Управление общим имуществом в многоквартирном доме проблемы и ре

УПРАВЛЕНИЕ ОБЩИМ ИМУЩЕСТВОМ В МНОГОКВАРТИРНОМ ДОМЕ

ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ

И.В. МАРКОВА

Под общей редакцией профессора

В.Д. РУЗАНОВОЙ

Маркова Ирина Владимировна, кандидат юридических наук, практикующий юрист, начальник юридического отдела холдинга, преподаватель кафедры гражданского и предпринимательского права государственного университета. Сфера научных интересов — управление общим имуществом в многоквартирных домах.

Автор книг, учебных пособий и многочисленных публикаций в периодических изданиях.

Введение

Управление общим имуществом в многоквартирном доме — это сравнительно новый для отечественного законодательства вид управления. Начавшаяся в 1991 году в России массовая приватизация жилищного фонда обусловила широкомасштабный рост числа собственников помещений в многоквартирных домах, в чью общую долевую собственность перешло общее имущество дома. Таким образом, собственники помещений одновременно приобрели статус участников сложных правоотношений по управлению указанным общим имуществом, что, в свою очередь, породило ряд вопросов, требующих принципиального решения на законодательном уровне, а также изменения сложившейся правоприменительной практики.

В целях систематизации норм, содержащихся в многочисленных актах жилищного законодательства, принятых в разные периоды, сосредоточения их в едином документе и устранения имеющихся противоречий в 2005 году был введен в действие Жилищный кодекс Российской Федерации (далее — ЖК РФ), который легализовал новые принципы регулирования отношений, возникающих между собственниками помещений в многоквартирном доме по поводу общего имущества дома. Однако при наличии определенных положительных моментов приходится констатировать несовершенство правовой регламентации в ЖК РФ отношений по управлению общим имуществом многоквартирного дома: отсутствует системность подхода законодателя к вопросу о механизмах реализации правомочий и исполнения обязанностей собственников общего имущества в доме, что препятствует их полноценному и эффективному осуществлению; ряд положений об управлении изложен неоднозначно, что создает почву для злоупотреблений со стороны управляющих субъектов. Это порождает проблемы в определении правовой природы отдельных явлений, в порядке согласования волеизъявлений сособственников при принятии общих решений, в отношениях между собственниками и товариществами собственников жилья (ТСЖ) по поводу распоряжения товариществами общим имуществом собственников помещений с использованием полученных доходов самим ТСЖ или установления завышенных дополнительных платежей.

Решение подобных вопросов представляется возможным при условии выявления правовой сущности указанного вида управления во взаимосвязи с правомочиями и обязанностями собственников общего имущества многоквартирного дома, установления его места в системе иных видов управления имуществом в целях использования положительного опыта правового регулирования разновидностей управления, а также разработки механизмов реализации права собственности на общее имущество дома и формирования эффективной системы управления им в целом.

Несмотря на то что в литературе тема управления общим имуществом в многоквартирном доме активно обсуждается, к наиболее важным вопросам до сих пор не выработано единых доктринальных подходов. Это отрицательно сказывается и на практической деятельности по организации данного вида управления. Между тем современный этап развития жилищно-коммунального хозяйства характеризуется активизацией работы по формированию оптимальных систем управления многоквартирными домами и общим имуществом в них. Поэтому существует потребность в разработке конкретных рекомендаций по применению норм ЖК РФ. К сожалению, и в судебной практике отсутствует единообразие.

Таким образом, особая социальная значимость проблем в указанной сфере, несогласованность законоположений, существование разных доктринальных подходов, каждый из которых имеет свои достоинства и недостатки, но не может быть принят полностью, отсутствие либо недостаточность теоретических разработок ряда важнейших вопросов, затруднения в правоприменении — все это свидетельствует о важности и актуальности темы настоящей книги.

Исследования основополагающих институтов права собственности, права общей собственности имеют солидную историю и содержатся в трудах многих выдающихся цивилистов. Категория управления в течение длительного времени была предметом изучения в большей степени философии, кибернетики, экономики. Теоретические вопросы управления имуществом изучались и в цивилистике. Существуют монографические исследования отдельных видов управления имуществом, в частности: управления на базе ограниченных вещных прав, доверительного, корпоративного, арбитражного управления. В сфере управления многоквартирными домами ряду вопросов посвящены отдельные работы, в том числе диссертации.

Вместе с тем можно говорить об отсутствии глобальных научных исследований управления общим имуществом в многоквартирном доме именно в качестве разновидности управления имуществом собственника в сравнении с другими видами управления имуществом, о том, что недостаточно внимания уделяется анализу возникающих в процессе управления общим имуществом дома отношений и между сособственниками, и между собственниками и иными управляющими субъектами.

При проведении научных разработок автор опирался на труды дореволюционных, советских и современных правоведов и в сфере общей теории права, и в области отраслевых юридических наук, прежде всего науки гражданского права, таких, как С.С. Алексеев, С.Н. Братусь, А.В. Венедиктов, В.В. Витрянский, В.П. Грибанов, В.В. Долинская, И.А. Дроздов, Р. Иеринг, О.С. Иоффе, В.П. Камышанский, П.В. Крашенинников, Р.П. Мананкова, У. Маттеи, Д.И. Мейер, Л.Ю. Михеева, С.Г. Певницкий, В.Д. Рузанова, Е.А. Суханов, К.И. Скловский, В.А. Тархов, Е.А. Чефранова, Г.Ф. Шершеневич.

Автором проведен комплексный сравнительно-правовой анализ современных разновидностей управления имуществом; сформулированы теоретические положения, касающиеся определения правовой природы управления имуществом в целом, общим имуществом в многоквартирном доме и многоквартирным домом, имеющие существенное значение для дальнейшей научно-теоретической разработки указанных правовых феноменов.

В целом данная книга представляет собой научно-практический труд, а потому ориентирована на широкий круг читателей, среди которых в первую очередь следует выделить специалистов органов управления ТСЖ, ЖСК, руководителей и юристов управляющих организаций, а также инициативных собственников помещений, занимающихся или планирующих заниматься управлением многоквартирными домами.

