Теоретические и практические проблемы нацио-государственного стр

ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ МИД РОССИИ

На правах рукописи

БОЙКО Юрий Павлович

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ

НАЦИО-ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА

В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Специальность 23.00.02 – политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук

Москва

2007

Работа выполнена в Центре СНГ Дипломатической академии МИД России

Научный консультант:Бажанов

Евгений Петрович

доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ

Официальные оппоненты:Денисов

Валерий Иосифович

доктор политических наук,

профессор

Бинецкий

Алексей Эдуардович

доктор политических наук

Рудов

Георгий Алексеевич

доктор политических наук

Ведущая организация:Российская академия государственной службы при Президенте РФ

Защита состоится «____»____________2007 года в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 209.001.01 в Дипломатической академии МИД России по адресу: г. Москва, Б. Козловский пер., д.4.

С текстом диссертации можно ознакомиться в библиотеке Дипломатической академии МИД России.

Автореферат разослан «____»_______________2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор политических наук,

профессор А.Г. Задохин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность и научная значимость проблемы. Вопросы нацио-государственного строительства имеют чрезвычайно важное значение для мирового сообщества и, конкретно, для Российской Федерации. Нам приходится решать задачу формирования эффективного и прочного государственного механизма в многонациональном и поликонфессиональном государстве, не имеющем продолжительного опыта демократического развития. На этом пути возникают как внутренние, так и внешние препятствия. За тем, как Россия отвечает на вызовы современной эпохи, наблюдают и ее бывшие идейно-политические союзники, и соседние, не всегда настроенные дружественно государства, и геополитические конкуренты.

Стремление ведущих держав как можно быстрее создать в мире гомогенную демократическую среду и установить единые для всего международного сообщества правила сосуществования на практике приводит к множеству перегибов и ошибок.

Рухнула послевоенная система международных отношений, которая была выстроена в целях закрепления статус-кво и гарантии территориальной целостности государств. Авторитет ООН и ряда других крупных международных организаций пошатнулся. Американские и европейские политики и политологи проявили интерес к приданию нового звучания принципу самоопределения, выдвинули аргументы в пользу «перекраивания границ». Наличие вместо сплоченного «социалистического лагеря» множества мелких государств, потерявших идентичность, охваченных стремлением отвоевать свое «место под солнцем», самоутвердиться, нередко за счет списывания всех грехов на ставшую правопреемником СССР Россию, вполне устраивает Запад.

В качестве безусловной ценности, вокруг которой можно сформировать новый мировой порядок, была заявлена демократия с непременным атрибутом соблюдения базовых прав человека. Тоталитарные режимы по этой логике предстояло выявить, осудить и искоренить любыми способами. Гуманизация и контроль за соблюдением прав человека были поставлены выше принципа государственного суверенитета и невмешательства внешних сил во внутренние дела. Эти основополагающие принципы международного права, сформированные на Вестфальском конгрессе 1648 г. и демонстрировавшие свою целесообразность на протяжении более трех столетий, было предложено «реформировать». Идея разработки новых принципов, открывавших дорогу нациестроительству, аргументировалась ее адептами с позиций «безусловной демократичности» стремления отдельных этносов «самоопределиться», вплоть до отделения и создания независимого государства.

Процесс дезинтеграции в постбиполярный период не был спровоцирован Западом, но выглядел привлекательно для западных лидеров и не был ими пресечен. Он косвенно поощрялся, вовлекая все новых участников в дискуссию не о том, допустим ли этнический сепаратизм в современных условиях, а о том, по каким правилам следует создавать новые государства.

Соединенные Штаты вполне лояльно относятся к возникновению новых государств, в том числе в Европе. Сам принцип национального самоопределения был в свое время детально разработан американским президентом Вудро Вильсоном. Тогда это было обусловлено необходимостью разрушить многовековой баланс сил в Старом Свете, раздробить Австро-Венгерскую, Германскую, Российскую, Османскую империи и обеспечить включение Соединенных Штатов в число великих держав, определявших международную политику.

Свою специфику, не соответствующую стандартам западного понимания демократии и национального самоопределения, осознали и представители ряда других государств. Жертвой национализма нередко становится та самая демократия, для торжества которой стимулировали его подъем. Давление и силовое принуждение к принятию стандартов США порождает в мире антиамериканизм, усиливает позиции радикальных движений антизападной направленности. Восприятие попыток принуждения к демократии как ущемление традиционной культуры и покушение на религиозные устои той или иной цивилизации провоцирует неприятие демократических принципов как таковых, ослабляет потенциал функционирования мирового порядка на единой добровольной основе.

В результате происходит расширение и изменение набора инструментов и методов соперничества, наполняются новым смыслом такие традиционные для ялтинско-потсдамской системы явления, как национально-освободительное движение, революционный террор и партизанское сопротивление «антинародным» правительствам, идеологические и информационные войны. Радикализм стал присущ не только международным антиколониальным организациям и левацким движениям. С радикальных позиций стали выступать прежде умеренные приверженцы различных религий, борцы за чистоту окружающей среды, противники культурной и политической унификации по западному образцу (например, антиглобалисты).

Радикализм распространился на политику целых государств. Новый мировой порядок формируется в условиях нарастания тенденции к этническому самоутверждению, в том числе в качестве реакции на глобальную унификацию экономической жизни и производственной культуры.

Россия, оказавшаяся в тисках жесткого социально-экономического, политического и идейного кризиса, когда в обществе возникли полярные представления о сущности демократии, испытала на себе крайне негативные последствия поощрявшегося извне этнического самоопределения. Тем не менее, РФ приступила к поиску собственного пути нацио-государственного строительства с учетом богатейшего наследия прошлых веков.

Для России на протяжении всей её истории особое значение имеют вопросы административно-территориального устройства. Они являются не просто сферой организации управления обширным пространством, но и предопределяют само наличие государственного единства, сохранение державной целостности.

Федерализм, как форма административно-территориального устройства России, был закреплен в первых законодательных актах пришедших к власти в 1917 г. большевиков. В дальнейшем он претерпел существенную эволюцию. Советскими обществоведами было создано немало трудов, направленных на выявление особенностей «социалистического федерализма», его «преимуществ» перед всеми прежними формами федераций.

Стремясь отрешиться от советского прошлого, лидеры демократической России в начале 1990-х гг. полностью изменили государственный строй, однако не стали отказываться от принципов федеративного устройства. РСФСР была упразднена, но новая Россия осталась федеративной и республиканской. Дискуссии политологов о том, в чем главная причина этого, и какова роль советского наследия в современном российском федерализме, продолжаются.

