Фонд социального страхования российской федерации

ВНИМАНИЕ!!! ВНИМАНИЕ!!! ВНИМАНИЕ!!!

Уважаемые коллеги!

Направляем вам ежедневный обзор центральной российской прессы по социальной тематике.

Обращаем ваше внимание на то, что в обзор входят все материалы, опубликованные в центральной печати по данной тематике вне зависимости от того, совпадает их содержание с точкой зрения руководства Фонда социального страхования Российской Федерации или нет. Напоминаем также, что опубликованные в прессе комментарии и различные расчеты, касающиеся деятельности исполнительных органов ФСС РФ, являются авторскими материалами газет. Они не обязательно согласованы с руководством Фонда, могут содержать ошибки и не должны использоваться в качестве руководства к действию без согласования со специалистами центрального аппарата Фонда.

1 июня 2006 года

ФОНД СОЦИАЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Председатель правительства РФ Михаил Фрадков

(«Коммерсант» 01.06.2006)

… издал распоряжение о внесении в Государственную думу Федерального собрания РФ проекта федерального закона «Об исполнении бюджета Фонда социального страхования Российской Федерации за 2005 год»;…

КТО КОГО СТРАХУЕТ

РАБОТОДАТЕЛИ ПРЕДЛАГАЮТ ПРОВЕСТИ РЕФОРМУ СОЦСТРАХА

(«Российская газета» 01.06.2006)

Татьяна ЕФРЕМЕНКО

Система социального страхования в РФ является неэффективной и нуждается в реформировании. Эта позиция бизнес-сообщества вновь прозвучала во время обсуждения проблемы за «круглым столом». Работодателей поддержал председатель думского комитета по труду и социальной политике Андрей Исаев.

— Российское социальное страхование в настоящее время не устраивает никого. Оно не устраивает государство, потому что система неэффективна; бизнес — потому что эта система создает повышенную налоговую нагрузку; и, наконец, рядовых граждан — потому что они чувствуют себя гораздо менее защищенными, чем должны, — констатировал Исаев.

По словам депутата, в Думе создана рабочая группа, которая должна подготовить предложения по реформированию системы социального страхования. Однако к работе эта группа пока не приступила.

Чем же плох отечественный соцстрах? Во-первых, бизнес по-прежнему недоволен тем, что внебюджетные страховые фонды выполняют некоторые функции, никак не связанные со страхованием. По данным Координационного совета объединений работодателей России (КСОРР), на такие задачи тратится чуть ли не каждый четвертый рубль из средств фондов. Под «нестраховыми задачами» имеется в виду социальное обеспечение незастрахованных (читай — неработающих) граждан. Заботиться о них, считают работодатели, обязано государство за счет бюджета, а вовсе не за счет платежей предприятий в страховые фонды.

— Мы считаем, таким образом, что единый социальный налог стоит упразднить, — заявил вчера председатель КСОРР Олег Еремеев. — Его место должны занять, во-первых, не привязанный к фонду зарплаты социальный налог на обеспечение незастрахованных граждан, и, во-вторых, «нормальные» страховые взносы на работников предприятия.

При этом, считает Еремеев, размер выплат, которые работник получает при наступлении страхового случая (например, болезни), должен соответствовать размеру страховых вносов. Проще говоря, эти вносы должны быть персонифицированными.

Кроме того, по мнению работодателей, работники со временем могут тоже принять участие в уплате страховых вносов. То есть надо стремиться к тому, чтобы часть средств во внебюджетные фонды перечислял работодатель, а часть — сам работник.

Такой расклад, в принципе, возможен, если бы работодатели обязались адекватно повысить заработную плату. Однако на практике, если вспомнить историю снижения ЕСН, этого не произошло.

Тем не менее, недовольство ЕСН высказывали многие выступающие. Так, председатель общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Борис Титов подробно объяснил, что произошедшее пару лет назад понижение социального налога с 35,5 до 26 процентов сыграло на руку лишь крупному бизнесу, который и до этого никогда не платил зарплату «в конвертах». А малый бизнес, ради которого все, собственно, и затевалось, из «тени» выбираться не стал: 26 процентов от фонда заработной платы, как и 35,5 процента для многих небольших фирм, — неподъемный уровень платежей.

Другой факт, не устраивающий представителей бизнеса, — непрозрачность внебюджетных фондов вкупе с необоснованностью размеров страховых взносов по большинству видов рисков. Вообще, на «круглом столе» звучали предложения расширить возможности социального страхования. Сейчас социальное обеспечение попавших в беду работников в нашей стране осуществляется почти исключительно силами государственных фондов. Однако почему бы не использовать параллельно с ними коммерческие страховые компании, а также собственные средства работодателя? Главное — определить пакет услуг, который работник должен получать в любом случае. Это может сделать Российская трехсторонняя комиссия по регулированию социально-трудовых отношений. А способы, которыми получение этого пакета будет гарантироваться, могут быть различными.

Позиции других социальных партнеров на вчерашнем обсуждении практически не прозвучали. Хотя реформа социального страхования затрагивает интересы не только работодателей, но и работников, и государства. Очевидно, все три позиции определятся, когда начнется обсуждение темы уже в рамках рабочей группы в Государственной Думе. Однако, судя по всему, спешить эксперты не собираются. Первые наработки, по словам Исаева, могут появиться только к концу года.

ДЕТЕЙ ПРЕСЛЕДУЕТ СТРЕСС

(«Парламентская газета» 01.06.2006)

Фатима ПОЛЫСАЛОВА

     Тревожная цифра — за последние десять лет в России количество детей-инвалидов в возрасте до 18 лет увеличилось в два раза. За пять лет их число возросло на 122 тысячи, что составляет 642 тысячи. Много это или мало? Если учесть, что в настоящее время количество ребят школьного возраста в России составляет 21 миллион, то доля детей-инвалидов достаточно высока и превышает три процента. И это только касается тех, кто официально признан инвалидом.

Статистика в части детского здоровья вообще не из радостных. Так, за последние пять лет увеличилась общая заболеваемость новорожденных. При этом наиболее частыми видами их заболеваний являются болезни, связанные с органами дыхания, пищеварения и мочеполовой сферы. Увеличилось за последние годы на 20 процентов и число детей с хроническими заболеваниями. А общая заболеваемость детей до 15 лет за последние 4 года увеличилась на 15 процентов. За те же 4 года общая заболеваемость новорожденных увеличилась на 20 процентов и на 15 процентов увеличилось количество врожденных аномалий. Дети болеют все чаще, и в 2004 году на одного ребенка приходилось два заболевания. Еще одной важной проблемой является рост заболеваемости детей ВИЧ-инфекцией. На сегодня в России число детей, больных СПИДом, составляет более 11 тысяч. И прогноз неутешителен, так как за последние два года родились 9,5 тысячи детей от матерей, зараженных ВИЧ-инфекцией. По данным за 2005 год, количество ВИЧ-инфицированных детей до 15 лет составило 1,5 тысячи.

Дети в возрасте до 14 лет сейчас составляют большинство детей-инвалидов в России. Среди болезней, по которым они получают инвалидность, на первом месте по массовости стоят нервные заболевания, на втором — психические расстройства, на третьем — болезни органов дыхания. Причины нервных и психических болезней лежат как бы на поверхности. Это насыщенная стрессами детская жизнь не только в школе, но часто и в семье. Это и возросшая нагрузка на детскую психику, связанная с информатизацией, компьютеризацией и усложнением школьных предметов. Однако это причины как бы объективные, внешние. Вместе с тем в системе нашего здравоохранения за годы реформ частично утеряна системность мониторинга за детским здоровьем. Особенно это касается сельской местности, где более 30 процентов школ вообще не имеют медицинских кабинетов. Основная причина этого — недофинансирование.

