Федеральное агентство по образованию Государственное образовател

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Государственное образовательное учреждение гимназия № 1526

УТВЕРЖДАЮ

Директор ГОУ Гимназия № 1526

_____________ /Т.Г. Болдина/

«___»_____________2009 г.

РЕКЛАМНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ

Классицизм в архитектуре Москвы

(реферат)

.32453246.00174-01 99 01

Листов 25

Разработчик:

____________/Воронов С. ./

1. Функциональное назначение разработки

В данной работе представлен продукт исследования по теме: «Классицизм в Московской архитектуре». Данная тема была выбрана вследствие большой заинтересованности в изучении архитектуры Москвы в целом. Я долго не мог определиться: что же больше интересует меня, классицизм или барокко? Но выделив для себя, что все-таки направление в искусстве, непосредственно ссылающееся на античную культуру, мне ближе, я принял решение, что подробно займусь изучением именно классического наследия Москвы. В то же время я выбрал классицизм по причине временного промежутка, в котором как раз он и зарождался, развивался, ведь меня всегда интересовали реформы Петра I и «золотой век» Екатерины II, насыщенный важными историческими событиями. Все это вместе и определило характер моей работы.

Я провел большую исследовательскую деятельность, напрямую изучая классическую Московскую архитектуру, используя возможность самому увидеть исторические памятники. В то же время я проработал большое количество литературы и все это попытался отобразить в своем реферате.

Прежде всего, в своей работе я говорю о классицизме как таковом, о его зарождении на фоне мировой культуры. Затем я характеризую особенности русского классицизма, выделяя несколько основных этапов, через которые он прошел. Далее я выделяю основных Московских классических архитекторов и основные классические архитектурные сооружения.

I. Введение понятия классицизма.

1. Зарождение классицизма в мировой культуре. Его отличительные особенности.

КЛАССИЦИЗМ (от лат. Classicus – образцовый), художественный стиль и эстетическое направление в европейском искусстве 17 – нач. 19 вв., одной из важнейших черт которых являлось обращение к образам и формам античного искусства как идеальному эстетическому эталону.

Картина мира 17-18 вв. особым образом сказывается в искусстве классицизма. В данном стиле можно наблюдать умонастроения людей той эпохи, их видение всего существующего на земле.

Известно, что начиная с эпохи Возрождения человечество напрямую ставило перед собой вопросы о создании мира, о законах природы, о ее принципах и закономерностях, основываясь на которые наука сможет шаг за шагом открывать перед собой новые объекты для последующего изучения. Люди обращаются к идеям рационализма (философское направление, признающее разум основой познания и поведения людей). Так величайший французский философ Рене Декарт говорит о единой возможности постижения мира, его упорядочения; он пытается показать нам, что человек может постигнуть мироздание путем разума, в частности языком математики. Именно поэтому в это время все, что не могло пройти проверки, каким-либо образом быть выведенным путем эксперимента, путь логических умозаключений, отвергалось.

Впервые классицизм, как направление, был упомянут итальянскими мыслителями, однако известно, что всю свою полноту он отобразил во Франции, и, несмотря на то, что данный стиль находит свое уникальное отражение в культуре каждой страны, где он был способен проявить себя (в частности европейских стран), данный стиль имеет характерные черты, присущие только классицизму.

Искусство данного направления призвано явить идеальные черты природы. Античный принцип, высказанный Аристотелем, говорит о том, что греческие статуи стоят выше природы только потому, что все их самые прекрасные черты собраны воедино, когда природа редко собирает их в одном и том же предмете. Зная, что классицизм брал за основу эстетику античной Греции, мы можем смело сказать о том, что данный стиль говорит о целостности предмета, о его неделимости и уникальности.

Для данного направления в искусстве важны лишь родовые черты, оно отбрасывает всю индивидуальность, классицизм обращает свое внимание лишь на непреходящее, неподвластное временем, то есть он выделяет основную концепцию, основное содержание предмета. В каждом своем проявлении классицизм стремится к образцу, запечатлевая его в едином мгновении, мгновении, которое отображает всю его уникальность и неповторимость. Время останавливается, объект наблюдается в своем идеальном вечном облике. Классицизм отображает то, что нельзя наблюдать в реальности, в нем явно проявляются черты утопизма.

Его отличают такие черты как стойкость, мужественность, упорядоченность, соразмерность частей. Архитектура характеризуется четкой геометрической планировкой.

Классицизм вступал в сложные отношения с другими искусствами. Он отталкивается от эстетики Возрождения; в то же время мы видим явную антитезу стилю барокко, исключая личностные черты.

Рассматриваемое направление нормативно, то есть деятель искусства обязан соблюдать особые правила, ссылаясь на античную культуру. Эстетика классицизма устанавливает строгую иерархию жанров, которые делятся на «высокие» и «низкие», для которых установлены свои уникальные границы. Не допускается смешение этих жанров.

Несмотря на всю свою целостность, на все свои достоинства данный стиль пришел в упадок вследствие своей способности приглушить индивидуальные черты художника, скрыть от зрителя истинную действительность жизни. Именно поэтому такие направления, как сентиментализм, романтизм и реализм, стали преодолевать классицизм.

2. Предпосылки появления классицизма и его развития в России.

