Сетевые коммуникации в культуре современного российского обществ

На правах рукописи

Волосатова Оксана Александровна

СЕТЕВЫЕ КОММУНИКАЦИИ В КУЛЬТУРЕ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

22.00.06 – Социология культуры

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Майкоп — 2013

Работа выполнена в НОУ ВПО «Северо-Кавказский социальный институт»

Научный руководитель:Федоровский Александр Петрович

доктор философских наук, профессор

Официальные оппоненты:Михайлов Андрей Павлович

доктор социологических наук, профессор,

ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет», профессор кафедры философии и социологии

Стасенко Оксана Викторовна

кандидат социологических наук, доцент ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет»,

доцент кафедры социальной работы

Ведущая организация : Южный федеральный университет

Защита состоится «21» марта 2013 г. в 10-00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.001.05 при Адыгейском государственном университете по адресу: 385000, г. Майкоп, ул. Университетская, 208, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Адыгейского государственного университета.

Текст автореферата размещен на сайтах Адыгейского государственного университета HYPERLINK «http://www.adygnet.ru»www.adygnet.ru и Высшей аттестационной комиссии при Министерстве образования и науки Российской Федерации www.vak2.ed.gov.ru

Автореферат разослан «18» февраля 2013 г.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В течение относительно недолгого времени Интернет из явления сугубо техногенного порядка превратился в мощный культуросодержащий и культурообразующий фактор. Именно с феноменом Интернета связано большинство социальных инноваций и изменений в жизнедеятельности общества. Неуклонно возрастает роль сетевых коммуникаций в информатизации современного социума. Под влиянием Интернета происходит конвергенция эмпирической и виртуальной сфер общественного бытия, меняется его социальная структура.

Вместе с тем, приходится констатировать неготовность общества к самоопределению в ситуации, когда под влиянием Интернета радикально изменились коммуникативные практики, трансформировались модели социокультурной идентификации, беспрецедентно расширился доступ к информационным ресурсам, исчезли территориальные и временные барьеры. Более того, появление Интернета обусловило новые вызовы человечеству, породило такие проблемы и поставило такие вопросы, аналогов которым не было в прошлом. В числе последних проблема сохранения культурной идентичности в условиях размывания границ между культурами, проблема безопасности сетевых коммуникаций, проблема повышения культуры пользователей Интернета и расширения практики межкультурного диалога в виртуальной среде.

Дополнительную актуальность исследованию придает слабая теоретическая разработанность затронутой в нем проблематики, что обусловлено относительно недавним попаданием Интернета в поле внимания ученых. Очевидно, что необходимо предложить такую методологическую стратегию, которая бы, с одной стороны, опиралась на междисциплинарный подход, с характерным для него широким понятийным спектром, а с другой, не ограничивалась бы им. Так, например, для описания совокупности отдельных модусов современной культуры было бы оправданным введение понятия онлайн-культуры.

Кроме того, в отечественной социологической науке отсутствуют четкие представления относительно того, что представляет собой сетевое комьюнити, каков его качественный состав, каким коммуникативным моделям отдается предпочтение, как происходит межкультурная интеракция. Все еще не решенной остается задача классификации сетевых сообществ. Не ясны и перспективы развития таковых: станут ли они драйвером общественного прогресса или, напротив, выступят в качестве разрушительной силы.

Представляется очень важным уяснить роль и место сетевых коммуникаций в процессе глобализации, а также определить их потенциал относительно возможностей сохранения и популяризации культурных традиций российских этносов. Многообразие социокультурного пространства современной России должно быть в полном объеме представлено во всемирной сети, без чего невозможно продуктивное ведение межкультурного диалога. При этом необходимо предложить такую институциональную модель межкультурных контактов в Интернете, которая бы сохраняла самобытный характер и уникальность каждой из культур, а сами контакты осуществлялись на основе этических императивов и исключали бы опасность продуцирования взаимной вражды и агрессии.

Специального исследования требует анализ совокупности деструктивных факторов, которые представляют собой прямое следствие существования виртуальных сообществ и транслируются посредством сетевых коммуникаций. Особое внимание при этом следует обратить на механизмы, детерминирующие вражду между отдельными субъектами киберпространства, а также любые формы антагонизма в целом. Должны быть предложены действенные регулятивы сетевого поведения, аналогичные тем, которые определяют действия социального актора в реальном мире.

