Социальная маргинальность характерологические свойства и типоло

На правах рукописи

ШАЛАГИНОВА НАТАЛЬЯ АЛЕКСЕЕВНА

СОЦИАЛЬНАЯ МАРГИНАЛЬНОСТЬ: ХАРАКТЕРОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА И ТИПОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ

09.00.11 – социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Ростов — на – Дону — 2012

Работа выполнена в Институте по переподготовке и повышению квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук ФГАОУ ВПО «ЮЖНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Научный

руководитель:

доктор философских наук, профессор

Курбатов Владимир Иванович

Официальные

оппоненты:

доктор философских наук, профессор

Золотухин Валерий Ефимович

кандидат социологических наук, доцент

Якутина Ольга Ивановна

Ведущая организация:

Южно-Российский гуманитарный институт (ЮРГИ)

Защита состоится «10» февраля 2012 г. в 10.00 на заседании Диссертационного совета Д 212.208.01 по философским и социологическим наукам в Южном федеральном университете (344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 160, ИППК ЮФУ, ауд. 34).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Южного федерального университета (344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148).

Автореферат разослан «03» января 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

А.В. Верещагина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена необходимостью всестороннего исследования маргинальности для интерпретации социальных процессов в современной России. Трансформация социально-экономической структуры российского общества повлекла за собой интенсивную динамику социальной структуры, которая определила многомерность критериев оценки современной социальной дифференциации. Радикальные преобразования, (модернизация, «перестройка», трансформация, реформирование), произошедшие в российском обществе за последние годы, привели к интенсивной социальной мобильности и многообразию духовной жизни. При этом устоявшаяся идеологическая схема и духовные установки способствуют распространению состояния неопределенности и культурной дезориентации, что в свою очередь разрушает целостность и сбалансированность общественной системы, ведет к необходимой смене социокультурных парадигм. Данный процесс социокультурной энтропии (несбалансированности) связан, прежде всего, с эскалацией процессов маргинализации населения (различного рода мигранты, в том числе, и вынужденные эмигранты, этнические меньшинства, нищие, инвалиды, эзотерические секты, молодежная субкультура, феминистические движения) и расширением (увеличением) зоны влияния маргинальных элементов культуры.

Трансформационные процессы, происходящие в российском обществе, повлекли за собой не только изменение социальной структуры, но и сделали актуальными вопросы об осознании индивидуальной и групповой социальной идентичности, уровне сплоченности, месте в социальной структуре, а также системе ценностей тех социальных групп, которые ранее были «традиционными» для советского периода. Наблюдается «размывание» прежних границ классов, групп, слоев в виду чего растут маргинальные группы беженцев, «новых бедных», социальных аутсайдеров, представителей «социального дна». Именно маргиналы переживают наиболее глубокие, принципиальные изменения в социальном статусе, характеризующиеся неопределенностью, потенциальной многонаправленностью социальной траектории, вызванной статусной несовместимостью и социокультурной переориентацией.

Понятие маргинальности — одна из характеристик состояния социальной структуры любого современного общества. Это понятие используется для обозначения относительно устойчивых социальных явлений, возникающих на границе взаимодействия различных культур, социальных общностей, структур, в результате чего определенная часть социальных субъектов оказывается за их пределами. Одно из направлений исследования данной предметной области заключается в определении различных подходов, на основе концепции маргинальности, применительно к современной ситуации российского общества. Чаще всего, исследователи имеют в виду маргинальные, окраинные социальные группы. В современном российском обществе периода трансформации маргинальность приобретает особые масштабы, которые напрямую соизмеримы с масштабами социальных изменений в стране. В современном российском обществе состояние маргинальности в значительной степени характерно для различных социальных групп, таких как: квалифицированные рабочие, специалисты ИТР, часть управленческого корпуса, работавшие в государственном секторе экономики (предприятия ВПК, конверсионные производства, другие предприятия), с высоким уровнем образования, имеющие в прошлом высокий социально-профессиональный статус, оказавшиеся ныне в ситуации его вынужденного изменения, по причине созданного социально-экономическим и политическим кризисом условий невостребованности и несоответствия резко снизившегося уровня материального положения традиционно высокому социальному статусу; представители «новых» профессий, соответствующих рыночным условиям, поскольку положение этих групп неустойчиво; а также это мигранты, вынужденные переселенцы из ряда регионов России и из стран «ближнего зарубежья» и социальные слои, связанные с десоциализацией, потерей прежней самоидентификации и неопределенностью социального статуса. Актуальность проблемы изучения маргинальности в данном контексте обусловлена необходимостью разграничения различных подходов и формированием обобщенного теоретического социально-философского подхода отличного от традиционного социологического. Указанные соображения определяют актуальность данного диссертационного исследования.

Степень научной разработанности темы и проблемная область диссертационного исследования. Проблематика данного исследования предполагает анализ достаточно большого спектра проблем, отражающих характер и состояние маргинальности в условиях социальной неопределенности и нестабильности российского общества. В зарубежной и отечественной исследовательской литературе, рассматривающей проблематику маргинальности в концептуальном социологическом, психологическом, культурологическом аспекте, накоплен большой теоретический материал по проблеме маргинальности. Прежде всего, для данной работы большое теоретическое и прикладное значение имеют научные разработки в области изучения процесса маргинализации, который в рамках этносоциологической науки получил свое освещение в трудах различных исследователей.

Первоначально рассмотрение проблемы маргинальности связано с культурологическим подходом Р.Э.Парка, который, занимался исследованиями развития городской среды, в частности, иммигрантских сообществ в американских городах, а также расовых отношений межкультурного взаимодействия и кросс-культурных контактов. Результатом проведенных исследований стало формирование представления о типе «пограничной» личности, которая характерна для интенсивных миграционных процессов на примере американского общества. В описании «маргинального человека» Р.Э.Парк часто использует набор психологических характеристик и оперирует психологическими акцентами.

В социальной медицине и социальной психологии исследователи тоже обратили внимание на пограничные состояния психики и тела человека, в связи с чем, были обозначены и описаны различные формы отклонений, которые могут называться маргинальными феноменами человеческого бытия. В дальнейшем Т.Шибутани будет использовать комплекс черт личности маргинального человека, описанный и сформулированный Р.Э.Парком. По мнению Т.Шибутани, комплекс черт маргинальной личности включает следующие существенные признаки: серьезные сомнения в своей личной ценности, неопределенность связей с друзьями и постоянную боязнь быть отвергнутым, склонность избегать неопределенных ситуаций, чтобы не рисковать унижением, болезненную застенчивость в присутствии других людей, одиночество и чрезмерную мечтательность, излишнее беспокойство о будущем и боязнь любого рискованного предприятия, неспособность наслаждаться и уверенность в том, что окружающие несправедливо с ним обращаются.

Отличие позиции Р.Э.Парка от позиции Т.Шибутани, заключается в том, что Р.Э.Парк связывал концепцию маргинального человека не только с личностным типом, но и с социальным процессом и рассматривал маргинального человека как некий «побочный продукт» процесса аккультурации в ситуациях, когда люди различных культур и различных рас сходятся, чтобы продолжать общую жизнь, поэтому автор предпочитает исследовать описываемый процесс скорее не с точки зрения личности, а с позиции общества, в котором эта личность является ее частью. Э.В.Стоунквист является также представителем культурологического подхода к изучению феномена маргинальности, но выводы «своей теории маргинальности» автор строит на основе идентификации «культурных гибридов». Предметом интереса Э.В.Стоунквиста становятся типичные черты подобной личности и проблемы, связанные с ее адаптацией, а также рассмотрение маргинального человека с позиции социологического подхода. Исследователь рассматривает маргинального человека как ключевую личность (key-personality) в контактах культур. Таким образом, Парк и Стоунквист понимали под маргиналами неадаптированного мигранта (мулаты, метисы), как продукт расовой и этнической «гибридизации». В социологическом плане такая интерпретация маргинальности близка к позиции аномии, как последствия разрыва социальных связей между людьми, человеком и обществом, описанной в работах Э.Дюркгейма.

