Типы вежливого и невежливого поведения и их знаковые характерист

На правах рукописи

Хесед Лидия Александровна

ТИПЫ ВЕЖЛИВОГО И НЕВЕЖЛИВОГО ПОВЕДЕНИЯ

И ИХ ЗНАКОВЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ

Специальность 10.02.01 – Русский язык

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук

Москва 2013

Работа выполнена на кафедре русского языка Института лингвистики Российского Государственного Гуманитарного Университета

Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор

Крейдлин Григорий Ефимович

Официальные оппоненты:

Ларина Татьяна Викторовна,

доктор филологических наук, профессор, Российский университет дружбы народов, кафедра иностранных языков филологического факультета

Санников Андрей Владимирович,

кандидат филологических наук, научный сотрудник, Институт русского языка им. В. В. Виноградова Российской академии наук

Ведущая организация:

Ивановский Государственный Университет

Защита состоится 30 сентября 2013 года в 16:00 на заседании диссертационного совета Д 212.198.12 при Российском Государственном Гуманитарном Университете по адресу: 125367, Москва, Миусская пл., д. 6 корп. 2, Институт лингвистики

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале в библиотеке РГГУ по адресу: 125993, ГСП-3, Москва, Миусская пл., д. 6

Автореферат разослан 29 августа 2013 г.

Учёный секретарь диссертационного совета,

Доктор филологических наук

Л. Ф. Кацис

Общая характеристика работы

Настоящая диссертационная работа посвящена исследованию категорий вежливости и невежливости и их знаковых характеристик в современном русском языке и языке русских жестов.

Вежливость как важнейшая характеристика поведения человека давно стала объектом изучения лингвистики и семиотики, однако до сих пор целый ряд аспектов, связанных с этой категорией, остаётся не изученным. К ним можно отнести (а) лингвистический и семиотический анализ значительного пласта лексики русского языка и русского языка жестов, отражающей разные типы и модели вежливого поведения человека, (б) выявление и формулировку основных сценариев вежливого поведения, свойственных представителям русской культуры в тех или иных коммуникативных ситуациях, (в) описание наиболее характерных случаев и мотивов нарушения таких сценариев вежливого поведения и (г) анализ типовых вербальных и невербальных знаковых реакций на отмеченные нарушения.

Ещё менее изученным является парное к понятию вежливости понятие невежливости. Хотя отдельные языковые и невербальные лексические знаки, относящиеся к категории невежливости, были описаны в толковых и переводных словарях естественных языков и словарях языков жестов, а также в специальной литературе, систематического изучения этих знаков до настоящего времени, насколько нам известно, не проводилось.

Предметом исследования в настоящей диссертации являются категории вежливости и невежливости как характеристики поведения человека в их сопоставлении друг с другом, а также механизмы и способы взаимодействия лексики вербального и невербального знаковых кодов, связанной с этими категориями.

В ходе работы выдвигается и обосновывается тезис о том, что вежливость и невежливость являются отдельными категориями, сложным образом связанными одна с другой. Устанавливается объём каждой из категорий, выявляются их общие и отличительные признаки, анализируется целый ряд слов русского языка и русского языка тела со значениями вежливости и невежливости. Анализ таких слов позволяет выделить и описать некоторые важные разновидности вежливого и невежливого поведения, и среди них вежливое, галантное, учтивое и деликатное поведение, с одной стороны, и невежливое, грубое, хамское и бесцеремонное поведение, с другой.

Отдельное место в диссертации уделено речевым и неречевым лексическим показателям вежливого и невежливого поведения. Подробно анализируется одно слово из поля вежливости – пожалуйста – и один класс жестов из поля невежливости – класс невежливых жестов.

Некоторые ситуации, в которых поведение людей оценивается как вежливое (и, соответственно, как невежливое), могут быть объединены в одну группу на основании общего для этих ситуаций признака ‘сфера функционирования’. В диссертации мы останавливаемся только на одной такой группе – на деловых интервью, проводимых с людьми при приёме на работу. Формулируется типовой сценарий делового интервью, показывается, как следование данному сценарию или существенные отклонения от него соотносятся с представлениями людей о вежливости/невежливости. Выделяются разные по решаемым задачам и внутренней структуре типы деловых интервью: ситуационное интервью, проективное интервью, интервью на основе компетенций и стрессовое интервью (название типов деловых интервью даётся по книге Иванова 2006). Показаны особенности проявления категорий вежливости и невежливости в проективном и стрессовом интервью.

В диссертации вводится понятие «санкция, налагаемая на участника коммуникации за его невежливое поведение», близкое к понятию «санкция за нарушение ритуала», введённому в работе Крейдлин, Переверзева 2009. Исследуются возможные санкции, которые могут налагаться на человека, ведущего себя невежливо.

Основными объектами рассмотрения в диссертации являются слова современного русского языка и современные русские жесты со значениями вежливости и невежливости, а также коммуникативные ситуации самых разных видов, в которых понятия вежливости и невежливости играют важную роль.

Цель диссертационной работы состоит в том, чтобы выявить и охарактеризовать основные типы и модели вежливого и невежливого поведения, свойственные представителям русской культуры, а также описать значение и употребление многих слов и жестов со значениями вежливости и невежливости.

На пути к достижению этой цели в работе решается ряд частных задач.

Это (1) уточнение объема и содержания понятий вежливости и невежливости, выявление их интегральных и дифференциальных признаков, установление соотношений между этими понятиями; (2) описание семантики и синтаксиса некоторых слов и жестов из полей вежливости и невежливости; (3) анализ типовых диалогических ситуаций, в которых поведение человека может быть охарактеризовано как вежливое или невежливое; (4) составление типового сценария ситуации «деловое интервью при приёме на работу» и выявление наиболее характерных случаев его нарушения.

За пределами исследования остались многие вопросы, относящиеся к категориям вежливости и невежливости и их знаковым выражениям. В частности, это разнообразные психо- и социолингвистические проблемы, связанные с употреблением изучаемых нами знаков в устных и письменных текстах.

