Фина в г. Вологде труды филиала мгюа имени о. Е. Кутафина в г. В

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«МОСКОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ имени О. Е. КУТАФИНА»

(МГЮА имени О. Е. КУТАФИНА)

ФИЛИАЛ МГЮА имени О. Е. КУТАФИНА В Г. ВОЛОГДЕ

ТРУДЫ

ФИЛИАЛА МГЮА ИМЕНИ О. Е. КУТАФИНА

в г. ВОЛОГДЕ

(выпуск десятый)

МГЮА имени О. Е. КУТАФИНА — 80 лет

Вологда

2011

УДК 34

ББК 67

Т 78

Труды Филиала МГЮА имени О. Е. Кутафина в г. Вологде (выпуск десятый) – Вологда: ИП А. В. Киселев, 2011. – 189 с.

Отв. редактор: Веселовская Е.В., кандидат педагогических наук, доцент, директор Филиала МГЮА имени О. Е. Кутафина в г. Вологде.

Редактор: Шилова Н.П., кандидат юридических наук, доцент.

Нормативные правовые акты представлены по состоянию на 1 июля 2011 года.

Статьи представлены в авторской редакции.

Компьютерная вёрстка: Гоглева И.А.

ISBN

©Филиал МГЮА имени О. Е. Кутафина в г. Вологде TOC \o «1-3» \h \z \u HYPERLINK \l «_Toc302722143» Барышников О. В.

HYPERLINK \l «_Toc302722145» К ВОПРОСУ О ПРЕДМЕТЕ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА5

HYPERLINK \l «_Toc302722146» Бараев И.Н.

HYPERLINK \l «_Toc302722149» СТОРОНЫ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ ПО ВИНДИКАЦИОННОМУ ИСКУ PAGEREF _Toc302722149 \h 11

HYPERLINK \l «_Toc302722150» Бараева О.В.

HYPERLINK \l «_Toc302722152» О НОВЫХ ИНИЦИАТИВАХ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Д. А. МЕДВЕДЕВА ПО РЕФОРМИРОВАНИЮ СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ PAGEREF _Toc302722152 \h 27

HYPERLINK \l «_Toc302722153» Белоусов А.Л.

HYPERLINK \l «_Toc302722155» ПЕРСПЕКТИВЫ ФОРМИРОВАНИЯ МЕСТНЫХ БЮДЖЕТОВ В АСПЕКТЕ ВВЕДЕНИЯ ЕДИНОГО НАЛОГА НА НЕДВИЖИМОЕ ИМУЩЕСТВО PAGEREF _Toc302722155 \h 31

HYPERLINK \l «_Toc302722156» Валетова Ю.А.

HYPERLINK \l «_Toc302722158» МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВАЯ ОСНОВА СОХРАНЕНИЯ БИОЛОГИЧЕСКОГО РАЗНООБРАЗИЯ КАК ФАКТОР ОБЕСПЕЧЕНИЯ ВСЕМИРНОЙ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ PAGEREF _Toc302722158 \h 42

HYPERLINK \l «_Toc302722159» Жариков А.А.

HYPERLINK \l «_Toc302722161» ПРЕДЕЛЫ ПРАВА PAGEREF _Toc302722161 \h 47

HYPERLINK \l «_Toc302722162» Илюшин Н.Н.

HYPERLINK \l «_Toc302722164» ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПОБЕГОВ ИЗ МЕСТ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ, ИЗ-ПОД СТРАЖИ, ОСОБЕННОСТИ МЕР ИХ ПРОФИЛАКТИКИ И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ PAGEREF _Toc302722164 \h 54

HYPERLINK \l «_Toc302722165» Костикова Н.А.

HYPERLINK \l «_Toc302722167» ПРОСЛУШИВАНИЕ ТЕЛЕФОННЫХ ПЕРЕГОВОРОВ КАК НЕПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ СПОСОБ ПОЛУЧЕНИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИ ЗНАЧИМОЙ ИНФОРМАЦИИ PAGEREF _Toc302722167 \h 58

HYPERLINK \l «_Toc302722168» Матвеева Н.В.

HYPERLINK \l «_Toc302722170» ЧАСТНЫЙ И ПУБЛИЧНЫЙ ИНТЕРЕС В БРАЧНОМ ДОГОВОРЕ PAGEREF _Toc302722170 \h 67

HYPERLINK \l «_Toc302722171» Матвеева Н.В.

HYPERLINK \l «_Toc302722173» НЕКОТОРЫЕ ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ МЕЖДУНАРОДНОГО УСЫНОВЛЕНИЯ PAGEREF _Toc302722173 \h 70

HYPERLINK \l «_Toc302722174» Петрова И.А.

HYPERLINK \l «_Toc302722176» СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ HYPERLINK \l «_Toc302722177» ИНСТИТУТА ОТСРОЧКИ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ PAGEREF _Toc302722177 \h 84

HYPERLINK \l «_Toc302722178» Потапова Н.Д.

HYPERLINK \l «_Toc302722180» ТРУДОВОЙ ДОГОВОР КАК ОСНОВАНИЕ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ТРУДОВОГО ПРАВООТНОШЕНИЯ И КЛАССИФИКАЦИЯ ЕГО УСЛОВИЙ PAGEREF _Toc302722180 \h 90

HYPERLINK \l «_Toc302722181» Петрушина С.Н.

HYPERLINK \l «_Toc302722183» ОСНОВНЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ГАРАНТИИ ПО ОПЛАТЕ ТРУДА РАБОТНИКОВ PAGEREF _Toc302722183 \h 98

HYPERLINK \l «_Toc302722184» Петрушина С.Н.

HYPERLINK \l «_Toc302722186» ПРОФСОЮЗЫ КАК СУБЪЕКТЫ ТРУДОВОГО ПРАВА PAGEREF _Toc302722186 \h 106

HYPERLINK \l «_Toc302722187» Смелова Е.В.

HYPERLINK \l «_Toc302722189» ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПУБЛИЧНЫХ ЗЕМЕЛЬНЫХ СЕРВИТУТОВ PAGEREF _Toc302722189 \h 114

HYPERLINK \l «_Toc302722190» Соловьева Ю. И.

HYPERLINK \l «_Toc302722192» НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ К НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМ МЕР НАКАЗАНИЯ, НЕ СВЯЗАННЫХ С ЛИШЕНИЕМ СВОБОДЫ PAGEREF _Toc302722192 \h 124

HYPERLINK \l «_Toc302722193» Тютерева Н.Н.

HYPERLINK \l «_Toc302722195» К ВОПРОСУ О ЗЕМЕЛЬНОЙ ПРАВОСУБЪЕКТНОСТИ КРЕСТЬЯНСКОГО (ФЕРМЕРСКОГО) ХОЗЯЙСТВА PAGEREF _Toc302722195 \h 130

HYPERLINK \l «_Toc302722199» Тютерева Н.Н.