Глава 1. УПРАВЛЕНИЕ ОБЩИМ ИМУЩЕСТВОМ

В МНОГОКВАРТИРНОМ ДОМЕ: ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

1.1. Управление имуществом: понятие, содержание

и соотношение с правом собственности

Категория управления универсальна и в течение длительного времени составляет предмет изучения различных сфер науки: философии, кибернетики, экономики, юриспруденции и др. Термин «управление» в Толковом словаре живого великорусского языка В. Даля имеет широкое значение: «…управлять — управить чем, править, давая ход, направление; распоряжать, -ся, заведовать, быть хозяином, распорядителем чего, порядничать… приводить в порядок» <1>.

———————————

<1> Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. М.: Русский язык, 1980. Т. 4. С. 504.

В современной философской доктрине управление — это «элемент, функция организованных систем различной природы (биологических, социальных, технических), обеспечивающая сохранение их определенной структуры, поддержание режима деятельности, реализацию программы, цели деятельности» <1>, или, иными словами, «функция любой организованной системы, направленная на сохранение ее качественной определенности, на поддержание динамического равновесия со средой и на ее развитие» <2>. Как верно отмечено в литературе, управление здесь понимается с четко выраженных функциональных позиций; на первый план выдвигаются такие его характерные черты, как системность управленческой деятельности, ее ориентация на реализацию некой управленческой стратегии, оформленной в наборе неких организующих действий, которые позволят достичь планируемых результатов <3>.

———————————

<1> Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 704.

<2> Спиркин А.Г. Философия: Учебник для вузов. М., 1998. С. 636.

<3> Могилевский С.Д. Органы управления хозяйственными обществами: Правовой аспект: Монография. М., 2001. С. 140.

Кибернетика довольно определенно поставила вопрос о целостных динамических системах в сфере управления. Представители данной науки в рамках управленческой системы различают две подсистемы — управляющую и управляемую, обозначаемые в качестве субъекта и объекта управления. Под управлением же понимается процесс взаимодействия этих подсистем, а именно организации такого целенаправленного воздействия на объект управления, в результате которого достигается упорядочение соответствующей подсистемы, обеспечение ее функционирования в должном порядке, в полном соответствии с закономерностями ее существования и развития. Или более емко: управление представляет собой целенаправленное и упорядочивающее воздействие управляющей подсистемы на управляемую подсистему <1>.

———————————

<1> См. подробнее о кибернетическом понимании управления: Берг А.И. Кибернетика — наука об оптимальном управлении. М., 1964; Моисеев В.Д. Центральные идеи и философские основы кибернетики. М., 1965; Лернер А.Я. Начала кибернетики. М., 1967; Афанасьев В.Г. Научное управление обществом. М., 1973; Афанасьев В.Г. Социальная информация и управление обществом. М., 1975; Рассолов М.М. Управление, информация и право. М., 1983; Козлов Ю.М., Фролов Е.С. Научная организация управления и право. М., 1986.

В экономической науке управление нередко определяется как совокупность процессов, обеспечивающих поддержание системы в заданном состоянии, «(или) перевод ее в новое, более желательное, предвидимое, планируемое состояние путем организации и реализации целенаправленных управляющих воздействий» <1>.

———————————

<1> Круглов М.И. Стратегическое управление компанией. М., 1998. С. 14 — 16; Корпоративное управление: Руководство для директоров. М.: КПМГ, 2003. С. 22.

Во всем многообразии трактовок данного понятия представителями разных научных сфер усматривается нечто общее: под управлением в первую очередь понимается процесс, деятельность (система действий) <1>. Управление характеризуется наличием объекта и воздействующего на него субъекта. Исходя из приведенных дефиниций, можем выделить универсальные параметры указанного явления:

———————————

<1> Под деятельностью мы подразумеваем систему действий, поэтому далее в работе эти понятия будут употребляться как идентичные.

управляющее воздействие носит руководящий (организующий) характер;

оно подразумевает системность управленческой деятельности;

управление отличает целенаправленность действий, совершаемых субъектом управления;

управляющее воздействие направлено на упорядочение объекта управления.

Таким образом, управление подразумевает руководящую деятельность (систему действий), осуществляемую субъектом управления по поводу объекта управления и направленную на сохранение, поддержание и развитие последнего.

Вместе с тем под управлением может пониматься не только деятельность. Как отмечается в литературе, «черты, присущие всем видам управления, можно объединить в две группы: свойственные форме и структуре управления — статические; свойственные процессу управления — динамические» <1>. Например, в праве управление корпорацией принято рассматривать в институциональном (как система органов) и функциональном (как компетенция и полномочия органов) аспектах <2>.

———————————

<1> Медведев В.А. Управление социалистическим производством. Проблемы теории и практики. М., 1983. С. 40.

<2> См.: Фроловский Н.Г. Управление предпринимательскими корпорациями в Российской Федерации (правовой аспект) // Авторефераты диссертаций членов кафедры … канд. юрид. наук СамГУ. Самара, 2006. С. 136.

Именно юридическая сторона управления как процесса интересует нас прежде всего, при этом наиболее пристальное внимание будет уделено цивилистическому аспекту управления имуществом. Переводя категорию управления на язык права, определим систему терминов. Поскольку право регулирует общественные отношения, то управленческая деятельность должна быть сведена к плоскости отношений. В связи с этим следует поддержать позицию авторов, определяющих общественные отношения как результат и форму деятельности, то есть, по их словам, «с одной стороны, отношения порождаются деятельностью, а с другой стороны, задают определенные рамки человеческой деятельности, формируют ее» <1>. Таким образом, в праве управленческая деятельность имеет генетическую связь с оформляющей ее определенной системой отношений, поэтому с методологической точки зрения представляется вполне приемлемым рассмотрение управленческой деятельности и в качестве системы отношений <2>.

———————————

<1> См.: Поваров Ю.С. Предприятие как объект гражданских прав. Самара, 2002. С. 36. Основы такого понимания заложил В.И. Ленин, отметивший, что идеологические отношения есть «результат (форма) деятельности человека, направленной на поддержание его существования». См.: Ленин В.И. Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов? (Ответ на статьи «Русского Богатства» против марксистов) // Ленин В.И. Полн. собр. соч. М., 1951. Т. 1. С. 149.

