Советская государственная налоговая политика в период нэпа (1921

На правах рукописи

КИМ ТАТЬЯНА ИЛЬИНИЧНА

СОВЕТСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ НАЛОГОВАЯ ПОЛИТИКА В ПЕРИОД НЭПА (1921-1929 ГГ.) (НА МАТЕРИАЛАХ КУБАНИ И ЧЕРНОМОРЬЯ)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Краснодар — 2011

Работа выполнена на кафедре политологии и права Кубанского государственного технологического университета

Научный руководитель:

доктор исторических наук, доцент Чупрынников Сергей Алексеевич

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, доктор политических наук, профессор

Баранов Андрей Владимирович

кандидат исторических наук, доцент Салфетников Дмитрий Анатольевич

Ведущая организация:

Адыгейский государственный университет

Защита состоится «01» июля 2011 г. в 14 ч. 00 мин. на заседании диссертационного совета Д.212.101.03 по историческим наукам в Кубанском государственном университете по адресу: 350040 г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Кубанского государственного университета.

Автореферат разослан «____» мая 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцентП.П.Матющенко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В конце ХХ века в предельно сжатые сроки в России был совершен беспрецедентный разворот в формационном поле. Быстрая смена социально-экономического и политического устройства, отказ от социалистических отношений в пользу либеральных рыночных, поставили перед российским обществом вопросы системно-структурного и функционального характера. Сегодня на первый план выдвинулась проблема формирования и утверждения модернизированного, но свойственного для России проекта жизнеустройства. В этом отношении немалую роль играет изучение и использование опыта прошлого, в чем и состоит задача любого исторического исследования.

1920-е годы – годы НЭПа — объективно представляют особый научный интерес. С одной стороны, как период поиска и трансформации, заложивший основы последующего эволюционного развития и приведения общества в состояние динамического равновесия. С другой – как период зарождения совокупности противоречивых процессов, приведших впоследствии к глубоким, деформационным изменениям в общественном развитии в целом.

Налоговая политика советского государства в эти годы столкнулась с необходимостью решать сложные задачи, так как ей приходилось формировать такие аспекты, которых в дореволюционной налоговой политике не существовало.

С позиций сегодняшнего дня следует полно и правильно представлять, как происходил генезис форм и направлений деятельности различных налоговых систем и структур, проследить их историческую преемственность и тем самым помочь увидеть и использовать в современной действительности накопленный опыт.

Исследование избранной проблемы на материалах Кубани и Черноморья позволяет дополнить картину исторического процесса становления и развития налоговой системы в России, выявить особенности и общие тенденции происходившего.

Обращение к опыту 1921 — 1929 гг. обусловлено также необходимостью объективного исторического анализа налогообложения. Налоговая политика периода НЭПа является проблемой со многими неизвестными. Несмотря на то, что по истории 1920-х годов сохранилось достаточное количество документального и эмпирического материала, до сих пор именно эта проблематика является наименее исследованной.

В отечественной историографии до сих пор не было исследования, где бы прямые налоги рассматривались как целостная системообразующая составляющая. Авторами затрагивались лишь отдельные проблемы налогообложения в связи с изучением вопросов истории налогов вообще или частных проблем финансов, экономики, промышленности и т.п.

В 1920-е гг. в сложившейся административно-командной системе государственные и хозяйственные органы действовали под жестким партийным контролем. Только в таких условиях и с такими беспрецедентными темпами развития в СССР могла быть успешно реализована политика индустриализации и коллективизации страны. В промышленности административный способ распределения ресурсов подменил собой планирование. Это привело в последующем к возникновению противоречий между плановыми показателями и реальной возможностью их выполнения.

Реконструкция экономики в направлении централизации и планирования привела к существенным преобразованиям в финансовой и кредитной политике. В январе 1930 года был принят ряд постановлений ЦИК и СНК СССР, среди которых наиболее важным стало постановление «О кредитной реформе». Госбанк превратился в единственного распределителя краткосрочных кредитов. Кредиты стали выдаваться по целевому назначению.

Настоящее диссертационное исследование призвано дополнить в историческом аспекте проблемы изучения налоговой системы, как части финансово- экономической системы государства.

Объект исследования – налоговая политика, как составная часть советского социалистического проекта.

Предмет исследования – становление, утверждение и развитие налоговой базы, налоговых технологий, видов налогов с учетом специфических условий Кубано-Черноморской области.

Хронологические рамки настоящего исследования охватывают 1921 — 1929 гг. — период новой экономической политики, период становления и закрепления нового политического и экономического порядка, нового типа хозяйствования, формирования принципиально новой советской системы налогообложения.

Территориальные рамки исследования охватывают Кубано-Черноморскую область Юго-Восточного края, на территории которой с 1924 г. размещались четыре округа (Армавирский, Кубанский, Майкопский, Черноморский) Северо-Кавказского края.

Степень изученности проблемы. Вопросы становления и развития советской налоговой политики, ее способов и методов исследовались в трудах многих ученых. Но в большинстве своем, в них рассматривается экономический и юридический аспект. В научно-историческом формате эти проблемы мало изучены. В рамках Северо-Кавказского региона такие специальные работы вообще отсутствуют.

В характеристике историографии по исследуемой проблеме представляется рациональным придерживаться следующей хронологии: советский период, с его традиционной периодизацией: 1920-1930-е гг.; 1930-1950-е гг.; вторая половина 1950-х-1980-е гг. и современный постсоветский этап с 1990-х гг. по настоящее время.

Попытки изучения проблемы начали предприниматься еще современниками исследуемого периода. Авторами появившихся в тот период времени публикаций были, в основном, партийные, советские, профсоюзные работники. Их работы представляли собой статьи, обзоры по итогам социально-экономической деятельности различных организаций за определенный промежуток времени, брошюры популярного характера. В них не ставилась научно-историческая цель и в большей степени они носили «отчетно-докладный» характер. Основная их ценность – богатый исторический материал, примеры и сравнения с прошлой жизнью населения, сопоставление партийных взглядов на финансовую политику.

В это же время в периодических изданиях разного уровня появляются статьи, заметки, обзоры состояния налогового дела в государстве. К теме финансов обращаются в первую очередь работники различных наркоматов, так или иначе заинтересованных в унификации обложения (НКЗ, НКФ, НКТорг, ВСНХ и др.).

На наш взгляд, прежде всего, следует выделить работы П.П.Гензеля, в которых содержатся анализ союзных и местных налогов и рекомендации по совершенствованию налогового законодательства. Весь спектр социально-экономических аспектов налогообложения и, прежде всего, назначение налогов в период НЭПа рассматривал В.Н.Твердохлебов. М.П.Полозов анализирует вопросы обложения подоходным и сельскохозяйственным налогом, формулирует рекомендации по совершенствованию подоходного обложения с целью «вытеснения частника с хозяйственной арены».

К наиболее интересным исследования работам первого периода, на наш взгляд, следует отнести статью Д.В.Кузовкова. В ней автор, анализируя сущностные изменения налога в условиях советской политической системы, предпринял попытку обосновать его как взимавшийся на возвратных началах.

Внимания заслуживают также работы В.Я.Альтшулера, исследовавшего структуру налоговой системы в первые годы НЭПа, и В.Я.Гросмана, анализировавшего налоговое законодательство последних лет НЭПа.

Второй этап характерен более глубоким исследованием налоговой системы.

