Толстиков Сценарий «Перевалъ»

П Е Р Е В А Л Ъ

Автор сценария

Жан Гросс-Толстиков

Сценарий «Перевалъ»

Автор сценария Жан Гросс-Толстиков — [email protected]

Данный сценарий является объектом авторского права и охраняется законом. Автору в отношении данного произведения принадлежат исключительные права на использование произведения в любой форме и любым способом. Меры к обеспечению защиты авторских прав, от возможного посягательства, автором приняты.

НАТ. ГДЕ-ТО НА КАВКАЗЕ — ВЕЧЕР

Солнцe, словно сорвавшись с небосклона, падает за горные хребты, озаряя заснеженные вершины. Заря охватывает половину неба и в ее свете четко выделяются бело-матовые громады гор. От последних в низине тянутся длинные тени.

Громада горного хребта чернеет лесами, увенчаная белоснежными шапками с искаженной зацепившимися свинцово-серыми тучами воздушной линией.

На высоком холме стоит русский штаб-офицер времен Царской России. Ветер трепет кудри бараньей папахи, развивает подол длинной синей черкесски. Рука офицера свободно лежит на эфесе чуть изогнутой сабли. Рядом с штаб-офицером развивается российский флаг.

А. ФИЛИПЕНКО

(голос за кадром, песня)

Русский офицер ехал на Кавказ,

По приказу батюшки-царя,

Бравые усы, конь — хоть напоказ,

И глаза отвагою горят.

(пауза)

Здесь когда-то дед тоже воевал,

Задавал он персам прикурить,

Офицерский чин внуку завещал

И Кавказ врагу не уступить.

Штаб-офицер сменяется драгунским офицером, одетым в старорусский зеленый суконный мундир с золотыми эполетами и абардажным палашом на бедре.

А. ФИЛИПЕНКО

(голос за кадром, песня)

А на Кавказе служба нелегка,

Хоть мы уже давно не юнкера,

За честь и знамя своего полка,

За русский дух, за русское «Ура!»

Драгун сменяется царским офицером в белом мундире и фуражке, с саблей на поясе.

А.ФИЛИПЕНКО

(голос за кадром, песня)

Выступил в поход горный эскадрон,

Он в боях немало повидал,

На большом хребте выставил заслон,

И закрыл надежно перевал.

На месте царского офицера стоит десантник в камуфляжной форме. Из-под куртки виднеется тельняжка. На груди висит автомат. Рядом с ним развивается российский флаг.

Резко темнеет. В глубоком иссине-черном небе торопливо рассыпаются мириады ярких бриллиантов звезд.

НАТ. ДОРОГА, ГДЕ-ТО НА КАВКАЗЕ — ВЕЧЕР

По разбитой осенними дождями, ветрами и тяжелой техникой ухабам дороги едет тяжеловесный армейский «Урал».

ИНТ. КАБИНА ГРУЗОВИКА «УРАЛ» — ВЕЧЕР

Из-за неровностей дороги кабину грузовика-семитонника раскачивает, как детскую люльку.

На пассажирском месте сидит молодой офицер Алексей Андреевич АРАКЧЕЕВ, командир взвода воздушно-десантных войск.

Из прикрученного изолентой к панели кассетника звучит голос А. Филипенко, поющего песню.

А. ФИЛИПЕНКО

(голос за кадром, песня)

Русский офицер едет на Кавказ…

Сто и двести лет, бегут года,

Свято помнит он дедовский наказ:

Защищать Российские Юга.

В то время, как одна рука Алексея сжимает цевье автомата, другая крепко держится за ввинченную в раму ручку. Тем не менее это не сильно снижает амплетуду балансирования тела на стареньком потертом годами сиденье уральского тяжеловеса. От долгой дороги неумолимо клонит в сон и курчавая голова в сдвинутом набок подшлемнике то и дело больно бьется о боковое стекло.

А. ФИЛИПЕНКО

(голос за кадром, песня)

А на Кавказе служба нелегка,

Хоть мы уже давно не юнкера,

За честь и знамя своего полка,

За русский дух, за русское «Ура!»

Аракчеев пристально вглядывается в бегущую под колеса машины дорогу.

НОВОСЕЛОВ

(голос за кадром, поет со звучным оканием)

За честь и знамя сво-оего-о по-олка,

За русский дух, за русско-ое «Ура!»

Оторвавшись от дороги, молодой офицер поворачивает голову и смотрит влево.

За рулем сидит ефрейтор НОВОСЕЛОВ, вологодский двадцатилетний крепыш.

НОВОСЕЛОВ

Что, товарищ старший лейтенант? Горы захватывают?

АРАКЧЕЕВ

Есть немного. Красиво же…

НОВОСЕЛОВ

Попривыкнете, не Вы, дескать, первый, не Вы последний. Ещe надоест.

АРАКЧЕЕВ

У нас дома гор нет.

(пауза)

Значит, не скоро мне эта красота надоесть сможет.

НОВОСЕЛОВ

А Вы откудова будешь-те?

