Сопоставительная политическая метафорология 10. 02. 20 сравнител

На правах рукописи

Будаев Эдуард Владимирович

СОПОСТАВИТЕЛЬНАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ

МЕТАФОРОЛОГИЯ

10.02.20 – сравнительно-историческое,

типологическое и сопоставительное языкознание

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Екатеринбург – 2010Работа выполнена в ГОУ ВПО

«Уральский государственный педагогический университет»

Научный консультант –

Заслуженный деятель науки РФ, доктор филологических наук,

профессор Анатолий Прокопьевич Чудинов

Официальные оппоненты –

Член-корреспондент РАН, доктор филологических наук, профессор Виктор Алексеевич Виноградов

(Институт языкознания РАН)

доктор филологических наук,

профессор Лариса Михайловна Алексеева (Пермский государственный университет)

доктор филологических наук, профессор Ирина Михайловна Кобозева (Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова)

Ведущая организация –

Волгоградский государственный

педагогический университет

Защита состоится «21» января 2011 года в _14_ часов на заседании диссертационного совета Д 212.283.02 при ГОУ ВПО «Уральский государственный педагогический университет» по адресу: 620017, г. Екатеринбург, пр. Космонавтов, 26, ауд. 316.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Уральского государственного педагогического университета.

Автореферат разослан « » декабря 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

Пирогов Н. А.

Общая характеристика работы

Настоящая диссертация посвящена сопоставительной политической метафорологии как формирующемуся направлению современной лингвистической науки.

Актуальность исследования обусловлена логикой развития теории и практики анализа политической метафоры. Эволюция когнитивной и политической лингвистики инициировала повышенный интерес исследователей к феномену политических метафор в России и зарубежных странах и привела к объединению эвристик и методик этих двух направлений языкознания в рамках современной политической метафорологии.

В результате бурного роста научных изысканий в данной области долгое время ощущалась необходимость начать целостное и пространное описание теоретико-методологического разнообразия исследований в сфере анализа закономерностей функционирования метафоры в сфере политики. Учитывая, что когнитивная теория метафоры была призвана эксплицировать сложное взаимодействие между сознанием, языком и культурой и что именно когнитивная трактовка метафоры дала импульс к конвергенции метафорологии и политической лингвистики, логично было бы ожидать, что сопоставительный аспект политической метафорологии займет более заметное место в исследовательской практике отечественных и зарубежных специалистов. Однако на фоне бурного роста исследований в области политической метафорики отсутствует сколько-нибудь системное описание этой области лингвистических изысканий. Решению этой насущной задачи посвящено настоящее исследование.

Объект исследования – сопоставительная политическая метафорология как направление современных лингвистических исследований.

Предмет исследования – теория и методология сопоставительного анализа политической метафорики.

Целью настоящей диссертации является разработка теоретико-методологической модели сопоставительной политической метафорологии и применение когнитивно-дискурсивных эвристик данного научного направления к практическому анализу.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

– определить теоретико-методологические истоки современной политической метафорологии;

– выделить ведущие научные направления, формирующие современную политическую метафорологию, и сопоставить их в методологическом плане;

– на основе проведенного сопоставления определить основные исследовательские подходы к изучению политической метафоры;

– разработать единую структуру методологии анализа, объединяющую онтологические, аксиологические, гносеологические и междисциплинарные аспекты политической метафорологии;

– выявить основные объекты когнитивного анализа в сопоставительной политической метафорологии и провести их систематизацию;

– выявить основные ракурсы дискурсивного сопоставления политических метафор и разработать их типологию;

– определить методики когнитивно-дискурсивного сопоставления политической метафорики;

– продемонстрировать эвристики когнитивно-дискурсивного подхода к сопоставительному анализу на основе применения оригинальных методик изучения политической метафорики в синхронии и диахронии.

Методология настоящего исследования сложилась под влиянием когнитивной теории метафоры (Р. Гиббс, Э. Гоутли, Дж. Грэди, М. Джонсон, З. Ковечеш, Дж. Лакофф, С. Коулсон, Т. Рорер, М. Тернер, Ж. Фоконье и др.), в том числе отечественной теории метафорического моделирования (А. Н. Баранов, Д. О. Добровольский, Ю. Н. Караулов, И. М. Кобозева, Т. Г. Скребцова, А. П. Чудинов и др.).

Представленная работа также опирается на достижения теории дискурс-анализа (А. Н. Баранов, Р. Водак, Т. ван Дейк, В. З. Демьянков, В. И. Карасик, Е. С. Кубрякова, А. Мусолфф, А. П. Чудинов, Е. И. Шейгал, Дж. Юл и др.), прагмалингвистики (Н. Д. Арутюнова, Т. ван Дейк, М. Р. Желтухина, О. С. Иссерс, В. И. Карасик, Г. Г. Слышкин, Е. И. Шейгал и др.) и лингвокультурологии (С. Г. Воркачёв, В. И. Карасик, В. В. Красных, В. А. Маслова, Ю. Е. Прохоров, В. Н. Телия и др.).