HYPERLINK \l «_Toc302722202» К ВОПРОСУ О ЗЕМЕЛЬНОЙ ПРАВОСУБЪЕКТНОСТИ КРЕСТЬЯНСКОГО (ФЕРМЕРСКОГО) ХОЗЯЙСТВА (ПРОДОЛЖЕНИЕ) PAGEREF _Toc302722202 \h 138

HYPERLINK \l «_Toc302722203» Хабалев В.Д.

HYPERLINK \l «_Toc302722205» ФОРМИРОВАНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ВАЖНЫХ КАЧЕСТВ ЮРИСТА С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ МЕТОДА ИНЦИДЕНТА PAGEREF _Toc302722205 \h 145

HYPERLINK \l «_Toc302722206» Шмакова Е.Б.

HYPERLINK \l «_Toc302722208» УСЛОВИЕ О ВЫПЛАТЕ КОМПЕНСАЦИИ ПРИ НАЦИОНАЛИЗАЦИИ ИМУЩЕСТВА В ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ: HYPERLINK \l «_Toc302722209» КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ PAGEREF _Toc302722209 \h 149

HYPERLINK \l «_Toc302722210» Шмакова Е.Б.

HYPERLINK \l «_Toc302722212» НЕКОТОРЫЕ МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ СЕМИНАРСКИХ ЗАНЯТИЙ ПО КОНСТИТУЦИОННОМУ (ГОСУДАРСТВЕННОМУ) ПРАВУ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН PAGEREF _Toc302722212 \h 155

HYPERLINK \l «_Toc302722213» Шилова Н. П.

HYPERLINK \l «_Toc302722215» ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВОВЛЕЧЕНИЯ НЕВОСТРЕБОВАННЫХ ЗЕМЕЛЬНЫХ ДОЛЕЙ В ХОЗЯЙСТВЕННЫЙ ОБОРОТ: К ВОПРОСУ О СООТНОШЕНИИ ПУБЛИЧНЫХ И ЧАСТНЫХ ИНТЕРЕСОВ PAGEREF _Toc302722215 \h 160

Барышников О. В.,

старший преподаватель кафедры гражданского и семейного права

К ВОПРОСУ О ПРЕДМЕТЕ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

Одной из центральных проблем любой отрасли права является определение ее предмета, то есть, совокупности общественных отношений, которые урегулированы нормами данной отрасли. Трудности в определении предмета правового регулирования объективны, поскольку система права является во многом отражением системы общественных отношений. Данные общественные отношения многочисленны и разнообразны. Некоторые из данных отношений можно объединить в относительно изолированные и самостоятельные сферы (области) общественной жизни (экономика, политика, культура и пр.), в той или иной степени подпадающие под правовую регламентацию. Но несмотря на относительную самостоятельность данных областей они находятся во взаимосвязи и взаимообусловленности, проникают друг в друга и взаимодействуют [1].

Именно взаимодействие и взаимообусловленность различных сфер общественной жизни во многом объясняет попытки включения в современную систему права новых элементов, которые принято называть как «комплексные отрасли права» или как «комплексные правовые образования». В свою очередь взаимосвязь различных общественных отношений порождает трудности в определении и разграничении предметов различных отраслей права.

Применительно к предмету гражданского права, следует отметить многообразие общественных отношений, подпадающих под сферу его действия. Круг данных отношений достаточно велик, и законодатель в п.1 ст.2 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) ограничился лишь общим перечислением наиболее значимых для гражданского права общественных отношений:

«Гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальных прав), регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников» [2].

Данное положение ГК РФ во многом отражает сложившийся в отечественной науке гражданского права подход, в соответствии с которым предмет гражданского права составляют имущественные и личные неимущественные отношения. Традиционно в системе имущественных отношений выделяются вещные и обязательственные отношения, а применительно к имущественным отношениям обычно применяется их классификация на связанные с имущественными и несвязанные с имущественными [3].

Уже в советское время для ряда правоведов была очевидна ограниченность подобной классификации. Поэтому наряду с традиционной классификацией предлагалось выделить и иные группы правоотношений, входящие в предмет гражданского права. Например, О.А. Красавчиков выдвинул концепцию т.н. «организационных правоотношений», под которыми понимал построенные на началах координации социальные связи, направленные на упорядочение (нормализацию) иных общественных отношений, действий их участников либо на формирование социальных образований. [4]. В условиях плановой экономики доля организационных отношений в общей массе гражданских правоотношений была незначительна. В современных условиях просматривается некоторое сходство между организационными правоотношениями и корпоративными и некоторыми другими гражданскими правоотношениями.

Проект нового Гражданского кодекса впервые предполагает включение в предмет гражданского права корпоративных правоотношений, под которыми понимаются отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими. В связи с этим возникает закономерный вопрос о месте корпоративных отношений в системе гражданского права.

Очевидно, что корпоративные отношения не могут быть однозначно отнесены к имущественным правоотношениям. Участие в корпорации не обязательно предполагает имущественный характер. Кроме того, как видно из предложенного в проекте ГК понятия, содержание корпоративных отношений может сводиться к управлению корпорацией. В этом случае содержание данных корпоративных отношений близко к понятию организационных отношений, предложенному О.А. Красавчиковым. Очевидно, что корпоративные отношения могут иметь имущественный, так и неимущественный характер.

Деление гражданских правоотношений на имущественные и неимущественные основано на таком приеме классификации, как дихотомия, т.е., проводится в зависимости от наличия или отсутствия в правоотношениях определенного признака. В данном случае в качестве подобного признака выступает объект данных отношений – возникают ли данные отношения по поводу имущества или по поводу какого-либо другого блага неимущественного характера [5].

Очевидно, что при всем многообразии отношений, регулируемых гражданским правом, определить предмет гражданского права просто как «имущественные и личные неимущественные отношения» значит дать лишь наиболее общую его характеристику. Аналогичные группы отношений при желании можно выделить и в других отраслях права (семейном, трудовом, налоговом и пр.).

Не решает проблему идентификации предмета гражданского права и указание на то, что имущественные и личные неимущественные отношения основываются «на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников». Данное положение скорее указывает на особенности метода гражданско-правового регулирования, чем на специфику его предмета.

На основании изложенного, при определении предмета гражданского права целесообразно обратиться к наиболее важным группам правоотношений, нашедшим свое закрепление в п.1 ст.2 ГК РФ. Итак, предмет гражданского права составляют:

Отношения принадлежности различных благ субъектам гражданского права. Отличительной особенностью данных правоотношений является их абсолютный характер, поскольку принадлежность блага одному субъекту предполагает обязанность остальных не посягать на указанное благо.

Обязательственные отношения. Отличительной особенностью обязательств является их содержание – стороны обязательства совершают по отношению друг к другу определенные действия или воздерживаются от совершения указанных действий. Обязательства являются относительными правоотношениями.

Отношения по поводу создания и использования результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации. Отличительной особенностью данных отношений является то, они возникают по поводу нематериальных благ, создаваемых интеллектуальным трудом граждан и находящих свое воплощение в различных материальных формах.