В конечном итоге, актуальность темы, заявленной в диссертационном исследовании, состоит в необходимости концентрации усилий по стабилизации межэтнических отношений в современном российском обществе и укреплении этнокультурной солидарности россиян.

Степень разработанности проблемы. Формирование новой, связанной с Интернетом, культуры сопровождалось не только радикальной трансформацией уклада жизнедеятельности общества, но и изменениями социальной онтологии как таковой. Социально-онтологическому статусу виртуальной реальности были посвящены работы И.А. Акчурина, В.Н. Ардова, В.Л. Васюкова, Х.Л.Дрейфуса, Ж. Ланье, А.А. Крушанова, М.М. Кузнецова, В.С. Степина, С.С.Хоружего. Гносеологические аспекты виртуалистики изучались О.Е.Баксанским, С.И. Григорьевым, Е.Н. Кучер, Е.А. Мамчур, Ю.В. Сачковым, А.Ю. Севальниковым, А.В. Родиным.

Факторная и структурная операционализация базовых понятий исследования проводилась при опоре на труды П. Козловски, Н. Лумана, Ю.Хабермаса, Ю.Г. Волкова, В.Г. Федотовой, Б. Латура, М. Каллон, Д.Г.Подвойского, Н.Г. Хорошкевич и др. Разработка общей методологической стратегии диссертации осуществлялась в рамках концепции постиндустриализма Д. Белла, этологического подхода К. Лоренца, теории структурации Э. Гидденса.

Понимание социокультурного контента сети Интернет как «mindmade»-продукта обусловило обращение к методологическим принципам классики социологии в лице Э. Дюркгейма, Ч. Кули и Дж. Мида. Знаковые, символические аспекты социокультурного контента Интернета анализировались посредством того инструментария, который был предложен П. Бурдье, Ж. Бодрийяром, Ф. Уэбстером, Р.С. Абдеевым, М.Н. Эпштейном и др. Механизмы реализации сетевых коммуникаций были описаны в контексте теории функционализма, а также конфликтологической социологии. Общее представление о состоянии современных сетевых теорий помогли получить исследования, проведенные Д.В. Мальцевой и Н.В. Романовой.

Специфика сетевого комьюнити изучалась путем привлечения результатов социологических разработок, проведенных Е.В. Реутовым, Л.В.Колпиной, И.В. Бояриновой, проанализировавших эффективность социальных сетей в региональном сообществе. Феномен дискретности сетевого культурного пространства весьма успешно был осмыслен В.А. Луковым. Несомненный интерес для тематики диссертационного исследования представил опыт проведения этнометодологического анализа онлайн-коммуникаций, полученный и проанализированный Е.В. Батаевым. Особое внимание привлекли работы М.А. Сафоновой, посвященные сетевой структурации и идентичности сетевых групп. Базовые принципы формирования киберпространства рассмотрены В.М. Бондаренко.

Анализ сетевых коммуникаций в качестве фактора глобализации содержится в работах А. Лингиса, Д. Моизи, М. Мертеса, Т. Фридмана, Т.Парсонса, П.В. Шмыгалевой. Отдельные аспекты глобализационных процессов разрабатывали Ф. Фукуяма, М. Шелер, В.В. Ильин, З.В. Ивановский, В.Е. Гапушкин. Логика культурообразования в виртуальном пространстве Интернета была раскрыта при помощи теории сетевого баланса Р. Мертона. Исследование социокультурного контента киберпространства опиралось на теорию аутопоэзиса У. Матураны и Ф. Валеры и ее интерпретацию Н.Луманом. Введение понятия «третьей культуры» У. Бека позволило увидеть в онлайн-культуре принципиально новый культурный тип, не имеющий аналогов ни в одной существующей этнокультурной традиции.

