Формирование полоролевых стереотипов в младшем школьном возрасте

На правах рукописи

Лабутина Елена Владимировна

ФОРМИРОВАНИЕ ПОЛОРОЛЕВЫХ СТЕРЕОТИПОВ В МЛАДШЕМ ШКОЛЬНОМ ВОЗРАСТЕ

Специальность 19.00.07 – Педагогическая психология

(психологические науки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата психологических наук

Москва- 2011

на кафедре общей и практической психологии

ГОУ ВПО «Московский государственный гуманитарный университет

им. М.А. Шолохова»

Научный руководитель: — доктор психологических наук, профессор

Ануфриев Александр Фёдорович

Официальные оппоненты: — доктор психологических наук, профессор

Шнейдер Лидия Бернгардовна

-кандидат психологических наук, доцент

Юнусова Руфина Альмировна

Ведущее учреждение: — ГОУ ВПО «Московский государственный областной университет»

Защита состоится «____» ________2012 г. в ____ на заседании Диссертационного совета Д 212.136.08 по присуждению учёной степени кандидата психологических наук при Московском государственном гуманитарном университете им. М.А.Шолохова по адресу: г. Москва, ул. Верхняя Радищевская, 16 – 18.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке института по адресу: г. Москва, ул. Верхняя Радищевская, 16 – 18.

Автореферат разослан «____» __________ 201__ г.

Учёный секретарь

диссертационного совета: — кандидат психологических наук, доцент И.А.Виноградова.

Общая характеристика работы

Актуальность исследования определяется значимостью полоролевого воспитания младших школьников для формирования у них представлений о социальных ролях мужчин и женщин в современном обществе. Полоролевые стереотипы включаются мальчиками и девочками в «образ Я», определяя психологический пол и адекватное ему ролевое поведения, что позволяет ребёнку успешно социализироваться. Актуальность определяется также недостаточной изученностью полоролевых стереотипов младших школьников. Данная проблематика разрабатывалась на материале людей разного возраста.

Особенности влияния семьи как фактора формирования психологического пола детей достаточно широко исследованы. Установлено, что для детей раннего возраста родители являются основным источником информации о мужских и женских ролях (В.Е. Каган, 1980; А.Г. Хрипкова, Д.В. Колесов, 1985; Г.А. Репина, 1997; В.С. Мухина, 2006; А.А. Чекалина, 2009; J. H. Langlois, A. S. Downs, 1980; Y. M. Caldera, A.C. Huston, M. O`Brien, 1989). Они формируют половые роли детей, а дети усваивают то, что могут понять, но механизм этого мало изучен (Н.В. Плисенко, 1985; А.С. Спиваковская, 1986; В.С. Мухина, 2006; Й. Рашбург Й., П. Поппер 2000).

В дошкольном возрасте влияние семьи на формирование психологического пола ребёнка сохраняется. Изучена роль каждого из родителей в формировании гендера (Д.Н. Исаев, Н.В. Александрова, 1978; Д.Н. Исаев, В.Е. Каган, 1980, 1986, 2000; Н.В. Плисенко, 1985; Т.А. Репина,1984; А.С. Спиваковская, 1986; И.Н. Евтушенко, 2008; А.А. Чекалина, 2009). Поведение детей обуславливается родителями через поощрение соответствующих полу ролевых моделей (Я.Л. Коломинский, М.Х. Метлсас, 1985).

На группе младших школьников исследований существенно меньше. Особенностью возрастного периода является активное усвоение полоролевых моделей поведения под влиянием социализирующих факторов (Н.Н. Авдеева, 2002; Б. Гантер, А.И. Донцов, Н.Э. Лазарева, 2008; К. Мозер, Н.А. Фоминых, 2002; В.С. Мухина 2006; А.А. Чекалина, 2009). Дефицит маскулинных возможностей, вызванный системой воспитания и семейными реалиями, приводит к различиям в полоролевой социализации мальчиков и девочек (Ю.Е. Алёшина, А.С. Волович, 1991).

Установлено содержание гендерных стереотипов подростков, особенности формирующего воздействия семьи, группы сверстников и других факторов. (Т.И.Араканцева, 1995, 1999; Дж. Арчер, 1994; А.И. Захаров, 1978, 1982, 1986, 1988; В.Е. Каган, 1991; М. Кле, 1991; А.С. Кочарян, 1996; Р.А. Юнусова, 2008; Т.И. Юферева, 1980, 1982, 1985).

Изучена роль телевидения, как фактора полоролевой социализации на материале младших школьников (В.С. Мухина,2006), подростков и людей старшего возраста (E.E. Maccoby, & C.N. Jaclin 1974; D.M. Devis, 1991; А.А. Чекалина, 1991; Е. Гаспарова, 1997; Т.В. Бюндюгова, 2008; Н.Э. Лазарева, 2008).

Однако, названные исследования на группе младших школьников не затрагивают содержание, этапы формирования полоролевых стереотипов детей, их связь с одноимёнными стереотипами родителей и телевизионных персонажей.

Проблема исследования: формирование полоролевых стереотипов младших школьников как один из аспектов полоролевой социализации.

Цель работы: изучить формирующиеся на протяжении младшего школьного возраста полоролевые стереотипы детей, транслируемые семьёй и телевидением.

Объект исследования: процесс полоролевой социализации младших школьников.

Предмет исследования: формирование полоролевых стереотипов у детей младшего школьного возраста под влиянием семьи и телевидения.

Гипотезы исследования заключаются в следующих предположениях:

полоролевые стереотипы родителей оказывают различное формирующее воздействие на полоролевые стереотипы детей на протяжении младшего школьного возраста.

Полоролевые стереотипы младших школьников формируются под влиянием интересных детям телепередач: мальчиками и девочками присваиваются полоролевые характеристики наиболее предпочитаемых телеперсонажей своего пола.

Под влиянием семьи и телевидения полоролевые стереотипы младших школьников меняются на протяжении возрастного периода. Число гендерных и внегендерных характеристик на каждом этапе формирования полоролевых стереотипов мальчиков и девочек последовательно увеличивается.

Для реализации поставленной цели и проверки выдвигаемых гипотез было необходимо решить следующие задачи:

провести теоретическое исследование работ отечественных и зарубежных психологов по проблемам исследования.

Изучить полоролевые стереотипы младших школьников, т.е. представления мальчиков и девочек о себе и родителях как представителях определённого пола.

Исследовать полоролевые стереотипы родителей младших школьников, на основе их представлений о себе и детях как представителях определённого пола.

Рассмотреть содержание полоролевых стереотипов, транслируемых телевидением на примере наиболее предпочитаемых детьми телепередач.

Установить связь между полоролевыми стереотипами младших школьников, их родителей и полоролевыми стереотипами, транслируемыми телевидением.

Выявить гендерные и внегендерные характеристики в структуре полоролевых стереотипов младших школьников на разных этапах их формирования в связи с влиянием семьи и телевидения.