Российский федерализм берет истоки в глубинных пластах истории страны. Стремление племен и народов к сплочению и объединению подпитывало наличие внешней угрозы и другие внешние факторы. Они обусловили специфику государственной консолидации. В этой связи представляется актуальным проследить всю эволюцию российской государственности.

Необходимо также проанализировать внутренние факторы нацио-государственного строительства в современной России. Выстраивание «нового федерализма» тесно связано с конституционным процессом, с построением правового государства, т.е с выработкой институциональных основ российской демократии. При рассмотрении факторов становления демократического федерализма особое внимание следует уделить одному из важнейших факторов, каким, без сомнения, является существование развитого гражданского общества.

Научная значимость темы исследования обусловлена отсутствием единых подходов к пониманию процесса нацио-государственного строительства в западной и российской политологии. Данный термин получает различное толкование и наполняется неодинаковым содержанием. Это связано с наличием противоречивых оценок ситуации, складывающейся на мировой арене. Пересмотр европейских границ после воссоединения Германии возродил стремление к независимости, привел к всплеску самоутверждения десятков крупных и малых этносов. Дезинтеграция Советского Союза и образование более десятка новых государств наложились на процесс распада полиэтнических государств в Восточной и Центральной Европе, Африке и некоторых других регионах.

Определенная часть международного истеблишмента, а также многие эксперты-политологи не только смирились с поворотом мировой истории к этноцентризму, посчитав его неизбежной стадией формирования нового мирового порядка, но и заявили о необходимости серьёзного осмысления данного процесса. По утверждению сторонников такого подхода, необходимо разработать и соотнести с международным правом основные принципы и правила, а также сформировать методики «самоопределения» отдельных народов. В западной политологии этот подход получил название «нациостроительство».

Бывший председатель Национального совета по разведке США Фуллер отмечал: «Основным строительным материалом грядущего международного порядка станет не современное нация-государство, а определяющая себя сама этническая группа. Хотя национальное государство представляет собой менее просвещенную форму социальной организации – с политической, культурной, социальной и экономической точек зрения, чем полиэтническое государство, его приход и господство попросту неизбежны».

Споры политологов и политиков-практиков по поводу возможности управлять процессом самоопределения наций развернулись в контексте объективных тенденций крушения старого и формирования нового мирового порядка.

Объектом данного исследования является процесс создания политической системы демократического типа в современной России.

Предмет исследования включает широкий набор проблем, с которыми сталкивается руководство страны при выполнении данной задачи. Тщательному анализу подвергнуты как базовые философско-теоретические концепции нацио-государственного строительства, которые положены российскими реформаторами в основу создания новой системы государственного управления, так и проблемы, возникшие при реализации теоретических разработок.

Отсюда вытекает главная цель исследования: получение наиболее полной характеристики современного состояния нацио-государственного строительства в Российской Федерации с учетом его специфики и оценки соответствия тенденциям мирового развития.

Реализация поставленной цели предполагает решение следующих научных задач:

выделить наиболее заметные проявления новых методологических подходов к проблеме нацио-государственного строительства;

дать трактовку «нациестроительству», как термину западной политологии, обосновать неприемлемость его в узком утилитарном смысле для характеристики процесса построения демократического федерализма в России;

квалифицировать роль таких явлений как самосознание и самоидентификация народа в процессе построения новой государственности, охарактеризовать главные аспекты модернизации политической системы федерализма;

исследовать истоки интереса мирового сообщества к идее самоопределения народов на рубеже тысячелетий;

рассмотреть эволюцию российской государственности с точки зрения преемственности и накопления позитивного опыта;

выявить возможности активизации внутренних факторов для успеха нацио-государственного строительства;

определить геостратегические цели РФ;

провести анализ роли внешних факторов в консолидации Российского государства с древнейших времен до наших дней;

дать характеристику главным угрозам и вызовам федерализму в России;

составить общий прогноз перспектив развития российского федерализма.

Методологической основой исследования является совокупность междисциплинарных принципов и методов познания политических явлений, которые обязывают рассматривать политическую традицию и идеологические подходы, определяющие самосознание народа, в тесной взаимосвязи и взаимозависимости. Синтез исторического и сравнительного методов помог оценить динамику отношений отдельных этносов, задействованных в проекте единой демократической России, выявить преемственность мотивов их политического и экономического сотрудничества, существовавших в прежние периоды и проявляющихся на современном этапе.

Использованы также методологический инструментарий структурно-функционального анализа, возможности системного метода, позволяющие связать стабильность общества с обеспечением относительно равных условий как для отдельных территорий, так и национальных республик.

Важную роль сыграло привлечение понятийного аппарата и методов исследования в рамках теории глобализации, глобального управления и взаимозависимости.

Степень научной разработанности проблемы. Особое внимание в диссертации уделено изучению научной литературы по вопросам, так или иначе соприкасающимся с темой исследования. В последние годы развернулась широкая дискуссия о перспективах нациестроительства в условиях глобализации и о том, как она меняет традиционные подходы к оценке задач отдельного государства (государства-нации) и других акторов мировой политики, как влияет на состояние традиционных инструментов внешнеполитической деятельности отдельных стран.

В связи с углублением глобализации, расширением ее влияния на человеческое общество, повысился интерес исследователей и к тем аспектам государственной жизни, которые прежде представлялись незыблемыми и не подвергались сомнению. В частности, проблема суверенитета и права народа самому устанавливать правила жизни внутри своих территориальных границ, которая еще полвека назад представлялась вполне решенной и даже аксиоматичной, в последние годы также превратилась в предмет научных и политических дебатов.

Эволюция того или иного народа стала рассматриваться с точки зрения усиления всеобщей взаимозависимости и взаимосвязи, так как внешнее влияние на современное государство приобрело беспрецедентное значение. Даже государства, стремящиеся к максимальной изоляции от внешних воздействий, вроде Туркменистана или Северной Кореи, не могут не считаться с проникновением извне информации, товаров и людей.

В связи с этим исследователи сталкиваются с дилеммой: либо нациогенез и нациостроительство следует изучать как абстрактный феномен, либо согласиться с тем, что внешние влияния преобладают. Причем то, как происходит эволюция этничности, и особенно то, как развивается «политическая нация», не может быть рассмотрено в чистом виде как результат исторического творчества отдельного народа, а оказывается вписано в контекст мировой политической культуры.

