Факт трудовых отношений между индивидуальным предпринимателем и

Суть дела: Факт трудовых отношений между индивидуальным предпринимателем и истцом не установлен, следовательно отсутствует обязанность страховщика по выплате страхового возмещения в связи с несчастным случаем.

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

26.06.2007 г. Пермь

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 26 июня 2007 г. дело по кассационной жалобе гр-на К. на решение Свердловского районного суда г. Перми от 02 мая 2007 г,которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований о признании несчастного случая на производстве страховым, понуждении назначить страховые выплаты в связи с повреждением здоровья гр-ну К. отказать. Признать недействительным акт о несчастном случае на производстве (Н-1) от 14.05.1998 г. Заслушав доклад судьи В., объяснения гр-на К., представителя ГУ — Пермское региональное отделение Фонда социального страхования РФ Д., заключение прокурора С. об отсутствии оснований для удовлетворения кассационной жалобы, проверив дело, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Гр-н К. обратился в суд с иском к государственному учреждению — Пермскому региональному отделению фонда социального страхования (далее — ГУ ПРО ФСС) о признании несчастного случая на производстве страховым и назначении ему обеспечения по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний с определением размера ежемесячной страховой выплаты исходя из величины прожиточного минимума на момент обращения. Заявленные требования мотивировал следующим: 04.08.1996 г. в период его работы у индивидуального предпринимателя Е. с ним произошел несчастный случай на производстве, что подтверждено актом по форме Н- 1 от 14 мая 1998 г. В результате данного несчастного случая ему был определен процент утраты профессиональной трудоспособности в размере 60% с 27.10.1998 г. без срока переосвидетельствования. При обращении в ГУ — Пермское региональное отделение Фонда социального страхования РФ о назначении страховых выплат ему было отказано со ссылкой на отсутствие с ИП Е. трудовых отношений. Данный отказ истец считает незаконным, поскольку согласно ст. 18 КЗоТ РСФСР фактическое допущение к работе считается заключением трудового договора, независимо от того, был ли прием на работу надлежащим образом оформлен. Судом к участию в деле был привлечен в качестве ответчика Е., который обратился с иском к Государственной инспекции труда по Пермскому краю о признании Акта о несчастном случае формы Н-1 от 14мая 1998 г. — недействительным. Заявленные требования мотивировал следующим: акт по форме Н-1 подписал под давлением угроз со стороны инспектора охраны труда Л. Акт является недействительным, поскольку гр-н К. в трудовых отношениях с ним не состоял. С ним была договоренность о помощи в заготовке дров дл хлебопекарни, в благодарность за которую он сможет заготовить дрова для своей дачи. Мотопилу и бензин гр-н К. взял, не поставив его в известность, и самовольно ушел в лес. К. предупреждали о недопустимости рубки дерева при наличии повисшего на нем другого спиленного дерева. В судебном заседании стороны настаивали на удовлетворении своих исковых требований. Ответчики: ГУ « Пермское региональное отделение Фонда социального страхования РФ» и Государственная Инспекция труда по Пермскому краю иск не признали. Судом постановлено вышеуказанное решение, с которым не согласен истец К. По его мнению, суд неправильно оценил доказательства и не исследовал все обстоятельства дела. В кассационной жалобе истец ссылается на нарушение судом его права на защиту, полагая, что суд с учетом его инвалидности должен был назначить ему защитника по назначению, а также привлечь к участию в деле представителя Государственной Инспекции по труду в целях объективного выяснения обстоятельств найма рабочей силы ИП Е. По мнению гр-на К. вместо анализа копий объяснительных гр-на З. и гр-на Е. суд должен был вызвать лиц, составивших акт о несчастном случае на производстве, которые могли бы опровергнуть пояснения Е. о подписании акта под воздействием должностных лиц Инспекции по труду. Положив в основу решения показания свидетелей, суд не принял во внимание, что они являются ближайшими родственниками гр-на Е., следовательно, заинтересованы в исходе дела, хотя даже ими подтверждается выполнение им работы по заготовке дров для нужд хлебопекарни. Суд не вызвал в судебное заседание и не допросил лесничего П., который является незаинтересованным в исходе дела свидетелем. Отказывая в иске, суд не учел, что положения КЗоТ РСФСР, как и положения нового Трудового Кодекса, устанавливают возможность фактического допуска к работе без письменного оформления, что означает заключение трудового договора. О наличии допуска к работе свидетельствует его нахождение в составе бригады по заготовке дров для нужд хлебопекарни и факте несчастного случая на делянке, отведенной работодателю Е. В соответствии с ч. 1 ст.347 ГПК РФ суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления. Проверив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалобы по указанным в ней основаниям. Совокупности собранных по делу доказательств — пояснениям сторон, показаниям свидетелей, письменным доказательствам судом дана надлежащая оценка, выводы суда должным образом мотивированы, материальный закон применен верно, нарушений требований процессуального законодательства судом не допущено.