Время правления Петра I знаменуемо многочисленными реформами. В том числе мы можем наблюдать большие изменения и в русском зодчестве, которые пришли в Россию благодаря преобразованиям великого императора. Именно в это время на смену достигшего своего творческого апогея барокко пришел ссылающийся на античную культуру классицизм.

Его приход может быть во многом обусловлен экономическими, политическими и социальными изменениями внутри государства. Образование обширного внутреннего рынка, расширение и новые направления во внешней политике говорили о большой потребности в административных и частновладельческих сооружениях. К ним относились торговые здания, здания общественного характера, государственные здания. Интенсивно развивались культура и просвещение, что вызвало необходимость в строительстве многих зданий, учебных заведений, различных академий, институтов – пансионатов для дворянских и мещанских детей, театров и библиотек. Быстро росли города, прежде всего за счет жилой застройки усадебного типа. Но в этих условиях, условиях огромного строительства с разными целями использование такого популярного в то время стиля, как барокко, было найдено неразумным, в силу своей излишней пышности, изысканной сложности, ведь декоративность этого стиля требовала значительных материальных затрат и большого количества квалифицированных мастеров различных специальностей, которых на то время было не так много в России. Именно это и привело к кризису барокко, к вынужденному поиску новых решений в зодчестве, к использованию новых методов строительства, новых его отражений. В то время, как классическая архитектура как раз удовлетворяла все потребности пришедших изменений. Классическая архитектура античности, целесообразная, простая и ясная и вместе с тем выразительная, послужила эталоном красоты, стала своего рода идеалом, основой формирующегося в России классицизма. Архитектура классицизма в значительной степени обогащалась за счет итальянского Возрождения, также опиравшегося в своем искусстве на античность.

3. Этапы развития классицизма

Архитектура второй половины XVIII в. прошла в своем развитии два этапа: ранний классицизм (1760-е — начало 1780-х) и строгий классицизм (середина 1780-х — 1790-е). На первом этапе тон задают общественные здания, на втором — городские частные дворцы и усадьбы. В раннем классицизме основой планировочных схем чаще всего служат одна-две правильные геометрические фигуры (квадрат, треугольник, круг). В строгом классицизме господствуют усадебные схемы (центральный корпус, соединенный галереями с боковыми павильонами). В этот период дворяне получили освобождение от обязательной государевой службы, что способствовало массовому строительству загородных усадеб с пейзажными парками. В центрах городов на крупных площадях по индивидуальным планам создавались ансамбли общественных и дворцовых построек. Ансамбль — отличительная черта классицистической архитектуры.

Отдельно выделяется такой этап развития данного стиля, как ампир: наиболее поздняя стадия классицизма. Ампир начала XIX в. — наивысшая фаза в почти вековом развитии архитектуры классицизма. Новизну и стилистическое своеобразие этого этапа определяют преобладание в архитектурном творчестве градостроительных задач и господство общественных сооружений. Укрупнение архитектурных форм и членений, сокращение элементов, делящих объем, подчеркивали монументальные качества архитектуры. Пространственный размах предопределяет характерную для архитектуры ампира протяженность фасадов, все вертикальные акценты композиции подчиняются горизонтальной доминанте.

Следует обратить внимание на то, что крупнейшие ампирные сооружения в столицах — это перестройки или перепланировки уже существующих комплексов.

II. Архитектура Московского классицизма. Выдающиеся архитекторы

Приход классицизма знаменовал собою большой приток иностранных архитекторов. В то же время множество талантливых русских зодчих было отправлено в европейские страны, где архитектура развивалась действительно очень быстро, поэтому за неимением достаточного количества мастеров архитектуры, Петр I приглашал зарубежных, отправляя в то же время русских учеников за границу. Однако нельзя сказать, что Россия сильно отставала от своих соседей. На примере успешных работ великих итальянцев и французов в России сформировалась своя школа великих архитекторов. И мы можем смело выделить действительно выдающихся московских архитекторов.

1. Баженов Василий Иванович (1737/38—1799)

Один из основоположников русского классицизма. Родился в селе Дольское (Калужская губерния) близ Малоярославца в семье дьячка. Баженов имел природный талант к искусству, который обнаружил еще в детстве, срисовывая всякого рода здания в древней столице. В 1753 году Василия приняли в архитекторскую команду, руководимую Ухтомским. Приняли, но не зачислили. В списках учеников Д.В.Ухтомского он нигде не значится. Василий, судя по всему, был определен туда вольным слушателем. Дмитрий Васильевич достаточно высоко оценил способности Баженова, но, зная об его бедственном положении, предпочел освободить своего воспитанника от обязательных занятий и часто предоставлял ему возможность подработать. По просьбе казенных учреждений и частных лиц он направлял Василия в качестве газеля (подмастерья) на стройки для составления смет, для осмотра зданий, нуждающихся в перестройке или ремонте.

