Тической и военной ситуации и международных отношений в конце XX

УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ РАН

___________________________________

ШАРИПОВ У.З.

ПЕРСИДСКИЙ ЗАЛИВ:

________

ОБОСТРЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ

И ВОЕННОЙ СИТУАЦИИ И

МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

В КОНЦЕ XX — НАЧАЛЕ XXI ВВ.

____________

Москва 2010

ББК

66.4/5/04

Ш-26

УДК 327

НАУЧНОЕ ИЗДАНИЕ

Ответст. редактор: д.и.н., проф., акад. РАЕН Хазанов А.М.

Шарипов У.З.

ПЕРСИДСКИЙ ЗАЛИВ: Обострение политической и военной ситуации и международных отношений в конце XX — начале XXI вв. Институт востоковедения РАН. – М., 2010.

ISBN 978-5-93883-131-5, издательство ВОРОБЬЕВА А. В.

Настоящая монография комплексно и расширительно рассматривает общую политическую ситуацию региона Персидского залива в весьма специфический период – с последних десятилетий XX в. вплоть до конца I десятилетия XXI в., и охватывает не только страны непосредственно Залива, но и Афганистан, так как трагические обстоятельства связали их вместе в единый международный политический узел: и Ирак, и Афганистан, и Иран, и аравийские монархии.

(с) ИВ РАН, 2010

(с) Шарипов У.З.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение…………………………………………………………………..………………………………………………………………………………………………………………………………………………7

Значение региона Персидского залива в мировой политике………………… …………………….…………………………………………………………………………………………….7

Специфика задач настоящей монографии…………………………………………………………………8

Основные исследования по современной политической ситуации региона. Использованные источники и литература……………………………………9

Раздел I. Международные отношения в регионе Персидского залива в период осложненной политической обстановки 80-90-х гг. XX-го века. …………………………………………………………………………………………..20

Глава 1. Кардинальные перемены в политической ситуации на Среднем Востоке и коррективы в политических курсах местных режимов в 80-е гг. ……………………………………………………………………….20

Общие изменения в международных отношениях региона…20

Характер и международное значение исламской революции 1979 г. в Иране………………………………………………………………………………………………………………………………22

Усиление внешнеполитической ориентации аравийских режимов на Запад………………………………………………………………………………………………………………………………..25

а) Содействие в необъявленной войне против Демократической Республики Афганистан………………………………………………………………30

б) Поддержка Ирака в ирано-иракской войне………………….…..33

4. Изменения в международных отношениях Ирака в рамках региона после падения шахского режима в Иране………………………………………………36

5. Ирано-иракская-война………………………………………………………………………………………………………….39

6. Начало активизации вмешательства США в политическую жизнь региона и внедрения американского военного потенциала……………………………………………………………………………………..48

Глава 2. Продолжение острых политических противоречий в зоне Персидского залива в 90-е гг. Переход США к непосредственному соучастию в боевых операциях в регионе……………………………………..114

Региональная политика Запада в обновленной международной обстановке 90-х гг…………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………..114

Продолжение политической и экономической блокады Исламской Республики Иран…………………………………………………………………………………….116

Кувейтская авантюра саддамовского режима в 1990 г., военная операция «Буря в пустыне» и антииракские санкции ООН……………………………………………………………………………………………………………………………………………………………125

Раздел II. Первое десятилетие XXI-го века: новый этап обостренных международных отношений в регионе Персидского залива – расширение масштабов оккупационных действий США и НАТО в Заливе…………………………………………………………………………………..139

1. Новая экспозиция региона Персидского залива в международных отношениях…………………………………………………………………………………………………………………………………………………139

2. Вступление США и НАТО в период откровенных оккупационных действий в регионе…………………………..……………………………………………………………………………….144

Глава1.Республика Ирак……………………………………………………….149

Предпосылки и повод для новой агрессии и оккупации государства…………………………………………………………….……………………………………………………………………………………………………..149

Как принимались решения в Вашингтоне в отношении актов возмездия в регионе Персидского залива……………………………………………….152

Американская дипломатическая деятельность с целью подготовки международной общественности к поддержке вооруженной агрессии США в Ираке……………………………………………………………………………………………………………….153

Позиции мировых держав относительно агрессивных намерений Вашингтона против режима Саддама Хусейна………………………………………………………………………………………………………157

Маневры президентской администрации США на мировой арене накануне вооруженного нападения на Ирак………………………………………………………………………………………………………………… 159

Идеологическая обработка американской общественности…………………………………………………………………….161

Реализация Соединенными Штатами агрессии в Ираке весной 2003 года. Характер военной мобилизации для вторжения. «Иракский тупик» США…………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………..164

Глава 2. Афганистан под властью талибов – второй по значимости объект американского вооруженного возмездия……………………………..187

Глава 3. Исламская Республика Иран – несгибаемый противник США…………………………………………………………………………………….222

Иран наращивает экономический потенциал, вооруженные силы и работает над ядерной технологией……………………………………………………….……………………222

«Цена» иранского вопроса в президентской избирательной кампании США 2008 г……………………………………………………………………………………………………………..242

Региональная политика Исламской Республики Иран……………………244

Экономические позиции ИРИ……………………………………………………….255

Российско-иранские отношения………………………………………………………………………………….260

Глава 4. Саудовская Аравия и США – противоречивое партнерство……………………………………………………………………………273

Глава 5. ССАГПЗ и Запад…………………………………………………….289

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ……………………………………………………………….303

ПРИЛОЖЕНИЯ: …………………………………………………………………….317

Резолюции Совета Безопасности Организации Объединенных Наций:…………………………………………………………………..…………..…317

1. По Афганистану.…………………………………………………………………..317

А. Резолюция 1368 (2001), принятая Cоветом Безопасности ООН на егo 4370-м заседании, 12 сентября 2001 года …………………………………317