В акте по форме Н-1, составленном 14 мая 1998 г., обстоятельства случившегося изложены следующим образом: «14 августа 1996 года предприниматель Е., его сын, сторож хлебопекарни д. Быковка Пермского района и временно принятый на работу Е.. для обеспечения пекарни дровами и водой К. -без оформления трудового договора, на тракторе МТЗ-80 с прицепом под управлением лесничего П. поехали на делянку валить лес на дрова для пекарни. Валкой леса поочередно бензомоторной пилой занимались Е. и К. При валке очередного дерева (осины), оно зависло на березе, К. решил пилить березу, чтобы упала осина. При этом береза сломалась под нагрузкой осины, упала на землю и придавила ногу К. После оказания первой помощи он был доставлен в областную больницу г. Перми». В соответствии со ст. З Федерального Закона № 125-ФЗ от 2.07.1998 года «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» право на обеспечение по страхованию имеет физическое лицо, получившее повреждение здоровья вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, подтвержденное в установленном порядке и повлекшее утрату профессиональной трудоспособности. Страховым случаем является подтвержденный в установленном порядке факт повреждения здоровья застрахованного вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, который влечет возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию. Несчастным случаем на производстве является событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору (контракту) и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях, которое повлекло стойкую утрату застрахованным профессиональной трудоспособности.Согласно ст. 28 указанного Федерального закона лицам, получившим до вступления в силу настоящего Федерального закона, профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья, связанное с исполнением ими трудовых обязанностей и подтвержденное в установленном порядке, обеспечение по страхованию производится страховщиком в соответствии с настоящим Законом, независимо от сроков получения увечья, профессионального заболевания либо иного повреждения здоровья. Отказывая в удовлетворении требований гр-на К., суд со ссылкой на положения указанного Федерального закона обоснованно исходил из того, что обеспечение по страхованию производится только при условии получения профессионального заболевания или иного повреждения здоровья в связи с исполнением трудовых обязанностей. Поскольку – в данном случае факта трудовых отношений между К. и Е. не установлено, то обязанность по выплате страхового возмещения у ГУ «ПРО ФСС РФ» возникнуть не может. Согласно действовавшего на момент несчастного случая положения ст. 15 КЗоТ РФ в редакции Закона РФ от 25.09.1992 г. № 3543-1 трудовой договор (контракт) есть соглашение между работником и работодателем, по которому работник обязуется выполнять работу по определенной специальности, квалификации или должности с подчинением внутреннему трудовому распорядку, а работодатель обязуется выплачивать работнику заработную плату и обеспечивать условия труда, предусмотренные законодательством о труде, коллективным договором и соглашением сторон. Согласно ст. 18 этого же Закона трудовой договор (контракт) заключается в письменной форме. Прием на работу оформляется приказом (распоряжением) администрации. Приказ (распоряжение) объявляется работнику под расписку. Фактическое допущение к работе считается заключением трудового договора, независимо от того, был ли прием на работу надлежащим образом оформлен. Как следует из материалов дела, письменного договора между Е. и К. не заключалось. Довод гр-на К. о наличии фактического допуска к работе не может быть принят во внимание, поскольку это обстоятельство имеет правовое значение только в том случае, если является подтверждением соглашения, отвечающего признакам, указанным в ст. 15 КЗоТ РФ. ИП Е. наличие такого соглашения отрицает, из материалов дела непонятно, на какую должность принимался гр-н К, была ли у Е. та должность, что указана в акте Н-1 «рабочий хлебопекарни», какая заработная плата подлежала выплате гр-ну К. и т.д. Из материалов дела и имеющихся доказательств следует, что гр-н К. предложил оказать Е. разовую помощь по распилке деревьев в обмен на возможность заготовить дрова для личных нужд. Иного не установлено, доказательств обратного не имеется. Указанные обстоятельства не могут быть положены в основу признания наличия между гр-ном Е. и гр-ном К. трудовых отношений. Поскольку несчастный случай с гр-ном К. не связан с исполнением им трудовых обязанностей, то суд обоснованно признал акт по форме Н-1 от 14.05.1998 года недействительным.Таким образом, не имеется подтверждения в установленном порядке факта повреждения здоровья застрахованного вследствие несчастного случая на производстве, что исключает возможность признания несчастного случая страховым с правом на выплату страхового обеспечения.Доводы кассационной жалобы не являются правовыми и на правильность постановленного судом решения не влияют.Ходатайства об истребовании дополнительных доказательств (вызове свидетеля П.) гр-н К. при рассмотрении дела судом не заявлял. Согласно ч. 2 ст. 195 ГПК РФ суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.Довод гр-на К. об обязанности суда назначить ему защитника является несостоятельным, поскольку противоречит нормам действующего гражданского процессуального законодательства. Правильно применив нормы материального и процессуального закона, суд верно установил все обстоятельства, имеющие значение для дела, дал надлежащую оценку доводам сторон и основаниям заявленных исков.Руководствуясь ст.ст. 193, 361 ГПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА

Кассационную жалобу гр-на К. на решение Свердловского районного суда г. Перми от 02 мая 2007 года оставить без удовлетворения.