Комплексный характер указанных проблем обусловил вовлечение в научные споры помимо политологов также философов, историков, экономистов, культурологов. Стало особенно очевидно, что только изучение работ специалистов из разных сфер позволяет увидеть явление всесторонне, понять его, сделать аргументированные выводы.

В России существуют крупные научные центры, чей потенциал позволяет детально анализировать весь комплекс факторов, воздействующих на трансформацию международных отношений. К ним, безусловно, относятся институты РАН, а также ряд общественных и ведомственных научных центров.

Изучением места современных государств в системе международных отношений, роли внешнего фактора для развития современной России занимаются, в частности, Институт этнологии и антропологии РАН, ИМЭМО, Институт государства и права, МГУ, ЛГУ, Дипломатическая Академия, МГИМО(У), Российская академия государственной службы при Президенте РФ. Книги и статьи специалистов из этих центров были необходимы автору для выдвижения научной гипотезы и последующего исследования темы. Следует отметить труды таких ученых, как Е.П. Бажанов, А.Э. Бинецкий, А.В. Бурсов, Э.А. Галумов, В.И. Денисов, А.Г. Задохин, Т.А. Закаурцева, Т.В. Зонова, Г.Г. Кадымов, А.С. Капто, В.И. Кривохижа, И.Н. Кузьмин, В.Ф. Ли, С.Г. Лузянин, И.Ю. Мартынова, В.С. Мясников, О.Г. Пересыпкин, В.Ф. Петровский, Я.С. Пляйс, А.В. Понеделков, А.Ю. Рудницкий, Г.А. Рудов, В.С. Татаринцев, А.Д. Шутов, Г.С. Яскина и др.

Проблема национально-государственного строительства в целом, и ее проявление в современной России, в частности, рассматривается преимущественно в работах историков и правоведов. Однако те из них, кто пытается исследовать современную ситуацию, сталкиваются с необходимостью применения методов политологии, политического анализа, глобалистики и сравнительной геополитики. Одним из примеров может служить монография А. Блинова «Национальное государство в условиях глобализации: контуры построения политико-правовой модели формирующегося глобального порядка», подготовленная под руководством заведующего кафедрой государственного строительства и права Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации профессора Мальцева Г. В. Это характерно и для монографий профессоров Дипломатической академии, обратившихся к российской истории, — А.Д. Шутова и А.Г. Задохина. Авторы ставят концептуальные вопросы изменения роли России в мире, приводят данные, свидетельствующие о необходимости развивать внутригосударственные межрегиональные связи, пишут о тесной связи государственного строительства постсоветской эпохи во всех странах ближнего зарубежья.

Полезными при подготовке диссертации оказались также: коллективное исследование российских ученых «Русский народ в национальной политике», монографии Р.Г. Абдулатипова, И.И. Лукашука, Э.А. Паина, И.Г. Яковенко и ряд статей в специализированных периодических изданиях.

Вместе с тем специального исследования роли этнического фактора и его трансформации в фактор укрепления политического единства многонационального народа России в научной литературе нет. Эта тема затрагивается лишь вскользь. Создается впечатление, что именно неоднозначность политической ситуации как в самой России, так и в современной мировой политике заставляет экспертов быть особенно осторожными в оценках.

Таким образом, очевидной становится необходимость всестороннего исследования политических аспектов нацио-государственного строительства, имеющего долговременное значение для судеб народов России, а также для формирующегося мирового порядка, в котором РФ, в силу ее географического положения, природных богатств и ряда других важных факторов, играет важную роль. События же последних лет наглядно показали, что трансформация федеративных отношений в многонациональной России, а также модернизация всей ее политической системы встречает неоднозначное отношение внутри страны и за рубежом, что подвергает серьезным испытаниям российские реформы.

При изучении теоретико-методологических аспектов темы автор использовал труды политологов, посвященные анализу основных тенденций мирового развития после окончания биполярного противостояния: М. Элбрау, Э. Аппэдью, Дж. Барреа, Д. Бэлла, Р. Коэна, П. Геллоя, Дж. Ная, С. Хантингтона, Ч. Кигли, Е.П. Бажанова, П.А. Цыганкова, М.А. Хрусталева, Н.А. Косолапова и ряда других ученых. Критическое осмысление различных аспектов и эволюции глобализации содержатся в многочисленных работах российских и зарубежных ученых, таких, как, например, Т. Фридман, Д. Хелд, В.Г. Хорос, Б. Бади, Р. Боулинг, Р. Кохейн, А. Рагман, Е.П. Бажанов, В.С. Мясников, В.Г. Барановский, Н.В. Жданов, В.В. Разуваев, П.П. Почепцов, А.И. Уткин.

Воздействие глобализационных процессов на способы глобального управления рассматриваются в работах российских (А. Бузгалина, Ю.П. Буданцева, Н.А. Косолапова, В.А. Кременюка) и зарубежных ( Ху Чжэньхуа, Дж. Вильямсона, М. Бертрана, Дж. Галтунга, А. Грума, Р. Кохейна, Д. Пауэлла, Дж. Розенау, К. Уолтца, Э. Хааса и др.) исследователей.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

Осуществлен всесторонний критический анализ теорий федеративной организации государства на демократических началах.

Выявлены особенности проявления фактора этничности в процессе выстраивания политических механизмов полиэтнического государства.

Дана комплексная оценка потенциала этно-конфессионального сотрудничества для реализации принципа самоопределения народов в рамках полиэтнического государства.

Проанализированы основные методологические подходы к проблеме нацио-государственного строительства в отечественной и зарубежной политической науке.

Произведена квалификация реальных и потенциальных возможностей построения демократического федеративного общества, отвечающего запросам всех объединенных в него народов и опирающегося на развитое гражданское общество.

Теоретическая и практическая значимость работы обусловлена важностью рассматриваемых проблем для успеха российских реформ. Детальное изучение новейших достижений мировой политологии, конкретные рекомендации по их воплощению на практике, с учетом национальной и конфессиональной особенностей, весьма важны для выработки эффективного курса государства. Диссертация помогает восполнить очевидные пробелы в исследовании нацио-государственного строительства как фактора изменения политической ситуации в современной России. Выводы вносят существенные коррективы в традиционные представления о роли национального фактора в построении демократической федерации в полиэтническом государстве, имеющем глубокие исторические традиции сосуществования различных народов и этнических групп.