<2> Вместе с тем существуют разные подходы к соотношению этих двух явлений. Большинство ученых (в основном философов) приходят к выводу о том, что между ними нельзя «…ставить… знак равенства. В общефилософском плане отождествление общественных отношений и деятельности есть отождествление связей… с предметами (овеществленная деятельность) и процессами (живая деятельность), что уже само по себе вызывает возражение» (Плетников Ю.К. Теория общественных отношений: сущность и актуальные проблемы // Социологические исследования. 1978. N 2. С. 24); «их единство, отнюдь не исключающее существенного различия, непреложна… установка исследования социальной… действительности» (Маркс К. Философия. Современность / Под общ. ред. Т.И. Ойзермана. М., 1988. С. 176; Айзикович А.С. Некоторые вопросы теории общественных отношений // Философские науки. 1979. N 6. С. 32). В правовой литературе поддерживается данная позиция (см., например: Поваров Ю.С. Указ. соч. С. 36, 37; Фарбер И.Е. [Рецензия] // Правоведение. 1961. N 4. С. 146. Рец. на кн.: Вопросы общей теории советского права: Сб. статей / Под ред. С.Н. Братуся. М., 1960). Некоторые же представители философской науки, напротив, отождествляют общественные отношения с деятельностью (см., например: Перфильев М.Н. Общественные отношения. Методологические и социологические проблемы. Л., 1974. С. 103 — 107; Фофанов В.П. Социальная деятельность как система. Новосибирск, 1981. С. 237 — 254).

До недавнего времени вопросы управления исследовались в юридических науках преимущественно публично-правового цикла (в конституционном, административном праве и пр.). В советский период об управлении имуществом говорили в основном применительно к государственной собственности. Под управлением, возложенным на госорган в отношении предоставленного ему государством имущества, понималась вся совокупность функций и, следовательно, обязанностей и прав, осуществляемых им в отношении этого имущества, и вся совокупность правовых действий, совершаемых госорганом по поводу этого имущества; в основном имелись в виду административно-правовые функции и административно-правовые акты управления <1>. Причем указанная деятельность государственных органов, их компетенция, построенная по иерархическому принципу, всегда четко регламентировались. Таким образом, по отношению к государственной собственности акцентировался не собственнический (цивилистический), а сугубо управленческий аспект.

———————————

<1> См., например: Венедиктов А.В. Органы управления государственной социалистической собственностью // Советское государство и право. 1940. N 5, 6.

Для цивилистики данная категория также имеет немаловажное значение. Деятельности по поводу находящегося в собственности имущества, как и всякой социальной деятельности в целом, присуще управленческое (организующее) начало, которое слито с правом собственности. Однако об управлении как самостоятельном явлении имеет смысл говорить только тогда, когда возникает потребность в использовании особых, специальных механизмов организационного плана, без которых невозможно эффективное осуществление правомочий собственника. Такая потребность может быть обусловлена сложностью объекта управления, множественностью субъектов, необходимостью использования профессиональных знаний. В результате всего этого, имея генетическую связь с правомочиями и обязанностями собственника, управление приобретает автономное звучание <1>.

———————————

<1> В частности, мысль об автономии управления нашла свое отражение в корпоративном праве. Например, в литературе существует теория, согласно которой все юридические лица различаются по степени отделения в них «функции» управления от «функции» собственности (см.: Беневоленская З.Э. Доверительное управление имуществом в сфере предпринимательства. М., 2005. С. 178). По мнению Т.В. Кашаниной, «…концентрация капитала определяет взаимоотношения между участниками корпорации и ее администрацией… Чем больший капитал объединяет корпорация, тем более в ней собственность отделяется от управления. Эту закономерность заметил Адольф Берли…» (Кашанина Т.В. Хозяйственные товарищества и общества: правовое регулирование внутрифирменной деятельности. М., 1995. С. 33).

В настоящее время управление в отношении публичной собственности, безусловно, сохраняется, становясь еще многообразнее <1>. Вместе с тем назрела необходимость говорить об управлении применительно и к имуществу, находящемуся в частной собственности. На современном этапе экономического развития общества именно управление частным имуществом становится особенно масштабным и значимым в системе общественных отношений. Поэтому не случайны призывы цивилистов к рассмотрению отношений, связанных с управлением имуществом, в качестве самостоятельного вида отношений, включаемых в предмет отечественного гражданского права <2>.

———————————

<1> Например, появился такой вид управления, как управление акциями федеральных организаций атомного энергопромышленного комплекса (см.: Федеральный закон от 5 февраля 2007 г. N 13-ФЗ «Об особенностях управления и распоряжения имуществом и акциями организаций, осуществляющих деятельность в области использования атомной энергии, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2007. N 7. Ст. 834).

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник «Гражданское право: В 4 т. Общая часть» (том 1) (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации — Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное).

<2> См.: Гражданское право: В 4 т. Т. 1: Общая часть: Учебник / [В.С. Ем и др.]; Отв. ред. Е.А. Суханов. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2006. С. 34.

Смысл такого управления, имеющего целью обеспечение сохранности и эффективного функционирования имущества, а также, как правило, извлечение из него прибыли, заключается (как будет доказано далее) в осуществлении правомочий и исполнении обязанностей собственника данного имущества. Иными словами, особенность категории управления в указанном ракурсе состоит в том, что она должна рассматриваться не сама по себе, а в сочетании с категорией права собственности. Управление имуществом как деятельность связано с отношениями собственности. Следовательно, приобретая правовую форму, управление имуществом должно рассматриваться в соотношении с правом собственности. Поэтому для более глубокого понимания такого правового явления, как управление имуществом в цивилистическом аспекте, следует в первую очередь обратиться именно к праву собственности.

