Учебно-методическое пособие для студентов гуманитарного фак-та б

Особенности работы с лицами, перенесшими стрессовые ситуации

Чепик, Ю. И. Особенности работы с лицами, перенесшими стрессовые ситуации / Н.Г. Аринчина, А.Л.Пушкарев, В.И.Дунай, Ю. И. Чепик. // Учебно-методическое пособие для студентов гуманитарного фак-та БГУ Минск, Минск: БГУ, 2008. — С.37-54

Особенности работы с лицами, перенесшими стрессовые ситуации

Кризисные состояния, его особенности

В современной психологии накоплен достаточно обширный опыт изучения поведения людей в кризисных ситуациях. Тем не менее, психологи и другие специалисты и сегодня стремятся найти ответ на вопрос — что же такое кризис в жизни человека, каковы его причины и последствия? Что следует предпринимать для того, чтобы избежать разрушающих последствий кризиса, как помочь человеку выйти на новый уровень развития, какие факторы и психологические особенности защитят человека от негативных воздействий кризиса в самых различных ситуациях? А если взять во внимание тот факт, что с кризисом сталкивается не только человек, но и близкие люди или очевидцы происходящего, то важность создания специальных программ психологической реабилитации и поддержки людей, пострадавших от кризисных явлений, становится очевидной.

Кризис (от греческого kreses — решение, поворотный пункт, исход) определяется в психологии как тяжелое состояние, вызванное какой-либо причиной или как резкое изменение статусов персональной жизни. Китайская пиктограмма слова «кризис» отражает идею кризиса. Она состоит из двух основных частей: одна часть иероглифа символизирует возможность, другая — опасность.

Кризисы различаются по длительности и интенсивности. В психологии выделяют три типа кризиса, которые имеют разные причины:

кризисы развития

травматические кризисы

кризисы утраты

Отечественный ученый, известный своими работами по психологии переживания, Ф.Е. Василюк, описывая критическую ситуацию, выделяет четыре ключевых понятия, которыми в современной психологии описываются критические жизненные ситуации: это понятия — стресса, фрустрации, конфликта и кризиса.

Под стрессом (от английского stress — напряжение) автор этого термина, Ганс Селье, понимал неспецифическую реакцию организма на ситуацию, которая требует большей или меньшей перестройки организма, для того чтобы адаптироваться к изменившимся условиям. Эти условия могут быть внутренними — болезнь, усталость, или внешними — резкое изменение происходящего вокруг человека. Любая жизненная ситуация, по Селье, вызывает стресс, но не каждая бывает критической. Критическое состояние вызывает дистресс, который переживается как горе, истощение, сопровождается нарушением адаптации и контроля личности. В то же время выделяют представление о психологическом стрессе, который является реакцией, включающей оценку угрозы для человека и защитные процессы организма.

Под фрустрацией (от латинского frustration — обман, тщетные ожидания, расстройства), понимают такое состояние, при котором характерны две вещи: наличие, с одной стороны, сильного мотива при достижении цели, с другой – наличие преград, препятствующих достижению этой цели.

Такими преградами или барьерами, приводящими к фрустрации и останавливающими человека на пути к цели, могут быть:

физические барьеры (например, стены тюрьмы);

биологические (старость, болезнь);

психологические (страх интеллектуальной недостаточности, личностные особенности);

культуральные — запреты, правила, нормы, принятые в том или ином обществе;

Барьеры также могут быть внешними и внутренними. Внешние — это те, которые не позволяют человеку в силу объективных обстоятельств выйти из ситуации. К внутренним барьерам относятся страх, отсутствие жизненного опыта, незнание способов выхода из той или иной проблемной ситуации. Столкнувшись с преградой на пути к сильно желаемой цели, человек испытывает беспокойство, напряжение, ярость, враждебность, зависть, ревность, и если это состояние длится долго, то появляется чувство безразличия, апатия, утрата интереса, вина и тревога. Когда человек сталкивается с фрустрирующей ситуацией, он может вести себя по-разному.

Выделяют следующие виды фрустрационного поведения:

двигательное возбуждение — человек много, беспорядочно движется, кидается из стороны в сторону, не может выбрать одну линию поведения

апатия — во фрустрирующей ситуации человек может лечь в кровать и смотреть в потолок, не принимая никаких действий;

агрессивное поведение;

стереотипное поведение — человек начинает повторять какие-то движения, действия, которые когда-то, в похожей ситуации, ему помогали, но неизвестно, помогут ли они в данной ситуации;

регрессивное поведение, которое понимается как поведение, характерное для человека в более ранние периоды жизни. Например, дети, находясь в более старшем возрасте, начинают сосать палец, у них возвращается сюсюкающая речь и так далее.

Задача определения психологического понятия конфликта довольно сложна, поскольку конфликт это всегда столкновение чего-то с чем-то. Конфликты могут иметь внутреннюю природу, например, между желанием человека иметь какую-то вещь и страхом (желанием купить автомобиль и страхом попасть в аварию). Конфликты могут быть между людьми, территориальные, межличностные, между государствами и так далее. Конфликт всегда предполагает столкновение интересов и высокую значимость этих интересов.

Внутренние конфликты возможны у человека только при наличии сложного внутреннего мира и осознании человеком этой сложности. У людей примитивных внутриличностных конфликтов практически не встречается.

И, наконец, четвертое состояние — состояние кризиса. Это состояние, которое является следствием вставшей перед человеком проблемой, от которой он не может уйти, и которую не может разрешить в короткое время и привычным способом. Различают два типа кризисных ситуаций, в зависимости от того, какую возможность они оставляют для человека в последующей жизни.

Кризис первого типа — это серьезное потрясение, все же сохраняющее определенный шанс выхода на прежний уровень жизни. Ситуация второго типа перечеркивает имеющиеся жизненные замыслы, оставляя в виде единственного выхода из положения изменение самой личности и смысла ее жизни. Столкновение человека с непреодолимой преградой — утрата близкого человека, потеря работы, потеря здоровья — порождает кризис. Процесс преодоления этого кризиса Ф.Е. Василюк назвал переживаниями, наполнив данный термин новым смыслом. До сих пор переживание связывалось с эмоциями, отражающими отношение человека к вызвавшему их фактору. Автор рассматривает переживание как внутреннюю работу по восстановлению душевного равновесия, наполнение новым смыслом человеческой деятельности после преодоления критической ситуации. Он выделяет следующие четыре типа переживаний.

