Счастье как социокультурный феномен (социологический анализ)

на правах рукописи

Королева Мария Николаевна

СЧАСТЬЕ КАК СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН

(СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ)

Специальность 22.00.06 – Социология культуры

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Москва — 2013

Работа выполнена на кафедре прикладной социологии социологического факультета ФГБОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет»

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

Левичева Валентина Федоровна

Официальные оппоненты: доктор социологических наук, профессор

Зубок Юлия Альбертовна,

зав. отделом социологии молодежи

Института социально-политических исследований РАН

кандидат социологических наук

Кулешова Анна Викторовна,

научный редактор, зав. отделением культуры

журнала «Социологические исследования»

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет»

Защита состоится «09» апреля 2013г. в 15.00 на заседании Совета по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук Д.212.198.09, созданного на базе HYPERLINK «http://www.rsuh.ru/binary/78629_32.1323777914.59807.pdf» Российского государственного гуманитарного университета, по адресу: 125993, ГСП-3, Москва, Миусская площадь, д. 6, ауд. 206.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке РГГУ по адресу: 125993, ГСП-3, Москва, Миусская площадь, д. 6.

Автореферат разослан « » ________________ 2013г.

Ученый секретарь диссертационного совета Буланова М.Б.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Любое общество в конкретный исторический период характеризуется определенным набором и иерархией ценностей, которые выступают в качестве способа социальной регуляции. В них отражены те социально признанные данным обществом и/или социальной группой критерии поведения и морали, на основе которых развертываются более конкретные и специализированные требования нормативного контроля, соответствующие общественные институты и сами целенаправленные действия людей — как индивидуальные, так и коллективные. Усвоение этих критериев отдельным человеком (интернализация ценностей) составляет необходимую основу формирования личности и поддержания социального порядка в обществе. Ценности, характерные для конкретного периода времени той или иной культуры, лежат в основе представления людей о счастье. Соответственно своему пониманию счастья люди выстраивают всю свою жизненную стратегию.

Изучение представлений людей о счастье как о терминальной ценности позволяет выявить трансформирующиеся нравственные императивы, актуальные для нашего общества. Одной из перспективных парадигм в современной социологии является социальный конструктивизм, согласно которому люди существуют в мире, порожденном их типическими действиями, в которые они вкладывают единый смысл и сами конструируют социальную реальность. Применение теории социальных представлений позволяет раскрыть, каким образом индивидуальное понимание счастья каждым человеком детерминирует существующую социальную действительность.

Счастье, в его идеальном понимании, является главной целью человека, что способствует активизации всех его жизненных сил, заставляет раскрывать физический и духовный потенциал личности.

С одной стороны, в обществе существуют имплицитные представления о счастье, – это понятие широко используется в повседневных коммуникациях, художественной и научно-популярной литературе. С другой стороны, это понятие не отражено в социологических словарях, а содержание социальных феноменов, которые оно объединяет, недостаточно раскрыто в исследованиях данной науки.

Счастье является социокультурным феноменом, объединяющим множество аспектов социальной реальности, каждый из которых важен как для отдельного человека, так и для общества в целом. В настоящее время в мире формируется мощное интеллектуальное движение, связанное с попытками исследования счастья научными методами. Актуальность проблемы определяется особой значимостью исследуемого понятия, а также запросом со стороны общества, обусловленным как естественным желанием каждого человека быть счастливым, так и необходимостью улучшения социального здоровья и качества жизни населения.

В отечественной социологии счастье практически не исследовалось, отсутствует единое мнение относительно содержания этого феномена и механизмов формирования представлений индивидов о счастье. Так сложилось в связи с распространенностью мнения, что операционализация этого понятия через конкретные индикаторы и показатели невозможна. Позже это суждение стало подвергаться сомнению, результатом чего стали первые попытки социологической интерпретации данного феномена.

Степень научной разработанности проблемы. Интерпретацией содержания феномена счастья занимались представители разных научных дисциплин. Исследователи П.С. Гуревич, А. Ф. Лосев, Ю.М. Лотман, К. Нешев, В. Татаркевич, С.С. Хоружий уделяли внимание социально-философской характеристике феномена счастья.

Счастье с точки зрения социолингвистики раскрывается в работах С.Г. Воркачева, И.С. Гавриловой, А.А. Зализняк, И.Б. Левонтиной, С.С. Неретиной, Б.А. Рыбакова, И.В. Сидоренко, А.Д. Шмелева, М. Фасмера.

Последнее десятилетие в США активно развивается научное направление «позитивная психология», ведущими представителям которого являются Э. Динер, М.Чиксентмихайи, М. Селигман. В рамках этого направления проведены эмпирические исследования, анализ результатов которых позволяет выявить факторы, влияющие на переживание человеком состояния счастья. Дж. Аргайл, Д. Вэйллант, Д. Канеман, Д. Келтнер, С. Мюррей, Э. Резески, М. Финчман, С. Хазан, Л. Харкер, Г. Ховард внесли большой вклад в изучение предмета исследования.

Одним из значимых факторов, детерминирующих восприятие индивидом себя как счастливого человека, является развитый «социальный интеллект» как способность адекватно управлять своим поведением и планировать его, правильно понимать оценку собственных действий окружающими людьми. Идея социального интеллекта (Ф.Вернон, Дж.Гилфорд, О.В. Лунева, А.И. Савенков, М.Салливан, Э. Торндайк, Д.В. Ушаков, М.Хендрикс) тесно связана с концепциями эмоционального интеллекта, которые разрабатывали Г.Айзенк, Р.Барон, Д.Големан, Д.В. Люсин, Д.Мэйер, П.Сэлловэй.