Важное место в методологической системе данного исследования занимает когнитивно-дискурсивная парадигма исследования, разрабатываемая в отечественной лингвистике (Н. Н. Болдырев, В. З. Демьянков, В. И. Карасик, А. А. Кибрик, И. М. Кобозева, Е. С. Кубрякова, А. П. Чудинов и др.). В исследовании также использовались эвристики дескрипторной теории метафоры (А. Н. Баранов), корпусной метафорологии (Ф. Боерс, А. Мусолфф, Дж. Чартерис-Блэк и др.) и комбинаторной теории кризисной коммуникации (Х. Де Ландтсхеер, Д. Фертессен).

В процессе работы использовались следующие методы: когнитивно-дискурсивный анализ, метафорическое моделирование, классификация, контекстуальный анализ, статистическая обработка материала, сопоставительный анализ с учетом лингвокультурологической и диахронической характеристики исследуемых явлений.

Также в диссертации использовались оригинальные методики сопоставительного анализа политической метафорики: методика полидоменного векторно-рефлексивного таргетирования и методика равномерной комбинированной фрагментации политического дискурса.

Материалом для исследования послужили два корпуса данных («Корпус А» и «Корпус Б»). В качестве материала для синхронического исследования использовался «Корпус А», состоящий из текстов как печатных, так и электронных британских и российских СМИ (2000–2007 гг.), содержащих метафорические словоупотребления, актуализированные для осмысления постсоветской действительности России, Грузии и стран Балтии. Всего было рассмотрено 6600 метафорических словоупотреблений (одинаковое количество в российских и британских источниках). Материалом для диахронического исследования послужил «Корпус Б», включающий в себя тексты из 228 федеральных и региональных российских периодических изданий за 8 лет (2000–2007 гг.) общим числом 67 200 текстов.

Научная новизна диссертации заключается в системном и многоаспектном описании теории и методологии сопоставительной политической метафорологии. На основе этого описания построена комплексная методологическая модель сопоставительной политической метафорологии, охватывающая сложный конгломерат теорий, методов, принципов, подходов и аспектов анализа метафоры в политическом дискурсе.

Выделены четыре уровня общеметодологической структуры политической метафорологии, связанных с онтологией, гносеологией аксиологией и междисциплинарностью исследовательских практик в политической метафорологии. Рассмотрены основные объекты и ракурсы когнитивно-дискурсивного анализа политической метафоры.

В исследовании разработана классификация методик сопоставительного таргетирования и предложена методика полидоменного векторно-рефлексивного таргетирования метафорики. Использование этой методики позволило выявить корреляции между индексами продуктивности сферы-источника и сферы-мишени, сформулировать закономерность рефлексивной продуктивности, отражающей зависимость между индексом продуктивности и типом таргетирования, а также выделить три типа конгруэнтности метафорических моделей, отражающие соотношение воздействия когнитивно-дискурсивных факторов на метафорическую концептуализацию постсоветской действительности в России и Великобритании.

В диссертации разработана методика равномерной комбинированной фрагментации политического дискурса, эвристичность которого продемонстрирована при исследовании российской политической метафорики в диахроническом аспекте.

Теоретическая значимость диссертации заключается в разработке теории сопоставительной политической метафорологии; определении методологических истоков современной теории политической метафоры; выделении ведущих научных направлений, формирующих современную сопоставительную политическую метафорологию. В работе систематизированы исследовательские подходы к анализу политической метафоры и выстроена единая структура методологии анализа, объединяющая онтологические, аксиологические, гносеологические и междисциплинарные аспекты политической метафорологии.

На основе выявленных общеметодологических оснований для данной области исследований проведена инвентаризация объектов когнитивного анализа, систематизированы ведущие ракурсы дискурсивного анализа и определена система когнитивно-дискурсивных методик исследования. В исследовании разработаны методики анализа, демонстрирующие возможности когнитивно-дискурсивного исследования метафорики в политическом дискурсе.

Практическая значимость исследования связана с возможностями использования его материалов в лексикографической практике, в практике преподавания иностранного языка и курсов по сопоставительному и типологическому языкознанию, межкультурной коммуникации, теории перевода, когнитивной и политической лингвистике, лингвокультурологии и связям с общественностью.

На защиту выносятся следующие положения:

Современная теория политической метафоры возникла на пересечении двух научных направлений: политической лингвистики и метафорологии. Метафора традиционно была предметом исследований в области политической коммуникации, но именно эволюция когнитивной теории метафоры привела к образованию на стыке двух дисциплин новой области лингвистических изысканий – политической метафорологии.

Общеметодологическая структура политической метафорологии состоит из четырех уровней, каждый из которых связан с определенным аспектом научной деятельности:

– онтологический уровень, отражающий различия в понимании феномена метафоры как бытийной сущности и служащий базисом для всех остальных уровней методологии;

– аксиологический уровень, отражающий оценочную позицию субъекта исследования;

– гносеолого-квантитативный уровень, устанавливающий принципы определения релевантности источников анализа;

– междисциплинарный уровень, фундирующий эвристичность методов смежных наук.