Последующие исследования (У.Г.Самнер, Р.К.Мертон) показали, что культурная маргинальность — всего лишь один из типов маргинальности. В 40-60-е ХХ века концепция маргинальности особенно активно разрабатывалась в американской социологии и как следствие, проблема маргинальности больше не ограничивалась только культурными и «расовыми гибридами» (Э.В.Стоунквист, Р.Э.Парк). Новизну вносит А.Грин, полагающий, что маргинальный человек это всеобъемлющий термин, который, включая все, также не исключает ничего, и поэтому должен употребляться осторожно и только после того, как его параметры определены, а Д.Головенски утверждает, что понятие «маргинальный человек» – это социологическая фикция». Традиции ученых, задавших направление в исследовании «культурной маргинальности», в дальнейшем продолжат А.Антоновски, Р.Гласс, М.Гордон, М.Вудс, Р.Херрик, Л.Харман, которые сосредоточили внимание, прежде всего, на психосоциальном влиянии на личность двусмысленности роли и статуса, которая проявляется при столкновении (конфликте) двух культур.

Социально-философский аспект рассматриваемой проблемы, изначально был связан с экзистенциалистским направлением в философии, представителями которого можно назвать: Ж.-П.Сартр, К.Ясперс, А.Камю, М.Хайдеггер. Его можно соотнести с феноменологической традицией в социологии, представители которого рассматривали «маргинальную ситуацию». Известную цепочку — А.Бергсон — Э.Гуссерль — А.Шюц, можно рассматривать как параллельную ветвь взаимовлияния, взаимопересечения философии и социологии. С точки зрения экзистенциализма, в частности, в трактовке К.Ясперса, человек всегда находится в ситуации и не может выйти из ситуации, не попав в другую. Ситуации — суть нечто, что человек должен претерпевать. Он отдан в их распоряжение.

В отечественной социологической и культурологической литературе, посвященной проблеме маргинальности, также сравнительно немного работ и данная проблема изучается с точки зрения различных подходов. В 2000 году вышла коллективная монография на тему «Маргинальность в современной России» (авторы Е.С.Балабанова, М.Г.Бурлуцкая, А.Н.Демин и др.), в которой проблема рассмотрена в контексте процессов, протекающих в современной России. О степени разработанности проблемы в отечественной науке свидетельствуют работы ведущих специалистов в данной области. В качестве основных можно обозначить публикации Е.Н.Старикова, И.П.Поповой, Е.Б.Рашковского, В.А.Шапинского, А.И.Атояна, С.Н.Артановского, помимо этого отдельно следует отметить, что существует обширный пласт этнографических и этнологических исследований, посвященных анализу этномаргинальных явлений. В монографиях и статьях Е.Б.Рашковского, Б.В.Андрианова, Ю.М.Плюснина, О.А.Сергеевой и других авторов подробно проанализирована специфика и особенности этнотрансформационных процессов, проведена их классификация, обозначены основные стадии развития и их сущностные черты.

Возрастает число работ российских философов, социологов и экономистов, которые изучают процесс маргинализации как причину и как следствие социально-экономического неравенства и социальной мобильности в современном российском обществе, среди них такие авторы, как: Т.И.Заславская, В.В.Радаев, О.И.Шкаратан, З.Т.Голенкова, М.Н.Руткевич, В.А.Ядов, Л.А.Беляева, В.И.Ильин, Т.Ю.Богомолова, В.П.Култыгин, Л.Н.Овчарова, Н.Е.Тихонова, В.С.Тапилина, С.С.Ярошенко, М.Ф.Черныш, М.А.Шабанова и другие исследователи. В контексте социальной культурологии в работах Б.С.Ерасова и П.С.Гуревича маргинальная личность рассматривается как переходная личность, являющаяся продуктом процессов, в результате которых человек вынужден осваивать иные, чуждые ему культурные ценности, социальные роли, образ жизни. В рамках философского подхода маргинальная личность как культурный феномен рассматривается в работах В.А.Шапинского, который рассматривая содержание понятия «культурная маргинальность» в постмодернистской картине мира, находит ряд общих черт, характеризующих культурную маргинальность.

Для понимания социальных процессов наряду с работами таких крупнейших европейских и американских социологов и антропологов, таких как: Г.Зиммель, М.Вебер, Р.Парк, А.Фарж, Д.Головенски, А.Дэвис, Э.Гидденс, М.Гоулдберг, Г.Дики-Кларк, В.Вордвелл, У.Самнер, Э.Стоунквист, Дж.Берри, Вуд, К.Рабан, М.Гордон, Э.Хьюз, А.Керкофф, Т.Мак-Кормик, Р.Гласс, Р.Херрик, Л.Харман, А.Антоновски, Дж.Б.Манчини, М.Дуглас, М.Херсковиц, П.Штомпка, важное значение имеют и работы отечественных авторов — З.Голенковой, Л.Ионина, Б.Шапталова, Ю.Плюснина, и др. Более детально анализируя отечественные источники, посвященные проблеме маргинальности, можно обозначить две группы работ: работы, описывающие маргинальные процессы на примере западного общества, и работы, авторы которых стремятся осветить эти процессы на социальном материале российского общества. К первой группе следует отнести статьи А.Салмина, И.Кравченко, С.Медведевой, О.Сергеевой, А.Галкина, Д.Петрова, В.Радаева.

Ко второй группе публикаций относятся работы В.Старикова, Н.Аитова, И.Поповой, Т.Заславской, З.Голенковой, К.Феофанова, О.Крыштановской, Ю.Левада, Н.Фроловой, А.Атояна, Н.Тихоновой, Е.Рашковского, И.Митиной, В.Прок, А.Заворина, М.Темкина, Б.Шапталова, Н.Лапина, Р.Рывкиной, С.Краснодемской, В.Култыгина, Д.Петрова, А.Федосеенкова, Н.Навджавонова, В.Каганского, Е.Садкова, Е.Ярской-Смирновой, А.Вишневского, Г.Осипова, М.Руткевича, О.Крыштановской, Р.Рывкиной, Ф.Филиппова, О.Шкаратана, Л.Беляевой, В.Ядова. Социальные практики современной социальной реальности, определяемой как «переходный период» от одной общественной системы к другой, заставляют переосмысливать известные и изучать новые социальные явления и отношения, что требует поиска соответствующих методов теоретического познания. Поэтому к числу категорий, нуждающихся в переосмыслении относится маргинальность, в связи с чем, необходимо более детально рассматривать и уточнять социально-философское понятие «маргинальность» в качестве возможной социально-конструктивной основы для анализа современных процессов в российском обществе, подходы к разработке системы инструментальных и методических подходов к их изучению. Междисциплинарный синтез теоретических данных о маргинальности можно почерпнуть из таких отраслей знания, как: социология, экономика, политология, лингвистика, культурология, психология. Синтез возможен в силу общности предметной области исследования и в силу самой природы взаимодействия различных типов маргинальности. Анализ имеющейся литературы по теме диссертации показал, что зарубежная и отечественная российская социология активно развивается и прогрессирует, в ней появляются новейшие и интереснейшие разработки, позволяющие по-новому посмотреть на маргинальную проблематику.

Вместе с тем, комплексного исследования проблемы маргинализации современного российского общества в ее многогранном срезе, в том числе в социально-философском, в отечественной социальной науке в полной мере не представлено, что позволяет сделать вывод о теоретической актуальности и востребованности данного диссертационного исследования в современном российском обществе. Рассмотрение степени разработанности темы диссертационного исследования приводит к осознанию необходимости разработки новых теоретических подходов к изучению динамики социальных перемещений в условиях кардинальных перемен всех структур общества и возникающих в связи с этим маргинальных явлений и позволяет сформулировать следующие цели и задачи диссертационного исследования.