Б. Резолюция 1373 (2001), принятая Cоветом Безопасности ООН на егo 4385-м заседании, 28 сентября 2001 года……………………………….318

В. Резолюция 1378 (2001), принятая Cоветом Безопасности на егo 4415-м заседании, 14 ноября 2001 года……………………………………………………………….324

2. По Ираку. ……………………………………………………………………………327

А. Резолюция 1441 (2002), принятая СБ ООН S/RES/1441 (2002) …………………………………………………………………………………………………….327

Б. Резолюция 1883(2009), принятая Советом Безопасности на его 6179-м заседании 7 августа 2009 года ……………………………………………………………334

3. По Ирану. ……………………………………………………………………………338

А. Резолюция 1696(2006), принятая Советом Безопасности на его 5500-м заседании 31 июля 2006 года………………………………………………………..338

БИБЛИОГРАФИЯ…………………………………………………………………………………………………..342

Введение

===================================

Значение региона Персидского залива в мировой политике. БСВ – один из важнейших и узловых регионов современного мира в политическом, энергетическом, транспортном и торговом отношениях. Это определяется тем, что, помимо прочего, БСВ, и прежде всего регион Персидского залива, являются обладателями крупнейших углеводородных запасов на земном шаре. Поэтому они в последние десятилетия стали самой напряженной географической зоной. Различные международные силы ведут ожесточенную борьбу за контроль над характером политической власти в государствах региона, за контроль над местными месторождениями, распределением их продукции и ценообразованием в мировой торговле. В политическом и экономическом противоборстве активно участвуют как практически все державы мира, так и местные режимы. Если говорить об экономической значимости Залива, то представляется целесообразным вкратце привести общую картину углеводородных запасов на земном шаре (в %): нефть – Ближний и Средний Восток – 61; Евразия (Россия и страны СНГ) – 10,3; Африка – 9,4; Центральная и Южная Америка – 9%; Северная Америка (США и Канада) – 5,7; Азия и Океания – 3,3; Европа – 1,3; газ — Ближний и Средний Восток – 41,1; Евразия (Россия и страны СНГ) – 30,1; Африка – 8,2; Азия и Океания – 8,1; Центральная и Южная Америка – 4,3; Северная Америка (США и Канада) – 4,9; Европа – 3,3.

Ведущие политики и политологи мира, следуя идеологии «сильных мира сего» (то есть супердержав и их явных и тайных политических союзов), всегда находили и находят нужные оправдательные либо сглаженные определения и объяснения различным этапам взаимоотношений между сильными, с одной стороны, и слабыми – с другой, группами государств в мировом сообществе. Это: в обобщенном виде –колониализм, неоколониализм, глобализм, Запад – Восток, Север – Юг, 1-ый, 2-ой, 3-ий миры, страны «свободного мира», социалистический лагерь ( до развала СССР в начале 90-х годов XX-го века) и т.д.. А под эти определения подгонялась вся специфика действий каждой из держав в отношении интересующих их (в плохом и хорошем смыслах) стран, народов, регионов, стратегического сырья, путей сообщения, финансовых и торговых отношений и т.д.

При всем разнообразии договоренностей на двусторонней и многосторонней основах, при наличии многочисленных и многоуровневых международных блоков, организаций региональных рынков сотрудничества, в мире сохраняется и поддерживается режим межгосударственного неравенства и согласованного подавления попыток изменения этого режима. Его основные показатели:

— неэквивалентный товарообмен в мировой торговле и экономических отношениях (через ценообразование, избирательные поставки технологий, стоимости услуг и т.д.);

— формирование политических условий для установления в тех или иных регионах и странах угодных (или терпимых) для них политических режимов;

— вооруженное вмешательство во внутренние дела всевозможных государств…

Специфика задач настоящей монографии. По современной политической ситуации региона Персидского залива издано множество монографий и статей. Однако они затрагивали отдельные стороны этой проблематики, и охватывали: либо ИРИ, либо Ирак, либо аравийские страны. Настоящая монография рассматривает региональную политическую ситуацию Персидского залива коплексно и расширительно, включая не только страны непосредственно Залива, но и Афганистан, так как трагические обстоятельства связали в единый международный политический узел все эти государства: и Ирак, и Афганистан, и Иран и аравийские монархии.

Нынешнее десятилетие для исследователей ситуации на БСВ, как и в остальном мире, имеет свою библиографическую специфику, которая как расширила границы доступа к ее материалам и облегчила поиск источников и литературы, так и во многом изменила места их нахождения. Ныне большинство материалов во всем своем разнообразии проходит через Интернет, а также через другие СМИ.

В данной связи, основная часть нашей библиографии состоит из публикаций, размещенных в этих средствах, хотя широко использовалась специализированная литература: наиболее серьезных отечественных и зарубежных исследователей, а также статистические публикации и мемуары официальных лиц, относящиеся к проблематике БСВ и международных отношений.

Основные исследования по современной политической ситуации региона.