Основными объектами сопоставительного когнитивного анализа в политической метафорологии являются три группы когнитивных структур:

1) сферы-источники метафорической экспансии;

2) сферы-мишени метафорической экспансии;

3) базисные когнитивные структуры.

Важнейшим фактором эвристичности современных сопоставительных метафорологических исследований является анализ когнитивных структур в сочетании с дискурсивным подходом. Основные ракурсы дискурсивного сопоставления политических метафор объединяются в четыре группы:

1) этнокультурное сопоставление;

2) социально-дискурсивное сопоставление;

3) диахроническое сопоставление;

4) мультимодальное сопоставление.

В сопоставительной политической метафорологии выделяются когнитивно-доминантные и дискурсивно-доминантные методики анализа. Когнитивно-доминантные методики подразделяются на три группы: методики сопоставительного анализа метафор, объединяемых сферой-источником метафорической экспансии; методики сопоставительного таргетирования; методики корреляции метафор и базисных когнитивных структур. Дискурсивно-доминантные методики категоризуются соответственно четырем ракурсам сопоставительного анализа дискурса (этнокультурное, социально-дискурсивное, идеологическое и мультимодальное сопоставление).

Свойства метафорических моделей в различной степени зависят от когнитивно-дискурсивных факторов. Применение метода сопоставительного векторно-рефлексивного таргетирования к анализу британской и российской метафорики позволило выявить зависимость индекса продуктивности сферы-источника от индекса продуктивности сферы-мишени и показать корреляции между индексом продуктивности и типом таргетирования (закономерность рефлексивной продуктивности).

Методика сопоставительного векторно-рефлексивного таргетирования позволяет выявить и изучить такое свойство метафорических моделей, как междоменная конгруэнтность. В российском и британском политическом дискурсе функционируют метафорические модели трех типов конгруэнтности, каждый из которых отражает различную степень воздействия когнитивно-дискурсивных факторов на функционирование метафор (конгруэнтный тип, смешанный тип конгруэнтности, неконгруэнтный тип).

Комбинированная методика равномерной фрагментации позволяет повысить эвристичность сопоставительного когнитивно-дискурсивного исследования и показать, что динамика метафорических систем – сложный процесс, суммирующий закономерности многочисленных когнитивно и дискурсивно зависимых факторов.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования изложены автором в докладах на 52 научных конференциях, в том числе 37 международных, проходивших как в России (Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Воронеж, Тамбов, Казань, Пермь, Челябинск, Кемерово, Курск, Тула, Орел, Улан-Удэ, Стерлитамак, Астрахань, Тюмень, Сыктывкар, Тольятти, Пятигорск, Йошкар-Ола, Ижевск, Великий Новгород, Омск, Ставрополь, Оренбург, Ульяновск, Ярославль и др.), так и странах Ближнего (Армения, Казахстан, Узбекистан, Украина) и Дальнего зарубежья (Болгария, Германия, Испания, Китай, Польша, Таиланд, Чехия). Основные положения диссертационного исследования обсуждались на заседаниях кафедры риторики и межкультурной коммуникации Уральского государственного педагогического университета, заседаниях кафедры иностранных языков Нижнетагильской государственной социально-педагогической академии.

По теме исследования опубликовано 125 научных работ, в том числе 5 монографий, учебное пособие и 19 статей в журналах, рекомендованных ВАК РФ для публикации результатов докторских диссертаций.

Структура диссертации определяется ее задачами и отражает основные этапы и логику развития исследования. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографического списка (1691 наименование, в том числе 1214 на иностранных языках) и приложений.

Основное содержание работы

Во Введении обоснована актуальность исследования, его научная новизна, теоретическая и практическая значимость, определены цель и задачи диссертации, указаны методы исследования, описаны материал и источники исследования, сформулированы положения, выносимые на защиту, указана апробация работы.

В первой главе «Теоретические истоки политической метафорологии» рассматривается история становления политической метафорологии как направления лингвистических исследований. Рассматривается процесс становления современной теории политической метафоры на пересечении двух научных направлений: политической лингвистики и теории метафоры.

В первой части главы прослеживается эволюция политической лингвистики, определяются основные этапы и направления ее развития.

В истории становления политической лингвистики как научного направления выделяются три основных периода:

– этап становления политической лингвистики (30-50-е гг. XX в.);

– этап развития и оформления в самостоятельное научное направление (60-80 гг. XX в.)

– современный этап политической лингвистики (с 90-х гг. XX в. по настоящее время).

