIX и начало XX века. Нет упоминаний о нём во многих других исторических документах, в других же он лишь упоминается без всяких подробностей. Поэтому, весь материал, систематизированный мной, собирался по крупицам.

Основные направления поисковой работы:

* воспоминания сторожилов, строителей действующего храма (есть видеозаписи этих бесед): Холкиной Надеждой Авдеевной, Бурмистровой Верой Алексеевной, Капитоновой Татьяной Антоновной, Трониной (Филипповой) Александрой Сергеевной, Бойковой Зоей Пантелеевной и других ;

воспоминания строителей действующего храма Шаховой Н. М. и Малышева Л. И.;

* работа с документами :

Архивные справки из государственного исторического архива Новгородской области.

Памятная книжка Новгородской губернии на 1864 год.

Памятная книжка Новгородской губернии на 1914 год.

«Список населённых мест Новгородской губернии за 1884 год»

«Список населённых мест Новгородской губернии за 1885 год»

«Список населённых мест Новгородской губернии за 1909 год»

«Список населённых мест Новгородской губернии за 1911 год»

Материалы для оценки земельных угодий Новгородской губернии. Валдайский уезд. Новгород, 1890 г.

Административно – территориальное положение церквей и часовен Бологовского района по современному окружному делению ( список госинспекции 1.01.1993 г.) и другие;

*изучение краеведческой литературы :

«Келейные записки» Игумении Таисии Леушинской.Автобиография. С- Петербург. Изд – во «Леушинское Подворье» 2004.

«Памятники архитектуры и монументального искусства . Тверская область.» Ч.2. Москва, «Наука» 2006,

Иванов М. А. Земля Бологовская на карте истории. Издательство «Истоки», Вышний Волочёк, 2006.

Иванов М. А. Бологое на Валдае. Ризограф учебно-методического центра Министерства сельского хозяйства и продовольствия РФ п. Ново – Синьково Московской обл.

Ласточкин Н. А. Моё Бологое. Издательство ООО Новклем Великий Новгород, 2005. и другие;

* изучение энциклопедических изданий;

*знакомство с публикациями краеведческого характера в газетах «Новая жизнь» и «Перекрёсток» (особенно статьи Бойковой З. П., Линдера Г. М., Тимашёва В., Иванова М. А.);

* изучение материалов школьного краеведческого музея, эстетико – краеведческого творческого объединения «Русь»;

* беседы с настоятелем храма Иверской иконы Божией Матери о. Василием Кукушкиным,

* знакомство с краеведческими материалами, предоставленными петербургской поэтессой Ирэной Сергеевой.

Направления поисковой работы, которые не дали результатов:

— Святоозёрский Иверский мужской монастырь ( мы не раз обращались к настоятелю и монахам монастыря за помощью в предоставлении материалов, документов, касающихся Лыкошинского Иверского храма, усыпальницы Панаевых, находящейся на территории монастыря, но так как монастырь долгое время не был действующим, никаких документов того периода там нет, монахи живут в монастыре довольно недавно, поэтому никакими сведениями не располагают);

— Тверской государственный архив ( никаких сведений, касающихся строительства Иверского храма нет);

— Тверская областная библиотека (в краеведческом отделе документов по Бологовскому району периода конца XIX- начала XX веков практически нет);

— Бологовская техническая библиотека ( в изданиях по строительству железной дороги сведений относительно храма на ст. Валдайка нет).

Во время поисковой работы удалось установить, что Иверский храм построен по проекту известного архитектора Константина Андреевича Тона — создателя русско-византийского стиля, автора и строителя главного храма страны – Храма Христа Спасителя, создателя Большого Кремлёвского дворца и Оружейной палаты, парного ансамбля вокзалов Москвы и Петербурга.

В моём реферате содержится большой материал об этом талантливом архитекторе.

О Иверском Валдайском Святоозёрском монастыре, подворьем которого была наша церковь.

О крестном ходе из монастыря к нашему храму.

Интересовалась я историей Иверской иконы и собрала воедино всё, что смогла найти. А история этой одной из самых почитаемых икон на Руси интересна. О том, что это одна из самых известных икон говорит тот факт, что в Москве на Красной площади установлена часовня в честь Иверской иконы.

Удалось записать несколько легенд, связанных с нашей церковью.