Гедонистическое переживание игнорирует свершившийся факт и отрицает его — «ничего страшного не случилось», «ну уволили и уволили, найду новую работу», формирует и поддерживает иллюзию благополучия и сохранности нарушенного содержания жизни. Если можно так выразиться, это нарушенная защитная реакция инфантильного сознания.

Реалистическое переживание подчиняется принципу реальности. Человек трезво относится к тому, что происходит, принимает случившееся, приспосабливая свои интересы к новому образу и смыслу жизни. При этом ранее содержавшееся в его жизни отношение к определенным вещам уже невозможно, человек бесповоротно отбрасывает прошлое и полностью находится в настоящем и будущем.

Ценностное переживание полностью признает наличие критической ситуации, но отвергает пассивное принятие ударов судьбы. Ставшее невозможным жизненное отношение не сохраняется и не изгоняется. Ценностное переживание формирует новое содержание жизни с учетом понесенной утраты. Например, человек, потерявший близких, строит свою жизнь так, чтобы заменить оставшимся близким того, кого он потерял, стараясь сохранить, поддержать или продолжить семейное дело.

Творческое переживание характерно для сложившихся волевых личностей. Поскольку такая личность имеет опыт волевого поведения, то в критических ситуациях он сохраняет способность сознательно искать выход из сложившегося критического положения.

СТАДИИ РАЗВИТИЯ КРИЗИСНОГО СОСТОЯНИЯ

Любой кризис предполагает два выхода: либо человек может восстановить прерванную кризисом жизнь, возродить ее, либо жизнь перерождается и человек перерождается, становится совершенно иным, и в этой иной жизни он ставит перед собой иные цели и ищет новые способы их достижения. В данном случае кризис выводит человека на новый уровень личностного развития.

Каждый кризис имеет свое течение, начало и основные фазы. Дж. Каплан описал четыре последовательные стадии кризиса:

1-я стадия — первичный рост напряжения, при котором стимулируются обычные, привычные способы решения проблемы

2-я стадия — дальнейший рост напряжения в условиях, когда эти способы оказываются безрезультатными

3-я стадия — еще большее увеличение напряжения, требующее мобилизации внешних и внутренних источников сил.

4-я стадия — если все оказывается тщетно, наступает стадия, характеризующаяся повышением тревоги и депрессии, чувством беспомощности, безнадежности и в конечном случае дезорганизации личности. В то же самое время, кризис может исчерпать себя на любой стадии, если исчезает опасность или обнаруживается решение.

Ф.Е. Василюк под кризисом понимает критический момент и поворотный пункт на жизненном пути. Несмотря на то, что существует множество самых различных кризисов — кризис развития, личностный кризис, кризис утраты, травматический кризис, посттравматическое расстройство и так далее, любой кризис можно описать по следующей схеме.

источники кризиса — противоречия, проблемы, возникшие у человека;

симптомы, т.е. особенности отражения переживаний, которые проявляются в поведении человека;

возможные сопутствующие обстоятельства, углубляющие протекание кризиса;

обстоятельства, облегчающие выход из кризиса;

пути выхода из кризиса;

влияние кризиса на успешность деятельности человека;

формы «расплаты» за невыход из кризиса;

особенности психологической помощи, в которой нуждается человек, оказавшийся в кризисной ситуации.

Каждая конкретная критическая ситуация не является каким-то застывшим образованием, она имеет сложную внутреннюю динамику, в которой различные типы ситуаций влияют друг на друга через внутреннее состояние, внешнее поведение человека и его последствия.

В состоянии кризиса меняется эмоциональная сфера человека. Человек может испытывать одно из трех доминирующих чувств: депрессию, деструктивные чувства или чувство одиночества.

Депрессивная реакция проявляется в таких состояниях как апатия, равнодушие, разочарование, усталость, тоска, подавленность, безразличие.

К деструктивным чувствам относится раздражительность, злость, обида, агрессия, ревность, ненависть, досада, упрямство, придирчивость, мнительность, зависть.

Одиночество выражается в таких переживаниях, как чувство ненужности, непонимания, тупика, безнадежности, «пустоты рядом».

У человека, находящегося в кризисе, изменяется объем общения: он либо резко ограничивается (уход в себя), либо резко возрастает (одиночество в толпе). Человек как бы ищет забвения в частоте поверхностных контактов с другими людьми.

Гендерные особенности в проживании кризиса.

В ряде исследований было показано, что есть схемы переживания кризиса, более характерные для женщин и более характерные для мужчин. Схемы, характерные для женщин, связаны с общением. Стереотипы, существующие в общественном сознании, разрешают женщине показать себя слабой, поделиться своими проблемами, попросить помощи в их решении. Подобное же поведение у мужчины не одобряется, даже осуждается обществом. Поэтому схемы, характерные для мужчин, более связаны с внутренними переживаниями. Стереотип маскулинности предполагает способность самостоятельно справляться с ситуацией, а также, независимость в принятии решений. Исследования показали, что во время кризиса женщина более склонна к проявлению агрессивных эмоций и агрессивного поведения, чем мужчина.

Кризис, связанный с утратой близкого человека, по-разному протекает у мужчин и у женщин. Для того чтобы не войти в состояние депрессии, мужчины чаще проявляют активность, берут на себя хлопоты по организации похорон, поминовению. Это облегчает и укорачивает их тягостные переживания. Женщины же склонны к навязчивым раздумьям, что усиливает упадок настроения и тягостные переживания.

Традиционно считается, что мужчина более агрессивен, чем женщина, но в рамках кризиса ситуация кардинально меняется. Следовательно, мужчина вынужден совершать внутреннюю невидимую работу над кризисной ситуацией. Поэтому у мужчин внешнее отсутствие признаков кризиса не означает его действительного отсутствия. Напряжение внутри индивида склонно накапливаться, и может проявиться, в том числе, аутоагрессивно, суицидально. *

По каким признакам, критериям мы можем определить начало приближающегося кризиса? Прежде всего, это наличие проблемы, которая создает дискомфорт, распространяющийся на многие сферы жизни. Например, напряженные отношения на работе продолжают крутиться в голове и дома, на отдыхе, при встрече с друзьями. Психическое состояние начинает влиять на физиологию, теряется аппетит, сон, и то, что раньше доставляло радость, совершенно перестает приносить удовольствие.