АРАКЧЕЕВ

(со звучным оканием)

Но-овгородский я.

(пауза, с покашливанием)

Из Новгорода, значит.

«Урал» кидает в сторону, попав в очередную ухабину. Алексей Андреевич с силой бьется головой о стекло в двери.

АРАКЧЕЕВ

Поокуратнее, ефрейтор. Не картошку же везешь!

НОВОСЕЛОВ

Дорога совсем плохая. Что я могу тут поделать, Ваше блaгородие?

Аракчеев оборачивается лицом к водителю. За рулем сидит щетинистый с седой проседью ямщик в заскорузлом заячьем тулупе, подпоясанный бечевкой. В правой руке ямщика зажата плеть.

НОВОСЕЛОВ

(прицокивая языком)

Но-о, зальотные! Пошла, хорошая!

Неожиданно резко дорога поворачивает вправо и длинные руки фар воровато выхватывают из ночной мглы очертания блокпоста.

АРАКЧЕЕВ

Приехали?

Ямщик с силой вдавливает педаль тормоза в пол, отрицательно мотая головой. «Урал» кряхтит тормозными колодками, скользя по хлюпающей грязи.

НОВОСЕЛОВ

Никак нет, Ваше благородие. Сие есть пост дагенстанской милиции.

(пауза)

А да наших ещe версты четыре будет-с.

НАТ. БЛОКПОСТ ДАГЕСТАНСКОЙ МИЛИЦИИ — ВЕЧЕР

На встречу грузовику выскакивают двое даргинцев, ощетиневшись автоматами. Боковое окно со стороны водителя медленно ползет вниз.

МИЛИЦИОНЕР # 1

Парол щестнадцат!

НОВОСЕЛОВ

Ответ девять

МИЛИЦИОНЕР # 2

Новосолов, ты щто льи?

НОВОСЕЛОВ

(улыбаясь)

Я, братцы. Я.

(пауза)

Открывай ставни!

Не заглушая двигатель «Урала», он распахивает дверь и легко выскакивает из кабины наружу, тотчас же утонув по щиколотку в липкой грязи.

Алексей Андреевич выбирается из кабины через свою дверь, на ходу поправляя сдвинутый набок подшлемник и набрасывая поверх него капюшон плащ-палатки. Огибая машину, Аракчеев ежится от осенней прохлады кавказской ночи. В то же время из крытого брезентом кузова высыпаются в грязь томящиеся в темноте десантники.

Кто-то тотчас же раскуривает сигареты, по-привычке пряча тлеющих «светлячков» в ладони, как от дождя, так и от вездесущих чеченских снайперов. Кто-то здоровается по-мужски за руку с милиционерами, обменивается сигаретами и какими-то шутками и анекдотами.

Мелкий беспрерывно моросящий дождь прогоняет недавний сон и Алексей Андреевич с интересом пытается осмотреть окрестности блокпоста, старательно вонзая взгляд в ночь. От прохлады ночного дождя еще не остывшая земля парит косматым туманом. Не принося совершенно никаких результатов, это занятие быстро надоедает.

Тем не менее Аракчеев тайком, одними лишь уголками губ, улыбается самому сам себе.

АРАКЧЕЕВ

Вот и сбылась твоя давняя мечта, Алешка!

(пауза)

Здравствуй, Кавказ!

ИНТ. ГОСТИННАЯ В КВАРТИРЕ АРАКЧЕЕВА – ВЕЧЕР (ФЛЕШБЭК)

В гостинной комнате, мебелизированной типовой советской мебелью, в кресле-качалке сидит мужчина с раскрытой в руках газетой «Правда». Он одет в халат, на ногах восточные тапочки с высокоподнятыми носами.

В гостинную входит Алексей, одетый в серый костюм и белую водолазку. Через плечо переброшен медицинский халат, в руке черный дипломат.

АРАКЧЕЕВ

(угрюмо)

Добрый вечер, дедушка.

Мужчина опускает газету. На голове у пожилого пенсионера длинный парик с завитушками, какие носили в царской России. Из-под лацканов халата видна сорочка с кружевным нагрудником. На груди лежит орден с голубой лентой.

ДЕДУШКА

Добрый, Алешка. Отчего же Вы не веселы, молодой человек?

АРАКЧЕЕВ

Да все тоже самое… Достали в институте.

ДЕДУШКА

Терпение-с, Алешка! И труды Ваши вознаградятся признание и почетом государства Российского.

АРАКЧЕЕВ

Ну, не интересна мне твоя медицина.

ДЕДУШКА

Коль не уродился ты кисельной барышней, стало быть должен-с носить военную форму. Аки отец твой, Андрей Алексеевич, и дед твой, то бишь я. В противном случае-с

(пауза)

Сочтут Вас, молодой человек, таковой барышней. Что есть позорно для нашей фамилии.

АРАКЧЕЕВ

Но не могу я, как ты, дедушка, медиком стать… Крови на дух не переношу!