Корпоративные отношения. Выделение данных отношений в самостоятельную категорию предполагает проект нового ГК РФ, о чем уже упоминалось выше, где и были отмечены особенности данных отношений.

Иные общественные отношения.

Данную классификацию общественных отношений, составляющих предмет гражданского права, по мнению автора данных строк, следует расширить за счет подразделения всех пяти вышеуказанных групп общественных отношений еще на две категории:

— имущественные отношения. Спецификой имущественных отношений является их предмет – имущество или действия, совершаемые по поводу имущества (в зависимости от теории объекта). Большинство гражданско-правовых отношений являются имущественными отношениями.

— неимущественные отношения. Данные гражданско-правовые отношения характеризуются тем, что они возникают по поводу неимущественных благ. Среди неимущественных отношений можно выделить личные отношения (неразрывно связанные с личностью) и организационные отношения (в том смысле, как их определил О.А. Красавчиков), может быть и некоторые другие подвиды.

Схематично систему общественных отношений, составляющих предмет гражданского права можно представить в виде приведенной ниже таблицы № 1.

Таблица № 1

Предмет гражданского права

Отношения принадлежности различных благ субъектам

Обязательственные отношения

Отношения по поводу создания и использования результатов ИД и СИ

Корпоративные отношения

Иные общественные отношения

Имущественные отношения

1.1

2.1

3.1

4.1

5.1

Неимущественные отношения

1.2

2.2

3.2

4.2

5.2

Представляется необходимым дать некоторые комментарии к данной таблице. Прежде всего, следует отметить, что автор данной статьи считает возможным сохранить существующую дихотомию в делении гражданско-правовых отношений на имущественные и неимущественные. Однако такому делению должен придаваться не основной, а второстепенный характер (в силу того, что такое деление просматривается и в других отраслях права).

Пронумеровав ячейки таблицы мы получаем возможность дать некоторые характеристики гражданско-правовых отношений, «входящих» в данную ячейку.

Данная группа гражданско-правовых отношений опосредует принадлежность субъектам гражданского права различного имущества. Основу данной группы отношений составляют вещные правоотношения.

Данная группа отношений характеризует принадлежность субъектам гражданского права различных нематериальных благ, таких как жизнь, честь, здоровье, а также личных неимущественных прав (право на имя, на неприкосновенность и т.д.). Также как и отношения группы 1.1, данные отношения носят абсолютный характер.

2.1. Данную группу отношений иначе можно определить как имущественные обязательства. Большинство гражданско-правовых обязательств возникают по поводу имущества.

2.2. В науке гражданского права традиционно поднимается вопрос о наличии неимущественных обязательств. Под неимущественным обязательством следует понимать обязательственное отношение, возникающее вне сферы товарного обмена, то есть по поводу нематериального блага. Автор данной статьи исходит из возможности существования подобных обязательств.

3.1. В данную группу входят отношения, возникающие по поводу имущественных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации (исключительные права и иные имущественные права).

3.2. Здесь соответственно, объединены правоотношения, возникающие по поводу неимущественных прав авторов и иных субъектов (авторство, неприкосновенность произведения, защита чести и достоинства и пр.).

4.1. Корпоративные имущественные отношения включают в себя отношения по поводу имущественного участия в деятельности корпораций, распределения прибыли, выдела доли и некоторые другие отношения.

4.2. Корпоративные неимущественные отношения включат в себя отношения, возникающие по поводу реализации неимущественных прав участников корпораций (право на участие в управлении, право на информацию и др.).

Что касается иных имущественных и неимущественных правоотношений (ячейки таблицы 5.1 и 5.2), то здесь в качестве примеров может быть использовано достаточно большое количество различных гражданских правоотношений, не попадающих в предыдущие группы. При желании среди них можно также выделить общие черты и систематизировать.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что деление гражданских правоотношений на имущественные и неимущественные имеет второстепенный (вспомогательный) характер. При определении предмета гражданского права необходимо обращать внимание на те задачи, которые стоят перед данной отраслью, а именно:

— закрепить принадлежность тех или иных благ (материальных или нематериальных) субъектам гражданского права;

— обеспечить возможность легального перехода данных благ от одних субъектов к другим на основе их добровольного волеизъявления;

— координировать совместную деятельность субъектов гражданского права, направленную на достижение их общих (имущественных или неимущественных) интересов.

Соответственно предметом гражданского права будут являться имущественные и неимущественные отношения, направленные на реализацию вышеупомянутых задач.

____________________________________

[1] См.: Керимов Д.А. Проблемы общей теории права и государства: в 3 т. Т.1. Социология права. – М.: Современный гуманитарный университет, 2001. – С. 170.

[2] Собрание законодательства РФ.1994. № 32. Ст. 3301.

[3] Несмотря на то, что законодатель отошел от традиционного деления неимущественных отношений на две вышеупомянутые категории, в науке гражданского права данная дихотомия по-прежнему сохраняется.

[4] Красавчиков О.А. Гражданские организационно-правовые отношения / Категории науки гражданского права / Избр. труды: В 2 т. Т. 1. М.: Статут, 2005. С. 53.

[5] В гражданском праве, как и в теории государства и права нет единства в отношении того, что следует понимать под объектом правоотношения. Автор данных строк исходит из плюралистической концепции объекта. Впрочем, если исходить из того, что объектом правоотношения являются действия его участников, то указанная дихотомия не пропадет, а всего лишь приобретет несколько иное содержание.

Бараев И.Н.,

старший преподаватель кафедры гражданского процесса,

судья высшего квалификационного класса, заслуженный юрист РФ

СТОРОНЫ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ ПО ВИНДИКАЦИОННОМУ ИСКУ