Далее изменяются в худшую сторону отношения с окружающими и близкими людьми. У человека появляется неудовлетворенность межличностными контактами, ощущение, что его никто не понимает и ему назло что-то делают. Возникает стойкое ощущение, что какая-то личностная особенность, стиль общения, реакция на замечания, восприятие критики, мешает продвижению вперед в самом общем смысле, мешает как карьерному росту, так и личностному совершенствованию.

Специалистами, исследующими психологический кризис, было показано, что большинство кризисов такого типа наблюдается у практически здоровых психически и физически людей. Однако существуют различные личностные реакции на кризисное состояние.

Известный отечественный исследователь состояния психологического кризиса А.Г. Абрумова выделяет шесть типов ситуационных реакций на стресс.

1. Реакция эмоционального дисбаланса, для которой характерно доминирование отрицательных эмоций. У человека снижается общий фон настроения, присутствует чувство дискомфорта в той или иной степени, повышается тревожность, сокращается круг общения, оно становится более поверхностным и формальным. Длительность такого рода реакций обычно длится до двух месяцев. У человека резко повышается уровень утомляемости. Но именно в этот момент человек наиболее открыт для психологического воздействия, и психологическая помощь при такой реакции наиболее эффективна.

* Пример из анализа работы психологической службы Белорусского детского хосписа. В ситуации утраты ребенка, несколькими отцами были предприняты суицидальные попытки, чего не было отмечено со стороны матерей, переживших утрату своего ребенка.

2. Пессимистическая ситуационная реакция выражается изменением мироощущения, установлением мрачной окраски мировоззрений, суждений, оценок, изменением и переструктурированием системы ценностей. Стойко снижается уровень оптимизма, соответственно снижается продуктивность планирования деятельности в будущем. Доминируют мрачные прогнозы, события и их динамика окрашены в черные тона. Эмоциональные нагрузки воспринимаются как удары судьбы, которые можно только принимать, но им нельзя противодействовать. События представляются неконтролируемыми, а собственная воля ничтожной. Активность человека при таком типе реакции падает до нуля, человек даже не пытается что-то изменить в своей жизни. При этом оценка своих возможностей может быть завышена. Создается как бы ситуация искусственно преувеличенного стресса. Этот тип реакции продолжается в среднем три месяца, но может быть до полугода. Психологическая помощь при такой форме реакции крайне затруднена и сложна.

3. Реакция отрицательного баланса. Это реакция, для которой характерным является рациональное подведение жизненных итогов, оценка пройденного пути, определение реальных перспектив существования, сравнение положительных и отрицательных моментов продолжения жизни. При наличии преимущественно внутренних конфликтов в личности выводится отрицательный жизненный баланс. Подобные механизмы наблюдаются у лиц с тяжелыми заболеваниями (рак, лейкоз), знающих о неизбежности углубления страданий и печального исхода, у одиноких лиц старшего возраста, критически оценивающих свое прогрессирующее физическое одряхление. Подведение отрицательного баланса предполагает высокий уровень критичности, четкость и реалистичность суждений. Эта реакция длится в среднем до месяца.

4. Ситуационная реакция демобилизаций отличается резкими изменениями в сфере контактов (отказ от привычных контактов или их значительное ограничение), что вызывает устойчивое переживание одиночества, беспомощности, безнадежности. Также наблюдается частичный отказ от деятельности. Практически человек избегает какой-либо деятельности, кроме самых необходимых, жизненно важных сфер деятельности. Продолжительность этого типа реакции в среднем составляет один месяц. Если человеку созданы условия для отдыха и он освобождается от тяжелых забот и ответственности, то эта ситуация разрешается.

5. Ситуационная реакция оппозиции. Для нее характерна внешнеобвинительная позиция, человек становится агрессивным, резко отрицательно оценивает окружающих, их деятельность. Эта реакция обычно постепенно угасает сама по себе. Но в случае глубокой и высокой интенсивности, требует принятия защитных мер, иначе резко нарушается адаптация человека.

6. Реакция дезорганизации. В этом случае наблюдаются наиболее выраженные изменения на уровне организма — гипертонические и сосудисто-вегетативные кризы, нарушения сна. Продолжительность данного типа реакции обычно не превышает, в среднем, двух недель. Эта реакция не несет защитной функции, тогда как предыдущие типы в известном смысле могут быть признаны реакциями психологической защиты, поскольку они экономят психическую энергию, тем или иным способом реально ограничивая практическую деятельность человека без нарушения системы адаптации.

На формирование определенных ситуационных реакций оказывают влияние такие факторы, как активность или пассивность человека. В зависимости от них реакция будет более длительной или менее длительной. Активный, энергичный человек включает всю систему защиты, в результате чего срабатывает функция приспособления, приноравливания к ситуации, и интенсивные отрицательные эмоции быстро изживаются.Предрасположенность к кризисным состояниям особенно велика у детей, подростков и лиц старшего возраста. К группе риска по развитию кризисных состояний относятся также люди с физическим истощением, имеющие психотравму, пережившие тяжелую потерю. Большое значение для возникновения кризисных ситуаций имеют характер и интенсивность стрессовой ситуации. Стрессовые факторы могут быть как острыми, так и хроническими. Острые ситуации возникают неожиданно, и, как правило, опасны для жизни: природные и техногенные катастрофы, войны, аварии, внезапная гибель близкого человека. Хроническими, постоянными, растянутыми во времени являются социально-экономические трудности, конфликтные ситуации в семье или на работе.

Стрессы подразделяются на единичные, множественные и периодические. Кроме того, каждому человеку присущи специфические стрессогенные ситуации: поступление в высшее учебное заведение, служба в армии, вступление в брак, выход на пенсию, резкое изменение служебного положения и так далее.

Р.А. Ахмеров ввел в психологию такое понятие, как биографические кризисы личности. Под биографическим кризисом он понимает такую особенность внутреннего мира человека, которая проявляется в различных формах переживания человеком непродуктивности своего жизненного пути. В своем исследовании ученый обнаружил, что источником возникновения подобного кризиса является неоптимальная жизненная программа, которая проявляется в таких явлениях, как излишняя категоричность в оценке вероятности событий, отсутствие конфликтности, т. е. игнорирование межсобытийных связей.

Риск кризиса тем выше, чем меньше человек рационален и стратегичен, чем больше он уверен в вероятности высокозначимых событий. Р.А. Ахмеров показал, что при биографических кризисах снижается оценка человеком продуктивности своей жизни, существенно усиливается переживание своей исчерпанности, опустошенности, бесперспективности, снижается переживание своей реализованности. Как правило, такие кризисы сопровождаются ухудшением здоровья, занижается ожидаемая продолжительность жизни. Оказалось, что женщины в целом более продуктивно оценивают своей жизненный путь, чем мужчины, и менее категоричны в оценке жизненных событий. Источником биографического кризиса является неоптимальная жизненная программа личности, автором которой личность сама и является.