EMBED PowerPoint.Slide.8

Год спустя в судьбе Василия произошел новый поворот: его приняли в Московский университет. А когда «основалась в Санкт-Петербурге Академия художеств, и начальствующий над ней обер-камергер Иван Иванович Шувалов потребовал из Московского университета несколько учеников, способных к изящным художествам, тогда Баженов был назначен первым в числе таковых и отправлен в Санкт-Петербург», — рассказывает первый биограф Баженова Е. Болховитинов. После окончания Академии художеств Василия Баженова отправили в поездку во Францию и Италию. В Париже он обучался у профессора Дюваля, архитектора Шарля де Вайи. В Италии Василий Баженов удостоился дипломов Флорентийской, Клементийской и Болонской академий. В 1765 году он получил личное предложение Людовика XV остаться во Франции в качестве придворного архитектора, от чего решил отказаться.

Кремлевский дворец.

Вначале 1767 года Баженов возвратился в родную Москву. Тем временем Екатерина II «заболела» архитектурой. Этим решил воспользоваться Григорий Орлов, командующий артиллерией и фортификацией, пригласивший Баженова к себе на службу. Он делал попытки восстановить свои утраченные позиции при дворе, потеснить деятельного Потемкина. Поэтому Орлов посоветовал Баженову разработать проект необычный, дерзкий, чтобы затем через него, Орлова, предложить императрице начать строительство здания, которое вызовет всеобщий интерес.

Баженов ничего не обещал, но от предложения не отказался. В то время Кремль пребывал в крайнем запустении и ветхости, а главное, его древняя архитектура представлялась просвещенным людям XVIII века беспорядочной и бесформенной. Баженов дерзнул предложить свой вариант дворца. Но только иных масштабов: из простой перестройки он создал исполинскую архитектурную затею, сводившуюся к застройке всего Кремля одним сплошным дворцом, внутри которого должны были очутиться все кремлевские соборы с Иваном Великим. Идея Баженова потрясла Орлова, но он усомнился в реальности столь грандиозных планов.

К лету 1768 года Баженов закончил работу над эскизами и приступил к самому проекту реконструкции, к созданию большой модели Кремлевского дворца. Началась подготовка к строительству. В июле была уже учреждена специальная экспедиция по сооружению дворца. Возглавлял ее генерал-поручик Измайлов. После тщательного обследования кремлевских строений и детальной разработки планов строительства члены экспедиции приступили к составлению сметы. По предварительным подсчетам, должно было потребоваться двадцать или, в крайнем случае, тридцать миллионов рублей.

Экспедиция разместилась в самом Кремле, в небольшом Потешном дворце. Здесь же была квартира архитектора, куда он вскоре привел молодую жену. А рядом наспех строилось деревянное одноэтажное здание с обширным восьмигранным залом — Модельный дом. В нем потом делали громадную деревянную модель будущего Кремля. Модель, по словам Баженова, — «половина практики», то есть готового здания, которая позволит проверить правильность его композиции и пропорций.

Модель впечатлила всех, даже людей, которые к баженовскому проекту были настроены скептически или недоверчиво. Поражало многое — и техника изготовления, и сами размеры модели. Они были таковы, что во внутренних дворах могли разгуливать несколько человек. В своих пропорциях модель математически точно соответствовала размерам будущего дворца. Фасад главного корпуса задуманного Баженовым дворца имел сложное членение. Все этажи были объединены декоративным убранством и колоннами в одно целое. Антаблемент, украшенный скульптурой, поддерживали четырнадцать колонн. По обе стороны центрального выступа — по десять колонн, за ними — двухколонные выступы. В нишах стен располагались изящные вазы. Весь фасад центрального корпуса являлся, таким образом, как бы богатейшей и красивейшей архитектурной декорацией. Внутренний фасад главного корпуса, выходящий во двор, имел почти такое же богато декорированное оформление. Не менее эффектным было и внутреннее оформление, особенно центрального зала дворца, впечатляющего своими размерами. О модели и невиданном проекте заговорили с восторгом и завистью в европейских королевских дворах.

Однако весной 1771 года работу пришлось остановить: в Москве грянула эпидемия чумы. Жесткие, но малодейственные меры властей вызвали недовольство горожан. Вспыхнул бунт, был убит суровый московский архиепископ Амвросий, толпа громила его покои в Кремле, в двух шагах от Модельного дома. Баженов боялся за судьбу своей драгоценной, выстроенной из сухого дерева, модели. Но бунт в два дня подавили, модель уцелела, эпидемия же утихла лишь к зиме. На следующее лето праздником начался новый этап работы — рыли котлован под дворцовый фундамент, который заложили год спустя в еще более торжественной обстановке. Но годы шли, а выше фундамента стройка не поднималась — недоставало средств. Весной 1775 года императрица приказала засыпать котлован, а значит, прекратить работу. Поэтому проект дворца остался лишь в заготовочном варианте.

EMBED PowerPoint.Slide.8

Усадьба Царицыно.

Схожа судьба усадьбы Царицыно. История Царицыно неразрывно связана с именем великой императрицы Екатерины, которая приобрела эту местность в 1776 году у князя Дмитрия Кантемира и поручила построить в честь очень выгодного для России мирного договора с Турцией сказочный ансамбль дворцов и сооружений. По замыслу Баженова дворец должен был составлять единое целое с окружающей природой, поэтому архитектор построил его в стиле, напоминающем о древнерусских храмовых постройках. Чувствовались в облике Царицына какая-то искусственная старина, условное, почти игрушечное средневековье. В те времена всю средневековую архитектуру, не очень еще различая эпохи и страны, именовали «готической». Классицисты считали ее «неправильной», искаженной невежеством прежних строителей, но она все же манила Баженова. Здания были возведены из красного кирпича и украшены белокаменными деталями. Дворцово-парковый ансамбль был несомненной творческой удачей Баженова, однако данный период жизни великого архитектора был для него действительно тяжелым.