Научная новизна полученных результатов определяется следующим:

показано, что полоролевые стереотипы родителей определяют изменения содержания полоролевых стереотипов детей младшего школьного возраста. Полоролевые стереотипы мальчиков имеют больше общих гендерных и внегендерных качеств с одноимёнными стереотипами отцов. Полоролевые стереотипы девочек включают общие с обоими родителями гендерные и внегендерные качества.

Выявлено, что увеличение маскулинности матерей и феминности отцов оказывает формирующее влияние на изменение маскулинности и феминности девочек и мальчиков. Девочки присваивают те же маскулинные качества и мужские семейные роли, которые присущи матерям. Рост феминности у отцов, формирует аналогичные феминные интересы у сыновей. Мальчики присваивают только мужские семейные роли.

На материале младших школьников показано, что полоролевые стереотипы мальчиков и девочек формируются под влиянием телепередач, которые смотрят дети. Специфика телепредпочтений детей на протяжении возрастного периода влечёт изменения их полоролевых стереотипов. Полоролевые характеристики интересных телеперсонажей своего пола присваиваются младшими школьниками и включаются в полоролевые стереотипы.

Показано, что в младшем школьном возрасте эталоны мужчины и женщины формируются у мальчиков и девочек под влиянием родителей и телепередач, которые смотрят дети. Полоролевые характеристики родителей и интересных школьникам телеперсонажей, становятся для детей эталонными и включаются в полоролевые стереотипы. Выявлены отличия эталонов мужчины и женщины у мальчиков и девочек на протяжении возрастного периода.

На протяжении младшего школьного возраста полоролевые стереотипы детей формируются под влиянием семьи и телевидения, что меняет гендерные и внегендерные характеристики в структуре полоролевых стереотипов мальчиков и девочек на каждом этапе формирования.

•На 1 этапе, в 7 лет полоролевые стереотипы детей обоего пола отличаются краткостью, содержат преимущественно внегендерные качества. Специфика полоролевых стереотипов мальчиков и девочек заключается в их гендерной недифференцированности.

•На 2 этапе, в 8 лет происходит расширение полоролевых стереотипов мальчиков и девочек, их гендерная дифференциация (на маскулинные и феминные). Внегендерные характеристики, составляющие полоролевые стереотипы школьников, включают значительное число негативных качеств. Специфика полоролевых стереотипов мальчиков состоит в формировании маскулинного стереотипа мужчины и феминного стереотипа женщины. Специфика полоролевых стереотипов девочек заключается в их андрогинии.

•На 3 этапе, в 9-10 лет обнаруживается сходство содержания полоролевых стереотипов мальчиков и девочек, число гендерных и внегендерных характеристик в их составе меняется незначительно. Сходство полоролевых стереотипов мальчиков и девочек 9-10 лет достигается за счёт включения внегендерных качеств, обозначающих нравственные оценки для описания мужчины. Специфика полоролевых стереотипов мальчиков заключаются во включении наибольшего за весь возрастной период числа маскулинных и наименьшего – феминных понятий в содержание стереотипа мужчины. Специфика полоролевых стереотипов девочек 9-10 лет заключается в их андрогинии.

Теоретическая значимость исследования состоит в уточнении и дополнении научных представлений педагогической психологии содержанием полоролевых стереотипов младших школьников; возрастной психологии — этапами и спецификой формирования полоролевых стереотипов мальчиков и девочек 7-10 лет. Расширены научные представления педагогической психологии о психологических особенностях детей в период обучения в начальной школе включением гендерных характеристик личности в социализацию младших школьников. Результаты исследования, полученные на материале младших школьников, расширяют возрастной диапазон применения концепции андрогинии С. Бем (S. Bem, 1975), ориентированной на взрослых, юношей и подростков, и обогащают научные представления о факторах полоролевой социализации: семье и телевидение.

Практическая значимость работы определяется возможностью использования данных о содержании полоролевых стереотипов мальчиков и девочек и их формировании при: психологическом сопровождении детей младшего школьного возраста в период обучения; профессиональной подготовке студентов колледжей и ВУЗов к работе с младшими школьниками; проведении семейного консультирования по проблемам полового воспитания учащихся.

Данные о влиянии ТВ на формирующиеся полоролевые стереотипы младших школьников рекомендуются к использованию для: составления сетки телевещания с учётом психологических особенностей младших школьников; информирования родителей и педагогов о последствиях продолжительного и бесконтрольного просмотра телепередач детьми названного возраста; преодоления последствий негативного влияния ТВ.

Основные положения, выносимые на защиту:

Полоролевые стереотипы детей на протяжении обучения в начальной школе формируются под влиянием стереотипов родителей и включают общие для родителей и детей личностные качества. Содержание полоролевых стереотипов родителей младших школьников оказывает воздействие на изменение стереотипов у детей. Мальчики присваивают преимущественно гендерные и внегендерные качества отцов. Девочки присваивают одноимённые качества обоих родителей.

Полоролевые стереотипы младших школьников формируются под влиянием телевидения. Интересные школьникам телепередачи меняют гендерные и внегендерные характеристики в структуре полоролевых стереотипов детей на каждом этапе формирования. Полоролевые качества интересных детям телеперсонажей присваиваются мальчиками и девочками.

Полоролевые характеристики родителей и интересных детям телеперсонажей становятся для младших школьников эталонными и включаются в полоролевые стереотипы на протяжении всего возрастного периода.

Полоролевые стереотипы младших школьников формируются под влиянием семьи и телевидения поэтапно: от кратких, гендерно недифференцированных, содержащих преимущественно внегендерные личностные качества — на первом этапе; через расширение содержания гендерных и внегендерных качеств, гендерную дифференциацию – на втором этапе; к широким, включающим сходные у мальчиков и девочек гендерные и внегендерные качества, полоролевым стереотипам — на третьем этапе. Полоролевые стереотипы мальчиков и девочек на каждом этапе формирования специфицированы.

Апробация результатов исследования осуществлялась в НОУ СОШ «Ювенес», подготовлен и проводится цикл семинарских занятий со студентами университета. Полученные данные использованы для подготовки раздела учебной дисциплины «Психолого-педагогическая диагностика». Результаты работы представлены докладами на заседании международного круглого стола преподавателей вузов, прошедшего в ГОУ ВПО МГПУ по теме: «Самостоятельная работа студентов в структуре современного профессионального образования», научной конференции кафедры педагогики и психологии «Современное дошкольное образование. Теория и практика»; круглом столе преподавателей вузов и руководителей образовательных учреждений «Проблемы современного образования», проходивших в рамках недели педагогического факультета ГОУ ВПО МГГУ им. М.А. Шолохова. Результаты работы неоднократно обсуждались на заседаниях кафедры общей и практической психологии, кафедры педагогики и психологии ГОУ ВПО МГГУ им. М.А. Шолохова.

Объём и структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения, списка литературы и приложений. Работа содержит 7 таблиц и 28 рисунков.

