Саратовский государственный университет в годы войны и мира (194

На правах рукописи

МЕРЗЛЯКОВ СЕРГЕЙ ЛЕОНИДОВИЧ

САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ В ГОДЫ ВОЙНЫ И МИРА (1941-1964 ГГ.)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

САРАТОВ – 2008Работа выполнена в ГОУ ВПО

«Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского»

Научный руководитель:доктор исторических наук, профессор

Аврус Анатолий Ихильевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Поздняков Александр Николаевич

кандидат исторических наук, доцент

Кузнецова Татьяна Игоревна

Ведущая организация: Саратовский государственный

технический университет

Защита диссертации состоится 17 октября 2008 г. в 16.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.243.03 при Саратовском государственном университете им. Н.Г. Чернышевского по адресу: 410012, г. Саратов, ул. Астраханская, 83, Институт истории и международных отношений, корпус XI, ауд. 516.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке ГОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского»,

читальный зал № 3, по адресу: г. Саратов, ул. Университетская, 42

Автореферат разослан 12 сентября 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор исторических наук Л. Н. Чернова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Уровень образования населения России — один из немногих сохранившихся в настоящее время ресурсов устойчивого экономического роста, способный обеспечить возвращение ее в число наиболее развитых стран мира. Но индекс образования взрослого населения РФ составляет 0,906, уровень грамотности — сейчас 99 %, а еще в 2001 г. он был 99,5%. Среднее число лет обучения — почти 12, численность студентов высших учебных заведений на 10 тыс. населения – 327 чел. По этим показателям Российская Федерация не только не уступает, но и превосходит многие развитые государства. Вместе с тем за последние четверть века в системе российского образования накопилось множество проблем, ставящих под угрозу сохранение высокого образовательного потенциала нации. Большинство из них возникли, либо значительно обострились в постсоветский период. Чтобы решить их, не допустить повторения совершенных ошибок, очень полезно изучить опыт развития образования в нашей стране в предшествующие периоды, особенно такие сложные, как годы Великой Отечественной войны и послевоенного восстановления. Новации в управлении, изменение содержания высшего образования в СССР во второй половине 1940-х – первой половине 1960-х гг. представляют богатый материал для исследования исторического опыта. Сопоставление этого периода с современностью позволяет увидеть и обозначить позитивный опыт работы высшей школы в советский период, исторически осмыслить не только происходящее, но и прошлое. Учет этих уроков необходим для современных политических партий, общественных организаций и государства, формирующих политику в сфере образования и ищущих новые гуманитарные ориентиры для общества.

Прошел этап, когда отечественные историки старались не заметить положительное в деятельности компартии, комсомола, советских политических и общественных институтов. Сегодня можно обоснованно говорить о том, что налицо объективное движение к углублению исторических исследований одного из важнейших общественных феноменов — системы высшего образования. Актуальность научного исследования истории высшего образования, в том числе и на примере отдельных учебных заведений, вызвана объективной востребованностью современного общества, необходимостью его научно-методологического обеспечения, поиском путей преодоления существующего разрыва между потребностью социума в общественно-значимой системе высшего образования и реальной государственной вузовской политикой.

Будучи завершающим звеном в системе образования, университеты играли и продолжают играть огромную социокультурную роль в мировой и отечественной науке, просвещении. Как отмечал первый ректор Саратовского университета, профессор В.И. Разумовский, «университеты представляли колыбель европейской цивилизации и культуры. Они являлись преемниками классических школ…». Университеты давали не только необходимый объем знаний, но и особый интеллектуальный статус, позволявший освоить разнообразные виды профессиональной деятельности, реализовывали три основные миссии: интеллектуальную, социальную и образовательную.

Исходя из сказанного, представляется правомерной попытка изучения истории университетов, на примере Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского. Это еще и своевременно в связи с тем, что в 2009 г. ему исполняется 100 лет.

Степень научной изученности проблемы. Научная разработанность процесса взаимоотношений государственно-политической и образовательной систем в отечественной науке находится на недостаточном уровне, хотя и имеются серьезные наработки по ряду направлений.

Так, к примеру, в исторической науке, интеллигентоведении достаточно серьезно изучены политика государства по формированию учительской и инженерно-технической интеллигенции, по развитию вузовской науки и кадрового потенциала высшей школы. Однако, как справедливо отмечают Г.А. Будник и Е.И. Демидова, деятельность научно-педагогической интеллигенции в целом проанализирована слабо.

Автор разделяет мнение А.Н. Николаева, который считает что вузовская интеллигенция, будучи составной частью российской интеллигенции, всегда была «самостоятельной стороной в треугольнике «народ – интеллигенция — власть». Нельзя не согласиться и с точным замечанием И.С. Галкина, который в 1946-1948 гг. был ректором МГУ, что «для преподавателей высшей школы характерна некоторая типичность», которая выражается во внутреннем содержании и внешнем виде, ритме жизни, соблюдении определенных норм и правил, нравственных принципов.