EMBED PowerPoint.Slide.8

Дворцов по первоначальному замыслу было четыре: три — для императрицы, один — для великого князя Павла Петровича с супругой. Парадный, «главный» дворец Екатерины II располагался симметрично дворцу великого князя и был аналогичен ему по планировке. Рядом с ним вдоль пруда находились «средний» и миниатюрный «малый» дворцы императрицы. В «корпусах» и «домах» предполагалось размещать свиту и служителей. Уникальное по масштабам сооружение представлял собой Кухонный корпус. В этом массивном здании, имеющем внутренний двор, должны были, по словам Баженова, разместиться «придворные службы, как-то погреба, ледники, три кухни, кандитерския, словом все надобности», а также комнаты для служителей. Возвести ансамбль предполагалось за десять лет. Строительные работы в Царицыне начались в первых числах мая 1776 года с закладки фундаментов моста (Фигурный) и трех «домиков» между ним и церковью. Церковь была единственной постройкой, сохраненной Баженовым. Важнейшими из сооружений первого плана из изображенных на панораме были дворцы императрицы — Малый и Средний. По сути, и сам Малый дворец представлял собой беседку, из главного овального зала которой открывался прекрасный вид на пруды, дальние луга и пашни. Соседний Средний дворец был больше по размерам. Его высокая двусветная галерея с аванзалами могла предназначаться для приемов, концертов, спектаклей, для отдыха после прогулок в саду. В 1777 году был окончен, кроме кровли, Малый дворец, «домики» возле Фигурного моста. Средний дворец был построен в то же лето вчерне, кроме сводов второго этажа, карниза и парапета. Начато строительство небольшого Камер-юнфарского корпуса, справа от Фигурного моста. В 1779 году зодчий приступил к возведению главных дворцов ансамбля — «большого дворца» императрицы и дворца великого князя. В поданном в начале следующего года представлении Баженов предложил построить между дворцами еще один, соединенный с ними галереями, поскольку проект ансамбля был составлен до рождения великих князей Александра и Константина Павловичей. Предложение было одобрено императрицей. Весной 1785 года архитектор приступил к возведению верхнего этажа Кухонного корпуса, достраивал Большой мост, домики у оврага, Галерею-ограду с воротами.

Летом 1785 же года императрица, наконец, приехала и посетила почти готовую усадьбу, знакомую ей лишь по чертежам. Нарядные домики показались ей маленькими и тесными — на бумаге все выглядело внушительнее. Царицыно она приказала перестроить и передала строительство Казакову, но и его замысел не был завершен. Все это сильно подействовало на Баженова.

На этом этапе и завершились «баженовский» период в истории Царицына и «царицынский» период в жизни Баженова.

Дом Пашкова.

Достоверно известно, что в 1780-е годы Баженов построил дом для богача П.Е. Пашкова. Дворец красуется на высоком холме против Московского Кремля — теперь это старое здание Российской государственной библиотеки. Между тем задача у архитектора была сложная: участок неровный, с одной стороны круто уходящий под гору, а с другой — резко сужающийся. Однако его неудобства Баженов сумел превратить в достоинства: поставил в узком конце нарядные ворота, сквозь которые открывается вид на дом, фасад же широко развернул на кромке холма над спускающимся к городу садом — решение, не случайно перекликающееся с проектом перестройки Кремля. Баженов создал здесь в буквальном смысле слова замок-сказку. Большой знаток и ценитель русской архитектуры И. Грабарь писал: «Трудно найти более совершенное соотношение всех частей единого сооружения, чем то, которое достигнуто здесь».

EMBED PowerPoint.Slide.8

Мнение русских и иностранцев было единодушное: «Пашков дом» — это жемчужина русского зодчества. Знатоки архитектуры подчеркивали, что при всей изысканности композиционных приемов замысел художника отличается смелостью, полетом фантазии и вместе с тем продуманностью мельчайших деталей. Это в равной степени характерно как для композиции в целом и внутренней планировки помещений, так и для внешнего оформления. Основной архитектурный массив составляет центральный трехэтажный корпус, увенчанный легким бельведером. По обеим сторонам здания расположены двухэтажные корпуса. Центральный корпус украшен колоннадой коринфского ордера, объединяющей второй и третий этажи. Боковые колонны заменены статуями, что придает зданию дополнительную выразительность и легкость. Боковые павильоны имеют гладкие колонны ионического ордера. Тонкая продуманность общей композиции и всех деталей сообщает этому сооружению изящность и вместе с тем монументальность в духе античной классики.

Из всего вышесказанного следует, что исключительное дарование Баженова как зодчего, к сожалению, не было востребовано в полной мере. Большинство проектов мастера остались нереализованными.

2.Казаков Матвей Федорович (1738-1812 гг.)