С начала 1930-х гг. появилась возможность проследить историю налоговой системы в годы НЭПа, обобщить весь доступный материал, что послужило причиной обращения к теме не только узкого круга специалистов-практиков, но и ученых-историков. Однако в этот период исследователям был закрыт доступ к целому ряду статистических материалов. В связи с этим в научных работах используются только опубликованные официально одобренные показатели и данные 1920-х гг., зачастую не отражавшие действительного положения вещей. В это время выходят работы М.Я.Залесского «Налоговая политика Советского государства в деревне»; В.П.Дьяченко «Советские финансы в первой фазе развития социалистического государства 1917-1925 гг.». В них вследствие господствовавшей в то время сильной идеологической зашоренности и партийно-политической ангажированности не удалось достаточно объективно изучить вопросы нашего исследования.

Монография В.П.Дьяченко по сути стала учебником для историков, экономистов, юристов, занимавшихся этой проблемой в последующие годы. Налогам посвящена глава «Борьба за налоговые ресурсы. Налоги как метод регулирования доходов и накоплений». Автор, на наш взгляд, небезосновательно признает за платежами одно из первых мест в деле ограничения частного сектора, а за налоговыми льготами важный элемент помощи социалистическому сектору в борьбе с частником. Ввод подоходного обложения он справедливо считает важнейшим достижением налоговой политики первой половины 1920-х гг.

Более научно выверенной, методологически обоснованной является работа М.Я.Залесского, предметом исследования которого стали налоговая политика советского государства в деревне. Многие из выдвинутых положений явились определяющими для последующих поколений ученых. Так продналог, по мнению автора, это лишь сумма отдельных натуральных налогов на различные виды сельскохозяйственной продукции и сырья. Тогда как продовольственный налог был основной формой отношений в сельском хозяйстве, удовлетворяющей нужды государства. Вероятно, введение продовольственного налога не решало всех проблем, но на фоне голода в стране, показатели по Кубани (доля участия Кубани в общем налоге страны в это время составляла семь процентов) демонстрируют эффективность налоговой политики. Множественность налогов, которая устанавливалась при этом, с одной стороны, тормозила развитие тех или иных отраслей и рост товарности сельского хозяйства, с другой — не давала возможности в полной мере обеспечить принцип прогрессивности.

Период 1950-1980-х гг. время наиболее эффективного изучения вопросов налоговой политики, хотя в методологии исследований и преобладает пресловутый классовый подход и политическая ангажированность.

Здесь, прежде всего, заслуживают внимания работы В.П.Данилова, Г.Л.Марьяхина, в которых исследуются «перегибы» в налогообложении, состоявших в резком увеличении размера налога с зажиточных крестьян.

Наибольшее внимание исследователей привлекает освещение некоторых моментов экономической жизни страны, таких как, например, торговля начала 1920-х гг. эти вопросы были проанализированы в монографиях В.П.Шерстобитова, В.П.Дмитренко.

Решение важнейшей политической задачи НЭПа – укрепления на экономической основе союза рабочего класса и крестьянства – раскрывается в монографиях Ю.А.Полякова «Переход к нэпу и советское крестьянство», и «Новая экономическая политика», М.И.Бахтина «Союз рабочих и крестьян в годы восстановления народного хозяйства (1921-1925 гг.). Совместная работа Ю.А.Полякова и В.П.Дмитренко акцентирует внимание на своевременности новой экономической политики в истории советской страны.

Политику советского государства в области экономики, в том числе и в форме налогов, в первые годы Советской власти проанализировал в своем труде И.Б.Берхин, который уделил особое внимание становлению новой экономической системы советского государства и, в частности, развитию промышленности.

Это важно и для Кубани. Несмотря на то, что Кубано-Черноморская область характеризовалась как сельскохозяйственный регион, промышленность с учетом местных характеристик являлась важной составляющей. В 1920-е гг. в Кубано-Черноморской области большое внимание уделялось восстановлению промышленности. Если налоговая система работала в отношении сельского хозяйства по более или менее налаженной схеме, то промышленность оставалась в очень сложном положении. Она не могла быть загружена на полную мощность, все производство не было использовано, и не было возможности заготовлять сырье, вспомогательные материалы и топливо в том количестве, в каком это было бы необходимо. Налоговая политика в промышленном производстве нуждалась в дополнениях и изменениях.

Организацию промышленности в Советском государстве, в том числе и через налоговую систему, рассмотрел и проанализировал и А.В.Венедиктов.

Богатый фактический материал по изучению процессов хозяйственного развития страны, разработки новой экономической политики и ее реализации в различных отраслях хозяйства представлен в труде Э.Б.Генкиной «Государственная деятельность В.И.Ленина» (1921-1923). Ее же работа о практике внедрения новой экономической политики, положительных результатах и трудностях, практической деятельности партийных и советских органов по осуществлению НЭПа внесла, безусловно, огромный вклад в историческую науку советского периода. Однако, партийно-политическая заангажированность не позволила в полной мере объективно оценить многие проблемные моменты НЭПа.

В 1970-1980-х гг. появились интересные работы таких авторов, как Ю.С.Калинин, В.П.Данилов, В.А.Архипов и ряда других представителей различных региональных научных школ, в которых исследовались вопросы налоговой политики в отношении кулачества, борьба против капиталистических элементов в промышленности и торговле, формирование советского крестьянства.

Ю.С.Калинин в своей статье предпринимает попытку осветить работу большевистской партии и советского правительства на пути создания принципов налогообложения деревенской буржуазии с 1926 г. до начала массовой коллективизации сельского хозяйства. По мнению автора, в практике обложения были допущены перегибы, сумму налога в 1928-1929гг. определили слишком маленькую, так как сбор превысил все ожидания.

Неправомерность этого вывода была доказана В.П.Даниловым. Его статья посвящена освещению основных этапов и принципов развития налоговой политики в деревне в 1917-1929 гг. Давая характеристику воздействия налогов на развитие производства и социальные сдвиги в крестьянских хозяйствах, автор обращается исключительно к прямым налогам, отмечая их непосредственное влияние на указанные процессы. Перегибы в налоговой практике 1928-1929 гг., связанные с увеличением суммы налога с крестьян, В.П.Данилов определяет как серьезную ошибку. Этот вывод ставит научное наследие В.П.Данилова в ряд тех исследований, чьи положения не утратили своей актуальности в современной историографии вопросов прямого обложения и по сей день.

В региональных исторических исследованиях наиболее изучены темы классовой направленности налоговой политики в доколхозной деревне. Общую направленность изучения материалов и подходов к проблеме определяла общепринятая концепция с изначально положительной оценкой всех партийно-государственных мероприятий. Однако анализ источников только местных архивов и ограниченность работ только одним регионом позволила исследователям обозначить лишь ряд аспектов, оставив без внимания изучение налогообложения в масштабах всей страны.

Комплексному исследованию советской деревни с политической точки зрения посвящена работа В.П.Данилова. Особенности местных условий в сельскохозяйственном регионе раскрыла в своем труде М.И.Овчинникова.

Обследование крестьянских хозяйств, их состояние, влияние на них продразверстки и продналога в период осуществления новой экономической политики рассматриваются Ю.П.Бокаревым, раскрывшим многие неизвестные страницы истории 1920-х гг.

История НЭПа, достижения и ошибки в построении экономического фундамента социалистического строя получили отражение в VIII томе фундаментального издания «История СССР с древнейших времен до наших дней», в трудах «История советского рабочего класса», «История профсоюзов СССР».

Постсоветское время предоставило дополнительные возможности использования ранее засекреченных материалов, расширилась методологическая база, появились новые подходы и точки зрения на историю исследуемого периода.

В историографии современного периода наибольший интерес представляют работы Г.Я.Сокольникова, Н.Д.Кондратьева, в которых дан достаточно глубокий и неординарный анализ способов и методов формирования твердой валюты советского государства и принципов построения единого сельхозналога.