Да и как, к примеру, не расти статистике по заболеваниям органов пищеварения, если только около 15 процентов детей получают горячее питание в школах. К тому же у 80 процентов школьников крайне низкая физическая активность. Как следствие этого около 50 процентов детей по окончании школы имеют ограничения в выборе профессий из-за проблем со здоровьем. Серьезно страдает от такого положения дел и обороноспособность, так как более 30 процентов школьников не годны к службе в армии.

Что же в этой связи предпринимает государство?

Государственная Дума приступила к работе над законопроектом «О внесении изменений в статью 6-2 Федерального закона «О государственной социальной помощи». Этот проект призван дополнить набор социальных услуг, предоставляемый федеральным льготникам в соответствии со 122-м федеральным законом, специализированными продуктами лечебного питания и изделиями медицинского назначения для детей-инвалидов.

Несмотря на то что на реализацию данного закона потребуется 1774,6 миллиона рублей, принятие данной нормы не требует дополнительных бюджетных ассигнований. Финансирование будет осуществляться в пределах бюджетных показателей 2006 года, в связи с чем каких-либо затруднений по прохождению данного закона через нижнюю и верхнюю палаты Федерального Собрания РФ не предвидится. При этом в среднем на каждого ребенка-инвалида придется по 2764 рубля.

Законопроект включен в программу работы Государственной Думы на весеннюю сессию.

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ «ЗДОРОВЬЕ». ДЕМОГРАФИЯ

МЫ ТЕРЯЕМ ДВЕ ТЫСЯЧИ ЧЕЛОВЕК В ДЕНЬ

РОССИЯ ВЫМИРАЕТ В ЦЕНТРЕ, ЗАТО ПРИРАСТАЕТ НА СЕВЕРЕ И ЮГЕ

(«Новые известия» 01.06.2006)

Алексей ОЛЬШАНСКИЙ

Демографический кризис нарастает, статистика выглядит пугающей, число родившихся неуклонно уменьшается, количество умерших, наоборот, увеличивается, а миграционный прирост компенсирует потери лишь в малой степени. По данным последней переписи, всего 3% семей в России имеют трех и более детей. В результате абсолютное сокращение населения составило только в 2005 году 735 тысяч человек. Это значит, что каждый день мы теряем около двух тысяч человек, а каждый год «исчезает» целый регион, примерно равный по количеству населения Псковской области, республике Карелия или крупному городу, например, такому, как Краснодар. Однако на сегодняшний день в разных регионах России ситуация с рождаемостью складывается неодинаково. Есть и отдельные территории, где наблюдается естественный прирост населения.На сегодняшний день суммарный коэффициент рождаемости – так на демографическом языке называется количество детей у одной среднестатистической женщины – составляет 1,34, тогда как для достижения уровня простого воспроизводства он должен быть не менее 2,15. Причем этот необходимый уровень не обеспечивается в России уже сорок лет. Справедливости ради надо сказать, что показатели рождаемости в стране сильно разнятся в зависимости от региона. В 2004 году среди самых неблагополучных с точки зрения естественного прироста населения субъектов Федерации были практически все области Центрального федерального округа: Московская, Воронежская, Тульская, Тверская, Владимирская, а также северо-запад во главе с Санкт-Петербургом. Зато естественный прирост наблюдался во многих южных республиках: Дагестане, Чечне, Ингушетии, Калмыкии, Кабардино-Балкарии и в северных районах: Тюменской области, Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах, Якутии и на Чукотке.Почему в разных регионах демографическая ситуация неодинаковая, «НИ» разъяснил руководитель Центра по изучению проблем народонаселения МГУ Валерий Елизаров: «На севере страны – более молодая структура общества, там маленькая доля стариков и большое число молодых. Такое положение вещей связано с тем, что оттуда всегда уезжали пенсионеры, поселяясь там, где теплее, например, в Краснодарском крае или на Ставрополье. В регионы, где сильно развита нефтегазовая промышленность, наоборот, съезжаются молодые. Это не удивительно, ведь там высокие зарплаты». По словам Валерия Елизарова, во всех областях Центральной России, наоборот, преобладает достаточно старое население. Именно здесь проживает максимальное число тех людей, кому за семьдесят. Совершенно естественно, что при такой возрастной структуре общества количество смертей окажется гарантированно выше. Из всех этих областей только в Москве и Подмосковье высокий уровень смертности отчасти компенсируется миграционным приростом. Что же касается Дагестана, Чечни и Ингушетии, то там намного выше рождаемость и остаются многодетные семьи. В этих районах еще сохранился традиционный уклад. В Чечне и Дагестане велика доля сельского населения. Кроме того, по мнению эксперта, там не очень высокий уровень образованности и занятости женщин, а рождение трех-четырех детей в семьях пока является нормой. «Высокий уровень рождаемости на Северном Кавказе связан с определенными традициями в этом регионе, – сообщила «НИ» директор Института социально-экономических проблем народонаселения РАН Наталья Римашевская. – Большую роль в этом играет ислам и культура многоженства. Хотя эти культурные основы, которые обуславливают естественный прирост населения в южных регионах России, сегодня ломаются в результате того, что одни национальности постоянно смешиваются с другими». «Общество, не способное обеспечить возобновление поколений, – преступно» – это известное высказывание бывшего президента Франции Валери Жискар Д’Эстена. Демографические проблемы России типичны для большинства стран Европы, а изменить ситуацию к лучшему удавалось только там, где, как во Франции, проводилась многолетняя хорошо продуманная государственная политика поддержки семьи. Мировые стандарты расходов на материнские и семейные пособия – от 2,5 до 4% ВВП, тогда как у нас эти затраты в десять раз меньше. В условиях, когда более половины семей с детьми проживают в России ниже черты бедности, не приходится удивляться реакции родителей – они откладывают рождение детей «на потом» и отказываются от рождения второго или третьего ребенка. За прошедшее столетие в нашей стране было только три коротких благоприятных демографических периода: вторая половина двадцатых годов, времена хрущевской оттепели и середина восьмидесятых.«Следует иметь в виду, что попытка быстрого решения демографической проблемы дает лишь временный эффект, – уточнила в беседе с корреспондентом «НИ» старший научный сотрудник Центра демографии и экологии человека Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Елена Иванова. – В середине восьмидесятых годов рождаемость возросла из-за увеличения пособий, но этого хватило на пять лет. Для того чтобы повысить рождаемость, нужно прежде всего изменить систему мотивации, а она индивидуальна и почти не поддается влиянию. Поддерживать женщин, конечно, хорошо, но надо понимать, что рожать начнет специфический контингент матерей, матерей неблагополучных, надеющихся не на себя, а на чью-то поддержку, на помощь извне. Тогда мы будем говорить уже о снижении качества населения».10 мая в ежегодном послании Федеральному собранию Владимир Путин назвал демографию «самой острой проблемой в современной России». Президент предложил конкретные меры для стимулирования рождаемости: увеличение размера денежных пособий, повышение стоимости родовых сертификатов, компенсация затрат на детское дошкольное воспитание, создание так называемого «материнского капитала» – 250 тысяч рублей, – выделяемого государством после рождения второго ребенка. Однако, обсуждая предложения, высказанные в послании Владимира Путина, многие специалисты-демографы предупреждают, что планируемое увеличение пособий и компенсаций все равно не покрывает реальных расходов, связанных с рождением и воспитанием детей. По мнению Валерия Елизарова, «необходим закон о государственных гарантиях поддержки семьи, который обеспечил бы минимальный общефедеральный социальный стандарт. После этого регионы могли бы в качестве добавления к этим гарантиям за счет своих средств проводить активную демографическую политику, не противоречащую государственной. Кстати, многие области уже разработали и реализуют свои собственные программы. Пример – программа «Народосбережение Липецкой области». А пока средняя заработная плата в нашей стране 9 тысяч рублей равняется прожиточному минимуму для родителей и одного ребенка. И она просто не содержит средств для воспроизводства.