Использованные источники и литература. Представляется целесообразным отметить те научные труды, которые, с нашей точки зрения, имеют то или иное отношение к настоящей теме: Александров А.А. «Монархии Персидского залива: этап модернизации», М., 2000; М.Р. Арунова «Афганская политика США в 1945-1999 гг.», М., 2000; «Афганистан: война и проблемы мира» сборник статей), М., 1998, «Афганистан в начале XXI века» (сборник статей), М., 2004; А.М. Белоногов «МИД. Кремль. Кувейтский кризис», М., 2001; А.З. Егорин, В.А. Исаев «Объединенные Арабские Эмираты», М., 1997; Г.Г.М.Г. Закария, А.И. Яковлев «Нефтяные монархии Аравии на пороге XXI в.», М., 1998; «Иран после парламентских выборов» (сборник статей), М., 2004; В.И. Исаев, А.О. Филоник «Султанат Оман», М., 2001, «Кувейт: контуры экономических перемен», М., 2003, «Королевство Бахрейн», М., 2006; Косач «Саудовская Аравия: внутриполитические процессы «этапа реформ» (конец 1990-2006)», М., 2007; «Крушение саддамовского Ирака и реакция стран Азии» (сборник статей), М., 2003; Кузьмин В.И. «К вопросу о модели региональной безопасности на Ближнем Востоке (1990-е – 2002 гг.)», автореф. дисс. к.и.н., М., 2003; Л.И. Медведко «Седьмая ближневосточная война (ирано-иракская и операция «Буря в пустыне»), М., 1996, «Россия, Запад, Ислам: «столкновение цивилизаций», М., 2003; Е.С. Мелкумян «ССАГПЗ в глобальных и региональных процессах», М., 1999, «Регион Залива: конфликты, компромиссы, сотрудничество», М., 2008; А. Михайлов «Иракский капкан. Победное поражение США», М., 2004; А.Ю. Олимпиев «Геополитические перемены на БСВ в 80-90-е годы и политика США», М., 2002; В.П. Панкратьев «Арабо-израильские отношения в контексте ближневосточного конфликта в 1980-1990-е годы», М., 2009, 197 с.; Е.М. Примаков “Восток после краха колониальной системы”; сборник статей «Афганистан, Иран, Пакистан: время выборов и перемен», М.,2006; «Роль и место Ирана в регионе» (коллективная монография), М., 2007; С.Н. Саруханян «Ядерный фактор в российско-иранских отношениях», М., 2007; «Саудовская Аравия: эволюция режима и пределы возможного в политическом развитии» (сборник статей), М., 2003; Р.Р. Сикоев «Талибы (религиозно-политический портрет)», М., 2002; Слинкин М.М. «Ирано-иракская война 1980–1988 гг.: борьба на море», Симферополь, 2001; В.А. Ушаков «Иран и Мусульманский мир», М., 1999; В.П. Юрченко «Военная политика и военное строительство в странах Арабского Востока (конец XX – начало XXI века». Справочно-аналитическое издание, части 1и 2, М., 2007; А.И. Яковлев «Саудовская Аравия: пути эволюции», М., 1999.x/ В перечисленных монографиях и статьях научных сборников были раскрыты различные стороны взаимоотношений между западными державами и государствами Персидского залива и Среднего Востока, между странами внутри этого региона, положения в ОПЕК и действия нефтяного фактора. Они помогали уяснить, каким образом из интересов правящих кругов и каждой из стран Персидского залива складывалась общая международная обстановка в Заливе.

Много аналитических материалов и конкретных политологических и экономических выводов по ситуации в Персидском заливе и в Юго-Западной Азии, о роли Запада там содержится в зарубежных исследованиях. В частности, можно отметить монографии, очерки и статьи западных, арабских, иранских и индийских политологов, а также эмигрировавших на Запад ученых из Ирана и других стран Залива:

Учитывая то, что библиография аналитических исследований весьма обширна, представляется целесообразным, для краткости ознакомления, перечислить только авторов наиболее интересных публикаций: Бахгат Гаудата, Брауна В., Киссинджера Г., Кордесмена А.Х., Коттама Р.В., Куандта Вильяма В., Мак Ги Г.С., Мортимера Е., Раджа Ч.С., Салливана Д., Сика Г., Зиринга Л., Швадрана Б., Хусейна Амирзадеги, Ахмада Х.Ш., Зибейди А., Халида И., Хамеда М.А., Шахрама Чубина и др. (см. библиографию, №№131- 188).

Из этого круга работ наибольший интерес представили монографии Хамеда М.А. “Саудовская Аравия, Запад и безопасность Залива”, Брауна В. “Ирано-иракская война: ее региональная и международная динамика” и Кордесмена А.Х. “Западные стратегические интересы в Саудовской Аравии”. В названных исследованиях подробно, естественно с авторских позиций, рассматривались ключевые проблемы Персидского залива через анализ политических курсов главных участников ситуации в Заливе — США, С. Аравии и Ирана — через динамику ирано-иракской войны. Заслуживает внимания также монография Швадрана Б. “Ближний Восток. Нефтяные кризисы после 1973 года”, где прослеживались этапы развития международной нефтяной ситуации, и в том числе в Персидском заливе. Из коллективных монографий весьма полезными были: «Дипломатия на Ближнем Востоке» (отв. ред. Л.С. Браун), Лондон, Нью-Йорк, 2006 и «Война в Ираке, 2003. Возвышение новой «Односторонности», Нью-Дели, 2003.

Источники, на основе которых написана монография, являются весьма обширными и разнообразными. Их более или менее полное вовлечение в научно-исследовательский оборот может обеспечить материалами с десяток докторских диссертаций и крупных монографий. В нашем варианте и объеме темы мы в состоянии воспользоваться лишь частью из них, которые наиболее важны для раскрытия рассматриваемых проблем, Эти источники подразделяются на несколько групп: 1) официальные документы правительств, межгосударственные соглашения, международные акты, программные выступления и труды государственных лидеров и их правительств, заявления официальных лиц по важнейшим аспектам межгосударственных отношений.

Первая группа источников, в свою очередь, подразделяется на подгруппы по принципу внерегионального и внутрирегионального происхождения; по функциональному и уровневому принципу; по непосредственному или опосредствованному воздействию на политические дела Персидского залива; по времени происхождения (последнее весьма важно в связи с тем, что внутрирегиональная и международная ситуация в течение рассматриваемого в диссертации периода весьма существенно изменялась, приобретала во многом совершенно иную качественную — политическую, этническую, религиозную, социальную в межгосударственном и внутригосударственном отношениях — характеристику).