В контексте социально-экономических исследований счастье часто ассоциируют с понятием «качество жизни», которое исследовали И.В.Бестужев-Лада, Д.Бэлл, Д.Гейбор, Дж.Гэлбрейт, Л.А. Кривоносова, О.Тоффлер и др.

Российские экономисты С.М. Гуриев и Е.В. Журавская рассматривают счастье через призму удовлетворенности жизнью и материальных потребностей, но феномен счастья этими показателями не исчерпывается.

Многие исследователи обращают внимание на то, что показатели уровня счастья в разных странах слабо коррелируют с показателями уровня ВВП (Р.Аммонс, Дж.Хорвитц и др.). В 2006 г. Генеральной Ассамблеей ООН было предложено оценивать развитие государства не только посредством измерения ВВП, но и принимать во внимание «Индекс счастья» («The Happy Planet Index»), позже появились и другие индексы: «OECD Better life index» («Индекс лучшей жизни»), «Legatum prosperity index» («Индекс процветания»).

С социологической точки зрения, использование теории социальных представлений раскрывает методологические возможности в исследованиях такого многозначного феномена как счастье. Автором этой теории является французский социолог и социальный психолог С.Московичи. На разработку данной концепции повлияли труды одного из главных представителей французской социологической школы Э. Дюркгейма, в частности, само понятие «коллективные представления», а также ролевая теория Т.Парсонса, феноменология А.Щютца, принципы социального конструирования реальности П.Бергера и Т.Лукмана, интеракционистские идеи Г.Мида и Г.Блумера, структура аттитюда М. Смита, концепции социального поведения М.Вебера.

Такие современные исследователи как В. Вагнер, Д. Дойчер, В. Дуаз и Т.П. Емельянова полагают, что исследования социальных представлений можно назвать самостоятельным направлением в связи с тем, что в рамках данной концепции образовалось несколько новых течений. Упомянутые авторы обосновывают возможности ее применения в изучении различных социальных феноменов.

Среди отечественных ученых анализу содержания феномена счастья посвящены работы И.А. Джидарьян, Е.Л. Дубко, В.Г. Иванова, О.В. Митиной, Е.Л. Смирновой, Е.П. Павловой, В.Ф. Петренко, Б.И. Попова, В.Л. Титова.

Для измерения счастья могут быть использованы методика изучения ценностных ориентаций М. Рокича, «шкала счастья» М. Фордиса, «шкала удовлетворенности жизнью» Э. Динера, «шкала аффективного баланса» В. Брендберна, «тест смысложизненных ориентаций» Д. Крамбо и Л. Махолика на основе теории экзистенциального вакуума В. Франкла, методики измерения «индексов счастья» («OECD Better life index» («Индекс лучшей жизни»), «Legatum prosperity index» («Индекс процветания»), «Gallup World Poll» («Всемирное исследование Гэллап») и «The Happy Planet Index» («Индекс счастья на планете»).

Такое разнообразие исследовательских подходов позволяет утверждать, что изучение счастья, поиск методов его измерения и понимания этого феномена как социального состояния индивида становятся все более популярным научным трендом.

Цель диссертационного исследования: раскрыть социокультурное содержание феномена счастья, условия его реализации и значимость его изучения как фактора повышения социальных ресурсов личности и общества.

Объект исследования: социокультурный феномен счастья.

Предмет исследования: социокультурные предпосылки и факторы реализации феномена счастья в обществе.

Задачи исследования:

Раскрыть социально-философские предпосылки социологического понимания счастья.

Определить социокультурное содержание концепта счастья в языков разных народов и его значимость для социологии.

Выделить факторы счастья как социального ресурса личности.

Сравнить особенности концептуализации счастья в различных направлениях эмпирических исследований.

При разработке теоретико-методологических оснований диссертационного исследования учитывались концепции качества жизни Дж. Гэлбрейта, Д. Бэлла, И.В. Бестужева-Лады, теория социальных представлений С. Московичи, теория социальной реальности П. Бергера и Т. Лукмана, интракционизм Г. Мида и Г. Блумера, идея дихотомии «помнящего Я» и «испытывающего Я», а так же измерение удовлетворенности жизнью Д. Канемана, концепции социального интеллекта Э. Торндайка, Дж. Гилфорда, Д. Големана и Д.В. Ушакова, позитивная психология А.Маслоу, М. Селигмана, Э. Динера, М.Чиксентмихайи.

Эмпирическая база исследования:

«Что такое счастье — и где живут счастливые люди?», Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ), опрошено 1600 человек в 138 населенных пунктах в 46 областях, краях и республиках России, 2009 г.

« HYPERLINK «http://wciom.ru/index.php?id=268&uid=112766» От чего зависит счастье?», Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ), опрошено 1600 человек в 138 населенных пунктах в 46 областях, краях и республиках России, 2012 г.

«Gallup World Poll» («Всемирное исследование Gallup»), Gallup Media, исследование показателей уровня жизни в разных странах. В исследовании прияли участие от 1000 до 2000 (в самых крупных странах) человек в каждой из 146 стран, методы: анкетирование, телефонный опрос, интервью (в развивающихся странах), 2011 г.