Результаты исследования могут служить основой для развертывания широкой программы научного изучения этнических аспектов демократического федерализма на примере России и других полиэтнических государств. Политологическая экспертиза современного потенциала нацио-государственного строительства может быть учтена в практической работе государственных структур.

Материалы диссертации предлагаются к включению в учебные планы, лекционные базовые и специальные курсы факультетов международных отношений системы высшей школы и институтов повышения квалификации.

Апробация материалов диссертации проводилась в ходе чтения спецкурсов и проведения семинаров для слушателей Дипломатической академии, при подготовке учебных пособий на Кафедре внешней политики России и актуальных международных проблем, факультете повышения квалификации дипломатических работников, а также в выступлениях на научных форумах в российских и зарубежных вузах и исследовательских центрах. (Конференция «Современный национализм» — Центр стратегических разработок при Правительстве РФ. Москва, апрель, 1999; Strengthening the Security of Europe / Eurasia. Conference papers. Munchen, Germany, 2000; Центр стратегических разработок при Правительстве РФ. Москва, май, 2005; Procееdings of the 7 th World Korean Forum, 2006; V Всероссийская научно-практическая конференция «Факторы устойчивого развития экономики России на современном этапе (федеральный и региональные аспекты)». Пенза, февраль, 2007 и др.).

СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Структура соответствует основной цели работы, поставленным в ней задачам и отражает логику процесса исследования. Диссертация состоит из введения, пяти глав, шестнадцати параграфов, заключения и библиографии.

Во Введении содержится трактовка актуальности темы, анализ степени ее разработки, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, обосновывается его новизна, и формулируются основные положения, выносимые на защиту. Представлен аналитический обзор источников и научной литературы, квалифицирована методология работы, определена ее теоретическая и практическая значимость, сформулированы предложения по использованию полученных результатов исследования.

Первая глава — «Теоретические аспекты нациогенеза» — рассматривает методологические подходы к проблеме, показан вклад политиков и ученых всех эпох, начиная с античности, в изучение теорий нации и государства. Прослежен процесс формирования самосознания и самоидентификации народа, его воздействие на создание нацио-государства. Исследованы причины и последствия возникновения образа «чужого», внешней угрозы в национальном самосознании. Выявлена роль национальных интересов и национальной идеологии в интеграции населения в единую нацию и жизнеспособное государство.

Во второй главе – «Самоопределение народов и нацио-государственное строительство» — раскрывается понятие самоопределения, изложена эволюция подходов к реализации этого права. Исследованы правовые аспекты реализации права на самоопределение. Далее подытожены внутренние и внешние факторы, способствующие возникновению новых государств.

Третья глава — «Эволюция российской государственности» — возвращает к эпохе «собирания земель» под эгидой Московского княжества, объясняет, как и почему происходило укрепление России, ее превращение в империю. Предложен полезный опыт нацио-строительства на этих этапах существования российского государства. Выделены уроки советского периода.

В четвертой главе – «Внутренние факторы нацио-государственного строительства в современной России» — речь идет о трудном процессе выстраивания обновленных федеративных отношений в демократизирующейся России, о препонах на пути формирования гражданского общества. Предложена стратегия государственного развития на длительную перспективу.

Пятая глава – «Воздействие внешних факторов на нацио-государственное строительство РФ» — проясняет роль внешнего фактора в процессе исторической консолидации российского государства, показывает, как влияют события в современном мире на ситуацию внутри России, рассматривает перспективы построения стабильной демократической федерации в России. Отдельно изучен международный «имидж» РФ, высказаны предложения по его улучшению.

В Заключении формулируются выводы исследования.

1. Вопросы возникновения наций и государств, их образа действия издавна привлекают к себе внимание ученых. Уже в античном мире предпринимались усилия научного обоснования этих процессов. Некоторые из античных гипотез и теорий не потеряли актуальности по сей день.

В средние века важнейшей работой на данную тему являлся трактат «Государь» Никколо Макиавелли. Он одним из первых отметил несовпадение территорий проживания народов с государственными границами и сформулировал стратегию объединения Италии.

Идея суверенитета была выдвинута голландским монахом Гуго Гроци в середине ХVII века, когда европейские монархи, после кровопролитной череды войн, согласились с принципом невмешательства во внутренние дела друг друга. Период XVI-XVII веков характеризовался значительным подъемом философской мысли в рассматриваемой области, а также тем, что, размышляя о судьбах государств и народов, мыслители уделяли значительное внимание идеям античных философов. Англичанин Томас Гоббс пришел к пониманию народа как источника власти государя, вплотную приблизился к понятию «нацио-государства», провел параллель между необходимостью защиты частной собственности и возникновением государства.

Другой английский ученый Джон Локк также исследовал проблемы легитимизации власти и ее распределения. Изучая революцию XVII века в Англии, он не только сделал вывод о праве народа вести борьбу, но и попытался установить границы этого права. Локк ушел от ранее привычного отождествления государства и власти. По его мысли, революция, свергая власть, не уничтожает государство, а основание для такой революции – нарушение властью общественного договора с нацией. В конце эпохи Просвещения определяющее влияние на формирование теорий нации и понимание взаимоотношений нации и государства оказал Жан Жак Руссо.

Важнейший вклад в развитие теорий нации, взглядов на взаимоотношения наций и государств, закономерности общественного развития оказали немецкие философы XVIII-XIX веков, в частности, Иммануил Кант и Гегель. Кант первым предложил идею мирового союза независимых государств – гаранта свободы народов, независимости государств и хранителя мира между ними. Заслуга Гегеля – в создании более объемного представления о нации как о сообществе людей, имеющем общеэтнические корни и в то же время являющемся общественным институтом, который возникает только в государстве. Гегель обосновал и активно использовал понятие «государство – нация».

Большое значение имели исследования взаимоотношений государства и нации на рубеже XIX – ХХ веков. Эмиль Дюркгейм ввел в социологию такое понятие, как «коллективное сознание». Макс Вебер дал определение «этнических групп» и развил учение об общественных ценностях. Он отрицал важность кровного родства людей в формировании нации, придавая первостепенное значение учению о коллективных представлениях и ценностях. К. Маркс, Ф. Энгельс и К. Каутский привнесли классовую парадигму в анализ отношений между социальными группами, в том числе и этническими.

2. После Второй мировой войны, с образованием ООН и распадом колониальных империй, следует новый всплеск интереса к теориям нации. В это время зарождаются или развиваются все основные теории нации и нацио-государства. На протяжении последних трех-четырех десятилетий дискуссии в научном мире в целом сводились к спору между примордиалистами, считающими нацию и этничность природным свойством людей, и конструктивистами, полагающими нацию преимущественно социально-обусловленной и, соответственно, «конструируемой».