Демографическая ситуация в регионах РоссииРЕГИОНЫ С ВЫСОКИМ УРОВНЕМ СМЕРТНОСТИМосковская область (-) 55593 чел.Москва (-) 39417 чел.Нижегородская область (-) 37056 чел.Санкт-Петербург (-) 33708 чел.Свердловская область (-) 26170 чел.Воронежская область (-) 23442 чел.Краснодарский край (-) 23308 чел.Тульская область (-) 22501 чел.Кемеровская область (-) 20692 чел.Ленинградская область (-) 19921 чел.РЕГИОНЫ, ГДЕ ОТМЕЧАЕТСЯ ЕСТЕСТВЕННЫЙ ПРИРОСТ НАСЕЛЕНИЯРеспублика Дагестан (+) 25849 чел.Чеченская Республика (+) 22149 чел.Тюменская область (+) 11647 чел.Ханты-Мансийский АО (+) 10549 чел.Республика Ингушетия (+) 5043 чел.Республика Саха (Якутия) (+) 5024 чел.Ямало-Ненецкий АО (+) 4289 чел.Республика Тыва (+) 2037 чел.Республика Калмыкия (+) 739 чел.Кабардино-Балкарская Республика (+) 719 чел.По данным Росстата за 2004 год

У РОССИИ ЕСТЬ ОПЫТ РЕШЕНИЯ ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ

(«Новые известия» 01.06.2006)

Мавлит БАЖАЕВ

Проблемы демографии в России не случайно заняли особое место в недавнем послании президента России Федеральному собранию именно сейчас. Ситуация в стране по сравнению с предыдущими годами заметно улучшилась. Государство стало укрепляться, и у нас наконец-то появилась реальная возможность воздействовать на демографические процессы и, в частности, стимулировать динамику рождаемости в стране. А в том, что вопрос демографии весьма актуален для России, никаких сомнений нет – в стране фактически идет процесс депопуляции. Вот конкретные цифры. В начале 90-х годов прошлого века на территории России проживали 150 млн. человек. Кроме того, по оценкам экспертов, за последние годы в Россию вернулись до 6 млн. соотечественников из бывших республик СССР. В настоящее время, по данным переписи населения, в России проживают 146 млн. человек. Получается, что за 15 лет мы потеряли 10 млн. человек! И этот процесс продолжается. В год, по данным Госкомстата, мы теряем более 700 тыс. человек. Это большая цифра. И если срочно не предпринять радикальных мер по исправлению ситуации, то мы, в конце концов, можем растерять население. А это чревато потерей контроля над огромными пространствами России. Достаточно посмотреть на граничащие с Китаем регионы Дальнего Востока и части Сибири. У наших соседей, по оценкам российских специалистов, вдоль границы население составляет более 120 млн. человек. А у нас там проживают от 17 до 20 млн. человек. Это несопоставимые цифры. И главное, что в Китае в отличие от России рост населения продолжается.

Как известно, президент в своем послании сформулировал конкретные меры по исправлению демографической ситуации в стране. Предложенные им доплаты по 250 тыс. на второго ребенка в семье, безусловно, станут серьезной поддержкой родителям. Ведь не секрет, что часто именно из-за низкого уровня благосостояния они вынуждены ограничиваться одним ребенком. А во многих семьях детей вообще нет. Так что я уверен, что меры, изложенные в президентском послании, во многом помогут улучшить положение. Хотя, безусловно, только за счет этих выплат проблему решить невозможно. Но надо понимать, что на оздоровление демографической ситуации направлены и все четыре национальных проекта, заявленные президентом ранее.

С другой стороны, в решении вышеупомянутых проблем у нас, к сожалению, не задействованы и многие другие имеющиеся ресурсы. Достаточно вспомнить, что демографическая ситуация в различных регионах России неоднородна. Например, на Северном Кавказе в отличие от Дальнего Востока и Сибири наблюдается устойчиво высокий уровень рождаемости. Думаю, во многом это является следствием местных традиций. Ведь в северокавказских обществах, в том числе и в среде казачества, до сих пор сохраняются многие элементы патриархального уклада жизни. Население здесь менее урбанизировано, чем в целом по стране, и люди сохранили приверженность к традиционным ценностям.

Но сегодня перенаселенность Северного Кавказа, избыток молодого трудоспособного населения, в свою очередь, порождают новые проблемы. Речь, в частности, идет о росте экстремизма, распространении терроризма и сепаратизма. Молодые люди не имеют работы, не имеют возможности получить соответствующее образование, не имеют никаких гарантий, а главное – веры в то, что у них в перспективе что-то улучшится. И поэтому эта часть населения, отчаявшись, начинает искать возможности самоорганизации для решения своих проблем. Так как это чаще всего происходит на протестной основе, то такая самоорганизация ни к чему хорошему не приводит. Хочу подчеркнуть, что наличие в общей структуре населения высокой доли легко манипулируемой и неустроенной молодежи (особенно молодых мужчин) говорит о том, что регион находится в кризисном положении. Поэтому государство должно активнее участвовать в решении проблем, связанных с переизбытком трудовых ресурсов на Северном Кавказе.

При этом опыт решения таких проблем у нас есть. Когда-то в советские времена у нас были эффективные государственные программы развития регионов, которые среди прочего учитывали и демографические факторы. Можно назвать такие крупные проекты, как поднятие целины, развитие Нечерноземья, строительство БАМа и многие другие. Для активной молодежи, ищущей, где приложить свои силы и энергию, создавалась возможность найти себе работу там, где она есть. Таким образом, обеспечивалось перемещение рабочей силы из трудоизбыточных регионов в трудодефицитные. Для молодых это было не только интересно, но и выгодно: государство материально поощряло их.

И что особенно важно: в ходе реализации таких крупных проектов развития формировались большие интернациональные коллективы. Люди, работавшие в них, менее всего были озабочены национальностью своих товарищей. Таких явлений, как ксенофобия, нетерпимость, национализм, практически не существовало. Молодежь вступала в браки, создавались смешанные семьи, которые закреплялись на новых территориях. И вырастали новые поколения, которые несли в себе культуру интернационализма. В результате притока молодой, здоровой и энергичной части населения серьезным образом улучшалась демографическая ситуация, оздоравливалась сама атмосфера в обществе, снижался уровень таких негативных явлений, как, скажем, бытовое насилие, пьянство.

Этот опыт, по моему убеждению, применим и сейчас. При создании соответствующих условий, при стимулировании этих процессов молодое население южных регионов можно привлечь к новому освоению зауральских и забайкальских территорий. Туда, где у нас есть перспективные регионы, развитие которых сдерживается отсутствием рабочих рук. В результате это помогло бы снизить демографическую нагрузку на юге страны и одновременно позволило бы придать динамику процессам развития отдаленных областей. Это весьма актуально для России. Надо отметить, что осуществление такой государственной программы не требует от нас каких-то сверхусилий. Назовем это новым национальным проектом, или можно выделить отдельное направление в рамках уже существующих.

Автор – член Общественной палаты, председатель подкомиссии ОП по проблемам борьбы с ксенофобией, национализмом и экстремизмом.

ОБЩАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА.

Сегодня Международный день защиты детей

ХОРОШАЯ СЕМЬЯ ДЛЯ РЕБЕНКА И ЕСТЬ ХОРОШЕЕ ГОСУДАРСТВО

РОДИТЕЛЬСКОЕ СОБРАНИЕ С УЧАСТИЕМ ЛЮДМИЛЫ АЛЕКСАНДРОВНЫ ПУТИНОЙ ПРОШЛО В «РОССИЙСКОЙ ГАЗЕТЕ» НАКАНУНЕ МЕЖДУНАРОДНОГО

ДНЯ ЗАЩИТЫ ДЕТЕЙ

(«Российская газета» 01.06.2006)

Елена НОВОСЕЛОВА, Наталия ЯЧМЕННИКОВА, Ядвига ЮФЕРОВА

Что заставит российских женщин рожать детей: хорошая семья или внимание и помощь государства? Как сделать своего ребенка счастливым? Почему российские школьники не любят читать, а их родители делают детей заложниками своих амбиций? Эти и другие вопросы обсуждали в редакции «Российской газеты» накануне Международного дня защиты детей Людмила Путина и директор Института возрастной физиологии РАО академик Марьяна Безруких. Они начали эту дискуссию уже несколько дней назад в Центре развития русского языка, где прошел очередной «круглый стол» на тему «Школа без стресса».