Ретроспективный взгляд на политическую лингвистику в Западной Европе и Северной Америке показал, что в основе ее формирования лежали несколько магистральных направлений, каждое из которых тяготело к определенным методологическим подходам и обогащало формирующееся научное направление на определенном этапе его развития:

– исследования военной и коммунистической пропаганды в русле квантитативной семантики, опиравшейся на методы контент-анализа;

– анализ риторического мастерства политиков, основанный как на эвристиках традиционной риторики, так и на основе методологических инноваций в этой области исследований;

– специализированный анализ идиолектов политических лидеров, основанный на психоаналитических методиках;

– политическая публицистика, направленная на анализ способов контроля общественного сознания с помощью манипуляций с семантикой слов и высказываний;

– изучение политической символики в рамках политической семиотики;

– исследование политической коммуникации с учетом экстралингвистических факторов на основе широкого спектра подходов в рамках дискурс-анализа;

– анализ и моделирование структур сознания, актуализированных в процессе политической коммуникации.

В силу особенностей социального развития нашей страны политическая лингвистика развивалась в России не совсем так, как в остальном мире. В советскую эпоху едва ли не всякое опубликованное в нашей стране исследование по проблемам политической речи было изначально скомпрометировано. Положение изменилось только после начала перестройки, когда гласность сделала возможной публикацию объективных исследований. Несмотря на долгую методологическую изоляцию советской науки, многие западные теории нашли широкое применение в российской политической лингвистике, что обусловлено не только демократизацией общества и науки, но и схожестью развития теоретической лингвистической мысли в СССР и странах Запада. Вместе с тем характерными чертами современного состояния этой науки в России является ее едва ли не демонстративный разрыв с некоторыми направлениями советской лингвистики, методологическое сближение с зарубежными исследованиями и существенное расширение сферы исследований.

Эволюция метафорологии в XX в. связана с двумя основными направлениями языкознания. Первое направление, соотносимое с традиционной риторикой и стилистикой, рассматривало метафору как средство украшения речи и усиления воздействия на слушателя. Несмотря на значимый вклад в метафорологию риторического и семантико-стилистического подходов, исследовательский бум в метафорологии связан с эволюцией когнитивной парадигмы языкознания и разработкой теории концептуальной метафоры, рассматривающей метафору как ментальную операцию, как способ познания, категоризации, концептуализации, оценки и объяснения мира.

Когнитивная теория метафоры не только инициировала рост метафорологических исследований, но и дала импульс к конвергенции метафорологии и политической лингвистики. Метафора была предметом исследований политической коммуникации и до возникновения теории концептуальной метафоры, но именно новый взгляд на метафору привел к синтезу метафорологии и политической лингвистики и образованию на стыке двух дисциплин новой области лингвистических изысканий – политической метафорологии.

Учитывая, что теория концептуальной метафоры была призвана описать взаимодействие между мышлением, языком и культурой, логично было бы ожидать, что сопоставительный аспект политической метафорологии выйдет на первый план в исследовательской работе. Конвергенция метафорологии и политической лингвистики действительно инициировала заметный рост публикаций в данном направлении, однако на фоне этого роста все заметнее ощущается необходимость системного описания принципов, закономерностей, эвристик в этой области лингвистических изысканий.

Во второй главе «Методология исследования политической метафоры» представлена характеристика общеметодологической структуры политической метафорологии.

Общеметодологическая структура политической метафорологии состоит из четырех уровней, каждый из которых связан с определенным аспектом научной деятельности: онтологический уровень (бытийный аспект), аксиологический уровень (оценочный аспект), уровень релевантности источников (гносеолого-квантитативный аспект), уровень дополнительных методов (междисциплинарный аспект) (см. Таблицу 1).

Онтологический уровень методологии служит своеобразным базисом для всех остальных уровней методологии, которые можно сравнить с надстройкой. В конкретном исследовании каждый последующий уровень накладывается на предыдущий. Первые три уровня можно обнаружить во всех исследованиях: метафора должна быть квалифицирована как ментальное или вербальное явление, исследователь (не) эксплицирует свое оценочное отношение, в исследовании используются только квалитативные методики или же применяются количественные подсчеты и обоснования. Четвертый уровень относится к факультативным, он отражает наличие или отсутствие междисциплинарных методов и подходов.

Противопоставление на онтологическом уровне носит фундаментальный характер и основывается на различиях в понимании феномена метафоры как бытийной сущности. Это противопоставление основывается на двух основных подходах: когнитивном, фундирующем ментальную онтологию метафоры (в слабом варианте) или постулирующем примат ментальной онтологии (в сильном варианте), и риторическом, ограничивающим метафору языковой системой (в сильном варианте) или прагматическими параметрами речи (слабый вариант).

Таблица 1.

Система методологических уровней политической метафорологии

Методологические

уровни

Варианты реализации

методологических уровней

1

Онтологический

уровень

(базисные методы)

Риторический

(структурно-стилистический)

подход

(языковая онтология метафоры)

Когнитивный подход

(ментальная онтология

метафоры)

2

Аксиологический

уровень

(оценочная позиция)

Критический анализ

Дескриптивный анализ

3

Гносеолого-квантитативный

уровень

(принципы отбора и определения релевантности источников)

Квалитативный анализ

(выявление качественных закономерностей без их количественных характеристик)

Квантитативный анализ

(контент-анализ, корпусная лингвистика)

4

Междисциплинарный

уровень

(дополнительные

методы)

Герменевтический, психолингвистический, культурологический, психоаналитический, социологический, политологический, нейролингвистический анализ; варианты дискурс-анализа и др.

