Учебная программа дисциплины «Чтение гимнографических текстов» д

ПРАВОСЛАВНАЯ РЕЛИГИОЗНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

СРЕДНЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

ВЯТСКОЕ ДУХОВНОЕ УЧИЛИЩЕ

«Утверждаю»

Первый проректор

Иерей Василий Писцов

________________________

«___» ____________2012 г.

Учебная программа дисциплины

«Чтение гимнографических текстов»

для направления подготовки «Теология»

степень выпускника: бакалавр

Киров — 2012

Утверждено на заседании

Учебно-методического совета

«___»_______________2012 г.

Протокол _____

Председатель УМС_________

«Чтение гимнографических текстов» является дисциплиной вариативной части профессионального цикла (профиль: «Практическая теология конфессии»).

Учебная программа разработана в соответствии с учебным планом по направлению «Теология»

Разработчик: прот. Георгий Курасов, протодиак. Игорь Мельников.

1. Цели освоения дисциплины

Цель освоения дисциплины «Чтение гимнографических текстов»- обучить студентов правильному церковному чтению.

Задачи курса заключаются в следующем:

дать знания и практические навыки в церковном чтении;

чтение псалмов, молитв, Апостола и Евангелия в ходе (во время) богослужения;

приобретение навыков музыкального исполнения богослужебных текстов с высоким уровнем сложности;

ознакомление с различными традиционными особенностями исполнения и чтения богослужебных текстов (славянским, греческим, грузинским и др.).

2. Место дисциплины в структуре ООП

Учебная программа по дисциплине «Название дисциплины» разработана на основе учебного плана направления «Теология» и является дисциплиной вариативной части профессионального цикла (профиль: «Практическая теология конфессии»).

Дисциплина является предшествующей для курса «Церковное пение», «Литургика», «Пастырская эстетика», «Церковно-славянский язык».

.

3. Требования к результатам освоения дисциплины

В результате изучения дисциплины студент должен:

Знать:

смысл богослужебных текстов;

методику церковного чтения .

Уметь:

правильно читать богослужебные тексты (псалмы, Апостол, Евангелие и молитвы);

самостоятельно читать гимнографические тексты за богослужением.

Владеть:

практическими навыками церковного чтения в неразрывной связи с другими дисциплинами (церковным пением, литургикой, пастырской эстетикой и др.);

приобрести навык музыкального исполнения богослужебных текстов с высоким уровнем сложности.

4. Структура и содержание дисциплины

4.1. Общая трудоемкость

дисциплины составляет 4 зачетных единиц или 144 часа.

Вид учебной работы

Всего

Часов

Семестры

1

2

Аудиторные занятия (всего)

70

30

40

В том числе:

Лекции

20

12

8

Практические занятия (ПЗ)

50

Семинары (С)

Самостоятельная работа (всего)

70

30

40

В том числе:

Работа с источникам

10

5

5

Реферат (контрольная работа )

2

Курсовая работа

Другие виды самостоятельной работы

60

25

33

Вид промежуточной аттестации (зачет, экзамен)

4

2

2

Общая трудоемкость

144

62

82

4.2. Содержание разделов дисциплины

Раздел 1. Введение.

Тема 1.1. Предмет, метод, цели и задачи курса. Учение святых отцов о единстве пения, чтения и жизни.

Практикум – дисциплина, обучающая правильному церковному чтению.

Цель предмета: сформировать у студентов следующие знания и навыки:

– знания и практические навыки церковного чтения в неразрывной связи с другими дисциплинами (церковным пением, литургикой, пастырской эстетикой и др.);

– чтение псалмов, молитв, Апостола и Евангелия в ходе (во время) богослужения;

– приобретение навыков музыкального исполнения богослужебных текстов с высоким уровнем сложности;

– ознакомление с различными традиционными особенностями исполнения и чтения богослужебных текстов (славянским, греческим, грузинским и др.).

В результате усвоения учебной программы обучающиеся должны выработать понимание смысл богослужебных текстов и уметь правильно читать богослужебные тексты (псалмы, Апостол, Евангелие и молитвы).