Цель диссертационного исследования состоит в выявлении специфики социального феномена маргинальности на основе социально-философского анализа трансформационных процессов современного российского общества.

Данная цель предполагает решение следующих основных исследовательских задач:

1. Проанализировать социальный феномен маргинальности в традициях западной социально-гуманитарной теории.

2. Рассмотреть особенности социального феномена маргинальности в концепциях отечественной социально-философской мысли. Провести компаративный анализ социальных причин, влияющих на возникновение феномена маргинальности в российской и западной теоретической интерпретации.

3. Выявить источники и формы маргинализации в российской действительности, а так же определить специфику философского изучения социальной маргинальности.

4. Квалифицировать детерминанты явления маргинальности и специфицировать характерологические признаки понятия маргинальности через рассмотрение маргинального статуса как основания типологизации маргинальных групп российского общества.

5. Определить идентификационные признаки типологической структуры маргинальности социальных групп российского общества и определить теоретико-методологические основания исследования указанного феномена для характеристики социальной структуры российского общества.

6. Показать социально-эвристический потенциал маргинальности и его характерологических признаков, использование которого позволяет анализировать новые социальные параметры в виде маргинальных групп в социальной структуре трансформирующегося российского общества.

Объектом исследования является маргинальность, как социальный феномен.

Предметом исследования являются характерологические квалификационные и идентификационные признаки маргинального статуса как основания типологизации маргинальных групп социальной структуры современного российского общества.

Основной гипотезой исследования является предположение, что маргинальность имеет многоуровневый и многофакторный характер и является специфическим параметром современной трансформирующейся социальной структуры Российского общества. Исследование на уровне социально-философского подхода к маргинальности как многофакторного социального феномена в контексте современных социальных практик может способствовать выявлению новых характеристик современной социальной структуры различных обществ, в виде слабоисследованных маргинальных групп и социальных неиндифицированных новообразований («новые бедные», «новые маргиналы», underclass и другие).

Теоретико-методологическую основу работы составляют исследования, выполненные в русле междисциплинарной и трансдисциплинарной методологии, основные положения, основные идеи и принципы которой были разработаны в зарубежной и отечественной социально-философской мысли, социологии, экономики, социологии культуры, культурной и социальной антропологии. Эти основные положения и принципы предполагают использование накопленного научного потенциала различных теорий, применяемых в различных науках. В диссертационной работе автор опирается на положения фундаментальных философских и социологических научных теорий, разработанных в трудах представителей зарубежной и отечественной социальной науки, а именно: Р.Парка, Э.Берджеса, Э.Стоунквиста, А.Арона, Р.Парка, М.Шибутани, Э.Стоунквиста, Р.Рабана, И.Поповой, А.Галкина, О.Сергеевой, А.Салмина, Е.Рашковского, Т.Заславской, Е.Старикова и работы других авторов.

Теоретико-методологическую основу составляют основные подходы, сформировавшиеся в западной и отечественной социально-философской и социологической мысли. Проведенное в диссертации исследование опирается на методологию системного, исторического и структурно-функционального анализа маргинальности как социального феномена. При решении поставленных в диссертационном исследовании задач автор опирался на теоретические положения структурно-функционального анализа (Р.Мертон, Э.Дюркгейм, Т.Парсонс), теории классической социальной стратификации (К.Маркс, М.Вебер, П.Сорокин), теории структурации (Э.Гидденс), макроэкономической теории «порочных кругов нищеты» (Р.Нурксе), концепции социальной эксклюзии (П.Абрахамсон, Е.С.Балабанова, Ф.М.Бородкин, Н.Е.Тихонова), концепции андекласса («культуры бедности») (О.Льюис, Р.Дарендорф), культурологического подхода (Б.С.Ерасов, П.С.Гуревич, В.А.Шапинский).

В ходе решения поставленных в диссертационном исследовании задач автором были использованы методы сравнительного, социокультурного, социально-стратификационного и исторического подходов. В работе также использован и применяется комплексный междисциплинарный, критериальный и многофакторный подход при рассмотрении механизмов возникновения маргинальности, формирующихся в социальной структуре российского общества. Анализ феномена маргинальности базируется на принципах историзма, а также социально-экономической и социально-политической обусловленности форм социальной жизни, типологического, социоструктурного, социокультурного, компаративного подходов.

Исследование социального феномена маргинальности основывается на общенаучных методах (интерпретации, сравнения, аналогии), а также специальных методах социальной философии (анализ, обобщение).

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

— рассмотрены и исследованы теоретико-методологические подходы (системный, исторический, социологический, функциональный, социально-стратификационный, культурологический, социокультурный, экзистенциальный) к исследованию социальной маргинальности в традициях западной и отечественной социально-гуманитарной науке. Определены основные исследовательские подходы (социокультурный, системный и исторический) для построения теоретико-методологического конструкта изучения социальной маргинальности, базовым из которых является социально-философский подход;

— эксплицированы социально-философские черты социального феномена маргинальности в отечественной и зарубежной научно-теоретической мысли, которые выражаются в различном многоуровневом содержании контекста понятия маргинальность и характеризующие многофакторность социального феномена маргинальности. Конкретизировано понятие маргинальности, его генезис в концепциях философии, социологии и культурной традиции, показывающих, что первоначально центральной проблемой маргинальности был культурный конфликт, и, следовательно, при таком подходе маргинальность квалифицируется исключительно как культурная — феномен, ограниченный культурными и расовыми элементами;

— выявлена и сформулирована differencia specifica социально-философского анализа проблемы маргинальности, которая выражается в том, что понятие маргинальность имеет не только конкретно-исторический социальный смысл, но и социально-онтологическое измерение, поскольку выражает положение или состояние со специфическими «топологическими» свойствами (способность находиться на границе социального бытия и человеческой реальности в целом, позиционироваться на крайнее, предельное положение или состояние);

— в результате обобщения социокультурного, системного и исторического подходов к исследованию изучаемого социального феномена специфицированы характерологические признаки понятия маргинальности, отражающие идентификационные параметры социальной структуры общества, индикативом которой является маргинальный статус как основание типологизации маргинальных групп российского общества;

— представлена и обоснована на основе идентификационных характерологических признаков социально-философская классификация типов маргинальности, основанная на разных критериях в следующих сферах: социально-экономической, социально-политической, социально-этнической, социокультурной;

— обосновано, что использование понятие маргинальности и его характерологических признаков дает возможность указать субъектов-маргиналов в современном российском обществе, указать на социальные источники формирования маргинальных групп, а также на общие и специфические социальные характеристики субъектов-маргиналов.

Научная новизна работы раскрывается в следующих положениях, выносимых на защиту:

1. Маргинальность многоуровневый и многофакторный феномен и в истории научной мысли существует многообразие методологических подходов его изучения: системный, исторический, социологический, функциональный, стратификационный, культурологический, социокультурный. В качестве методологических подходов в рассмотрении специфики социальной маргинальности использованы социокультурный, системный и исторический подходы. В общественном и социально-гуманитарном знании применительно к проблеме маргинальности существуют две методологические позиции. Первая позиция возникла в трудах представителей Чикагской социологической школы и трактует маргинальность как специфическое культурное явление, возникающее на границах культурных миров, в зоне культурных контактов. Вторая — представлена в основном в европейской и отечественной социологической, политологической литературе и трактует маргинальность как предельно широкое явление, включающие социальные группы и слои, не обладающие устойчивыми статусными позициями или находящиеся за пределами существующей социальной структуры, либо на низших ее ступенях. В американской социологии проблема маргинальности рассматривается с позиции культурного подхода. В европейской социологии проблема маргинальности исследуется с позиции структурного подхода. На основании чего многообразные определения маргинальности структурированы по различным основаниям, исходя из смыслового содержания понятия (объекта, причин, объективных и субъективных характеристик, поведенческих характеристик и последствий). Системная интеграция подходов, предлагаемая автором, дает многоуровневость и многофакторность нового качества исследования этого социального феномена, что и выражает социально-философский подход.