«Legatum prosperity index» («Индекс процветания»), Legatum Institute, в исследовании прияли участие по 1000 человек в каждой из 110 стран, метод: анкетирование, 2011 г.

«OECD Better Live Index» («Индекс лучшей жизни ОЭСР»), Organisation for Economic Cooperation and Development (Организация экономического сотрудничества и развития), в исследовании прияли участие по 1000 человек в каждой из 34 стран, метод: анкетирование, 2011 г.

«The Happy Planet Index» («Индекс счастья на планете»), New Economics Foundation; индекс рассчитывался на основании данных «Всемирного опроса Gallup», «UNDP Human Development Report» и Edition of the Global Footprint Networks National Footprint accounts (178 стран в 2006 г., 143 страны в 2009 г., 149 стран в 2011 г. и 151 страна в 2012 г.)

«World Happiness Report» («Доклад о мировом счастье»), The Earth institute Columbia Univercity, 2012 г. Сравнительный анализ данных «The Happy Planet Index», «Gallup World Poll», «Livequality index» и «World Values Research».

Результаты авторского исследования «Счастье и мечта в представлениях студенческой молодежи мегаполиса», проведенного в 2011 г. Опрошено 32 московских студента гуманитарных факультетов; метод: глубинное интервью.

Результаты авторского исследования «Механизмы реализации феномена счастья среди представителей московской «творческой индустрии», проведенного в 2012 г. Опрошено 30 респондентов методом глубинного интервью.

Основные выносимые на защиту результаты исследования, содержащие элементы новизны:

Анализ научных работ, в которых фигурирует социокультурный феномен счастья, позволил объединить их в две группы: а) научные дисциплины, в рамках которых счастье является самостоятельным предметом анализа (философия, социолингвистика); б) исследовательские подходы, где счастье рассматривается в контексте смежных понятий, таких как потребность, благосостояние, качество жизни, удовольствие, удовлетворенность, субъективное благополучие (преимущественно экономические и социально-психологические научные работы). Такое разделение достаточно условно, но необходимо для структурирования социологических представлений о предмете исследования.

Осуществлена попытка социологического определения «счастья». Автор диссертации полагает, что «смысловое ядро» этого понятия включает в себя состояние внутренней гармонии личности, детерминируемое объективными и субъективными факторами благополучия, что позволяет личности развиваться, участвовать в полноценном общении и совершая социально полезные поступки, консолидироваться с другими членами общества.

Социальная ценность счастья заключается в том, что переживание этого состояния способствует накоплению человеком разного рода социальных ресурсов и вовлекает его в систему общественных взаимодействий. Счастье в данном случае предлагается рассматривать как социальный ресурс личности и общества в целом.

На основании социологической интерпретации данных различных гуманитарных исследований в диссертации выделены основные факторы, обуславливающие состояние счастья как социального ресурса личности. Эти факторы можно разделить на две группы. Первая включает индивидуальные «навыки» человека, благодаря успешному применению которых, он может чувствовать себя счастливым, вторая — особенности социальных коммуникаций и инфраструктуры, в которой задействован индивид (более подробно в разделе 3).

Выявление данных факторов открывает возможности для повышения уровня счастья в обществе. Необходимо развивать перечисленные в первой группе личностные «навыки» и создавать институциональные условия и инфраструктуру социальных коммуникаций, благоприятные для реализации факторов второй группы.

В современных социологических и экономических исследованиях представлено более восьмидесяти показателей измерения феномена счастья. Как правило, большинство из них сводится к изучению «благополучия» путем измерения экономических показателей. Но ни один из существующих индексов (например, («OECD Better life index» («Индекс лучшей жизни»), «Legatum prosperity index» («Индекс процветания»), «Gallup World Poll» («Всемирное исследование Гэллап») и «The Happy Planet Index» («Индекс счастья на планете»), официально признанный ООН в качестве альтернативы измерения уровня развития стран путем вычисления ВВП) не учитывает этнокультурные особенности ценностей стран, включенных в рейтинг. Между тем, именно этот аспект является крайне значимым, так как представления народов о счастье не могут формироваться вне культурного контекста, а значит ранжирование стран по показателям, предлагаемым при подсчете индексов, нельзя в полной мере считать соответствующим реальным представлениям о собственном счастье жителей обследуемых стран.

На основании осмысления современных подходов в области изучения счастья можно говорить о том, что в перспективе с учетом выделенных показателей и факторов счастья, возможен полный пересмотр основ сферы управления. Качество управления может быть улучшено с учетом приоритетного стремления каждого члена общества быть счастливым. Результаты исследований «индексов счастья» могут использоваться в прогностических целях для определения проблем в работе социальных институтов и их своевременного решения.

Несмотря на использование разных показателей, в каждом из «рейтингов счастья» Россия занимает средние позиции, за ней в списке чаще всего следуют развивающиеся южноамериканские страны .

В диссертации обосновано мнение, что в современном российском обществе среди молодежи основным фактором, препятствующим ощущению себя счастливым человеком, является отсутствие уверенности в собственном будущем, стабильном доходе, возможности обеспечить семью и социальных гарантий, недоверие к власти и правоохранительным органам, а также отсутствие любовных отношений.

Для молодого поколения людей с высшим образованием в настоящее время актуальной является необходимость принятия решения о реализации жизненных стратегий в России и возможностях эмиграции. В отличии от студенческой молодежи, для представителей «творческой индустрии» характерно укрепление веры в собственную способность улучшения политической, социальной и городской среды (изменение городского ландшафта, сохранение памятников исторического наследия др.), посредством проявления различных форм творческой и социальной активности.