Современному историку интересны интерпретации истории советского государства в целом, и периода НЭПа со всеми его составляющими в частности. Таким опытом является работа Д.Боффа, в которой автор предлагает свое видение советской истории.

Историю страны в документальных хрониках отражает работа Л.И.Лариной.

Характеристику новой экономической политики, как важной части развития экономики и истории государства, дал А.А.Твердохлеб. В своей работе он раскрыл некоторые аспекты существующих условий для формирования абсолютно новой системы экономического управления.

Проблему становления системы денежного налогообложения населения в условиях НЭПа исследовал Н.С.Симонов.

Формирование и становление налоговой политики – вопросы, которые ставят перед собой не только историки, но и экономисты. Налоговая система является пограничной темой в исследовании множества поставленных задач. Интересна в данном случае работа В.М.Пушкаревой, которая дает ответы на вопросы, касающиеся налоговой политики с точки зрения широкого спектра наук.

Политико-экономические проблемы НЭПа, развитие многоукладной экономики в этот период на Северном Кавказе и на Кубани, в частности, анализируют А.В.Баранов, И.В.Ракачева. А.В.Барановым на материалах Северного Кавказа исследованы тенденции социального и политического развития многоукладного общества 1920-х гг. Дана периодизация общественного развития. Обоснована авторская трактовка сущности и региональных особенностей НЭПа.

Помимо опубликованных работ вопросы налоговой политики советского государства в годы НЭПа рассматриваются в ряде диссертаций.

Первые попытки разработки проблемы были сделаны в начале 1990-х гг. Г.А.Кутьиной. Автор, обобщая фактический материал, показала в основном лишь условия формирования налоговой системы. Для автора характерен отход от традиционных оценок, повлекший за собой другую крайность — преувеличение влияния политики «военного коммунизма» на формирование налоговой системы в период НЭПа. Несмотря на это, следует высоко оценить научный поиск автора и попытку принципиально новым путем подойти к изучению истории становления налоговой системы. Однако, узкая историческая база, практически полное отсутствие критического анализа, описательный метод изложения материала не позволили ей достаточно глубоко и всесторонне исследовать проблему.

В диссертационных исследованиях И.А.Комисаровой, О.В.Бершадской, И.В.Сиботиной, освещается место и роль налоговых организаций в советской экономической системе, их генезис в годы НЭПа, целенаправленная работа по социалистической реконструкции народного хозяйства. Авторы детально рассматривают вопросы организационно-политического укрепления налоговых структур, их участие в создании фундамента социалистической экономики через непосредственное усиление своей практической деятельности. Тем не менее, характеристика косвенного налогообложения не раскрывается или рассматривается лишь фрагментарно. Основное внимание уделяется лишь прямому обложению и обложению в деревне.

По проблеме налоговой политики и деятельности налоговых структур на Северном Кавказе и на Кубани, в частности, нет ни одного диссертационного исследования. Отсутствуют и исторические обобщающие труды, комплексно раскрывающие опыт развития системы прямого налогообложения в регионе в 1920-е гг.

Анализируя историографию, фактический и эмпирический материал, можно сделать вывод, что разработанность данной темы в историческом аспекте недостаточна. Изучение проблем налогообложения в 1920-е гг. позволяет, на наш взгляд, выделить ряд сущностных характеристик, свойственных отечественной историографии: во-первых, заметное влияние на творчество ученых стереотипных оценок; во-вторых, акцентирование внимания на глобальных проблемах экономики и политики, в то время как прямые налоги рассматривались лишь как важная составная часть того или иного процесса; в-третьих, приоритет в изучении налогообложения был отдан деревне и платежам с крестьянского населения, а город и городские слои, интересовали ученых исключительно в ракурсе проблем вытеснения частника из советской экономики.

Цели и задачи исследования. Научной целью диссертации является комплексное исследование формирования и становления налоговой политики Кубано-Черноморской области в период утверждения советской системы жизнеустройства общества.

Указанная целевая установка определила конкретные цели и задачи исследования:

— освоить и изучить направления государственной налоговой политики, учитывая особенности региона;

— проанализировать источники и состояние научной разработки проблемы в исторической литературе;

— проследить влияние советских политических новаций на экономическую политику;

— определить особенности развития советской налоговой системы с учетом специфики региона;

— охарактеризовать методы, применявшиеся в осуществлении налоговой политики в регионе;

— оценить результаты налоговой политики в становлении НЭПа.

Методологической основой диссертационного исследования являются принципы историзма и объективного подхода к изучению поставленных задач.

В работе использованы общенаучные (исторический, логический методы классификации) и специально-исторические методы (сравнительно-исторический, проблемно-хронологический, структурно-функциональный), а также методы, используемые в других науках (статистики, экономики). Это позволило показать основополагающую роль налогов в экономике страны, проанализировать качественные и количественные характеристики отдельных видов платежей.

Источниковая база исследования включает комплекс различных материалов, который состоит из неопубликованных и опубликованных источников. К первым относятся архивные документы. В процессе работы над диссертацией автором изучены документы 12 фондов 4-х центральных и региональных архивов: ГАРФ, РГЭА, ГАКК, ЦДНИКК.

В Государственном архиве Российской Федерации изучались документы фондов: А-259 – Совет министров РСФСР (Совмин РСФСР). 1917-1991 гг., А-262 – Государственный плановый комитет РСФСР (Госплан РСФСР). 1925-1990 гг., Р-374 – Центральная контрольная комиссия ВКП (б) – Народный комиссариат рабоче-крестьянской инспекции СССР (ЦКК ВКП (б) – НК РКИ СССР). 1923-1934 гг. Выявление документов этих фондов позволяет проанализировать ряд фактов, касающихся планирования, проведения и оформления различных льгот посевных кампаний. Глубокое изучение их содержания позволило установить степень значимости местных налоговых органов во всей налоговой системе советского государства в исследуемый период и общий уровень их практической деятельности.

Материалы Российского Государственного Архива Экономики позволил изучить планы, отчеты, постановления (фонд 7733 — Министерство финансов СССР (Минфин СССР)), которые раскрыли картину косвенных налогов.

Первостепенная роль при раскрытии темы принадлежала документам фондов Центра документации новейшей истории Краснодарского края. Фонд 1 – Кубано-Черноморский областной комитет РКП (б). 1920-1924 гг.; фонд 8 – Кубанский окружной комитет ВКП (б), фонд 9 – Черноморский (Новороссийский) окружной комитет ВКП (б). 1924-1930 гг.; фонд 17 – Краснодарский отдельский комитет РКП (б) 1920-1924 гг.; фонд 9897 – Краснодарский (сельский) райком партии 1924-1933 гг.; фонд 1774-р – коллекция документов по истории Кубани 1870-2000 гг. Центр документации новейшей истории Краснодарского края содержит материалы, дополняющие общую картину экономического и финансового состояния региона. При том, что сельское хозяйство являлось приоритетной отраслью, промышленность и торговля составляли также значительную часть финансово-экономической системы области. Промышленность, после ее национализации, как достоверно демонстрируют материалы фондов, была под тотальным контролем властей. Трестированные предприятия не только не уничтожались, но и поддерживались и объединялись, что позволяло без особых потерь привести отрасль в более менее благополучное состояние. При этом наблюдалась тесная связь сельского хозяйства и торговли, а через последнюю и с налогами. Например, табаководство или виноделие, находились, безусловно, в одной цепи с торговлей, которая, в свою очередь тесно связана с налогами, в первую очередь, с акцизами.