2. Концепция маргинальности, разработанная в западной социологии (теория культурной и структурной маргинальности), не может быть в своем аутентичном виде применена к анализу российской действительности. Современная российская действительность вносит свои коррективы в содержание и смысл понятия «маргинальность» и отличается от классической модели, предложенной зарубежными исследователями. Принципиальными подходами к изучению маргинальности в отечественной социологии являются: маргинальность как явление и как процесс. Особенность отечественной социально-философской интерпретации модели концепции социальной маргинальности исследуется в рамках социально-стратификационного и социокультурного подходов.

Социально-философская интерпретация отечественной модели маргинальности подчеркивает многофакторность понятия, предлагая его многоуровневую трактовку и интерпретацию. Социальное явление маргинальности осмысленное и эксплицированное с позиций временного процесса (временная смена статуса, изменение статуса), обусловливающего и формирующего существование человека и общества, характеризует бытие человека в определенном социальном пространстве при осознании места человека в динамично меняющемся мире, его отношения к своему настоящему и будущему, что и обусловливает необходимость междисциплинарного исследования. Разрабатываемая автором концепция, позволяет перенести акцент на субъективное восприятие человеком своего маргинального состояния, в связи с чем, возникает необходимость осмысления философских атрибутов маргинальности с позиций онтологического и гносеологического содержания, с другой стороны, социально-философский анализ, позволяет рассматривать маргинальность с позиций междисциплинарного подхода посредством использования вариативных теоретико-методологических подходов, которые комплиментарно дополняют друг друга. В связи с чем, характерной особенностью отечественной модели изучения маргинальности становится процесс переходности, неопределенности, промежуточности, что отвечает специфике российской ситуации.

3. Теоретико-методологические подходы, сформировавшиеся в зарубежной и отечественной социальной мысли на природу и сущность социальной маргинальности выступают в качестве основы построения логического конструкта изучения процесса маргинализации, возникающего в ходе социальных изменений и выступающего внешнеобусловливающими факторами появления маргинальных личностей (групп, слоев) населения. Процессы маргинализации российского общества в условиях трансформационных процессов отражают состояние неопределенности, переходности, процесс увеличения в обществе маргинальных слоев (групп), состоящих из индивидов, личностная сущность которых деформируется под влиянием различного рода экономических, социальных, культурных и субъективно-личностных факторов. В виду чего, можно определить три детерминирующих источника маргинализации: социально-экономический; политический; социобиологический (»природные маргиналы»). Процесс маргинализации сопровождается утратой индивидом субъективной идентификации с определенной группой, сменой социально-психологических установок, кроме того, маргинализация существует как процесс, связанный с потерей социальной идентичности личности (социальной группы), кризисом идентификации, уходом от одних культурных норм, образцов социального действия и невозможностью обретения новых социальных регуляторов, связанных с переходом в новую идентичность. Поэтому существуют риски маргинализации населения в условиях социальной неопределенности, индикативом которой является «маргинальный статус». Маргинализация с позиций социально-философского подхода – это нарушение привычного (повседневного) хода жизни и привычных практик социального взаимодействия, поскольку маргиналы обладают присущим только им кодом социальных коммуникаций.

4. Представление, которое каждый человек неизбежно сам о себе формирует, во многом определяется той позицией, которую он занимает в социальной структуре общества. Вместе с тем, существенное, а в некоторых случаях (например, при интеграции в какую-либо социальную группу) превалирующее над другими факторами, влияние оказывают на него мнение и установки, которые формируют другие члены социума, иными словами, его социальный статус. В силу указанных причин, отдельные индивиды (социальные группы) утрачивают или изменяют свою самоидентификацию, взамен получая неопределенность социального статуса (маргинальный статус). У индивида формируются новые социальные позиции, образование которых, чаще всего связывают с десоциализацией и ресоциализацией, т.е. изменение социального статуса личности означает приобретение им маргинального статуса. Маргинальный статус – базовое понятие, неотъемлемая часть логической цепи в изучении феномена социальной маргинальности, а также индикатив социального общества, отражающий состояние «определенной неопределенности». Понятие «маргинальный статус» в данном контексте это некий метафорический конструкт, потому что понятием «статус» всегда обозначаются устойчивые фиксированные связи в рамках той или иной социальной структуры, а понятием «маргинальный» – неопределенное, размытое и пограничное состояние, поэтому важным теоретическим базисом в разработке проблем маргинальности можно считать определение маргинального статуса, как «определенности неопределенного». Маргинальный статус является концептуальным индикатором таких параметров, как маргинальная ситуация, маргинальная личность, маргинальная группа, а также таких параметров, как маргинальный кризис, динамика маргинальной ситуации как комплекса факторов, инициировавших формирование маргинального статуса. Маргинальный статус — базовое понятие в понимании маргинальности, важное звено в исследовании логической цепи феномена маргинальности.

5. Маргинализации как процесс перехода от одной системы ценностей, норм, культурных образцов социального действия — к другой, является последствием того, что многие люди пребывают в состоянии маргинальности и приобретают маргинальный статус. Эвристический социально-философский потенциал понятия социальной маргинальности предоставляющий возможность его широкого применения к разнородным фактам социальной реальности нуждается в конкретизации содержания. В современных условиях социальной трансформации российского общества наиболее распространенными типами маргинальности становятся: процессуальная, вынужденная, профессиональная (изменение экономической инфраструктуры), динамическая (миграционная маргинальность), культурная (референтная), этническая (изменение политических и экономических инфраструктур и границ, миграционные процессы), экологическая и социобиологическая маргинальности, приобретающие в современных условиях «переходного периода» новые масштабы, интенсивность, направленность, стихийность, многофакторность и многоуровневость. В процессе преобразования социальной действительности прослеживаются многочисленные метаморфозы маргинальности и маргинального кризиса. Социально-философский аспект анализируемой проблемы заключается в рассмотрении сложного маргинального процесса с позиций различных типов маргинальности – социальной, социокультурной, этнокультурной, структурной, социальной роли. Интерпретация маргинальности, предоставляющая возможность широкого применения понятия к разнородным фактам социальной реальности требует конкретизации содержания.

6. Маргинальность как многоуровневый социальный феномен основывается на различных критериях, в виду чего классификация видов маргинальности может быть многообразной: по профессиональному признаку (бюджетные организации, армия, предприятия ВПК, образовательные учреждения, организации здравоохранения); по образованию (люди, не обладающие профессий, либо обладающие несколькими профессиями); по территориальному признаку (территории с военно-промышленными комплексами); по разрыву пространственных и социокультурных связей (этномаргиналы, мигранты, нелегальные мигранты, «экспаты»); по социально-демографическому признаку (люди предпенсионного и пенсионного возраста, школьники, выпускники ВУЗов); по топологическим признакам (по районам проживания) – экологически неблагоприятные районы, Крайний Север, «горячие точки»; по социобиологическому признаку (инвалиды), по и т.д. Это означает, что состав маргинальных групп весьма разнороден. Их идентификация на уровне конкретных типов личностей сложна, стратегии трансформации новых маргинальных групп имеет ряд особенностей в зависимости от их основных типов. В переходные, переломные эпохи развития общества, когда происходит ломка прежней ценностной системы, разрушение должных институциональных норм, формируются новые формы и типы поведения, новые социальные типы личностей, не вписывающиеся в общий контекст социального окружения и его норм, и, как следствие, происходит увеличение обширных зон маргинальности и маргинализированных слоев. Общая социальная характеристика маргинальных личностей характеризуется состоянием социальной неопределенности, промежуточности, переходности, а специфические социальные характеристики субъектов-маргиналов будут определяться неопределенностью статусной, культурной, профессиональной, гражданской, национальной, этнокультурной идентификации, двойственностью (размытостью) мировоззренческих позиций, раздвоением, амбивалентностью, распадом ценностно-нормативных установок, духовных основ.