Основное содержание работы.

Во введении обоснованы актуальность проблемы исследования, выдвинуты гипотезы, определены цель, задачи, объект, предмет, теоретическая и научная новизна, практическая значимость результатов работы.

Первая глава посвящена анализу отечественных и зарубежных исследований полоролевых стереотипов.

В первом параграфе рассматриваются подходы к определению понятий «гендер», «пол». Так, в одних работах для описания биологических и психологических особенностей мужчин и женщин используется слово «пол» (И.С. Кон, 1978; Д.Н. Исаев, 1978; В.Е. Каган, 1980; Ю.Е. Алёшина, А.С. Волович, 1991; Н.Н. Будрейка, 1996). В других — культурная обусловленность различий подчёркивается понятием «гендер» (Unger, 1988; Gentile, 1993; Ш. Берн, 2008). Все авторы единодушны в признании значения процесса социализации для формирования пола. Однако, определяют его по-разному: как социальный опыт, воспроизводство системы социальных связей в ходе активной деятельности (Г.М. Андреева, 1980), как всеобщий и необходимый элемент воспитания (И.С. Кон, 1975). Основным каналом социализации является общение (М.И Лисина, 1979, 1985, 1986; С.Ю.Мещерякова, 1982).

Аспектом полоролевой социализации, стало изучение ролевого поведения людей. Половая роль – это нормативные предписания, связанные с принадлежностью к определённому полу, их выполнение обеспечивает мужской или женский статус (И.С. Кон, 1975, 1981). Человек может подчиняться социальным нормам, не принимая их (уступая); полностью соглашаться с ними (одобряя); или повторять своим поведением ролевую модель (идентифицируясь с ней) (Eisenberg, Lennon, 1983; Eagly, Crawly, 1986; Burn, Laver, 1994). К полоролевому репертуару относят: общественно-трудовые, семейные, сексуальные половые роли (И.С. Кон, 1975; В.Е. Каган, Д.Н. Исаев, 1986; О.А. Ганцкая, 1986; Т.Б. Щепанская, 1991; Т.В. Цивьян, 1991). На повседневном уровне представления о мужчинах, женщинах отражаются в полоролевых стереотипах.

Закономерности полового развития широко изучены (З. Фрейд, 1990, 1994; К.Г. Юнг, 1998; К. Хорни, 1993; А. Bandura, 1977, и др.). Так, L.A. Kohlberg, R. Slaby, K. Frey отмечали, что представление о своём поле — результат структурирования собственного опыта (Ш. Берн, 2008). В рамках концепции андрогинии человеку приписывается способность воспринимать информацию о людях и себе, в соответствии с закрепившимися в культуре представлениями о мужественности и женственности (С. Бем, 1975, 1981). Одним из звеньев в структуре самосознания личности является формирование половой идентификации, продолжающееся в процессе взросления человека (В.С.Мухина, 2006).

Во втором параграфе полоролевые стереотипы рассматриваются как представления об эталонных мужчинах и женщинах (И.С. Кон 1975, 1978) и мнение о личностных качествах группы людей (Ш.Бёрн, 2008). Они имеют когнитивную структуру, состоят из набора представлений и предписаний определённой группы людей, могут быть обобщенными и неточными. Мы рассматриваем полоролевые стереотипы как набор представлений о характеристиках, особенностях, ролях, атрибутах группы людей (В.С. Агеев, 1987; Т.А. Репнина, 1987; Т.Б. Рябова, 2003, А.А. Чекалина, 2009).

Содержание гендерных стереотипов представляет собой группы гендерно-маркированных качеств, характеризующих активность и деятельность, позицию во власти и управлении, особенности мышления, эмоциональную сферу, межличностное взаимодействие, стереотипные социальные роли (Т.Б Рябова, 2003). В отечественной науке используется термин «полоролевые стереотипы» (В.С. Агеев, 1987, Т.А. Репнина, 1987, А.А. Чекалина, 2009). Особенности формирования полоролевых стереотипов в процессе развития детей затрагиваются в связи с: ролевыми параметрами – семейные роли, профессиональные роли, и т.п. (E.E. Maccoby, C.N. Jaclin, 1974; Block, 1979; Emmot, 1985; Miller, 1987; И.И. Лунин, 1991, 1996; Б.Д. Эльконин, 1978; Fagot B.); наряду с изучением характеристик идентичности, т.е. личностных черт (Бухановский А.О., Андреев А.С.).

Ролевой репертуар мужчин и женщин специфичен в различных культурах, верованиях и этносах. Соответствие поведения людей, сложившимся в обществе представлениям о мужских и женских ролях отражают понятия «маскулинный», т.е. присущий мужчине, и «феминный» — женщине. Существуют недифференцированные и андрогинные индивиды. Первые сочетают низкие показатели по маскулинности и феминности, вторые – высокие (S.L. Bem, 1975, 1981). Указанные гендерные типы характеризуют людей разного пола и возраста. Модель поведения, соответствующую биологическому полу, называют традиционной (S. Feinman, 1981; E. Ashton, 1983; J.S. Eccles (Parsons); G.H. Edwards, 1992; А.А.Чекалина, 2009).

В третьем параграфе представлены основные гипотезы, объясняющие формирование полоролевых стереотипов детей примером родителей. Формирование гендерного поведения у детей связывают с: «воссозданием в себе родителей» (Н.В. Плисенко, 1985); особенностями представлений родителей о разнополых детях (E.E. Maccoby, C.N. Jaclin, 1974, 1989); характером поведения родителей, побуждающего детей к ролевому поведению (Й. Рашбург, П. Поппер, 1994); эмоциональным принятием или отвержением родителей личности ребёнка (А.Я. Варга, 1993).

В младшем школьном возрасте в связи с расширением круга общения меняется отношение детей к родителям (И.Ю.Кулагина, 1997). Школьники вступают в период уточнения, расширения полоролевого репертуара, продолжающийся «от сформированной половой идентичности до начала полового созревания, т.е. от 6-7 до 11 лет» (В.Е. Каган, 1991). В ряде работ отмечается, что образцы ролевого поведения младшие школьники черпают преимущественно в семье (Д.Н. Исаева, В.Е. Кагана, 1978, 1980, 1986, 1989, 1991, 2000; Н.В. Плисенко, 1985; Т.А. Репиной, 1984, 1987; А.Г. Хрипковой, Д.В. Колесова, 1981, 1982).

Анализ вышеназванных работ позволяет сделать вывод о том, что родители являются наиболее значимым источником информации о разнообразных половых ролях для младших школьников, детерминируя гендерное поведение детей собственными ролевыми моделями. Однако, связь содержания полоролевых стереотипов детей и родителей и этапы формирования этого содержания, на материале младших школьников не исследованы.