В отечественной науке собственность традиционно анализируется в экономическом и юридическом смыслах, причем собственность в первом значении служит отправным моментом для построения юридического понятия права собственности. По мнению Е.А. Суханова, собственность следует рассматривать как единое экономико-правовое понятие, в котором правовая форма неразрывно слита с экономическим содержанием, что предполагает необходимость синтеза экономического и юридического подходов. Между тем он справедливо отмечает, что единое понимание собственности не препятствует раздельному анализу экономической и юридической сторон этого понятия <1>.

———————————

<1> Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. М., 1991. С. 14 — 16.

Собственность в экономическом смысле большинством ученых советского периода рассматривалась через понятие «присвоение» <1>, характеризующее отношение человека к материальным благам как к своим. В связи с этим на базе предшествующего научного опыта в современной литературе выделяются три принципиальных положения теории собственности <2>:

———————————

<1> См.: Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. М.; Л., 1948. С. 22 — 48; Колганов М.В. Собственность в социалистическом обществе. М., 1953. С. 8; Генкин Д.М. Право собственности в СССР. М., 1961. С. 14, 15; Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967. С. 355 — 358; Грибанов В.П. К вопросу о понятии права собственности // Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2000. С. 364.

<2> См., например: Алексеев С.С. Право собственности. Проблемы теории. Екатеринбург, 2006. С. 2.

1. Вещи, иные внешние объективированные предметы как объект собственности <1>. Имеется в виду прямая и непосредственная связь собственности с ее определяющим объектом — вещью, в связи с чем собственность имеет вещный характер <2>.

———————————

<1> Далее в настоящей работе наряду с термином «вещь» будет употребляться термин «имущество».

<2> Алексеев С.С. Указ. соч. С. 2.

2. Отношение к вещам как к своим. Собственность как определенное экономическое отношение принято анализировать с двух сторон. Во-первых, это отношения между людьми по поводу определенного имущества. Во-вторых, это отношение лица к присвоенному имуществу как к своему собственному. Действительно, понятия «свое» и «чужое» не могут существовать вне отношений между людьми, т.е. отношение определенного лица к материальному благу как к своему одновременно означает отношение всех остальных лиц к указанному благу как к чужому <1>.

———————————

<1> См.: Алексеев С.С. Собственность — право — социализм. М., 1989. С. 68, 69; Камышанский В.П. Право собственности: пределы и ограничения. М., 2000. С. 16, 19.

Отношение к вещи как к своей предполагает и определенную степень ответственности за совершаемые в отношении ее действия. В связи с этим Е.А. Суханов характеризует экономическое содержание отношения собственности двумя основными аспектами: в данном отношении «тесно переплетаются две стороны: «благо» обладания имуществом и «бремя» несения связанных с этим расходов, издержек и риска» <1>.

———————————

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник «Гражданское право: В 2 т.» (том 1) (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации — Волтерс Клувер, 2004 (2-е издание, переработанное и дополненное).

<1> Гражданское право: В 2 т. Том I: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. 2-е изд. М., 2000. С. 489.

3. Полное, абсолютное обладание объектом собственности. Смысл данного положения, по мнению большинства цивилистов, заключается в том, что собственность представляет собой власть лица над объектами собственности <1>. Академик А.В. Венедиктов вполне обоснованно добавлял, что для собственника характерно распоряжение указанными объектами «своей властью и в своем интересе» <2>.

———————————

<1> См., например: Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М., 1999. С. 115; Скловский К.И. Актуальные проблемы права собственности // Закон. 2004. N 2. С. 8.

<2> Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. М.; Л., 1948. С. 40.

Юридической формой закрепления экономических отношений собственности, в свою очередь, выступает право собственности. По словам С.С. Алексеева, именно через право в полной мере раскрывается и реализуется потенциал собственности <1>. Более того, автор справедливо считает, что при развитых общественных отношениях собственность на те или иные объекты и право собственности, в сущности, совпадают, в связи с чем, по его мнению, юридически более корректно при характеристике собственности в любой ее разновидности и состоянии видеть каждый раз правовую составляющую собственности <2>.

———————————

<1> Алексеев С.С. Право собственности. Проблемы теории. Екатеринбург, 2006. С. 23.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография К.И. Скловского «Собственность в гражданском праве» включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2008 (4-е издание, переработанное и дополненное).

<2> Там же. С. 35. К.И. Скловский со ссылкой на современную трактовку ряда методологических положений также не без основания утверждает, что «собственность и право собственности можно теперь употреблять как синонимы». См.: Скловский К.И. Собственность в гражданском праве: Учеб.-практ. пособие. 3-е изд. М., 2002. С. 13.

Право собственности традиционно рассматривается в двух аспектах: как объективное право (т.е. как совокупность юридических норм о собственности) и как субъективное право (т.е. как правомочия, субъективные возможности, принадлежащие субъекту права собственности).

Понятие субъективного права собственности в литературе связывают с так называемой проблемой триады, т.е. с определением данного права через правомочия владения, пользования и распоряжения <1>. Справедливой представляется позиция, согласно которой к перечисленным правомочиям могут быть сведены все возможные действия собственника относительно вещи <2>. Иначе говоря, правомочия владения, пользования и распоряжения являются классификационными категориями, охватывающими все принадлежащие собственнику права на имущество. Наряду с наличием триады правомочий по итогам исследования различных точек зрения относительно свойств субъективного права собственности можно также выделить:

———————————

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник «Гражданское право: В 2 т.» (том 1) (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации — Волтерс Клувер, 2004 (2-е издание, переработанное и дополненное).

<1> Под правомочием владения понимается основанная на законе (т.е. юридически обеспеченная) возможность обладать имуществом, в том числе содержать его в своем хозяйстве (числить на балансе и т.п.). Правомочие пользования представляет собой основанную на законе возможность эксплуатации, хозяйственного или иного использования имущества путем извлечения из него полезных свойств, его потребления, в том числе получения от вещи плодов и доходов. Оно, как правило, неотделимо от правомочия владения. Правомочие распоряжения означает аналогичную возможность определения юридической судьбы имущества путем изменения его принадлежности, состояния или назначения (отчуждение по договору, передача в пользование иным лицам, уничтожение и т.д.). См.: Гражданское право: В 2 т. Том I: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. М., 2000. С. 485.