Научно-теоретическая и практическая значимость работы. Диссертационное исследование выявляет и формирует философское основание социологической науки по проблемам маргинальности. Полученные теоретические результаты могут быть использованы для дальнейшего исследования социальной маргинализации в России. Материалы диссертации могут быть использованы для критического осмысления новых форм социального бытия и положения человека в современной социальной реальности, как в рамках преподавания гуманитарных дисциплин, так и для практического применения социологами, социальными работниками, практикующими психологами, политологами.

Кроме того, представленные в работе выводы и положения, могут служить источником при социально-политической экспертизе и прогнозировании данного явления, а также могут быть применены в дальнейших разработках концепции маргинальности, новых подходов к изучению социальных процессов в трансформирующемся обществе. Основные положения и выводы диссертации были использованы и нашли применение при разработке и внедрении в преподавательском процессе, при чтении учебных курсов по социологии, истории социологии, общей социологии, специальных курсов учебных дисциплин «Теоретико-методологические проблемы маргинальности» и «Социальная маргинализация» для студентов факультета социологии и политологии, психологического факультета ЮФУ.

Содержащиеся в работе основные теоретико-методологические и практические результаты могут найти применение при подготовке и разработке учебных пособий и лекционных курсов по дисциплинам: «Социальная философия», «История социологии», «Социология», «Общая социология», «Социология труда», «Этносоциология», «Культурология», «Социологии культуры», «Регионалистика» и формировании спецкурсов по проблемам маргинальности.

Научно-практическая значимость диссертации заключается в том, что ее основные положения и выводы могут быть использованы для дальнейшей разработки социально-философской теории.

Апробация работы. Основные положения и результаты работы были представлены на методических семинарах для преподавателей (Ростовский филиал Российской таможенной академии), внутривузовских конференциях аспирантов и соискателей (Ростовский филиал Российской таможенной академии, Ростовский государственный университет, ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет»), на методических семинарах преподавателей и аспирантов факультета социологии и политологии (ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет»), а также послужили основой для подготовки учебного пособия.

По теме диссертационного исследования опубликовано 10 работ общим объемом 10,4 п.л., 2 статьи опубликованы в изданиях Перечня рецензируемых научных журналов, утвержденного ВАК Минобрнауки России.

Структура и логика диссертационной работы обусловлена целью и задачами исследования. Представленная к защите диссертация состоит из введения, трех глав, включающих по два параграфа, заключения и списка использованных источников.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Введение включает в себя обоснование выбора и актуальность избранной темы исследования, характеризует степень ее научной разработанности, предлагает постановку основной цели и задач исследования, определяет объект и предмет, характеризует и очерчивает теоретико-методологическую базу диссертационного исследования, также во введении производится анализ источников и формулируются: научная новизна диссертационного исследования, тезисы, выносимые на защиту, дается характеристика научной, практической значимости работы и ее структура.

Глава 1 «ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ФЕНОМЕНА СОЦИАЛЬНОЙ МАРГИНАЛЬНОСТИ» раскрывает сущность и содержание теоретико-методологических подходов и концепций к изучению и рассмотрению социального феномена маргинальности в западной и российской теоретической интерпретации соответственно для формирования теоретической базы изучения особенностей маргинальности, выявления его детерминирующих источников и анализа причин, влияющих на возникновение явления маргинальности.

В параграфе 1.1. «Генезис социального феномена маргинальности в традиции западной социально-гуманитарной теории» рассматривается особенность изучения проблем маргинальности в работах зарубежных исследователей. Автор определяет сложившиеся в научной зарубежной социально-гуманитарной теории классические подходы в рамках различных наук: этнологии, социологии, психологии, культурологии. В связи с чем, обосновывает необходимость применения междисциплинарного подхода к анализу маргинальности, в качестве которого автор предлагает использовать социально-философский подход, в качестве методологии и инструментария анализа нестабильных социальных состояний, несбалансированных социальных структур, неопределенных, переходных состояний общества, общества, находящегося в состоянии системного кризиса.

Представлено, что до сих пор в определении содержания понятия «маргинальность» имеется немало трудностей, поскольку до настоящего времени концепция маргинальности носила плюралистический характер, потому что:

— во-первых, в практике использования самого термина сложилось несколько дисциплинарных подходов (в социологии, социальной психологии, культурологии, политологии, экономике, лингвистике), что уже придает самому понятию и проблеме достаточно общий, междисциплинарный характер;

— во-вторых, в процессе уточнения и эволюции понятийного аппарата в социологии утвердилось несколько значений самого понятия, связанного с различными типами маргинальности;

— в-третьих, нечеткость, неопределенность понятия делает сложным измерение самого феномена, его анализ в контексте социальных процессов.

В то же время достаточно распространенное и подчас произвольное употребление термина приводит к необходимости уточнения его содержания, систематизации различных подходов и аспектов его использования. С этой целью рассмотрены:

— структура понятия с позиций многозначных трактовок определения его смыслового содержания;

источники и детерминанты маргинальности (социально-экономический, политический, социобиотический), причины возникновения маргинальных элементов, а так же представлен анализ индикаторов маргинальной ситуации;

— методологические подходы к анализу маргинальности, среди которых следует обозначить системный, исторический, социологический, функциональный, социально-стратификационный, стратификационный, культурологический, социокультурный, диалектический, экзистенциальный, феноменологический, а так же обосновывается необходимость междисциплинарного подхода к анализу маргинальности, в качестве которого автор предлагает использовать социально-философский подход.

В связи с этим рассматриваются особенности концепции «маргинального человека», предложенной Р.Парком, в рамках классического культурологического подхода, также дальнейшее освящение этой темы в работах Э.Стоунквист, который описывал маргинальное положение социального субъекта, участвующего в культурном конфликте и находящегося «между двух огней», т.е. понятием «маргинальный человек» Стоунквист характеризовал социального субъекта.

Далее автор рассматривает, что традиции Парка и Стоунквиста, обозначивших направление исследования «культурной маргинальности», продолжили и другие исследователи, такие как: А.Антоновски, Р.Гласс, М.Гордон, М.Вудс, Р.Херрик, Л.Харман, сосредоточивающие внимание, прежде всего, на психосоциальном влиянии на личность двусмысленности статуса и роли, которые возникают при столкновении (конфликте) культур.

Таким образом, диссертант развивает идею о том, что, будучи принятой в западноевропейской социологии преимущественно как структурная (социальная), концепция маргинальности до настоящего момента служит в основном для обозначения явлений, связанных с изменениями в социальной структуре в результате социальной мобильности, и употребляется в основном для обозначения социальных групп, исключенных из системы общественного разделения труда и находящихся «на краю» общества, для исследования социальных условий, приводящих к образованию таких групп.

Цель параграфа 1.2. «Социально-философская интерпретация отечественной модели концепции социальной маргинальности» заключается в изучении генезиса теории маргинальности в современной отечественной социально-гуманитарной теории и с методологической позиции социально-философского подхода. Современная российская действительность также, вносит свои коррективы в содержание и смысл понятия «маргинальность» и несколько отличается от классической модели, предложенной зарубежными исследователями. Поэтому маргинальность осознается как социальный феномен, характерный и для российской действительности. Также в данном параграфе обозначены причины, по которым концепция маргинальности, разработанная в западной социологии (теория культурной маргинальности, теория социальной (структурной) маргинальности, теория маргинальности социальных ролей) не может быть в своем аутентичном виде применена к анализу российской действительности.