Систематизирован материал о семье Панаевых, строителях Николаевской железной дороги.

Мы собрали материал о храме Петра и Павла на станции Любань, ведь этот храм идентичен нашему, так как построен по одному проекту. Константин Андреевич Тон, принимавший участие в строительстве «чугунки», разработал типовой проект храмов вдоль железной дороги, но, видимо, по каким-то причинам построили только два: в Любани и в Лыкошино.

Есть сведения о Петро- Павловском храме селения Пирос и о связи между нашими храмами и поселениями. Ведь Валдайка (так прежде называлось Лыкошино) относилось к Пирусской волости Новгородской губернии.

Уверена, что весь представленный в реферате материал очень ценный, так как более подробных сведений о храме найти вряд ли где ещё можно.

Храм Иверской иконы Божией Матери в посёлке Лыкошино.

История строительства храма тесно связана со строительством железной дороги, Константином Андреевичем Тоном и братьями Панаевыми. Именно строительство железной дороги коренным образом изменило жизнь в нашем посёлке . Лыкошино очень древнее поселение, так как упоминается в писцовых книгах Новгородской Деревской пятины 1495 года. Только тогда поселение называлось Валдайка.

«Валдайка» — слово финно – угорского происхождения и означает «светлый», «открытый», «большая свободная (обозримая) область». И действительно, места наши просторные, да и видно далеко, ведь Лыкошино – самая высокая точка Бологовского района – 222 метра над уровнем моря и всё потому, что лежит оно на Валдайской гряде, а вся остальная территория (достаточно посмотреть на физическую карту области) – в Вышневолоцкой низине. Почему посёлок лишился исторического названия? Сказать сейчас трудно. Возможно, из-за схожести в названии с городом Валдаем. Вот как об этом сказано в стихотворении Ольги Марковой:

… Представьте такую картину:

Поют ямщики над Валдаем,

Проносятся лошади мимо,

По снежному насту играя…

Ворчат мужики: «Угадай-ка!

Валдай! И селенье Валдайка!

Селенье, что лыком богато,

Лыкошином будет, ребята!»

И дальше спешат вдоль реки

Довольные тем ямщики…

В стихотворении Ольги Алексеевны Марковой приводится одна из версий того, как появилось название посёлка. По второй — произошло оно от мужского личного имени Лыко, доставшееся какому – то местному мужичку от его профессионального занятия .

И действительно, лыко ( кора с молодого липняка) драли в этих краях давно и довольно основательно, даже склад существовал чуть ли не середины XX века. Правда, место для него подобрали неподходящее – храм… До сих пор на железных воротах храма сохранилась с тех времён надпись «Склад». Такое применение нашли ему после закрытия.

К сожалению, Иверский храм был действующим только лет пятьдесят.

Как я уже упоминала выше, история его связана со строительством Николаевской железной дороги. По замыслу комитета по строительству, на дороге вместе со зданиями станций и вокзалов планировалось построить храмы по типовому проекту. Таких храмов построено два. Один на станции Любань, освещённый в честь святых первоверховных апостолов Петра и Павла (память 12 июля), ныне восстановленный. Другой – на станции Валдайка, вероятно посвящённый святым равноапостольным царю Константину и матери его царице Елене (память 3 июля). Канонически храм относился к Новгородской епархии и был подворьем Валдайского Святоозёрского в честь Иверской иконы Божией Матери мужского монастыря. В государственном архиве Новгородской области сохранились имена иеромонахов, несших послушание на подворье.

В самом храме, в усыпальнице , построенной под алтарём, покоится прах одних из строителей и ктиторов храма, Кронида Александровича и Александры Егоровны Панаевых, принадлежащих к знаменитому древнему роду Панаевых. Брат Кронида Александровича Валериан Александрович Панаев (1824 – 1899) двенадцать лет проработал начальником 6-го участка северной дирекции, строящегося под управлением инженера – полковника Мельникова Павла Петровича (1804 – 1880), впоследствии первого министра путей сообщения.