<2> См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право. В 2-х ч. Ч. 2. По испр. и доп. 8-му изд., 1902. М., 1997. С. 6; Корнеев С.М. Право государственной социалистической собственности в СССР. М., 1964. С. 118.

— независимость правомочий собственника в том смысле, что его права основаны непосредственно на законе, а не на правах иных лиц (Д.М. Генкин) <1>;

———————————

<1> Генкин Д.М. Указ. соч. С. 56.

— исключительность правомочий собственника, т.е. наличие у него возможности в рамках закона отстранять всех посторонних лиц от хозяйственного господства над принадлежащей ему вещью, если на то нет его воли (В.В. Безбах, В.К. Пучинский, Е.А. Суханов, К.И. Скловский, Г.Ф. Шершеневич) <1>;

———————————

КонсультантПлюс: примечание.

Монография К.И. Скловского «Собственность в гражданском праве» включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2008 (4-е издание, переработанное и дополненное).

<1> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). М., 1995. С. 167; Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. С. 22; Безбах В.В., Пучинский В.К. Основы российского гражданского права: Учебное пособие. М., 1995. С. 59; Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М., 2002. С. 132, 152.

— возможность собственника по своему усмотрению решать судьбу своего имущества, руководствуясь лишь собственными интересами, совершая в отношении этого имущества любые действия, не противоречащие закону и не нарушающие прав и законных интересов других лиц (Е.А. Суханов) <1>;

———————————

<1> Суханов Е.А. Указ. соч. С. 24.

— наибольшую полноту и неограниченность права собственности из всех имущественных прав на те же объекты (Ю.К. Толстой, К.И. Скловский) <1>.

———————————

КонсультантПлюс: примечание.

Монография К.И. Скловского «Собственность в гражданском праве» включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2008 (4-е издание, переработанное и дополненное).

<1> Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. Л., 1955. С. 59; Скловский К.И. Указ. соч. С. 150, 151.

Вопрос о том, можно ли рассматривать право собственности как право неограниченное, традиционно является спорным в цивилистике. Так, по мнению Д.И. Мейера, неограниченное юридическое господство лица над вещью даже неудобомыслимо: право есть ограничение свободы, так что понятие об ограничении лежит в самом понятии о праве <1>. Однако независимо от того, присуща ли ограниченность праву собственности как таковому или ограничения выступают как нечто внешнее по отношению к нему, в любой правовой системе собственник осуществляет свои правомочия в определенных границах. Следовательно, речь может идти лишь о том, что его свобода ограничена в меньшей степени, чем свобода иных обладателей прав на вещь, т.е. право собственности, используя формулировку В.П. Камышанского, является «наиболее полным вещным правом» <2>, а по определению В.И. Синайского — «наименее ограниченным вещным правом» <3>. Для того чтобы определить, насколько полным и неограниченным является право собственности, необходимо указать на границы данного права.

———————————

<1> Мейер Д.И. Указ. соч. Ч. 2. С. 4.

<2> Камышанский В.П. Право собственности: пределы и ограничения. М., 2000. С. 44.

<3> Синайский В.И. Русское гражданское право. Вып. 1. Общая часть и вещное право. Киев, 1914. С. 205.

Рассмотрение вопроса о содержании права собственности требует четкого определения таких понятий, как «границы права собственности» и «ограничения права собственности». В литературе допускается использование в качестве идентичных таких понятий, как «границы субъективного права» и «пределы осуществления субъективного права». Как верно отмечал В.П. Грибанов, «всякое субъективное право, будучи мерой возможного поведения управомоченного лица, имеет определенные границы как по своему содержанию, так и по характеру его осуществления. Границы есть неотъемлемое свойство всякого субъективного права» <1>.

———————————

<1> Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2000. С. 22.

Ранее в цивилистике понятия границ (пределов) и ограничений права собственности нередко использовались как идентичные. Русские и советские ученые (Д.И. Мейер, В.И. Синайский, Д.М. Генкин) указывали, что право собственности только и существует в пределах, установленных ограничениями, внутри них, что ограничение и составляет предел права собственности <1>. В более поздний период отечественные цивилисты различают границы (пределы) и ограничения права собственности, говоря об установлении законом определенных границ содержания права собственности, которое в любом случае не может быть беспредельным, и отмечая при этом возможность ограничения осуществления права собственности законом или договором (Е.А. Суханов) <2>.

———————————

<1> Мейер Д.И. Указ. соч. Ч. 2. С. 21; Синайский В.И. Указ. соч. С. 215, 219; Генкин Д.М. Указ. соч. С. 60, 61.

<2> Суханов Е.А. Право собственности и иные вещные права в России // Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М., 1999. С. 313.

Наиболее детально вопрос о пределах и ограничениях права собственности разработан В.П. Камышанским. По справедливому утверждению данного автора, требование закона к собственнику может представлять собой границу (предел) либо ограничение права. Оно есть граница (предел), если не предполагает возможности несобственника вторгаться в сферу юридического господства собственника. И оно есть ограничение, если стеснения собственника обусловлены внешним воздействием, вторжением третьих лиц в сферу юридического господства собственника <1>. Иначе говоря, граница (предел осуществления) права собственности есть та черта, за которую не простираются права собственника. Существование такой черты означает, что право собственности не есть неограниченное право. Ограничение же права собственности представляет собой предусмотренное законом стеснение собственника в осуществлении правомочий, находящихся в границах его права собственности, в связи с наличием прав на принадлежащее ему имущество у других лиц или общества в целом <2>. Данная концепция, на наш взгляд, наиболее точна и аргументированна.

———————————

<1> Камышанский В.П. Право собственности: пределы и ограничения. М., 2000. С. 64, 65.

<2> Там же. С. 126.

Право собственности на имущество наряду с «благом» обладания этим имуществом характеризуется «бременем» его содержания. В современной цивилистике остается спорным вопрос о месте категории «бремени» содержания имущества по отношению к праву собственности на это имущество. Одни ученые (Е.А. Суханов) характеризуют «бремя» содержания имущества наряду с «благом» обладания последним как одну из сторон экономического содержания отношений собственности <1>; другие авторы (К.И. Скловский) определяют данную категорию как «естественное следствие права собственности» <2>.