Теоретическая и практическая значимость работы. Диссертационное исследование позволяет расширить границы предметного поля социологии, опираясь на синтез исследовательского опыта смежных с социологией наук.

Автором проведены серии исследований разных социальных групп, раскрывающие механизмы восприятия счастья, сравнения себя с окружающими, понимания индивидами контекста собственного опыта и построения планов на будущее. Эти эмпирические данные не претендуют на репрезентативность, тем не менее, они являются новой для российской социологии попыткой осмысления процессов формирования представлений о счастье разных социальных групп, их жизненных стратегий, выявления необходимых изменений в обществе и его культуре. Все это позволит в дальнейшем разработать более адекватный инструментарий исследований в этой области, а последующие исследования счастья позволят повысить качество управления в обществе и, как следствие, обществу в целом стать более счастливым.

Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в таких университетских курсах как общая социология, социология молодежи, социология семьи, гендерная социология, экономическая социология, социальная психология, социология культуры.

Апробация результатов исследования. Основные материалы и выводы исследования обсуждались на кафедре прикладной социологии Российского государственного гуманитарного университета, а так же докладывались на Международных научных конференциях: «Наша социология: исследовательские практики и перспективы» (РГГУ, Москва, 2007, 2009 и 2012), «Научная дискуссия: вопросы социологии, политологии, философии, истории» (Международный центр науки и образования, Москва, 2011), «Вопросы научного образования и исследований по гуманитарным, социальным и психологическим специальностям» (Издательство ИНГН, Москва, 2011), «Международная научно-практическая конференция «Научная дискуссия: инновации в современном мире» (Международный центр науки и образования, Москва, 2012).

Структура работы

Диссертация состоит из введения, четырех разделов, заключения, списка литературы (114 источников, в том числе 25 англоязычных), приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность и новизна темы исследования, раскрывается степень ее научной разработанности, формулируются объект, предмет, цель, задачи, указываются методологическая и эмпирическая базы исследований, обозначаются положения, выносимые на защиту и содержащие элементы научной новизны, определяется теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования.

В первом разделе «Социально-философские предпосылки социологического понимания счастья» раскрывается актуальность осмысления феномена счастья в разные эпохи существования европейской культуры. Анализируется и систематизируются основные тенденции развития западных и отечественных представлений о счастье, раскрывается взаимосвязь этих представлений с характеристиками культуры каждой эпохи.

Начиная со времени формирования философии как науки, мыслителей интересовал вопрос понимания счастья, хотя каждый из великих философов понимал его по-своему. Еще до нашей эры Аристиппом основывается философия гедонизма, трактующая счастье как удовольствие. Именно это учение, неоднократно трансформируясь, дожило до наших дней и оказало значительное влияние на культуру потребления.

На основании анализа социально-философских концепций в диссертационной работе отмечается, что все философы отводили разное место понятиям долга, нравственности и свободы в своих фелицитарных концепциях, основываясь на необходимости нахождения правильного баланса между ними, который и позволяет ощутить внутреннюю гармонию.

Проводятся параллели и выделяются особенности в представлениях о счастье классиков античной философии, эпикурейцев, атомистов, стоиков, гедонистов и приверженцев идей эвдемонизма.

Эпоха Возрождения рассматривается как время смещения акцента в понимании счастья на стремление человека не только совершенствоваться, но и достигать новых целей, меняя существующую реальность, в том числе и социальную.

Начиная с шестнадцатого столетия подход к понимаю счастья индивидуализируется. Допускается, что люди могут быть счастливы по-разному и нуждаться в разном для того, чтобы испытывать это состояние, в зависимости от собственных возможностей и способности переживать как наслаждение, так и горе. Совершаются попытки связать индивидуальное представление о счастье с принадлежностью к конкретному социальному слою и особенностям вероисповедания.

В отечественной интеллектуальной традиции представления о счастье также имеют древнегреческие истоки и нередко базируется на православной этике. Воспринявшая учение о счастье через призму православия русская философия, несмотря на активное взаимодействие с западной мыслью, разработала свое понимание этой категории, расценивая покорность и смирение как особенно значимые добродетели.

В заключительной части параграфа приводится составленная автором таблица, где в хронологическом порядке представлены основные идеи авторов разных философских концепций, повлиявших на развитие фелицитарной мысли разных эпох. Показано, что большинство авторов рассматривают понятие счастья в связи с системой нравственности и особенностями социума характеризуемого времени.

Обосновывается тезис, согласно которому социально-философские представления людей о счастье как об основном стремлении человеческой жизни, являются необходимой предпосылкой и основанием введения этого феномена в предметное поле социологии.

Во втором разделе «Социокультурное содержание концепта счастья в языках разных народов» исследуемое понятие рассматривается как устойчивая категория в любой языковой культуре.

В диссертационной работе приведен анализ представлений о счастье разных народов с точки зрения отражения этого феномена в их языках в связи с культурными особенностями и образом жизни. Это еще раз подчеркивает невозможность сведения содержания этого феномена к измерению формального «благополучия» или экономическим показателям развития общества, а также необходимость исследования социокультурных процессов формирования представления о счастье различных социальных групп.