Иверский храм был построен в 1878 году, а закрыт в 30-е годы XX века. Без надлежащего ухода храм разрушается и сейчас находится в аварийном состоянии. Купола и маленькая колокольня полностью разрушены, вместо них возвышаются выросшие самосевом берёзки. Но живы в памяти народной рассказы предков о том, как ежегодно на второй день светлой Пасхи, из Иверского монастыря крестным ходом несли сюда большую Иверскую икону Божией Матери. Говорят, это было торжественно и красиво. Вся округа собиралась к Иверскому храму. Звонил колокол, и звон его отличался каким – то особым мелодичным рисунком. Это был настоящий праздник души.

И по большим церковным праздникам, собираясь в храм, с гордостью одевал на шею золотую медаль купец первой гильдии Николай Ефремович Бельтихин. А получил он эту медаль за то, что на свои средства построил в 1894 году здание для церковно – приходской школы, существовавшей к тому времени уже два года, но ютившейся в наёмном помещении, плохо приспособленном для учёбы.

В «Отчёте о состоянии церковно – приходских школ Боровичского уезда» за 1896 год числится Валдайская школа. В графе «Количество учащихся» — мужского пола -7, женского -11. «Помещение школы» — наёмное. « Год и месяц открытия» — октябрь 1892 года. «Кто учитель» — Антонина Иванова, окончившая Епархиальное женское училище. «Средство содержания» — 90 рублей , сбор с учащихся.

Они были рядом: храм, дом священника, церковно – приходская школа. Обнесена эта территории была забором, который до наших дней не сохранился.

Дом священника стоит и поныне: это двухэтажное каменное здание. Настоятель храма жил на втором этаже, а на первом – была трапезная, комната для гостей и помещение для занятий церковного хора. Там стояло пианино. От дома к храму была выложена дорожка, чтобы батюшка, когда шёл в храм на службу , не испачкал ноги и одеяние (сейчас эта дорожка не сохранилась). В настоящее время в доме живёт врач Каськ Л. Г. с семьёй, так как в здании бывшей церковно – приходской школы долгое время находилась больница, затем дом престарелых.

Сейчас здание бывшей церковно – приходской школы вновь передано храму, но не используется, так как находится в аварийном состоянии. Настоятель Иверского храма о. Василий мечтал открыть опять в здании школу – воскресную, начал ремонт, но средств потребовалось очень много и ремонт пришлось приостановить.

Иверский храм был большим по своим размерам и мог вместить более сотни человек. Даже сейчас, когда входишь внутрь – поражают размеры.

Пол был выложен мозаикой, а стены украшены фресками ( и мозаика и фрески частично сохранились).

Храм кирпичный, стены были оштукатурены.

В основании храма – восьмерик. Церковь трёхапсидная. Центральная, алтарная, апсида сильно вытянута и имеет с боков более низкие полукруглые выступы.

С запада к храму примыкают квадратный двухэтажный притвор и крытая паперть. Алтарная апсида и притвор одной высоты, а паперть значительно ниже. Храм венчает восьмигранный световой барабан, на котором ранее находился крест, не сохранившийся до наших дней. Окна светового барабана арочные. Окна основного объёма завершены килевидными закомарами или кокошниками, которые придают храму сложный силуэт. Центральная (восточная) апсида украшена окном в виде громадного декоративного восьмиконечного, во всю высоту стены, креста. Старожилы говорят, что это окно было украшено разноцветными стёклами (витражами) и это было очень красиво.

Окна притвора спаренные, типичные для русско-византийской архитектуры.

Отдельной колокольни у храма не было, только звонница, которая размещалась над притвором. До сих пор хорошо видна балка, на которой висели колокола. Вела к колоколам винтовая лестница. По рассказам старожилов, эта лестница затем была пристроена к клубу в п. Лыкошино, а сейчас её местонахождение неизвестно.

Храм отапливался дровами, было несколько печей (дымоходы хорошо видны). Поэтому рядом с храмом, там, где сейчас поселковый стадион, был большой дровяной сарай.

На воскресные службы и, особенно в праздничные дни, собиралось много народа. Крестьяне приезжали из деревень на лошадях. Там, где сейчас высажена берёзовая аллея и сделана дорожка к кладбищу – раньше была коновязь.

Храм был закрыт в 30-е годы (документальных подтверждений года закрытия нет, поэтому точную дату не называю) на волне борьбы с религией. Поговаривают, что связано было это с поездкой бывшего в то время министра просвещения Луначарского от Москвы в Санкт – Петербург. После этой поездки поступило распоряжение о закрытии всех храмов вдоль железной дороги (Это мнение сотрудников Окуловского краеведческого музея).