———————————

<1> Суханов Е.А. Указ. соч. С. 301.

<2> Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении. Практические вопросы. М., 2004. С. 80.

Следует отметить своеобразное утверждение некоторых цивилистов (З.Э. Беневоленская, В.А. Микрюков) о том, что в виде обязанностей, составляющих «бремя содержания имущества», выражается осуществление законодательных ограничений права собственности, и происходит оно примерно так, как происходит реализация субъективного права собственности в осуществлении правомочий владения, пользования и распоряжения. Одним словом, ограничения права собственности и «бремя содержания имущества собственника» соотносятся как возможность и действительность (так же как соотносятся субъективное право (или обязанность) и его осуществление) <1>.

———————————

<1> Беневоленская З.Э. Указ. соч. С. 199; Микрюков В.А. Ограничения и обременения гражданских прав. М., 2007. С. 42.

На наш взгляд, заслуживает внимания точка зрения У. Маттеи, который, рассматривая содержание имущественных прав через представление их в виде связки правомочий, различных видов юридической ответственности, иммунитетов, обязанностей и т.д., каковыми право так или иначе наделяет индивидов, считает налагаемые на собственников активные обязанности, связанные с содержанием имущества, составной частью структуры права собственности, называя их отрицательными аспектами права собственности <1>. В продолжение этой мысли В.В. Долинская указывает на длительное противоборство двух подходов: «собственность — право» и «собственность — функция» (т.е. право собственности как полное, абсолютное, никем и ничем не ограниченное или право собственности как благо, которое одновременно возлагает на обладающее им лицо определенное бремя) и о победе в настоящее время второго подхода <2>. Другие сторонники данной позиции (В.П. Камышанский) считают целесообразным использование категорий «благо» и «бремя» не в отрыве от общепризнанной триады (владение, пользование и распоряжение) как совокупности элементов отношений собственности, а в непосредственной связи с ними. Иначе говоря, благо и бремя можно усмотреть и во владении, и в пользовании, и в распоряжении <3>. Последнее воззрение представляется наиболее убедительным, вместе с тем важно уточнить, что указанные правомочия являются элементами субъективного права собственности, с которым корреспондирует пассивная обязанность персонально неопределенного круга лиц не нарушать прав собственника. Между тем, как представляется, возложение на собственника обязанности совершения определенных действий (в частности, активной обязанности по содержанию своего имущества) следует все же считать элементом иного правоотношения.

———————————

<1> Маттеи У. Основные принципы права собственности // Маттеи У., Суханов Е.А. Указ. соч. С. 176, 177, 238.

<2> Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенденции: Монография. М., 2006. С. 211.

<3> Камышанский В.П. Право собственности: пределы и ограничения. М., 2000. С. 14.

Но, поскольку в правоотношении обязанность непременно должна соответствовать чьему-либо праву, возникает вопрос о субъекте права, корреспондирующего с обязанностью собственника по содержанию его имущества. Позиция по этому поводу в литературе не однозначна. Одни авторы считают такое право в данном случае вообще отсутствующим, утверждая, что собственник несет расходы на содержание своего имущества не в силу обязательства перед кем-либо, а исходя из собственных интересов (Д.Б. Савельев) <1>, другие — что бремя содержания имущества — это не обязанность собственника, а скорее его моральный долг (В.К. Андреев) <2>. Однако мы разделяем обоснованную точку зрения большинства цивилистов (К.И. Скловского, У. Маттеи, В.В. Долинской, С.С. Алексеева и др.), относящих бремя содержания имущества (в широком понимании — бремя собственности в целом) к публичным обязательствам собственника <3>. На современном этапе общественного развития ученые делают серьезный акцент на социальное значение собственности. Она становится «фактором активности и озабоченности человека за ее использование, судьбу, источником одного из наиболее мощных стимулов предельно интенсивной деятельности… и одновременно его ответственности — «бремени»… перед обществом» <4>. Как утверждает Х.-Ю. Фогель, «собственность по своей сущности является социально связанной; такая связанность относится к внутренней структуре этого основного права» <5>. С.С. Алексеев по данному поводу отмечает: «…собственник, который обрел возможности абсолютного и исключительного обладания имуществом (подчас весьма значительным)… обязан так управлять и использовать свое богатство, чтобы оно шло на пользу людского сообщества» <6>.

———————————

<1> Савельев Д.Б. Совершенствование законодательства о кондоминиумах в целях обеспечения прав домовладельцев: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2002. С. 111, 112.

<2> Андреев В.К. О праве частной собственности в России (критический очерк). М., 2007. С. 21.

<3> Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении. Практические вопросы. М., 2004. С. 80; Маттеи У. Указ. соч. С. 238; Долинская В.В. Указ. соч. С. 211.

<4> Гражданское право: Учебник / С.С. Алексеев, Б.М. Гонгало, Д.В. Мурзин и др. М., 2006. С. 115.

<5> Vogel H.J. Kontinuitat und Wandlungen der Eigentumsverfassung. Berlin (West); New York, 1976. S. 13. Цит. по: Лазар Ян. Собственность в буржуазной правовой теории / Пер. с нем. М., 1985 (Критика буржуазной идеологии и ревизионизма). С. 47.

<6> Алексеев С.С. Право собственности. Проблемы теории. Екатеринбург, 2006. С. 28.

Итак, понимая теоретическую несводимость обязанностей собственника к праву собственности как субъективному вещному праву, но видя бесспорную и неразрывную связь указанных обязанностей и правомочий собственника (приобретающую особое звучание в правоотношениях собственности с множественностью субъектов), с учетом тематики настоящего исследования далее при употреблении термина «право собственности» мы будем подразумевать под ним в том числе обязанности собственника.

В заключение исследования содержания такого уникального феномена, как право собственности, обратимся к высказыванию Р. Иеринга: «Право существует для того, чтобы оно осуществлялось. Осуществление есть жизнь и истина права, есть само право» <1>. В первую очередь, по словам С.С. Алексеева, «собственность живет в обязательствах, является с юридической стороны их источником, незримым (а нередко и зримым) их элементом» <2>. Кроме того, формой реализации права собственности является управление ее объектами, углубленное исследование сущности которого будет проведено ниже.