Большинство современных исследований по политической метафоре базируется на когнитивной теории метафоры, охватывающей целый комплекс теорий. Этот методологический комплекс возник как на основе эволюции теории концептуальной метафоры, так и на пересечении альтернативных когнитивных и политлингвистических теоретических конструктов. Доминирование когнитивных исследований в политической метафорологии связано с новыми эвристическими возможностями этой парадигмы.

Риторическое (структурно-стилистическое) направление в изучении политической метафоры возникло значительно раньше, чем когнитивное. Точкой отсчета современной политической метафорологии в риторической традиции является теория архетипичных метафор, разработанная М. Осборном и его единомышленниками. Риторическое направление в изучении политических метафор, с одной стороны, относится к числу несомненных источников, послуживших основой для возникновения когнитивной теории политической метафоры. С другой стороны, риторическое направление до настоящего времени выступает как своего рода «конкурент» теории и практики исследования политических метафор «по Лакоффу». Становление современной теории политической метафоры сопровождалось диалектическим взаимодействием формирующейся когнитивной парадигмы и развитием традиций исследования метафоры в русле лингвопрагматики. Не только когнитивная теория метафоры вносила коррективы в работы, ориентированные на традиционные методы исследования, но и некоторые разработки по исследованию метафоры в политической лингвистике предшествовали или сопутствовали когнитивной теории метафоры. Параллельное развитие двух названных направлений приводит к их взаимному обогащению и даже конвергенции.

На аксиологическом уровне политической метафорологии методологическая оппозиция проявляется в противопоставлении критического и дескриптивного подходов. При критическом подходе метафора рассматривается как одно из средств, которое использует социальная власть для осуществления своего господства в обществе. Приверженцы дескриптивного подхода занимают более объективистскую позицию. В дескриптивных исследованиях превалирует стремление описать и объяснить феномены, избегая при этом собственной (особенно связанной с политическими убеждениями субъекта исследования) идеологической оценки, что связано с представлениями о критериях научной объективности исследования.

В отличие от других уровней аксиологический уровень не является гносеологически самодостаточным. Являясь важным компонентом методологии политической метафорологии, аксиологический уровень все-таки не обладает минимальным методологическим содержанием, достаточным для проведения самостоятельных эпистемологических процедур. Именно поэтому (вопреки широко распространенному мнению) критический дискурс-анализ (critical discourse analysis), критический анализ (critical analysis), дескриптивный анализ не являются самостоятельными методологиями исследования как per se, так и применительно к анализу метафорики, в отличие от методик когнитивного и риторического толка, а также от других междисциплинарных методов.

На гносеолого-квантитативном уровне методологии разграничиваются два подхода: квантитативный и квалитативный. В первом случае в основе исследования лежит точно определенная и достаточно объемная база метафор, извлеченных на основе сплошной или целенаправленной выборки из точно определенного корпуса текстов. Во втором случае перед ученым стоят задачи зафиксировать и изучить определенное явление без квантитативной характеристики; дать детальное описание единичных метафор, наиболее ярких или привлекших особое общественное внимание.

Помимо количественной характеристики релевантность источников определятся дополнительным рядом категориальных признаков содержательного характера. Исследователи не всегда эксплицитно определяют, квантитативный или квалитативный анализ они использовали, ограничиваясь указанием на характер использованного материала. В этом случае не сообщается точных количественных данных, а дается характеристика использованных источников. Вместе с тем при таком подходе значение рассматриваемого противопоставления не нивелируется, а только переводится на имплицитный уровень.

Необходимо избегать смешивания категорий гносеолого-квантитативного уровня с методологическими компонентами других уровней. К примеру, некорректно противопоставлять квантитативный анализ метафор (корпусный подход, контент-анализ) и дискурс-анализ, так как в основе определения подходов лежат гетерогенные критерии. Методологически количественная релевантность материала слабо коррелирует с расширением или сужением круга феноменов, охватываемых в понятии предмета исследования. Другими словами, дискурс-анализ политической метафорики может проводиться как с применением квалитативного, так и квантитативного анализа, поэтому подобные противопоставления не имеют большого смысла.

Важной методологической чертой современной политической метафорологии является ее междисциплинарный характер, проявляющийся в активном использовании эвристик широкого спектра смежных с политической метафорологией дисциплин. Во многих современных исследованиях когнитивный или риторический анализ политической метафоры дополняется на основе использования методов, характерных для культурологии (лингвокультурологии), психологии (психолингвистики), социологии (социолингвистики), теории дискурса, сопоставительной и типологической лингвистики. На междисциплинарном уровне ведущее место в современной политической метафорологии занимает дискурсивный анализ.