Методологическую основу диссертации составили (1) лингвистические теории вежливости, изложенные в трудах П. Браун и С. Левинсона, Е. А. Земской, 

Т. В. Крыловой, Т. В. Лариной, Дж. Лича, Р. Ратмайр и др.; (2) концепции речевого и невербального этикета, представленные в работах В. И. Карасика, Г. Е. Крейдлина, М. А. Кронгауза, Е. Б. Морозовой, С. И. Переверзевой, Н. И.  Формановской, Т. В. Шмелёвой и др.; (3) принципы и установки, на которых базируются некоторые современные лингвистические теории и которые реализованы на практике в ряде толковых и жестовых словарей. Это, прежде всего, семантические и синтаксические теории, содержащиеся в работах Ю. Д. Апресяна, А. Вежбицкой, М. Я. Гловинской, А. К. Жолковского и И. А. Мельчука, Е. В. Падучевой, их коллег и учеников и в ряде академических грамматик, а также отечественные словари БАС, МАС, НОСС, СЯРЖ и др.; (4) отдельные методические положения и указания, сформулированные исследователями в ходе описания ими слов и жестов со значениями вежливости и невежливости, а также моделей этикетного поведения (см. работы А. А. Акишиной, Т. Е. Акишиной и Х. Кано, О. С. Булгаковой, Г. Е. Крейдлина, Д. Морриса и др.), а также (5) отдельные методологические установки и подходы к исследованию текстов, размещённых в сети Интернет.

Основными методами, используемыми в диссертации, являются (1) метод интроспекции; (2) аналитическое изучение словарных материалов, посвящённых словам и жестам современного русского языка и языка тела со значениями ‘вежливость’ и ‘невежливость’; (3) семантическое и синтаксическое описание слов и жестов, которые ранее либо вообще не были описаны в литературе, либо были описаны плохо. Использовался в работе также (4) метод анкетирования, а ряде разделов диссертации применялся (5) сопоставительный метод (в целях сопоставления привлекались отдельные слова английского, французского и немецкого языков).

Актуальность диссертационного исследования связана, прежде всего, с ростом внимания лингвистов и специалистов в области семиотики к особенностям взаимодействия речевого и жестового поведения людей в диалоге, к типовым сценариям диалогического поведения, характерным для тех или иных языков и культур, а также к нормам и правилам, регулирующим это поведение. Появление новых лингвистических теорий и основанных на них словарей привело к пересмотру ряда теоретических установок и практических результатов в области лексики и семантики русского языка и русского языка тела, в том числе относящихся к категориям вежливости и невежливости.

Материалом для исследования послужили (1) сами категории вежливости и невежливости, а также выражающие их русские слова и жесты. Всего было рассмотрено более десятка слов, относящихся к категории вежливости. Среди них слово вежливо и его дериваты вежливый и вежливость, а также слова галантный, учтивый, любезный, деликатный, тактичный, корректный, воспитанный, культурный, церемонный и некоторые их дериваты. Кроме того, (2) было проанализировано более десятка слов, относящихся к категории невежливости, в том числе невежливо (вместе с невежливый и невежливость), грубый, дерзкий, хамский, невоспитанный, некультурный, некорректный, бестактный, фамильярный, бесцеремонный. (3) Особое внимание в работе было уделено слову пожалуйста в его функции показателя вежливого поведения человека в диалоге. Помимо языковых единиц, обслуживающих категории вежливости и невежливости, материал для исследования составили также (4) отдельные невербальные знаки из группы невежливых жестов. Механизмы и способы вежливого и невежливого поведения людей в диалоге изучались на базе (5) текстов комментариев, которые давали пользователи сети Интернет к статьям, опубликованным в электронных СМИ, и на материале (6) ситуаций деловых интервью при приёме на работу.

Научная новизна диссертации состоит в том, что в ней уточнён объём и содержание понятий вежливости и невежливости, выделены их общие и отличительные признаки. Вскрыты некоторые соотношения этих понятий друг с другом и с целым рядом смежных понятий, таких, как сдержанность, тактичность, грубость и др. На основании анализа категорий вежливости и невежливости уточнены и дополнены существующие в лингвистической науке представления об этих категориях и о содержании формирующих их знаков.

Теоретическая новизна работы обусловлена введением в лингвистический обиход и изучением целого ряда новых понятий, среди которых выделим понятия невежливого жеста и санкций за невежливое поведение участника коммуникации. Впервые было подробно рассмотрено взаимоотношение вербальных и невербальных лексических единиц со значениями вежливости и невежливости.

Практическая ценность диссертации состоит в том, что её материалы могут быть использованы для пополнения и уточнения существующих лексикографических описаний некоторых единиц современного русского языка и русского языка тела. Кроме того, результаты проведённых в диссертации исследований могут быть применены в лингводидактике: в теоретических курсах, учебниках и учебных пособиях по лингвистике, в частности, по теории диалога и этикета, прагматике, культуре речи и стилистике, а также в учебных курсах и пособиях по невербальной семиотике.

Некоторые практические рекомендации, которые излагаются в данной работе, могут, как нам представляется, повысить эффективность общения людей друг с другом как в сфере бытового, так и в сфере делового общения.

Наконец, отдельные результаты диссертации могут найти применение в компьютерной лингвистике, в частности в работах по автоматической обработке текста.

На защиту выносятся следующие положения

Вежливость и невежливость как понятия являются не постоянными качествами человека, как это утверждается в большинстве существующих теорий вежливости, а ситуативно обусловленными характеристиками его поведения. Характеристика поведения человека в конкретной ситуации как вежливого или невежливого зависит от целого ряда языковых, социальных, исторических и культурных факторов.

Вежливость и невежливость являются оценочными характеристиками поведения человека. Оценку поведения человека как вежливого или невежливого даёт либо участник коммуникации, либо некоторое стороннее лицо (в частном случае таким лицом может быть социальная группа или общество в целом). Такая оценка обычно переносится также и на человека – субъекта поведения.

Оценка поведения человека как вежливого или невежливого свойственна не всем ситуациям, а только тем, для которых общество выработало представление о норме и правилах этикетного поведения.