Святые отцы нередко обращают внимание на пение и чтение в храме. Рассуждая о чтении за богослужением у египетских подвижников, преподобный Иоанн Кассиан Римлянин (†435) писал: «Основываясь на словах апостола Павла «воспою духом и воспою умом»(1Кор14.15), египетские подвижники считают важным не то, чтобы прочитать много стихов, но на то, чтобы понять содержание их. Посему говорят, что полезнее прочитать с разумною раздельностью десять стихов, нежели весь псалом со смятением, которое иногда происходит от поспешности произносящего, когда заботятся не о том, чтобы внушить слушающим раздельное понятие, но о скорейшем окончании богослужения. Если же кто из новичков, по ревности или неопытности, станет читать слишком протяжно, то настоятель, дабы сидящии от такого чтения не почувствовали скуки и, таким образом, не лишились плода, – сидя на своем седалище, дает знак, чтобы все встали на молитву, и тем самым останавливает читающего».

В правилах для новоначальных иноков святителя Игнатия Брянчанинова (†1867) сказано: «К чтению необходимо готовиться, нужно заблаговременно подыскать в книгах и открыть или заметить все необходимые места, чтобы во время чтения не делать остановки приискиванием кондаков и тропарей. Чтецу надлежит стоять прямо, руки держать опущенными, читать и неспешно, и не протяжно, произносить слова отчетливо, внятно».

Святой праведный Иоанн Кронштадский говорит: «Душевное спокойствие и сладость, чувствуемые нами по временам в храме Божием при стройном пении певчих и внятном чтении чтеца и священнослужителей, есть задаток той бесконечной сладости, которую будут ощущать в себе вечно созерцающие неизреченную доброту лица Божия. Надо ревновать о стройном пении и внятном чтении».

Следует отметить, что пение и чтение в Церкви тесно взаимосвязано. Все церковное чтение за богослужением исполняется речитативом. Поэтому к данной теме относятся многие поучения святых отцов, высказанные по отношению церковного пения.

Тема 1.2. О значении слова в церковном чтении.

«Литургическое» слово – чтение, гимнография, проповедь – является главным в жизни Церкви. Слово во время богослужения дает постоянную возможность в стремлении установить связь со Словом, что в свою очередь, позволяет войти в Божественное общение. Слово приводит нас к Отцу Небесному, делает нас сынами Божьими. Таким образом, все богослужение через слово должно служить именно этой цели.

Тема 1.3. Богослужебное чтение как аскетическая дисциплина.

Святитель Феофан Затворник называет богослужебное пение и чтение «духодвижным», по той причине, что все богослужение в духе зарождается, и созревает, и из духа изливается. Движение духа есть молитва, и именно это безмолвное молитвенное движение является причиной движения голоса. Но и движения голоса, являющиеся знаком внутреннего молитвенного состояния, могут способствовать реальному возникновению безмолвного молитвенного движения в сознании. Правильное чтение есть следствие праведной жизни, и праведная жизнь есть условие правильного чтения. Цель молитвословия (богослужебного чтения) – через внешние слова приобщить к внутренней безмолвной молитве тех, кто еще не приобщен к ней.

Тема 1.4. Виды распевного чтения.

Древнерусский литургический речитатив, заимствованный вместе со всем христианским культом, приобрел на Руси музыкальные особенности, связанные с национальным характером музыки и русской речевой интонацией.

Несмотря на то, что видов церковного чтения множество, а погласицы литургического речитатива разнообразны, все же их можно объединить в две основные группы:

– псалмодический речитатив;

– рассказный речитатив.

Опытный слушатель по одному лишь напеву погласицы может определить характер текста, который читают в данный момент службы, так как интонация погласицы отражает род чтения, к которому она относится.

Псалмодический речитатив целиком связан с собственно богослужебными, священными книгами. Псламодически читали Псалтырь, Евангелие, Пророчества Ветхого Завета, ектении, молитвы, каноны. Возгласы перед чтением Священного Писания также произносились псалмодически.

Рассказный речитатив относится к кругу поучительных книг, в которых в жанре «Слова» передавались евангельские истории, жития святых – Златоуст, Пролог, Синаксарь, Четьи Минеи и др.

Псалмодическим речитативом читается целая группа различных текстов, интонационно родственная погласицам. Этот тип речитатива с преобладанием повторения одного тона и его опевания прежде всего характеризует чтение псалмов.

Псалмодические погласицы сохраняют устойчивые, типичные для псалмодического речитатива, общие черты. Особенностью псалмодического речитатива является преобладание основного господствующего тона, который служит стержнем погласицы. Конечный тон совмещается с основным, тем самым псалмодическое чтение приобретает ровность и слитность, необходимые для служебного чтения.

Рассказные погласицы.