Протоколы конференций, пленумов, заседаний бюро и секретариата явились основным источником для освещения деятельности местных партийных организаций по созданию налоговой системы и организационно-политическому влиянию на налоговые структуры, проведению налоговой политики в промышленности, сельском хозяйстве, различных социальных сферах, взаимодействию налоговых организаций с другими контролирующими органами.

Государственный архив Краснодарского края (ГАКК) содержит в большей степени данные о состоянии налоговой политики и налоговой системы в регионе в первые годы Советской власти, что особенно важно для выяснения особенностей и главных задач по их развитию и совершенствованию. Зачастую они представляют собой отдельные факты, детали, уточнения, без которых, однако, невозможно полное и глубокое представление о тех или иных процессах в становлении советской налоговой системы.

Использованные в диссертации архивные материалы в большинстве своем вводятся в научный оборот впервые.

Из опубликованных источников использовались, прежде всего, документы Российской (Всесоюзной) Коммунистической Партии (большевиков) исследуемого периода (решения съездов, конференций, пленумов, резолюции, директивы ЦК РКП (б) – ВКП (б), постановления правительства, решения местных партийных и государственных органов по вопросам налоговой политики и налоговой системы. В партийных и правительственных документах центральных органов определялись основные направления этой деятельности, решения нижестоящих партийных и советских подразделений основывались на директивах центра и отражали местную специфику. В этих документах проявляются различные стороны партийно-государственного руководства налоговой политикой и формированием налоговой системы – от создания налоговых структур и обеспечения их кадрами до организации новых налогов.

Документы финансовых и налоговых организаций (постановления, материалы обследований, конференций) освещают вопросы становления, развития и практической деятельности налоговых структур.

При работе над диссертацией использованы труды представителей высшего партийного, государственного руководства – А.А.Андреева, Н.И.Бухарина, В.И.Ленина, И.В.Сталина и других, возглавлявших важные участки государственного, политического и экономического строительства. Отметим, что их работы зачастую тенденциозны, так как обусловлены политической борьбой тех лет и носят нередко идеологически-пропагандистский характер.

Отдельно стоит выделить работы В.И.Ленина, внесшие огромный вклад в создание теории и воплощения на практике налоговой политики, как составляющей новой экономической политики. Именно ленинские предложения по преобразованию экономики позволили осуществиться множеству революционных идей. В частности, на Х съезде РКП (б) 1921 г., который стал переломным в налоговой политике советского государства, было принято решение о замене разверстки натуральным налогом, позволившим крестьянству работать благодаря, а не вопреки государству. Раскрытию этой проблемы посвящен доклад В.И.Ленина на съезде.

Предлагавшийся продналог вызывал множество противоречивых мнений, появилась трещина в союзе рабочего класса и крестьянства — основы Советской власти. В работах В.И. Ленина дается решение и этих проблем.

Суть новой экономической политики определялась В.И.Лениным, как укрепление союза рабочего класса и трудового крестьянства, подъем производительных сил, улучшение положения рабочего класса и крестьянства, использование частного капитала и направление его в русло госкапитализма, всесторонняя поддержка инициативы мест, борьбы с бюрократизмом и волокитой.

Одним из важнейших источников исследования явилась периодическая печать. При написании диссертации использовались материалы местной газеты. Периодические издания являются своеобразными документами, можно сказать современниками событий, явлений и поэтому содержат богатейшую «живую» информацию. В печати исследуемого времени помещалось немало материалов дискуссионного характера, отсутствующего в других источниках. Печать позволяет воссоздать психологическую атмосферу прошлой эпохи, воспроизвести ее специфику во всей полноте, определить место и роль налоговой практики в системе советских экономических преобразований.

Однако о достоверности периодики 1920-х гг. следует говорить с известной долей осторожности. При всей «живости» и информационной насыщенности газетных и журнальных публикаций им нередко присуща излишняя эмоциональность, фрагментарность и субъективность. Кроме того, средства массовой информации находились под жестким тотальным контролем партийных органов, поэтому информация, появлявшаяся на страницах газет и журналов, подавалась, как правило, только в нужном, позитивном для партии и советского государства русле.

Научная новизна работы определяется итоговыми результатами в ходе решения целей и задач, которые были поставлены автором и заключаются в следующем:

1. Изучен конкретно-исторический материал, что позволило представить новое видение некоторых аспектов фактического состояния налоговой политики в регионе в период НЭПа.

2. Продемонстрировано, что Кубано-Черноморская область внесла свой вклад в развитие экономики страны в целом и, в частности, служила базой для становления новой советской системы налогообложения.

3. Показано, что неудачи в осуществлении налоговой политики в некоторых сферах экономики (в частности, в сельскохозяйственном секторе) объяснялись, прежде всего, отсутствием и неподготовленностью кадров и определенных материально-технических условий.

4. В процессе работы над проблемой выявлен и впервые введен в научный оборот новый архивный материал, благодаря которому стала возможной реконструкция процессов подготовки и проведения налоговых кампаний.

5. Сделан вывод, что формирование и становление новой налоговой системы в период новой экономической политики осуществлялся неравномерно, в связи с особенностями сельскохозяйственной направленности региона.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1. НЭП – первый период в истории становления финансовой политики советского государства. Корни формирования налоговой системы уходят в 1920-е годы. Значительная часть бюджета страны формировалась за счет Кубани. Исходя из этого, необходимо учитывать значимость периода создания новой экономической политики.

2. Налогообложение в сфере производства и реализации продукции – главный элемент в сфере промышленной и торговой деятельности. Производство являлось частью народного хозяйства Кубани и Черноморья, которое нуждалось в восстановлении. Косвенные налоги и акцизы преследовали двоякую цель: с одной стороны, с их помощью формировались финансовые ресурсы для восстановления и развития экономики страны, с другой стороны, акцизы использовались как средство классовой борьбы в притеснении частника, и являлись одним из средств моделирования налоговой политики.

3. Характерным признаком системы прямого личного налогообложения в Кубано-Черноморской области являлось то, что она, как и вся советская система налогообложения в целом, строилась на основе различия подходов в обложении государственного и частного производителя, т.е. в отношении физических и юридических лиц, осуществлявших частную деятельность, прямое личное обложение строилось на основе высокой прогрессии ставок.

4. На формирование социально-экономической политики требовалось немало денежных средств, которые могли быть получены только в результате повышения фискального потенциала налога, что и стало приоритетным направлением налоговой политики периода НЭПа. При этом, если иные (капиталистические) государства повышали фискальный потенциал налогов в основном за счет совершенствования их обложения, то советское государство, наряду с этим приемом, использовало и политический инструмент воздействия. Он выражался в применении налогов в качестве орудия классовой политики. Путем усиления «налогового прессинга» в отношении капиталистических элементов (особенно в последние годы существования НЭПа) государство пыталось решить задачи как финансового, так и политического характера. Это явление в Кубано-Черноморской области наблюдалось в виде дифференцированного подхода налогообложения.

5. Государство использовало налоги не только как традиционный инструмент фискальной политики для пополнения доходной части государственного бюджета, но и как орудие политической борьбы, основываясь на принципах экономического подавления частника и стимулирования государственного производства, что неизбежно привело, в конечном счете, к свертыванию НЭПа. На Кубани осуществление новой налоговой политики неизбежно вело к государственному контролю.

Соответствие диссертации паспорту «научной специальности». Диссертация соответствует пункту 19 «история развития российского города и деревни», пункту 21 «история экономического развития России, ее регионов», паспорта специальности 07.00.02 – «Отечественная история».