В четвёртом параграфе первой главы рассматривается влияние средств массовой информации на формирование полоролевых стереотипов. Указанная проблематика затронута в работах отечественных и зарубежных учёных (В.В. Абраменкова, 2000; Н.Н. Авдеева, Н.А. Фоминых, 2002; Ш. Берн, 2008; Е. Гаспарова, 1997; Е. Ashton, 1983; D. Atkin, J. Moorman, C.Linn, 1991; P. B. Crabb, D. Bielwski, 1994; D.M. Devis, 1991; M.L. Moore, 1990; P. Purcell & L. Stewart,1989; N. Signorelli,1989). Установлено, что вымышленность сюжетов и персонажей, не мешает детям осознавать реальные ролевые модели и переносить их в жизнь (B. Davies, 1990). Описание полоролевого поведения героев ведёт к появлению аналогичных гендерных моделей у детей (E. Ashton, 1983).

Телевидению приписывается способность воздействовать на формирование представлений людей о реальности и соперничать с реальными людьми в качестве источника полоролевой информации (А. Бандура, 1969). Яркое описание гендерного поведения героев ТВ, т.е. стереотипизация, ведёт к росту соответствующего гендерного поведения в разных возрастных группах. Влияние ТВ на формирование гендерных стереотипов подтверждено в отношении: детских игр (N.J. Cobb, J. Stevens-long, S. Goldstein, 1982); появления у детей характерного для определённого пола поведения (М. Kimball, 1986; Ш. Берн, 2008). Отечественных исследований связи телевидения с полоролевыми стереотипами на группе младших школьников не достаточно.

В пятом параграфе рассматривается специфика формирования полоролевых стереотипов младших школьников разного пола. Исследования гендерного развития мальчиков и девочек проводятся по нескольким направлениям.

1 направление. Изучение личностных особенностей разнополых детей не выявило между ними достоверных различий по отдельным чертам характера в 7 лет. Но между феминными и маскулинными мальчиками они существуют. У маскулинных мальчиков выше интеллектуальное развитие, напористость, склонность к лидерству, добросовестность, ответственность. К 8-ми годам, феминные мальчики становятся более замкнутыми и недоверчивыми, что справедливо до 10-11 лет (В.Е. Каган, 1991). Среди причин: резкое неприятие сверстниками женственного поведения мальчика. Девочке разрешено пересекать межполовые границы, особенно в случае успешности в мужских делах (Дж. Арчер, 1994; В.Е. Каган, 1991).

2 направление. С началом обучения меняются социокультурные характеристики среды: появляется новая деятельность, расширяются социальные границы, растёт доступность СМИ. У мальчиков и девочек успешность овладения ученической ролью различна (Т.В. Ермолова, Е.В. Панцырная, 1999; Д.Н. Исаев, Н.В. Александрова, 1978; В.Е. Каган, 1991). Девочки в начале обучения ближе к условному портрету «хорошего» ученика (В.Е. Каган, 1991). Феминные мальчики страдают из-за низкого социального статуса в коллективе, маскулинные – из-за потребности проявить мужские черты, противоречащей желанию быть хорошим учеником (Ю.Е Алёшина, А.С. Волович, 1991; Дж. Арчер, 1994; В.Е. Каган, 1991).

Представления мальчиков о возможных гендерных ролях уже, чем у девочек (А.А. Чекалина, 2009) несмотря на то, что все школьники сталкиваются с гендерно-ориентированной рекламой, в которой люди реализуются в мужских или женских видах деятельности вне зависимости от пола, линиями одежды унисекс, косметикой для женщин и мужчин. Существует асимметрия в пользу предприимчивых, склонных к насилию, агрессивных мужских телеперсонажей, женщины на экране чаще занимают подчинённое положение (А.А. Чекалина, 2009). Вместе с тем, появился образ женщины – активной, целеустремлённой, успешной, независимой, агрессивной (Л. Котова, 2010). Однако работ, посвящённых влиянию ТВ на формирование содержания полоролевых стереотипов младших школьников, нами не обнаружено.

3 направление. Особенностью младшего школьного возраста является объединение в однополые группы — «половая гомогенизация» (Т.А. Араканцева, 1999; А.И. Захаров, 1986, 1988; Д.Н. Исаев, В.Е.Каган, 1981, 1982, 1990, 1991). Группа сверстников даёт детям возможность проявить себя как представителя определённого пола (И.С.Кон, 1988). Отношения между разнополыми группами характеризует противостояние, нехарактерное для гендера поведение осуждается и высмеивается (Дж. Арчер, 1994). Согласно имеющимся данным, к 10 годам в играх появляются мотивы «сексуальности» побуждаемые любопытством (Д.Н. Исаев, В.Е. Каган, 1982, 1986, 1991; Д.В. Колесов, 1978, 1980), удовлетворить которое, школьники могут благодаря современному ТВ, транслирующему передачи, указанной направленности в доступное для детского просмотра время.

4 направление. В младшем школьном возрасте формируются полоролевые стереотипы, отражающие представление ребёнка о мужчинах и женщинах. Одноимённые стереотипы подростков достаточно исследованы (Т.А. Араканцева, 1999; В.Е. Каган, 1989; А.С. Кочарян, 1996; Н.В. Ланина, 2000; Т.И. Юферева, 1995). С 15-16 лет девочки, в связи с желанием нравиться мальчикам, начинают подавлять в себе стереотипы маскулинного поведения, мальчиков характеризует отрицание феминных качеств, «маскулинный фильтр» (А.С. Кочарян, 1996). Содержание стереотипов мужественности и женственности подростков рассмотрено отечественными учёными (А.С. Кочарян, 1996; Т.И. Юферева, 1995, Т.А. Араканцева, 1999). Аналогичных данных относительно младшего школьного возраста не обнаружено.

Вторая глава диссертационного исследования содержит описание научного аппарата.

В первом параграфе обозначены проблема, цель, гипотеза и задачи исследования.

Во втором параграфе дана характеристика испытуемых, указаны сроки проведения работы, этапы, методы и методики. Исследование проводилось четыре года методом лонгитюда (ежегодных срезов), включала два этапа. На первом этапе с 2003 по 2007гг. исследовались: полоролевые стереотипы родителей младших школьников, на основе их представлений о себе и детях как представителях определённого пола; содержание полоролевых стереотипов, транслируемых телевидением на примере наиболее предпочитаемых детьми телепередач.

В исследовании принимали участие 96 младших школьников обоего пола и родителей (192). Использовались следующие методики.

1. Список личностных качеств. Методика разработана Араканцевой Т.А. (Т.А.Араканцева, 1999). Применялась с целью выявления показателей маскулинности – феминности у ряда персонажей.

2. Распределение предметов (авторская). Целью методики стало исследование предметно-ролевого содержания полоролевых стереотипов феминности/маскулинности у младших школьников.

3. Мини-сочинение модифицированный вариант методики Т.И. Юферевой. Целью являлось исследование содержания осознаваемых представлений о мужчинах, женщинах и родителях школьников. Работа проводилась в письменной (вариант методики 3) и устной (вариант 3-а) форме.