Обычай прочитывать на службах поучения восходит ко времени возникновения христианства. На Руси он сохранялся очень долго. По Уставу поучительное чтение могло совершаться в течение суточного круга богослужения до 6–7 раз. Хотя чтение поучений и входило в последовательность чинопоследования, однако не являлось его неотъемлемой частью, как, например, чтение Евангелия или Апостола.

Слова или поучения передавали истории Священного писания, святоотеческие беседы, жития святых. Эти чтения были собраны в специальные сборники – Пролог, Синаксарь, Златоструй, Толковое Евангелие, Толковая псалтырь и др.

Чтец обыкновенно произносил поучения, обращаясь к народу. Его можно было слушать сидя. Евангелие же и Апостол, исполняемые псалмодическим речитативом, чтец читал лицом к алтарю и иконам, а прихожане слушали его стоя. Это важное обстоятельство ясно подчеркивает значение чтения и его направленность: в молитве чтец обращен лицом к Богу, в поучении – к людям. Чтение поучений за службой заменяло беседу, проповедь, и потому оно должно было исполняться так, чтобы его интонация соответствовала интонации рассказа: «Будто сказку сказывай», – так в старину учили этому чтению.

Погласицы поучительных чтений непосредственно передают характер спокойной повествовательной речи и то волнообразное мелодическое движение, которое ей свойственно. В них преобладают закругленные интонации, строящиеся на взаимодействии господствующего и конечного тонов. В рассказных погласицах, в отличие от псалмодического речитатива, конечный тон обычно лежит ниже господствующего тона на терцию, либо большую секунду, что придает ему особую гибкость. Напомним, что в псалмодическом речитативе оба тона совмещены.

Эта особенность рассказного речитатива идет от речевой интонации. В повествовательном предложении интонация речи строится в виде волны, заканчивающейся нисхождением.

Конечный и господствующий тоны рассказных погласиц, внутренне взаимодействуя друг с другом, создают интонационный костяк погласицы. Если строка текста начинается с безударных слогов, то господствующий тон возникает не сразу, он появляется на ударном слоге, а к нему снизу создается подход. Звучит закругленная, замкнутая мелодическая строка, в которой конечный тон затрагивается на всех знаках препинания: точках, запятых, двоеточиях, точке с запятой (соответствующей в старославянской орфографии вопросительному знаку).

Рассказной речитатив в своей основе близок народным эпическим жанрам – былинам, сказам, которые опираются на речевые, повествовательные интонации. Рассказной речитатив, так же как и сказывание былин, – это жанры сольного исполнительства, из чего вытекают все связывающие их особенности. Ф. А. Рубцов характеризует напевы былин как интонации индивидуального высказывания (Рубцов Ф. А. Интонационные связи в песенном творчестве славянских народов. Л., 1962. С. 13). Так и в рассказных погласицах, при всех твердых нормах и правилах, имеются широкие возможности индивидуальной исполнительской интерпретации, которыми и пользуются старообрядцы при чтении поучений. Строй погласицы обычно выдерживается от начала до конца чтения, ладовое содержание также остается неизменным, но случается, что интонация погласицы нарушается. Это обычно происходит в тот момент, когда в тексте встречается прямая речь.

Форма погласиц заложена в самой структуре прозаических текстов поучений, она однострочная или однофразовая. Сочетание нерифмованного прозаического текста и сольной, устной традиции исполнения сообщает им известную импровизационность.

Раздел 2. Чтение псалмов.

В православном богослужении без чтения и пения псалмов не обходилась ни одна, даже самая краткая служба. Очень часто о пении и чтении псалмов упоминается в древнерусской литературе. Так, в житии Феодосия Печерского сказано: «Псалтырь поющу усты тихо»; о князе Борисе: «Нача пети псалтырю»; о преподобном Исакии: «Поча кланятися, поя псалмы» (Употребление книги Псалтырь в древнем быту русского народа // Православный собеседник. Казанская духовная академия, 1857. Кн. 4. С. 822–823). Псалмопение входило не только в монашеское правило, но и вообще в древнерусский обиход.

В русской музыкальной медиевистике существует весьма распространенное понятие – псалмодия. Этот термин имеет два значения – узкое и широкое. В узком смысле псалмодия – это хоровое или сольное речитативное пение только лишь псалмов. В широком же – это характернейшее свойство церковной мелодики, ее качество, не закрепленное за каким-то одним определенным жанром.