Значительное число авторов посвятили свои работы изучению деструктивных последствий сетевых коммуникаций и тем проявлениям Интернет-культуры, которые в действительности представляют собой явления контркультуры. Так, например, Ю.И. Полищук видит в феномене Интернета одну из причин разрушения психического здоровья населения России. Н.Г. Хорошкевич обнаруживает генетическую принадлежность различных сетевых сообществ массовой культуре, не способной продуцировать образцы высокого искусства. Проявления антагонизма в Интернете исследовались на основе концепции «фантомных врагов» З. Баумана. По мнению С.А. Кравченко, проблемы, продуцируемые Интернетом, не являются имманентно присущими отечественной культурной традиции, а приносятся в Россию извне. Значительный вклад в изучение природы девиации различных типов комьюнити сделан П. Бергером. Безусловный интерес, с точки зрения диссертационной работы, представляют исследования Интернет-зависимости Н.В. Корытниковой. Источник информационных угроз видит в сетевых коммуникациях Т.В. Владимирова. И.Л. Морозов связывает всеобщую доступность Интернета с возможной дестабилизацией существующей политической системы.

В.А. Глазунов, Н.Б. Маньковская, В.В. Моторин, Н.Ф. Овчинникова и ряд других исследователей рассматривают сетевое пространство как условие творческой самореализации личности, как место осуществления художественной практики и возможность ведения конструктивного межкультурного диалога. Обширный эмпирический материал, касающийся конкретного опыта взаимодействия культур на региональном уровне, проанализирован в трудах Р. Д. Хунагова, Т. И. Афасижева, А. Ю. Шадже, Р.А.Ханаху, З. Ю. Хуако, С. А. Ляушевой, Х. М. Казанова.

Тем не менее, поднятая в диссертации проблема так и не смогла найти своего исчерпывающего решения, что может быть объяснено как ее новизной, так и ускоряющейся динамикой процессов, имеющих место в виртуальном пространстве. Именно такого рода динамизм обуславливает высокие темпы потери актуальности любого научно-исследовательского продукта и ориентирует на продолжение соответствующей социологической эвристики.

Объектом исследования являются культурообразующие процессы в сети Интернет.

Предметом исследования выступает межкультурное взаимодействие сетевых сообществ в Интернете.

Цель исследования состоит в описании сети Интернет как пространства культуры, разработке типовой модели функционирования сетевого комьюнити, выявлении роли межкультурной коммуникации в Интернете в контексте глобализации, исследовании связанных с данным феноменом деструктивных факторов, рассмотрении перспектив развития межкультурного онлайн-диалога и укрепления российского мультикультурализма. Реализация поставленной цели осуществлялась путем решения следующих задач:

введения в категориальный аппарат диссертации понятия онлай-культуры и его последующей социологической интерпретации;

уточнения методологической базы диссертационного исследования социокультурного контента сети Интернет;

проведения дескриптивно-аналитического исследования современного сетевого комьюнити;

выявления роли и места Интернет-коммуникаций в глобализации социокультурного пространства;

определения круга угроз, вызванных виртуализацией социокультурного пространства;

исследования возможностей оптимизации ведения межкультурного диалога в мультикультурной среде.

Гипотеза исследования. Культурообразующие процессы в современном обществе все чаще оказываются локализованными не в эмпирической социальной среде, а на киберпространстве Интернета. При этом основными создателями того или иного культурного тренда выступают различные сетевые сообщества, объединенные общими ценностями и представлениями относительно путей развития отечественной культуры и ее места в мире. Наиболее значимыми деструктивными факторами, препятствующими социокультурной консолидации общества, выступают отсутствие действенных регулятивов функционирования сетевых комьюнити и четких правил сетевой интеракции. Дальнейшее углубление межкультурного диалога в современной России должно осуществляться в направлении институционального освоения позитивного опыта сетевых коммуникаций и его включения в непосредственную практику социального управления.

Методологической и теоретической основой диссертации явилась теория информационного общества, констатирующая ключевое значение информации для всех сфер жизнедеятельности социума, резкий рост пользователей информационных технологий, формирование глобального информационного пространства. Общетеоретическая часть диссертации опиралась на междисциплинарный подход с использованием принципов компаративистики. Механизмы деятельности сетевых сообществ исследовались в рамках синергетической парадигмы, содержащей в себе концептуальные представления о самоорганизации сложных систем. Более полному пониманию специфики виртуальных коммуникативных практик в сфере культуры способствовало обращение к системному подходу, а также использование структурно-функционального и качественного анализа, включающего в себя символический интеракционизм, этнометодологию, отдельные положения теорий коммуникативного действия и структурации. Гибкое применение указанных методологических принципов и подходов позволило обеспечить репрезентативность диссертационного исследования.