Генезис дискурсивного анализа политических метафор связан с переходом от формалистских и структуралистских подходов к «контекстуализации» дискурса. Однако на заре дискурс-анализа под контекстом понимался вербальный контекст, включающий в себя слова, предложения, пропозиции, высказывания и коммуникативные ходы. И только в начале 80-х гг. дискурсивные структуры стали систематически изучаться в их социальном, историческом и культурном контексте. Анализ дискурсивных подходов к исследованию политических метафор обнаруживает широкое методологическое разнообразие. Вместе с тем просматривается тенденция к объединению эвристик дискурсивного анализа политических метафор с когнитивными теориями метафоры, т.е. в направлении, сформулированном в отечественном языкознании как когнитивно-дискурсивная парадигма исследований.

Разность метаязыка описания политической метафоры в лингвистике, общественных науках, дисциплинах психологического и культурологического цикла не мешает отмечать схожесть выводов, что служит свидетельством «объективной составляющей» этих исследований, обусловленной сущностными закономерностями функционирования политической метафоры. Таким образом, каждая из методологических граней политической метафорологии позволяет увидеть предмет анализа в новом свете и приблизить исследователей к решению вопросов о сложном взаимодействии сознания, языка и культуры.

В третьей главе «Сопоставительная политическая метафорология: когнитивно-дискурсивные аспекты анализа» рассмотрены основные объекты и ракурсы когнитивного и дискурсивного анализа политической метафоры: выделены основные группы когнитивных структур и типы отношений между ними, определены и систематизированы ракурсы сопоставительного дискурс-анализа метафорики.

Основными объектами когнитивного анализа в политической метафорологии являются три группы когнитивных структур:

1) сферы-источники метафорической экспансии (ВОЙНА, ТЕАТР, ЧЕЛОВЕК, НЕЖИВАЯ ПРИРОДА, РАСТЕНИЯ, ЖИВОТНЫЕ, СПОРТ, БОЛЕЗНЬ, МОНАРХИЯ, СЕМЬЯ, ШКОЛА и др.);

2) сферы-мишени метафорической экспансии (ПОЛИТИКА, ПАРТИЯ, ГОСУДАРСТВО, ПРЕЗИДЕНТ, ВЫБОРЫ, ВОЙНА, ПАРЛАМЕНТ, ЭКОНОМИКА, ЗАКОНЫ, ИНФЛЯЦИЯ, ТЕРРОРИЗМ и др.);

3) базисные когнитивные структуры (СВОИ/ЧУЖИЕ, МЫ/ОНИ, ХОРОШИЕ/ПЛОХИЕ, КОНТЕЙНЕР, БАЛАНС, ДВИЖЕНИЕ КОНТЕЙНЕРОВ).

Содержание основных понятийных разрядов, служащих сферами-источниками политической метафоры последних десятилетий, объединяется в пять групп:

– антропоморфная метафорика;

– природоморфная метафорика;

– социоморфная метафорика;

– артефактная метафорика;

– идеоморфная метафорика.

Сферы-мишени метафорической экспансии охватывают самый широкий спектр феноменов политической действительности, но ведущее место в метафорологических изысканиях занимают сферы-мишени, репрезентирующие кризисные или «пограничные» состояния политической жизни общества (ВОЙНА, ВЫБОРЫ, ТЕРРОРИЗМ, ПЕРИОД РЕФОРМ и т.п.). Как показал анализ, точкой отсчета для изучения политической метафорики может служить и сфера-мишень, и сфера-источник метафорической экспансии.

При анализе метафорических проекций важно разграничивать два вида отношений между когнитивными структурами. Первый тип – конститутивные отношения, отражающие конвенциональные, типичные ассоциативные связи между когнитивными структурами. Конститутивные отношения объединяют когнитивные структуры в фреймы, сферы метафорической экспансии, когнитивные модели.

Если конститутивные отношения отражаются в дискурсе, то конституирующие отношения в дискурсе устанавливаются. Типичный пример конституирующих отношений – образование смысловых связей между концептами сферы-мишени и базисными когнитивными структурами посредством метафорической проекции. К наиболее распространенным базисным структурам относятся концепты СВОИ/ЧУЖИЕ, МЫ/ОНИ, ХОРОШИЕ/ПЛОХИЕ а также образ-схемы (КОНТЕЙНЕР, БАЛАНС, ДВИЖЕНИЯ КОНТЕЙНЕРОВ и др.). Политические метафоры – типичный инструмент реализации конституирующих отношений, реализуемых с помощью конститутивных отношений и нередко «маскируемых» под конститутивные отношения. На этом процессе основан важный эффект политической метафоры, заключающийся в том, что метафора в политическом дискурсе не столько «подмечает» аналогию, сколько создает эту аналогию или даже навязывает ее.

Важнейшим фактором эвристичности современных метафорологических сопоставительных исследований является анализ когнитивных структур в сочетании с дискурсивным подходом. Основные ракурсы дискурсивного сопоставления политических метафор объединяются в четыре группы.

1) Этнокультурное сопоставление, направленное на поиск универсального и культурно-специфического в политических метафориках разных этнокультурных сообществ.

2) Социально-дискурсивное сопоставление, включающее в себя идеологическое, идиолектное и гендерное сопоставление.