———————————

<1> Иеринг Р. Юридическая техника / Сост. А.В. Поляков. М., 2008. С. 29.

<2> Алексеев С.С. Указ. соч. С. 31.

Действующее гражданское законодательство не раскрывает понятия «управление» в указанном ракурсе. В Гражданском кодексе РФ определена юридическая основа управления имуществом: согласно п. 2 ст. 209 ГК РФ, собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц. В научной литературе дается такое определение данной категории: «Управление имуществом по своей правовой природе представляет собой упорядоченную систему мер по владению, пользованию и распоряжению имуществом, по его содержанию, осуществляемых в интересах собственника и в тех пределах, которые определены самим собственником или законом» <1>.

———————————

<1> Миронов И.Б. Общее собрание собственников помещений как механизм управления многоквартирным домом // Семейное и жилищное право. 2005. N 4. С. 32.

В целях формирования адекватной дефиниции данного понятия следует, опираясь на приведенное выше исследование сущности права собственности, провести системно-правовой анализ содержания управления имуществом в нескольких аспектах.

Аспект первый. Управление имуществом, как и любое управление в целом, мы рассматриваем как деятельность, заключающуюся в систематическом упорядочивающем воздействии управляющего субъекта на объект управления — имущество. Иными словами, управление имуществом представляет собой упорядочивающую систему действий по поводу находящегося в собственности имущества.

Аспект второй. Как отмечалось выше, любая управленческая деятельность характеризуется целенаправленностью воздействия на объект управления. В частности, цель управления имуществом заключается в обеспечении сохранности и эффективного функционирования этого имущества, а также, как правило, в извлечении из него прибыли.

Аспект третий. Вопрос о месте управления в структуре содержания права собственности является дискуссионным в цивилистической науке. В последние десятилетия в связи с экономической необходимостью, усложнением системы объектов права собственности, созданием и развитием крупных производств компонент управления все более настойчиво включается в содержание права собственности. Иными словами, нередко в один ряд с триадой правомочий включается так называемое правомочие управления, понимаемое в смысле права собственника строить и осуществлять по своему усмотрению целенаправленное руководство всеми подразделениями компании или общества, их функционирования в целом <1>. При этом владение, пользование и распоряжение признаются статическими, структурными правомочиями, а управление относится к динамическому правомочию, призванному реализовать «лежачие» правомочия <2>. Отсюда, как верно отмечается в литературе, проистекает известная трансформация представлений о собственности, при которой, в частности, «новое» правомочие — управление — воспринимается с точки зрения общих представлений об управлении (к тому же с известным акцентом на привычное понимание данной категории в сфере государственной деятельности). Еще в большей мере трактуется управление в акционерных обществах, где «управленческая деятельность приобретает, действительно, немалое самостоятельное значение» <3>.

———————————

<1> См.: Зинченко С.А. Государственная собственность в СССР: проблемы правового регулирования. Ростов, 1986.

<2> См.: Мозолин В.П. Право собственности в Российской Федерации в период перехода к рыночной экономике. М., 1992. С. 35 — 39.

<3> См.: Алексеев С.С. Указ. соч. С. 58.

Между тем, рассматривая с принципиально-правовых позиций управленческую деятельность в сфере отношений собственности, строящуюся на началах частного права, большинство цивилистов сходятся во мнении о неоправданности выделения правомочия управления дополнительно к трем традиционно существующим в российском гражданском законодательстве правомочиям собственника. При этом, по мнению одних авторов, данная категория «может быть понята только под углом зрения правомочия распоряжения» (С.С. Алексеев) <1>; с точки зрения других ученых, «может быть вполне раскрыта и реализована через правомочия пользования и распоряжения» (В.П. Камышанский) <2>; с позиции третьих авторов, «является ключом ко всей модели права собственности» (А.А. Рубанов) <3>.

———————————

<1> Там же. С. 59.

<2> Камышанский В.П. Право собственности: пределы и ограничения. М., 2000. С. 41.

<3> Рубанов А.А. Проблемы совершенствования теоретической модели права собственности // Развитие советского гражданского права на современном этапе / Отв. ред. В.П. Мозолин. М., 1986. С. 110, 111.

На наш взгляд, наиболее обоснованна позиция ученых, утверждающих, что управление — собирательная категория, состоящая из объемов экономических возможностей владения, пользования, распоряжения, реализация которых происходит через установление тех или иных порядков принятия управленческих решений и их осуществления. Иначе говоря, смысловая нагрузка термина «управление» заключается в том, что этот термин информирует об особых формах реализации права собственности, а не об особом титуле собственника <1>.

———————————

<1> См.: Пайпс Р. Собственность и свобода. М., 2001. С. 303.

Как правило, цивилисты, верно рассматривая управление в качестве формы реализации права собственности, подразумевают под последней категорией только субъективное право собственности <1>. Между тем Р.З. Ибатуллина справедливо замечает, что гражданско-правовой смысл управления заключается в организации осуществления субъективных гражданских прав и исполнения субъективных гражданских обязанностей, и предлагает хотя и не бесспорное, но заслуживающее внимания определение: «Управление собственником своим имуществом — собирательная гражданско-правовая категория, состоящая из способа реализации правомочий, формы их реализации, а также способа исполнения определенных обязанностей, возлагаемых на собственника» <2>. В целом посыл Р.З. Ибатуллиной следует поддержать, поскольку статус собственника предполагает, помимо совокупности правомочий, ряд возлагаемых на него обязанностей, в частности обязанность по содержанию имущества.

———————————

<1> См., например: Маттеи У., Суханов Е.А. Указ. соч. С. 311.

<2> Ибатуллина Р.З. Гражданско-правовой режим управления общим недвижимым имуществом в многоквартирных домах: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2007. С. 7.