В выступлении 20 мая 2011 года на Санкт-Петербургском международном юридическом форуме Президент Российской Федерации Д.А. Медведев отметил, что «экономическая система, экономика в целом развивается не только под воздействием собственно экономических факторов, но и в значительной мере она подвержена воздействию факторов правовых. Защита добросовестных субъектов выдвинута в число приоритетов современной правовой и судебной системы. Это очень важно, потому что добросовестные предприниматели должны быть уверены в стабильности режима права собственности и в стабильности, естественно, того, что они приобрели по сделке всего того имущества, которое они получили».Данные положения напрямую относятся к рассмотрению судами исков о защите права собственности и, в частности, виндикационных исков, их отграничения от реституционных и кондикционных исков. Поэтому крайне важно для правильного разрешения спора, как указано в ст. 133 АПК РФ и ст.148 ГПК РФ, еще в стадии подготовки дела к судебному разбирательству определить характер спорного правоотношения и подлежащего применению законодательства, обстоятельств, имеющих значение для дела, разрешение вопроса о составе лиц, участвующих в деле и других участниках процесса, оказание содействия лицам, участвующим в деле, в представлении необходимых доказательств, примирение сторон. На важность своевременного и правильного определения круга лиц, участвующих в деле, указывается и п.17 постановления пленума Верховного Суда РФ (далее ВС РФ) от 24.06.2008 г. № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству», согласно которому состав лиц, участвующих в деле, указан в ст. 34 ГПК РФ. Возможность участия тех или иных лиц в процессе по конкретному делу определяется характером спорного правоотношения и наличием материально-правового интереса. Поэтому определение возможного круга лиц, которые должны участвовать в деле начинается с анализа правоотношений и установления конкретных носителей прав и обязанностей. С учетом конкретных обстоятельств дела судья разрешает вопрос о составе лиц, участвующих в деле, то есть о сторонах, третьих лицах – по делам, рассматриваемым в порядке искового производства; заявителях, заинтересованных лицах – по делам особого производства и по делам, вытекающим из публичных правоотношений, а также об участниках, содействующих рассмотрению дела,- представителях сторон и третьих лиц, экспертах, специалистах, переводчиках, свидетелях. На это же ориентирует и постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ (далее ВАС РФ) от 20.12.2006г. № 65 «О подготовке дела к судебному разбирательству». Действительно, состав лиц, участвующих в деле обозначен в ст.34 ГПК РФ и ст.40 АПК РФ. Это стороны, третьи лица, прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления и другие лица, обратившиеся в суд в случаях, предусмотренном законом, заявители и заинтересованные лица. Необходимо отметить, что ГПК РФ и АПК РФ имеют некоторые различия в определении круга лиц, участвующих в деле, о чем будет указано ниже. Самого понятия лиц, участвующих в деле, закон не приводит. Оно выработано доктриной гражданского процесса. Так, профессор Шакарян М.С. определяет, что лица, участвующие в деле,- участники процесса, имеющие самостоятельный юридический интерес (личный или общественный) к исходу процесса (решению суда), действующие в процессе от своего имени, имеющие право на совершение процессуальных действий, направленных на возникновение, развитие и окончание процесса, на которых распространяется законная сила решения [1]. Итак, основными лицами, участвующими в исковом производстве, в том числе и по виндикационным искам, являются стороны. Закон также не дает определения сторон. Ст.38 ГПК РФ говорит лишь о том, что сторонами в гражданском процессе являются истец и ответчик. Лицо, в интересах которого дело начато по заявлению лиц, обращающихся в суд за защитой прав, извещается судом о возникшем процессе и участвует в нем в качестве истца. Ст.44 АПК РФ разъясняет, что истцами являются организации и граждане, предъявившие иск в защиту своих прав и законных интересов. Ответчиками являются организации и граждане, к которым предъявлен иск. М.С. Шакарян дает следующие определения: истец – лицо, в защиту субъективных прав и охраняемых законом интересов которого возбуждено гражданское дело; ответчик – лицо, привлекаемое судом к ответу по требованию, заявленному истцом; истец и ответчик – субъекты спорного правоотношения или охраняемого законом интереса, подлежащего судебному рассмотрению. Сторонами в гражданском процессе являются участвующие в деле лица, спор которых о субъективном праве или охраняемом законом интересе суд должен рассмотреть и разрешить [2]. М.А.Викут также указывает, что законодатель в ст. 38 ГПК РФ не определяет понятие «стороны», а лишь приводит их поименно «истец» и «ответчик». Из содержания ряда статей ГПК РФ можно сделать вывод о том, что понятия «стороны», «истец», «ответчик» законодатель использует применительно к лицам, участвующим в делах искового производства [3]. Профессор В.В.Ярков по этому поводу пишет, что сторонами в гражданском процессе называются лица, от имени которых ведется процесс и материально-правовой спор, которых должен разрешать суд [4]. Такое же определение дает и Чечот Д.М. [5]. Таким образом, наука в определенной степени дополняет и исправляет недостатки нормативных актов. Здесь следует отметить, что ст.190 АПК РФ именует лиц, участвующих в экономических спорах, возникающих из административных и иных публичных правоотношений, сторонами. Полагаем, что в данном случае имеет место недостаток юридической техники. В ст.ст.199,200 и 204 АПК РФ эти субъекты правильно называются заявителями и заинтересованными лицами. Чтобы уяснить вопрос о сторонах (истце и ответчике) по виндикационному иску, необходимо в первую очередь обратиться к материальному праву. Согласно ст. 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. В соответствии со ст. 305 ГК РФ права, предусмотренные ст.301 настоящего Кодекса, принадлежат также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором. Это основные, фундаментальные нормы, регулирующие право на виндикационный иск в материальном смысле. Они же позволяют разрешить и процессуальные вопросы – определить кто может быть сторонами по виндикации, кто может выступить надлежащим истцом и кто должен быть надлежащим ответчиком по искам об истребовании своего имущества из чужого незаконного владения. Надо отметить, что регулятивное законодательство и в других случаях говорит о виндикации (ст.ст.46,216,234,347,1103 ГК РФ и др.) В цивилистической литературе давно сложилось представление о том, что в первую очередь истцом по виндикационному иску может быть невладеющий собственник с требованием о возвращении своего имущества из чужого незаконного владения. Об этом говорит ст. 301 ГК РФ. Не вызывает сомнений и тот факт, что с таким иском может обратиться и представитель собственника (ст.48 ГПК РФ и ст.59 АПК РФ). Ст. 124 ГПК РФ предусматривает, что Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений — гражданами и юридическими лицами. Однако здесь следует отметить такой процессуальный вопрос, как то, что в силу ч.2 ст.34 АПК РФ виндикационные иски между Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации, между субъектами Российской Федерации рассматриваются по первой инстанции ВАС РФ. Доктор юридических наук Андреев Ю.Н. образно заметил, что «виндикационный иск – это иск невладеющего собственника (лишенного фактически господствовать над вещью) к незаконному владеющему ею несобственнику [6]. Из указанного статуса истца по виндикационному иску следует, что он должен доказать свое право собственности на спорное имущество. Об этом прямо указано в п.36 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 10/22 от 29.04.2001 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее постановление № 10/22). Право собственности, говорится в нем, на движимое имущество доказывается с помощью любых предусмотренных процессуальным законодательством доказательств, подтверждающих возникновение этого права у истца. Доказательством права собственности на недвижимое имущество является выписка из ЕГРП. При отсутствии государственной регистрации право собственности доказывается с помощью любых предусмотренных процессуальным законодательством доказательств, подтверждающих возникновение этого права у истца. Факт включения недвижимого имущества в реестр государственной или муниципальной собственности, а также факт нахождения имущества на балансе лица само по себе не являются доказательствами права собственности или законного владения. Комментируя данные положения, необходимо отметить , что в силу п.1 ст.2 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним – это юридический акт признания и подтверждения государством возникновения ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с ГК РФ. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке. По нашему мнению если право собственности на недвижимое имущество зарегистрировано в ЕГРП за ответчиком по виндикационному иску, то виндиканту нет необходимости сначала предъявлять иск о признании недействительной данной регистрации и признании за ним права собственности на спорное недвижимое имущество, а затем предъявлять иск об истребовании имущества из незаконного владения ответчика. В данном случае достаточно предъявить только виндикационный иск и в случае его удовлетворения решение суда будет служить основанием для внесения соответствующих записей в ЕГРП. Если при этом истцом будет дополнительно заявлено требование об оспаривании записи в ЕГРП, то она также подлежит рассмотрению судом с вынесением в этой части решения. Полагаем, что в других случаях по искам о виндикации истцу, как правило, нет надобности предварительно устанавливать в судебном порядке право собственности на виндицируемую вещь. Наличие права собственности истца на эту вещь входит в предмет доказывания по его иску об истребовании своего имущества из чужого незаконного владения, также как и другие обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела (ст.55 ГПК РФ и ст.64 АПК РФ). Для уяснения вопроса о необходимости установления права собственности у виндиканта на истребуемую вещь целесообразно обратиться к конкретной судебной практике. «Исследуя ее, как справедливо замечал профессор Гукасян Р.