Российская газета: Четыре года назад у нас в «РГ» вы сказали, что хорошая семья для маленького ребенка — это и есть хорошее государство. Мы хотели бы продолжить эту тему. Людмила Александровна, недавно вы вернулись из командировки?

Людмила Путина: Я была в Петербурге, где проходил фестиваль «Русское слово», его заключительный аккорд. Заодно в тот день мы вместе с губернатором Валентиной Ивановной Матвиенко и на открытии фонтанов побывали.

РГ: Не случайно мы начали разговор с Северной столицы. В июле там пройдет встреча глав государств «большой восьмерки». Известно, что будут обсуждаться три очень важных вопроса. Один из них — вопрос образования. У первых леди будет особая программа?

Путина: Как правило, в рамках «восьмерки» жены лидеров всегда обсуждают созвучный вопрос. Поэтому наш «круглый стол» тоже будет посвящен вопросам образования. И мы попытаемся, поскольку обычно задает тон принимающая сторона, еще раз поговорить о школе без стресса.

РГ: У вас большой опыт сравнения, Людмила Александровна, школы европейской и школы российской, качества образования, стандартов. Иным хочется отправить детей на учебу в Европу. Другие говорят: «Зачем? Лучше в России учиться». А вы что думаете?

Путина: Мне кажется, родители должны понимать, что они тем самым программируют отчасти будущую жизнь своего ребенка: европейскую или российскую. Все зависит от того, чего хотят родители: чтобы жили дети там или здесь? Чтобы они имели друзей там или здесь?

РГ: А качество образования где лучше?

Путина: Думаю, что качество образования везде может быть разным. Можно и в очень хорошем колледже получить плохое образование. А можно и в среднем вузе — отличные знания. Когда встал вопрос об образовании для наших детей, мы однозначно выбрали Россию.

РГ: Вы не первый год проводите молодежные программы с участием детей, подростков из России, стран Балтийского региона, Германии, Франции, Италии… Как вы думаете, наша молодежь европеизирована или нет? Это поколение более открыто миру, чем наше?

Путина: Я думаю, что да. Когда мы в Центре развития русского языка начинали молодежные проекты, я считала, что наша молодежь не очень знакома с западной культурой. Цель проекта, собственно, и была познакомить их с культурой других стран, чтобы они нашли себе друзей, поняли, что они такие же, как мы, и мы такие же, как они. Оказалось, что многие уже бывали за рубежом. Молодежь у нас достаточно продвинутая.

РГ: На одном из «круглых столов» в Центре развития русского языка вы сказали: «Чем сильнее государство и государственность, тем легче языку доказывать свою состоятельность». Как вы чувствуете, российская государственность помогает сейчас продвижению русского языка в мире?

Путина: Конечно, язык сам по себе, без государства, без государственности, вряд ли может быть сильным, мощным. Если государство укрепляется, то и язык продвигать, укреплять и развивать легче.

РГ: Во время дискуссии в Центре развития русского языка нам, журналистам, было очень интересно слушать о том, как вы относитесь к вундеркиндам. Каждый родитель вкладывает, как вы говорили, все свои нереализованные амбиции в своего ребенка. Ему кажется, что «чем быстрее, тем лучше». На днях телевидение показало, как пятилетний мальчик из Осетии уже учится в пятом классе. Кто-то говорит об этом с восторгом, а кто-то с недоумением. Как вы относитесь к вундеркиндам? Когда ваши дочери научились читать?

Путина: Моя позиция: первый класс и существует для того, чтобы детей не торопясь учили читать, считать, писать. Вот у меня двуязычные дети. А язык настолько энергоемкая вещь! И, видимо, поэтому, когда они учили параллельно два языка, чуть-чуть отставали от своих сверстников по словарному запасу. То есть, видимо, место в мозгу все-таки небезгранично… А так я ничего специально не делала, чтобы их обучать до школы чему-либо. Как мне представляется, у наших детей было счастливое детство.

Что же касается вундеркиндов, то я думаю, что это какие-то особые, нетипичные дети. Их ведь совсем небольшой процент. Поэтому ориентироваться на них в образовательном процессе вряд ли нужно. А вот учитывать, что они есть и что они продвигаются в два-три раза быстрее остальных детей, необходимо. Хотя говорят, что все дети изначально талантливы.

Марьяна Безруких: Я соглашусь, что до школы не стоит заставлять ребенка учиться, если у него нет в этом острой потребности. И обучение двум языкам сразу действительно накладывает отпечаток на формирование родного языка. И вообще главная беда нашего образования в том, что учат всему быстренько.

РГ: Сколько слов в минуту обязан читать ребенок?

Безруких: Нормы нет. И в документах Министерства образования и науки РФ не записано, что «к концу начальной школы ребенок должен читать свыше 90 слов в минуту». Но учителя требуют: быстрее, быстрее, быстрее. Зачастую с секундомером в руках.

Теперь о мальчике из Осетии. В пять лет в пятом классе? Позвольте не поверить. Возможно, он решает задачки по физике и знает что-то из географии. Но, простите, если этот ребенок будет такими темпами продвигаться по школьной программе, в восемь лет он должен будет осознать «Войну и мир»? Вот этого-то и не получится. Другой аспект: вундеркинды попадают не в свою возрастную и социальную среду. Они растут вне сверстников. И социальная, и психологическая адаптация этих детей, как правило, затруднена. Опыт показывает, что в лучшем случае вундеркинды оканчивают университет в 15 лет. А потом «тормозят». Ведь есть не только, как правильно заметила Людмила Александровна, ресурс мозга, но и эмоциональный ресурс. Постоянное эмоциональное подстегивание в итоге рано или поздно истощает ребенка.

РГ: Родительский опыт говорит: надо у ребенка разглядеть талант. Первое, что для этого делают, — покупают пианино. Вдруг будет играть хорошо? Людмила Александровна, к чему ваши девочки были склонны в детстве? Родители обязаны к чему-то подталкивать своих детей?

Путина: В раннем возрасте очень сложно, я думаю, разглядеть конкретный талант.

Безруких: Если талант есть, он проявляется, как правило, к 12 годам, а у особо одаренных — к 10-12 годам.

Путина: Я как мама просто давала детям разностороннее образование и хорошее воспитание. И никогда их не мучила. Всегда контролировала, чтобы они высыпались, были бодрыми, веселыми, чтобы они осваивали все это в хорошей физической форме.

Мне кажется, что родители действительно могут в раннем возрасте заложить лишь основу для различного рода деятельности в будущем. Наши дети занимались танцами, играли на скрипке, фортепьяно. Сейчас, например, они танцуют с огромным удовольствием.

РГ: Ваши дочери учатся в Санкт-Петербургском университете. А какие специальности они избрали?

Путина: Старшая — биологию, а младшая — японский язык.

РГ: Писали, что они у вас полиглоты. Сколько языков уже знают?

Путина: Владеют тремя языками свободно. Это немецкий, английский, французский. Кроме того, старшая изучает испанский, а младшая три года учила китайский, а сейчас начала еще и японский.

РГ: Один из журналистов «РГ» — уже дедушка троих внуков. Духовник его дочери благословил ее на пятерых. Но она юрист по образованию, а с таким количеством детей нет ни времени, ни сил делать карьеру. Вот если бы ваша дочь пришла за советом, что выбрать: карьеру или детей, — что бы вы ей посоветовали?

Путина: Я бы посоветовала определиться со смыслом ее собственной жизни. И если главный смысл жизни она найдет в продолжении жизни, в детях, тогда — рожать детей и посвящать им все свое время.