Кроме того, многообразные определения маргинальности были структурированы по различным основаниям, исходя из смыслового содержания понятия (объекта, причин, объективных и субъективных характеристик, поведенческих характеристик и последствий). Также автором определены принципиальные подходы к изучению маргинальности в отечественной социологии: маргинальность исследуется как феномен и как процесс и обосновывает актуальность изучения маргинальности как феномен в социальной структуре современного российского общества по следующим причинам: во-первых, объективным состоянием социальной структуры российского общества, масштабом тех преобразований, которые произошли за годы реформ и которые, в конечном счете, привели к трансформации всей социально-экономической системы; во-вторых, изменением критериев социальной дифференциации: возникновением многомерности социального структурирования общества, когда в каждом гомогенном слое проявляют себя группы, демонстрирующие социальные отличия от других, принадлежащих к тому же слою группы.

Так, при исследовании причин возникновения данного феномена в российском обществе большинство исследователей уделяют внимание выяснению сущности динамики социальной структуры и процессов социальной мобильности, а также их сложной причинно — следственной взаимосвязи. Используя данное теоретико-методологическое положение, следует отметить, что причина маргинальности не только экономическая и маргинализация проходит не только в процессе ухудшения материальных условий жизни как следствия падения для всей страны уровня жизни, но, прежде всего, в силу изменения самой социальной реальности, в которой живут индивиды, многие из которых не хотят, не могут, не готовы, не способны воспринимать новые образцы социального действия, требуемые социальной группой, к которой они принадлежат, а так же «встроиться» в новую систему социальных отношений.

Например, маргинальность (приписывание признака маргинальности) вызывает состояние образованного человека, мысленно причисляющего себя по уровню образования к среднему классу, но не способного экономически обеспечить себе «срединное» положение в обществе. Также на границе двух или нескольких культур находятся, например, студенты, которые вынуждены и учиться и работать, школьники, которые хотят учиться, получать знания, но находятся под влиянием различных молодежных субкультур, моды, сленга, новых паттернов поведения, учителя, призванные отдавать себя в культивировании знаний своих учеников, но находящиеся в границах различных проблем — как организационного, так и материально-стимулирующего характера. На фоне маргинализации происходит «симуляция» деятельности, что показательно даже тогда, когда люди поклоняются богу, используя внешние атрибуты верующего, крестясь и молясь, не вникая в суть того или иного религиозного учения. Даже сами священнослужители и богословы объясняют это тем, что мы живем в эпоху великой маргинальной революции. Отсюда следует важный вывод о том, что в современной социальной ситуации приходится констатировать наличие тенденции усиления ценностного вакуума, невротичности и фрустрированности общества.

Глава 2 «ХАРАКТЕРОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА СОЦИАЛЬНОЙ МАРГИНАЛЬНОСТИ» посвящена рассмотрению роли и значению процессов маргинализации в системе социальных взаимодействий современного российского общества в условиях социальной неопределенности, способствующей кризису идентификации, ценностной депривации и социальной дезадаптации групп экономически-активного населения в основных социальных институтах (семьи, труда, образования, рынка).

Процессы маргинализации, возникающие в ходе социальных изменений, выступают внешнеобусловливающими факторами появления маргинальных личностей, групп и слоев населения, которые социально дифференцируется, принимая в качестве регуляторов поведения все более новые культурные образцы. В связи с этим, необходимо определиться с выяснением теоретико-методологических основ маргинализации. Их освящению посвящена настоящая глава, состоящая из двух параграфов, последовательность которых определяется общей логикой исследования.

В параграфе 2.1. «Истоки и формы маргинализации в российской действительности и специфика изучения социальной маргинальности» определяются теоретико-методологические основания исследования маргинализации, выясняются основные понятия, отражающие процессы маргинализации российского общества в условиях трансформационных процессов, а также анализируются структура понятия, источники и формы маргинализации. Выявляются детерминанты и признаки понятия социальная маргинальность в качестве основы построения конструкта для изучения маргинального статуса, в который индивид попадает, утратив привычные роли и функции, в состоянии неопределенности самоидентификации собственного бытия, кризиса идентичности. Фактор маргинализации и исследование маргинальной ситуации (маргинальной среды) в данном контексте играет значительную социально-регулирующую роль, выступая базисом для маргинального статуса как основания типологизации маргинальных групп российского общества. Маргинальная ситуация (маргинальная среда) — это область, где две культуры переплетаются и где осваивающая пространство культура комбинирует, объединяет особенности обеих культур.

В этой связи представляется необходимым определить характеристики или признаки маргинальной ситуации, т.е. те индикаторы, которые будут указывать на то, что человек находится в маргинальном положении или попал в маргинальную ситуацию (среду): «промежуточность», «окраинность», «пограничность» положения индивида; погруженность индивида либо в процесс переходности (явление транзиции), либо в контекст смены социокультурных парадигм, которая характеризуется дезадаптацией к новой ситуации; феномен психологической «двойной» адаптации, когда индивид оказывается «между двумя местами или сразу в двух местах». Так же индикаторами маргинальности являются: потеря престижа работы, переквалификация, необходимость смены профессии; объективное понижение социально-профессионального статуса, эмиграция; кризис идентификации.

Если идентификация нарушается, то это свидетельствует о кризисе социальной структуры (культурной, этнической, конфессиональной). Поэтому, не ограничиваясь лишь социологическим подходом, можно использовать социокультурный подход к изучению маргинальности, в рамках социокультурного, рассматриваемый феномен — особое социальное отношение, в которое вступает индивид, оказавшийся в определенной ситуации, между двух или нескольких культур. Социокультурный подход к теории маргинальности связан с кризисом идентификации и как следствие, неопределенностью статусной позиции личности.

Неопределенность социальной жизни порождает непредсказуемость, нестабильность развития и социализации, что выражается в неполноте, промежуточности социального статуса и неопределенности социальных идентификаций, иначе говоря, маргинальности социальных позиций. Поэтому следующим шагом нашего исследования стало изучение маргинального статуса как фактора маргинализации социальных связей в результате пребывания или попадания индивида в маргинальную среду.

В параграфе 2.2 «Маргинальный статус как основание типологизации маргинальных групп российского общества» показана необходимость применения понятия «маргинальный статус» для построения концептуальной модели маргинальности, использование данного конструкта позволило автору квалифицировать детерминанты и специфицировать характерологические признаки понятия маргинальности. Понятие «маргинальный статус» в данном контексте представляет собою метафорический конструкт, потому что понятием «статус» всегда обозначают устойчивые и фиксированные связи в некой социальной структуры, а понятием «маргинальный» – неопределенное, размытое и пограничное состояние, поэтому важным теоретическим шагом в разработке проблем маргинальности можно считать определение маргинального статуса, как «определенности неопределенного».

Маргинальный статус — базовое понятие в понимании маргинальности, важное звено в исследовании логической цепи феномена маргинальности. Маргинальный статус — позиция в социальной структуре, фиксирующая объективно заданные противоречия в способах поведения, которые определяются многообразием статусно-ролевых и функциональных характеристик личности, либо промежуточными состояниями перехода из одного статуса в другой. Исходя из того, что «маргинальный статус стал в современном мире не столько исключением, сколько нормой существования миллионов и миллионов людей (Е.Рашковский), концепция маргинальности становится ключом к поиску парадигмы плюралистичного, толерантного общежития.

Представление, которое каждый индивид неизбежно сам о себе формирует, определяется той социальной ролью, которую предназначено ему играть в том или ином обществе, а также мнением и установкой, которые формируют в отношении него в этом обществе другие люди; короче говоря, оно зависит от его социального статуса. Сложные социальные процессы, определяющие специфику маргинального статуса, усложняют состав маргинализацией групп. В их числе, прежде всего, называются категории беженцев, безработных, мигрантов. Формируются также, частные предприниматели, использующие наемный труд, субъекты малого бизнеса на индивидуальной и семенной основе, в частности, фермеры, члены трудовых товариществ, что вполне логично, если признать основным критерием неопределенность социального статуса и связанные с этим проблемы самоидентификации.