Эмпирическую базу диссертационного исследования составили результаты опросов, проведенные в ряде регионов Северо-Кавказского федерального округа (2010-2012 гг.). Выборочная совокупность опрошенных составила 1788 респондентов. Респондентами выступили представители русского, карачаевского, черкесского, кабардинского и балкарского этносов, а также представители мигрантских сообществ. Кроме того, оценка продуктивности межкультурного сетевого общения осуществлялась в различных стратификационных и референтных группах по квотной выборке.

Вторичный анализ социологических исследований представлен данными, полученными социологами Ставрополья в рамках исследовательских проектов «Интеграция вынужденных переселенцев в местное сообщество» (2011г.), «Международное и региональное сотрудничество в социально-ориентированных проектах» (2011), мониторинга Института социологии РАН «Готово ли российское общество к модернизации», статистических сведений, а также контент-анализа центральных и региональных СМИ, мониторинга межкультурной интеракции в Интернете.

Научная новизна работы состоит в следующем:

дана социологическая интерпретация понятия онлайн-культуры в качестве базового концепта проблематики сетевых социокультурных коммуникаций;

предложена система методологических стратегий исследования социокультурного контента сети Интернет, основанная на принципах междисциплинарности и полипарадигмальности;

выявлены особенности формирования, функционирования и коммуникации сетевых сообществ в социокультурном поле Интернета;

продемонстрированы возможности сетевого общения в качестве инструмента преодоления социокультурного изоляционизма;

обозначены основные деструктивные измерения онлайн-культуры и негативные последствия сетевых коммуникативных практик;

продемонстрирован потенциал Интернета в расширении межкультурных контактов и укреплении этнокультурного единства современного российского социума.

Исходя из указанных пунктов новизны, на защиту выносятся следующие положения.

1. Понятие онлайн-культуры не является концептом для обозначения одного из «подотделов» традиционной культуры, а указывает на принципиально новое культурное явление, относящееся к феноменологии посткультуры. Аргументами в пользу высказанного предположения служат специфика локализации онлайн-культуры, ее недифференцированность и синкретизм, а также крайне высокая степень технологической детерминированности. Вне сети Интернет онлайн-культура невозможна по определению. Введение понятия онлайн-культуры определяет необходимость выбора того набора социальных теорий, в терминах которых максимально адекватно могут быть описаны соответствующие социокультурные реалии.

2. Очевидно, что ни одна из современных социологических теорий не обладает правом на методологический монополизм, что исключает любую концептуальную ангажированность в эвристике сетевых коммуникаций. Исследование социокультурного контента сети Интернет должно опираться на широкую междисциплинарную основу, включающую в себя философию, социальную психологию, психофизиологию, педагогику, виртуалистику, параконсистентную логику и другие науки. Следует подчеркнуть принципиальную невозможность одной единственной методологической стратегии в качестве универсальной нормы для всех без исключения аспектов проблематики сетевой культуры. В пересмотре также нуждается и сама роль метода в контексте социологии культуры. Наличие конкурирующих между собой добротных методологических стратегий, обеспечивающих искомую результативность, дает все основания отказаться от принципа абсолютизации метода, поставив ему на смену принцип методологической релевантности.

3. Участие в сетевом комьюнити способствует удовлетворению материальных, духовных, а в перспективе – и витальных потребностей человека. Наблюдаемые эмпирически очевидные тенденции позволяют предположить стирание граней между «онлайновым» и «оффлайновым» социумами за счет инфильтрации последнего в первое уже в обозримой перспективе. Сознательный отказ от принадлежности к киберсообществу может рассматриваться как проявление маргинальности. Современное сетевое комьюнити представляет собой наиболее эффективную форму организации социокультурной коммуникации, в рамкой которой в полной мере реализуются принципы демократии, самоуправления, гражданской инициативы, равного доступа к ресурсам, личностного развития, партнерства и представительства интересов каждого. Массовое овладение компьютерной грамотностью, обнаружение своего места в сетевом сообществе, расширение шкалы электронных продуктов создают условия для получения Россией конкурентных преимуществ в новой социетальной ситуации, связанной с интенсификацией процессов глобализации.