Е.,- можно выявить эффективность права и необходимость его дальнейшего совершенствования … именно здесь можно раскрыть содержание правовых норм в их практически необходимой интерпретации» [7]. Доцент Уксусова Е.Е., развивая эту мысль, правильно утверждает: «Отрыв науки от практики при игнорировании приоритетности исследования последней приводит порой к бесполезным научным исследованиям»[8]. Так еще в Обзоре практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав от 28.04.1997 года ВАС РФ указал, что «право на истребование имущества из чужого незаконного владения имеет только собственник или иной законный владелец имущества»(п.4). В приведенном примере спорное имущество виндикантом было приобретено по ничтожной сделке, поэтому он в соответствии со ст.ст.168,166 ГК РФ не стал собственником этого имущества. В этом же Обзоре также приведен пример, когда судом не признано право собственности за виндикантом на истребуемое имущество на основании предварительного договора о купле-продаже данного имущества. В другом случае ВС РФ признал наследников спорной квартиры ее «титульными собственниками», имеющими право на виндикацию этой квартиры (Бюллетень ВС РФ № 4 2009 год). В связи с этим необходимо согласиться с мнением Р.Р. Яневой о том, что иск наследника об истребовании наследственного имущества из чужого незаконного владения будет виндикационным, а иные наследственные иски таковыми не являются [9]. Правильно пишет и Т.М.Богачева, что «право на предъявление виндикационного требования должно принадлежать собственнику имущества, утратившему владение, не только на момент утраты имущества, но и на момент подачи и рассмотрения иска» [10]. В соответствии со ст. 56 ГПК РФ и ст.65 АПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. Поэтому следует согласиться с мнением И.В. Решетниковой о том, что бремя доказывания права собственности на виндицируемую вещь лежит на самом виндиканте [11]. Правильная квалификация правоотношений спорящих сторон важна не только в материальном, но и в процессуальном плане. Ведь в силу ст. 330 ГПК РФ и ст. 270 АПК РФ неправильное применение норм материального права является основанием для отмены в апелляционном порядке состоявшегося судебного решения. Ошибка в применении нормы материального права приводит и к неправильному определению материальных прав и обязанностей сторон и в конечном счете к незаконному решению. На практике порой случалось рассмотрение требований о возврате имущества как реституционных, а не виндикационных исков. В определенной степени это обусловлено несовершенством гражданского законодательства однозначно не разграничивающего данные требования, позволяющего предъявлять иск о признании сделки недействительной любому заинтересованному лицу, в том числе и не являющемуся стороной в этой сделке. В свою очередь процессуальное законодательство устанавливает право самого заинтересованного лица избирать способ защиты нарушенного права. Данную проблему разрешила судебная практика, что конечно не снимает вопроса о внесении соответствующих изменений в ГК РФ. В п.35 Постановления № 10/22 отмечено, что если имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться с иском об истребовании имущества из незаконного владения приобретателя (статьи 301,302 ГК РФ). Когда в такой ситуации предъявлен иск о признании недействительными сделок по отчуждению имущества, суду при рассмотрении дела следует иметь в виду правила, установленные статьями 301,302 ГК РФ. Другими словами, если приобретатель приобрел вещь не у собственника и будет признан добросовестным, то при наличии других условий, в иске должно быть отказано по правилам виндикации. Известно, что при реституции добросовестность ответчика во внимание не принимается. Эта позиция основана на постановлении Конституционного Суда РФ от 21.04.2003 г. № 6-п по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 ГК РФ в связи с жалобами граждан О.М.Мариничевой и др. Она не противоречит принципу диспозитивности, т.к. суды в соответствии со ст.120 Конституции РФ во взаимосвязи с ее статьями 76,118,125,126 и 127 и на основании ст.ст.133 и 170 АПК РФ и 148 и 198 ГПК РФ самостоятельно определяют характер спорного правоотношения и решают какие нормы подлежат применению в конкретном деле. Как правильно отмечает А.С.Егорова: «Охарактеризованное выше правовое регулирование отвечает целям обеспечения стабильности гражданского оборота, прав и законных интересов всех его участников, а также защиты нравственных устоев общества, а потому не может рассматриваться как чрезмерное ограничение права собственника имущества»[12]. В этой связи уместно привести высказывание известного процессуалиста Г.Л.Осокиной о том, что «переход от одной нормы материального закона к другой не связанный с изменением субъективного права или интереса, подлежащего защите, означает всего-навсего уточнение юридической квалификации дела» [13] Поэтому, как правильно пишет в своей монографии, посвященной реституции, Д.О.Тузов: «При таких условиях подача истцом нового искового заявления с обоснованием своих требований по нормам ст.167 ГК РФ вместо ст. 301 ГК РФ, означало бы предъявление тождественного иска со всеми вытекающими отсюда последствиями»[14]. Иначе говоря, конкуренция виндикационных и реституционных исков не допустимо. Если истцу отказано в иске о виндикации, то он не может заявить иск о признании сделки недействительной и таким путем возвратить свою вещь. Виндикант не может быть истцом о реституции и наоборот. Также виндиканта не следует путать и с истцом по требованию, вытекающему из иных обязательственных отношений. Отношения между истцом и ответчиком при виндикации являются вещными и не носят личный характер, вытекающие из обязательственного права – основаны на договоре, сделке. Здесь мы имеем в виду договор между истцом и ответчиком, а не между ответчиком и неуправомоченным лицом на отчуждение вещи помимо воли собственника. По этому поводу в п.34 Постановления № 10/22 указано, что спор о возврате имущества, вытекающий из договорных отношений подлежит разрешению в соответствии с законодательством, регулирующим данные отношения. В случае, когда между лицами отсутствуют договорные отношения, спор о возврате имущества собственнику подлежит разрешению по правилам статей 301,302 ГПК РФ, то есть по правилам о виндикации. Еще ранее об этом говорила и наука. В своей монографии, посвященной виндикации, С.В.Моргунов указывал, что « к числу условий предъявления виндикационного иска следует отнести отсутствие договорных (обязательственных) отношений между истцом и ответчиком по поводу спорного имущества» [15]. Известнейший цивилист О.С. Иоффе в своей работе, посвященной обязательственному праву, указывает, что «преимущественное значение имеет договорный иск. Если стороны связаны договором, нарушение которого породило спор, контрагент может предъявить только договорный, а не какой-нибудь другой иск» [16].. Возникает вопрос: виндикационный или иск из договорных отношений предъявляется, когда истцу (собственнику) не возвращается его имущество ответчиком (контрагентом) по истечении срока договора? В науке по этому поводу имеются противоречивые мнения, практика также не одинакова.. Ю.А.Кочеткова предлагала при наличии договорных отношений сторон использовать договорный иск, а при прекращении же договора владение должника становится незаконным, в связи с чем открывается поле для применения виндикационного иска [17]. Ученый в области виндикации Лоренц Д.В.в своей монографической работе совершенно справедливо аргументирует: «Если обязанность возвратить имущество возникла из нарушения договора, то притязание будет иметь договорную юридическую природу. Для применения виндикации необходимо, чтобы обязанность возвратить имущество не вытекала из содержания нарушенного ранее возникшего позитивного обязательства, то есть истец и ответчик в виндикационном процессе до нарушения владения должны позиционироваться по отношению друг к другу в качестве третьих лиц» [18]. Далее, необходимо также отграничивать виндиканта от истца по требованиям, возникающим из обязательств вследствие причинения вреда и обязательств вследствие неосновательного обогащения. В Постановлении № 10/22 по этому поводу сказано: «Если собственник требует возврата своего имущества из владения лица, которое незаконно им завладело, такое исковое требование подлежит рассмотрению по правилам статей 301 и 302 ГК РФ, а не по правилам главы 59 ГК РФ». Здесь следует дополнить, что в случае утраты этого имущества иск будет уже не виндикационным, а о возмещении ущерба, поскольку объектом виндикации может быть только индивидуально-определенная вещь. С.В.Моргунов правильно и обоснованно указывает, что разграничение виндикации и возмещения ущерба происходит через различие цели и правовой направленности исков (защиту какого правоотношения он преследует); разный состав участников спора (по правовому режиму принадлежности спорного имущества); отличающиеся процессуальные особенности (условия предъявления и удовлетворения исков), По виндикационному иску истец преследует цель вернуть обратно свое имущество, а при возмещении вреда он настаивает на получении части имущества, принадлежащего ответчику. Причиной виндикации является нарушение права собственности, а требования о возмещении вреда – причинение ущерба в имущественной сфере [19]. Теперь кратко обозначим отграничение истца по виндикации и истца по кондиции (принятое среди юристов наименование иска вследствие неосновательного обогащения – от латинского condictio). Ученые по данному вопросу весьма аргументировано высказали свои позиции, которые по нашему мнению заслуживают внимания и должны быть обозначены. Так, Д.А.Ушивцева, автор монографии по кондикции, пишет, что «субъектом виндикационного иска всегда является собственник или иной титульный владелец, утративший владение вещью, а субъектом кондикционного – лицо, утратившее титул собственника» [20]. Д.В.