3) Диахроническое сопоставление, охватывающее вопросы исторического развития системы политических метафор.

4) Мультимодальное сопоставление, предметом которого являются семиотические закономерности функционирования невербальной метафорики и ее взаимосвязи с вербальным пластом политических образов.

Этнокультурное сопоставление относится к одним из наиболее распространенных ракурсов дискурсивного анализа, направленного на сравнение особенностей метафорических систем в политических дискурсах различных этнокультурных образований. В рамках этого подхода выделяются две противоборствующие парадигмы: лингвокультурологическая парадигма и парадигма универсализма. Противопоставление названных парадигм основывается не столько на методах анализа, сколько на различиях в теоретическом видении целей этнокультурного сопоставления. Лингвокультурологическая парадигма призвана продемонстрировать, что национальная метафорика в одних своих аспектах отражает национальную культуру и национальный менталитет, в других – типична для определенного цивилизационного пространства, а в третьих – имеет общечеловеческий характер. Парадигма универсализма, опирающаяся на теорию воплощенного разума, теорию первичных метафор и нейронную теорию метафор, ставит целью не разграничение общего и специфичного, а поиск универсальных оснований политической метафорики в сочетании с нивелированием межкультурных различий.

Несмотря на гносеологическую ценность изысканий в рамках универсализма и поиск естественнонаучных оснований метафоризации, данная парадигма пока малопригодна для описания культурных особенностей метафор. Так как в парадигме универсализма первичные метафоры рассматриваются в качестве своеобразных «атомов» абстрактного мышления, детерминированных телесным опытом, то сложные метафоры должны тоже определяться сенсомоторной деятельностью. Однако привязать многие сложные метафоры к конфляции до сих пор никому не удалось, потому что в действительности знакомство с концептами, формирующими сложные метафоры, происходит на более поздних стадиях онтогенеза. Несмотря на то, что синтез интегрированной теории первичных метафор и теории воплощенного разума сделал теоретические построения более последовательными, вопрос о культурной специфике метафорики остался слабым местом теории.

Преодоление недостатков универсализма в этнокультурном сопоставлении политической метафорики видится в разграничении (1) процесса формирования первичных метафор в фазе конфляции и их дальнейшего комбинирования на более поздних стадиях онтогенеза и (2) процесса формирования сложных концептов из социального, а не сенсомоторного опыта. При рассмотрении второго процесса в качестве единицы анализа следует ориентироваться не на концептуальную интеграцию первичных когнитивных «атомов», а на более крупные и цельные концептуальные образования.

В лингвокультурологической парадигме причины межкультурных различий в инвентаре и актуализации метафор коренятся не в особенностях когнитивных интегративных процессов и «телесных» закономерностях функционирования разума per se, а в исторических особенностях развития того или иного лингвокультурного сообщества. Различия могут быть связаны с геоклиматическими условиями ареала, на котором формировалась этнокультурная общность; с различной значимостью определенных концептов для жизни людей определенного культурного сообщества или с концептуальными лакунами.

В отличие от этнокультурного сопоставления, социально-дискурсивное сопоставление ориентировано на сравнение дискурсов, объединяемых по различным социальным критериям. В рамках социально-дискурсивного подхода выделяются идеологическое, идиолектное и гендерное сопоставление.

Идеологическое сопоставление призвано выявить особенности использования метафорики сторонниками разных идеологических взглядов, участниками определенных политических объединений, приверженцами различных методов решения политических проблем. Исследовательские процедуры по идентификации сторон дискурсивного противостояния определяется двумя критериями:

1) принадлежностью к определенному политическому объединению (политическая партия, фракция, идеологическое течение и т.п.);

2) отношением к определенной насущной проблеме без акцентирования внимания на принадлежности субъектов дискурсивной деятельности к определенной политической общности (сторонники / противники / индифферентные / не определившиеся с мнением и т.д.).

Идиолектное сопоставление направлено на изучение метафорики, актуализированной отдельными политиками и другими личностями – субъектами дискурсивной деятельности. Выделено два основных типа идиолектного сопоставления: собственно идиолектное и идиолектно-групповое.

При собственно идиолектном сопоставлении сравниваются метафоры отдельных политиков, а потом делаются выводы об общем и специфичном в их метафорических идиолектах. По критерию результатов исследования собственно идиолектные сопоставления подразделяются на три группы. В первую группу входят публикации, акцентирующие внимание на общности метафорики определенных политиков. Вторая группа представлена исследованиями, демонстрирующими специфику метафор субъектов политической деятельности. К третьей группе относятся исследования смешанного типа, в которых между метафорами одних политиков обнаруживаются сходства, а при сопоставлении с метафорикой других политиков обнаруживаются различия. Таким образом, выявляются группы идиолектных дискурсов, объединяемых общностью используемых метафорических образов.

При идиолектно-групповом сопоставлении результаты идиолектного анализа метафорики сопоставляются с метафорическими образами, присущими определенным политическим общностям.

