Субъективные индикаторы взаимоотношений власти и муниципального

Байков Николай Михайлович – д-р социол. наук, профессор, проректор по научной работе ГОУ ВПО «Дальневосточная академия государственной службы» (г. Хабаровск). E-mail: HYPERLINK «mailto:[email protected]» [email protected]

Невеличко Любовь Григорьевна – аспирант ГОУ ВПО «Дальневосточная академия государственной службы» (г. Биробиджан).

E-mail: HYPERLINK «mailto:[email protected]» [email protected]

Субъективные индикаторы взаимоотношений власти

и муниципального сообщества

В статье представлен теоретический и эмпирический социологический анализ взаимоотношений российской власти и граждан на уровне муниципальных сообществ ряда субъектов регионов Дальневосточного федерального округа, выделены их субъективные индикаторы.

Ключевые слова: власть, общество, взаимоотношения, субъективные индикаторы, муниципальное сообщество.

Отношения между властью и народом ни в одной стране не складываются однозначно и просто. В историческом контексте, за исключением освободительных войн, взаимоотношения российской власти и граждан редко отличались общностью интересов. Очевидно, что в силу специфики отечественной культуры, характер отношений граждан и власти, качество самой власти являются не только одним из центральных вопросов развития российского общества, но и отражают его драматизм. Только за последние три столетия российских реформ власть неоднократно навязывала гражданам свое представление о путях развития общества, радикально изменяя его социальную структуру.

В постсоветский период сложились сложные виды взаимоотношений государства и человека. Современная жизнь ставит в повестку дня вопрос о взаимоотношениях власти и общества не только в смысле того, кто эту власть возьмет, но и с точки зрения того, как сама власть выглядит в глазах граждан. Его приходится решать в условиях высокого уровня социального и экономического неравенства, аномии, распространения «пофигизма» и отчужденности людей от власти.

Спектр отношений власти и населения за последние два десятилетия изменился – от культа государства до полного отрицания или недооценки его позитивной роли. Между этими крайними позициями расположены остальные варианты отношений: от романтического до прагматического. С одной стороны, граждане, привыкшие к патерналистским моделям взаимоотношения с властями, ожидают от них инициативы и возлагают на них всю полноту ответственности за происходящее в стране. С другой, власть все больше вынуждена заботиться о своем имидже, понимая, что на выборах ей придется расплачиваться не только за то, что удалось или не удалось сделать для населения, но и за то, в какой мере ей доверяет и симпатизирует обычный гражданин в статусе избирателя.

Особенность нынешней ситуации состоит в том, что власть не может рассчитывать исключительно на силовые приемы или всесильный административный ресурс. Сегодня, чтобы удержаться, ей необходимо вызвать симпатии народа, иметь позитивный имидж основных субъектов властных отношений в лице губернаторов, известных депутатов, глав муниципальных образований, хозяйствующих субъектов. С появлением новых информационно-коммуникационных технологий возникли и новые требования к власти, ее удержанию или завоеванию. В основном, они основаны на социально-психологических закономерностях восприятия власти электоратом.

В обществе может превалировать то или иное отношение к государству: доверять или не доверять ему, желать или не желать его преобразования. Однако по-настоящему фундаментальным является проблема приоритета: человек перед государством либо государство перед человеком. Соотношение государства и человека имеет ключевое значение и фактически определяет тип государства. Так, например, в восточных деспотиях и недемократических государствах во все времена и поныне приоритет неизменно отдавался и отдается государству по отношению к человеку. Реальное обеспечение приоритета человека по отношению к государству способствовало успешному развитию экономики в странах Западной Европы, США и Канаде, а позднее обеспечило и достижение высокого качества жизни для основной части населения.

Существование демократического государства невозможно, если нет приоритета человека над государством. Причем, речь идет не столько о нормах законов, которые крайне важны, сколько о повседневных социальных практиках, культуре взаимоотношений граждан с различными органами власти и их представителями, о решениях, принимаемых различными уровнями власти, о стиле мышления и жизни подавляющей части общества. В их в число входит и понимание представителями власти своей роли в исполнении функций от лица государства. При этом, важно понимание того, что демократия и рыночная экономика обусловлены, прежде всего, культурой граждан.

Приоритет человека перед государством заставляет власть считаться с интересами граждан, исходить из этих интересов и принимать решения, учитывая мнение различных социальных групп и слоев населения. К сожалению, лоббирование интересов различных властных групп в сочетании с конформистским отношением значительных слоев населения не способствует созданию эффективного механизма правого регулирования общественных отношений, формированию правового сознания, порождает неверие в силу решений органов власти.