Р.А. Ахмеров выделяет три типа биографических кризисов: кризис нереализованности, кризис опустошенности, кризис бесперспективности.

Кризис нереализованности возникает, когда по тем или иным причинам человек слабо представляет связи событий своей жизни. Возникают такие переживания, как: «моя жизненная программа не выполнена», «жизнь не удалась», «не повезло». Человек не видит или недооценивает свои достижения или успехи, в своем прошлом не видит достаточно существенных событий, полезных с точки зрения настоящего и будущего. Одной из причин такого рода кризиса, может быть новая социальная среда, в которую человека «забросило», с которой он должен считаться, но в которой его прежний опыт не является ценностью.

Кризис опустошенности возникает в ситуациях, когда в субъективной картине жизненного пути слабо представлены связи, ведущие от прошлого в настоящее и будущее. Несмотря на осознание человеком наличия у себя к данному времени важных, значимых достижений, у него доминирует переживание, что он уже «прочитанная книга», что у него нет сил и нет заметных привлекательных целей в будущем, а тогда зачем жить? Одной из причин такого состояния может быть некоторая усталость после длительного периода самозабвенной и упорной работы, штурма высот в жизни и профессии. В этом случае оправданы передышка, отдых от утомившего образа жизни и бурной деятельности.

Другой вариант наблюдается при резкой смене социальной или жизненной ситуации, когда у человека возникает ощущение неопределенности, непредсказуемости будущего, когда «не знаешь, за что ухватиться».

Кризис бесперспективности возникает в ситуациях, когда по тем или иным причинам в сознании слабо представлены проекты, планы, мечты о будущем. Дело здесь не в самой по себе неопределенности будущего, а в переживаниях, обозначаемых словами типа «впереди ничего не светит». У человека есть и достижения, и ценные личные качества, но он затрудняется в построении новых жизненных программ, не видит путей самореализации в новых возможных ролях. Реальным показателем наличия такого кризиса является то, что затянувшееся переживание закономерно вызывает отклонения в телесном здоровье.

ОСОБЕННОСТИ ПРОЖИВАНИЯ КРИЗИСА ПОТЕРЬ

Человеческая жизнь невозможна без потерь и утрат. Самой тяжелой утратой является, конечно, смерть близкого человека. К такого рода утратам относят также длительные разлуки, разводы, прекращение отношений с близким человеком. Утрата может быть социальной — потеря работы или учебы, психической или физической — утрата части тела, соответствующих способностей или функций, возможностей духовных или материальных. У детей часто потеря домашнего животного или любимой игрушки приводит к самому настоящему горю.

Обычно слова «горе» и «утрата» используются как синонимы. На самом деле утрата — это переживание, человеческий опыт, связанный со смертью близкого, а горе — это чувство и проявление данного переживания. Вместе с потерей близкого из жизни человека уходит целый мир — мир связей, привязанностей, отношений, надежд, заботы. Несмотря на то, что каждый день миллионы людей переживают утраты, у каждого человека это состояние уникально и неповторимо, и, конечно, может приводить к психологическим кризисам. Ситуация осложняется тем, что во многих культурах избегают слова «смерть» и тема смерти табуирована. Многие ведут себя в этой ситуации подобно страусу: если закрыть глаза и засунуть голову в песок, то проблемы как будто не существует. Если я не буду думать о смерти, значит, ее нет, не существует или она может меня миновать. Поэтому люди пользуются такими эвфемизмами, как «его больше нет с нами», «он ушел». Даже врачи говорят: «Больной скончался», а не умер. И даже страховка, выплачиваемая в случае смерти, называется страхованием жизни. Многим приходится переживать своих близких друзей, родителей, супругов, братьев, сестер, друзей, а иногда и собственных детей. Для многих людей сложно признать факт смерти близкого человека. Вайсман назвал это «заговором молчания», когда человек, который страдает от неизлечимого заболевания, пытаясь разговаривать о нем, наталкивается на нежелание близких обсуждать это.

Известная своими работами в области психологии горя доктор Элизабет Кюблер — Росс многое сделала для того, чтобы смерть перестала быть запретной темой. Много часов она провела около умирающих больных, и, обобщив свой опыт, систематизировала их переживания. Когда человек узнает о том, что болен неизлечимой болезнью, он последовательно переживает пять основных этапов: отрицание, гнев, депрессия, торг (сделка) и принятие.

На стадии отрицания, узнав что он неизлечимо болен, человек считает это ошибкой. Он уверен, что неправильно поставлен диагноз, что все перепутано, что это может случиться с кем угодно, только не с ним.

Когда эти иллюзии рассеиваются, наступает фаза гнева, агрессивного поведения. Человек задает себе вопрос: «Почему именно я?» и начинает обвинять Бога, судьбу, врачей, того, кого он считает виноватым в произошедшем.

Когда эта стадия завершается, человек теряет интерес к жизни. Его охватывает чувство отчаяния и полной безнадежности. Наступает стадия депрессии.

Но «жажда» жизни – одно из самых сильных стремлений человека. И тогда человек переходит к стадии торга. Человек готов обещать все, что угодно, в обмен на продление своей жизни. Многие обещают вести праведную жизнь, бросить пить и курить, резко измениться, только бы у них осталась жизнь.

Наконец, наступает стадия принятия, внутреннего опустошения, человек смиряются с неизбежностью смерти и в его душе воцаряется мир и покой. Человек стремится завершить свой земной путь, привести дела в порядок и без страха и с умиротворением ждет конца.

Конечно, не все люди переживают описанные стадии именно так. И тем не менее, переживание ухода как собственного, так и другого человека, содержит в себе три основных этапа.

Первый этап при реакциях утраты — это эмоциональный шок, оцепенение, «одервенелость чувств».

Вторая стадия, второй этап — это тоска, плач, нарушение сна, аппетита, концентрации внимания.

И, наконец, третий этап — стадия разрешения, принятия свершившегося, понимание того, что жизнь не закончилась, а продолжается.