Многие зарубежные авторы, говоря о консолидации как пути формирования нацио-государства, имеют в виду «консолидацию демократии». Причем она трактуется как завершающий этап перехода к демократическому устройству государства и заключается во внедрении политических институтов, которые делают демократические преобразования необратимыми. К ним можно отнести: децентрализацию власти, установление многопартийной системы, плюрализм, достижение межэтнического согласия. При этом немаловажную роль играет нацио-строительство, когда в относительно этнически однородной стране интеграция в гражданскую нацию происходит на основе территориальной, культурной, языковой идентичности, а в полиэтнической стране – на основе реализации конституционных прав граждан и этносов, создании равных условий для самореализации всех этносов и индивидуумов.

На современном этапе большое значение имеют теоретические дискуссии на темы взаимоотношений этносов и государства, государства и общества, власти и государства. Считается, что с помощью институтов, поддерживающих обеспечение демократических прав и свобод своих членов, гражданское общество должно осуществлять контроль за деятельностью государства. С другой стороны, как государство, так и гражданское общество, имеют целью консолидацию граждан.

Таким образом, в ходе формирования национального государства и решения этнополитических проблем гражданское общество становится необходимым инструментом самого государства. Конечно, развитость и эффективность институтов гражданского общества напрямую зависят от политического строя, режима управления, но даже тоталитарным режимам не удается добиться всеобъемлющей власти над обществом только методами принуждения и подавления. И эти режимы вынуждены развивать элементы гражданского общества, одновременно пытаясь сохранить контроль над ними.

3. Трактовки понятия «нация» в мировом научном сообществе можно свести к двум: государственная нация и культурная нация. Первая подразумевает, что нация образуется на основе существующего государства. Вторая считает, что нация есть нечто этнически однородное и может возникнуть и существовать вне государства. На наш взгляд, можно принять ту и другую концепцию или какую-то еще, но практически все они ставят вопрос о единстве и в этом плане определяют свое отношение к институту государства, не отрицая присутствия внешнего фактора в нациогенезе в качестве мобилизующего к консолидации.

Современные национальные государства представляют собой итог сложного и противоречивого процесса консолидации, в ходе которого и возникают такие понятия, как «нация», «национальный интерес». Так, одной из причин европейских буржуазных революций явился кризис монархической государственности, когда этот тип власти не смог реализовать интересы различных социальных и культурных групп.

4. Дискуссия о происхождении наций, с точки зрения отличий терминов «национальное» и «этническое», имеет не только теоретическое значение. В российских нормативно-правовых актах эти термины используются то как тождественные, то как различные, что приводит к путанице в правоприменительной практике.

Не принимая полностью ни одну из существующих теорий нации и нациогенеза, мы будем пользоваться терминами «нация» и «народ» как тождественными. Что касается понятия «этнос» и «этничность», то мы считаем, что хотя они и близки к понятиям «нация» и «народ», но в этничности большее значение имеет социально-культурная, а не политическая составляющая. Поэтому эти понятия, частично перекрывающие друг друга, все-таки не тождественны.

5. Каждый народ имеет представление о себе, внешнем мире и своем месте в нем. В определенные периоды, когда нарушается существующий баланс или обостряется соперничество государств, в «образно-символическом слое» взаимно актуализируются образы конфликтующих государств и народов. Каждая сторона демонизирует образ другой стороны и одновременно идеализирует собственный и место своего государства в мире. Демонизация «врага» приняла крайне радикальную форму в период холодной войны. Дипломатия двух сверхдержав в значительной степени была озабочена не защитой национальных интересов, а формированием образа врага противной стороны и пропагандой своей глобальной миссии.

В переходные периоды, сопровождающиеся кризисами идентичности и сменой ценностных координат, вновь актуализируется значение образа «чужого» как угрозы. Одновременно возникает ностальгия по «героическому» прошлому и предпринимаются попытки его реставрации.

На постсоветском пространстве элитами бывших советских республик широко эксплуатируется образ «чужого», подчеркивается пропасть в идентификационной паре «мы – они». Типично также обращение к этническим символам и мифам. Вся структура этнического самосознания мифологизирована, включая когнитивные, эмоциональные, поведенческие и ценностные элементы. Проявляясь как на уровне индивидуального, так и общественного сознания, этническое самосознание выступает одним из основных факторов формирования системы ценностей.

С целью политической мобилизации общества используется также образ «народа-жертвы». В частности, с распадом СССР образ русского народа как жертвы «международного заговора» активно пропагандировался представителями политических партий и движений националистического толка. Тема геноцида русского народа, подкрепленная действительно вызывающими озабоченность демографическими показателями, муссируется российскими СМИ. При этом в значительной степени игнорируется суть проблемы, аргументация направлена на эмоциональную сферу человеческого восприятия.

Тем не менее, постепенное развитие у нации рефлексивных навыков в общении с внешним миром приводит к пониманию того, что межнациональные отношения можно регулировать на основе баланса интересов. Установка на компромисс дает возможность снижать остроту восприятия конфликта и стимулировать поиск его перевода в более спокойное русло. Со временем приходит осознание, что образ врага не только перестает отвечать задачам поддержания внутренней солидарности, но и провоцирует нагнетание международной напряженности, дезориентирует национальное развитие.

6. В соответствии с теорией систем, чем больше разнообразие общества и его институтов управления, тем эффективнее принятые ими решения. С этой точки зрения разделение властей, наличие оппозиции, плюрализм и т.д., то есть все то, что является неотъемлемой частью демократического общества, есть не нечто придуманное кем-то, а результат эволюции и условие как выживания, так и развития.

7. Современные тенденции глобализации повышают требования к нации, прежде всего с точки зрения ее мобильности, развития рефлексивных навыков и реагирования на изменяющуюся реальность. Глобализация ставит вопрос о легитимности власти, ее способности поддерживать интегрированность общества перед лицом новых вызовов. Именно национальная идеология становится базой для консолидации общества. Она формируется в социальных и политических структурах, интересы которых часто не совпадают. Притирка этих интересов создает некую константу, вокруг которой и происходит национальная консолидация. Чем более структурно и психологически развито общество, тем большую значимость приобретает проблема согласования интересов его составляющих субъектов.