В связи с чем, делается вывод о том, что представление индивида о себе является в этом смысле не столько личностным, сколько социальным продуктом, поэтому маргинальны не люди, а их связи и отношения. Маргинальный статус необходимо рассматривать в непосредственной связи с такими составляющими, как маргинальная ситуация, маргинальная личность, маргинальная группа, а также параллельно с ситуацией преодоления маргинального кризиса (совладание). Следует иметь в виду исследование маргинальной ситуации как комплекса факторов, инициировавших формирование маргинального статуса.

Итак, индивид может утрачивать или изменять свою самоидентификацию, взамен получая неопределенность социального статуса, который мы обозначили, как маргинальный статус или «неопределенность определенного». Утратив привычные роли и функции отдельные индивиды и/или социальные группы попадают в состояние неопределенности, характеризуемое неопределенностью самоидентификации собственного бытия человека по многим позициям в рамках той или иной социальной группы.

В третьей главе «СОЦИАЛЬНАЯ МАРГИНАЛЬНОСТЬ В АНАЛИЗЕ СТРУКТУРЫ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА» выявлены идентификационные признаки типологической структуры социальной маргинальности российского общества как характеристики социальной структуры российского общества.

В параграфе 3.1. «Идентификационные признаки типологической структуры социальной маргинальности российского общества» обосновывается, что в контексте современной социальной реальности можно говорить о всеобщей маргинализации: чем выше дифференциация общества, чем больше плохо отграниченных друг от друга «групп» создают свои условия жизни, свои особые «социальные логики», чем больше замкнуты и обособлены друг от друга индивиды, тем больше возможность попадания индивида в «двойной зажим», вынужденного по тем или иным причинам выходить за границы своего привычного жизненного мира. Маргинал – это результат и следствие социальных трансформаций. Появление маргинальных слоев и групп, связано, прежде всего, с экономическими причинами. Хотя многие из тех, кто попал в колею бедности, продолжают субъективно относить себя к средним слоям, исходя из своего былого положения в советское время, обусловленного относительно высоким уровнем образования, все же «в результате реформ в бедность была ввергнута часть высокообразованного населения, в основном массовая интеллигенция (ученые, учителя, врачи и т.п.) и низкообразованные группы».

Диссертационное исследование позволяет констатировать маргинализацию данных слоев российского общества, переживающих «культурный шок» и социальный травматизм, что не позволяет им полностью адаптироваться к новым социальным практикам. Соответственно большинство групп населения позиционируют себя как «новые бедные» и «старые бедные». Различаются они тем, что первые рассматривают свое нынешнее положение как временное, а вторые и раньше довольствовались низкими социальными позициями и имели резервов самореализации, но для них были открыты возможности восходящей социальной мобильности через образовательные каналы, которые в той или иной степени использовали их дети. В сегодняшних условиях образование как путь восходящей социальной мобильности для многих из этих молодых людей недоступен.

Для многих скольжение по нисходящей траектории социальной стратификации заканчивается «социальным дном», которое становится все более основательным, но отторгаемым обществом, а также формированием некоего «преддонья» – тех социальных групп, у кого высок риск скатиться на «социальное дно», в виду чего далее в работе логично представлена классификация социальных групп, в зависимости от уровня потенциальной маргинальности (стабилизирующая, понижающая, продвинутая). Кроме того, автор обращает внимание на процессы социально-профессиональной маргинальности, что важно в современных условиях, когда многие базовые профессиональные компетенции, а нередко и целые профессии устаревают через 8-10 лет, а иногда и чаще.

Интерпретация маргинальности, предоставляющая возможность широкого применения понятия к разнородным фактам социальной реальности требует конкретизации содержания. В современных условиях социального переструктурирования российского общества наиболее распространенными типами маргинальности становятся: процессуальная, вынужденная, профессиональная (изменение экономической инфраструктуры), динамическая (миграционная маргинальность), культурная (референтная), этническая (изменение политических и экономических инфраструктур и границ, миграционные процессы), экологическая и социобиологическая маргинальности, приобретающие в современных условиях «переходного периода» новые масштабы, интенсивность, направленность, стихийность, многофакторность и многоуровневость.

В параграфе 3.2. «Маргинальные группы в социальной структуре трансформирующегося российского общества» показано, что использование понятия маргинальность дает возможность анализировать маргинальные группы в социальной структуре современного российского общества. В современном российском обществе значительно больше маргинальных элементов внутри организованных социальных групп. Маргиналы склонны «выпадать» из организованной структуры этих групп. Маргиналы могут переходить не только в свободное состояние, но и организовываться в группы.

Определяя социальную топологию новых маргинальных групп, можно обозначить «зоны» маргинальности — те срезы социальной жизни, сегменты рынка труда, в которых концентрируется высокий уровень социально-профессиональной маргинальности: по отраслям экономики (отрасли, в которых значимы изменения численности занятых: легкая, пищевая промышленность, машиностроение; бюджетные организации науки, культуры, образования; предприятия ВПК; армия); по регионам (трудоизбыточные, депрессивные); по формам собственности — зоны повышенного риска в организации и ведении собственного дела (малое предпринимательство); по социально-демографическим характеристикам (люди среднего и пожилого возраста; выпускники школ, вузов; неполные и многодетные семьи).

Это означает, что состав маргинальных групп весьма разнороден. Их идентификация на уровне конкретных типов личностей сложна, стратегии трансформации новых маргинальных групп имеет ряд особенностей в зависимости от их основных типов. В определении их параметров были использованы разнообразные критерии отнесения к маргинальным группам и, как следствие, обоснована применимость критериального подхода, предполагающего опору на классификацию в зависимости от разнообразных критериев: по профессиональному признаку — бюджетные организации, армия, предприятия ВПК, образовательные учреждения; по образованию — наиболее сложная проблема людей, у которых нет профессий; по территориальному признаку — то самое сложное в промышленности военно-промышленного комплекса; по социально-демографическому признаку (возрасту) — это люди предпенсионного возраста, школьники; по топологическим признакам (по районам проживания) — Крайний Север.

Маргинализация как процесс формирования специфических отношений между социальным субъектом, социальной общностью и обществом в целом, в результате которых отдельные индивиды и социальные группы утрачивают свойственную им идентификацию, вследствие попадания в маргинальную ситуацию, оказываются вытиснутыми из привычной системы социального взаимодействия как сознательные субъекты, всегда является следствием масштабных перемен в обществе, в результате которых прежняя система социокультурных и ценностных ориентаций разрушается и происходит разрыв индивида, социальных групп с социальным окружением.

В переходные, переломные эпохи развития общества, когда происходит ломка прежней ценностной системы, разрушение должных институциональных норм, формируются новые формы и типы поведения, новые социальные типы личностей, не вписывающиеся в общий контекст социального окружения и его норм, и, как следствие, происходит увеличение обширных зон маргинальности и маргинализированных слоев. Чтобы изучать, как этот процесс протекает в социальной структуре трансформирующегося российского общества, нами был составлен теоретико-методологический базис изучения процесса маргинализации, в основе которого выступает социально-философский подход в комплексе с социокультурным, системным и историческими подходами.

В Заключении подводятся итоги диссертационной работы, формулируются основные выводы и обобщения, и намечаются возможные перспективы дальнейшей разработки проблемы маргинальности в российском обществе.

Основное содержание диссертационного исследования отражено в следующих публикациях автора:

Статьи, опубликованные в изданиях Перечня рецензируемых научных журналов, утвержденного ВАК Минобрнауки России:

Шалагинова, Н. А. Критериальные основания типологизации маргинальных групп //Гуманитарные и социально-экономические науки. — Ростов н/Д.: Изд-во СКНЦ ВШ. — 2009. — № 2. (0,9 п.л.).

Шалагинова, Н. А. Маргинальный статус и маргинальное сознание: определения и подходы // Гуманитарные и социально-экономические науки. — Ростов н/Д.: Изд-во СКНЦ ВШ. — 2009. — № 3. (1,3 п.л.).