Алексей Игоревич бережно сворачивает газету и откладывает ее на журнальный столик. Затем он снимает с головы парик и носовым платком протерает залысину с редкими седыми волосиками по краям. Дедушка прикладывает ладонь справа от губ и заговорщецки подмигивает внуку.

ДЕДУШКА

В общем-то, Алешка, право выбора все еще за тобой.

(пауза)

Ты только скажи деду чего хочется, а я уж договорюсь с кем надобно.

Аракчеев стремительно бросается к ногам деда. Он встает перед ним на колени и с мольбой заглядывает в глаза.

АРАКЧЕЕВ

ВДВ!

Алексей Игоревич придирчиво измеряет внука пристальным взглядом и задумчиво почесывает гладковыбритый подбородок.

ДЕДУШКА

Будь по-Вашему, Алексей Андреевич.

(пауза)

Но, смотри, Алешка, обратной дороги не будет-с.

Молодой человек расплывается в самодовольной улыбке и кивает головой.

АРАКЧЕЕВ

Ага!

Но тут же он вскакивает на ноги и, вытянувшись по стойке «смирно», громко рапортует перед сидящим дедом.

АРАКЧЕЕВ

Так точно, товарищ подполковник!

НАТ. БЛОКПОСТ ДАГЕСТАНСКОЙ МИЛИЦИИ — ВЕЧЕР

Аракчеев окидывает взглядом чернеющий горный хребет. Кто-то подходит сзади и осторожно прихлопывает его по плечу.

ГРЕКОВ

(голос за кадром)

Курить хотите, товарищ старший лейтенант?

Алексей Андреевич оборачивается. В шаге от него стоит широкоплечий толстощекий сержант Вадим ГРЕКОВ. Десантник широко улыбается и протягивает помятую пачку «Прима».

АРАКЧЕЕВ

Спасибо, не курю.

(пауза)

Никогда не научился.

ГРЕКОВ

Здесь научитесь. Кавказ заставит… научит!

Аракчеев скромно пожимает плечами и криво улыбается.

ИНТ. КОМНАТА АЛЕКСЕЯ — НОЧЬ (ФЛЕШБЭК)

Комната обставленна скромно: полуторка-кровать возле одной из стен, напротив секция шкафов с бесконечными рядами книг.

По заглавиям видно, что книги в основном классиков — Пушкин, Лермонтов, Толстой, здесь же военно-исторические инциклопедии. Возле окна письменный стол. С краю лежат школьные учебники, по центру расставленна неоконченная баталия игрушечных солдатиков.

Юнный Алексей полулежит поверх заправленной постели с книгой в руках — «Кавказский пленник» Лермонтова. Юноша опускает книгу на грудь. Задумчивый взгляд устремлен в потолок.

АРАКЧЕЕВ

Эх, родиться бы в те времена… Приключения, дуэли, мундиры, гусары. Кавказ!

(пауза)

Шесть букв, а какая силища слова! И не просто очертания южного региона. Слово пропитанно порохом, отважными подвигами, прокопченной мужской суровостью бравых русских офицеров.

(пауза)

А куда им еще было ехать, как ни на Кавказ? Петербург — конечно город красивый. Дворцы, мосты, балы… Но скучно. То ли дело Кавказ! Не спроста русские писатели воспевали щедрую дань этой дикой, своенравной земле… Сами же там и служили. Вот вырасту и…

НАТ. ГДЕ-ТО НА КАВКАЗЕ — ДЕНЬ (МИСТИКА)

Алексей, одетый в драгунский мундир с медными в чешуйках эполетами на плечах, стоит на высоком холме. Чуть поотдаль пощипывает свежую траву черный, как смоль, конь в дорогой упряжке. Молодой человек окидывает бескрайние просторы Кавказа взглядом завороженных глаз.

К нему навстречу, по извилистой тропке бредет СТАРИК.

Алексей поворачивается к старику лицом и распрямляет плечи, но дружелюбно улыбается.

Из-под лохматой белоснежной бараньей шапки выбивается косматая нечесанная грива. Мудрое седобородое лицо украшают глубокие старческие морщины. Надменный взгляд остро-хищных черных чуть прищуренных глаз буравят молодого драгунского офицера. На плечах старика, едва ли не касаясь земли, висит широкоплечая бурка. Из-под полы последней предупреждающе выглядывает витьеватая рукоятка острого длинного кинжала.

СТАРИК

Здравствуй, Алексей.

АРАКЧЕЕВ

Здравствуйте, уважаемый.

(пауза)

Простите, но я Вас не знаю.

СТАРИК

(усмехаясь)

Знаешь, Алексей. Знаешь… Ведь ты давно жаждал нашей встречи.

(пауза)

Зови меня просто — Кавказ!

НАТ. ДВОР ГАРНИЗОНА — ДЕНЬ

Алексей въезжает через ворота верхом на коне. Караульные солдаты отдают ему честь.



Страницы: Первая | 1 | 2 | 3 | ... | Вперед → | Последняя | Весь текст