Лоренц пишет, что «несмотря на некоторое сходство рассматриваемых исков, виндикация и собственно кондикция никогда не конкурируют, так как при виндикации истребуется индивидуально-определенная вещь, а при кондикции — родовое имущество в натуре или его денежный эквивалент. Значит, недопустимо после отказа притязать на возврат индивидуально-определенной вещи в качестве неосновательного обогащения или требовать возмещения ее стоимости. Если же виндикация возможна, то к ней могут субсиадиарно применяться сопутствующие кондикции правила» [21]. С.В.Моргунов, анализируя виндикацию и кондикцию, кроме того справедливо отмечает, что рассмотрение и удовлетворение этих исков также различно для данных институтов. «В виндикационном процессе в предмет доказывания по делу в обязательном порядке входит выяснение условий выбытия имущества из владения собственника (по его воле или ей вопреки), а также установление обстоятельств поступления имущества к ответчику (возмездность или безвозмездность приобретения, управомоченность отчуждения, добросовестность приобретателя). Сюда также следует отнести подтверждение права собственности истца на истребуемое имущество. Некоторые из этих обстоятельств в отдельности либо в сочетании с другими могут привести к отказу или удовлетворению виндикационных притязаний собственника». Что касается кондикционного иска, то далее этот автор указывает, что для необходимыми обстоятельствами, подлежащими установлению в ходе судебного разбирательства, являются отсутствие правовых оснований для получения или сохранения имущества, обогащение за счет имущества истца, отсутствие какого-либо встречного имущественного предоставления за приобретенное (сбереженное) имущество»[22]. Согласно п.17 Постановления № 10/22 в силу п.2 ст.323 ГК РФ до приобретения на имущество права собственности в силу приобретательной давности лицо, владеющее имуществом как своим собственным, имеет право на защиту своего владения против третьих лиц, не являющихся собственниками имущества, а также не имеющих прав на владение им в силу иного предусмотренного законом или договором основания. Следовательно, давностный владелец, как и собственник может быть истцом по виндикационному иску. Следует отметить, что согласно ст.234 ГК РФ гражданин или юридическое лицо становится собственником чужого имущества в силу приобретательной давности, если они добросовестно, открыто и непрерывно владели этим имуществом как своим собственным в течение 15 лет, что касается недвижимости и 5 лет – иного имущества. Чтобы давностный владелец стал в силу указанных выше условий собственником имущества он должен иметь для этого положительное решение суда о признании за ним права собственности, когда известен бывший собственник, или об установлении факта владения этим имуществом при изложенных обстоятельствах. В первом случае вопрос решается в исковом порядке, а во втором – в порядке особого производства. На наш взгляд во втором случае такие дела должны рассматриваться по правилам главы 33 ГПК РФ (признание движимой вещи бесхозяйной и признании права собственности на бесхозяйную недвижимую вещь) с внесением соответствующих изменений в эту главу ГПК РФ. Судебное решение является основанием для регистрации права собственности на имущество за давностным владельцем. В силу п.2 ст.8 ГК РФ право на имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента регистрации соответствующих прав на него, если иное не установлено законом. Следовательно, до этого юридически значимого действия истец по виндикационному иску не может истребовать вещь у собственника. При получении статуса собственника давностный владелец по нашему мнению может виндицировать имущество уже у бывшего (утратившего этот статус) собственника. В то же время бывший собственник вправе оспорить в суде регистрацию права собственности за давностным владельцем. К вопросу об истце по виндикационному иску относится п.42 Постановления № 10/22, согласно которому если доля в праве общей долевой собственности возмездно приобретена у лица, которое не имело права ее отчуждать, о чем приобретатель не знал и не должен был знать, лицо, утратившее долю, вправе требовать восстановления права на нее при условии, что эта доля была утрачена им помимо его воли. При рассмотрении такого требования по аналогии закона подлежат применению ст.ст.301 и 302 ГК РФ. Наряду с собственником виндицировать имущество может также лицо, владеющее имуществом в силу закона или договора. Таким лицом именуемым обычно титульным владельцем, может выступать арендатор, хранитель, комиссионер и т.д., а также обладатель вещных прав на имущество: права пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления и т.п. Более того в силу ст. 305 ГК РФ титульный владелец вправе использовать такой способ защиты против самого собственника. Поскольку ст.305 ГК РФ направлена на охрану лишь титульного владельца и ответчиком по иску об истребовании имущества «из чужого незаконного владения» может оказаться сам собственник имущества наука и в настоящее время авторы Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации предлагают наделить правом на виндикацию лишь собственника и обладателей ограниченного вещного права, включающего в свое содержание правомочие владения и возродить в законодательстве владельческую защиту (поссессорный иск), направленную на незамедлительное восстановление владения потерпевшего вне зависимости от того обладает ли истец «лучшим» правом на вещь или нет по отношению к ответчику [23]. С данным предложением нельзя не согласиться. Некоторыми нормативными актами прямо предусмотрено право титульных владельцев истребовать имущество из чужого незаконного владения: Указ Президента РФ от 17.09.2008 (в редакции от 23.10.2009) «Об управлении делами Президента Российской Федерации», Федеральный закон от 01.12.2007 (в редакции от 31.05.2010) «О государственной корпорации по атомной энергии «Росатом», Федеральный закон от 14.11.202 (в редакции от 02.07.2010) «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», Федеральный закон от 23.11.2007 (в редакции от 07.05.2009) «О государственной корпорации «Ростехнологии» и др. Также как и собственник титульный владелец при предъявлении виндикационного иска обязан доказать это свое право на спорное имущество. Так, в постановлении Федерального арбитражного суда ВВО от 28.12.2005 № А43-29629/2004-17-948 указано, что поскольку право оперативного управления истца (муниципальное учреждение) на здание, в котором расположены спорные помещения, подтверждено соответствующим свидетельством о государственной регистрации права и ответчик незаконно их занимает, суд в соответствии со ст.ст.301,305 ГК ПРФ удовлетворят иск об истребовании указанных помещений из чужого незаконного владения путем выселения из них ответчика. Теперь кратко рассмотрим вопрос о том, кто может выступать в качестве ответчика по виндикационному иску. Исходя из сформулированного в законе определения виндикационного иска (ст.301 ГК РФ) можно констатировать, что лицом пассивно лигитимированным, то есть уполномоченным отвечать по виндикационному иску, является незаконный владелец. Законными владельцами имущества помимо собственника отнесены носители вещных прав (ст.206 ГК РФ), а также лица, владеющие имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором (ст.305 ГК РФ), «из чего следует, что незаконный владелец – это лицо, хотя и владеющее имуществом, но не имеющее правовых оснований владения»[24]. Незаконным владельцем будет лицо, похитившее имущество у собственника, лицо, которое приобретает имущество у несобственника или у субъекта, не уполномоченного собственником на отчуждение имущества. Во втором случае незаконный владелец может быть как добросовестным, так и недобросовестным приобретателем имущества с соответствующими последствиями (ст.302 ГК РФ), но данный вопрос может быть предметом другого исследования. Кроме того, надлежащим ответчиком по виндикации может быть лишь фактический владелец имущества. В постановлении № 10/22 по этому поводу имеются следующие разъяснения: Иск об истребовании имущества, предъявленный к лицу, в незаконном владении которого это имущество находилось, но у которого оно к моменту рассмотрения дела в суде отсутствует, не может быть удовлетворен. Если во время судебного разбирательства по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения спорное имущество было передано ответчиком другому лицу во временное владение, суд по правилам абзаца второго части 3 статьи 40 ГПК РФ или части 2 статьи 46 АПК привлекает такое лицо в качестве соответчика. В случае, когда во время судебного разбирательства по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения спорное имущество было отчуждено ответчиком другому лицу, а также передано во владение этого лица, суд в соответствии с частью 1 статьи 41 ГПК РФ или частями 1,2 статьи 47 АПК РФ допускает замену ненадлежащего ответчика надлежащим. При этом отчуждатель привлекается к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика (ст. 43 ГПК РФ и ст. 51 АПК РФ). Также следует отметить, что ответчиком по иску о виндикации не может являться незаконный владелец имущества, полученного до этого по договору с собственником, о чем было указано выше. Поэтому не каждый незаконный владелец может быть ответчиком по виндикационному иску. Также не каждый надлежащий ответчик – незаконный владелец по такому иску может быть виновен в противоправном приобретении им спорного имущества. Все эти вопросы входят в предмет доказывания по виндикационному иску. Для того, чтобы правильно разрешить спор об истребовании имущества из чужого незаконного владения суду необходимо не только правильно применить нормы материального права, но и соблюсти при этом процессуальное законодательство, обеспечив сторонам равные процессуальные возможности «на всех стадиях гражданского процесса с момента возбуждения гражданского дела и до исполнения судебного решения, включая право на судебное представительство, на активное участие в судебном разбирательстве, заявление ходатайств, возражений, отводов, представление доказательств и участие в их исследовании, обжалование судебных актов и т.д.»[25].