4. Выявление структуры телепредпочтений (авторская). Использовалась для исследования связи телевидения с формирующимися полоролевыми стереотипами школьников.

На втором этапе, в 2007-2008 году по результатам ежегодных срезов устанавливалась связь между полоролевыми стереотипами младших школьников, их родителей и полоролевыми стереотипами, транслируемыми телевидением; изучалась динамика, устанавливались этапы формирования полоролевых стереотипов младших школьников.

Третья глава содержит описание и обсуждение результатов исследования.

В первом параграфе приводятся результаты исследования роли родителей в формировании полоролевых стереотипов младших школьников. Установлено, что мальчики и девочки на протяжении младшего школьного возраста используют гендерные (маскулинные, феминные) и внегендерные понятий для самоописания. В конце возрастного периода дети приводят больше гендерно-маркированных качеств, чем в начале. У большинства девочек (39%) к 10 годам формируется андрогинный образ–Я, включающий высокие значения маскулинности и феминности одновременно, у 22% учениц — маскулинный, 31% — феминный. Большинство мальчиков – 70% ориентированы на маскулинные качества, 10% — на феминные. Аналогичный результат достигнут в отношении андрогинного выбора. Недифференцированный выбор характеризует к 10 годам 8% мальчиков и 6% девочек.

По результатам методики 3 (см. выше) определено содержание стереотипов маскулинности/феминности и степень их сформированности. Стереотип мужчины у мальчиков составляют качества, обозначающие доблесть, героизм, удачливость. Девочки дополняют их деловыми характеристиками и понятиями, означающими надёжность, партнёрство в семье. Стереотип женщины у мальчиков включает понятия, обозначающие внешнюю привлекательность, слабость, потребность в защите, у девочек, наряду с описаниями внешности он включает качества, обозначающие деловую направленность и успешность женщины.

Корреляционный анализ результатов методики 3 показал наличие связи полоролевых стереотипов родителей и детей младшего школьного возраста (использовался коэффициента корреляции Пирсона). Мальчики и девочки с 8 лет включают в автопортреты одинаковые с родителями гендерные качества, присваивают общие атрибуты (по результатам методик 2, 3). Ролевой моделью для мальчиков 8-10 лет является отец, однако это справедливо только в отношении маскулинных качеств. Маскулинные характеристики отцов и сыновей связаны r = 0,930 0,10, fd=2. Связь между феминными характеристиками в парах «отец-сын» и гендерными характеристиками в парах «мать-сын» отсутствует. Ролевыми моделями для девочек являются оба родителя, однако девочки присваивают преимущественно их маскулинные качества. Установлена связь маскулинных характеристик в парах «дочь-мать» и «дочь–отец» (r = 0,921 0,10, fd=2, r = 0,915 0,10, fd=2), феминных характеристик в парах «дочь– отец» (r = 0,933 0,10, fd = 2) Феминные характеристики матерей девочки не присваивают.

Содержание полоролевых стереотипов детей и родителей изменяется одновременно. В 7 лет мальчики и девочки сходным образом характеризуют родителей и себя. Ведущими характеристиками родителей стали внегендерные понятия: отца — «хороший, добрый», матери – «красивая, добрая». Гендерные понятия практически отсутствуют. На этапе 8-10 лет содержание полоролевых стереотипов расширяется за счёт включения гендерных (маскулинных, феминных) и расширения внегендерных характеристик. Самоотчёты школьниц, наряду с гендерными понятиями, содержат негативные внегендерные характеристики. В группе девочек 8 лет негативные черты составляют 39%, 9 лет– 50%, 10 — 27%.

Эталоны мужчины и женщины формируются у детей младшего школьного возраста под влиянием родителей: включают одинаковые характеристики. Установлена статистически значимая связь между гендерными характеристиками эталона мужчины и отца у мальчиков 7-10 лет (по уровню маскулинности: r = 0,999 0,01, по уровню феминности r = 0,960 0,05, при fd=2, по Пирсону), у девочек 7-10 (по уровню маскулинности r = 0,992 0,01, при fd=2 по уровню феминности, r = 0,983 0,01, при fd=2, по Пирсону).

Связаны гендерные характеристики эталонной женщины и матери в группах мальчиков 7-10 (по уровню маскулинности r = 0,924 0,10, при fd=2). Связи между показателями феминности эталонной женщины и матери в группе мальчиков нет. У девочек 7-10 лет показатели маскулинности и феминности названных образов связаны (r = 0,965 0,05, r = 0,981 0,10, при fd = 2).

Итак, результаты исследования свидетельствуют о влиянии полоролевых стереотипов родителей на формирующиеся стереотипы детей на протяжении младшего школьного возраста. Девочки присваивают маскулинные качества, ролевые обязанности, которые характеризуют матерей и отцов. Мальчики делят семейные обязанности на мужские и женские, присваивая только мужские. У сыновей и отцов формируются аналогичные феминные интересы.

Во втором параграфе обсуждается роль родителей в формировании полоролевых стереотипов младших школьников. Значение родителей своего пола для девочек и мальчиков младшего школьного возраста велико (В.Е. Каган, 1991). Наши данные также свидетельствуют о значимости родителей в исследуемый период и связи их полоролевых стереотипов с одноимёнными стереотипами детей. Изменение содержания полоролевых стереотипов взрослых влечёт соответствующие изменения стереотипов у детей в период 7-10 лет. Однако мы установили, что семилетки, характеризуя родителей и себя, мало используют гендерные понятия, чего нельзя сказать об их родителях. Подобная особенность взрослых и подростков (слабые проявления маскулинности и феминности одновременно) была названа гендерной «недифференцированностью» (С. Бем, 1975). Мы объясняем указанный факт недостаточным овладением гендеро-маркированными понятиями и отказом первоклассников от гендерных моделей поведения в пользу учебной успешности, что согласуется с утверждением ряда учёных об отказе мальчиков от интересного, в пользу необходимого (Дж. Арчер, 1994; В.Е.Каган, 1991; Кронин, 1980; И.А. Шашкова, 1983). С 8 лет мальчикам важнее проявить мужские качества, чем остаться хорошим в глазах взрослых, что подтверждается ростом уровня маскулинности школьников на этапе 8 – 10 лет и формированием маскулинного стереотипа мужчины. Можно предположить наличие у мальчиков потребности иметь образец желаемого маскулинного поведения мужчины. Им может стать отец (В.Е.Каган, 1991; И.И. Лунин, А.А. Чекалина, 2009). Однако в нашем случае мальчики оценивают уровень мужественности отцов как недостаточный по сравнению с формирующимся у них эталоном мужчины.