Понятия вежливости и невежливости не являются полярными по отношению друг к другу. Сказанное означает, в частности, что если поведение человека в некоторой ситуации не оценивается как вежливое, то оно не является невежливым, и наоборот, отсутствие в поведении человека явных маркеров невежливости ещё не означает, что его поведение является вежливым.

Если человек в данной ситуации ведёт себя невежливо, то такое его поведение в норме осуждается, и на человека могут быть наложены определённые санкции. Они бывают либо вербальными, либо невербальными. Примерами санкций, выраженных вербальным способом, являются замечания, выражения осуждения, гневные реплики в адрес нарушителя и др. Примерами санкций, выраженных невербальным способом, являются разного рода жесты – жесты прерывания контакта (ср. отвернуться), пощёчины и др. Санкции за невежливое поведение различаются по силе, варьируя от слабых (например, замечаний) до серьёзных (включая полный разрыв отношений с человеком).

В русской культуре основными знаковыми манифестациями вежливости и невежливости являются слова и жесты. Невербальные знаковые показатели вежливости и невежливости образуют две отдельные системы, организованные подобно вербальной системе русского этикета.

Апробация диссертации

Материалы диссертации опубликованы в виде статей в журналах «Научное мнение», «Филологические науки. Вопросы теории и практики», а также в сборниках материалов I и II Международных научно-практических конференций «Язык и культура» (Новосибирск, октябрь и май 2012 г.).

Результаты проведенного исследования изложены также в форме докладов на международных конференциях «Talk. Action. Interaction», организованной университетом г. Лодзь, Польша, 3 – 5 октября 2012 г., и «Информационная структура текстов разных жанров и эпох», организованной Институтом русского языка им. В. В. Виноградова РАН 15 – 17 мая 2013 г.

Структура диссертации

Диссертация состоит из Введения, четырёх глав, Заключения, Списка литературы, Списка используемых терминов и двух Приложений. Общий объём диссертации составляет 252 страницы. Каждая глава начинается со вступительных замечаний и заканчивается выводами, помещёнными в отдельные разделы.

Библиография диссертации включает 217 наименований.

Содержание работы

Во Введении обосновываются актуальность темы и научная новизна исследования, отмечается его теоретическая и практическая ценность; определяются объект и предмет диссертации, её цели и задачи, используемые в ней методы. Описывается структура диссертации, и формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе – «Теория вежливого и невежливого поведения в её становлении. Аналитический обзор» – содержится аналитический обзор исследований, посвящённых категориям вежливости и невежливости. Глава состоит из четырнадцати разделов, в которых рассмотрены категории вежливости и невежливости как объекты различных гуманитарных наук, и среди них философия, риторика и теория культуры, а также как объекты исследования лингвистической семантики и прагматики. Особое внимание уделяется влиянию на становление теории вежливости теорий коммуникативных постулатов и речевых актов. Выявляются содержательные связи понятия вежливости с понятиями, составляющими теорию этикета. Анализируются работы, посвящённые невербальным проявлениям вежливости и невежливости, и работы, относящиеся к формированию теории невежливости.

Во второй главе«Категории вежливости и невежливости и описывающая их лексика» – показано, как категории вежливости и невежливости отражаются в семантике ряда лексических единиц русского языка. К ядерным единицам, входящим в лексическое поле вежливости, относятся слова вежливый, галантный, учтивый, любезный; деликатный, тактичный, корректный и церемонный (вместе с их дериватами). Центральные единицы, входящие в лексическое поле невежливости, – это слова невежливый, грубый, дерзкий, хамский; невоспитанный, некультурный; некорректный, бестактный; фамильярный, панибратский и бесцеремонный (вместе с их дериватами). Рассматриваемые слова из поля вежливости, а также слова из поля невежливости разбиваются на группы, в каждую из которых входят единицы, объединённые общими смысловыми компонентами. Описываются значения и употребления слов в каждой из образованных групп.

Хотя все исследуемые в диссертации слова включены в словники современных русских толковых и синонимических словарей (среди них БАС 1948 – 1965; Кузнецов 1998; МАС 1981; НОСС 2004; Ожегов, Шведова 1978; Ушаков 1996), а часть из них была объектом специального лингвистического анализа (см., например, Крылова 2006; Формановская 2010; Шаронов 2003), лексикографические описания  многих из  этих слов нуждаются в уточнении или дополнении. 

В главе даётся описание значения и употребления всех таких слов. При этом мы использовали материалы как печатных, так и электронных текстов разной тематики, жанра и стиля.

Предметом раздела 2.1 являются слова вежливый, вежливо и вежливость – наиболее явные представители категории вежливости. При построении толкования этих слов мы опирались как на их словарные толкования, представленные в словарях современного русского языка, так и на «любительские» толкования, которые были предложены участниками проведённого нами опроса, то есть непрофессиональными лингвистами (исходные данные, содержание и результаты опроса приводятся в этом же разделе). Основное внимание мы уделили толкованию слова вежливо, как оно дано в двух работах Т. В. Крыловой (НОСС 2004; Крылова 2006), поскольку мы считаем его наиболее точным и полным из всех тех, что имелись в нашем распоряжении. Однако и это толкование содержит неточность, а именно вежливость, как пишет Т. В. Крылова, не всегда предполагает, ‘демонстрацию говорящим доброжелательного отношения к адресату’ (НОСС 2004, с. 78). Например, вежливое поведение людей в общественном транспорте вовсе не свидетельствует об их расположенности и доброжелательном отношении друг к другу. Такое поведение является не более чем следованием нормам существующего этикета.

Анализа слова вежливый и его дериватов показал релевантность ряда признаков, которые важны для описания семантики не только этих слов, но и других лексических единиц категории вежливости. Один из них – признак ситуативной обусловленности оценки поведения человека с точки зрения вежливости/невежливости.

Рассмотрим два предложения: (1) В ответ на оскорбительное письмо он вежливо промолчал (запись устной беседы); (2) Я получила от Вас четыре письма. <…> Получив пятое, я поняла, что промолчать будет невежливо (Новости культуры // «Столица», 1997).

В обоих предложениях люди молчат в ответ на письмо, однако в (1) поведение человека оценивается как вежливое, а в (2) – как невежливое, и эта оценка обусловлена ситуативно, в данном случае – контекстом.  