Среди документов и материалов, относящихся к государствам и организациям, расположенных вне зоны Персидского залива, но игравших либо решающую, либо важную роли в политической судьбе региона, в первую очередь следует отметить таковые из США.

Так, ввиду общеизвестной интенсивной вовлеченностью этой державы в дела Персидского залива, политическая и иная тематика Залива довольно часто подвергалась обсуждениям в Конгрессе США (как в Палате представителей, так и в Сенате). К данной категории документов можно отнести обсуждения в Комитетах и Подкомитетах Конгресса. В первую очередь использовались материалы Комитетов по международным отношениям Палаты представителей и Сената, доклады для которых готовятся экспертами и компетентными органами для оперативного решения Соединенными Штатами Америки вопросов в отношении государств Персидского залива. Решения Комитетов по международным отношениям становятся основой для принятия законов или иных государственных постановлений Конгрессом, а после утверждения президентом США — руководством для обязательного исполнения всеми правительственными учреждениями США.

Из всего набора законодательных и правительственных документов США, приведенных в действие в отношении региона Персидского залива, мы выбрали наиболее важные для нашей темы и соответствующих временных рамок материалы (естественно из числа тех, которые оказались доступными) – см. библиографию №№27-51.

— Диалог о политике США в Персидском заливе, проведенный 17.09.1981 г. Службой исследований Конгресса и правительством США. В связи с разгоревшейся ирано-иракской войной и чрезвычайно высокими мировыми ценами на нефть, объединенный экономический комитет и служба исследований Конгресса поставили перед администрацией президента Р. Рейгана и Министерством обороны 10 вопросов о катастрофической ситуации в Персидском заливе. Вопросы были разработаны политологами, экономистами, религиоведами, востоковедами. Решения, принятые в результате совместных обсуждений в Конгрессе, означали окончание “подготовительного” и “оборонительного” периода приспособления Запада к потрясениям, исходившим из региона Персидского залива и Среднего Востока, начиная с 1973 года, и переход к углубленному военно-политическому внедрению в зону Залива.

-“Анализ шести публикаций о ядерных возможностях Индии, Ирака, Ливии и Пакистана”, опубликованный Комиссией по иностранным отношениям Сената США. Эта проблематика стала вызывать беспокойство в Вашингтоне, в связи с тем, что ряд мусульманских режимов приблизились к завершающей стадии технологии для производства ядерного оружия, то есть к появлению так называемой “мусульманской бомбы”. Американское руководство решило предпринять политические и экономические меры, направленные на разрушение достигнутых результатов в этом отношении у вышеназванных стран. Причем в чрезвычайных случаях не исключались военные и другие жесткие действия (правда, под постоянным контролем правительства).

— Слушания в Комитете по внешним связям Сената США от 14,16,23 и 27 января 1987 года по американской политике в отношении Ирана. В зачитанном официальном заявлении президента Р. Рейгана от 23.01.1987 г. о принципах американской политики в Персидском заливе, США заявили о недопущении какого-либо расширения театра войны, потребовали ее скорейшего прекращения и призвали ИРИ предпринять шаги к нормализации двусторонних ирано-американских отношений.

— Доклад в Комитете по внешним связям Сената США в ноябре 1987 г. на тему “Война в Персидском заливе, США занимают позицию”, в котором анализируются итоги танкерной войны, зависимость США, Западной Европы и Японии от нефти Персидского залива.

— Слушания в Комитете по внешним связям Сената США 15 июня 1990 г. по теме “Политика США в отношении Ирака: права человека, размножение оружия и международный закон”. В этот период Вашингтон, обеспокоенный наличием у Багдада технологий по производству в той или иной степени химического, бактериологического и, возможно, ядерного оружия, занялся тщательным поиском путей для уничтожения этой нарастающей опасности для своих позиций в регионе. Одновременно с указанной темой Комиссия по иностранным делам Палаты представителей Конгресса обсуждались параллельные вопросы ситуации на Ближнем Востоке (4.04., 8.05., 26.06. и 17.07.1990 г.): по арабо-израильским отношениям, положению в Иордании, Египте, Сирии и Ираке.

— Слушания в Комитете по внешним связям Сената США 5 и 20 сентября, а также 17 октября 1990 г. о “Политике США в Персидском заливе”, в связи с вооруженным захватом Ираком Кувейта. Именно принятые на этих заседаниях Сената решения послужили отправной точкой действий правительства США по развертыванию военных и других операций против режима Саддама Хусейна.

— Слушания в Комитете по иностранным отношениям Сената США от 4 и 5 декабря 1990 г. на тему “Политика США в Персидском заливе”, на которых был сделан окончательный вывод о необходимости военного варианта решения кувейтского вопроса.

— Доклад Подкомитета по контролю над вооружениями, международной безопасности и науке Комитета по иностранным делам Палаты представителей Конгресса США от 1991 г. на тему “Кризис Персидского залива”, посвященный итогам операции “Буря в пустыне”.

— Доклад Комитета по внешним отношениям Сената США от 1993 года на тему “Возможные грядущие столкновения: ислам и политика на Ближнем Востоке”. Анализу подверглась политическая обстановка на БСВ и потенциальное влияние различных направлений исламской идеологии на политическую ситуацию в той или иной стране, а также на арабо-израильские отношения и на положение в Персидском заливе.

— Слушания в Подкомитете по Ближнему Востоку, Восточной и Южной Азии Комитета по внешним отношениям Сената США в октябре 1993 года на тему “Текущее развитие ситуации на Ближнем Востоке”. Рассматривались вопросы: о заговоре Багдада против Дж. Буша, о международных инспекциях по поиску арсеналов и производств ядерного, химического и бактериологического оружия, вооруженных столкновениях режима С. Хусейна в иракском Курдистане и в излучине рек Тигра и Евфрата. На слушаниях был сделан вывод о необходимости проведения Соединенными Штатами крайне жесткого курса в отношении Багдада.