Гендерное сопоставление политической метафорики основывается на двух основных подходах: субъектно-дискурсивном и объектно-дискурсивном. Первый подход направлен на изучение влияния мужской и женской картины мира на метафорическую концептуализацию политики в дискурсе СМИ. Исследования этого рода направлены на выявление гендерного характера агрессивности политической метафорики и демонстрацию того, что конфронтационные метафоры не оставляют возможности для поиска консенсуса и компромисса, столь необходимых в сфере политики. В качестве решения проблем предлагаются другие, менее конфронтационные метафорические модели. Различия в оценочных смыслах, которые привносит метафорическая проекция из гендерной модели на политические отношения, не только укоренены в общественном сознании, но и соотносятся с культурными ценностями определенного сообщества.

Объектно-дискурсивный вид сопоставления связан с изучением различий в метафорическом представлении политиков-мужчин и политиков-женщин. В этом аспекте феминистские исследования высвечивают еще одно следствие из доминирования «мужских» метафор в политическом дискурсе: такие метафоры воспроизводят в общественном сознании представление о политике как о мужском деле, в котором не остается места для женщин-политиков.

Диахроническое сопоставление охватывает вопросы исторического развития системы политических метафор. В круг вопросов диахронического сопоставления входит изучение архетипичности и вариативности.

Первое свойство выражается в том, что система политических метафор имеет устойчивое ядро, не меняется со временем и воспроизводится в политической коммуникации на протяжении многих веков. Второе свойство отражается в вариативности уровня метафоричности и доминантности отдельных метафор в политическом дискурсе.

Важно разграничивать диахронический и ретроспективный анализ. Предметом диахронического анализа является процесс изменения политической метафорики во времени. Цель диахронического анализа заключается в фиксировании темпоральных изменений (или констатации отсутствия таковых) в изучаемых явлениях. Ретроспективный анализ направлен на анализ политической метафорики, задействованной в определенный исторический период. По сути, ретроспекция – это синхрония, опрокинутая в прошлое.

Из разграничения этих двух подходов следует, что диахронический метод априори сопоставительный, потому что едва ли возможен анализ изменений в определенной системе без сопоставления промежуточных состояний системы. Ретроспективные исследования тоже могут служить целям диахронического сопоставления, но в данном случае можно вести речь о метадиахроническом сопоставлении, т.е. сопоставлении, осуществляемом не в одной конкретной публикации, а на основе контраста нескольких ретроспективных публикаций.

В диахроническом исследовании выделяется континуальный и дискретный анализ. В первом случае исследуется диахроническая вариативность метафорики, задействованной за выбранный период времени. Этот подход может применяться в тех случаях, когда продолжительность выбранного периода времени не очень велика. Дискретный анализ используется в тех случаях, когда рассматриваемый период настолько велик, что приходится делать выборку метафор из отдельных периодов.

Важным методом диахронического анализа является фрагментация дискурса, т.е. разделение периода времени на определенные сегменты, показатели которых планируется сопоставлять. Фрагментация бывает равномерной и фокусной. При равномерной фрагментации временной отрезок делится на равные части, называемые шагом фрагментации. Сопоставление данных из разных сегментов позволяет получать новые данные о диахроническом функционировании метафорики. Особый интерес представляют сопоставления данных, полученных на одном и том же материале, но с применением разного шага фрагментации. При фокусной фрагментации разбиение временного периода связано с определенными политическими событиями, а шаг фрагментации не привязан к хронологии в астрономическом понимании.

Диахроническая вариативность системы политических метафор имеет два показателя: количественный и качественный. Первый показатель выражается в корреляции между изменением политической ситуации и количеством метафор в политическом дискурсе (динамика метафоричности дискурса). Второй связан с доминированием отдельных метафор и метафорических моделей в различные исторические периоды (динамика доминантности метафорики).

Предметом мультимодального сопоставления политической метафорики являются семиотические закономерности функционирования невербальной метафорики и ее взаимосвязи с вербальным пластом политических образов. В современных исследованиях выделяется несколько методик мультимодального анализа: невербальное сопоставление, вербально-невербальное сопоставление и исследование метафор в креолизованных текстах. Сопоставительное изучение невербальной политической метафоры не только расширяет наши знания о природе политических метафор, но и становится способом верификации постулата о когнитивной природе метафоры, дополняет результаты исследований вербальной метафорики и способствует более глубокому пониманию той роли, которую метафора играет в осмыслении и конструировании политической действительности.

Обобщающей иллюстрацией выделенных и рассмотренных аспектов дискурсивного анализа может служить Таблица 2.

Между выделенными ракурсами дискурсивного сопоставления нет непроходимых границ. С одной стороны, использование одного ракурса сопоставления позволяет исследователю сосредоточиться на более детальном анализе предмета. С другой стороны, синтетический подход позволяет увидеть новые грани и корреляции, которые могут быть недоступны при сопоставительном изучении одного аспекта политической метафорики.

Таблица 2.

Типология дискурсивного сопоставления политической метафорики

Типы



Страницы: Первая | 1 | 2 | 3 | ... | Вперед → | Последняя | Весь текст