_____________________________

[1] Гражданское процессуальное законодательство; учебник/С.А.Алехина(и др.); под ред. М.С. Шакарян. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005 – С.73

[2] Гражданское процессуальное законодательство; учебник/С.А.Алехина (и др.); под ред. М.С. Шакарян. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005 – С.79,80

[3] Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный, научно-практический)/ Под ред. М.А. Викут. М, 2003. С.107 (автор комментария к статье М. А. Викут)

[4] Гражданский процесс: Учебник / Отв.ред.проф. В.В.Ярков.-М:Волтерс Клувер,2006.- С.179

[5] Гражданский процесс: Учебник / Под ред. В.А.Мусина, Н.А.Чечиной, Д.М.Чечот. М.,1996.С.70 (автор главы Д.М.Чечот)

[6] Андреев Ю.Н. Механизм гражданско-правовой защиты — М.: Норма: ИНФА-М, 2010.С.347

[7] Гукасян Р.Е. Избранные труды по гражданскому процессу. М.: Проспект, 2008. С.432

[8] Уксусова Е.Е. Судебная практика применения отдельных специальных процессуальных норм. Судебная защита прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций. Сборник статей международной научно-практической конференции, посвященной памяти доктора юридических наук, профессора Р.Е.Гукасяна (Москва, 3 октября, 2008г) / Отв.ред.Е. Г. Стрельцова.-М: Проспект, 2009. С.157

[9] Янева Р.Р. Защита наследственных прав граждан в порядке искового судопроизводства. Оренбург – 2010. С.38

[10] Богачева Т.М. Признание добросовестного владения как способ защиты гражданских прав (на примере виндикации и реституции). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук, Москва. 2007, С.15

[11] Решетникова И.В. Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве/ под редакцией И.В.Решетниковой.-4е изд., перераб. -М. :ИМФА – М,2001. С.18,15

[12] Судебная защита прав на недвижимое имущество : процессуально- и материально-правовые аспекты: учеб. пособие./ Ю.Ф.Беспалов, О.А. Егорова А.С.- М.: ЮНИТИ – ДАНА: Закон и право,2010.с.103 (автор Егорова А.С.)