Кто-то может позволить себе взять няню, которая будет заниматься детьми, а самой работать. Опять же вопрос: хочет ли женщина, чтобы это были только ее дети? Или согласна на то, что они будут и «чуть-чуть нянины»? Передо мной тоже все время стоял выбор. Идти работать или воспитывать детей? Иногда меня спрашивают, как вы воспитали таких детей? Минута в минуту 14 лет посвятила им. Я почти не работала. Надо вам сказать, что это непростое испытание, когда женщина отказывается даже от минимальной карьеры, от общения, от коллектива.

РГ: Перед родителями рано или поздно встает вопрос отделения детей от семьи. Одни говорят, что надо детям помогать, даже когда они уже закончили вуз: устраивать на работу или в аспирантуру. Есть другая, западная позиция: чем раньше отделить, тем лучше. Где граница разумного?

Путина: Мне лично не близка ни та, ни другая точка зрения… И отправлять ребенка из дому на все четыре стороны, думаю, неправильно. И держать его при себе до старости плохо. Наверное, это психологический вопрос. На самом деле дети могут продолжать жить с вами под одной крышей и при этом быть самостоятельными. А могут сбежать от родителей в другой город, но всю жизнь оставаться на привязи.

РГ: Вернемся к школе без стресса. Дайте совет, как сделать так, чтобы школьник, несмотря на бешеные нагрузки, просыпался счастливым?

Безруких: Нужно правильно его будить. Если с утра мы его дергаем — быстрее вставай, ешь, одевайся, — то день ребенка начинается со стресса. Как потом быть счастливым? Попробуйте так: за полчаса до подъема подойти и сказать несколько ласковых слов: «Солнышко, дорогая, любимая! Доброе утро! Тебе скоро вставать, но ты можешь еще поваляться». Вот уже и счастье!

РГ: Ни для кого не секрет, что многие родители нанимают репетиторов. Переход из школы в вуз порой очень болезненный: программы не всегда стыкуются. Как совместить 10 уроков в день и занятия с репетиторами?

Безруких: Дети ищут выход из этой ситуации сами. Могу привести пример своей внучки, которая в 9-м классе ушла в экстернат. Это посещение школы два раза в неделю и индивидуальная работа в необходимом тебе темпе. Другой выход — профильное обучение в старшей школе.

РГ: Вот вопрос Елены Воробьевой из Калининграда: «Мой сын десятиклассник. Уже отчаялась когда-либо приохотить его к чтению. Что только не перепробовала. Вплоть до постраничного денежного поощрения. Воспринимает как наказание, тяжкий труд. Литература в школе ненавистный предмет. Экранизацию литературных произведений смотрит с удовольствием. Даже такие сложные, как «Идиот», «Мастер и Маргарита» и «Доктор Живаго». Может быть, побольше снимать сериалов по классическим произведениям и разрешить в школе разбирать и проходить кинематографические версии?». Как приучить ребенка к чтению?

Безруких: Особенно важно правильно научить ребенка читать. Если мы начинаем его торопить, он успевает схватить взглядом только две-три буквы, а дальше взгляд убегает вперед. Поэтому слово ребенок попросту угадывает. Угадал — хорошо, а если нет, вынужден вернуться к началу. Это бесконечное движение глаз челноком, во-первых, быстро утомляет. А во-вторых, малыш теряет смысл прочитанного. И в итоге интерес к книге.

РГ: Сейчас можно прослушать всю школьную программу по литературе, включая «Войну и мир», на компакт-диске. Вам приходилось когда-либо так слушать литературное произведение?

Путина: Да. В свое время я покупала аудиокассеты. Кстати, моей младшей дочери нужно было сдавать литературу при поступлении в вуз. Так она все прослушала на дисках. Просто не успеть было все прочесть за год.

Но ценность чтения неоспорима. Именно чтения книг. Как некая альтернатива СD-диски подходят, но книгу ничто заменить не может.

Сейчас до 40 процентов молодежи не читают. Возможно, они не осознают пока еще ценности чтения. Но не научившись читать в детстве, не получится это сделать и во взрослом возрасте.

РГ: В десятом классе можно научить читать?

Безруких: Мы хотим, чтобы нечитающий ребенок сразу прочитал «Войну и мир». А для начала, для «аппетита» это должно быть короткое и увлекательное чтение. Возможны ли сокращенные варианты? Весь мир идет по этому пути. Мы долгое время смеялись и говорили, что это какой-то примитивизм и в нашей читающей стране, где стопроцентная грамотность, это немыслимо. На самом деле как альтернативный вариант, если мы хотим хотя бы приучить к чтению, подойдут и сокращенные варианты, и комиксы.

Путина: Я сейчас подумала, почему мои дети читают? Они очень много читают. На разных языках причем. Я с благодарностью вспоминаю их учительницу литературы в немецкой школе. Всего-то раз в неделю было 45 минут литературы и 45 минут русского. Но у педагога была своя метода, и она ухитрилась научить читать, привить им любовь к чтению.

Что она делала? Брала произведение, например, Пушкина и разбирала с детьми стиль письма, учила вычленять в огромном пласте русской литературы именно Пушкина. Узнавать великого поэта. Затем также и с другими писателями.

Безруких: Когда читаешь книгу, ты получаешь удовольствие от текста, от слова, от красоты фразы. С Пушкина, кстати, и нужно начинать учить ребенка воспринимать русскую речь. Причем в любом возрасте. Он настолько мелодичен, красив, богат.

РГ: Юлия Карманова, директор средней школы 56 города Кемерово пишет: «В 2003 году наша школа благодаря реализации программы «Библиобраз», которую курирует Людмила Александровна Путина, получила 10 томов «Исторической энциклопедии». Планируется ли в ближайшее время осуществить нечто подобное? Маленький библиотечный фонд у школ — одна из самых серьезных проблем. На его пополнение в учебных заведениях не хватает средств, а перекладывать данные затраты на плечи родителей считается неправильным».

Путина: Программа продолжается. В 2007 году снова будет фестиваль «Библиобраз». В рамках этого фестиваля мы делаем упор прежде всего на школьные библиотеки, чтобы он не стал очередной книжной ярмаркой. И все время в Центре развития русского языка вынашиваем планы, как пополнять школьные книгохранилища. Когда задумывали «Библиобраз», были идеалистами: сделаем этот фестиваль, привлечем внимание предпринимателей, и на местах найдутся люди, которые будут покупать книжки в школьные библиотеки. Или, к примеру, новую мебель. Пока этого, к сожалению, не произошло.

Безруких: Надо привлекать и попечительские советы школ. Они имеют немалые фонды. Важно подумать, куда эти деньги можно потратить.

РГ: Еще один вопрос от наших читателей. Асиет Каряева из Краснодара, заместитель директора гимназии спрашивает: «Как вы считаете, может быть, стоит отменить оценки по таким предметам, как музыка, изобразительное искусство, физкультура? Допустим, мальчик отличник, но толстенький, не поет или плохо бегает, и это его очень сильно травмирует».

Путина: Решать специалистам, отменять ли оценки по творческим предметам. Хотя совершенно согласна, что проблема есть. Что же касается оценочной системы, мне очень нравилось, как ставили отметки в немецкой школе. Оценка была не за незнания, а за знания. У нас же все наоборот. Если ребенок сделает одну ошибку — ему уже «четыре». А еще одну — «три». А то, что он все остальное знает, это никого не интересует. В немецкой школе ставится за «процент». Допустим, если 75 процентов текста верно сделано — это «отлично», по-немецки «единица». А за 50 процентов знаний ребенок получит «удовлетворительно», по-немецки «три».

У ребенка есть шанс заработать хорошую оценку. И тогда это снижает стресс. Оценка в школе, конечно же, нужна. Без нее не обойтись. Давайте эту мысль с вашей помощью продвигать. Начнем оценивать знания, а не незнания. Просто нужно в сознании перевернуть представление об оценках. Кстати, учителя на первое место в своем учительском опросе ставили отсутствие права на ошибку. Так откуда это право возьмется, если детям не даем права на ошибку?