8. То, что России в начале ХХ века не удалось осознать и консолидировать свои интересы в соответствии с новой реальностью, привело к системному кризису и способствовало прорыву к власти сил, отвергнувших исторический опыт и навязавших классовый принцип строительства государства. В дальнейшем противоречия между идеологией и государственными интересами способствовали развитию кризиса советской системы.

Российская Федерация столкнулась с проблемами, характерными для обществ, переживающих период становления своей государственности. Потребовалось осознание интересов страны уже не как интересов «трудящихся классов», а сложной совокупности интересов различных социальных и этнокультурных групп.

Государству принадлежит определяющая роль в формировании и совершенствовании механизма согласования интересов. Из-за слабости государственных институтов в начале 90-х целый ряд субъектов РФ разработал собственные «региональные идеологии», зачастую противоречившие общегосударственной идеологии. Только включение этих «идеологий» в общегосударственную на базе разумного баланса интересов позволит консолидировать общество. Представляется, что именно идеология, объединяющая этнические группы за счет защиты исторической и культурной уникальности каждой из них, может поставить Россию на путь устойчивого развития.

В настоящее время, согласно официальным документам, где есть ссылка на категорию «национальные интересы», внутренняя и внешняя политика РФ в большей степени ориентирована на интересы государства. Это указывает на состояние общества, которое смутно представляет свои интересы. Государству необходимо целенаправленно заниматься формированием этих интересов, а также выработкой культуры их согласования.

9. Концепция самоопределения народов сформировалась в эпоху Просвещения как противопоставление интересов населения абсолютной монархии. Философы и правоведы обосновали суверенитет народа через теорию «естественного права». После окончания Второй мировой войны принцип самоопределения народов был закреплен в Уставе ООН и неоднократно получал подтверждение в ооновских документах.

В период же холодной войны интерпретация принципа самоопределения была в высшей степени идеологизирована, подчас ради сохранения международной стабильности принимались решения в ущерб принципу самоопределения. Политики, дипломаты, ученые по сей день спорят о применимости права на самоопределение. Многие считают, что оно является законным лишь в контексте деколонизации; в иных ситуациях его применение приходит в противоречие с принципом целостности государства.

10. Притязания народов (этнических групп) на собственное государство при определенных условиях могут быть признаны обоснованными. Однако в целом этнический принцип образования государств ущербен, ведет к возникновению взаимных претензий по вопросам территорий, межэтнических отношений и других.

Альтернативой этническому экстремизму и сепаратизму должна стать политика культивирования идей гражданского общества и федерализма. В России постепенно формируется понимание того, что оптимальной формой самоопределения является участие этносов в общегосударственной политической жизни, включение их во властные структуры.

11. Для России урегулирование этнических проблем – вопрос национальной безопасности. Анализ российского законодательства позволяет отметить, что традиционный подход, направленный исключительно на борьбу с этническим экстремизмом, исчерпал свой потенциал. Целесообразно сосредоточиться на обеспечении этнической самореализации всех групп населения, предоставлении им оптимальных возможностей участия в жизни государства и общества.

Следует, очевидно, не только поменять подходы к праву народов на самоопределение, но и заменить сам термин «самоопределение» на другой, не имеющий такой длительной истории применения в международном праве (например, на «самореализацию», «самобытность» и т.п.). Это позволило бы четко разграничить право народа на образование независимого государства, в случаях предусмотренных международным правом, и право этноса на культурное, социальное и политическое самовыражение в рамках существующего государства.

12. Этнический подход к праву наций на самоопределение использовался многими западными политиками в качестве дополнительного рычага для развала многонациональных государств социалистического лагеря – Югославии, СССР, ЧССР и других. Это породило многочисленные конфликты.

Распад Советского Союза позволил США стать практически единственной внешней силой, которая как с согласия опекаемой страны, так и без него, участвует в процессе нацио-строительства других государств. Имеет место продолжение линии холодной войны, когда проблема прав человека используется для дестабилизации потенциального противника, вмешательства в его внутренние дела.

Благодаря последовательной линии Москвы, американская концепция «гуманитарной интервенции» не нашла отражения в документах ОБСЕ. Нельзя согласиться с тем, что США предпринимают без санкции ООН военные акции, свергают правительства, осуществляя нацио-строительство «по-американски». В ряде случаев действительно необходимо вмешательство внешних сил с целью прекращения гражданской войны, геноцида и т.д. Но оно должно быть санкционировано ООН.

При этом приходится признать, что ООН не имеет достаточных силовых и экономических ресурсов, а потому вынуждена прибегать к помощи великих держав, которые под ооновским флагом подчас проводят свою политику, фактически подменяют эту организацию.

Миротворчество является одной из форм воздействия извне на нацио-строительство. Важно, чтобы Россия активно участвовала в осуществлении миротворческого процесса, способствуя выработке его разумных форм.

13. Процесс национальной интеграции можно рассматривать как эволюцию форм социальной самоорганизации в системе международных отношений. Так, империи-государства и нацио-государства представляют собой две последовательно сменяющие друг друга формы самоорганизации, через которые прошли практически все регионы. В настоящее время становится заметным изменение статуса нацио-государства. Оно трансформируется в более открытое и ориентировано на включение в региональные и трансрегиональные структуры.

14. Для понимания современной действительности Российской Федерации важно проанализировать базовые политико-культурные особенности мировоззрения нашего народа, систему его политических ценностей, формировавшуюся на протяжении всей истории, учесть прежний опыт политического строительства.

Российская история дает богатую пищу для размышлений, связанных с усилиями нынешней власти по созданию жизнеспособной и динамичной федерации. Вряд ли мы сможем быть успешными, отказываясь принимать современные правила. Нельзя исходить далее из мифологии о нашей жертвенности и особенности русского народа как принадлежащего не себе и своим интересам, а являющегося заложником собственной территории и ее потребностей. Сохранение такой идеи побуждает множество граждан эмигрировать под крыло какого-нибудь «традиционного» народа, принадлежащего самому себе и несущего ответственность только за собственное будущее.

15. Распространенным стереотипом является внедрявшееся в XVIII -XIX веках западными политиками представление о Российской империи, как огромной державе, которой присущ «природный экспансиознизм». Удержать в подчинении такую территориальную «глыбу» якобы было возможно только за счет подавления народов присоединенных окраин. С подачи революционно настроенных кругов «западнической» интеллигенции, связанных с международной социал-демократией и Вторым Интернационалом, о России заговорили как о «тюрьме народов». И хотя национальный вопрос и не был самым острым во внутриполитической жизни страны, а скорее выступал как отражение глубокого кризиса самодержавия с его опорой на сословность и нежеланием избавляться от пережитков крепостничества, он сыграл важную роль в радикализации национальных элит и территориальной дезинтеграции империи в годы Первой мировой войны.