4. Практика сетевого общения является действенным средством преодоления социокультурного изоляционизма, поскольку глобальное коммуникативное пространство создает наиболее благоприятные условия для адаптации к инокультурному контенту. Знакомство с образцами «иной» культуры имеет не просто информативное значение, но и может быть рассмотрено в виде своеобразной инъекции против социокультурного изоляционизма и интенций культурного превосходства. Вместе с тем, сетевое пространство идеально для сохранения и дальнейшего развития полноценного мультикультурализма, при котором культуры не только инкорпорируются друг в друга, но и продолжают свое существование в виде самостоятельных и самодостаточных образований, развиваясь на своей собственной генетической основе.

5. Недопустимо продолжение стихийного развития киберпространства при полном отсутствии каких бы то ни было регулятивов. Следует разработать систему мер, направленных на институциализацию Интернета, его введение в этико-правовое русло. При всем своеобразии культура сетевых коммуникаций является естественным продолжением той социокультурной парадигмы, которая существует в конкретно-эмпирическом пространстве. Культурный уровень Интернет-пользователей зависит от общего состояния культуры, от уровня нравственности общества, от степени социализированности конкретной личности, участвующей в сетевых интеракциях. Невозможно достижение позитивных результатов в развитии виртуальной среды без аналогичной результативности в «оффлайне». В конечном счете, человек идет на самоизоляцию в Интернете только в том случае, если там он ощущает себя более комфортно, уверенно и безопасно, чем в реальной жизни.

6. Бесспорным гарантом успешного ведения межкультурного диалога является факт одновременной принадлежности каждого сетевого актора не только к своей собственной культурной традиции, но и к общей для всех виртуальной культуре. Любой участник сетевых коммуникаций оказывается глубоко интегрированным в сложную неравновесную систему, состоящую из взаимосвязанных и взаимодополняющих друг друга компонентов. Дискретность культур в «оффлайне» преодолевается их прямым взаимодействием в Интернете. Законы виртуалистики позволяют сосуществовать таким бинарным оппозициям, как традиция и новация, Восток – Запад, историческая память и антиципативные устремления. Сетевое комьюнити продемонстрировало способность наделения атрибутивностью диалогизма любую из существующих ныне культур. Интернет поставил под сомнение жизнеспособность и конкурентоспособность той культуры, которая не в состоянии включиться в диалогическое общение с иными культурными традициями с целью обретения взаимопонимания и взаимного обогащения.

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что ее содержание позволяет получить более полное представление относительно механизмов культурообразования в киберпространстве, специфики взаимодействия виртуальных сообществ, характера угроз, связанных с функционированием всемирной сети, перспектив развития межкультурного Интернет-диалога в современной России. Положения и выводы диссертации способны выступить теоретическим материалом для дальнейших исследований проблематики онлайн-культуры, использоваться при разработке методологии социологических исследований в области межкультурного взаимодействия, учитываться при разработке понятийного аппарата современной социологии культуры.

Полученные результаты могут найти свое применение в практике социального управления, способствовать формированию широкого круга социокультурных компетенций, использоваться при разработке базовых и факультативных курсов по социологии, философии и культурологии.

Соответствие темы диссертации требованиям паспорта специальности ВАК РФ. Диссертационное исследование соответствует паспорту специальности 22.00.06 – социология культуры: п.п. 11. Культурная коммуникация. Современные коммуникативные технологии и их влияние на духовную жизнь общества. 12. Глобальные системы коммуникации (телевидение, Интернет) и духовная жизнь общества.

Апробация работы. Основные результаты работы докладывались и были обсуждены на ряде внутривузовских и межвузовских методологических семинаров, 17-ом годичном научном собрании Северо-Кавказского социального института (Ставрополь, 2010), Межвузовской научно-практической конференции «Современное гуманитарное знание о проблемах социального развития» (Ставрополь, 2011), Международной научно-практической конференции «Северокавказский узел новейшей российской государственности: вызовы и возможные ответы на них» (Невинномысск, 2011), Международной научно-практической конференции «Пути мирного взаимодействия в современном обществе» (Ставрополь, 2011), 4-й Межрегиональной научно-методической конференции «Модульно-компетентностный подход к технологии проектирования образовательных программ» (Ставрополь, 2012), Международной конференции «Гуманизация и личностно развивающие технологии образования» (Ставрополь, 2012).