Безруких: Действительно, наша школа делает акцент на «неправильно сделанное». Мы его подчеркиваем красным карандашом. И снижаем оценку за исправленную ошибку. Кстати, и системы, когда всему классу сообщаются результаты контрольной работы, тоже нет нигде в мире.

РГ: Сейчас очень многие родители критикуют школьные учебники: дескать, они занудные, плохо иллюстрированы. Вас устраивали учебники, по которым учились ваши дети? Наверное, есть возможность сравнить наши учебники и немецкие. Есть разница?

Путина: Конечно, есть. Кстати, в немецкой школе учатся не только по учебникам. На уроке по истории давался, допустим, документ, написанный Бисмарком. И нужно было объяснить, почему этот документ принадлежит именно Бисмарку. То есть учебник был постольку-поскольку. Меня это поначалу как-то удивляло: мы же привыкли по-другому. Параграф прочитал — ответил.

РГ: Помните, Людмила Александровна, в нашем Центрально-Азиатском представительстве в Бишкеке мы вместе дискутировали с учителями русского языка. Тогда кто-то заметил: в нашем учебнике школьнику задают вопрос — в каком году произошла французская революция? А во французском: почему произошла французская революция? И тем не менее, Марьяна Михайловна, ведь учебники сегодня потяжелели? Первоклашки буквально сгибаются под их ношей.

Безруких: Есть норма: общий вес учебников в портфеле для начальной школы должен быть не более двух килограммов.

РГ: Мы говорим о школе счастливого дня и не можем обойти вопрос о взаимоотношении учеников и учителей. Какие самые острые выражения может позволить себе учитель в общении с детьми?

Путина: Мне кажется, учитель вообще не может позволить себе «выражений». Взаимное уважение этого не предполагает. Нельзя переходить на личности, а «выражение» — это, как правило, уже переход на личности.

Безруких: Совершенно согласна. Но нужно, наверное, помнить, что для ребенка важно не само слово, а взгляд учителя, его интонация, которые порой говорят больше, чем слова. Приведу пример. У нас много медлительных детей в школе, и если учительница даже ласковым голосом, но пять раз за урок говорит: «Петя, мы опять тебя все ждем», — это огромный стресс для мальчика Пети. Который успеть не может. И начинает волноваться. Когда-то мы проводили специальное исследование: сколько замечаний учитель может сделать за урок. Оказалось, до 28.

РГ: На каждого?

Безруких: Нет, всего 28. Однако на самом деле это на каждого. Потому что любое замечание учителя — это замечание каждому ребенку в классе. И он вздрагивает. И если говорить о школе без стресса — это прежде всего школа без замечаний.

РГ: Людмила Александровна, вы в будущее смотрите с оптимизмом?

Путина: Я думаю, каждый гражданин переживает за нашу страну. Что будет? Будет ли продолжаться стабилизация в социальной сфере, в экономике, ее рост, оживление культурной жизни? Продолжит ли наша страна двигаться по пути демократизации общества? Если в стране все будет хорошо, и у нас все будет хорошо. А будет все хорошо.

РГ: Если бы вы были абсолютно свободным человеком, какой бы город для жизни вы выбрали?

Путина: Мне ближе Москва.

РГ: Владимир Владимирович говорил, что, готовя Послание Федеральному Собранию, обсуждал многие вопросы, в том числе демографические, со многими специалистами. А вы вместе обсуждали?

Путина: Нет. Рабочие вопросы он со мной не обсуждает. Насчет демографии мы, конечно, говорили, но так, на бытовом уровне. Я услышала Послание вместе со всеми людьми в стране. Он сам его писал. Писал долго, но не дома — в Кремле. И когда накануне он дома еще раз просматривал его, если бы я подошла в этот момент к столу и попыталась заглянуть, он, скорее всего, вряд ли с этим согласился бы.

РГ: Не кажется ли вам, что акцент сегодня сделан в школе на технологию обучения? Оценки, нагрузки. Хотя в 12 лет ребенку важно, может быть, не так быстро читать и не так много знать, а уже быть адаптированным к обществу. Понимать, дружить, научиться ссориться, научиться биться за себя…

Путина: Я с вами согласна. Мне кажется, что у нас сейчас столько проблем, и то, что школа должна заниматься воспитанием, абсолютно верно. Но как это сделать, осуществить?

Безруких: У нас разработаны две образовательные программы. Первая — «Разговор о правильном питании», которая дает представление о культуре здоровья, что чрезвычайно важно и чего в обществе нет. А вторая — «Учись понимать себя», где есть рабочие тетради «Учусь понимать себя», «Учусь понимать других», «Учусь общаться», «Учусь властвовать собой».

РГ: Это факультативно или для каждой школы?

Безруких: Факультатив. Школы используют этот материал по-разному: кто-то как классные часы, кто-то в цикл ОБЖ вставляет, кто-то проводит это в летних лагерях. 28 регионов уже работают. И самое главное, что удается сделать при помощи этой программы, — объединить родителей, учителей и детей. Потому что есть, например, такое задание: ребенок составляет карту настроения. И представьте: вы родитель, смотрите за неделю карту настроения у ребенка. Оранжевое настроение — понедельник, вторник, среда, четверг, пятница. А суббота и воскресенье — черные. Это значит, что ему плохо дома.

РГ: Сейчас идет компьютеризация школ, повальное подключение их к Интернету. Но многие специалисты говорят, что Интернет и компьютер отталкивают детей от книги. Интересно, а ваши дочери много времени проводят в Сети?

Путина: Они начали заниматься компьютером где-то с 14 лет. К ним приходил преподаватель и два года обучал. Сейчас они очень хорошо умеют им пользоваться. Прекрасно освоили клавиатуру и на английском, и на русском.

РГ: Продвинутые пользователи?

Путина: Да. В 14 лет я разрешила им сесть за компьютер чисто интуитивно. Но сейчас, когда я общаюсь с Марьяной Михайловной и с другими учеными, я понимаю, что к этому возрасту формируется как раз левое полушарие мозга. «Общаются» они с колоссальной скоростью, конечно, активно пользуются и Интернетом. Но при этом читают книги. Сажать, на мой взгляд, ребенка в 7 лет к компьютеру вредно для здоровья, для его развития.

РГ: Марьяна Михайловна, что считают физиологи?

Безруких: Азам работы за компьютером, к сожалению, не учат. Посадили — и работайте. И это бессистемно. И порой учебники просто впрямую переводятся в компьютерную форму. Первый учебник, который я увидела в Интернете, был… букварь. И было это сделано следующим образом: заутробным голосом диктор, к примеру, говорит: «Это пенал». Пенал светится. «Это ручка». Ручка светится. «Это тетрадь». Светится тетрадь…

Я спрашиваю разработчиков: «А вы понимаете, что уже после «тетради» ребенок не сможет ничего воспринимать? Он не может 17 раз подряд слышать — «это…». Нет, говорят, мы этого не знали. Мы учебник переводили.

РГ: Как вы думаете, женщина будет рожать, когда у нее хороший муж или когда она живет в хорошем государстве? Многие читательницы говорят: я бы опиралась прежде всего на мужа.

Путина: И на государство непременно…Столько внимания было уделено женщине в Послании президента. Государство уже поддержало женщин. Все мои приятельницы собрались рожать. Ведь женщине нужно что? Внимание. Я почему сказала, что государство главнее здесь, чем муж? Потому что женщине природой заложено родить и вырастить детей. И как говорят, против природы не попрешь. И поэтому, если у женщины есть условия родить ребенка, она это будет делать. Поэтому мне кажется, что нужно создавать условия. Государство может создавать для этого условия.

РГ: Извините, а вы счастливый человек? И что в вашем понимании счастье?

Путина: Счастье — это, наверное, движение навстречу друг другу. Не важно, в каком общении. Мужчина — женщина. Человек — государство. Родители — дети. Движение навстречу друг другу.

РГ: Значит, можно сказать, что сегодня мы с вами счастливы?