В 1943 г. вышла книга американского психиатра Эрика Линдеманна «Симптоматология и работа острого горя», ставшая классическим трудом, в которой было введено понятие – «работа горя». Что бы ни потерял человек, в первую минуту утраты он испытывает острую душевную боль. У него возникает нестерпимое болезненное переживание, которое мы называем горем. И примирение с утратой — это постепенный, но крайне болезненный процесс, в котором человек не отказывается от умершего, а формирует образ памяти о нем, который будет хранить очень долго. Смерть близкого человека — это тяжелая душевная рана, и человек переживает это тяжелое чувство, испытывая скорбь. Работа печали заключается в том, чтобы психически оторваться от потерянного любимого человека, теперь уже безвозвратно ушедшего, и научиться жить без него. Психическая энергия в этот момент направляется не на забывание человека, не на уничтожение памяти о нем, а на создание его образа и поиск места для этого образа среди других образов памяти человека.

Первая фаза горя — это шок и оцепенение: «Не может быть…» Вот такова первая реакция на весть о смерти близкого человека. Это состояние может длиться от нескольких секунд, до нескольких недель и в среднем заканчивается к 7-му, 9-му дню после потери. В этот момент человек очень напряжен, у него затрудненное дыхание, он хочет глубоко вздохнуть, но не может, вздох судорожный, теряется аппетит, человеку все равно, как он выглядит, возникает вялость, которая сменяется минутами суетливой активности. В сознании человека появляется ощущение невозможности, нереальности происходящего, оглушенности, очень часто люди не помнят, что с ними происходило в этот период.

Человек как бы выключается из настоящего, он существует, но при этом время как будто течет мимо него. Следующий этап — фаза поиска. Он наступает на 5-й, 7-й день после известия о смерти. В этот период человеку кажется, что умерший присутствует рядом: звенит звонок в дверь — а вдруг это вернулся человек, в толпе мелькнуло лицо- да это же он, родной и близкий! Такие видения обычны и естественны, но многих людей они пугают, они считают это признаками надвигающегося безумия. Об ушедшем говорят в настоящем времени, а не в прошедшем. Человек почти реалистично переживает ощущение близкого рядом.

Эта фаза сменяется следующей — фазой острого горя, ее еще называют фазой эмоционального взрыва. Она длится до 6-7 недель с момента трагического события. Это период наиболее острых страданий, сильной душевной боли. Появляются странные и пугающие мысли и чувства. Это ощущение бессмысленности, отчаяния, чувство одиночества, злость, страх, вина, тревога, беспомощность. Человека душат слезы, рыдания, появляются боли в сердце, различные физические симптомы: стеснение в груди, ком в горле, нарушение сна, ощущение тяжести любого действия, чувство пустоты в желудке, укороченное затрудненное дыхание, снижение или необычайное изменение аппетита. Человеку становится трудно сконцентрироваться на том, что он делает, многие дела не доводятся до конца, порой возникает бессознательное отождествление себя с умершим, которое проявляется в невольном подражании мимике, жестам, позам, каким-то высказываниям ушедшего. Многие близкие, незнакомые с такой картиной горя, стараются в этот момент напичкать человека транквилизаторами, успокоительными, тем самым, растягивая этот период во времени, не давая боли излиться наружу. Именно в этот период важно, чтобы близкие поддержали горюющего, просто находясь рядом с ним, искусственно не затягивая этот период.

После того как накал эмоций спадает, возникает ощущение депрессии, подавленность, пустота, начинается переживание утраты и начало примирения с неизбежным. На этой стадии возможны различные обострения имеющихся болезней, появление соматических реакций. Иногда проявляются те же самые симптомы, которые были у умершего перед болезнью, перед концом.

Следующий этап — это чувство растерянности и паники, когда человеку нужно изменить свою жизнь, найти новое место в ней уже без любимого. Но неизвестно, что делать дальше и как с этим справиться. Затем возникает острое чувство вины перед умершим, сожаление о том, что недодали, что не вовремя вызвали врача, не дали лекарство.

Вслед за этим этапом наступает фаза агрессии и враждебности по отношению к причине горя. Это может быть обида на умершего за то, что ушел и бросил, это гнев на врачей, которые не спасли, это гнев на тех людей или события, которые стали невольными причинами смерти близкого человека.

Эти реакции отодвигают тот момент, когда груз жизни ложится на плечи потерявшего, это как бы перекладывание вины за то, что он сам не может справиться с нахлынувшими чувствами, на других людей: они виноваты в том, что мне так плохо.

После этого начинается фаза пробуждения надежды, когда человек чувствует, что он продолжается, что он может, в состоянии справиться со свалившимся на него горем и жить дальше.

Затем наступает фаза остаточных толчков и реорганизации. Жизнь входит в свою колею, восстанавливаются сон и аппетит, переживания остаются, но они уже становятся фрагментарными.

И острые приступы горя возникают только при соответствующих поводах: первый Новый год «после того, как его нет», вот пришло письмо, а человека нет, сегодня был бы день его рождения. Эта фаза длится обычно в течение года. За это время знаковые жизненные ситуации проходят полностью: первый день рождения без умершего, первый Новый год, первая годовщина свадьбы. После этого жизнь возвращается в привычное русло.

Потом наступает последний этап, когда человек утверждается в реальности. Это шаг вперед в новую жизнь, жизнь, в которой нет человека, но осталась память о нем. И личность должна научиться справляться со множеством новых задач, связанных с изменением материальных, социальных отношений, и воспоминания, которые появляются, уже свободны от боли, чувства вины, обиды, слез. Некоторые воспоминания становятся особо ценными, дорогими. Они сплетаются в целые рассказы о том, каким замечательным был тот человек, конечно, с идеализацией этого образа. И, примерно через год, работа горя завершается.

Заключительная фаза — фаза завершения. Во многих культурах годовщина смерти является последней датой. Именно поэтому на траур отводится год, поскольку считается, что по прошествии этого срока человек должен вернуться в нормальное жизненное русло. Смысл и задачи работы, горя заключаются в том, чтобы образ умершего занял свое место в жизни человека. Он может быть символом доброты или символом тепла, как мама, и в то же время человек свободен от тягостных переживаний. Перечисленные фазы характеризуют обычную, естественную работу горя. Но иногда случается так, что реакция утраты затягивается, переходит в депрессию и деструктивные состояния. Конечно, тяжелая утрата — это всегда печаль и отчаяние, но иногда работа горя как бы застывает на определенных фазах и становится чрезмерной.