— Слушания в Комитете по внешним отношениям Сената США 28 октября 2003года на тему: «Иран: угрозы для безопасности и политика Соединенных Штатов». Рассматривались вопросы о программах по разработкам ядерного, биологическог, химического оружия и баллистических ракет – предлагалось вести диалог с иранской стороной на жесткой основе. Кроме того, было предложено перейти от режима санкций к прямым действиям, чтобы прекратить поддержку Ираном террористических организаций.

— Слушания в Комитете по внешним отношениям Сената США 20 и 21 апреля 2004 года на тему: «Ирак в переходном периоде: гражданская война или гражданское общество». Рассматривались политические и финансовые меры со стороны США и членов международной коалиции по решению внутренних социальных проблем постсаддамовского Ирака.

Вторыми по значимости из источников внерегионального происхождения после документов Конгресса США являются материалы Совета Безопасности ООН. К ним относятся резолюции, доклады и обсуждения по проблемам Персидского залива и его государств. Из этого числа для настоящей темы наиболее важными представляются следующие документы /см. библиографию №№20-26/:

— Официальные материалы СБ ООН в связи с началом ирано-иракского вооруженного конфликта, переросшего в войну. К ним относятся (по ходу развития событий в регионе): 23.09.1980 г. консультации Председателя СБ ООН с представителями постоянных и непостоянных членов Совета; 24.09.1980 г. письма Председателя СБ президентам Ирана и Ирака; 26.09.1980 г. заседание СБ ООН, обсуждалось заявление МИД Республики Ирак; 28.09.1980 г. принята резолюция №479 СБ ООН, призвавшая Ирак и Иран немедленно прекратить какое-либо использование силы и решить свой спор мирными средствами, другие государства — воздержаться от любого акта, который способствовал бы дальнейшей эскалации и расширению конфликта; 5.11.1980 г. заявление СБ ООН о поддержке Генерального секретаря ООН в его усилиях организовать мирные ирано-иракские переговоры.

— Резолюция №598 СБ ООН от 20.07.1987 г., призывающая в соответствии со статьями 39 и 40 Устава ООН к прекращению огня в ирано-иракской войне, выводу войск к международно признанным границам, освобождению пленных в соответствии с положениями 3-ей Женевской конвенцией от 12.08.1949 г.

— 29 резолюций, принятых СБ ООН со 2 августа 1990 г. по 16 ноября 1994 г. и касающихся непосредственно ситуации между Ираком и Кувейтом, а также большое число опубликованных заявлений Совета Безопасности в данной связи. Особенно важными среди них были резолюции: №660 от 2.08.1990 г., потребовавшая немедленного и безусловного вывода вооруженных сил Ирака из Кувейта; №678 от 29.11.1990 г., провозгласившая, что “если Ирак до 15.01.1991 г. полностью не выполнит резолюции СБ, связанные с оккупацией Кувейта, члены Совета Безопасности вместе с законным правительством Кувейта уполномочиваются использовать “все необходимые меры”, чтобы заставить Ирак выполнить требования СБ и восстановить международный мир и безопасность в регионе.

Кроме названных резолюций для мирного варианта решения ирако-кувейтской проблемы явилось заявление Генерального секретаря ООН от 15.01.1991 г., в котором Ирак призывался выполнить принятые резолюции СБ ООН, начиная с №660 и таким образом “развернуть курс событий вспять от катастрофы”.

— Резолюция №686 СБ ООН от 2.03.1991 г., потребовавшая, чтобы Республика Ирак выполнила все 12 резолюций СБ и гарантировала мировое сообщество от опасности и угроз с его стороны.

— Резолюция №687 СБ ООН от 3.04.1991 г., декларировавшая, что формальное прекращение огня между Ираком, с одной стороны, и Кувейтом и странами, поддерживающими его, — с другой, будет задействовано только после официального объявления Багдадом о принятии условий всех ранее принятых резолюций Совета Безопасности.

— Резолюции и решения СБ ООН в период с 01.01.2001 по 31.07.2002 г. по отношениям между Ираком и Кувейтом, а также по политической ситуации в Афганистане.

— Резолюция №1368 СБ ООН от 12 сентября 2001 года выражает решимость всеми средствами бороться с угрозами для международного мира и безопасности, вызываемыми террористическими актами, и продолжать заниматься этой проблемой, и в том числе в Афганистане.

— Резолюция №1373 CБ ООН от 28 сентября 2001 года, подтвердив свои резолюции №1269 от 19 октября 1999 года и №1368 от 12 сентября 2001 года, призывает, чтобы все государства в дополнение к международному сотрудничеству принимали дополнительные меры с целью предотвращения и пресечения на своей территории, с использованием всех законных средств, финансирования и подготовки любых актов терроризма.

— Резолюция 1378 СБ ООН от 14 ноября 2001 года, подтверждающая свои предыдущие резолюции по Афганистану, в частности резолюции 1267 (1999) от 15 октября 1999 года, 1333 (2000) от 19 декабря 2000 года и 1363 (2001) от 30 июля 2001 года, рекомендует государствам-членам ООН поддерживать усилия по обеспечению охраны и безопасности в районах Афганистана, более не находящихся под контролем «Талибана», и в частности по обеспечению уважения Кабула как столицы для всего афганского народа.

— Резолюция №1441 СБ ООН от 8 ноября 2002 года, ссылаясь на все свои предыдущие соответствующие революции и заявления своего Председателя, а также на свою резолюцию 1382 (2001) от 29 ноября 2001 года, и признавая угрозу, которую представляют собой невыполнение Ираком резолюций Совета и распространение оружия массового уничтожения и ракет большой дальности для международного мира и безопасности, постановила предоставить Ираку последнюю возможность выполнить свои обязанности по разоружению согласно соответствующим резолюциям Совета.