Теоретическая и практическая значимость работы. Теоретическая значимость состоит в том, что материалы и выводы диссертации могут быть использованы при составлении методического материала, исследовании истории НЭПа, проблем развития отечественной налоговой политики и системы, теории и истории налогообложения в высших и средних специальных учебных заведениях, в практической работе налоговых служб.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертации нашли отражение в 3 публикациях научных журналов, включенных в список ВАК (1,3 п.л.), 4 статьях ведущих научных изданий, 3 выступлениях на всероссийских, региональных научных конференциях (1,8 п.л.). Результаты исследования используются при чтении курсов по истории Кубани в Краснодарском колледже управления техники и технологий. Перечень работ приведен в списке, приложенном к автореферату.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы исследования, обозначены объект и предмет, хронологические и территориальные рамки, степень изученности проблемы, цель и задачи исследования, методологические принципы и источниковая база, научная новизна, положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость работы.

Первая глава «Состояние промышленности и торговли, косвенные и местные налоги как источники государственных денежных средств» состоит из двух параграфов. В ней проанализировано налогообложение в сфере производства, а также дана характеристика дополнительных, косвенных и местных налогов в годы НЭПа.

В первом параграфе «Налогообложение в сфере производства и реализации продукции как метод советского государственно-политического управления экономикой» рассмотрено состояние промышленного производства на Кубани. По состоянию на 1 октября 1922 г. на Кубани имелось 10 хозяйственных объединений, которые насчитывали в своем ведении до 67 предприятий. Это была государственная трестированная промышленность. Помимо нее в ведении государства находилось более 800 предприятий, которые были распределены на несколько групп: подлежащие сдаче в аренду, законсервированные, бездействующие, подлежащие ликвидации, денационализации, регистрации и т.д. ситуация была такова, что необходимо было изыскивать новые организационные формы. С этой целью в 1922 г. был создан комбинат Кубсельпром с включением в его состав табачной фабрики, предприятий пищевой промышленности (консервных фабрик, пивоваренного завода) и Винтреста. Затем Госстройконтора и Стройтрест были объединены в один комбинат Кубчерстрой. Предполагалось также объединить поташную промышленность и жиромаслобойную. Однако, провести такую организационную реформу не удалось, так как жиромаслобойная промышленность отошла в краевое ведомство, а поташная, имевшая важное значение для внешней торговли, оставалась в ведении центральных органов. Кроме того, некоторые предприятия, которые являлись для того или иного треста нерентабельными, были частично ликвидированы или сданы в аренду, а их оборудование было передано на другие предприятия, оставшиеся в объединении. Такая процедура была проделана с заводами «Штамп» и «Физикомеханик», входящих в состав Металлтреста, оборудование которых было свезено на завод «Кубаноль». Налоговое обложение при таком положении представляло собой сложный и нестабильный процесс. В этой области были приняты постановления о введении и взимании налога со строений, уравнительные сборы (здесь применялся индивидуальный подход) и т.п.

Сложная налоговая дифференциация предприятий показывала, что налоговая политика в промышленном секторе нуждалась в таких дополнениях и изменениях, которые смогли бы решить основные вопросы функционирования промышленности в условиях рыночных отношений: концентрации всей промышленности и отдельных видов производства; совершенствования технического состояния предприятий; восстановления в создаваемых трестах учета и отчетности; уточнения калькуляции; выяснения рынков сбыта вырабатываемой продукции и рынков заготовки сырья; улучшения качества вырабатываемой продукции; определения взаимоотношений между трестами и подчиненными им предприятиями; технического обследования государственной промышленности, а затем приведения её в надлежащий вид и порядок. Признавалось, что налоги сильно ослабляли конкурентоспособность мелких арендных предприятий по сравнению с предприятиями кустарной промышленности, уклонявшихся от уплаты налогов. Кубанская промышленность развивалась, но в ее развитии встречался ряд трудностей, которые преодолевались в процессе работы. Средства, необходимые для финансовой стабилизации поступали не только из центра, но и изыскивались из местного бюджета, что говорило об эффективности осуществляемой налоговой политики.

Во втором параграфе «Дополнительные, косвенные и местные налоги в налоговой системе Кубано-Черноморской области» изучены дополнительные меры по осуществлению налоговой политики. Одним из налогов, не только приносивших доход в бюджет, но и способствовавшим восстановлению хозяйства был трудгужналог. Трудповинность широко применялась в царское время. Данные о трудгужповинности по некоторым губерниям говорили об использовании до 40 процентов трудоспособного населения и до 30 процентов гужа. Все это повлекло за собой резкое падение производительности труда и массовое уклонение от повинностей. Новая экономическая политика, переход от продразверстки к продналогу, декретирование свободной торговли, частной инициативы потребовали замены трудгужповинности трудгужналогом. Декретом Совнаркома от 22 ноября 1921 года трудовая и гужевая повинности заменялись трудгужналогом. Это означало, что крестьянство и казачество должны были выполнять в порядке налога точно установленное законом количество трудгужработ. Восстановление налогов, в частности местных, имело целью, облегчить государственный бюджет от многочисленных расходов и создать местный приток денег для содействия наиболее успешному удовлетворению местных административно-хозяйственных потребностей, по возможности, без обращения к центру. Самостоятельные местные налоги и сборы должны были проводиться лишь по утверждении их высшими органами власти: Уезда, Округа, Области, Края и т.д. и исключительно через Налоговый аппарат со строгой концентрацией и учетом сумм поступлений в госкассу. При установлении отдельных видов налога местные советы должны были строго сообразоваться со своими сметными предложениями, которые не могли быть покрыты оплатой за услуги коммунального отдела и обязательной надбавкой к общегосударственным налогам.

Для восстановления хозяйства страны, необходимо было укрепить рубль, обеспечить устойчивость финансов. Реализация этих мероприятий закономерно вела к введению налогов и прекращению дальнейшего выпуска бумажных денег. Вся налоговая политика должна была строиться так, чтобы тяжесть налогов ложилась на бедняков наилегчайшим бременем. Отсюда необходимость сократить косвенные налоги на предметы широкого потребления, увеличить прямой налог и налог косвенный на предметы, потребляемые имущим классом. Кроме налогов некоторые категории плательщиков несли платежи, не называемые налогами, но заключавшие в себе налогообразные элементы. Так, например, для земледельческого населения это – «самообложения», в которых, наряду с принудительным изъятием из дохода населения средств без предоставления ему соответствующего эквивалента, включалась и, так называемая, складчина на удовлетворение чисто хозяйственных потребностей. Для неземледельческого населения – высокая арендная плата за торговые помещения, квартирная плата за жилые помещения, повышенная плата за коммунальные услуги, повышенная плата за обучение детей в школе и другие платежи. Дополнительные, косвенные и местные налоги решали важные задачи в восстановлении и формировании новой экономической и налоговой политики. Налоговое законодательство на Кубани осуществлялось практически теми же темпами, что и в других регионах. Специфика сельскохозяйственной области, предполагавшая делать главный упор на единый сельскохозяйственный налог, не давала возможности для полного раскрытия потенциала промышленного сектора. Местные власти, учитывая все особенности, используя имеющиеся возможности, которыми являлись вышеназванные налоги, стремились сделать процесс восстановления и закрепления финансовой стабильности в регионе более реальным и осуществимым. Дополнительные меры, используемые для формирования местного бюджета, служили методами осуществления новой налоговой политики. Использование разнообразных мер для создания налоговой системы в регионе дало возможность организовать государственную промышленность на средства не только федерального, но и местного бюджета.

Вторая глава «Формирование и осуществление налоговой политики в сельском хозяйстве» состоит из двух параграфов. В ней проанализированы предпосылки, причины и условия формирования и осуществления налогообложения в сельском хозяйстве.