Для школьниц 8-10 лет фигура отца значима (Т.Е. Болотова, 1998; А.А.Чекалина, 2009). Преобладание отцовского влияния ориентирует дочерей на «мужские» виды деятельности (М.В.Сафонова, 1999), что справедливо относительно совместного проведения досуга и хозяйственно-бытовых ролей в парах «отец-дочь» (по результатам методики 2). Активность девочек связана с маскулинной ролевой моделью матери (по результатам методик 2,3). В семьях с деятельной, работающей матерью дочери предполагают собственную активность в будущем и присваивают себе маскулинные роли и качества в настоящем. Наши данные в этой части противоречат утверждениям о том, что изменения в традиционном разделении семейных ролей не влияют на полоролевое поведение ребят, а материнское влияние формирует у девочек традиционный подход к выбору сферы интересов и деятельности. В противовес существующему мнению (О.К. Кирьяновой, М.В. Сафоновой, 1999) девочки присваивают те же маскулинные качества, которыми характеризуют матерей, а также мужские семейные роли, если они присущи матерям. (О.К. Кирьянова, М.В. Сафонова, 1999).

Мы установили, что пристрастия и интересы родителей сопровождаются появлением у детей аналогичных, даже в том случае если традиционно они не входили в репертуар человека того или иного пола. Изменение ролевого поведения, атрибутики у родителей сочетается с появлением аналогичных ролей и атрибутов у детей.

Анализ содержания автопортретов школьников показал, что мальчики и девочки относят к себе негативные характеристики. Часть из них является персонифицированными оценками (тупица, упрямая, неудачница, неряха). Другие — отражают несоответствие детей условному портрету хорошего ученика (всё порчу, плохо учусь, делаю всё не так, не умная, не талантливая, неряха). Ряд понятий не имеет семейного или школьного источника (злая, вредная, каверзная, агрессивный). Указанные характеристики включены в описания эталонных женщин и мужчин и оцениваются школьниками как желаемая перспектива. Источник упомянутых черт установлен.

Анализ результатов лонгитюда (ежегодных срезов) показал динамику процесса формирования полоролевых стереотипов младших школьников, позволил выявить 3 этапа, каждый из которых имеет общие для мальчиков и девочек черты и специфичные.

На 1 этапе в 7 лет содержание полоролевых стереотипов младших школьников представлено узкими внегендерными понятиями (хороший, добрый, смешной). Отсутствуют статистически значимые различия между уровнем маскулинности и феминности разнополых школьников (использовался критерий Манна — Уитни).

На 2 этапе формирования полоролевых стереотипов (8 лет) общим для всех школьников стало расширение содержания полоролевых стереотипов за счёт включения гендерно-маркированных качеств (маскулинных, феминных), а также формирование и сохранение до 10 лет стереотипного представления о феминной женской внешности. Особенность мальчиков заключается в формировании традиционного стереотипа мужчины, с преобладанием маскулинных черт над феминными. Стереотип женщины у мальчиков 8 лет также традиционен (феминен). Особенность девочек в том, что стереотип мужчины включает маскулинные и, в большей, чем у мальчиков степени, феминные черты. Стереотип женщины у девочек андрогинен. Наряду с гендерными качествами, стереотип женщины содержит внегендерные негативные понятия.

На 3 этапе с 9 до 10 лет полоролевые стереотипы мальчиков и девочек сближаются по содержанию. Дети описывают внешность женщины одинаковыми феминными понятиями, в стереотип мужчины включают внегендерные качества, обозначающие нравственные оценки. Особенность мальчиков заключаются в том, что стереотип мужчины содержит наибольшее число маскулинных и наименьшее феминных черт за весь изучаемый период. Пик маскулинности мальчиков — 9 лет. Стереотип женщины феминен. Особенность девочек в том, что стереотип мужчины андрогинный. Сочетает значительное число маскулинных качеств, обозначающих силу, надёжность, социальную успешность и феминных, характеризующих, партнёрство в семье. Стереотип женщины также андрогинный, включает гендерные качества, обозначающие активность деловую направленность и внегендерные негативные характеристики.

На 2 и 3 этапах формирования полоролевых стереотипов мальчики и девочки отличаются по уровню феминности (значения критерия Манна-Уитни (n1/n2) в 8 лет — 111,5/280,5; в 9 лет — 38/388; в 10 лет — 70/330, при эталонном значении — 127/273). Статистически значимых различий по уровню маскулинности школьников на названных этапах не существует.

Эмпирическое исследование выявило поэтапное расширение и усложнение представлений младших школьников об особенностях реальных и эталонных мужчин и женщин. Стало возможным проследить изменения в автопортретах младших школьников разного пола и возраста, установить сходства и различия в оценке детей родителями и родителей детьми. В ситуациях оценивания родителей детьми 7 лет наблюдается «бесполый» подход. Содержание эталонов мужчины и женщины сходно в разнополых группах первоклассников и включает гендерные качества (с преобладанием маскулинных у мужчин, феминных у женщин). Таким образом, на этапе 8-10 лет формируется основное содержание полоролевых стереотипов школьников, т.к. к 11-12 годам (Каган В.Е.,1991, 2000), а по нашим данным с 8 лет они существенно различаются

Девочки 8-10 лет создали андрогинные портреты мужчины и женщины, т.е. поведение разнополых людей может быть одинаковым. Девочки, ориентированные в 8 лет на ролевые модели, связанные с активностью, смелостью (мужские) к 10 годам демонстрируют постепенное снижение уровня маскулинности. Указанную особенность ранее относили к 15-16 годам и объясняли появлением желания нравиться мальчикам (А.С.Кочарян, 1996). Наше исследование обозначило начало названного процесса.

У мальчиков полоролевые стереотипы формируются в традиционном направлении, маскулинная ориентация преобладает над феминной и андрогинной. Одновременно ролевой репертуар школьников расширяется, включая традиционно женские черты. Мы не обнаружили у мальчиков абсолютного отрицания феминных черт — «маскулинного фильтра» (А.С.Кочарян, 1996), но разрыв между уровнем маскулинности и феминности мужских персонажей у мальчиков 9 лет наибольший. Пример маскулинного поведения взрослого мужчины для школьников становится особенно значим в возрасте 9-10 лет, в силу необходимости наблюдения и упражнения реальных мужественных поступков (Ю.Е. Алёшина, А.С. Волович, 1991). Это важно ещё и в связи с выявленной нами склонностью матерей феминизировать сыновей.

Итак, активность матерей по-разному оценивается детьми. В случаях с девочками, активная маскулинная мать становится образцом для подражания. В случае с ребёнком – мальчиком, указанная особенность матери вызывает негативное отношение и сочетается с формированием у школьника феминного эталона женщины. В процессе формирования полоролевых стереотипов младших школьников можно выделить 3 этапа. В начале возрастного периода количество гендерных характеристик в структуре полоролевых стереотипов мальчиков и девочек ограничено. К концу возрастного периода число гендерных и внегендерных характеристик в структуре «Я» последовательно увеличивается.