В диссертации анализируются попытки дефиниции «счастья» с культурно-лингвистической точки зрения. По мнению разных исследователей, счастье могло относиться земельному наделу (Б. А. Рыбаков, М. Фасмер); куску хлеба, мяса, золота, земли (С. М. Толстая); чести как материальному вознаграждению за военную службу; знать соотносила свое благородство, ум, честь со счастьем, которое понималось как добыча и редуцировалось к плодам земледельческого труда или к лежащим в земле «кладам богов» (Ю. М. Лотман).

В подобных исследованиях показана основная разница в представлении о счастье оседлыми и кочевыми народами. Для первых — это земля и связанные с ней результаты трудов, обеспечивающие хорошую жизнь, для вторых — это блага, которые необходимо захватить и которые составляют, собственно, честь и благородство захватчика.

Рассматривается предложенная И.В. Сидоренко модель реализации потребности в счастье целого общества. В первой ступени синонимов данной модели выделены три больших раздела: рок, случайность и благоденствие.

И.С. Гаврилова анализирует концепт счастья в паремиологии. Паремиологическим фондом называют единый лексический пласт, которому принадлежат пословицы и поговорки. И. С. Гаврилова делает вывод, что разные нации, пользуясь разными инструментами концептообразования, формируют различные картины мира. Составляющие русскоязычной картины мира описывались выше.

Английское «happiness» характеризуется пассивностью и отстраненностью. Концепт счастья в английской национальной картине мира фиксирует как социальную ценность категорию приватности. Слова «happy» и «happiness» английского языка нельзя назвать эквивалентными понятию «счастья» в русской культуре. В английском «happy» отражает некоторую норму эмоционального благополучия, в отличие от русского языка, где понятие «счастье» относится к сфере идеального и соотносится со смыслом жизни.

Такое выделение языковых картин мира для исследования счастья в лингвистической культуре разных народов крайне важно, так как в них отражена специфика мировоззрений людей в разных странах, что необходимо учитывать при работе в предметном поле социологии.

В верованиях разных эпох, культур и народов существуют схожие представления о человеческих достоинствах. Общество поддерживает демонстрацию лучших черт человеческой личности и закрепляет их при помощи общественных институтов, традиций. Посредством искусства, литературы, басен, афоризмов и детских сказок происходит трансляция представлений о человеческих добродетелях от поколения к поколению. Таким образом закрепляется представление о том, что человек может быть счастлив, лишь действуя согласно нормам и правилам культуры и общества, в котором он воспитан.

Счастье может выступать в качестве культурного концепта, а значит возможно выделение его видовых и структурно-функциональных характеристик, доступных для изучения этого феномена социологическими методами. В данном разделе раскрывается культурно-языковой аспект восприятия счастья.

В третьем и четвертом разделах представлен анализ результатов эмпирических исследований, полученных с помощью конкретных методик.

В разделе 3 «Счастье как предмет исследования социологии личности» рассматриваются существующие методики измерения счастья: среди них «шкала счастья» М.Фордиса, «шкала удовлетворенности жизнью» Э.Динера, «шкала аффективного баланса» В.Брендберна, а так же тест «смысложизненных ориентаций», разработанный на основе теории В. Франкла Дж. Крамбо и Л. Махоликом).

В диссертационной работе на основании социологической интерпретации данных эмпирических исследований, в том числе авторских, выявлены факторы, детерминирующие состояние счастья индивида. Определяющие счастье факторы можно разделить на две группы: первая включает навыки, эффективное применение которых позволяет чувствовать себя более счастливым и успешно участвовать в социальных коммуникациях. Вторая – особенности социальной инфраструктуры, в которой задействован индивид.

Далее в разделе раскрывается каждый из этих факторов. Представлены научные данные, демонстрирующие, что вплоть до конца двадцатого века вопросы счастья в психологии было принято рассматривать, решая проблемы борьбы с депрессиями и другими тяжелыми переживаниями, заставляющими человека чувствовать себя подавленным.

В настоящее время в США активно развивается новое направление «позитивная психология», в котором акцентируется внимание на возможности предотвращения депрессии путем сознательного настроя индивида на восприятие позитивных сторон моделируемой социальной реальности. Одним из основных факторов счастья являются индивидуальные позитивные установки личности, позволяющие воспринимать неприятности как проходящее явление и видеть возможности выхода из сложных жизненных ситуаций. Все участники авторского эмпирического исследования в интервью отмечали важность изучаемого вопроса. Среди современной молодежи все большее значение приобретает активная жизненная позиция, позволяющая самостоятельно изменять окружающую социальную действительность и верить в собственные силы.

Нобелевский лауреат Д. Канеман в результате своих исследований опроверг гедонистическую теорию, согласно которой ощущение счастья достигается совокупностью приятных переживаний. Ученый сделал вывод о том, что заключительная часть того или иного события особенно важна, поскольку именно она определяет воспоминание о том, что было, вызывая желание или отказ повторить опыт.

В изучении феномена счастья Д. Каннеман уделяет особое внимание дихотомии «опыт — память», утверждая, что чувствовать себя счастливым относительно прожитой жизни и быть счастливым в данный момент – разные понятия. Основная оценка собственного счастья производится так называемым «помнящим Я», принимающим во внимание лишь яркие моменты жизни индивида, оставившие наиболее сильное впечатление. Даже если «Я испытывающее» находится в состоянии постоянного комфорта, это не будет иметь значения для позитивного восприятия индивидом своего прошлого. Положительные чувства, связанные с прошлым, — удовлетворенность, чувство выполненного долга, гордость, спокойствие. Положительные чувства, связанные с будущим, — уверенность в себе, надежда и оптимизм. Следует подчеркнуть возможность самостоятельного развития индивидом таких чувств.