Другим величайшим Российским архитектором является М.Казаков. Родился в Москве, в семье бедного «подканцеляриста». В 13-летнем возрасте мальчик, проявлявший склонность к рисованию и архитектуре, был принят в школу Ухтомского. В этой школе, где теоретическое изучение принципов классической архитектуры велось в тесной связи с практическими работами, Казаков познакомился как с практическими работами и основами классики, так и с памятниками древнерусской архитектуры. Отсюда одна из характерных особенностей творчества Казакова, привитая ему впервые именно в школе Ухтомского, — синтез основ классики с творческим освоением и развитием традиций древнерусского зодчества.

EMBED PowerPoint.Slide.8

Началом творческой деятельности Казаков была его работа под руководством архитектора П. Никитина в Твери по проектированию нового города после пожара 1763 г. Здесь Казаков выступил как самостоятельный мастер, проектируя провиантские магазины, фасады зданий присутственных мест.

Большое значение для творческого роста Казакова имела его совместная работа с Баженовым. В 1767 г. Баженов, начавший проектирование Большого Кремлевского дворца, пригласил Казакова в качестве своего ближайшего помощника, и в течение семи лет они вели совместную творческую работу. Широчайшая архитекторская эрудиция Баженова, его необычайный творческий размах дополнили и отшлифовали талант Казакова. Это было творческое содружество мастеров, прекрасно восполнявших и взаимно обогащавших друг друга.

В 70-х годах Казаков выступил уже как сложившийся архитектор, что проявилось в высоком мастерстве его первых построек в Москве — Петровского дворца, здание Сената в Московском Кремле, усадьба Петровское-Алабино, церкви Филипа на 2-й Мещанской улице.

Казаков был не только крупнейшим архитектором — художником, но и прекрасным строителем, в совершенстве владевшим техникой своего дела. Казаков оказал большое влияние на развитие русской архитектуры не только своим творчеством, но и своей педагогической деятельностью. Из его школы вышли такие мастера архитектуры, как Бове, Еготов, Родион Казаков и др. Сменив Баженова в Кремлевской экспедиции, Казаков в 1789 г. организовал при ней архитектурное училище, придавая огромное значения воспитанию русских архитекторов .В 1792 г. в прошении об организации школы мастеров строительного дела Казаков указал, что она нужна для того чтобы иметь «совершенным мастеров российских… и потому не будет нужды в иностранцах, которые не сведущи ни в доброте здешних материалов, ни в том, что здешний климат производить может». Им и его помощниками были составлены чертежи лучших зданий города и проводилось изготовление планов отдельных его частей.

Казаков разработал ряд типов архитектурных сооружений самого различного назначения, характера и масштаба, начиная от огромных правительственных и общественных зданий, дворцов и усадеб и кончая небольшими жилыми домами и церквами — ротондами. Простые, монументальные и ясные формы многочисленных зданий Казакова предопределили новый, классический, облик архитектуры Москвы.

Петровский путевой дворец.

Петровский путевой дворец, расположенный на Ленинградском проспекте, возводился по проекту Матвея Козакова в 1776-1780 годах в честь успешного завершения Русско-турецкой войны. Дворец выполнял функцию резиденции знатных особ, которые отдыхали здесь после путешествия из Петербурга в Москву. В разное время во дворце бывали Екатерина II, Павел I и Николай II. В советское время в здании размещалась Военно-воздушная академия имени Н. Е. Жуковского, а в 1990-е годы Петровский дворец перешел в собственность Москвы. После пожара проводились реставрационные работы (1998-2008).

EMBED PowerPoint.Slide.8

Здание Сената.

Еще не был закончен Петровский дворец, как М.Ф.Казаков получил новый заказ. Ему было поручено составление проекта здания Сената в Московском кремле. Сенат предполагали построить напротив Арсенала. Участок был неудобный, треугольной формы, но и его М.Ф.Казаков сумел использовать как основу для возводимого им здания. Центр всей композиции занял грандиозный купольный зал. М.Ф.Казаков рассчитал свое здание так, что купол зала пришелся как раз за башней, расположенной в центре Красной площади, между Спасскими и Никольскими воротами. Таким образом, здание Сената являло собой не только кремлевское здание, но и сделалось общегородским, войдя как звено в общий ансамбль зданий важнейшей площади древней столицы. Смелость решения всего здания, в особенности его купол, поразила современников и даже вызвала среди московского общества опасение в прочности сооружения. Постройка здания Сената поставила М.Ф.Казакова в ряд лучших архитекторов, работавших в то время в России. Оно и сейчас украшает Московский кремль.

Несколько десятков превосходно созданных им домов и дворцов, не считая многих крупных общественных зданий, украшали улицы и переулки столицы. Особенно известны такие сооружения, как дом Демидова в Гороховском переулке (впоследствии здесь разместился Институт геодезии), дом Гагарина на Петровском бульваре (здание поликлиники), дом Меньшикова на Большой Никитской, дом Барышникова на Мясницкой и многие другие здания.

EMBED PowerPoint.Slide.8

Дом Демидова.