Недостаток данной дефиниции заключается, по нашему мнению, в следующем. Во-первых, представляется необоснованным смешение понятий «способ» и «форма». В частности, под способом принято понимать действие или систему действий, применяемые при исполнении какой-нибудь работы, при осуществлении чего-нибудь <1>. Иначе говоря, способ представляет собой действия, являющиеся содержанием какой-либо деятельности. Между тем форма — это внешнее выражение содержания <2>. Во-вторых, ошибочно, на наш взгляд, понимать управление имуществом как способ реализации правомочий и исполнения обязанностей собственника. В данном случае способами являются юридические и фактические действия, такие, как, например, реконструкция, отчуждение имущества, сдача его в аренду (залог), ремонт имущества. А эти действия осуществляются в определенных формах, в частности в форме обязательств (например, заключение договоров) либо в такой более сложной форме, как управление имуществом.

———————————

<1> Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1997. С. 757.

<2> Большой энциклопедический словарь. М., 2001. С. 1287.

Таким образом, с нашей точки зрения, управление имуществом, безусловно, следует считать формой осуществления правомочий и исполнения обязанностей собственника этого имущества.

Аспект четвертый. Другим атрибутом управления имуществом является интерес. Управление учреждается в интересах собственника (в отдельных случаях — иных лиц). Основные черты интереса собственника диктуются природными, материальными особенностями принадлежащего ему капитала. Интерес собственника — это, как правило, предполагаемый доход. Об этом явлении писали специалисты в области права, социологии, экономики, философии <1>. Интерес собственника и свобода управления соотносятся между собой так же, как философские категории необходимости и свободы. Необходимость продиктована естественными закономерностями бытия, а свобода — активной деятельностью человеческого сознания. Интерес есть внутренне противоречивое явление: это и цель (объективное изменение существующего положения субъекта в мире), но это и средство, стимул к достижению цели. Именно поэтому юристы считают интерес то предпосылкой и целью, то движущим элементом субъективного права <2>.

———————————

<1> См.: Гольбах П.А. Избранные произведения: В 2-х т. Т. 1. М., 1963. С. 311; Иеринг Р. Цель в праве. СПб., 1881. С. 32; Пассек Е. Неимущественный интерес в обязательстве. Юрьев, 1893. С. 10; Кант И. Критика практического разума. СПб., 1995. С. 189; Здравомыслов А.Г. Проблема интереса в социологической теории. Л., 1964. С. 4.

<2> См.: Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л., 1959. С. 44 — 47.

Управление имуществом устанавливается по усмотрению собственника (в определенных случаях — иных лиц). Это является частным случаем проявления базовых начал осуществления права собственности, определенных в п. 2 ст. 209 ГК РФ, согласно которому собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц.

Аспект пятый. При исследовании вопроса о пределах реализации права собственности через категорию управления следует руководствоваться изложенными ранее выводами о границах (пределах осуществления) и ограничениях права собственности. А именно: право собственности небезгранично, оно всегда осуществляется в неких пределах, вне которых его реализация невозможна. Следовательно, и управление имуществом, являясь формой реализации права собственности, также должно иметь пределы. При этом нужно отметить, что данные пределы могут быть установлены как законом (например, для арбитражного управления), так и собственником (например, для доверительного управления). Полагаем, что в обоих случаях при делегировании управляющему субъекту управленческих функций правомочия владения, пользования, распоряжения и обязанность содержания имущества всегда остаются у собственника, иному лицу передаются не собственнические правомочия и обязанности, а лишь возможность их реализации. Вместе с тем, наделив субъекта управления полномочиями на управление имуществом, собственник вынужден воздерживаться от любых действий, препятствующих управляющему в реализации его (собственника) правомочий и обязанностей в установленных им и (или) законом пределах. Иными словами, вырастая из потребностей собственника, управление превращается в самодовлеющую силу, ограничивающую право собственности. В этом смысле управление по отношению к праву собственности выступает в качестве ограничения, представляющего собой стеснение собственника в осуществлении правомочий, находящихся в границах его права собственности.

Основываясь на проведенном исследовании содержания управления имуществом, предлагаем следующее определение этого понятия, отражающее, на наш взгляд, сущность данного правового явления. Управление имуществом представляет собой упорядочивающую систему действий, связанных с осуществлением правомочий и исполнением обязанностей собственника этого имущества, направленную на обеспечение сохранности и эффективного функционирования последнего (с возможным извлечением прибыли), установленную по усмотрению и в интересах собственника и (или) иных лиц в пределах, определенных законом и (или) самим собственником.

Действия по управлению имуществом совершаются определенными способами в установленных формах (дефиниции указанных понятий были приведены выше). Дифференциацию различного рода действий по управлению имуществом целесообразно, на наш взгляд, проводить через понятие способа. При подобном понимании можно говорить о юридических и фактических действиях по поводу имущества как о самостоятельных способах управления им. От способов необходимо отличать формы управления. Введение в рамках настоящего исследования категории «форма» позволит учесть вариативность субъектного состава управленческих отношений. Вопросы о конкретных способах и формах управления имуществом будут рассмотрены далее.

В заключение анализа такого уникального явления, как управление имуществом собственника, следует обратить внимание на неоднородность правовой природы управленческих отношений: они могут быть и вещными, и обязательственными, и организационными и т.п. Однако объединяет эти отношения то, что все они связаны с осуществлением правомочий и исполнением обязанностей собственников. При рассмотрении управления имуществом в качестве системы отношений в литературе различают два ряда отношений — внутренние (управляющего с учредителем управления — выгодоприобретателем) и внешние (с третьими лицами, с контрагентами в имущественном обороте) <1>. Данная идея представляется плодотворной, поскольку позволяет увидеть структуру отношений по управлению. Развивая изложенный выше подход, предлагаем выделять в структуре управления имуществом две группы отношений — внутренние (между участниками управления) и внешние (субъекта управления с третьими лицами). Именно в первой группе наиболее ярко проявляются видовые отличия управленческих отношений: это система разнородных отношений. Вторая же группа в значительной мере унифицирована и подтверждает родовое сходство всех видов управления имуществом, включая в себя традиционные отношения по осуществлению правомочий и исполнению обязанностей собственников.

———————————

<1> См.: Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. М., 1996. С. 537.



Страницы: Первая | 1 | 2 | 3 | ... | Вперед → | Последняя | Весь текст