Последним фактором в группе «навыки» является чувство и правильное понимание оценки собственных действий другими людьми, умение распознавать чужие эмоции и управлять собственными, полноценно участвуя в системе социальных отношений; совокупность этих качеств называют социальным интеллектом личности. Проблема социального интеллекта разрабатывалось такими авторами, как Э. Торндайк, Дж. Гилфорд, Г. Айзенк и др.

Ко второй группе относятся особенности социальной инфраструктуры и коммуникации, в которой участвует индивид. Важным источником счастья является семья, а в молодом возрасте наличие доверительных и любовных отношений. На основании исследования С. Хазан можно заключить, что супружество объединяет три вида любви: любовь к людям, которые заботятся о человеке, делая его жизнь приятнее и легче (любовь детей к родителям); любовь к тем, кто зависит от поддержки человека (любовь родителей к детям) и любовь романтическая, основанная на идеализации любимого человека, высокой оценке его достоинств и умалении недостатков. Молодые люди в наших исследованиях включают романтические отношения в число самых ярких переживаний в жизни и характеризуют их отсутствие как один из факторов, препятствующих «счастью».

Работа, приносящая удовлетворение и характеризующаяся увлеченностью выполняемым видом деятельности, является весомым фактором счастья. Ученые выделяют три типа видения этой деятельности: работа ради денег, работа ради карьеры и работа-призвание. Среди обследуемых студентов наблюдается острая озабоченность выбором будущей сферы деятельности, нежеланием работать по полученной в вузе специальности. Среди представителей старшей группы молодежи, определившихся и довольных своей профессиональной жизнью, актуален вопрос о реализации трудовой карьеры за рубежом в связи с их мнением о том, что жизнь в современной России характеризуется отсутствием стабильности, безопасности, недоверием к государственным институтам и несоблюдением гражданских свобод. Это подтверждает вывод о том, что наличие развитых демократических институтов общества, позволяющих планировать социальную и трудовую карьеру, реализовать личные свободы является одним из значимых факторов счастья.

Эти выводы подтверждаются и результатами авторских интервью с представителями творческой индустрии: большинство связывает ощущение счастья с яркими событиями в их жизни. Многие упоминают негативные переживания прошлого как мешающие жить в настоящем.

Кроме того, важное значение имеет благоприятное психофизиологическое состояние индивида, которое, с одной стороны, обеспечивается индивидуальными психологическими и физическими характеристиками каждого человека (склонность к болезням и депрессиям), с другой, – подвержено влиянию внешних факторов (количество солнечных дней в году, экология, система здравоохранения).

Относительная важность каждого из перечисленных факторов может варьироваться в зависимости от индивидуальной значимости для отдельного человека.

Выявление этих факторов открывает возможности для повышения уровня счастья в обществе. Необходимо развивать перечисленные в первой группе «навыки» личности и создавать соответствующие условия социальной инфраструктуры и коммуникационной среды, благоприятные для реализации факторов второй группы.

М. Селигман утверждает, что одним из самых надежных источников счастья являются добрые поступки. Это, в частности, позволяет говорить не только о личной пользе переживания состояния счастья на психологическом и физиологическом уровнях, но и о его социальной пользе (о чем свидетельствуют результаты авторского исследования).

В четвертом разделе «Особенности концептуальной интерпретации феномена счастья в современных эмпирических исследованиях» представлен теоретический анализ феномена счастья через призму изучения смежных понятий, используемых в социологии, на основании которых выделено более восьмидесяти показателей измерения «индексов счастья».

Наиболее часто счастье ассоциируют с «качеством жизни». В диссертационной работе рассмотрены концепции Дж. Гэлбрейта, Д. Бэлла, Д. Гейбора, О. Тоффлера, И.В. Бестужева-Лады, Л.А. Кривоносовой и др., характеризующие это понятие.

С середины XX в. многие исследователи стали акцентировать внимание на том, что уровень удовлетворенностью жизнью в разных странах слабо коррелирует с уровнем ВВП (Р. Истерлин, Дж. Хорвитц, Р. Аммонс и др.). В 2006г. Генеральной Ассамблеей ООН было предложено наряду с внутренним валовым продуктом оценивать уровень развития государств посредством расчета Индекса счастья (The Happy Planet Index) . Этот индекс основан на трех базовых показателях: субъективное благополучие; ожидаемая продолжительность жизни; экологическая нагрузка/ экологический след.

В 2012 году в штаб-квартире ООН состоялась международная конференция «Счастье как новая экономическая парадигма», основанная на данных «Доклада о мировом счастье», выпущенном под руководством докторов Колумбийского университета. На конференции представителями разных сфер науки и политики было проведено обсуждение увеличения ВВП в ущерб социальной и экологической ситуациям. Активно обсуждались методы улучшения «здоровья населения», предложенные Бутаном, где впервые стали ориентироваться на показатели «индекса счастья». На данный момент Бутан является единственный страной, где государство, ориентируясь на показатели индекса, занимается повышением уровня счастья в масштабах всего населения.