Помимо очевидных негативных сторон имперского наследия в нем существовало нечто позитивное. В отличие от большинства других империй Россия расширялась за счет присоединения народов, живших по соседству. На вновь приобретенных территориях сохранялись многие местные порядки, определенная автономия, специфика во взаимоотношениях с центром. Ни один историк не может с точностью определить, какая же территория в имперской России может считаться территорией метрополии по отношению к остальным, которым можно было бы безоговорочно присвоить статус колоний.

Встречается суждение, что русские цари были не в состоянии выработать единую национальную политику. Но, возможно, именно благодаря этому Российская империя оставалась государством, способным консолидировать все население для решения внешних задач. По крайней мере, когда царизм перешел к политике унификации и единообразия, русификации всех регионов – империя стала испытывать перегрузки. Национальный вопрос приобретал все более острый характер, способствуя подъему революционного движения и развалу Российской империи.

16. Октябрьская революция 1917 г. заложила основы федералистского устройства и окончательно уничтожила форму государственного единства, которая существовала в Российской империи. В новом государстве был дан мощный толчок развитию самосознания этносов, находившихся на весьма различных уровнях этногенеза. Предполагалось пробудить массовую активность населения, подвигнуть его к осознанному участию в укреплении советского строя, «подарившего» народам их новую национальную историю и «новую» жизнь.

С позиций сегодняшнего дня, очевидно, что, во-первых, теория большевиков по многим параметрам была ошибочной, а, во-вторых, ей следовали лишь на первых порах. В дальнейшем красивыми лозунгами прикрывались зачастую неблаговидные действия, продиктованные стремлением вождей удержаться у власти, подавить любое инакомыслие, убрать личных противников.

Фактически, в послевоенный период, вплоть до 1985 г., в области федеративных отношений кардинальных изменений не происходило. В этих условиях к власти пришло новое руководство во главе с М.С. Горбачевым. Оно попыталось реформировать коммунистическую систему, сделав ее демократичнее. В сфере межнациональных отношений предполагалось, что союзные республики получат широкие экономические и политические права, а центральная власть останется гарантом суверенитета союзных республик, в том числе их права выхода из СССР.

М.С. Горбачев, как человек воспитанный советской системой, продолжал уповать на интернационалистские традиции и не предпринял адекватных шагов по нейтрализации возрождавшегося сепаратизма. Крушение партийной монополии и переход к рыночным отношениям в экономике, возникший социальный хаос довершили дискредитацию советского строя. Частью граждан союзных республик овладело убеждение, что со своими соплеменниками на ограниченной территории им удастся эффективнее решать возникшие проблемы. Уменьшение роли центра в регулировании межнациональных отношений привело к ослаблению государственного единства, возникновению острых этнических конфликтов, и, в конечном итоге, распаду СССР.

17. В советский период сложилась специфическая федерация, которая не выдержала испытание временем. Вместе с тем федералистская идея прочно овладела умами представителей политического класса России. В дальнейшем споры и дискуссии вызывали только те аспекты федерализма, которые были связаны с количеством и границами входящих в союз субъектов.

18. У новых российских лидеров не было ясности в том, как оптимально выстроить федеративные отношения. Государственное строительство шло по принципу реагирования на изменение ситуации. Сепаратистская тенденция, распространившаяся на автономные республики, превращалась в главную угрозу национальной безопасности. Охваченные азартом разрушения «коммунистического наследия» российские реформаторы недооценивали надвигавшуюся опасность.

Ответственность за преодоление сепаратизма принял на себя В.В.Путин. Наведение конституционного порядка в Чечне дало ему преимущества на президентских выборах. Сложная экономическая ситуация провоцировала центральную власть переложить основное бремя социальных расходов на регионы. С другой стороны, явная диспропорция в доходах, наличие регионов-доноров и дотационных субъектов федерации вынуждали Москву наращивать централизацию.

19. Диктат центра или гиперболизация его полномочий могут свести на нет самостоятельную власть в регионах, лишить их права на принятие решений и, как следствие, ответственности. Региональная политика на протяжении 1990-х гг. оставалась законодательно слабообеспеченной сферой деятельности. До сих пор отсутствует единый законодательный акт, создающий целостную систему федерального регулирования социально-экономического развития субъектов. Существующие механизмы согласования интересов неэффективны и являются в основном средством легитимации авторитарной политики федерального центра.

Негативным является то, что «придавленные» центром регионы накапливают недовольство, которое проявляется под лозунгом «возрождения самосознания народа». Социологические исследования указывают на развитие этнического самосознания практически у всех народов постсоветской России. Большинство региональных лидеров поначалу остерегалось открыто выказывать свое отрицательное отношение к преобразованиям административной системы, предпочитая действовать скрыто, через представителей национальных движений. Однако уже в 2004 г. лидеры ряда республик открыто поставили под сомнение целесообразность преобразования Совета Федерации и создания семи административных кругов.

20. Федерализм предполагает территориальную демократию с разделением властей не только по горизонтали (исполнительная-законодательная-судебная), но и по вертикали. Для многонациональной страны – это гарантия устойчивости. Федеральные власти надеются, что рост числа субъектов РФ, полностью зависимых от них материально, сделает региональные элиты более покладистыми. На деле складывается иная ситуация. Недостаток средств в региональных и муниципальных бюджетах снимает с них ответственность.

Для территорий с преобладанием нерусского населения указанная тенденция может привести к росту антирусских фобий, поскольку федеральная власть воспринимается там как «русская» и исходящие от нее неприятности зачастую рассматриваются как целенаправленная дискриминация. Этому не в состоянии помешать даже то, что российские власти делают шаги в сторону создания мультикультурного полиэтнического общества, основанного на принципах равенства и партнерских отношений этносов и религиозных групп.

Российская Федерация, в отличие от СССР, более однородна в этническом отношении: русские составляют более 80% населения страны и численно преобладают в большинстве ее республик. Однако демографическая ситуация меняется. Доля русского и в целом славянского населения сокращается, а удельный вес представителей народов, которые можно условно отнести к статистической группе «исламских народов», быстро растет.

21. Россия ищет стратегию национальной и федеративной политики, и от этого выбора во многом будет зависеть судьба федерации. Проблема заключается не столько в выборе между централизованным и децентрализованным управлением, сколько в адекватном применении принципа плюрализма при построении Российской Федерации.