Другие научные и учебно-методические издания:

Шалагинова, Н. А. «Люмпен» и «маргинал»: содержательное сходство и различие понятий /Материалы конференции «Неделя науки». — Ростов-н/Д: РИО Ростовского филиала РТА, 2001. (0,6 п.л.).

Шалагинова, Н. А. Маргинализация в современных условиях и новые маргинальные группы //Таможня: история, теория, практика: Материалы конференции. Часть II. — Ростов-н/Д: РИО Ростовского филиала РТА, 2001. (0,6 п.л.).

Шалагинова, Н. А. Теоретические подходы к изучению феномена маргинальности //Таможня: история, теория, практика: Материалы конференции. Часть II. — Ростов-н/Д: РИО Ростовского филиала РТА, 2002. (0,4 п.л.).

Шалагинова, Н. А. Основные направления исследования феномена маргинальности в современной отечественной социологии //Академический вестник. Ежегодник. — Выпуск 3. — Ростов-н/Д: РИО Ростовского филиала РТА, 2004. (0,7 п.л.).

Шалагинова, Н. А. Типология маргинальных групп: особенности формирования и функционирования //Академический вестник. Ежегодник. — Выпуск 5. — Ростов-н/Д: РИО Ростовского филиала РТА, 2005. (1,5 п.л.).

Шалагинова Н.А. Современные образовательные тенденции и механизмы мотивации студентов //Гергелев А.Э, Королева К.Ю., Шалагинова Н.А. Современные образовательные тенденции и механизмы мотивации студентов. — Ростов-на-Дону: РИО Ростовского филиала РТА, 2004. — 4.7 п.л. (4,8/1,7 п.л.).

Шалагинова, Н. А. Концепции феномена маргинальности в западной общественной мысли //Академический вестник. Ежегодник. — Выпуск 1 (10). — Ростов-н/Д: РИО Ростовского филиала РТА, 2011. (1,3 п.л.).

Шалагинова, Н. А. Маргинальный статус — основание типологизации маргинальных групп российского общества //Академический вестник. Ежегодник. — Выпуск 2 (11/11). — Ростов-н/Д: РИО Ростовского филиала РТА, 2011. (1,4 п.л.).

Издано в авторской редакции

Сдано в набор 30.12.2011. Подписано в печать 30.12.2011.

Формат 60х84 1/16. Цифровая печать. Усл. печ. л. 2,0.

Бумага офсетная.

Тираж 110 экз. Заказ № 2255.

Отпечатано в РИО Ростовского филиала Российской таможенной академии

344002, г. Ростов-на-Дону, пр. Буденновский, 20.

Park, R. E. Human migration & the marginal man // American Journal of Sociology. — Chicago, 1928. — Vol.33. № 6. — P. 881-893. Park Robert E. Race and culture. Glencoe: Free Press. 1950. Part 26. Marginal Man. Chapt. 26. Human Migration and Marginal Man. P. 355-356.

Шибутани, Т. Социальная психология: Пер. с англ.- Ростов — на — Дону: Феникс, 2002. 544 с.

Там же. С. 492.

Stonequist, E. V. The Marginal Man. A Study in personality and culture conflict. — New York, Russell & Russell 1961. — P.45-48, 92-93, 218.

Stonequist, E. V. Op. cit.. P. 220.

Stonequist, E. V. Op. cit. P. 221.

Green, A. W. A Re-examination of the Marginal Man Concept // Social Forces. 1947. Vol. 26. P. 167-171.

Попова, И. П. Новые маргинальные группы в российском обществе: Теоретические аспекты исследования // Социологические исследования. 1999. № 7. С. 62-71.

Antonovsky, A. Toward a refinement of the “marginal man” concept // Social forces. — Chapel Hill, 1956. Vol. 35, № 1/2. P. 57-62.

Glass R. Insiders — Outsiders: The position of minorities // New left rev. — L. 1962, № 17. P. 34-45.

Gordon, M. Assimilation in America: The Role of Race, Religion, and National Origin. N.Y.: Oxford University Press, 1964. 288 р.

Herrick, R. The paradox of marginality // Our sociological eye: Personal essays on Society and Culture. — Port Washington (N/Y/): Alfred, 1977. P. 67-77.

Маргинальность в современной России: Коллективная монография. /Балабанова Е.С., Бурлуцкая М.Г., Демин А.Н. и др. ; Моск. обществ. науч. фонд. — М., 2000. С. 85.

Стариков, Е. Н. Маргиналы и маргинальность в советском обществе //Рабочий класс и современный мир. 1989. № 4. С. 142-155.

Попова, И. П. Новые маргинальные группы в российском обществе: Теоретические аспекты исследования //Социологические исследования. 1999. № 7. С. 62-71.

Рашковский, Е. Б. «Маргиналы» // 50/50: Опыт словаря нового мышления. М., 1989. С. 146-152.

Шапинская, Е. М., Шапинский, В. А. Постановка и разработка проблемы культурной маргинальности теоретиками постмодернизма //Постмодернизм и культура. М., 1991. С. 8-33.

Атоян, А. И. Маргинальность и право // Социально-политический журнал. 1994. № 7-8. С. 158-159.

Плюснин, Ю. М. Личность на перекрестке культур: модели социализации в условиях межкультурного взаимодействия. Препринт. Новосибирск, 1995. 26 с.

Сергеева, О. А. Роль этнокультурной и социокультурной маргинальности в трансформации цивилизационных систем // HYPERLINK «http://www.ecsocman.edu.ru/ons/» Общественные науки и современность. 2002.  № 5. С. 104-114. 

Заславская, Т. И. Социоструктурный аспект трансформации российского общества //Социологические исследования. 2001. № 8. С. 3-11. Заславская, Т. И. Современное российское общество. Социальный механизм трансформации. М.: Дело, 2004. 400 с. Заславская, Т. И. Современное российское общество: проблемы и перспективы // Общественные науки и современность. 2004. № 6. С. 5-18 и др.

Радаев, В. В. Социальная стратификация /В.В. Радаев, О.И. Шкаратан. М.: Аспект-пресс, 1996. 320 с.

Там же.

Социальная стратификация российского общества /Отв. ред. З.Т. Голенкова. М.: Летний сад, 2003. С. 69-98. Голенкова, З. Т. Динамика социоструктурной трансформации в России //Социологические исследования. 1998. № 10. С. 77-84. Голенкова, З. Т., Игитханян, Е. Д. Профессионалы — портрет на фоне реформ //Социологические исследования. 2005. № 2. С. 28-36.

Ильин, В. И. Социальная стратификация. Сыктывкар: Издательство СГУ, 1991. 221 с.

Шапинский, В. А. Культурная маргинальность как социально-философская проблема /Автореферат дисс. … канд. филос. наук. М., 1990. 19 с.

Фарж, А. Маргиналы // 50/50. Опыт словаря нового мышления (Под общей редакцией Афанасьева Ю. и Ферро М.)  М.1989. С. 143-146.

Гидденс, Э. Стратификация и классовая структура //Социологические исследования. 1992. № 11. С. 107-120.

Wardwell, Walter I. A marginal professional role: The chiropractor // Social Forces. Chapel Hill, 1962. Vol. 30. № 3. P.339-348.

Wood, M. M. The stranger: The Study of Social Relationships. N.Y.: Columbia University Press, 1934. Р. 7-24.

Hughes, E. C. Social change and status protest: An essay on the marginal man // Phylon-Atlanta 10 (March). 1945: Vol. 10. № 1. P. 59-65; 366-376.

Kerckhoff, A. C., McCormick T. C. Marginal status and marginal personality // Social forces. Vol. 34 (October). № 1. 1955. P. 50-55.

Glass, R. Insiders — Outsiders: The position of minorities // New left rev. — L. 1962, № 17. P. 34-45.

Herrick, R. The paradox of marginality // Our sociological eye: Personal essays on Society and Culture. — Port Washington (N/Y/): Alfred, 1977. P.67-77.



Страницы: 1 | 2 | Весь текст