Под понятием псалмодия подразумевается любая речитация церковных текстов – сольная, хоровая либо чтение.

При чтении псалмов выделяются три разных типа псалмодии:

– чтение кафизм;

– псалтырь по умершим;

– шестопсалмие.

Характер погласиц в них тесно связан с их значением и местоположением в службе.

Чтение кафизм за вечерним и утренним богослужением основано на опевании тона речитации. Обычно погласица кафизм ограничена диапазоном малой терции с большой секундой сверху и малой снизу от основного тона. Из этой простейшей формы псалмодирования развились остальные более сложные виды чтения.

Особой погласицей читают псалтырь по умершему – медленно, нараспев, с большими цезурами после каждого стиха. Заупокойное чтение псалмов напоминает народные плачи и причитания, хотя напевы заупокойных погласиц более сдержанные, отрешенные. В отличие от плачей, они далеки от натуралистического воспроизведения открытых эмоций. Тем не менее, их связывают глубокие цезуры на концах фраз и восходящие малотерцовые окончания, напоминающие интонацию плача.

Шестопсалмие в начале заутрени занимает центральное место во Всенощном бдении, располагаясь между вечерней и утреней. Чтение шестопсалмия отличается от чтения окружающих псалмов на вечерне и в кафизмах большей мелодичностью, напевностью.

Погласица шестопсалмия уже существенно отступает от строгих рамок псалмодического речитатива и скорее приближается уже к собственно пению. По структуре она примыкает к псалмодическим погласицам двойного опевания, как в кафизмах, однако, диапазон ее шире, он составляет квинту. Погласица шестопсалмия состоит из двух музыкальных элементов – восходящего и нисходящего, связанных друг с другом общим тоном речитации, который одновременно является и господствующим и конечным тоном. Два элемента погласицы обусловлены поэтической формой псалма, каждый стих которого распадается на две части. А. Преображенский писал: «На месте своего происхождения этот поэтический материал неизбежно облекался немедленно же, если не под пером одного и того же автора, в форму музыкально-певческую, ибо это было «песно-пение», гимнография. Здесь гимн, как хвала, не мог оставаться исключительно в оболочке слова, не доходя до завершения в мелодии, песне. Такой характер творчества приводил к тому, что в основе музыкального изложения лежала та же самая форма, какая была положена в основу словесного. Поэтому, например, лежащий в основе конструкции псалмов словесный параллелизм целиком отражался и в музыкальной форме» (Преображенский А. Культовая музыка в России. Л., 1924. С. 10).

В уставе сказано, что во время чтения шестопсалмия никто не должен «шепты творити» (то есть шептать или разговаривать), «но паче внимати от псаломщика глаголемых» (то есть внимательно слушать псаломщика), «руце имуще согбенны к персям, главы же преклоненны, и очи имуще долу» (прижав руки к груди, склонив голову и опустив глаза к земле) (Типикон).

К погласице шестопсалмия близка погласица чтения Великого канона Андрея Критского (VII в. н. э.), которая тоже состоит из двух фраз, соединенных общим тоном.

Этот эпически возвышенный образец показывает, сколь красивы и стройны бывают псалмодические погласицы.

Раздел 3. Чтение паремии.

В древнеиудейском богослужении разного рода библейские книги – Закон и Пророки – читали нараспев. В этих текстах имелась особого рода музыкальная акцентуация, которая была близка к грамматическим знакам препинания и отражала интонации выразительного чтения. Каждый вид чтения за древнееврейским богослужением имел свой определенный тип или музыкальную акцентуацию. Эта традиция различать виды церковного чтения перешла и в христианское богослужение Запада и Востока. В древнерусской православной церкви чтение Паремии, Евангелия и Апостола отличается интонацией. Особо выразительно и с постепенным возвышением и ускорением звучит в Церкви Паремия.

Раздел 4. Чтение Апостола.

Псалмодический речитатив с помощью различных музыкальных средств точно и тонко отражает все особенности интонирования литургического слова. Для выделения ударных слогов и акцентов интонация в нем может повышаться и понижаться, происходит удлинение слогов или опевание их с помощью вспомогательных звуков. Большую смысловую роль в погласицах играют глубокие цезуры и паузы. Окончание текстовой строки всегда совпадает с концом погласицы и, как правило, завершается паузой, которая служит не только отдыхом для чтеца, но и подчеркивает смысл слова. Продолжительность пауз зависит от логической связи последующего с предшествующим: если мысль закончена, то пауза может быть более длинной и наоборот. Концовки, цель которых – торжественное завершение чтения, выделяются особым мелодическим оборотом, как правило, выходящим за пределы интонационного круга и диапазона самой погласицы. Концовки апостольского чтения часто звучат очень торжественно, в самом конце чтец замедляет и расширяет темп и повышает звук.