Путина: Конечно.

ОБЪЯВИТЬ 2007 ГОД В СТОЛИЦЕ ГОДОМ РЕБЕНКА», – С ТАКИМ ПРЕДЛОЖЕНИЕМ ВЫСТУПИЛ ВЧЕРА НА ЗАСЕДАНИИ ПРАВИТЕЛЬСТВА МОСКВЫ ЮРИЙ ЛУЖКОВ.

(«Вечерняя Москва» 31.05.2006)

А вчера в Белом зале мэрии на встрече с одаренными детьми (на фото) мэр заявил, что москвички, у которых уже есть один ребенок, за каждого следующего будут получать по 10 тысяч рублей вместо нынешних пяти. Если Московская городская дума одобрит эту инициативу, то в бюджете уже в 2007 году появится особая статья в 10 млрд рублей.Мэр предлагает также увеличить ежемесячные пособия – в зависимости от категории – в 2–2,5 раза, а заодно и компенсировать многодетным семьям часть квартплаты: например, для семьи, в которой три-четыре ребенка, компенсация составит 400 рублей, а если детей более пяти – 800 рублей. Кроме того, город может прибавить собственные средства на школьное питание (1,6 млрд рублей), на детские билеты в музеи, театры, кино. «Мы, объявляя программу, успеваем в бюджет заложить все мероприятия, которые будут помогать школьникам, молодым семьям, одиноким мамам и всем детям», – сказал Ю. Лужков.Еще одна инициатива мэра – увеличение субсидий для неработающих москвичей, вынужденных ухаживать за детьми-инвалидами. Пока размер субсидии составляет всего 1100 рублей, но если инициатива будет законодательно одобрена, эта сумма вырастет в четыре раза. Более того: выплачивать ее будут не три года, как сейчас, а до достижения ребенком-инвалидом 23-летнего возраста.Также мэр предложил поощрять усыновителей: за одного приемного ребенка родители смогут получить сразу 21 тысячу рублей (пятикратный размер прожиточного минимума), за второго – 29 тысяч, за третьего – 42 тысячи рублей. А на воспитание приемного ребенка его семье в два раза увеличат ежемесячное пособие. Пособие опекунам и попечителям детей-сирот тоже вырастет – в 1,3 раза.Всем желающим детям-инвалидам, не имеющим возможности посещать учреждения дополнительного образования, будет предоставлена возможность обучаться в дистанционной форме, а все образовательные учреждения, работающие с детьми-инвалидами, обеспечат спецтранспортом. В Год ребенка в следующем году планируется начать реализацию проекта «Школа будущего», ввести в эксплуатацию первый этап«Города науки, образования, инноваций» на ВВЦ – «Парк научных открытий», а также полностью ликвидировать очередь в дошкольные учреждения.

ТРЕТИЙ ЛИШНИЙ, ОЧЕНЬ НУЖНЫЙ

INCLUDEPICTURE «http://mk.ru/numbers/2203/spacer.gif» \* MERGEFORMATINET («Парламентская газета» 01.06.2006)

ТАТЬЯНА ВАРЕНИЧЕВА

«За детство счастливое наше спасибо, родная страна!» — когда-то скандировали советские дети. Дети российские такого сказать не могут: они вправе рассчитывать только на родителей. И если в доме нет денег даже на еду, то вместе со взрослыми голодают и дети. Такая ситуация не только не редкость — она встречается сплошь и рядом. Как гласит доклад Фонда ООН по народонаселению, более 1,2 млрд. детей и подростков на планете живут в нищете. По утверждению экспертов, порядка 44 миллионов российских семей находятся за чертой бедности. Это означает, что их семейный очаг лишен благополучия, ведь «с милым рай в шалаше» может существовать только до поры до времени, а именно до появления в семье ребенка. Маленькому человечку нужно много, гораздо больше, чем взрослому. Так, дяденьки и тетеньки не вырастают из своей одежды и могут носить один и тот же костюм несколько лет. Ребенку же необходимо обновлять гардероб подчас несколько раз в год. Производители детской одежды и обуви, а также те, кто реализует товары для малышей, давно намотали себе этот факт на ус и успешно качают из него большие деньги. Не секрет, что «прикиды» на детей часто стоят гораздо дороже, чем на взрослых. Образно говоря, дети сегодня рождаются не только от любви, но и от денег. И хотя кто-то сочтет подход супругов к будущему отцовству и материнству слишком меркантильным, иным он сегодня и быть не может. Ведь ребенок — это прежде всего ответственность. У него должно быть все необходимое, а это условие способно гарантировать только достаточное количество хрустящих купюр. Вот почему современная молодая семья вынуждена откладывать рождение чада до лучших в финансовом отношении времен. Откладывать скрепя сердце, по воле не зависящих от них обстоятельств. Неправда, что современным российским женщинам не до детей. Это подтверждается многочисленными социологическими опросами. Один из последних, проведенный в шести регионах, показал, что подавляющее большинство родителей — 91 процент — ассоциируют образ «нормальной семьи» с наличием в ней двух-трех детей. Лишь 4 процента опрошенных считают, что семье можно «обойтись» и одним ребенком. Ничтожное, далеко зашкаливающее за ноль количество процентов опрошенных утверждает, что дети — только помеха в их жизни. К сожалению, у многих супругов так и не наступают в жизни «лучшие времена» для скудного семейного бюджета, подорванного безработицей и крайне низкой зарплатой. Ребенок оказывается «третьим лишним». Армия детей, так и не появившихся на свет, продолжает неуклонно расти. Как следствие, ухудшается демографическая ситуация, поток мигрантов из других стран оттесняет в сторону коренное население По данным Росстата, численность постоянного населения нашей страны составляет 142 миллиона человек, ежегодно уменьшаясь на 700 с лишним тысяч. Чиновники, практически ничего не предпринимая для стимулирования рождаемости, усиленно маскируют свою лень (или неспособность к адекватному мышлению?), поощряя увеличение миграционных потоков. Они якобы видят в мигрантах «свежую кровь», способную оздоровить демографический климат России и пополнить скудные трудовые ресурсы страны. Однако практика показывает, что от неконтролируемого притока чужестранцев, среди которых в основном неквалифицированные, малообразованные люди, проку мало. Зато у них тоже есть человеческие запросы. Им, так же как и россиянам, нужны жилье, работа, хорошая зарплата. Они тоже не могут плодиться на улице, словно кролики. Так не лучше ли потратить эти государственные деньги на улучшение жизни своих граждан? Даже на первый взгляд предлагаемые главой государства меры кажутся беспроигрышными. Это и увеличение размера ежемесячного пособия по уходу за первым ребенком до полутора лет с 700 до полутора тысяч рублей, а за вторым — до 3 тысяч рублей, и рост стоимости родовых сертификатов в женской консультации — с 2 до 3 тысяч рублей, а в родильном доме — с 5 до 7 тысяч, и предоставление в распоряжение родившей ребенка женщине так называемого первичного, базового, «материнского капитала» в сумме не менее 250 тысяч рублей, и трудовые гарантии матерям Хорошо, если все это будет выполнено. Сомнения на этот счет имеются даже у депутатов Госдумы. Они справедливо полагают, что для реализации президентского Послания необходимо разработать и принять соответствующий федеральный закон. Вопрос подготовки такого документа, по словам первого заместителя Председателя Госдумы Олега Морозова, уже включен в план мероприятий по выполнению Послания. И это правильно. При существующем чиновничьем легкомыслии нет никакой гарантии того, что высказанные Президентом РФ важнейшие наказы не останутся только на бумаге. Кстати, российские регионы думают с главой государства практически в унисон. Многие из них уже давно по мере своих финансовых возможностей поддерживают молодые семьи с детьми. Так, в Липецкой области при рождении второго ребенка супруги получают единовременное пособие в размере 20 тысяч рублей, а ежемесячное пособие семье, где есть ребенок до трех лет, составляет одну тысячу рублей. Правда, у подобных щедрот есть один весьма малоприятный момент. Он кроется в самих родителях. Далеко не каждый из них идеальный семьянин. Некоторые производят на свет детей отнюдь не для радости, а ради собственных выгод: чтобы получать всевозможные льготы и пособия, жить на них и не работать. Дети таких родителей растут как трава — без ласки, заботы и внимания. Они либо становятся такими же тунеядцами, как их матери и отцы, либо убегают из дома, вгоняя государство в расходы по их устройству в специальные учреждения и приемные семьи. Впрочем, ничего удивительного в этом нет. Пособия выплачиваются без каких бы то ни было условий и обязательств со стороны семьи, и с нее нельзя спросить за деньги, потраченные не должным образом. Не случайно региональные депутаты высказывают мысль о том, что недостаточно закрепить законодательно все виды выплат и социальных пособий, расписать обязанности властей за их своевременную реализацию. Нужно также установить ответственность родителей. Они не должны тратить на свои личные нужды деньги, предназначенные для детей. Это государственный «аванс» тем, кто сейчас катается в колясках, играет в песочницах, мечтает стать космонавтом Когда-нибудь они вернут этот долг своей стране — в благодарность за заботу. МНЕНИЕ Сергей МИРОНОВ Председатель Совета Федерации Проблема демографической ситуации должна быть поставлена во главу угла всех государственных программ. Дети и бедность стали в последнее время синонимами. Так, на долю 20 процентов населения, живущего за гранью прожиточного уровня в России, приходится 50 процентов всех детей. При этом государство не предпринимает никаких шагов, чтобы улучшить ситуацию. В стране отсутствуют программы, которые могут изменить социальное положение многодетных семей. В Совете Федерации есть ряд наработок, которые могут кардинально переломить сложившееся положение дел. В частности, предлагается предоставлять налоговые льготы тем предприятиям, которые принимают на работу многодетных родителей. Более того, увеличение зарплат бюджетникам может также зависеть от количества детей в их семьях. Изменения должны коснуться и ипотечного кредитования. В частности, 25 процентов кредита должно списываться молодой семье при рождении первого ребенка, еще 25 процентов государство должно заплатить инвестору после рождения второго ребенка, а после рождения третьего весь ипотечный кредит будет погашен полностью. Несмотря на то что демографическая ситуация в стране все же несколько улучшилась, появился ряд других серьезных проблем. Например, на 200-300 процентов выросли цены на детские товары, поэтому дети в России становятся непозволительной роскошью.