В диссертации выдвигается и обосновывается положение, согласно которому о вежливом поведении человека можно говорить только в тех ситуациях, для которых определена норма поведения, а тем самым отклонение от нормы. В ситуациях, так сказать, «абсолютной свободы в общении» (каковой является, например, общение маленьких детей друг с другом, когда категория вежливости ещё не сформирована), или в ситуациях «полной регламентированности общения» (каковой является, например, формальное общение военных – командира и солдата) о вежливости говорить не приходится.

Основываясь на этом и некоторых других признаках, мы формулируем следующее толкование слова вежливо (в составе сентенциальной формы Человек Х ведёт себя вежливо с человеком Y в ситуации Z):

‘В ситуации Z (и ей подобных) людям принято вести себя по отношению друг к другу определённым образом;

Считается, что такое поведение является хорошим;

По мнению говорящего, Х знает, что в ситуации Z следует вести себя таким образом, и поэтому ведёт себя именно так’.

Далее в диссертации рассматривается важное противопоставление истинной (подлинной, доброжелательной) вежливости и формальной вежливости. Формальная вежливость более всего свойственна деловому общению, общению между малознакомыми людьми или между людьми, не испытывающими друг к другу особого расположения, но придерживающимися при общении норм этикета (ср. противопоставление формальной вежливости между людьми, разделёнными социальной дистанцией, и неформальной вежливости между близкими людьми, введённое в работе Ларина 2009).

Под этикетом мы вслед за работами Балакай 2001; Крейдлин 2003; Кронгауз 2001; Формановская 2006 понимаем совокупность норм и правил поведения, касающихся внешнего проявления отношения к людям (обхождение с окружающими, формы обращения и приветствий, поведение в общественных местах, манеры и одежда). Тем самым этикет противопоставлен вежливости, понимаемой как оценочная и ситуативно обусловленная категория.

Формальная вежливость получает в русском языке особое выражение в виде таких сочетаний, как сухо приветствовал, отчуждённо поздоровался, небрежно кивнул и т. п. Из их анализа видно, что по ряду свойств формальная вежливость близка к невежливости. Примером проявления формальной вежливости служит

Предложение  (3) Вошел Рудин. Волынцев  холодно поклонился  ему, стоя посреди комнаты, и не протянул ему руки (И. Тургенев. Рудин).

В разделе рассматриваются некоторые особенности сочетаемости слов вежливо, вежливый и вежливость. Так, в сочетаниях вежливо Р и вежливый Р, где Р – обозначение речевого или неречевого действия, слова вежливо и вежливый могут характеризовать как сам факт совершения действия, ср. предложение (4), так и способ совершения этого действия, ср. предложение (5):

(4) Он вежливо промолчал в ответ на грубость = ‘то, что он промолчал, было вежливо’;

(5) Он вежливо обратился к прохожему = то, как он обратился к прохожему, было вежливо’.

Вместе с тем выделяются также ситуации, для которых возможны одновременно оба выявленных осмысления, ср. предложение (6) Он вежливо кивнул в ответ на приветствие, которое означает либо ‘то, что он кивнул в ответ на приветствие, было вежливым’, либо ‘он исполнил вежливый кивок’.

В разделах 2.2 – 2.4 содержится анализ других групп слов из поля вежливости. Сначала даётся описание значения и употребления единиц галантный, учтивый, любезный. Существующие описания семантики их дериватов галантно, учтиво, любезно, содержащиеся в НОСС 2004, с. 78 – 82, дополнены нами в следующем отношении: показано, что все эти слова объединяет близость к крайней точке проявления вежливости, то есть к полюсу данной категории, а различаются они смысловыми акцентами, которые в каждом случае делаются на разных аспектах вежливого поведения.

Галантное поведение – это особый тип поведения мужчины по отношению к женщине: галантность проявляет тот мужчина, который подчёркивает своим поведением внимание к женщине, стремление и готовность оказывать ей услуги, помогать ей как более слабому существу.

Учтивое поведение тоже проявляется в особом внимании к собеседнику и готовности оказать ему услугу, однако акцент здесь делается на ином: учтивым поведением человек демонстрирует уважительное отношение к собеседнику (независимо от пола последнего). При этом учтиво часто ведёт себя человек, имеющий более низкий социальный или имущественный статус либо младший по возрасту, по отношению к человеку, занимающему более высокое общественное положение или значительно старшему по возрасту.

Любезным называют поведение, с помощью которого один из участников коммуникации демонстрирует доброжелательность к собеседнику; уже само такое поведение можно рассматривать как любезность.

Слова деликатный, тактичный, корректный и их дериваты описывают поведение, при котором субъект учитывает не только социальные, но также морально-этические нормы общения. При этом в слове тактичный делается смысловой акцент на том, что в данной ситуации человек выбирает линию поведения, руководствуясь своим чувством такта, то есть уважением границ личного пространства другого человека. А человек, ведущий себя деликатно, строит своё поведение, руководствуясь стремлением не обидеть собеседника и нежеланием причинить ему вред. Слово корректный в сочетании со словом поведение подчёркивает то, что избранная человеком линия поведения обусловлена его представлениями о том, как правильно себя вести в сложившейся ситуации.

Слово церемонный и его дериваты образуют отдельную группу. Церемонным называют поведение человека, рассматривающего общение как строго регламентированный этикетными нормами и правилами акт и скрупулёзно следующего этим правилам. В диссертации анализируется также слово чопорный, противопоставленное по оценке слову церемонный.

Выделенные характеристики вежливого поведения в случае, когда человек проявляет вежливость во всех ситуациях общения, становятся характеристиками самого человека, и мы говорим вежливый, галантный, деликатный и т.д. человек.

Раздел 2.5 посвящён словам воспитанный и культурный, которые, хотя и не входят в поле вежливости, примыкают к нему. Показано, в частности, что данные слова выражают постоянное свойство человека, а не характеризуют, в отличие от слов поля вежливости, его поведение в той или иной ситуации.

Вторая часть главы посвящена словам из поля невежливости.