— Резолюция №1696 СБ ООН от 31 июля 2006 года, ссылаясь

на заявление своего Председателя HYPERLINK «http://www.un.org/russian/documen/scstat/stat2006/2006_15.htm»S/PRST/2006/15 от 29 марта 2006 года, подтверждая свою приверженность HYPERLINK «http://www.un.org/russian/documen/convents/npt.htm»Договору о нераспространении ядерного оружия и напоминая о праве государств-участников, руководствуясь статьями I и II этого Договора, развивать исследования, производство и использование ядерной энергии в мирных целях без дискриминации, но отмечая свою серьезную озабоченность в связи с многочисленными докладами Генерального директора МАГАТЭ и резолюции Совета управляющих МАГАТЭ по вопросу о ядерной программе Ирана, о которых ему докладывал Генеральный директор МАГАТЭ, включая резолюцию Совета управляющих МАГАТЭ GOV/2006/14, потребовала, чтобы Иран приостановил всю деятельность, связанную с обогащением и переработкой, включая исследования и разработки, что должно подлежать контролю со стороны МАГАТЭ.

Резолюция №1883 СБ ООН от 7 августа 2009 года, ссылаясь на все свои предыдущие соответствующие резолюции по Ираку, в т.ч. резолюции №HYPERLINK «http://www.un.org/russian/documen/scresol/res2003/res1500.htm»1500 от 14 августа 2003 года и №HYPERLINK «http://www.un.org/russian/documen/scresol/res2008/res1830.htm»1830 от 7 августа 2008 года, а также подтверждая независимость, суверенитет, единство и территориальную целостность Ирака, особо отмечая важное значение стабильности и безопасности Ирака для народа Ирака, региона и международного сообщества, постановила продлить мандат Миссии Организации Объединенных Наций по оказанию содействия Ираку (МООНСИ) на следующий период в 12 месяцев.

К следующей — “смешанной” — группех/ источников относятся следующие (см. библиографию): документы Посольства США в Тегеране (они были обнаружены в ноябре 1979 года захватившими штурмом это посольство сторонниками имама Хомейни, и в дальнейшем опубликованы правительством Исламской Республики Иран). В этих материалах содержится весьма богатая информация о политической жизни и международных отношениях всех государств Персидского залива и Среднего Востока, а также о деятельности американской дипломатии и спецслужб США; документы о создании и деятельности Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ)xx/; двусторонние межгосударственные соглашения и другие акты между странами региона и этих стран с США и европейскими державами; отчеты и заявления государственных учреждений стран Персидского залива о важнейших аспектах международных отношений внутри региона. Так, в составе последнего из вышеприведенных пунктов весьма интересной была подборка статей и материалов в сборниках: 1) лондонских “Безопасность в Персидском заливе”, “Безопасность Персидского залива”, “Советско-американские связи с Пакистаном, Ираном и Афганистаном” и 2) нью-делийском “Известия иностранных дел”, которые по сути были подготовлены главными государственными внешнеполитическими ведомствами Англии и Индии.

В настоящей работе в определенной степени были использованы документы Советского Союза и Российской Федерации о внешнеполитической деятельности страны в регионе Персидского залива и Среднего Востока, а также материалы из решений Организации исламской Конференции и Лиги арабских государств, касающиеся событий и проблем Залива.

В качестве важных источников аналитической и фактологической основы нашей темы выступали материалы, размещенные на различных специализированных сайтах и в новостях мировой системы Интернета, а также в периодических изданиях как стран Персидского залива, так и США, Англии, СССР (затем Российской Федерации) и других государств. В них были опубликованы многочисленные обзоры и статьи, которые содержат не только оперативно-фактологическую информацию, но и политические и другие выводы разных лет. Из иностранной периодики особенно интересны в данном отношении западные: ежегодники «СИПРИ», «Ближний Восток и Северная Африка», журналы и газеты “Мидл ист”, “Экономист”, “Мидл ист экономик дайджест”, “Монде дипломатик”, “Мидл ист интернейшнл”, “Файненшл таймс”, «Индепендент», «Нью-Йорк Таймс», «Шпигель», «Фигаро»; региональные: иранские — “Кейхан”, “Эттелаат”, “Джомхурие эслами”, иракские — “Джомхурия”, “Баболь”, “Аль-Ирак”, кувейтские — “Кувейт таймс”, “Араб таймс”, ОАЭ — “Аль-Баян”, “Аль-Халидж”, а также другие (см. библиографию: периодические издания и электронные средства (Интернет).

Раздел I.

Международные отношения в регионе Персидского залива в период осложненной политической обстановки 70-90-х гг. XX-го века.

=============================================

Глава 1.

Кардинальные перемены в политической ситуации на Среднем Востоке и коррективы в политических курсах местных режимов в 80-е гг.

Общие изменения в международных отношениях региона.

Международные проблемы зоны Персидского заливаx/ в конце 70-х – 80-е годы были весьма тесно связаны не только с последствиями исламской революции 1979 г. в Иране, но и в связи с образованием в апреле 1978 года Демократической Республики Афганистан, которая весьма тесно сотрудничала с Советским Союзом. Поэтому Афганистану также уделяется внимание в пределах его значимости для внутрирегиональной ситуации и в контексте внешнеполитических курсов местных стран.

В целом политические отношения между государствами Персидского залива в указанный период можно охарактеризовать как глубоко противоречивые: вплоть до политических противостояний (и в двусторонних контактах, и в международных организациях) и крупных вооруженных конфликтов. В 80-е годы собственно в Заливе наличествовали два основных противостоявших друг другу политических фронта.