Снаружи дом относительно прост, хотя и не лишен известной торжественности. Его центр отмечен коринфским портиком из шести колонн, поставленным на выступ цокольного этажа. В плоских круглых углублениях размещены типичные для классицизма лепные розетки. Некогда дом выглядел наряднее благодаря балюстраде, обходившей по верху его венчающий аттик. За строгой внешней архитектурой дома скрыто необычайное богатство его внутренней отделки. Если нижний вестибюль и круглая в плане столовая верхнего парадного этажа еще сдержанны, то расположенные за столовой вдоль уличного фасада комнаты — гостиные и спальня — поражают изысканностью приемов убранства. Каждой комнате свойственны свои особенности, и вместе с тем все они составляют органическое целое. Парадные комнаты демидовского дома носят название «золотых», поскольку они украшены тончайшей золоченой резьбой. Легкие перистые травы, вазы, наполненные цветами, и резной багет пленяют разнообразием своих декоративных форм. С резьбой сочетается роспись и не менее утонченная лепнина. Так, венку, искусно написанному на потолке спальни, вторит легкий растительный лепной орнамент, бегущий по краю потолка вдоль стен. Следует внимательно присмотреться к любой архитектурной детали убранства — и к тонким колонкам зеркальных столиков в простенках, и к карнизам у потолков, и к обрамлениям дверей, и даже к их ручкам. Здесь все — искусство, здесь продумана каждая мелочь. «Золотые» комнаты дома Демидова — высокохудожественное произведение русского классицизма.

EMBED PowerPoint.Slide.8

Новоекатерининская больница, дом князя Гагарина.

Монументальная постройка с 12-колонным портиком, господствующая над всей застройкой Страстного бульвара, сооружена в 1786—90 на территории обширной усадьбы Гагариных (где уже имелись каменные здания первой половины и середины XVIII в., возможно, включённые в новый дворцовый комплекс).

Здание получило масштабное, чётко спланированное и компактное решение с вытянутым вдоль Страстного бульвара протяжённым фасадом, в котором выделены величественный трёхэтажный объём центральной части с портиком, симметричные двухэтажные боковые крылья, к левому из которых был пристроен манеж, каретники и хозяйственные помещения, образовавшие глубокий внутренний двор. В 1802—12 в здании находился Английский клуб, в 1812 оно горело, в 1825—28 его перестроил О.И. Бове для Новоекатерининской больницы. При этом была проведена внутренняя перепланировка парадной анфилады в череду больничных палат, овальный зал второго этажа по центральной оси переделан в больничную церковь. Снаружи здание получило такой же простой и строгий облик, как и внутри: украсив главный портик монументальным лепным фризом, Бове сделал крайне лаконичным решение садового фасада и бывшего хозяйственного двора.

EMBED PowerPoint.Slide.8

Сохранились остатки парка, постройки XIX в., ограды с воротами, часовня в стиле ампир при больничном морге. Ныне в здании — Двадцать четвёртая городская клиническая больница.

Дом Барышникова.

Дом Барышникова образец богатого московского жилого дома конца XVIII в. Традиционное расположение здания «покоем», с парадным подъездным двором перед ним, во многом определялось прежней застройкой участка, использованной Казаковым в архитектуре нового дома. Во вновь возведенной половине здания Казаков расположил парадные помещения, образующие во втором этаже анфилады залов.

Из парадных помещений дома Барышникова выделяются главная лестница, овальная столовая, главный зал, расположенный в торцовой части крыла, и парадная спальня. В зале, почти квадратном в плане, кольцо колонн коринфского ордера выделяет центральную часть, где роспись потолка создает иллюзорное подобие купола из розеток, освещенных сверху лучами солнца. Парадная спальня в центральной части дома, завершавшая собой анфиладу залов, отличается особою изысканностью убранства. Удлиненный овал этого помещения опоясывают небольшие колонны коринфского ордера, несущие четыре арки, которые выделяют центральную квадратную часть комнаты и боковые, разработанные в виде купольных полуротонд. Богатство отделки и вместе с тем миниатюрный масштаб классических форм спальни сочетают в себе черты представительности и интимности, характерные для жилых домов Казакова. Архитектурное убранство главных помещений дома Барышникова принадлежит к лучшим образцам парадного интерьера крупных жилых домов того времени.

Дом Баташова.

Дом Баташова — характерный для московской архитектуры пример изменения планировки усадьбы в зависимости от условий участка, в данном случае сложного рельефа местности и близости к реке Яузе. Главный корпус дома Г-образной формы несколько отступает от линии улицы, образуя двор небольшой глубины, отделенный от улицы боковыми флигелями и чугунной оградой с богато декорированными воротами. Ажурная ограда и ворота с пилонами, декорированными нишами в форме раковин и увенчанными фигурами львов и вазами, представляют собой один из лучших и характернейших образцов такого рода композиций в Москве.

Дом союзов.

Одна из исторических достопримечательностей столицы, здание классической архитектуры. Построенное ещё в XVIII веке, оно великолепно выглядит и сегодня. Талант зодчего, мастерство строителей и трепетная забота об этом чуде архитектуры позволяют и ныне считать эту старинную усадьбу жемчужиной исторической Москвы, органично вписывающуюся в облик современного города. Недаром здание Дома союзов охраняется государством как памятник архитектуры XVIII века.

Великолепные интерьеры, атмосфера настоящей старины, удобное расположение в центре города привлекают к себе всё новых почитателей истинной красоты. Залы Дома союзов помнят величайших мастеров мировой сцены, видных деятелей политики, науки и культуры.

EMBED PowerPoint.Slide.8

Здание Московского университета.