В разделе 2.6 даётся анализ ядерных слов этого поля – невежливо, невежливый и невежливость, в ходе которого выделены общие свойства категорий вежливости и невежливости. А именно это их (а) ситуативная обусловленность; (б) оценочный характер; (в) соотнесение обеих категорий с понятиями нормы и правил поведения в конкретной ситуации общения и (г) широкая лексическая и грамматическая выраженность обеих категорий в вербальном и невербальном кодах.

Показано, что рассматриваемые категории не являются оппозитами по отношению друг к другу. Так, если поведение человека не оценивается как вежливое, то это в общем случае не означает, что оно является невежливым; соответственно, если поведение человека не оценивается как невежливое, то это ещё не означает, что оно является вежливым. Чтобы проиллюстрировать это положение, рассмотрим предложение (7):

(7) В магазине собралась очередь в кассу. В очереди стоит мужчина с полной корзинкой покупок. Следом за ним стоит пожилая женщина, у которой в руках практически ничего нет. Мужчина пропускает женщину вперёд, и та проходит кассу первой (наблюдение за бытовым поведением людей).

Здесь поведение мужчины можно оценить как вежливое: он пропускает женщину вперёд. Однако если бы он не пропустил её, то такое его поведение не было бы невежливым. Иными словами, утверждение, что он поступил невежливо, было бы ложным.

Другая ситуация представлена примером (8):

(8) По тротуару идёт пожилая женщина, а чуть сзади от неё быстро идёт молодой человек, который обгоняет женщину и задевает её. При этом он, не извинившись, идёт дальше (наблюдение за бытовым поведением людей).

Поведение молодого человека здесь можно охарактеризовать как невежливое. В самом деле, он нарушил этикетное правило, по которому должен был бы извиниться перед женщиной. Между тем, предположим, что он обгоняет женщину, не задев её – обгоняет просто потому, что идёт быстрее, чем женщина. В этом случае его поведение едва ли можно назвать невежливым. Однако и вежливым это поведение тоже назвать нельзя.

В диссертации формулируется значение слова невежливо (в составе сентенциальной формы Человек Х ведёт себя невежливо с человеком Y в ситуации Z):

‘В ситуации Z (и ей подобных) людям принято вести себя по отношению друг к другу определённым образом;

Считается, что такое поведение является хорошим;

По мнению говорящего, Х ведёт себя по-другому.

Считается, что такое поведение является плохим’.

Невежливое поведение человека может быть обусловлено незнанием или игнорированием им правил и норм поведения, и тогда такого человека называют невоспитанным, говорят, что у него плохие манеры, что он не умеет себя вести. Но это же поведение может быть вызвано и вполне осознанным желанием человека продемонстрировать отрицательное отношение к собеседнику, в частности, неуважение к нему. В таком случае обычно говорят, что человек ведёт себя по отношению к другому неуважительно (слабая оценка поведения) или что он ведёт себя грубо, вызывающе, по-хамски (сильная оценка поведения).

Описание других слов из поля невежливости, которым посвящены разделы 2.7 – 2.11, строится аналогично тому, как были построены разделы, посвящённые словам из поля вежливости.

Раздел 2.7 посвящён словам грубый, дерзкий, хамский и их дериватам. Эти слова не представлены в НОСС – при том, что глаголы грубить, дерзить, хамить в нём проанализированы (см. НОСС 2004, с. 246 – 249, автор словарной статьи – Т. В. Крылова). Особо отметим, что семантическое описание, которое мы предлагаем для этих прилагательных, содержит компоненты, не содержащиеся в семантике указанных глаголов. Так, если данные глаголы выражают исключительно речевые действия, то соответствующие им прилагательные могут обозначать не только речевое, но и неречевое поведение человека. Действительно, мы можем сказать и грубый окрик, и грубый пинок; дерзкими могут быть и слова, и взгляды; хамским может быть ответ, и хамской может быть ухмылка.

Слово грубый характеризует поведение, которое в недостаточной степени отвечает этикетным нормам, причём смысловой компонент ‘недостаточно’ содержится во всех значениях этого слова.

Дерзкое поведение связано с, так сказать, выходом за пределы этикетных норм, с преодолением социального барьера, в виде которого выступают общепринятые представления о том, как следует себя вести в данной конкретной ситуации. Смысловой компонент ‘преодоление барьера’ входит и в другое значение слова дерзкий, в котором оно синонимично словам храбрый, смелый, ср. сочетания дерзкие устремления, дерзкий план.

Хамское поведение проявляется в демонстрации неуважения и непочтения к собеседнику, в желании оскорбить его. У человека, чьё поведение характеризуется как хамское, нет «сдерживающих начал», таких, как хорошее воспитание, привычка следовать нормам и правилам поведения в обществе, этический кодекс, внутренняя культура и т. п. Поведение, которое оценивается как хамское, вызывает, в связи с этим, наиболее острую негативную реакцию окружающих и неприятие человека, ведущего себя подобным образом.

Слова невоспитанный, некультурный, неотёсанный, невежа, которые рассматриваются в разделе 2.8, характеризуют поведение человека, обусловленное незнанием или игнорированием этикетных норм и правил. Из этих слов только невежа входит в поле невежливости, а остальные слова лишь примыкают к нему. Так, невоспитанное, неотёсанное или некультурное поведение не всегда является невежливым: человека, чавкающего за столом, можно назвать невоспитанным, но невежливым его назвать было бы, по меньшей мере, странно.

Общим смысловым компонентом в значениях слов некорректный и бестактный является то, что обозначаемое этими словами поведение связано с нарушением человеком не только социальных, но и морально-этических норм. Бестактное поведение человека говорит о том, что у него отсутствует чувства такта, подсказывающее ему, как следует себя вести в той или иной ситуации, а о некорректном поведении говорят тогда, когда считают, что его поведение является в данной ситуации неправильным, в частности, неуместным.

Наконец, слова фамильярный, панибратский, бесцеремонный характеризуют поведение человека, пренебрегающего правилами этикета общения. Фамильярное, панибратское и бесцеремонное поведение чаще всего проявляется в пренебрежении социальной, административной или межличностной дистанциями, существующими между собеседниками.