Классик социологии Э. Дюркгейм, говоря о традиционной роли государства в России, писал еще в 1902 году: «У западных народов Европы государство было скорее следствием спонтанного развития общества; политическая организация здесь сформировалась постепенно, под влиянием экономического, демографического и нравственного состояния страны. Исторический процесс развивался здесь снизу вверх. В России оно происходило противоположным образом. Государство там организовалось до общества, и, именно оно, общество и организовало»…. «Судя по ряду признаков, похоже, что результат деятельности государства носит поверхностный характер и не имеет глубоких корней. Поскольку политическая организация не выражает нравственное устройство страны, она почти не смогла глубоко ее затронуть. Вероятно, там имеет место простое ее наложение, точно так же, как в Китае» [1].

Не пытаясь дать теоретический ответ на все проблемы, остановимся на одном лишь аспекте трансформации российского общества – взаимоотношениях муниципального сообщества граждан и местной власти. Социологический мониторинг взаимоотношений власти и муниципальных сообществ дает об этом определенное представление [2].

Анализ оценок населением условий жизнедеятельности показал, что большая часть опрошенных испытывает серьезные материальные затруднения, связанные с отсутствием возможностей заработать достаточно средств для достойной жизни. Особенно эти тенденции затрагивают старшее поколение, пенсионеров. Молодежь, в силу возраста, более оптимистична, имеет более высокие оценки удовлетворенности своей жизнью, ее условиями.

Динамика изменения субъективных оценок населения, обеспокоенности теми или иными социальными, экономическими, политическими или духовными проблемами свидетельствует об их актуальности для того или иного периода времени.

Среди проблем, вызывающих озабоченность граждан, наблюдается устойчивая тенденция ее усиления из-за роста цен на товары и услуги, алкоголизация населения, преступность и наркомания, отсутствие работы, бедность. Наряду с этими общесистемными факторами тревоги, граждане выражают беспокойство и по вопросам местного значения: благоустройство улиц, дворов, населенных пунктов, состояние жилищно-коммунального хозяйства и другие. Они превышают уровень тревожности всех других (не менее острых) социальных проблем (табл. 1). В целом, трудно ожидать других ответов, так как эти проблемы звучат как угрозы национальной безопасности и из уст политических лидеров страны. В то же время, население не тревожит состояние культуры, низкий уровень которой в немалой степени и порождает обозначенные выше проблемы.

Таблица 1

Проблемы беспокойства населения муниципальных сообществ

(в % к числу опрошенных)

Проблемы

Бикинский район

Нанайс-кий район

Приамурс-кое городское поселение

г. Биробид-жан

Рост цен на товары и услуги

74,0

77.4

59,1

79,9

Алкоголизация населения

63,2

71,3

52.6

*

Преступность, наркомания

42.8

33,4

40,9

53,8

Дороговизна и низкое качество лечения, лекарств

42,5

37,3

27,0

41,3

Бедность населения

38,0

38,9

25,3

38,6

Отсутствие работы, занятости

63,5

68,8

40,7

37,9

Благоустройство улиц, дворов, населенных пунктов

46,7

23.6

56.6

28,0

Детская беспризорность

19,5

13.4

17,6

27,2

Состояние ЖКХ

37.7

24,5

56,3

26,5

Экологическое состояние территории

17,4

23.6

31,3

20,1

Состояние культуры

4,2

10.5

12,7

12,0

Выезд населения за пределы территории жизнедеятельности

6,9

9,6

9,9

7,1

* нет данных

Выявленный спектр проблем волнует все социальные группы местного социума. Наряду с общей оценкой обеспокоенности, они находят широкое отражение в вопросах, адресованных опрошенными к органам муниципального управления. Их решение способно стать фактором, повышающим уровень доверия местной власти. В противном случае, рассчитывать на поддержку населением местной власти достаточно проблематично.

В современных условиях эффективность решения насущных проблем муниципального сообщества не может зависеть лишь от деятельности местной власти. Огромную роль в этих изменениях должно решать и само муниципальное сообщество. Поэтому одной из главных задач должна стать активная работа по вовлечению населения в решение многих вопросов социально-территориального сообщества.

Одним из важных критериев эффективности деятельности органов местного самоуправления является доверие населения. Этот интегральный показатель отражает способность органов власти создавать условия для обеспечения нормальной жизнедеятельности граждан, определять стратегические ориентиры, предоставлять населению качественные государственные и муниципальные услуги.