ДЕТЯМ ЛУЧШЕ В ШВЕДСКОЙ СЕМЬЕ

(«Коммерсант» 01.06.2006)

Алексей АЛЕКСЕЕВ

Международная неправительственная организация Save the children опубликовала в мае седьмой ежегодный отчет – World`s Mothers 2006. В отчете содержится рейтинг The 2006 Mothers Index, в котором 125 стран мира ранжированы по тому, насколько благополучно в них живется матерям и детям. В свете новой кампании российского правительства по увеличению рождаемости проведение анализа данного рейтинга как нельзя более актуально.

Рейтинг Mothers` Index рассчитывается на основе десяти показателей. Шесть из них относятся к качеству жизни матерей (материнская смертность, распространенность средств контрацепции, здоровье матери в период беременности, присутствие квалифицированного медицинского персонала при родах, уровень грамотности совершеннолетних женщин, участие женщин в управлении государством) и четыре – к качеству жизни детей (детская смертность, уровень начального образования, доступ к чистой воде, качество питания). У недостаточно политкорректного мужчины может вызвать сомнение разве что взаимосвязь между числом женщин в национальном парламенте и материнством, но вполне логичным выглядит, например, следующее объяснение: высокий процент женщин в органах власти помогает проведению государственной политики, более ориентированной на проблемы женщин. Именно так обстоят дела, скажем, в Швеции, являющейся мировым лидером по числу женщин-пролетариев и мировым аутсайдером по детской смертности. В рейтинге, кстати, Швеция занимает первое место.

Кроме места в общем рейтинге в итоговой таблице приводятся также места, занятые страной отдельно по «женским» и «детским» показателям.

Нижние позиции рейтинга заняты исключительно африканскими странами, расположенными к югу от Сахары. Самой неприспособленной для материнства и детства страной признан Нигер. В отчете можно узнать дополнительные жуткие статистические подробности жизни в странах, замыкающих рейтинг. В отдельных государствах до трех четвертей беременных женщин страдают анемией, менее 5% пользуются современными методами контрацепции, менее 10% умеют читать, каждый восьмой ребенок не доживает до первого дня рождения, каждый шестой постоянно недоедает, до трех четвертей населения не имеют доступа к чистой воде.

Подобно тому, как наименее приспособленные для материнства и детства страны преимущественно сконцентрированы, наилучшие по этим показателям государства находятся также преимущественно в одном регионе (за несколькими исключениями). Этот регион – север Европы. В первой десятке рейтинга он представлен Швецией, Данией, Финляндией, Норвегией, Австрией, Германией, Нидерландами и Великобританией. Некоторое разнообразие вносят США, Канада и Австралия. США, кстати, занимают лишь десятое место (наравне с Великобританией), что объясняется очень высоким для развитой страны уровнем детской смертности и низким процентом женщин в органах власти.

Что касается России, то в рейтинге она располагается гораздо ближе к Европе, чем к Африке. Россия делит 27-е место с Кубой, Панамой, Тринидадом и Тобаго, а также Узбекистаном. При этом в отдельном «женском» рейтинге Россия находится на 29-й позиции, а в «детском» – на 45-й.

Сторонников интеграции России с Белоруссией не могут не порадовать показатели соседней страны – 16-е место. Чуть ниже Японии, чуть выше Израиля, а также наилучший показатель из всех стран бывшего СССР. Кроме Белоруссии Россию в рейтинге обошли также Украина (делит 21-е место с Уругваем) и Молдавия (делит 24-е место с Мексикой и Колумбией). Наихудший показатель среди стран ближнего зарубежья у Таджикистана – 69-е место (на одном уровне с Ираном и Шри-Ланкой).

Теперь посмотрим на результаты еще одного рейтинга – стран с самым высоким уровнем рождаемости (составлен по данным ЦРУ). На первом месте этого рейтинга уже знакомый нам Нигер – наименее приспособленная для материнства и детства страна. Вообще, десятка стран с наивысшими показателями рождаемости имеет поразительно много пересечений с десяткой стран с наихудшими условиями для материнства и детства. За исключением Афганистана в топ-10 самых рожающих стран представлены страны Африки к югу от Сахары.

Десятка лучших для матерей и детей стран не так сильно напоминает десятку стран с самой низкой рождаемостью, но пересечения все-таки есть. Это Германия и Австрия.

Идеальная для матерей и детей Швеция по рождаемости занимает 194-е место в мире. Впрочем, это выше российского показателя, Россия пока на 202-м месте в мире, тогда как самая рожающая в бывшем СССР страна (и одновременно самая плохая для матерей и детей) – Таджикистан на 49-м.

Сравнение двух рейтингов наводит на мысль, что качественная жизнь матерей и детей гораздо легче обеспечивается в странах, где этих самых матерей и детей относительно мало, а высокая рождаемость, как это ни цинично звучит,– своеобразный задел против высокой детской смертности. В таком случае перед российским правительством стоит задача, более сложная, чем кажется на первый взгляд,– стимулировать рождаемость, то есть нарастить количество детей, не ухудшив качества их жизни.

Страны, где лучше всего живется детям и матерям. Топ-10

Место врейтинге(Mother`sIndex)

Страна

Место в«женском»рейтинге

Место в «детском»рейтинге

1

Швеция

1

16-17

2-3

Дания

2-3

1-2

2-3

Финляндия

2-3

1-2

4-6

Австрия

4-6

5-10

4-6

Германия

7

5-10

4-6

Норвегия

4-6

1



Страницы: Первая | 1 | 2 | 3 | Вперед → | Последняя | Весь текст