Старое здание Московского университета на Моховой — это высокий символ эпохи Просвещения в самом центре Москвы, воздвигнутый в честь науки людьми, которые свято верили, что ее свободное развитие в России принесет нашему Отечеству пользу и благоденствие.

Первые владения университета на Моховой и Никитской улицах появляются сразу после его основания, а в 1785 г. участок земли на Моховой для строительства специального университетского здания приобрела на свои средства императрица Екатерина II. Императрица подарила на новое строительство 125 тысяч рублей и назначила его архитектором своего любимца среди российских зодчих — М.Ф.Казакова. Возводя здание «на пустом месте», архитектор был свободен в своем творческом поиске, что отразилось в трех его проектах. Образ здания в целом определила идея «Храма Науки», храма богини мудрости Минервы: это чувствуется и в решении основного корпуса, и особенно его центральной подкупольной части, ротонда которой — излюбленная в творчестве Казакова — восходит к римскому Пантеону. Замысел здания разрабатывался Казаковым с учетом градостроительного плана Москвы 1775 г., по которому вдоль Моховой, против участка, отведенного университету, предполагалось создание открытых площадей. Можно сказать, что идея университетского ансамбля по-настоящему выявилась только в конце 1930-х гг., когда после сноса прилегающей застройки образовалась Манежная площадь, и университет оказался в непосредственной визуальной связи с кремлевскими стенами, Арсеналом и Манежем. Закладка здания состоялась 23 августа 1786 г., а его торжественное открытие — ровно через 7 лет, 23 августа 1793 г. Деятели русского Просвещения называли тогда университет «украшением государства и общественным сокровищем, коим пользоваться надлежало всем гражданам». В настоящее время старое здание на Моховой прежде всего хранит память о прошлом университета: здесь находятся помещения и фонды Музея истории МГУ, мемориальный кабинет-библиотека ректора И.Г.Петровского, уникальные книжные собрания университетской библиотеки, коллекции Антропологического музея и др. Учебные помещения старого здания занимает институт стран Азии и Африки при МГУ.

III. Другие деятельные архитекторы. Эпоха ампира. Реконструкция Москвы

Наиболее выделившимися архитекторами были вышеупомянутые В.И.Баженов и М.Ф.Казаков, но известно, что помимо них архитектурой Москвы занимались и другие великие деятели искусства.

Доменико Жилярди (1785–1845)

Видный мастер ампира, один из создателей нового облика Москвы после пожара 1812.

Родился в Монтаньоле (Швейцария) 4 (15) июля 1785 в семье архитектора Джованни Баттиста (Ивана Дементьевича) Жилярди, который в 1787 начал работать в России. Доменико, впервые приехавший туда с матерью в 1796, впоследствии жил преимущественно в Москве. Учился у своего отца, а также у К.Скотти и других живописцев в Петербурге (с 1799), посещал миланскую Академию художеств (1804–1806), затем самостоятельно изучал искусство и архитектуру Рима, Флоренции и Венеции. Вернувшись на свою вторую родину в 1810, в 1811 был определен в помощники отцу, состоявшему в должности архитектора Воспитательного дома. Ненадолго выехав в Казань при нашествии Наполеона, по возвращении занимался восстановлением древней столицы. Работал в Экспедиции кремлевских строений, а в 1818 занял место Джованни Жилярди, уволившегося по старости. Реконструировал в 1818–1827 ряд построек, входящих в число главных произведений его отца, в том числе здания Екатерининского института (ныне Дом офицеров Московского военного округа) и т.н. Вдовий дом (ныне Центральный институт усовершенствования врачей на Кудринской площади). Значительно перестроил (1817–1819) старое здание Московского университета (работы М.Ф.Казакова), нынешним своим обликом обязанное в основном именно Доменико Жилярди. Среди его главных сооружений также дом Луниных (ныне Музей искусств народов Востока, 1818–1823), дом Гагарина (ныне Институт мировой литературы имени А.М.Горького, 1820), Опекунский совет (ныне Российская академия медицинских наук, 1823–1826), усадьба Усачевых-Найденовых (1829–1831), значительная часть построек усадьбы Кузьминки, в том числе Конный двор (1820–1823). Многие свои работы создал в соавторстве с А.Г.Григорьевым. Для всех архитектурных образов Жилярди характерен парадный монументализм, подчеркнутый мощными колоннадами фасадов, четкой ритмикой орнаментальных вставок и скульптурного декора. Высоким совершенством отличаются и оформленные под его руководством интерьеры (в особенности Опекунского совета и дома Гагарина). Умер Жилярди в Монтаньоле 28 февраля 1845.

EMBED PowerPoint.Slide.8

Афанасий Григорьевич Григорьев (1782-1868 гг.)

Родился в слободе Васильевской (Тамбовская губерния) 10 (21) января 1782 в семье крепостных помещика Н.В.Кретова. Воспитывался в доме архитектора И.Д.Жилярди, с сыном которого, Дементием Ивановичем (Доменико), впоследствии сотрудничал. Получив начальное художественное образование, учился затем в школе при Экспедиции кремлевского строения (у Ф.Кампорези), по окончании (в 1804) получил вольную. Долгое время (1808–1847) состоял на службе в московском Воспитательном доме, сперва в качестве помощника отца и сына Жилярди, затем как старший архитектор.