Можно согласиться с тем, что «… в России проблема доверия к институтам власти стоит острее, чем во многих других странах» [3]. Общероссийские и региональные социологические исследования фиксируют крайне низкий уровень доверия населения к институтам власти. При этом, во многих муниципальных образованиях он имеет тенденцию медленного снижения и не формирует отрицательный баланс оценок.

Ранжирование ответов респондентов показало, что различные институты власти отмечены невысоким уровнем доверия населения (табл. 2).

В общественном сознании сохраняется высокая персонификация государственной власти. Рейтинги Президента РФ, председателя Правительства РФ, многих губернаторов имеют высокий потенциал доверия населения, в то время как структурам исполнительной и законодательной власти, муниципального управления большая часть опрошенных отказывает в доверии. Особенно тревожным является дальнейшее снижение доверия органов правопорядка (суд, прокуратура, милиция).

Следующим индикатором взаимоотношений органов власти и населения является информированность последнего о деятельности чиновников. Он отражает способности органов власти решать их насущные проблемы, с которыми население обращается в местные органы власти. Так, например, половина опрошенных в г. Биробиджане (2007 г. – 49,0%, в 2008 г. – 48,9%) с разной частотой обращалась в местные органы власти по каким-либо вопросам. В большинстве своем обращения жителей связаны с такими проблемами, как: ЖКХ (41,9%), социальная защита (29,0%), здравоохранение (18,3%), земельные (17,9%), благоустройство территории (10,8%) и др.

Таблица 2

Уровень доверия населения к различным структурам власти в 2008 г.

(в % от числа опрошенных)

Институты власти

г. Биробиджан

Уссурийский муниципальный район

Соседям по дому, улице

32,3

39,3

Государственным органам власти региона

27,9

28,8

Суду, прокуратуре

29,8

27,2

Милиции

23,8

21.3

Общественным организациям

18,9

22.6

Государственной думе РФ

23,8

23,1

Предпринимателям

12,7

11.6

Депутатам органов местного самоуправления

14,5

26,6

Религиозным организациям

10,9

9,3

Главе муниципального образования

34.2

53,9

При этом, следует отметить, что оценки населения удовлетворенности результатом обращения в органы местной власти опрошенного населения, в большей степени, неудовлетворительные.

Подобного рода состояние населения является источником формирования протестного потенциала, выражающегося, прежде всего, в отсутствии поддержки местной власти, ее кандидатов на выборах, а зачастую и в их игнорировании.

Удовлетворенность населения деятельностью органов власти в муниципальных образованиях выступает как общий интегральный социальный индикатор характера их взаимоотношений (табл 3.).

Таблица 3

Удовлетворенность населения деятельностью органов власти

(в % от числа опрошенных)

г. Биробиджан

Нанайский район

Бикинский район

Полностью удовлетворен

10.9

8,6

1,5

Скорее удовлетворен, чем не удовлетворен

27,3

22,3

14,1

Скорее неудовлетворен, чем удовлетворен

27,9

21,3

37,4

Полностью неудовлетворен

7,2

14,0

23,7

Затрудняюсь ответить

26,6

33.8

21,9

Результаты представленных данных опросов свидетельствуют, что удовлетворенность деятельностью органов местной власти в муниципальных сообществах в разной мере выражают до трети респондентов. В то время как число неудовлетворенных варьирует от трети до более половины. Максимальный уровень удовлетворенности отмечается опрошенными при решении ими земельных вопросов, минимальный – уличным освещением, состоянием дорог и здравоохранения (табл. 4).

Таблица 4

Причины неудовлетворенности граждан результатами своего обращения в органы власти в зависимости от вопросов обращения (г. Биробиджан) (в % от числа опрошенных)

Вопросы обращения

Не решили

Не разъяснили

Нагрубили

Помощь на словах

Вопросы благоустройства территории (вывоз мусора, несанкционированные свалки и т. д.)

46,2

23,1

30,8

38,5

Уличное освещение территории

41,2

17,6

23,5

41,2

Содержание дорог и тротуаров

41,2

17,6

17,6

41,2

Вопросы жилищно-коммунального обслуживания (ремонт жилого дома, кровли, обеспечение теплом и т. д.)

37,5

31,9

12,5

34,7

Земельные вопросы (выделение и закрепление земельного участка и т.д.)

26,4



Страницы: 1 | 2 | Весь текст