В третьей главе«Типовые сценарии и модели вежливого и невежливого поведения» – обсуждаются некоторые проблемы, связанные с категориями вежливости и невежливости. Эти проблемы рассматриваются на материале ситуаций деловых интервью при приёме на работу.

Деловое общение неоднократно исследовалось учёными разных специальностей и с разных сторон. Многие лингвистические работы были посвящены анализу стратегий и тактик речевого поведения, использующихся при деловом общении (см. Буторина 2009; Колтунова 2000; Ратмайр 2011, 2012). В исследованиях по русскому речевому этикету нередко затрагивались разнообразные вопросы, относящиеся к этикету делового общения (см., например, Кронгауз 2001, 2004; Ратмайр 2009). Назовём также сборники правил поведения во время деловых интервью при приёме на работу, предназначенные для потенциальных соискателей на должность (см. Ходжсон 2006; Amos 2011).

Несмотря на обилие литературы о деловом общении, жанр делового интервью при приёме на работу в его связи с категориями вежливости невежливости изучен недостаточно подробно. Не описаны типовые сценарии поведения собеседников в ходе делового интервью и не охарактеризованы случаи нарушения таких сценариев. Между тем, как отмечают многие исследователи, в настоящее время в России формируются новая культура и новый язык делового общения, что делает изучаемые в работе проблемы весьма актуальными. Процессы формирования новой деловой культуры и языка тесно связаны с изменениями, произошедшими в системе русского этикета в последние десятилетия, а также с возникновением «новой вежливости» (термин Р. Ратмайр). Как следствие, граница между вежливым и невежливым поведением в деловых интервью оказывается не вполне чёткой.

Анализируя поведение участников делового интервью при приёме на работу с точки зрения вежливости и (главным образом) невежливости, мы подробно останавливаемся на нескольких вопросах. Это (а) специфика делового интервью как одного из  жанров делового общения, (б) типология деловых интервью, (в) оценка поведения участников интервью с точки зрения вежливости и невежливости и (г) характеристика санкций, налагаемых за невежливое поведение на участников делового интервью. Введённое ранее в нашей работе понятие «санкция за невежливое поведение» обобщается и переносится на более широкий круг ситуаций – не только делового, но и бытового общения.

Глава состоит из семи разделов. В разделе 3.1 даётся общая характеристика ситуации «деловое интервью при приёме работу» и выделяются её отличительные признаки. Это (а) строгое распределение социальных и коммуникативных ролей её участников – доминирование интервьюера по отношению к интервьюируемому (соискателю); (б) регламентированность поведения участников интервью и следование определённому сценарию; (в) двойственный характер реплик соискателя, цель которых не только донести до интервьюера некую информацию, но и убедить его в том, что кандидатура соискателя на данную должность является наилучшей.

Выделяются и описываются факторы, влияющие на оценку поведения участников интервью как вежливого/невежливого. Это (а) изменения в системе русского делового этикета; (б) влияние так называемой корпоративной культуры, то есть культуры общения, принятой в данной компании. Показано, как различия в корпоративных культурах некоторых русских и иностранных компаний влияют на характер интервью при приёме на работу. Например, интерьюеры в японских компаниях больше, чем в российских, обращают внимание на внешний вид и на невербальное поведение кандидата на должность. Наконец, оценка поведения людей в ходе делового интервью при приёме на работу зависит от (в) вида проводимого интервью. Эти виды интервью перечисляются и описываются в разделе 3.2. К ним относятся проективное интервью, ситуационное интервью, стрессовое интервью и интервью на основе компетенций. Подробно рассматриваются два вида интервью – проективное и стрессовое, в которых особенности вежливого и невежливого поведения участников проявляются максимально ярко.

В проективном интервью соискателю принято задавать такие вопросы, целью которых является выяснение его мнения по поводу делового поведения людей вообще, а вопросы, относящиеся непосредственно к самому кандидату, например, о его способностях и личных качествах, считаются невежливыми. Так, вопрос (9) на проективном интервью был бы вполне уместным, а вопрос (10) – неуместным и невежливым: (9) Из-за чего у подчинённых возникают конфликты с начальством? (10) Из-за чего у вас возникают конфликты с начальством?

Специфика стрессового интервью состоит в том, что оно, помимо профессиональных качеств соискателя, проверяет его стрессоустойчивость и способность работать в условиях психологического давления. Для поведения интервьюера здесь характерны нарочито грубая манера разговаривать с соискателем, использование невежливых жестов, ничем не мотивированное повышение тона или вторжение без особого на то разрешения в личную сферу соискателя. Во всех других выделенных видах интервью подобное поведение интервьюера в отношении соискателя оценивалось бы как невежливое, грубое или хамское, но в стрессовом интервью оно является вполне уместным и осознанным.

В разделах 3.3 – 3.5 анализируются типовые реакции одного участника делового интервью при приёме на работу на невежливое поведение другого. Подробно рассматривается один тип таких реакций, который получил в диссертации название санкций за невежливое поведение.

В разделе 3.3 даётся определение слова санкция в составе сентенциальной фразы Х налагает на Y санкции за Z: ‘В некоторый момент времени субъект Y совершил некоторое действие Z, нанесшее значительный и заметный ущерб субъекту Х или близким ему лицам; Позже Х наказывает Y за Z, совершая по отношению к Y определённым образом организованные и упорядоченные действия’.

В разделе 3.4 предпринимаются начальные шаги на пути построения типологии санкций за невежливое поведение. Выделяется два класса санкций: общественные, налагаемые разного рода социальными институтами, и личные – наказания, которые один человек применяет к другому. Проводится разграничение между санкциями за невежливое поведение, которые выражаются вербальным, невербальным и смешанным способами. Примерами вербальных санкций являются разного рода замечания, примерами невербальных санкций – такие действия, как отвернуться<от собеседника> или поставить <непослушного ребёнка> в угол, а примером смешанной санкции является отлучение гостя от дома, представляющее собой комплекс действий, включая, в частности, дейктический жест указать на дверь и сопровождающие его высказывания Чтобы я тебя здесь больше не видел, Ноги твоей не будет в этом доме и т. п.