[13] Осокина Г.Л. Иск (теория и практика). М.: Городец, 2000, с.143

[14] Тузов Д.О. Реституция при недействительности сделок и защита добросовестного приобретателя в российском гражданском праве. — М.: Статут, 2007, С.166

[15] Моргунов С.В. Виндикация в гражданском праве. Теория. Проблемы. Практика. — М.: Статут, 2006.С.59

[16] Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 865

[17] Кочеткова Ю.А. Соотношение вещно-правовых и обязательственно-правовых способов защиты права собственности: древнеримские истоки и современная Россия.//Актуальные проблемы гражданского права. Вып.2 / Под ред. М.И. Брагинского. М., 2000. С.99

[18] Лоренц Д.В. Виндикация: юридическая природа и проблемы реализации: Монография. – М: ИНФРА – М, 2011.С.34

[19] Моргунов С.В. Виндикации в гражданском праве. Теория. Проблемы. Практика.-М.: Статут, 2006.С.69

[20] Ушивцева Д.А. Обязательства вследствие неосновательного обогащения. Вопросы теории и практики. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Статут, 2008. С.217

[21] Лоренц Д.В. Виндикация: юридическая природа и проблемы реализации: Монография. – М: ИНФРА – М, 2011.С.99

[22] Моргунов С.В. Виндикации в гражданском праве. Теория. Проблемы. Практика.-М.: Статут, 2006.С.171

[23] Моргунов С.В. Кто и что защищает виндикация //Хозяйство и право. 2000 № 11.

[24] Моргунов С.В. Виндикации в гражданском праве. Теория. Проблемы. Практика.-М.: Статут, 2006.С.53

[25] Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) под ред. Г.А.Жилина. – 5-е изд., перераб. и доп.- М.: Проспект, 2009.С. 105 (автор комментария Никитин С.В.)

Бараева О.В.,

старший преподаватель кафедры уголовно-процессуального права

О НОВЫХ ИНИЦИАТИВАХ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Д. А. МЕДВЕДЕВА ПО РЕФОРМИРОВАНИЮ СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ

В соответствии со ст.ст. 1 и 7 Конституции РФ Российская Федерация является социальным и правовым государством. Чтобы реализовать эти конституционные принципы необходимо, прежде всего, иметь развитую и эффективную экономику, которую возможно создать при наличии всех прочих условий только при соответствующем прогрессивном законодательстве и правовой определенности всех хозяйствующих субъектов, чему и должна способствовать работа судебных органов.

Именно этим вопросам и посвятил Президент РФ Д.А.Медведев свое выступление 17 июня 2011 года на Петербургском международном экономическом форуме. Чтобы создать эффективную экономику и привлекательный инвестиционный климат в нашей стране, «требуются дополнительные шаги по повышению качества работы нашей судебной власти» — подчеркнул в своем выступлении Президент РФ. Далее он отметил: «В этой среде немало проблем, о них много пишут. Мы сами их отлично знаем – и не только знаем, но и способны с ними разбираться самостоятельно, без внешней помощи. И я уверен, что, прежде всего, это сделает само судейское сообщество… Беспристрастный, справедливый, эффективный суд нужен всем: гражданам нашей страны, любой организации, каждому человеку. Именно так мы и будем решать эту задачу». [1]

Что значит «справедливый и эффективный суд»? Безусловно, Президент РФ не призывает суды вершить правосудие с учетом экономической целесообразности того или иного дела, выносить решения в интересах «нужных и желательных инвесторов», как говориться судить по понятиям на злобу дня. Ведь недаром об этих качествах суда Президент РФ говорит в общем контексте о том, что суд в нашей стране должен быть беспристрастным и что в первую очередь необходимо повышать качество правосудия. И как свидетельствует правовая доктрина, работа судов является качественной только в том случае, если принимаемые ими решения законны, обоснованны, приняты в установленные сроки и реально исполнены. Именно такая работа судов будет создавать для всех субъектов экономической деятельности правовую определенность не только на прошлые, но и будущие правоотношения. Как раз этого и ждет бизнес от работы судебной власти. Итак, что необходимо еще предпринять, чтобы повысить качество работы судов? Общеизвестно, что беспристрастным может быть только независимый судья. На наш взгляд с целью создания условий для независимости судьи необходимо:

Первое: исключить любое возможное давление на судью при принятии им решения по конкретному делу со стороны руководства судов, которое как раз и может быть проводником для принятия судебных решений, исходя из экономической и политической целесообразности. Для этого следует руководителей судов не назначать Президентом РФ в известной мере по усмотрению чиновников различных органов, а избирать их тайным голосованием на собраниях судей соответствующих судов сроком на три года с возможностью последующего переизбрания на руководящие должности вне зависимости от количества сроков избрания. Далее следует минимизировать возможность и право председателя суда вносить представления в квалификационную коллегию судей об аттестации судей, привлечения их к дисциплинарной ответственности и т.д.

Второе: следует шире использовать личные заявления судей в эти коллегии, когда речь идет об их аттестации, продвижении по службе, присвоении квалификационных классов, почетных званий и государственных наград. В этих целях сам судья должен составить справку – отчет о своей работе, которую заверяет своей подписью руководитель. Необходимости в составлении председателем суда характеристики на судью, в этом случае не требуется.

Третье: полагаем целесообразно исключить из практики дачу руководителями судов заключений на заседаниях квалификационных коллегий по кадровым вопросам судей.

Четвертое: считаем, что вопросы о поощрении судей, их премировании и ином их стимулировании должны решаться не единолично председателем, а президиумом (коллективом судей) соответствующего суда.

Пятое: следует законодательно под страхом ответственности вменить в обязательство судей письменно фиксировать все обращения к ним с целью склонить к принятию определенного решения по конкретному делу.

В целях повышения качества правосудия Президент РФ также в своем выступлении предложил «стимулировать специализацию судей в арбитражном суде, развивать третейский суд и медиацию, существенно повышать квалификацию судей». Он также считает, что в судейский корпус должны придти новые люди, имеющие опыт в различных правовых специализациях».[1] Чтобы осуществить эти совершенно правильные идеи, по нашему мнению необходимо:

Первое: обновить судейский корпус, в том числе и путем прекращения полномочий судей, имеющих низкую квалификацию, нарушающих нормы судейской этики, при отправлении правосудия принимающих решения по делам в угоду незаконным интересам.

Второе: совершенствовать и развивать институт повышения квалификации судей. Вновь назначенных судей в обязательном порядке направлять на курсы повышения квалификации, а также на стажировку.

Третье: совершенствовать и развивать систему приема квалификационного экзамена на должность судьи.



Страницы: Первая | 1 | 2 | 3 | ... | Вперед → | Последняя | Весь текст