Выделяют следующие «застревающие» реакции утраты, приводящие к патологическим проявлениям горевания:

1. Чувство собственного бессилия, доводящее до отчаяния, и полное отрицание утраты. Существуют случаи, когда мать, потерявшая ребенка, не смиряется с утратой, ищет его, ждет, считает, что он жив. Хотя были и есть явные доказательства того, что ребенка больше нет.

2. Тоска по умершему, которая занимает все мысли чувства человека, и нет сил и возможностей заниматься обычными повседневными делами. Человек полностью поглощен тягостными воспоминаниями.

3. Избегание всего, что связано с умершим: воспоминаний, вещей, общих знакомых, общих мест, всяческое избегание напоминания об умершем.

4. Самоотождествление себя с умершим: проявление некоторых черт характера и даже симптомов болезней, которыми болел умерший.

5. Идеализация умершего. Особенно тяжело бывает братьям и сестрам в семье, где потерян ребенок. Ушедший никогда не может напроказничать, нагрубить, он всегда лучший, его образ более светлый, чем реальные живые дети.

6. Ночные кошмары в сочетании с изоляцией от общества. Когда человек лелеет свой кошмар, боится, но и ждет его одновременно.

К таким реакциям склонны люди, пережившие несколько утрат, те, у кого с умершими была сильная эмоциональная связь, или сложные отношения. Такие реакции возникают у людей одиноких, которые чувствуют сильную вину перед умершим, у людей, перенесших тяжелые утраты в раннем детстве, людей, которые полностью сосредоточены на собственных переживаниях. Такая реакция характерна для родителей, потерявших ребенка, и тех, у кого близкий человек умер неожиданно либо от «стыдной» болезни, о которой нельзя говорить: самоубийство, рак, СПИД и так далее. Особенно тяжело утрату переживают пожилые вдовцы, не женившиеся повторно. С другой стороны, слишком ранний повторный брак также затягивает реакцию утраты и горевания. Никакие лекарства и процедуры не восполнят ушедшего человека, и иногда медикаментозные попытки лечить от горя приводят лишь тому, что работа горя остается незавершенной и тяжесть эмоционального процесса растягивается во времени.

В подобных ситуациях возникает так называемое осложненное или патологическое горе, во время которого могут появляться галлюцинации, депрессия, а естественные проявления горя достигают необычного пика интенсивности и как бы застывают во времени. Выделяют несколько проявлений осложненного горя. А.Н. Моховиков описывает такие его формы: хроническое, конфликтное, подавленное, неожиданное, отставленное и отсутствующее горе.

При хроническом горе — переживание носит постоянный характер и со временем не снижается. Тоска по человеку, которая во времени должна утихать, наоборот, нарастает. И даже малейшее напоминание об утрате вызывает импульсивные тягостные переживания: плач, тоску, мрачные мысли, апатию, депрессию.

Конфликтное горе — это когда один или несколько признаков горя искажаются, как правило, появляются чувства вины и гнева, самообвинение.

Следующий вариант — подавленное или маскированное горе. Внешнее проявление горя либо незначительно, либо полностью отсутствует, а вместо этого появляются жалобы на здоровье и признаки болезни, очень часто совпадающие с теми, которые были у умершего. Осознание отсутствия конкретного человека как бы уходит в болезнь.

При неожиданном горе, внезапность делает почти невозможным принятие утраты. Возникает чувство тревоги, и именно в случае неожиданного горя, очень часто встречается суицидальное поведение в среде выживших, оставшихся в живых.

Отставленное горе – это когда переживание горя откладывается на длительный период. Сразу после потери возникают эмоциональные проявления, но потом они как бы исчезают, затухают на определенное время.

Отсутствующее горе — при этой форме отсутствуют какие-либо внешние проявления, как если бы утраты не было вообще. Человек либо полностью отрицает ее, либо находится в состоянии шока. Если это состояние продлится, у человека наступает сильное эмоциональное расстройство, психическое истощение, которое получило название посттравматического стрессового расстройства.

Для того чтобы работа горя протекала равномерно и была завершена, очень существенны и важны ритуалы. Они нужны, прежде всего, скорбящим: похороны, поминки, поминовение, воспоминание в памятные даты. Это нужно не умершим, это нужно живым, для того чтобы примириться с потерей, для того чтобы принять факт ухода человека из жизни.

Особая ситуация возникает, когда со смертью сталкивается ребенок. Смерть предстает перед ним с двух сторон. С одной стороны, он является свидетелем факта смерти человека, и для многих детей это является очень сильной травмой, особенно если они были свидетелями насилия: убийства, самоубийства и так далее. Такие ситуации являются для детей очень травматичными, эту травму ребенок может пронести через всю жизнь. С другой стороны, когда ребенок сам осознает, что он смертен. Впервые осознание смерти появляется у ребенка в возрасте приблизительно трех лет. Он может по несколько раз спрашивать у родителей, не умрут ли они. Ребенок старается избегать этого страха смерти, и столкновение со смертью позже приводит к осознанию того, что «я тоже смертен». У ребенка могут появляться тягостные переживания, связанные с подобными мыслями, а не только с утратой близкого человека. Большую роль здесь играет поведение взрослых.

Иногда взрослые, стараясь оградить ребенка от тягостных переживаний, не дают им попрощаться с больными или пожилыми умирающими членами семьи, не берут их на похороны. Тогда у ребенка, непонятным для детского восприятия образом, разрывается связь событий: бабушка вчера была, а сегодня ее почему — то нету, кошечка вчера была, а сегодня ее нет. Неучастие в ритуалах не дает ребенку возможности примириться с утратой, не «ставится точка» в его проживании утраты, ситуация порождает тягостные, очень часто внутренние переживания и воспоминания. У ребенка рождаются фантазии, он пытается домыслить прерванный событийный ряд, и эти фантазии очень часто переходят потом в ночные кошмары. Для того чтобы избежать подобных ситуаций, важна позиция взрослых. Чем больше взрослые сопереживают и разговаривают с ним о прошедшем, тем легче дети перерабатывают и встраивают этот опыт в собственную жизнь.

Конечно, все люди по-разному реагируют на утрату. Со временем, понесшего утрату человека, начинают занимать новые люди и новые события. Но никогда утрата не оставляет человека таким, каким он был до утраты, все люди на нее реагируют и так или иначе меняются. Также особым случаем является переживание потери ребенка. Особенно если ребенок умер внезапно, неожиданно, реакция родителей, братьев и сестер бывает длительной и интенсивной. После смерти ребенка, оставшиеся в живых испытывают сильнейший кризис переоценки ценностей. Детская смерть нелогична и нарушает порядок времени. Столкнувшись с гибелью ребенка, родители чувствуют сильнейший внутренний протест, потерю смысла жизни, вину перед ушедшим ребенком, и пережившие это состояние, которым каким-то образом удалось решить для себя вопросы смысла жизни, говорят о том, что их жизнь приобретает совершенно новый, глубокий смысл.