Выделяются признаки, общие для всех санкций за невежливое поведение. Один из них состоит в том, что, в отличие от экономических, правовых или религиозных санкций, санкции за невежливость практически никогда не фиксируются в каких-либо документах. Ещё один признак – это то, что санкции за невежливое поведение различаются по степени жёсткости. Например, если во время судебного заседания обвиняемый начинает сквернословить в адрес судьи, то судья сначала объявляет ему предупреждение (более мягкая санкция), а затем, в случае необходимости, просит обвиняемого покинуть зал заседания (более жёсткая санкция).

В разделе 3.5 приводятся примеры санкций за невежливое поведение во время деловых интервью. Так, если соискатель ведёт себя по отношению к интервьюеру невежливо – грубит, хамит, отказывается отвечать на вопросы, то интервьюер может применить к нему или вербальные санкции (замечание, предупреждение), или невербальные (жест пожатие плечами, мимические жесты удивлённое лицо, кислая улыбка и др.). Хуже всего для соискателя, если разговор с ним сразу прекратят, что означает для него полный провал – он не принят на работу.

В заключение главы формулируются практические рекомендации для соискателя, столкнувшегося с невежливым поведением интервьюера, – как намеренным (в ходе стрессового интервью), так и неосознанным (в ходе проективного интервью). Особо отмечается возможность использования в ходе стрессового интервью приёма амортизации – применение вербальных и параязыковых актов (например, поддакиваний), а также невербальных действий (например, успокаивающих жестов), призванных смягчить ущерб, нанесённый поведением интервьюера.

В четвёртой главе диссертации – «Некоторые знаковые проявления категорий вежливости и невежливости» – анализируются показатели вежливого и невежливого поведения в русском языке и русском телесном коде.

Глава состоит из 6 разделов. В двух из них (разделы 4.1 и 4.2) описываются лексические показатели вежливости. Основное внимание здесь уделяется многозначному слову пожалуйста. Описывается этикетное значение этого слова, представленное примером (11) Я не могу сейчас говорить, пожалуйста, перезвоните через полчаса. Этикетное пожалуйста, насколько мы можем судить по результатам проведённого нами опроса (см. Приложение 1), является одним из самых распространённых русских этикетных клише – вторым по частоте употребления (после спасибо).

В главе также описываются некоторые неэтикетные значения пожалуйста. Рассматриваются особенности употребления этого слова в речевых актах разных типов, прежде всего, в разнообразных по своему характеру вербальных реакциях на поведение собеседников, связанных друг с другом определёнными социальными взаимоотношениями (бехабитивах в терминологии Дж. Сёрля), в согласиях, разрешениях, в просьбах и др.

Например, в разных типах побуждений пожалуйста, Р означает ‘привлекая внимание некоего лица к Р, говорящий выражает настойчивое желание, чтобы P имело место или произошло’. В диссертации отмечается, что не во всех типах побуждений употребление слова пожалуйста является мотивированным. Так, назначение приказов состоит в том, чтобы привлечь внимание адресата к необходимости совершить то или иное действие, а потому употребление этого слова в них излишне. Напротив, в просьбах говорящему, обладающему более низким статусом, необходимо добиться от адресата совершения определённых действий. В этих случаях он при помощи слова пожалуйста не только привлекает внимание адресата к содержанию своей просьбы, но и делает это более настойчиво.

В разделе 4.3 описываются некоторые невербальные лексические показатели категории невежливости – невежливые жесты. Показано, что оценка невежливый по отношению к жестам тоже является ситуативно обусловленной, хотя некоторые из жестов (например, телесные знаки из класса «дразнилок», такие, как показать язык, скорчить рожу) считаются невежливыми если не во всех, то в подавляющем большинстве коммуникативных ситуаций. Последовательно перечисляются и описываются факторы, влияющие на оценку жеста как невежливого. Это (а) этнокультурный контекст; (б) исторический

контекст (в) способ исполнения жеста и (г) сфера употребления жеста.

Выделяются некоторые семантические подклассы невежливых жестов, включая так называемые жесты начальников, с помощью которых жестикулирующий демонстрирует своё превосходство над адресатом (ср. жесты сидеть развалившись, заложить руки за голову, восседать), эротические жесты, с помощью которых мужчина демонстрирует фамильярно-неуважительное отношение к женщине (ср. жесты шлёпнуть по заду, ущипнуть), жесты-оскорбления и жесты-угрозы (брать за грудки, смеяться в лицо; показать кулак). В качестве иллюстрации приводится лексикографическое описание двух невежливых жестов: позы сидеть развалившись и жеста класть локти на стол.

Раздел 4.4 посвящён описанию лексических проявлений невежливости в текстах сети Интернет. По сравнению с непосредственным общением людей (общением лицом к лицу, ср. англ. face to face communication) общение людей в сети Интернет обладает целым рядом своих особенностей, влияющих на оценку поведения её участников с точки зрения вежливости/невежливости. Поскольку участники интернет-коммуникации находятся на большом расстоянии друг от друга и обычно не видят один другого, исчезает целый ряд социально значимых для непосредственной коммуникации барьеров, прежде всего, связанных с возрастными и гендерными характеристиками собеседников, их общественным положением и др. Если в ходе интернет-общения нарушение норм и правил этикета со стороны одного из собеседников становится очевидным, то оно сразу начинает восприниматься как проявление невежливости. Ещё одно следствие удалённости собеседников друг от друга в ходе интернет-коммуникации – это бóльшая свобода в использовании ими форм речевой агрессии.

В диссертации делается общий вывод о характере проявления вежливости и невежливости в текстах сети Интернет. Так, крайне грубым, вызывающим и хамским является употребление обсценной лексики или ругани, главным образом, обращённой к собеседнику. Кроме того, на оценку поведения участников коммуникации как вежливого/невежливого влияет характер самой передаваемой информации: о возрасте собеседника, его половой принадлежности или его административном статусе. Пока такого рода сведения собеседнику неизвестны, его поведение не всегда может быть оценено с точки зрения вежливости/невежливости. Однако как только эти сведения становятся известными, поведение людей в интернет-диалоге начинает подчиняться тем же правилам, что и их поведение при непосредственном общении.