Отдельные аспекты диссертации были включены в разработку спецкурса по социологии в Северо-Кавказском социальном институте. Диссертация принята к защите на заседании кафедры социально-гуманитарных дисциплин Северо-Кавказского социального института. Материалы исследования изложены в семи научных статьях, три из которых в изданиях, рекомендованных ВАК России, общим объемом 2,9 п.л.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, содержащих шесть параграфов, заключения, списка использованной литературы, включающего 261 наименование. Общий объем работы 150 страниц машинописного текста.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Введении» дается обоснование выбора темы диссертационного исследования, раскрывается степень его разработанности, определяются предмет, объект, цели и задачи диссертации, обозначаются ее теоретико-методологические основы и научная новизна, излагаются тезисы, выносимые на защиту, отмечается теоретическая и практическая значимость работы, раскрывается ее апробация.

Первая глава – «Глобальная сеть Интернет как пространство культуры», состоящая из трех параграфов, вводит понятие онлайн-культуры, дает его социологическую интерпретацию, обосновывает выбор методологических приоритетов работы, раскрывает основные характеристики современного сетевого комьюнити.

В первом параграфе первой главы – «Социологическая интерпретация понятия онлайн-культуры» обосновывается целесообразность расширения понятийного ряда социологии культуры посредством введения концепта онлайн-культуры, осуществляется факторная и структурная операционализация данного понятия. Подчеркивается, что относительная новизна возникновения феноменологии виртуального в глобальной сети Интернет не только не позволила сформировать сколь-нибудь структурированное концептуальное поле, но и просто выработать релевантный понятийный аппарат. При этом экспликацию понятия онлайн-культуры предлагается осуществлять при помощи уточнения ее онтологических характеристик. Реализация данной задачи видится через привлечение понятия виртуальной реальности, атрибутивной составляющей которой как раз и является виртуальная культура.

Вместе с тем, в параграфе утверждается, что понятийно-концептуальный аппарат современной виртуалистики, включающий и концепт онлайн-культуры, структурируется в первую очередь под влиянием науки, что задает ему определенную техногенную тональность. Понятийная артикуляция техногенного происхождения онлайн-культуры имеет, по мысли автора, весьма большое операциональное значение, так как она позволяет осуществить демаркацию между онлайн-культурой и виртуальной культурой как таковой. Данная цель достигается путем выделения понятия онлайн-реальности из понятия виртуальной реальности, которое в содержательном отношении является более широким, поскольку включает в себя не только социокультурную онтологию Интернета, но и все остальные разновидности мнимости, иллюзорности, умозрительности, интериоризированности, а также все то, что может быть названо псевдореальностью, квазиреальностью и т.п.

Специфика референции понятия онлайн-культуры с необходимостью ставит вопрос о его операциональных границах. Очевидно, что слабая структурированность и полиипостастность феномена онлайн-культуры как таковой должны априори предполагать полисемантичность соответствующего понятия. А это означает не что иное, как необходимость его реэксплиеации применительно к конкретной социологической проблеме, рассматриваемой в контексте онлайн-культуры. Стремительное развитие последней не оставляет надежд на появление любых стационарных, инвариантных, вневременных концептов.

В заключение параграфа делается вывод о понятийном отставании социально-гуманитарной мысли от темпов развития онлайн-культуры, а также всего того, что с ней связано. Констатируется крайняя степень внутренней противоречивости онлайн-культуры, что предельно затрудняет формирование соответствующего универсального понятийного аппарата. Подчеркивается необходимость внимательного подхода к выбору той социальной теории, в терминах которой максимально адекватно может быть описан феномен онлайн-культуры.

Во втором параграфе первой главы – «Методологические основы исследования социокультурного контента сети Интернет» – дается общая характеристика методологического ресурса социологии культуры применительно к теме исследования, осуществляется разработка максимально эффективной методологической стратегии.