В синодальный период традиция распевного чтения приобрела особый характер. Начинали чтение с самого низкого звука, постепенно повышая тон. В чтении Евангелия, Апостола, паремий это повышение по полутонам продолжалось на протяжении всего отрывка: чтение начиналось тихим и очень низким звуком, постепенно повышаясь в каждой строке, оно доходило до вершины и заканчивалось на самом высоком звуке диапазона и очень громко.

При чтении Апостола отнюдь не должно чрезмерно и непристойно кричать, увлекаясь тщеславием, нужно читать природным голосом, без отяготительного для слуха и совести напряжения, благоговейно, внятно, величественно, чтобы не оказалось, что мы приносим Богу один плод устен, а плод ума и сердца приносим тщеславию, т.к. плод устен отвергается Богом, как оскверненная жертва. Желание преподать предстоящим свои чувствования и переживания и изменения голоса есть знак самомнения и гордости.

Раздел 5. Чтение Евангелия.

При торжественном чтении Евангелия существуют определенные правила. Для примера обратимся к древности. В греческом Евангелии IX века встречаются строчные, подстрочные и надстрочные музыкальные знаки. Как показывают экфонетические знаки рукописей, распевное греческое чтение следовало за синтаксической структурой фразы в каждой ее детали. Только последний стих каждого отрывка священного чтения имеет особую нотацию. В отличии от основной части чтения, конец подчеркивался особым пением, приближающимся к эмоциональному. (В серии Monumenta musicae Byzantinae выпущен ряд книг, посвященных греческим экфонетическим рукописям. В них тщательно проанализированы и выделены все модели, комбинации и знаковые формулы, отражающие интонационные формулы-попевки).

У греков по сравнению с русским чтением Евангелия и в настоящее время значительно распевнее.

Главная задача чтения Евангелия – донести смысл Слова Божия к каждому молящемуся.

Раздел 6. Чтение молитв.

Чтение молитв может быть двух видов – двух типов литургического речитатива – рассказный и псалмодический.

4.3. Разделы дисциплины и виды занятий

(тематический план)

п/пНаименование разделов и тем дисциплиныЛек-цииПракт.

зан.Лаб.

зан.Семи-нарыСРСВсего

час.1. Раздел: Введение

1.1.Предмет, метод, цели и задачи курса.

Учение святых отцов о единстве пения, чтения и жизни11.2О значении слова в церковном чтении111.3Богослужебное чтение как аскетическая дисциплина121.4Виды распевного чтения212. Раздел: Чтение псалмов

2.1.Чтение псалмов414203. Раздел: Чтение паремии

3.1.Чтение паремии1 684. Раздел: Чтение Апостола

4.1.Чтение Апостола414185. Раздел: Чтение Евангелия.

5.1.Чтение Евангелия412166. Раздел: Чтение молитв

6.1.Чтение молитв244Итого:20504070140

5. Учебно-методическое и информационное обеспечение дисциплины

Владышевская Т. Ф. Чтение нараспев священных текстов.

Владышевская Т. Ф. К вопросу о роли византийских и национальных русских элементов в процессе возникновения древнерусского церковного пения: Доклад на IX Международном съезде славистов. Киев, 1988.

Вознесенский И. О церковном пении православной греко-российской церкви // Большой знаменный распев. Киев, 1887.

Скабалланович М. Толковый типикон. Киев, 1910. Вып. 1.

Металлов В. М. Богослужебное пение русской церкви. Период домонгольский. СПб., 1912. С. 94.

Алеппский П. Путешествие антиохийского патриарха Макария в Россию. Вып. III. М., 1893.

Употребление книги Псалтырь в древнем быту русского народа // Православный собеседник. Казанская духовная академия, 1857. Кн. 4.

Преображенский А. Культовая музыка в России. Л., 1924.

Рубцов Ф. А. Интонационные связи в песенном творчестве славянских народов. Л., 1962.

5. Материально-техническое обеспечение дисциплины

1. Ресурсы сети Интернет.

PAGE

PAGE 2