В Заключении суммируются результаты проведённой работы и намечаются перспективы дальнейших исследований. Ключевым в диссертации является вывод о вежливости и невежливости как двух отдельных коммуникативных категориях и о существовании тесных связей между разного типами вежливого/невежливого поведения и между лексическими единицами, описывающими эти типы, причём не только вербальными, но и невербальными.

Диссертация содержит два Приложения. В Приложении 1 изложены результаты лингвистического опроса, целью которого было выявление наиболее частотных формул русского речевого этикета. В Приложении 2 содержится список из 46 русских невежливых жестов, послуживших материалом для данного диссертационного исследования.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях

Научные статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ

Хесед Л. А. Понятие «галантность» в современном русском языке // Научное мнение №5. – Спб., Санкт-Петербургский университетский консорциум, 2013 – С. 37 – 41.

Хесед Л. А. Категория вежливости и описывающая её лексика // Филологические науки. Вопросы теории и практики № 6, часть 2 – Тамбов, Грамота, 2013. – С. 195 – 199.

Научные статьи в других изданиях

Хесед Л. А. Санкции за невежливое поведение и их типы // Сборник материалов I международной научно-практической конференции, посвящённой памяти академика РАН, доктора филологических наук, профессора Ю. С. Степанова «Язык и культура», часть 2, Новосибирск, 18 мая 2012. – Новосибирск, Центр развития научного сотрудничества, 2012. – С. 229 – 242.

Хесед Л. А. Слова вежливый, вежливо, вежливость и их синонимы // Сборник материалов II международной научно-практической конференции «Язык и культура», Новосибирск, 29 октября 2012. – Новосибирск, Центр развития научного сотрудничества, 2012. – С. 260 – 283.

 Под жестами мы, вслед за Г. Е. Крейдлиным, его учениками и последователями, понимаем разного рода телесные знаки – жесты головы, рук, ног, плеч (так называемые собственно жесты), знаковые взгляды, выражения лица (мимику), касания, позы и телодвижения, а также знаковые комплексные вербально-невербальные формы поведения – манеры.

Иванова С. В. Искусство подбора персонала. Как оценить человека за час. – М.: Альпина Бизнес Букс, 2006.

Крейдлин Г. Е., Переверзева С. И. Невербальные ритуалы и их разновидности // Материалы Международной конференции «Ритуал в языке и коммуникации». – М.: РГГУ, 2009.

Словарь современного русского литературного языка (Большой академический словарь), в 17 т. – М.: Издательство АН СССР, 1948 – 1965.

Словарь русского языка (Малый академический словарь) / ред. Евгеньева А. П., в 4 т. – М.: Русский язык, 1981.

Новый объяснительный словарь синонимов русского языка / ред. Апресян Ю. Д. – М.: Языки славянской культуры, 2004.

Словарь языка русских жестов / ред. Григорьев Н. В., Григорьева С. А., Крейдлин Г. Е. – М.: Языки славянской культуры, 2001.

Большой толковый словарь русского языка / ред. Кузнецов С. А. – СПб.: Норинт, 1998.

Словарь русского языка / ред Ожегов С. И. , Шведова Н. Ю. – М.: Русский язык, 1978.

Толковый словарь русского языка / ред. Ушаков Д. Н. в 4 т. Т. 1 – 4. – М.: Терра, 1996.

Крылова Т. В. Наивно-языковые представления о вежливости и обслуживающая их лексика // Языковая картина мира и системная лексикография. – М.: Языки славянских культур, 2006. – С. 241 – 400.

Формановская Н. И. Культура общения и речевого поведения. – М.: ИКАР, 2010.

Шаронов И. А. Столкновение этикетных норм: церемонность и простота общения // Московский лингвистический журнал. Т. 7 № 2. Речевой этикет. Семантика и прагматика.– М.: РГГУ, 2003. – С. 151 – 175.

Ларина Т. В. Категория вежливости и стиль коммуникации. Сопоставление английских и русских лингвокультурных традиций. – М.: Языки славянских культур, 2009.

Балакай А. Г. Словарь русского речевого этикета. – М.: АСТ-Пресс, 2001.

Крейдлин Г. Е. Невербальный этикет: невербальные приветствия и прощания // Московский лингвистический журнал, т. 7/2. – М.: РГГУ, 2003. – С. 53 – 66.

Кронгауз М. А. Изменения в современном речевом этикете // Жизнь языка: сборник статей к 80-летию М. В. Панова. – М.: Языки славянской культуры, 2001. – С. 263 – 269.

Формановская Н. И. Русский речевой этикет. Лингвистический и методический аспекты. – М.: ЛКИ, 2006.

Буторина Е. П. Стереотипы в описании черт характера при деловом общении // Стереотипы в языке, коммуникации и культуре. – М.: РГГУ, 2009. – С. 378 – 394.

Колтунова М. В. Язык и деловое общение. Нормы, риторика, этикет. – М.: Экономика. 2009.

Ратмайр Р. Новые роли в новой деловой коммуникации (на примере жанра собеседования) // Слово и язык. Сборник статей к 80-летию Ю. Д. Апресяна. – М.: Языки славянских культур, 2011. – С. 319 – 327.

Ратмайр Р. Вариативность в устной деловой коммуникации: тематические и речевые особенности различных обоснований в жанре собеседования // Вариативность в языке и коммуникации. – М.: РГГУ, 2012. – С. 297 – 316.

Кронгауз М. А. Изменения в современном речевом этикете // Жизнь языка: сборник статей к 80-летию М. В. Панова. — М.: Языки славянской культуры, 2001. – С. 263-269.

Кронгауз М. А. Русский речевой этикет на рубеже веков // Russian linguistics, vol. 28 №2. – Boston: Dortrecht, 2004. – С. 163 – 187.

Ратмайр Р. Прагматические клише «новой русской вежливости»: их употребление и оценка// Стереотипы в языке, коммуникации и культуре. – М.: РГГУ, 2009.

Ходжсон C. Блестящие ответы на трудные вопросы при приёме на работу. – М.: Вершина, 2006.

Amos J. A. Write a winning CV. – Oxford: How To Books, 2000.

PAGE

PAGE 26

PAGE