В первом параграфе «Продовольственный налог как механизм стабилизации социально-экономического положения Кубано-Черноморской области в годы НЭПа» определены предпосылки к созданию и внедрению продовольственного налога в повседневную жизнь. Большевистское правительство смогло выработать экономическую политику, позволившую за короткий срок восстановить экономику и начать дальнейшее успешное ее развитие. НЭП предполагал не только укрепление союза с крестьянством, но и временное допущение капиталистических элементов, свободу торговли, свободу частного предпринимательства, что должно было привести к нормализации процесса налогообложения в стране. Изменение налоговой политики в деревне начало осуществляться с заменой продовольственной разверстки продовольственным налогом. Переход к чисто денежным налоговым изъятиям означал отказ от всяких попыток натурального регулирования сельского хозяйства, возросшее доверие государства к регулированию через рынок. С 1 января 1924 г. налоги стали приниматься только в денежной форме, а все натуральные налоги и повинности были полностью упразднены. Переход к рыночному регулированию земледелия занял менее двух лет, и это происходило в стране, разрушенной многими годами войн и социальных экспериментов, пережившей чудовищный голод 1921 г. На Кубани положение осложнялось белозеленым движением. После появления декрета о продналоге наметилась тенденция прекращения роста белозеленых банд. Налоговое бремя крестьянства было ощутимым. Разоренность и растущее противоречие в крестьянском хозяйстве в станицах давали экономическую базу для повышения антисоветской политической активности. В это время наблюдались отказы хлеборобов выполнять продналог. В ответ на это поступали директивы с обязательными выездными сессиями Ревтрибунала. Таким образом, можно отметить, что на начальных этапах проведения продналога, интенсивно применялись репрессивные меры. Предпосылки к созданию продовольственного налога базировались на разверстке, которая как вынужденная мера в период Гражданской войны, не могла удовлетворять финансовые нужды государства, так как тормозила экономическое развитие страны. Пришедший ей на смену продовольственный налог взял на себя функции по регулированию структуры сельскохозяйственного производства. Натуральные поставки, включавшие в себя 18 видов продукции, должны были стать связующим звеном между населением и государством, и лишь переход к денежным налоговым изъятиям означал отказ от попыток натурального регулирования сельского хозяйства и переход к регулированию через рынок. Решения Х съезда партии о замене разверстки натуральным налогом и легализации обмена в пределах местного хозяйственного оборота фактически положили начало новой советской финансовой политике, нацеленной на постепенное восстановление советского денежного знака в качестве средства платежа, средства обращения и средства накопления. Именно эти функции совзнака, определяющие его способность выступать мерой ценности товаров и услуг, были тогда настолько подорваны, что советское правительство уже всерьез думало о замене денег иными, не денежными единицами учета материальных ценностей и созидающего их труда. Введение налога признавалось необходимым. Единственно правильным и целесообразным считалось введение единого прогрессивно-поимущественного натурналога на хлеб, выражающегося в пудах пшеницы или ржи, который вносился основными продуктами сельского хозяйства. Признавалось, что натурналог действительно способствовал восстановлению сельского хозяйства в целом, а также возрождению государственной промышленности государства. Натруналог считался фундаментом, на котором строился союз крестьянства и рабочих.

Во втором параграфе «Единый сельскохозяйственный налог: предпосылки, генезис, факторы формирования» выявлены особенности раскрепощения крестьянского хозяйства. Прямые налоги на продукты села являлись важнейшим источником средств для строительства народного хозяйства. Без восстановления сельскохозяйственной деятельности и государственной промышленности немыслимо было сохранение революционных завоеваний рабочего класса и крестьянства. Прямые налоги, пополняя главную часть государственного бюджета, в тоже время составляли одну из форм экономической связи города с деревней. Эта связь должна была укрепляться по мере увеличения покупательной способности сельского хозяйства. Единый сельскохозяйственный налог внес свои коррективы в финансовую систему государства. Единый сельскохозяйственный налог должен был обеспечить соответствие тяжести обложения каждого хозяйства с размерами его доходов и достатков при помощи учета всех данных, определяющих мощность и платежеспособность хозяйства (количество едоков, количество пашни и сенокосов, количество рабочего и продуктивного скота, среднего размера урожая). Благодаря этому, прямой налог давал возможность Советской власти наилучшим образом проводить политику сохранения интересов крестьянской бедноты и середняка. При исчислении размеров налога, при установлении денежной и натуральной его части необходимо было тщательно оценивать действительную платежную силу крестьянского хозяйства, как в целом, так и по отдельным районам; учитывать, чтобы размеры налога не давили на хозяйство, не разрушали его, не ослабляли интереса к развитию и укреплению хозяйства у его владельца.

Замена натурального обложения денежным должна была не только облегчить положение крестьянства, но даже дать некоторую выгоду, что являлось важным стимулом для населения. При этом разумное применение льгот и скидок привлекало крестьянство. Кубано-Черноморская область, опирающаяся на крестьянство, единый сельскохозяйственный налог принимала как приоритетный. построение сельхозналога сохранило ряд естественных недостатков. Во-первых, тяжесть обложения с одной десятины сильно возрастала в хозяйствах более крупных, лучше обеспеченных землей и скотом. Это стимулировало не мобилизацию земли и укрупнение хозяйств в соответствии с оптимальными их размерами, обеспечивающими наибольшую производительность и доходность, а дробление хозяйств в целях облегчения тяжести обложения и ухода от всякого рода дискриминации, которой уже с 1924 г. подвергались «кулацкие» хозяйства. «Классовый подход» к налогообложению, как и в целом «классовая политика» в деревне, направленная против относительно зажиточных хозяйств, осуществляющих производственное накопление, тормозили развитие земледелия, и, в конечном счете, способствовали кризису хлебозаготовок и дискредитации НЭПа. Имевшие место перегибы и сознательные нарушения замедляли процесс стабилизации экономического положения в регионе. Несмотря на данные факты, формирование и осуществление налоговой политики в сельском хозяйстве продолжалось.

Третья глава «Налогообложение городского населения Кубани» состоит из трех параграфов. В ней рассматриваются основные направления государственного регулирования социально-экономического развития Кубани, а также сферы использования налоговых поступлений.

В первом параграфе «Промысловый налог как способ осуществления контроля населения свободных профессий» выясняются особенности осуществления налоговой политики на Кубани. Наряду с другими налогами существовали и специальные налоги, которыми облагались промышленность и торговля. Речь идет о промысловом налоге и уравнительном сборе. Промысловый налог был установлен в 1921 г. и затем несколько раз изменялся. С 1923 г. он установлен как сбор с торговых и промышленных предприятий, а также единоличных промысловых занятий. Промысловый налог представлял собой сложную конструкцию, состоящую из двух вполне независимых частей: патентного сбора и уравнительного сбора. Все промышленные и торговые предприятия были разделены на разряды в зависимости от географических поясов (на 6 разрядов); в промышленности — от числа занятых рабочих (12 разрядов); в торговле — от характера торговли и оборотов (5 разрядов). Уравнительный сбор представлял собой налог, уплачиваемый с суммы хозяйственного оборота. Первоначально размер уравнительного сбора был определен в 7 процентов к обороту (3 процента в госбюджет, 3 процента в местный бюджет, 1 процент в помощь голодающим). Уже в 1923 г. это явно завышенное обложение было снижено вдвое и дифференцировано по отраслям и формам собственности. Для государственных предприятий уравнительный сбор был установлен на уровне в 2-4 раза ниже, чем для частных.