По итогам 2011 года рейтинг удовлетворенности жизнью, методологию которого разработал нобелевский лауреат Д. Канеман, возглавляют датчане. При составлении опросника учтены показатели следующих индексов по данным исследования «Gallup World Poll»: индекс правопорядка; индекс пищи и крова; индекс личной экономической ситуации; индекс личного здоровья; индекс гражданской вовлеченности; индексы благополучия: процветания, затруднений, страданий; индексы благополучия: позитивные события; индексы благополучия: негативные события; индекс доверия к национальным институтам; индекс коррупции; индекс развития молодежи; индекс базовых нужд сообщества; индекс многообразия; индекс оптимизма; индекс использования респондентами электронных средств коммуникации; индекс насилия; индекс религиозности. По результатам опроса были выделены 3 группы стран: преуспевающие (высокий уровень удовлетворенности жизнью); борющиеся (средний уровень удовлетворенности жизнью); страдающие (недовольные жизнью) .

В 2012 году Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР, англ. Organisation for Economic Co-operation and Development, OECD) впервые включила Россию в рейтинг «Индекса лучшей жизни» («OECD Better Life Index»). ОЭСР составляет рейтинг стран по 11 параметрам: жилье; доход; работа; сообщество; образование; окружающая среда; вовлеченность в гражданскую активность; здоровье; удовлетворенность жизнью; безопасность; баланс работы и отдыха.

В 2011 году опубликованы последние результаты исследования «Индекса процветания» крупнейшей независимой британской частной инвестиционной компании Legatum Group, частью которой является Legatum Institute, проводивший исследование. Legatum Institute обрабатывал данные для 110 стран мира. Чтобы вычислить уровень процветания страны, аналитики Legatum Institute исследовали значения 79 различных параметров, которые для удобства были разбиты на 9 групп: экономика; предпринимательство; управление; образование; здоровье; безопасность; личные свободы; социальный капитал.

На основании осмысления этих современных исследований (их социально-филососфских предпосылок и полученных результатов) можно говорить о том, что в перспективе с учетом выделенных критериев «счастья» и придания все большего значения именно этому переживанию индивидов, возможен полный пересмотр основ сферы управления и улучшения его качества, а также использование индексов в прогностических целях.

В российской социологии феномену счастья пока придают недостаточное значение, в связи с чем он по-прежнему остается малоизученным, а интерпретация проводимых в этой области опросов – некачественной. В диссертационной работе критически анализируется интерпретация данных полученных в омнибусах ВЦИОМ в 2009 и 2012 гг.

Судя по данным всех докладов, самые плохие показатели России связаны с доверием к государственным институтам, ощущением собственной безопасности и возможностями реализации личных свобод. Особенно ярко это заметно в таблице рейтинга «Индекса процветания Legatum», именно по этим показателям Россия занимает 92ое (управление), 82ое (безопасность) и 87ое (личные свободы) места.

В диссертации приводятся примеры того, как проблемы, выявленные при измерении «индексов счастья» в российском обществе, отражены в высказываниях респондентов авторского эмпирического исследования, влияют на их жизненную стратегию. Для «старшей» группы респондентов основным фактором, препятствующим ощущению себя счастливым человеком, является отсутствие уверенности в собственном будущем, стабильном доходе, возможности обеспечить семью и социальных гарантий, недоверие к власти и правоохранительным органам, а также отсутствие доверительных и романтических отношений.

Для молодого поколения людей с высшим образованием в настоящее время актуальной является необходимость принятия решения о реализации жизненных стратегий в России и возможностях эмиграции. В отличии от студенческой молодежи, для представителей «творческой индустрии» характерно укрепление веры в собственную способность улучшения политической, социальной и городской среды (изменение городского ландшафта, сохранение памятников исторического наследия др.), посредством проявления различных форм творческой и социальной активности.

Более детальное исследование существующих слабых мест российского общества в «мировой картине счастья» и изучение опыта других стран в решении схожих проблем позволят разработать эффективный план действий по улучшению качества работы важнейших социальных институтов, тем самым повысив уровень счастья различных социальных групп и общества в целом.

«Картину мирового счастья», основанную на измерении индексных показателей нельзя считать полностью достоверной. В данной работе обосновывается вывод о значимости этнокультурных особенностей национальных ценностей стран, включенных в рейтинг, которые не учитывает ни один из существующих индексов. Между тем, именно этот аспект является крайне важным, так как представления народов о счастье не могут формироваться вне культурного контекста, а значит ранжирование стран по показателям, предлагаемое при подсчете индексов, нельзя в полной степени считать соответствующим реальным представлениям о собственном счастье их жителей.

Кроме того, дальнейшее социологическое исследование счастья как социального ресурса требует совмещения уже существующих индексных методов с качественными методами, которые являются более гибкими и чувствительными. Благодаря глубинным интервью можно выявить способы формирования представлений о счастье, узнать какие события социальной жизни индивида влияют на эти представления, по каким причинам они принимают те или иные решения выстраивая свою жизнь, руководствуясь желанием быть счастливым.

Далее в разделе раскрываются социологические основания теории социальных представлений и ее методологические возможности для изучения предмета исследования. В логике изучения социальных представлений ставятся задачи анализа социальной реальности через коммуникацию и практику социальных групп, акцентируется внимание на том, что представления индивидов основаны не на тех вещах и ситуациях, которые они воспроизводят, а на коммуникации, касающейся этих вещей и ситуаций. Таким образом, процесс коммуникации оформляет и трансформирует социальные представления людей о счастье.