Главными политическими противниками среди государств Персидского залива в разных проявлениях противоречий выступали: в 80-е годы — Иран, с одной стороны, и Ирак, Саудовская Аравия, Кувейт — с другой. Это, в свою очередь, не исключало определенной роли в политических делах Залива и других стран региона, а также ряда других существенных отличий в воззрениях местных правящих элит. Например, политические противоречия имели место между Оманом и Объединенными Арабскими Эмиратами, с одной стороны, и Саудовской Аравией и Кувейтом — с другой, территориальные (из-за островов Большой и Малый Томб и Абу-Муса) — между Ираном и ОАЭ и т.д.

С точки зрения внешнеполитической ориентации, государства Персидского залива, при всех их этнических, социальных и географических особенностях, можно в целом, с рядом оговорок, подразделить на прозападные и антизападные. Естественно, в их среде были разные степени склонности, активности к сотрудничеству с внерегиональными силами. Однако при всем этом через их внешнеполитическую деятельность довольно четко проявлялась социальная ориентация местных правящих элит.

Крупным внерегиональным фактором, который оказывал сильное воздействие на внешнюю политику стран Персидского залива, выступал Запад, и прежде всего Соединенные Штаты Америки. Поэтому при оценке политики того или иного местного правительства в рамках региона следует учитывать и этот аспект (который в решении ряда судьбоносных проблем выступал решающим фактором, определявшим условия завершения того или иного конфликта и других коллизий).

Основными видимыми проявлениями внутрирегионального напряжения 80-х годов выступали: ирано-иракская война, идеологическое и политическое противостояние между правящими кругами Исламской Республики Иран и Саудовской Аравии, опасения Кувейта быть вовлеченным в войну между Ираком и Ираном с соответствующими неблагоприятными для его зажиточной жизни последствиями, и наконец, ввод в Персидский залив военных кораблей стран-членов НАТО под предлогом обеспечения безопасности вывоза нефти из Залива. Естественно, анализ осуществлялся с учетом соучастия в жизни региона нефтяного фактора.

Следует учесть, что значимость этого фактора была различна для каждой из стран региона. Так, для Ирака и Ирана он был жизненно необходим в их многолетнем форс-мажорном положении воюющих сторон, для Кувейта служил в восстановлении разоренной иракской агрессией страны, для других же — выступал средством политики во имя сохранения и улучшения своих государственных позиций.

Характер и международное значение исламской революции 1979 г. в Иране.

Характеризуя внешнеполитическую деятельность ИРИ в конце 70-х – 80-е годы, прежде всего необходимо определить как общие, так и специфические черты ее послереволюционного этапа развития. Это обусловлено тем, что внутренние общественные процессы в Иране оказывают непосредственное и, по сути, адекватное воздействие на международные отношения Исламской Республики Иран.

Сначала о действии общих закономерностей феномена революций.

Общеизвестно, что революции, как правило, неся в себе мощный социально-нигилистический заряд, сокрушают старые общественные устои. Сила указанного заряда складывается из субъективных устремлений каждого из принимающих в ней участие индивидов, с одной стороны, и главных задач революций – с другой. А этими задачами являются: в кратчайший срок сломать прежнюю сгнившую государственную машину, выдержать контрборьбу различных политических сил, закрепиться у власти и построить новый жизнеспособный аппарат общественного функционирования. Их решение усложняется тем, что, как показала историческая практика, “заинтересованные” соседние и более отдаленные государства, воспользовавшись “переломными” событиями в той стране, где свершилась революция, как правило, организовывают различные враждебные акции, вплоть до открытых вооруженных нападений на ее территорию, чтобы получить для себя “какие-то прибыли” за ее счет. Такое стечение обстоятельств обусловливает только откровенно наступательный характер как практических действий новой власти, так и ее идеологии. Иначе революционный порыв быстро выдыхается и перерождается.

Именно в этом направлении и происходила борьба в Иране и вокруг него в послереволюционный период, Вот почему власти ИРИ делали отчаянные усилия, чтобы сохранить наступательность своей внутренней и внешней политики.

Специфической чертой иранской революции 1979 года был ее националистическо-религиозный характер. Основными движущими силами революции выступали: традиционные и полутрадиционные массы города и древни — мигранты из деревень, торговцы, ремесленники; часть рабочих, интеллигенции, чиновничества и военнослужащих. Поэтому, естественно, к власти в стране пришли националисты — сторонники иранских традиций во главе с представителями радикального крыла шиитского духовенства. Провозглашение исламской республики и введение в государственное законодательство принципов фундаменталистского ислама, а также отрицательное отношение к неоколониалистскому содержанию деятельности иностранного капитала в стране, особенно США, определили специфические, весьма осложненные условия становления этой политической власти.

Какие наиболее крупные проблемы и препятствия стояли перед руководством Исламской Республики Иран в течение первого послереволюционного десятилетия?

Сначала — ломка шахского аппарата государственной власти, системы иностранного неоколониалистского контроля над экономикой Ирана, восстановление нормального уровня валютных поступлений от экспорта нефти, налаживание системы функционирования народного хозяйства и государственных ведомств. Затем, в связи с осложнением развития событий внутри и вокруг новообразованной Исламской Республикой Иран, к вышеназванным факторам присоединились другие. Это – поиски действенного варианта государственного устройства и его функционирования в условиях торговых санкций и ограничений со стороны западных держав в отношении ИРИ; борьба за неделимую и устойчивую власть в стране; противостояние деятельности США и их “местных союзников” в рамках региона; ирано-иракская война, ставшая самым тяжелым бременем как для нации, так и для новой исламской власти. Кроме того, Тегеран был вынужден оперативно реагировать на возникающие новые обстоятельства его политической жизни и предпринимать соответствующие шаги. К таким обстоятельствам следует отнести: ползучую интернационализацию войны с Ираком и угрозу военного вмешательства НАТО в войну в Заливе; ужесточение американских экономических санкций и требование Вашингтона от членов Совета Безопасности ООН о введении таких же международных мер в отношении ИРИ.