Уравнительным сбором товар облагался на всех стадиях его оборота, плательщиками этого налога были все агенты производства и обращения, включая отдельные предприятия, их объединения (тресты), объединения трестов (синдикаты), оптовые и розничные звенья торговли. Этим уравнительный сбор отличался от акциза — определенной фиксированной надбавки к цене товара в пользу казны. Ставка уравнительного сбора, взимаемого неоднократно, конечно, должна была быть умеренной, иначе при множественности звеньев оборота цена товара неизбежно должна была оказаться непомерно высокой. Налогообложение в области свободных профессий приводило в жизнь принцип равного обложения всех видов предприятий и кустарных промыслов. Льготы, которые применялись при обложении налогом, позволяли заниматься населению кустарными промыслами, при условии использовании их в подсобном хозяйстве без применения специального оборудования. Данные методы позволяли людям иметь дополнительный доход без нарушения налогового законодательства, что положительно влияло на установление стабильности финансовой системы государства.

Во втором параграфе «Подоходно-поимущественный налог как регулятор сбалансированного обложения торговых и промышленных предприятий» рассматривается специфика налогов, обложению которых подлежала совокупность доходов, полученных каждым плательщиком в предшествующем окладном году. Важным налогом для городского населения был налог подоходно-поимущественный, представлявший собой, подобно промысловому налогу, сложную схему, состоящую из двух самостоятельных частей подоходного и поимущественного обложения. Облагались этим налогом городские жители, получавшие ежегодный доход от 300 руб. или обладавшие имуществом стоимостью от 300 руб. Подоходно-поимущественным налогом облагались не только физические, но и юридические лица: товарищества, акционерные общества и т.д. Государственные предприятия были свободны от поимущественного обложения, но платили подоходный налог в размере 8 процентов. В начале 1920-х гг. была произведена реформа в порядке взимания подоходно — поимущественного налога. Ранее подоходно — поимущественный налог, как сказано выше, состоял из двух частей: подоходного (с совокупности доходов) и поимущественного (со стоимости имущества) и взимался в городах по заявлениям, которые подавали плательщики (по декларациям). Практика показала, что подобная система имела ряд неудобств, т. к. декларации часто не освещали правильно имущественное положение плательщиков, большая масса которых занижала уровень доходности. Особое значение приобретало рентное обложение, которого в Советской России в первые годы не существовало. Закон о взимании ренты с городских земель и земель, предоставленных транспорту, входил, как составная часть, в закон о подоходно — поимущественном налоге. Это обложение должно было дать значительный доход государству. Подоходно — поимущественный налог с его классовым подходом и системой льгот предоставлял возможность обложения всех слоев населения. Таким образом, налог выполнял роль регулятора сбалансированного обложения не только физических, но и юридических лиц.

В третьем параграфе «Сферы и направления использования налоговых поступлений» рассмотрены линии распределения денежных средств, поступивших в бюджет за счет налогообложения. Контроль за процессом налогообложения выполнял двойную роль. Во-первых, Министерство финансов могло распределять полученные средства. Во-вторых, выделяемые средства четко направлялись на проблемные сферы. А таких сфер на Кубани было достаточное количество. Решение проблем с здравоохранением, ликвидацией неграмотности, восстановлением и созданием промышленного производства, городским благоустройством было возможно только с помощью средств, поступавших от налогового аппарата. На Кубани были решены вопросы по восстановлению промышленных производств, что положительно повлияло на торговлю и создание сбалансированного внутреннего рынка. Происходило формирование новой социально-культурной сферы, благоустройство городов, сёл. В процессе становления налоговой системы происходило и формирование новой системы здравоохранения на Кубани. Советская медицина призвана была, развивая профилактические мероприятия, уделять пристальное внимание оказанию непосредственной лечебной помощи. При ее становлении упор делался на классовый принцип, но признавались безусловно необходимыми принципы общедоступности бесплатной и квалифицированной помощи, согласно которым отменялась плата в лечебных заведениях за медикаменты, велась борьба с частной практикой. Однако вместе с достигнутыми бесплатностью и доступностью были порождены и проблемы. Одной из них стала деятельность врачебно-контрольной комиссии, которая занималась вопросами разрешения и продления отпусков по болезни. Она по существу превратилась в центр по спекуляции отпусками, грозившей остановить работу всех советских учреждений.

Кроме того, проблемой стала и проведенная национализация. Она была проведена так, что бывшие владельцы аптек стали заведующими этих же аптек. Учитывая их нелояльность, а точнее ненависть к советской власти, они снабжали медикаментами в первую очередь «своих», частных врачей, а не госсектор.

В условиях нехватки врачей профессиональные навыки многих из них использовались не по прямому назначению. Для повышения уровня квалификации открывались государственные лечебные учреждения по различным направлениям с привлечением в них специалистов в порядке трудовой повинности. Эти действия были невозможны без работы налогового аппарата. Именно на средства местного бюджета, который формировался большей частью из собранных налогов, проводились названные ранее преобразования, во многом повлиявшие на закрепление советской власти в регионе.

В заключении подведены итоги исследования, сделаны выводы по основным проблемам, рассмотренным в ходе написания работы.

В 1921-1929 гг. Советская Россия ценой огромных усилий, лишений и жертв, при (на первых порах) инспирированном, зачастую фактически принудительном вовлечении в тяжелую, но созидательную работу миллионных масс, достигла первых успехов в экономике и социальной сфере. Было поднято из руин народное хозяйство страны с довоенным уровнем производства: восстановлен транспорт, начавший работать без существенных перебоев, введена твердая валюта, восстановлен и организован рабочий класс, восстановлена посевная площадь, а сельское хозяйство стало давать необходимый минимум продукции. Советским налоговым органам Кубани и Черноморья, созданным фактически с нуля, и находившимся под жестким партийным контролем, пришлось стать теми мобилизационными структурами государства, которые обеспечили заданную направленность творческой инициативы масс на реализацию советского социалистического проекта и создание новой экономики. В результате они подтвердили, что являются серьезной и надежной опорой коммунистической власти во всей ее социально-экономической политике. «Налоговский след» можно увидеть практически во всех сколько-нибудь значимых делах: от обеспечения деятельности структур культпросвета до системы здравоохранения.

Деятельность налоговых органов, имея свои задачи, отличалась некоторыми особенностями. Они обуславливались рядом специфических факторов их функционирования:

1. Относительная самостоятельность в работе, которой был присущ в известной мере принцип самодостаточности и самообеспечения.

2. В налоговые органы Кубани рекрутировалась наиболее активная, деятельная часть рабочих, крестьян, интеллигенции (учителей, инженерно-технических работников, ученых), в арсенале которых был немалый жизненный опыт, но слабая профессиональная, теоретическая подготовка.

3. Налоговая политика и сама налоговая работа исходили из разъяснения и внушения верности классового подхода в реализации принципа социальной справедливости, ориентированности на поддержку и оказание помощи, прежде всего самым обездоленным слоям населения.

4. Налоговые структуры Кубано-Черноморской области являлись органичной частью мобилизационной экономики, которой имманентно были присущи административно-репрессивные методы функционирования. Соответственно и налоговая политика несла в себе отпечаток жесткого администрирования в ущерб рыночным технологиям.

Опыт налоговой политики эпохи НЭПа поучителен. С её помощью молодому советскому государству удалось сформировать предпосылки и впоследствии создать мобилизационную экономическую систему, которая обеспечила проведение модернизации и поставила СССР накануне Великой Отечественной войны на один уровень с европейскими странами.