Иногда родители, пытаясь справиться с собственным горем, со своими гнетущими переживаниями, не в состоянии оказать помощь другим детям в семье. А братья и сестры умершего не в состоянии раскрыть родителям своих чувств, своих страхов, своей вины, которые возникают после смерти брата или сестры. И очень часто эти переживания сохраняются на всю жизнь, возникая во время кризиса потери, тянутся очень долго и влияют на жизнь детей и взрослых. Никто не в состоянии вернуть родителям потерянного ребенка, и только они сами в состоянии найти новый смысл жизни.

Так, некоторые родители, потеряв ребенка в результате неизлечимого онкологического заболевания, находят в себе силы помогать родителям других детей, которые больны таким же заболеванием, разделяя свой тяжелый опыт лечения и поддержки, таким образом находя смысл жизни в служении другим, и являясь моделью проживания тяжелого кризиса для тех, кто остался жить.

СТРАТЕГИИ И МЕТОДЫ ПОМОЩИ В ПРЕОДОЛЕНИИ КРИЗИСНЫХ СИТУАЦИЙ

Помогая людям, переживающим кризис, нельзя следовать жестким правилам. Каждый раз путь оказания помощи и поддержки в такой ситуации — это новый путь. Тем не менее, консультанты по преодолению кризиса должны:

иметь внутреннюю схему, обладать достаточными знаниями в области психологической картины кризиса ;

знать, каким образом профессиональная помощь может дополнить собственные ресурсы человека;

испытывать чувство глубокого сопереживания, эмпатии к человеку, переживающему кризис. Эмпатическое осознание отличается от объективного беспристрастного знания о чем-либо». «Когда эмпатия объединяется с объективностью, присущей внутренней схеме кризиса, и подлинным стремлением способствовать развитию независимости, возникает мощная сила, способная творить добро» (24, 144).

4. продумать и составить план помощи для конструктивного выхода из кризиса, который не заведет в тупик. И здесь необходимо следующее:

— понимание психологии кризиса;

— знание «естественной истории» кризиса (от его начала до разрешения);

— понимание психологии сопротивления кризису;

— осознание того, каким образом люди ищут и получают помощь;

— умение определить, на какой стадии движения к выходу из кризиса находится человек.

Скрытые возможности для личностного роста обнаруживаются только тогда, когда человек, столкнувшись с болью, научается ее переносить. Способность переносить боль закрепляется, если становится понятной причина последней.

5. Способствовать активизации собственных ресурсов человека, играть роль катализатора, усиливающего способности человека в использовании собственных внутренних ресурсов и ресурсов социального окружения.

Люди и в повседневной жизни, и в состоянии кризиса испытывают потребность в системе общей поддержки и стремятся принадлежать к той или иной социальной группе. Социальная сеть обеспечивает естественные каналы помощи людям, решая следующие задачи:

усиленная мобилизация помощи в пределах естественной социальной сети;

присоединение к естественным ресурсам, если они недостаточны, и усиление их, когда есть сложности с мобилизацией поддержки.

Анализ сети представляет собой изучение состава, размера, структуры и характера связей, плотности сети. Скорее всего, идеальна большая сеть, содержащая внутри подгруппы высокой плотности. Она сочетает в себе достоинства тесно связанной маленькой группы с теми качествами, которые присущи сетям, характеризующимся большим диапазоном навыков и информированности.

Анализ социальной сети нередко позволяет выявить ресурсы помощи, которые человек не использует в той мере, в какой это возможно.

Желания человека, который находится в кризисе, далеко не всегда совпадают с тем, что ему действительно нужно в данной ситуации. Поэтому рекомендуется:

с самого начала обозначить границы в отношениях, которые позволили бы определить зону безопасности для обеих сторон, обеспечили бы постоянство и дали возможность укрепиться доверию,

всегда отдавать себе отчет в тех мотивах, которые двигают нами при оказании помощи для выработки правильного поведения и ухода от опасности использования человека в кризисной ситуации для удовлетворения наших собственных потребностей, что, как правило, приводит к получению плачевного результата,

не умалять значимости предоставляемой помощи в зависимости от особенностей причин, которые ее определяют.

Одним из самых доступных вариантов поддержки в ситуации кризиса может быть эмоциональная поддержка. Эмоциональная поддержка, как наиболее важный вид помощи означает просто «быть» с человеком и обеспечить ему безопасную обстановку: поднять настроение, дать возможность выговориться, сменить предмет разговора, пытаясь отвлечь от происшедшего, т.е. помочь избежать переполнения сильными чувствами.

Для человека, находящегося в подавленном состоянии, очень важно иметь возможность открыто выразить свои чувства: горе, страх, отчаяние, стыд, гнев и т.п. Необходимо, заботясь о жертве кризиса, с одной стороны, не придавать происходящему масштабы катастрофы, а с другой — не суетиться вокруг нее. Существует колоссальная ценность в способности входить в соприкосновение с наиболее тяжелыми переживаниями горя и сдерживать их. Такой подход подразумевает следующее отношение: «Я могу ощутить, как болезненно и пугающе все, что ты переживаешь. Я могу почувствовать, что ты боишься оказаться не в состоянии вынести все это. Я могу разделить с тобой твои страдания, и эти чувства не разрушат никого из нас».

Для работы с сильными деструктивными чувствами можно рекомендовать следующие методы:

1. Подавление и отвлечение. Оба способа помогают оторваться от удручающих мыслей и чувств, что позволяет выделить время для реконструирования внутреннего мира. Как стратегии, они отличаются от естественных реакций при кризисе тем, что представляют собой сознательный волевой акт. Но также как и абсолютно естественные реакции: определенная нечувствительность и потеря ощущения реальности они позволяют человеку не впасть в состояние бессилия и душевной боли. Суть метода подавления: «Я не буду сейчас об этом думать, я подумаю об этом завтра»… Суть метода отвлечения заключается в активности, занятости, концентрации на поставленных задачах, а не на своих переживаниях. Это активность ради активности с целью удержать разум подальше от болезненной реальности. Эти стратегии особенно эффективны на ранних стадиях развития кризиса, однако не могут и не должны быть единственной и главной стратегией преодоления. Иначе возникают следующие проблемы:

— торможение процесса реконструкции, т.к. эмоции дают нам жизненно важную информацию о том, в каком именно пункте расходятся сконструированный самим человеком и реально существующий мир;

— захлестывание эмоциональными проявлениями человека; это происходит в тот самый момент, когда боль должна быть пережита и ее надо перетерпеть, по крайней мере в течение некоторого времени.