Отмечается, что выбор методологической стратегии при разработке проблематики культурообразования в процессе сетевых коммуникаций может иметь не только вспомогательный характер, но и представлять вполне самостоятельную тему научного исследования. Это объясняется относительной новизной феномена Интернета, не получившего в социологической науке достаточного концептуального освещения, острой конкурентной борьбой между различными школами и направлениями современной социологии в их понимании механизмов сетевых коммуникаций, техники производства смыслов, социокультурных перспектив Интернета как такового, а также известным редукциоизмом, связанным с одномерным восприятием проблемы научным сообществом.

Выражается мнение, согласно которому в основу искомой методологической стратегии могут быть положены принципы междисциплинарности, универсализма и интегрализма. При этом предполагаемый эвристический подход должен быть достаточно четко структурированным, содержать в себе корреляты с классическими социологическими парадигмами, соответствовать конкретно-эмпирической референции. Подчеркивается необходимость нахождения методологических оснований для идентификации современной социокультурной ситуации на макроуровне, для чего предлагается осуществить построение теоретической модели современного социума в качестве когнитивной парадигмы, в рамках которой может быть проведено настоящее исследование.

Исследуя широкий круг социологических представлений относительно природы современного социума, диссертант отдает предпочтение социокультурной версии теории информационного общества, в рамках которой информация воспринимается не только как фактор техногенного развития, но и как феномен социокультурного, коммуникативного, смыслообразующего порядка.

Понимание социокультурного контента сети Интернет как «mindmade» продукта обусловило обращение к методологическим принципам классики социологии в лице Э. Дюркгейма, Ч. Кули и Дж. Мида. Именно этими социологами, по мнению автора, были достигнуты наиболее впечатляющие результаты в обосновании социального фундамента сознания человека.

Проблема социальных издержек интернет-культуры рассматривается в рамках критической теории общества Ю. Хабермаса. Именно критическая теория общества обуславливает понимание современной культуры, атрибутивной частью которой выступает и социокультурный контент сети Интернет, в качестве технологического продукта массового товарного производства. Критическая теория исследует пути трансляции образцов массовой культуры, их влияние на общественное сознание и социальные практики.

В параграфе отмечается методологическая продуктивность обращения к функционалистским теориям, предполагающим их новое прочтение в контексте заявленной в диссертации темы исследования. Так, сетевое сообщество, продуцирующее свой социокультурный продукт, вполне может быть представлено в качестве некой системы, объединяющей в себе несколько разноуровневых подсистем. При этом участник определенного сетевого комьюнити, инициируя некий онлайн-акт, порождает ответную реакцию, которая, мультиплицируясь, выходит за границы конкретной сетевой группы.

Дискурсивная природа сетевой культуры диктует обращение к принципам и методам герменевтической эвристики. Герменевтика позволяет обеспечить смысловое понимание сетевых практик исходя из прояснения широкого социокультурного контекста, а также осуществлять и обратную редукцию. Более того, социология культуры уже обладает успешным опытом использования герменевтического инструментария в своих разработках.

Делается вывод, что ни одна из существующих в настоящее время теорий не обладает правом на методологический монополизм. При этом исследование социокультурного контента сети Интернет должно опираться на широкую междисциплинарную основу. Указывается на принципиальную невозможность репрезентации методологической стратегии в качестве универсальной нормы для всех без исключения аспектов проблематики сетевой культуры. Отмечается, что в пересмотре также нуждается и сама роль метода в социологии культуры. Наличие конкурирующих между собой добротных методологических стратегий, обеспечивающих искомую результативность, дает все основания отказаться от принципа абсолютизации метода, поставив ему на смену принцип методологической релевантности.

В третьем параграфе первой главы – «Специфика современного сетевого комьюнити в социокультурном пространстве Интернет» – достигается социологическое понимание того, чем является совокупность сетевых акторов, объединенных в интернет-сообщество, дается характеристика основных параметров последнего.

Диссертант опровергает широко распространенную точку зрения, согласно которой одним из признаков сетевого комьюнити называется устойчивость его состава, а также наличие прагматических ориентиров. Он полагает, что причастность к сетевому сообществу может быть детерминирована коммуникативными, психологическими, социокультурными, информационными и иными потребностями личности, причем данные потребности отнюдь не всегда перманентны, они вполне могут возникать спорадически, стихийно. Одновременно опровергаются попытки идентифицировать сетевое комьюнити по признаку его интернет-локализации.