Современные задачи налогообложения принципиально отличаются от задач периода 1920-х годов. Но некоторые из тех синкретичных основ налоговой политики, но в новом демократическом формате, вполне могли бы быть использованы в современной России.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ:

Статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

Ким, Т.И. Формирование подоходного, промыслового, трудгужналогов как элементов советской налоговой системы в 1920-х гг. (на материалах Кубано-Черноморской области) / Т.И.Ким // Известия высших учебных заведения. Северо-Кавказский регион. – Ростов н/Д, 2008. — № 4. — С. 62-65 (0,5 п.л.).

Ким, Т.И. Продовольственная кампания в процессе становления налоговой политики периода НЭПа в Кубано-Черноморской области / Т.И.Ким // Известия высших учебных заведения. — Северо-Кавказский регион. – Ростов н/Д, 2010. — № 1. — С. 55-58 (0,6 п.л.).

Ким, Т.И. Формирование налоговой системы Кубано-Черноморской области в начальный период НЭПа / Т.И.Ким // Вестник Адыгейского государственного университета. — Майкоп, 2010. — № 3(64). — С. 55-59 (0,6 п.л.).

Публикации в иных изданиях:

Ким, Т.И. Социально-политические условия формирования и осуществления продовольственного налога на Кубани в первые годы НЭПа / Т.И.Ким // Россия в мировом сообществе цивилизаций: история и современность: международная научно-практическая конференция. — Пенза, 2006. – С. 93-96 (0,4 п.л.).

Ким, Т.И. Распределение налогов по категориям населения в годы НЭПа / Т.И.Ким // Россия в мировом сообществе цивилизаций: история и современность: международная научно-практическая конференция. — Пенза, 2007. – С. 72-74 (0,2 п.л.).

Ким Т.И. Социально-экономические предпосылки введения продовольственного и единого сельскохозяйственного налога на Кубани в условиях НЭПа / Т.И.Ким // Голос минувшего: кубанский исторический журнал. — Краснодар, 2007. — №1-2. – С. 84-89 (0,6 п.л.).

Ким, Т.И. Особенности развития налоговой системы в промышленном производстве в период НЭПа (на материалах Кубано-Черноморской области) / Т.И.Ким // Россия в мировом сообществе цивилизаций: история и современность: III Международная научно-практическая конференция. — Пенза, 2007. – С. 89-91 (0,2 п.л.).

Ким, Т.И. Формирование подоходного и промыслового налогов как важной составляющей налоговой системы в период НЭПа / Т.И.Ким // Альманах современной науки и образования. — Тамбов, 2007. — № 2(2). – С. 36-37 (0,2 п.л.).

Ким, Т.И. Платежи и сборы как элементы налоговой системы Кубано-Черноморской области советского государства в период НЭПа / Т.И.Ким // Альманах современной науки и образования. — Тамбов, 2009. — № 1(20). – С. 83-84 (0,2 п.л.).

Ким, Т.И. Сферы и направления использования налоговых поступлений Кубано-Черноморской области в период НЭПа / Т.И.Ким // Альманах современной науки и образования. — Тамбов, 2010. — № 8(39). – С. 19-20 (0,2 п.л.).

Антонов Н.Г., Пессель М.А. Денежное обращение, кредит и банки. М., 1995. С.64.

Ногин В. Хозяйственные органы и профессиональные союзы. М., 1921.; Сенюшкин Ф. Фабрично -заводские комитеты в России и их работа в современных условиях. М, 1923; Боярский Я.И. Фабзавком и массовая работа на предприятии. М., 1929 и др.

Гензель П.П. Налоги Союза ССР. М., 1926; Его же. Местные налоги. Юридическое исследование. Л., 1927.

Твердохлебов В.Н. Социально-экономическое назначение налогов при современных условиях //Вестник финансов.1922. № 20.

Полозов П. Подоходный налог и сельхозналог // Вестник финансов. 1929. № 4.

Кузовков Д.В. Перерождение налога в условиях СССР // Проблемы экономики. 1929. № 4 – 5.

Альтшулер В.Я.Налоги (промысловый, подоходный, гербовый сбор и акцизы). М., 1926.

Гросман В.Я. Налоги и сборы в СССР. М., 1929.

Залесский М.Я. Налоговая политика Советского государства в деревне. М., 1940.

Дьяченко В.П. Советские финансы в первой фазе развития социалистического государства 1917-1925 гг. М., 1947.

Он же. Советские финансы в первой фазе развития социалистического государства 1917-1925 гг. М., 1947. С. 238-273.

Там же. С. 249.

Данилов В.П. Налоговая политика в деревне //Октябрь и советское крестьянство. М., 1971.

Марьяхин Г.Л. Очерки истории налогов с населения СССР. М., 1964.

Шерстобитов В.П. История советского крестьянства. Т.1. М., 1986.

Дмитренко В.П. Торговая политика Советского государства после перехода к НЭПу. М., 1971.

Поляков Ю.А. Переход к нэпу и советское крестьянство. М., 1964.

Поляков Ю.А. Новая экономическая политика. М., 1982.

Бахтин М.И. Союз рабочих и крестьян в годы восстановления народного хозяйства (1921-1925 гг.). М., 1961.

Поляков Ю.А., Дмитренко В.П. Переход к новой экономической политике. М., 1972.

Берхин И.Б. Экономическая политика советского государства в первые годы советской власти. М., 1970.

Венедиктов А.В. Организация государственной промышленности в СССР. М., 1957.

Генкина Э.Б. Государственная деятельность В.И.Ленина (1921-1923) М., 1969.

Генкина Э.Б. Переход советского государства к НЭПу (1921-1922). М., 1954.

Калинин Ю.С. Разработка органами Советского государства налоговой политики в отношении кулачества и ее осуществление в 1926-1929 гг //Ученые записки Горьковского университета. 1972. Вып. 192; Данилов В.П. Налоговая политика в деревне //Октябрь и советское крестьянство. М., 1971; Архипов В.А. Борьба против капиталистических элементов в промышленности и торговле. М., 1978. и др.

Калинин Ю.С. Разработка органами Советского государства налоговой политики в отношении кулачества и ее осуществление в 1926-1929 гг //Ученые записки Горьковского университета. 1972. Вып. 192.

Данилов В.П. Советская доколхозная деревня. М., 1979.

Данилов В.П. Советская доколхозная деревня. М., 1979.

Овчинникова М.И. Советское крестьянство Северного Кавказа. М., 1972.

Бокарев Ю.П. Бюджетные обследования крестьянских хозяйств 1920-х годов. М., 1981.

История СССР с древнейших времен до наших дней. М., 1967. Т.8.

История советского рабочего класса: в 6 т. М., 1984. Т.6.

История профсоюзов СССР. М., 1969.

Сокольников Г.Я. Новая финансовая политика на путях к твердой валюте. М., 1991.

Кондратьев Н.Д. К вопросу о дифференциации деревни; Он же. О принципах построения единого сельскохозяйственного налога // Избранные сочинения. М., 1991.

Боффа Д. История Советского Союза. М., 1990.

Ларина Л.И. История Отечества в документах (1917-1939). М., 1994.

Твердохлеб А.А. От НЭПа – к административно-командной системе. М., 1991.

Симонов Н.С. Советская финансовая политика в условиях НЭПа (1921-1927 гг.)//История СССР. 1990. №5. С.42-59.

Пушкарева В.М. История финансовой мысли и политика налогов. М., 2003.

Баранов А.В. Многоукладное общество Северного Кавказа в условиях новой экономической политики. Краснодар, 1999.

Ракачева И.В. Сельскохозяйственная кооперация Кубани. М., 2000.



Страницы: 1 | 2 | Весь текст