Новая форма федерации пока не сложилась. Попытки построить союз на основе договоров (договорная федерация), предпринимавшиеся с 1994 г., успехом не увенчались, в первую очередь потому, что не были определены правовые принципы согласованных действий власти не только по вертикали (центр – регион), но и по горизонтали (регион – регион). Опыт показал, что российское федеративное управление должно иметь в своей основе такой центр, который успешно сочетал бы функцию объединения и координации действий всех субъектов федерации. Многообразие применительно к российскому федерализму может означать закрепление за центром права выбора стратегии развития общества и государства, а за регионами – соответствующей тактики.

22. Обеспечить учет чаяний всех субъектов реформируемой федерации может лишь гражданское общество, способное на основе демократических принципов вступить с властью в партнерские отношения. При этом важно учитывать не столько этнические запросы отдельных народов, сколько выступать в защиту интересов, отражающих потребности всех россиян. Только развитие общественных организаций с гарантированным юридическим статусом способно обезопасить страну от перерождения здорового централизма в тенденции авторитарного типа, подрывающие демократические основы федеративного союза, тормозящие прогресс рыночной экономики и сужающие возможности для всестороннего развития личности.

Гражданское общество призвано гарантировать участие всех членов общества, вне зависимости от их этнической принадлежности, в управлении через институты политической демократии. Именно так можно обеспечить подлинный «национальный суверенитет» всех этносов и успех любых мероприятий по нациостроительству.

Пока гражданское общество в России развивается крайне медленно ввиду того, что ему приходится сталкиваться с острыми и разноплановыми проблемами, по которым так и не достигнуто консенсуса. Размывание многолетней жесткой социальной структуры и стремление различных групп осмыслить и отстоять свои интересы обусловливает усиление националистических тенденций.

23. В истории российской государственности внешний фактор всегда играл весомую роль. Внешняя угроза уже на ранних этапах выступала в качестве мощного стимула объединения славянских племен вокруг сильного центра. Промежуточное положение страны между Западом, Востоком и Югом на протяжении последующих столетий продолжало создавать постоянную военную опасность. Для противостояния ей была необходима мощная государственная машина. Власть постепенно монополизировалась самодержцем и превратилась в доминирующую модель управления.

Рассматривая эволюцию российского федерализма, следует отметить, что на него вместе с тем оказал благоприятное влияние общеевропейский процесс модернизации. В процессе территориального расширения Российской империи в нее вошли регионы, в ряде которых уже существовала развитая государственность. Активность национально ориентированных образованных кругов помогла даже в условиях контрреформ конца XIX столетия сохранить зачатки местного самоуправления, оставить в силе конституционные акты, создать национальные партии в западных районах и Закавказье. Внешнее влияние на характер российского федерализма проявлялось и опосредованно — через идеи государственного строительства и нормы международного права.

Дезинтеграции Российской империи в свою очередь способствовал внешний фактор – мировая война. Германия использовала ослабление России для оккупации Украины, части Прибалтики. Руководство Советской Республики вынуждено было заключить Брестский мир, потеряв треть населения, значительную часть сырьевого и индустриального потенциала страны. Национальную революцию на окраинах России определил ход войны. Перебои в снабжении, общая усталость от режима военного времени усиливали недоверие к центру. Сказалось и то, что в национальных районах шло формирование армейских частей по этническому принципу.

Испытанием уже для советского федерализма стала Вторая мировая война. Германское командование планировало использовать этнические противоречия в СССР, спровоцировав антисоветские выступления.

Внешние факторы были стимуляторами «перестройки» М.С. Горбачева. В условиях перехода Запада к постиндустриальной стадии развития все более вопиющим становилось отставание Советского Союза. Дезинтеграция федеративного государства в результате «перестройки» была также связана с влиянием внешних факторов, просчетами во внешней политике.

Новые лидеры страны поспешили освободиться от «груза» советской дипломатии. «Демократичность» российской власти стала едва ли не единственным «политическим капиталом», позволявшим надеяться на получение финансовой помощи Запада, прием в экономические, финансовые и другие международные организации.

Благоприятное для РФ изменение мировой конъюнктуры после 2000 г., а также события 11 сентября 2001 г., ознаменовавшие начало всеобщей войны с терроризмом, способствовали корректировке федеративной политики. Под лозунгом сплочения перед лицом международного терроризма федеральный центр приступил к укреплению властной вертикали.

24. Глобализация неизбежно сказывается на устойчивости национальных государств и их составных частей, особенно в федеративных государствах. Процессы глобализации не ведут автоматически к единению народов. Так, отношение европейского сообщества к России убеждает, что выстраиваются новые «санитарные» кордоны. Вместо декларируемого западными лидерами сплочения на деле происходит дезинтеграция на «золотой миллиард» и «маргинальное» остальное человечество.

Выстоять и дать достойный ответ на вызовы глобализации Россия сможет только в том случае, если обеспечит внутреннюю сплоченность, укрепит федеративные отношения. Одновременно ей необходимо проводить активную внешнюю политику. В противном случае наша страна рискует утратить способность адекватно отражать внешние угрозы и тот потенциал влияния, который был накоплен на протяжении нескольких исторических этапов.

25. Важнейшая задача – создание позитивного международного имиджа Российского государства. Это позволит сформировать за рубежом морально-психологическую среду, благоприятную для всесторонней интеграции страны в глобальное пространство, повысить ее роль в создании нового мирового порядка.

Информация об успехах межрегиональной интеграции внутри РФ особенно важна для бывших советских республик. Однако работа на этом направлении пока не может быть признана удовлетворительной.

«Имидж» страны зависит и от того, насколько последовательно она готова отстаивать интересы соотечественников за рубежом. Их поддержка объявлена одной из важнейших составляющих нашей внешней политики. Но до сих пор не преодолен «информационный вакуум», который создан вокруг соотечественников в некоторых странах мира.

В целом, Россия должна формировать в мировом общественном мнении представление о себе, как об акторе мировой политики, четко осознающим национальные интересы и способном их отстаивать.

Основные положения и выводы диссертационного исследования получили отражение в следующих публикациях автора (общий объем свыше 116 п.л.):

Монографии:

Бойко Ю.П. Внутри- и внешнеполитические факторы нацио-строительства. М.: «Научная книга», 2005. – 14 п.л.



Страницы: 1 | 2 | Весь текст