После закрытия храм долгое время, как я уже упоминала, использовался под склад, а сейчас просто медленно умирает…

Закрыт был храм, примерно, в 1935-1937 г. И до 1992 года богослужения в Лыкошино не было. Целое поколение людей выросло без веры, атеистами. Хотя были и такие, которые мечтали о возрождении храма. Но только мечтали… Возможно, если бы Ноне Михайловне Шаховой не пришла в голову мысль в память о родных людях – матери, бабушке и дедушке, похороненных на лыкошинском кладбище, построить небольшую часовенку в духе русского деревянного зодчества, то до сих пор бы не было у нас в посёлке церкви.

Нона Михайловна – из рода Шаховых. Её дед Пётр когда-то был старостой в Иверском храме, а бабушка пела в церковном хоре. Все они любили Лыкошино. Любит Лыкошино и Нона Михайловна, хотя долгое время жила в Петербурге, а в последние годы вместе с мужем Леонидом Ивановичем Малышевым живёт в Лос – Анджелесе (США). Но часто приезжает в Лыкошино, как может, помогает храму.

Строительство часовни началось в 1991 году и продолжалось почти год. Но если учесть, что зимой Нона Михайловна и Леонид Иванович были в Петербурге, то получается, что строилась часовня полгода.

Все работы в основном Леонид Иванович выполнял сам, благо умелец он хороший. Особенно сложно было построить купол, но и эту работу Леонид Иванович не доверил никому и сам соорудил его.

Были у них и помощники. Посильную помощь оказал тогдашний начальник ЛИУ-3 Сизенко Виктор Иванович, его жена Валентина Васильевна, тогда председатель сельпо. В строительных делах помогал Владимир Ильич Дементьев, и некоторые жители села.

Нона Михайловна привезла их Петербурга красивую люстру для храма.

Часовня была построена в основном на их личные сбережения, но часть денег выделяли организации посёлка.

И вот 26 октября 1992 года, в праздник Иверской иконы Божией Матери состоялось освещение часовни . Его провели настоятель Богоявленского собора Благочинный отец Стефан из Вышнего Волочка и отец Владимир из Куженкино. Это было очень важное событие для всех лыкошинцев.

Прошло с тех пор 17 лет.

Сначала долго не было в посёлке священника. Потом настоятелем 5 лет был священник отец Валерий, который вместе с псаломщиком Алексеем Сергеевым много сделал по переоборудованию часовни в церковь. Они пристроили алтарь.

А с декабря 1999 года настоятелем храма стал иерей отец Василий. Прошло с тех пор почти десять лет. За это время Иверская церковь преобразилась до неузнаваемости. Теперь она уже каменная, благоустроенная, ухоженная, красивая. И белая оградка, словно кружева, окружает её. Возле храма посажены цветы, кустарники, сделана альпийская горка. Отец Василий с помощниками выпилил старые берёзы в аллее, ведущей к храму, и посадил саженцы. Он отремонтировал старые кирпичные ворота, ведущие на кладбище, и с любовью содержит в чистоте и порядке всю территорию вокруг храма старого и нового. Жаль только, что по соседству с храмом оказался поселковый стадион, и не все, кто любит там погонять мяч или просто последить за игрой, посидеть на скамеечке, соблюдают чистоту. Часто возле скамеек скапливается целая гора мусора, а некоторые умудряются пакеты и бутылки накидать за ограду храма. Мы, ученики, взяли шефство за стадионом, периодически убираем мусор, следим за чистотой у храмов, кладбища, в берёзовой роще. Но часто справиться с накопившимся мусором бывает непросто, особенно после районных футбольных матчей, дружеских встреч на нашем стадионе с командами других населённых пунктов.

Отец Василий часто приходит в школу, проводит Уроки Нравственности в старших классах, беседует с детьми. Традицией стали наши поездки по святым местам, молебен, посвящённый началу нового учебного года. Всегда так было на Руси – церковь была источником духовного просветительства, нравственности.

Мы прошли свой путь

Кругами зла…

Ныне – приближаемся

К истоку!

К Церкви, к Богу!

Всё душа заблудшая снесла…



Страницы: Первая | 1 | 2 | 3 | Вперед → | Последняя | Весь текст