Этот принцип распространяется на все виды кризисов: на какой-то момент человеку необходимо испытать чувство утраты. Тогда позднее будет еще возможность использовать отвлечение, чтобы получить передышку.

2. Следующий метод это- выражение, сообщение собстственных чувств симпатизирующему нам слушателю. С каждым новым пересказом чувства переживаются заново и постепенно становятся все менее пугающими.

По-настоящему существенны для человека, находящегося в кризисе, не советы и не участие в делах, а умение быть рядом, когда жертва переживает наиболее тяжелые и сильные чувства. Участие подразумевает нахождение эмоций в определенном состоянии без попыток уменьшить их накал.

3. Разговор с самим собой. Проговаривание проблем вслух способно регулировать беспокоящие человека эмоции. Благодаря такому разговору эмоции не захлестывают человека полностью, но и не выходят из-под его контроля. Сильные отрицательные эмоции вызывают особые мысли — мрачные или катастрофические. Именно такие мысли приходят бессознательно, даже против воли самого человека. Чем сильнее чувства, тем больше усилий требуется для того, чтобы урезонить себя. Нужны целенаправленные усилия, чтобы убедить себя в противном, изменить сценарий, чтобы разорвать порочный круг между мыслью и чувством.

Вот некоторые пути для того, чтобы справиться с катастрофическими мыслями, освободить и мобилизовать внутренние ресурсы:

Тревога может быть снижена с помощью успокаивающих фраз. Нужны позитивные мысли, например, «Я смогу преодолеть это, только бы продержаться»; «Ничего более страшного уже случиться не может»; «С другими людьми случались вещи и похуже, но они справились»; «Эти переживания ужасны, но они не могут причинить мне вред».

Депрессивные проявления могут быть уменьшены, если человеку напомнить о положительных моментах его жизни и включить положительные воспоминания и представления.

На пике сильных отрицательных переживаний (отчаяние или паника) можно представить себе другого человека, которого мы ценим, в подобной ситуации. Это дает возможность появиться новому подходу к проблеме, либо помогает осознать, что человек сделал все возможное, и у него нет причин, чтобы упрекать себя или беспокоиться.

Сознательное напоминание клиенту о том, что эмоциональные реакции, как естественные последствия кризиса, нормальны и предсказуемы и нет никакого смысла делать заключение о своей слабости на основе таких реакций.

Работа над списком качеств, необходимых человеку в кризисной ситуации, например, мужество, стойкость, чувство юмора и т.д.

Процесс сосредоточения и погружения в уже испытанные жизненные ситуации позволяет осознать, что душевный мир жертвы кризисной ситуации не определяется общей суммой текущих переживаний, существуют и другие стороны человеческой натуры, к которым вполне можно аппелировать.

Литература:

Аболин Л.М. Психологические механизмы эмоциональной устойчивости человека. — Казань: Изд-во КГУ, 1987. — 262 с.

Андреева Г. М. Социальная психология — М.: Аспект, Пресс, 1997 — 376 с.

Анохин П. /С Эмоции.- Большая медицинская энциклопедия, т. 35. — М.: Советская энциклопедия, 1964. — С. 339-357.

Бойко В.В. Энергия эмоций. – 2-е изд., доп. и перераб. — СПб.: Питер, 2004. — 474 с.

Вартанян Г. А., Петрова Е. С. Эмоции и поведение.- Л.: Наука, 1989.- 145 с.

Василюк Ф.Е. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций). — М.: Изд-во Моск.ун-та, 1984. — 200с.

Веккер Л.М. Психические процессы. Т.3. Субъект. Переживание. Действие. Сознание. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1981, — 326с.

Вилюнас В.К. Психология эмоциональных явлений. — М.: МГУ, 1976. — 142 с.

Вилюнас В.К. Основные проблемы психологической теории эмоций. / Психология эмоций. Тексты. / Под ред. В. К. Вилюнаса, Ю. Б. Гиппенрейтер. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. — С. 3 — 28.

Выготский Л. С. Учение об эмоциях // Собр. соч. Т. 4. — М.: Педагогика, 1984. — с. 90 — 318.

Добряков И. В., Защиринская О. В. Психология семьи и больной ребенок: хрестоматия. – М.: Речь, 2007. — 397 с.

Додонов Б.И. В мире эмоций. — Киев: Изд-во полит. лит. Украины, 1987. — 140 с.

Дурнов Л. А., Поляков В. Е. И у детей бывают опухоли. – М.: Практическая медицина, 2005. – 152 с.

Дурнов Л. А., Бондарь И. В., Валентей Л. В. Клинические лекции по детской онкологии: В 2 ч. – Ч. 2. – М.: МИА, 2006. – 240 с.

Изард К. Психология эмоций. – СПб.: Питер, 2000. — 288 с.

Китаев-Смык Л. А. Психология стресса. — М., Наука, 1983. — 368 с.

Ладанов И. Д. Управление стрессом. — М.: Профиздат, 1989. — 144 с.

Наенко Н. И. Психическая напряженность. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1976. – 112 с.

Немов Р.С. Психология: Учеб. для студ. высш. пед. учеб. заведений: В 3 кн. – 4-е изд. – Кн.1: Общие основы психологии. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2001– 688 с.

Немчин Т. А. Состояния нервно- психического напряжения. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1983. — 167 с.

Николаева В.В., Писаренко Н.А. «Адаптивная семья» ребенка с онкологическим заболеванием: Материалы первой Всероссийской конференции с международным участием «Социальные и психологические проблемы детской онкологии». – М.: GlaxoWelcome. – С. 91 — 92.

Психологическая энциклопедия. 2-е изд. / Под. ред. Р. Корсини, А. Ауэрбаха. – СПб.: Питер, 2003. – 1096 с.

Тигранян Р.А. Стресс и его значение для организма.- М.: Наука, 1988. — 172 с.

Гнездилов А.В. Психология и психотерапия потерь.-СПБ, изд: «Речь», 2002.- 131-139 с.



Страницы: 1 | 2 | Весь текст