В третьем параграфе содержится описание результатов исследования телепредпочтений мальчиков и девочек 7-10 лет в связи с формирующимися полоролевыми стереотипами детей (по результатам методик 1, 3, 3-а, 4). Установлено, что содержание полоролевых стереотипов младших школьников расширяется под влиянием ролевых моделей наиболее предпочитаемых ТВ персонажей и включает общие для детей и ТВ героев характеристики. Использование коэффициента корреляции Пирсона, показало связь маскулинных описаний ТВ героев и автопортретов мальчиков (r = 0,975 0,05, fd- 2). Установлена связь маскулинных и феминных описаний ТВ героини и одноимённых аспектов автопортрета девочек (0,987 0,02, fd- 2, по маскулинности, 0,913 0,10 fd-2, по феминности).

Характеристики любимых телегероев базируются на гендерных (маскулинных, феминных) качествах. Для мальчиков женщина на телеэкране интересна в случае внешней привлекательности (наиболее полная и значимая часть описаний). Телемужчина является образцом мужественности, носителем маскулинных моделей поведения, от которых в реальной жизни мальчики и мужчины должны отказаться. Самоописания школьников, по содержанию и количеству маскулинных черт приближаются к портретам телевизионных персонажей-мужчин. Девочек на экране привлекают напористость, сила, храбрость, весёлость, красивая внешность героев-мужчин; внешняя привлекательность, смелость, активность, веселье героинь — женщин.

Изменение ТВ предпочтений младших школьников сопровождается изменениями содержания полоролевых стереотипов у детей. В описании ряда героинь встречаются негативные понятия, которые девочки 9-10 лет оценивают позитивно, и присваивают (смотри параграф 2), в аналогичной ситуации школьники приписывают себе агрессивность и бойцовские качества, характеризующие понравившихся телегероев.

Степень привлекательности и доступности телевидения возрастает на данном этапе с каждым годом. Девочки к 10 годам проводят у телеэкрана в два раза больше времени, чем мальчики, ТВ предпочтения разнополых детей отличаются. Полоролевые стереотипы мальчиков и девочек связаны с содержанием телепередач, которые смотрят дети. Выбор мальчиками и девочками 7 лет эмоционально–ярких телеперсонажей разного пола (героев мультфильмов, сказочных сериалов — весёлых, смешных, «прикольных») с маскулинным поведением, влечёт включение названных внегендерных и гендерных (маскулинных) характеристик в описание телегероев и в самоописание.

С 8 лет мальчики смотрят взрослые фильмы, криминальные сериалы, спортивные передачи, с 9 лет у них возникает интерес к новостным передачам криминальной, агрессивной направленности. Одновременно с появлением интереса к ряду маскулинных персонажей (футболистам, бойцам, героям криминальных фильмов) в структуре полоролевых стереотипов мальчиков появляются гендерные (маскулинные) понятия, обозначающие агрессию и внегендерные: ловкий, «крутой», «прикольный». Мальчикам интересны феминные героини (актрисы и телеведущие), их качества не присваиваются.

С 8 лет девочки предпочитают детские фильмы, сериалы и Реалити-шоу, которые можно отнести к «квазикультуре» (В.С.Мухина, 2006). Одновременно с появлением у девочек интереса к андрогинным телегероиням, сочетающим в своём поведении большое число маскулинных и феминных черт и имеющим привлекательную феминную внешность (актрисы, участницы Реалити–шоу), в структуре полоролевых стереотипов девочек появляются гендерные (феминные/маскулинные) и внегендерные негативные понятия (упрямая, вредная, злючка, каверзная, «стерва»). Девочкам интересны маскулинные телегерои (красивые актёры, герои сериалов — сильные, упрямые, уверенные в себе), их качества не присваиваются. Не установлено отмечаемого рядом авторов внимания девочек к феминным героиням-принцессам (Ю.Е. Алёшина, А.С. Волович, 1991; Т.А. Араканцева, 1999)

Представления детей обоего пола о гендерных особенностях наиболее предпочитаемых ТВ персонажей, сходны с формирующимися у них эталонами мужчин и женщин. Корреляционный анализ показал существование связи маскулинных описаний эталона мужчины и телемужчины (r = 0,985 0,02, fd-2), маскулинных и феминных описаний эталона женщины и тележенщины (r = 0,989 0,02 fd-2, r = 0,957 0,05, fd-2) в группах мальчиков. В группах девочек установлена связь маскулинных и феминных описаний эталонного мужчины и телегероя (r = 0,994 0,01, r =0,983 0,01, fd-2); эталонной женщины и телегероини (r = 0,997 0,01, 0,996 0,01, при fd-2, по Пирсону). Для описания ТВ персонажей и эталонных мужчин и женщин используются общие характеристики.

Итак, установлено, что телевидение является для школьников 7-10 лет мощным информационным источником, формирующим полоролевые стереотипы детей.

В четвёртом параграфе обсуждаются результаты исследования телепредпочтений младших школьников и формирующихся на данном этапе полоролевых стереотипов детей. Исследуемый возраст (период «половой гомогенизации», по В.Е. Кагану, 1978,1991), характеризует единство интересов в разнополых группах и поляризация межгруппового взаимодействия. По нашим данным, семилетние школьники имеют общие межгрупповые телепредпочтения. Мальчиков и девочек 7 лет объединяет интерес к весёлым, активным, смешным персонажам. Названные внегендерные эмоционально-коммуникативные качества дети включают в описания ТВ героев и себя. Установлено, что полоролевые стереотипы наиболее интересных персонажей присваиваются мальчиками и девочками. Это совпадает с данными, полученными на материале дошкольного возраста, о том, что в процессе просмотра мультфильмов дети овладевают разными моделями поведения, в том числе и неправильными (Е. Гаспарова,1997).

С 8 лет интересы в однополой группе, отличаются от интересов противоположной группы. Мальчикам с 8 лет нравятся феминные героини, маскулинные герои. Самоописания и характеристики телемужчин, содержат общие понятия, обозначающие смелость, доблесть, что подтверждает концепцию A. Bandura, Gerbner, Gross о формировании традиционных образов мужчин и женщин на экранах (Ш.Бёрн, 2008). На рубеже 9-10 лет у мальчиков меняется отношение к героям — мужчинам, приобретают значение новые гендерные и внегендерные качества (ум, богатство, талант, добросовестность, благородство, настойчивость).

Девочек с 8 лет интересуют красивые, активные герои и героини. Высокая маскулинность телемужчин соответствует традициям восприятия пола, аналогичные характеристики тележенщин характеризуют происходящую трансформацию гендерных ролей. Противоположное мнение изложено в исследовании Вандеберг и Штрекфусс, (Вандеберг и Штрекфусс, 1992).

Следует учитывать, что среди детей, смотрящих ТВ, чаще проявляется характерное для определённого пола поведение (М. Kimball, 1986; Ш. Берн, 2008). Нами установлено, что большинство девочек к 10 годам имеют андрогинные предпочтения, т.е. их выбор характеризует высокий уровень маскулинности и феминности, в будущем они ориентированы на активную деятельную позицию. В героинях телепередач школьницы также находят значительное число мужественных и женственных черт. По данным Jennings, Geis аналогичная особенность характеризует взрослых женщин (Ш Бёрн, 2008).