Высказывается предположение, что субъектом сетевого сообщества следует считать любого, кто периодически обращается к Интернету, кто является его устойчивым и активным пользователем не зависимо от целей, мотивов, форм и степени вовлеченности во всемирную сеть. При этом использование Интернета вовсе не обязательно предполагает продвижение собственных идей, мнений, ведение блогов, разработку сайтов и иную креативную или коммуникативную деятельность. Представителем сетевого сообщества может быть назван даже простой потребитель социокультурного контента Интернета, поскольку последний оказывает существенное влияние как на его личность, так и на формирование культурных предпочтений.

Особое место в параграфе принадлежит разработке социального портрета типичного участника сетевого сообщества, его социально-демографическим и социокультурным характеристикам. Особо подчеркивается тот факт, что конструкция комьюнити Интернета не содержит в себе никаких ярко выраженных признаков иерархичности. Подавляющее большинство (91 процент) не ориентируется ни на какие авторитеты и демонстрирует вполне самостоятельное «онлайн-поведение», что, впрочем, не исключает (34 процента) наблюдение за деятельностью популярных блогеров.

Достаточно сложную исследовательскую задачу представляет собой дифференциация современного сетевого сообщества, поскольку отдельно взятый член комьюнити вполне может выступать потребителем широкой шкалы Интернет-продуктов, являясь при этом субъектом нескольких виртуальных сообществ. При решении данной задачи диссертант исходил из совокупности трех принципов:

— принцип значимости сетевого ресурса;

— принцип самоидентификации «онлайн» актора;

— принцип ценностных предпочтений.

Основанный на вышеуказанных эвристических принципах анализ позволил выделить следующие группы Интернет-присутствия, а также места их сетевой локализации (один сетевой актор может присутствовать в нескольких группах). Это подтверждается данными в нижеприведенной таблице:

Тип группы

Сетевая локализация

Число пользователей

(в процентах)

Общекоммуникативные группы

Социальные сети, чаты, форумы, Skype

89

Профессиональные группы

Специализированные сайты, социальные сети, форумы

17

Корпоративные группы

Корпоративные сайты

5

Рекреативные группы

Развлекательные, игровые, туристические, музыкальные и видео сайты, социальные сети, чаты

76

Хобби-группы

Специализированные сайты (Hobby Live, Мир Хобби, Хобби-Центр и т.п.), социальные сети, форумы

34

Гендерные и возрастные, этнические группы

Специализированные сайты, социальные сети, форумы, чаты

9

Общественно-политические группы, культурные и религиозные сообщества

Специализированные сайты, форумы электронных СМИ, социальные сети

14

Маргинальные группы

Специализированные сайты (udaff.com), форумы, чаты, социальные сети (В контакте)

3

Потребительские группы

Специализированные сайты, Интернет-магазины, электронные кассы и т.п.

11

Одним из эвристических приоритетов диссертации стали ценностные и культурные предпочтения сетевого комьюнити. Формирование соответствующей аксиологической шкалы потребовало включения в нее достаточно широкого перечня ценностных компонентов, не исключая и отрицающие друг друга, чем было достигнуто целостное представление относительно смысложизненных ориентиров сетевого комьюнити в качестве коллективного субъекта.

Ценность

Предпочтения (в процентах)

Ценностная альтернатива

Предпочтения

(в процентах)

Альтруизм

27

Личные интересы

73

Семья, друзья

39

Работа, учеба

61

Социальные изменения

54

Социальная стабильность

46

Индивидуализм

85

Коллективизм

15

Свобода

69

Патернализм

31

Гедонизм

21

Самореализация в социуме

79

Физическое

здоровье, спорт

36

Духовное развитие

64

Религиозность

23

Атеизм, агностицизм

77

Политизированность

67

Аполитичность

33

Элитаризм

18

Эгалитаризм

82

Новация

79

Традиция

21

Глобализация

69

Этноцентризм

31

Толерантность

82

Ксенофобия

18

Творчество

24

Прагматизм

76

Пацифизм

78

Брутальность

22

Космополитизм

59

Патриотизм

41



Страницы: 1 | 2 | Весь текст