Расцвет творчества Григорьева приходится на период восстановления Москвы после пожара 1812. Участвовал в реализации многих проектов Доменико Жилярди, в том числе проекта здания Опекунского совета (ныне Российская Академия медицинских наук, 1823–1826). Григорьев вошел в историю прежде всего как автор проектов небольших особняков: гармонически-ясные, с уютными интерьерами, сдержанные, но весьма изящные по декору, они стали едва ли не самыми популярными зданиями-символами московского ампира. Среди произведений этого рода – дом Хрущевых на Пречистенке (ныне Музей А.С.Пушкина, 1814–1816), дом Лопухиных на той же улице (ныне Музей Л.Н.Толстого, 1817–1822), дом Докучаева на Мясницкой (совместно с О.И.Бове, 1819–1821), собственный дом Григорьева в Милютинском переулке (1842–1843). Лучшая из его храмовых построек – центрически-столпообразная Троицкая церковь в имении Ершово под Звенигородом (1826–1828) – была разрушена в 1941; сохранился здешний усадебный дом, тоже восходящий к григорьевским чертежам (1837). Судя по поздним проектам, с годами Григорьев перешел на позиции архитектурного романтизма (или «эклектики»). Оставил большое число чертежей (фонд Григорьева в московском Музее архитектуры имени А.В.Щусева), свидетельствующих и о его выдающемся графическом мастерстве. Умер Григорьев в Москве 1 (13) мая 1868.

Бове Осип Иванович (1784-1834)

Русский архитектор, представитель ампира. Родился в семье художника, итальянца по происхождению. Учился в Москве, в архитектурной школе при Экспедиции кремлёвского строения (1802-07). С 1807 работал помощником М. Ф. Казакова и К. И. Росси в Москве и Твери (ныне г. Калинин). После 1812 был главным архитектором «фасадической части» Комиссии для строения Москвы, где проводил идею создания целостных городских ансамблей в соответствии с масштабом и сложившейся застройкой города. При непосредственном участии Бове была реконструирована Красная площадь с Торговыми рядами (1815, позднее разобраны), созданы Театральная площадь (ныне площадь Свердлова) с Большим театром (1821-24) и другими зданиями (позже изменены), Александровский сад, Манеж (Бове — автор архитектурной отделки). Тема патриотизма, получившая особое распространение в начале 19 в., определила архитектурный образ Триумфальных ворот, воздвигнутых по проекту Бове в память Отечественной войны 1812 при въезде в Москву со стороны Петербурга (1827-34, разобраны в 1932, восстановлены в 1968 на Кутузовском проспекте). Городскому ансамблю, сложившейся застройке улиц подчинены и построенные по проектам Бове крупные общественные здания (1-я Градская больница, 1828-32) и жилые дома (особняк Гагариных, позже Книжная палата, на Новинском бульваре, 1817, разрушен во время налёта немецко-фашистской авиации в 1941), в которых наряду с традиционной усадебной композицией и принятой в ампире схемой решения фасада появляются черты интимности, простоты и уюта, свойственные московской архитектуре начала 19 в. Среди церковных построек Бове известны купольная ротонда церкви «Всех скорбящих радости» на Большой Ордынке в Москве (1833) и церковь в селе Архангельском Московской области со своеобразным решением иконостаса в виде триумфальной арки (1822).

Заключение.

В данной работе была представлена информация по архитектуре классической Москвы. Я привел основные особенности классицизма, его значение в мировой художественной культуре. Были рассмотрены наиболее важные архитекторы, создающие здания в этом стиле, и их основные работы. В заключении были выделены многие важные архитекторы позднего стиля.

Мы смело можем назвать классицизм одним из наиболее важных стилей, наиболее красивых и выразительных. Поэтому классическая архитектура так значима в Москве.

Источники и литература.

1.Воротников А., Горшковоз О., Ёркина О. История искусств, 1999 2.Коваленская Н. Русский классицизм. — М., 1964

3.Мелик-Пашаев В. Современный словарь-справочник по искусству — М., 1999

4.Комарова И. Архитекторы — М., 2002

5.Белецкая Е.А., Покровская З.К. Д.И.Жилярди. М., 1980

6.Архитектор А.Г.Григорьев (каталог). М., 1976

7. Покровская З.К. Архитектор О.И.Бове. М., 1999

8. И.Е. Бондаренко М.Ф. Казаков Москва, 1913

9. Т.А. Молокова, В.П. Фролов История Москвы в памятниках культуры. М., 1997

Интернет источники:

1.http://www.world-art.ru/

2.http://www.travel.ru

3.http://www.russianculture.ru/

4.http://www.rusarh.ru/

5.http://www.protoart.ru/

6.http://www.krugosvet.ru/

2. Используемые технические средства

Для знакомства с результатами работы необходимы, операционная система Windows — XP и выше.

3.Специальные условия применения и требованияорганизационного, технического и технологического характера

Специальные условия применения и требования организационного, технического и технологического характера отсутствуют.

4.Условия передачи документации на разработку или еепродажи

Разработка поставляется только с разрешения автора.

Прохоров А. Большая Советская Энциклопедия — Изд. третье, М., 1973

PAGE

PAGE 25

.32453246.00174-01 99 01

PAGE

Москва 2010