Не ставя перед собой задачу рассмотрения всего вышеперечисленного набора факторов и проблем, мы остановимся на анализе только тех из них или их частей, которые непосредственно связаны с международным (внутризаливным) аспектом деятельности ИРИ и ролью нефти в нем.

Основным идеологическим направлением внешней политики Исламской Республики Иран в регионе рассматриваемого периода являлась борьба за формирование в нем нового политического климата, которая предполагала: а) наступательность иранской исламско-фундаменталистской идеологии (антиамериканизм, приоритет религиозно-политической власти); б) борьбу за создание исламского фронта противостояния внешним силам под лозунгом “Ни Восток, ни Запад”; в) критику исламских монархических режимов Аравийского полуострова, поддерживавших неоколониалистские отношения с западными державами. Негативное отношение к Демократической Республике Афганистан, к присутствию иностранных держав в Персидском заливе; г) заостренность враждебности руководства Исламской Республики Иран к США.

Реализация такого содержания иранского внешнеполитического курса требовала повышенного напряжения общественных и государственных сил не только Ирана, но и соседних стран. Борьба правящих кругов местных соперничавших между собой стран велась как во имя самосохранения, так и за ухудшение условий функционирования и износ своих политических противников. При этом важнейшим средством борьбы, с точки зрения масштабности и эффективности воздействия, выступал нефтяной фактор.

Усиление внешнеполитической ориентации аравийских режимов на Запад.

Прежде чем освещать аспекты политики аравийских государств Персидского залива в указанные годы, представляется целесообразным определить истоки и содержание главных политических задач их правящих кругов. Они исходили из традиционно-консервативного характера власти, специфики социальной структуры местных обществ (господство племенной патриархальной среды, в тесной связи с которой формировались современные слои населения и социальные взаимоотношения), из колоссального влияния нефтяного фактора (прежде всего имеются ввиду нефтедоллары) на их политическую и экономическую жизнь, а также из меняющегося значения этих стран в рамках региона и в мировом сообществе.

Власть в призаливных аравийских государствах представляла собой наследственные феодальные династии, аристократические кланы. Институты общественной демократии были либо законсервированы на первоначальном уровне, либо их развитие находилось в ослабленном, угнетенном состоянии. Это, в свою очередь, создало атмосферу сравнительно меньшей гибкости двустороннего социального контакта между господствующими и народными слоями, неразвитости свободы внутриобщественной социальной жизни, определенной отсталости и недостаточной диверсификации системы современных политических институтов и политической активности населения. В данной связи, монархические режимы были более уязвимы для критики, как внутренней, так и внешней, обладали меньшей гибкостью противостоять различным формам политического давления извне. Однако в каждой из названных стран существовали специфические, исторически сложившиеся структуры, сцементированные изнутри обычаями и канонами веков. Это был их важнейший интегрирующий и центростремительный фактор. Аравийские правящие круги справлялись с задачей сохранения дееспособности основных узлов внутриобщественной структуры, производя при этом определенную целенаправленную модернизацию. Им удавалось нейтрализовать негативное (для монархического и во многом патриархального строя) влияния современных форм и веяний извне.

Вместе с тем, аравийские страны, в силу большей сохранности в их организационной структуре архаизмов, были вынуждены применять в ходе борьбы за самовыживание сравнительно больше жесткие и деспотические методы в отношении тех или иных отечественных оппозиционеров или инакомыслящих. Даже мастерская и осторожная модернизация не исключала того, что сохранение в руках монархической власти феодально-диктаторских функций, а в их странах — многих архаичных порядков, делали их социально менее маневренными и мобильными, чем республиканские формы государственного устройства на БСВ.

При этом нельзя не учитывать имевших место в 70-е-80-е годы опасений правящих кругов аравийских монархий потерять свой авторитет и сильную власть, способную подавлять любые оппозиционные выступления. Английский журнал “Экономист” так сформулировал эту проблему: “Еще ни одно другое арабское государство не повторило ошибки Ливана, допустив ослабления центральной власти настолько, что вооруженные группировки в такой обстановке приобрели большое влияние”.

Для аравийских стран, соседями которых являлись такие импульсивные и радикальные в тот период национальные общества и движения, как Иран, Афганистан, Сирия, Палестинское движение сопротивления и т.д., такая дестабилизация власти грозила катастрофой вплоть до революций и внешнего вмешательства. Поэтому вопрос авторитета власти для них означал по сути “жизнь или смерть”, и они остро нуждались в действенных (гарантирующих их выживаемость) факторах. К таковым относились огромные нефтяные доходы и поиск сильных союзников из числа иностранных государств, которые подстраховывали бы незыблемость их власти.

Как характеризовалась динамика поступлений от экспорта нефти стран Персидского залива в 80-е годы?

Доходы стран-членов ОПЕК от экспорта нефти

(в млрд. долл.)

страны-члены 1980г. 1985г. 1986г. 1987г. 1988г. 1989г. 1990г..

ОПЕК

ОПЕК в целом 282,6 129,9 77,0 92,9 86,6 107,5 147,1

в т.ч.

БСВ: … … 77,3 46,9 60,7 63,7 …

Сауд. Аравия 95,0 25,9 18,1 20,4 20,2 24,1 40,1

Иран 11,8 13,7 6,3 5,9 9,5 8,6 13,1

Ирак 26,0 10,1 6,9 6,6 11,3 14,6 0,3

Кувейт 18,2 9,5 7,3 4,9 5,4 5,3 3,4



Страницы: Первая | 1 | 2 | 3 | ... | Вперед → | Последняя | Весь текст