Установлено, что содержание полоролевых стереотипов мальчиков и девочек связано с тематикой и содержанием телепередач. Об этом свидетельствует выделение детьми отдельных, наиболее привлекательных качеств в героях телепередач. Современное телевидение содержит модели агрессивного соперничества, нетерпимости, что формирует аналогичные ценности. Установлена связь между полоролевыми стереотипами детей и ТВ образами. Так, представления мальчиков и девочек об эталонной внешности женщин, совпадают с описаниями тележенщин. По оценкам D. Devis женщины на экране молодые, красивые, с хорошим характером, чаще блондинки, чем герои – мужчины (Ш Бёрн, 2008). Наши данные вступают в противоречие с упомянутым только относительно характера героини. Современных школьниц с 8 лет привлекают отрицательные черты характера героини. Девочки одобряют их и приписывают себе в настоящем и будущем. Источником характеристик «вредная, злючка, стерва, каверзная, агрессивная», в «образе-Я» школьниц, стали любимые сериалы и некоторые шоу.

Таким образом, представления современных младших школьников о гендерных особенностях людей разного пола связаны с содержанием ТВ передач. Интенсивный просмотр ТВ на этапе 8-10 лет сопровождается появлением гендерных (маскулинных и феминных) и внегендерных негативных качеств в составе полоролевых стереотипов младшеклассников. Девочки всех возрастов, в большей степени, подвержены негативному «заражению», чем мальчики.

В заключении представлены общие выводы, подтверждающие гипотезу и положения, выносимые на защиту, намечены перспективы исследования проблемы.

На основании полученных результатов сформулированы следующие выводы.

1. Полоролевые стереотипы родителей оказывают формирующее воздействие на одноимённые стереотипы детей в младшем школьном возрасте. Гендерные (маскулинные и феминные) и внегендерные качества родителей, становятся для мальчиков и девочек эталонными и включаются в полоролевые стереотипы на протяжении всего возрастного периода.

2. Ролевым ориентиром для мальчиков является отец. Полоролевые стереотипы мальчиков имеют больше общих гендерных (маскулинных — феминных) и внегендерных качеств с одноимёнными стереотипами отцов. Феминные интересы отцов формируют аналогичные интересы у сыновей. Ролевым ориентиром для девочек младшего школьного возраста являются оба родителя. Полоролевые стереотипы девочек включают общие с обоими родителями гендерные (маскулинные – феминные) и внегендерные качества. В случае маскулинизации матери, у девочек формируются преимущественно маскулинные качества, присущие матери.

3. С возрастом растёт привлекательность и доступность телевидения для детей. Специфика телепредпочтений формирует полоролевые стереотипы младших школьников: гендерные (маскулинные и феминные) и внегендерные характеристики наиболее предпочитаемых телеперсонажей разного пола, становятся для мальчиков и девочек эталонными и включаются в полоролевые стереотипы мужчины и женщины на протяжении всего возрастного периода.

4. Формирующее воздействие телеперсонажей на младших школьников заключается в том, что присваиваются полоролевые качества интересных телеперсонажей, совпадающих по полу с ребёнком: мальчики присваивают преимущественно гендерные (маскулинные) качества телемужчин, девочки присваивают гендерные (маскулинные) и внегендерные (негативные) качества тележенщин.

5.Этапы формирования полоролевых стереотипов в младшем школьном возрасте характеризует последовательное увеличение числа гендерных и внегендерных характеристик под влиянием семьи и телевидения. Полоролевые стереотипы мальчиков и девочек трансформируются от кратких, содержащих преимущественно внегендерные характеристики — на первом этапе; через расширение содержания стереотипов за счёт включения гендерных (маскулинных – феминных) и внегендерных характеристик — на втором этапе; к широким полоролевым стереотипам, включающим значительное число гендерных и внегендерных личностных качеств на третьем этапе формирования.

6. К концу возрастного периода у большинства мальчиков младшего школьного возраста под влиянием семьи и телевидения формируется маскулинное представление о себе и ориентация на традиционные ролевые модели (маскулинные для мужчин, феминные — для женщин). Школьники присваивают только мужские семейные роли. У большинства девочек формируется андрогинное представление о себе, они менее ориентированы на гендерные различия, присваивают одновременно мужские и женские качества и семейные ролевые обязанности.

Основное содержание диссертации отражено в ряде публикаций.

1. Лабутина Е.В. Полоролевая социализация общие закономерности и механизмы /Е.В. Лабутина.// Совершенствование системы подготовки учителя в условиях реформирования образования. Сборник научных трудов. – М., РИЦ «Альфа» МГОПУ им. М.А. Шолохова, 2003. — с. 21-26 (0,42 п. л.).

2. Лабутина Е.В. Факторы и институты полоролевой социализации /Е.В. Лабутина.// Инновации в педагогическом процессе. Теории и опыт. Сборник научных трудов. – Москва – Ижевск. — 2004. — с. (0,5 п. л.).

3. Лабутина Е.В. Содержание представлений младших школьников о полоролевых особенностях мужчин и женщин /Е.В. Лабутина.// Вестник МГОУ. Серия «Психологические науки». – 2007. — №2.- с. 134-138 (0,43 п. л.). Издание включено в список рецензируемых журналов, рекомендованных ВАК РФ.

4. Лабутина Е.В. Практическая подготовка педагогов начальных классов в рамках дисциплин психологического курса /Е.В. Лабутина.// Роль педагога в повышении качества образования педагогических работников. Часть 2. Некоторые аспекты повышения качества педагогического образования (подготовка специалистов). Сборник научных трудов. – Москва – 2008. — с. 42-46 (0,3 п. л.).

5. Лабутина Е.В. Содержание представлений младших школьников о полоролевых особенностях мужчин и женщин /Е.В. Лабутина.// Роль педагога в повышении качества образования педагогических работников. Часть 2. Некоторые аспекты повышения качества педагогического образования (подготовка специалистов). Сборник научных трудов. – Москва – 2008. — с. 69-72 (0,22 п.л.).

6. Лабутина Е.В. Влияние родителей на стереотипы полоролевого поведения младших школьников /Е.В. Лабутина.// Вестник МГОУ. Серия «Психологические науки». – 2009. — №2.- с. 191-195 (0,36 п. л.). Издание включено в список рецензируемых журналов, рекомендованных ВАК РФ.

7. Лабутина Е.В. Исследование связи полоролевых стереотипов младших школьников и телевидения как внесемейного источника полоролевой социализации /Е.В. Лабутина.// Вестник МГОУ. Серия «Психологические науки». – 2011. — №2.- с. 101-106 (0,41п. л.). Издание включено в список рецензируемых журналов, рекомендованных ВАК РФ.

Общий объём публикаций — 2,64 п.л.

PAGE \* MERGEFORMAT 3