Качественные методы исследования социокультурных феноменов являются более сенситивными по сравнению с количественными, их использование позволяет понять, как и под влиянием чего формируется социальное представление о содержание указанных феноменов и какие именно факторы детерминирует состояние счастья. Эти факторы включают индивидуальные позитивные установки личности; наличие сформированного «социального интеллекта» личности; удовлетворенность индивида собственным прошлым; наполненность жизни индивида яркими позитивными событиями; развитая и нормативно-защищенная сфера приватной жизни человека; интересная работа; возможности реализации личных свобод; благоприятное психофизиологическое состояние индивида.

Мечтая о счастье, люди выстраивают образ своего идеального будущего, желаемых результатов и достигнутых целей, влияя на собственную жизнь и на общество в целом. Через призму представлений о счастье возможен новый взгляд на решение социальных и экономических проблем современного общества.

В Заключении предложено авторское содержание определения феномена счастья, раскрыта роль и значение этого феномена для социума. Подведены итоги и результаты авторского эмпирического исследования. Сформулированы основные проблемы исследования счастья и возможности дальнейшего развития темы.

Основные положения и результаты диссертационной работы изложены в публикациях:

Статьи в изданиях списка, рекомендованного ВАК РФ:

Чепурных М.Н. Теоретический анализ основных научных подходов к изучению феномена счастья// Вестник Российского государственного гуманитарного университета. – М.: РГГУ, 2012. Вып. 2: Серия «Социология». – С. 222-231.

Чепурных М.Н. «Индексы счастья»: опыт запада, социологический обзор// Теория и практика общественного развития.– Краснодар: «Издательский дом ХОРС», 2012. – № 9. – С. 67-71.

Чепурных М.Н. Мировые «индексы счастья»: место России// В мире научных открытий. – Красноярск: «Научно-инновационный центр», 2012. – № 11. – С. 217-230.

Статьи в других научных журналах:

Чепурных М.Н. Позитивный эмоциональный настрой как один из факторов «счастья»// Общество: социология, психология, педагогика.– Краснодар: «Издательский дом ХОРС», 2012. – № 3. – С. 65-72.

Чепурных М.Н. Понимание счастья современными московскими студентами// Наша социология: Исследовательские практики и перспективы: Сб.статей / РГГУ. Социологический факультет. Центр социологических исследований. – М.:РГГУ, 2007. – С.183-186.

Чепурных М.Н. Мечта в представлении московской студенческой молодежи// Наша социология: Исследовательские практики и перспективы: Сб.статей / РГГУ. Социологический факультет. Центр социологических исследований. – М.:РГГУ, 2009. – С.157-161.

Чепурных М.Н. Социолингвистические концепции понимания категории счастья// Наша социология: Исследовательские практики и перспективы: Сб.статей / РГГУ. Социологический факультет. Центр социологических исследований. – М.:РГГУ, 2013. – С.281-285.

Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. — М.: Наука, 1994. – С. 384.

Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: В 4 т.-Т. 3. — М.: Прогресс, 1986. – С. 816.

Толстая С.М. Глаголы судьбы и их корреляты в языке культуры. Понятие судьбы в контексте разных культур. — М.: Наука, 1994. – С. 143-147.

Лотман Ю.М. Избранные статьи. В 3 т. Т. 2. Таллинн, 1992. С. 111-126.

Там же. С. 129.

Сидоренко И.В. Антропология счастья. – М.: МАКС Пресс, 2006. – с. 15-21.

Гаврилова И.С. Аксиологический смысл концепта «счастье» в лингвокультуре: дис. . канд. филос. наук. / И.С. Гаврилова. Волгоград, 2003.

Зализняк А. А., Левонтина И. Б.,. Шмелев А. Д. Ключевые идеи русской языковой картины мира.- М.:Изд.: HYPERLINK «http://www.ozon.ru/context/detail/id/859487/» \o «Издательство» Языки славянской культуры, 2005. с. 86-124.

См.: Лунева О.В. Социальный интеллект: история изучения и основные модели. М.: Из-во Московского гуманитарного университета, 2009.

Hazan C. Thecapacity to love and beloved // The VIA classification of strengths andvirtues / C. Peterson and M. Seligman (Eds.). Washington, D.C.: American Psychological Assiciation Press, 2002; Sternberg, R. Atriangular theory of love // Psichological Review. 1986. 93, p. 119-135.

Селигман, М. Э. П. В поисках счастья. Как получать удовольствие от жизни каждый день: пер. с англ. / М.Селигман. – М.: Манн, Иванов и Фербер, 2010. С. 115-141.

Marks N., Abdallah S., Simms A., Thompson S.etal. The Happy Planet Index 1.0. New Economics Foundation. 2006. http://www.neweconomics.org/projects/happy-planet-index

«World Happiness Report» The Earth institute Columbia Univercity http://www.earth.columbia.edu/articles/view/2960

«Gallup World Poll» Gallup Media: https://worldview.gallup.com/default.aspx

«OECD Better life index», Organisation for Economic Co-operation and Development. http://www.oecdbetterlifeindex.org/

Legatum Institute «Legatum prosperity index» http://www.prosperity.com/prosperiscope/

«Что такое счастье — и где живут счастливые люди?». — Электрон. дан. — Всероссийский центр изучения общественного мнения. — Пресс-выпуск №1814. — Режим доступа: http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=111855

«От чего зависит счастье?». — Электрон. дан. — Всероссийский центр изучения общественного мнения. — Пресс-выпуск №2019. — Режим доступа: http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=11276

Legatum Institute «Legatum prosperity index» http://www.prosperity.com/prosperiscope/

PAGE

PAGE 2