Проблемы становления советской высшей школы на различных этапах ее развития рассматриваются в общих трудах по истории культурной революции в СССР. В 1960-е — 1980-е гг. весомый вклад в разработку истории высшего образования внесли М.Е. Главацкий, В.Л. Соскин, М.П. Ким, Л.М. Зак, С.А. Федюкин и другие авторы. Перестройка системы высшего образования рассматривается в этих работах как составная часть культурной революции, с чем диссертант согласен. Особо следует выделить труд «Высшая школа СССР за 50 лет», из которого автор извлек сравнительный материал для определения места СГУ в изучаемый в период в системе высшего образования в целом, так и университетской в частности, в изучаемый период.

В 1990-е гг. ученые, получив возможность использовать новые источники, исследователи предпринимают попытку проанализировать опыт развития высшей школы в наиболее сложные периоды ее истории в ХХ в. В частности, следует отметить очерк истории высшей школы в годы Великой Отечественной войны, изданный под научной редакцией А.Я. Савельева. В нем на основе работ предшествующего периода, авторы постарались показать ратные подвиги и трудовые дела, учебную и научную деятельность представителей высшей школы в годы войны. На наш взгляд, цель, поставленная авторами, изучить опыт, который имеет важное практическое значение для дальнейшего совершенствования всей системы обучения и воспитания молодежи, ими достигнута, несмотря на небольшой объем (59 с.) работы.

Большой вклад в развитие историографии проблемы внесли работы по истории вузов, в том числе и университетов. И в советские годы, и в постсоветский период это были, в основном издания, посвященные очередной круглой дате со дня основания данного высшего учебного заведения. Исследователям эти работы полезны для определения основных направлений и тенденций развития вузовской системы в целом, и университетов, как его автономной и универсальной части. Кроме того, мы можем проследить начало или конец научной биографии того или иного преподавателя, жизнь которого была связана с несколькими вузами. Например, в историческом очерке о Пермском университете мы находим упоминание о том, что будущий ректор СГУ Р.В. Мерцлин возглавлял в нем кафедру неорганической химии с 1935 по 1950 г. и занимался изучением гетерогенных равновесий, а также был проректором и ректором этого вуза.

Но если работы, написанные в 1950-е — 1970-е гг. носили в основном апологетический характер, а их авторы при описании советского периода истории университетов старались все видеть только в розовом свете, то в 1990-е – 2000-е гг. появились исследования более высокого научного уровня. Ученые, опираясь на достижения исторической науки последних десятилетий, обобщили имевшийся фактический материал и провели масштабные исследования, что позволило им взвешенно, критически оценить путь, пройденный российскими университетами в ХХ столетии.

Как справедливо отмечает профессор А.И. Аврус, во второй половине 1990-х гг. в связи с проблемами серьезных преобразований в системе высшего образования интерес к истории университетов значительно возрос. Об этом свидетельствуют: выпуск пяти сборников статей «Российские университеты в ХVIII-ХХ вв.» в Воронежском университете, появление полиграфического шедевра «275 лет. Санкт-Петербургский государственный университет. Летопись. 1724-1999», публикация ряда книг с очерками о ректорах и профессорах Московского, Саратовского, Томского университетов, брошюры и статьи ректора МГУ В.А. Садовничего, поднимающие проблемы университетской жизни и университетских традиций, монография В.А. Соломонова «Императорский Николаевский Саратовской университет. История открытия и становления (1909-1917)». Истории рождения Саратовского университета посвящена и работа Н.А. Поповой. К этому списку нужно добавить фундаментальный труд «Историческая наука в Московском университете, 1755-2004» под редакцией член-корреспондента РАН. С.П. Карпова.

В последние годы историография пополнилась серьезными исследованиями и юбилейными изданиями по истории отдельных учебных заведений Саратова, Казани, Самары, Воронежа. В данных работах дается глубокий и последовательный анализ истории отдельных вузов, кафедр, научных школ, прослеживаются судьбы ученых, выпускников. Необычным является труд Е.А. Вишленковой, С.Ю. Малышевой, А.А. Сальниковой «Terra univercitatis: два века университетской культуры в Казани», вышедший в 2003 г.. Авторы рассматривают университет как социокультурное пространство, и с этой точки зрения анализируют историю развития университетского городка в Казани, университетскую корпоративность, культуру отношений преподавателей и студентов.

В 2004 г. вышла великолепно написанная, изданная и оформленная «История Казанского университета». Эта книга – плод совместного труда творческого коллектива казанских историков, которые рассматривают свой университет с позиций сегодняшнего состояния исторической науки, на основе заново продуманного и максимально использованного материала не только местных, но и ряда центральных архивов Российской Федерации.

Интересующему автора периоду посвящены 3, 4 и 5 главы исследования. В них последовательно проанализировано и военное лихолетье 1941-1945 гг., и первые послевоенные десятилетия. Это дало автору возможность провести сравнительный анализ деятельности двух старейших университетов России.

В 2003 г. профессор М.Д. Карпачев завершил написание научной истории Воронежского университета. В книге рассматриваются важнейшие этапы 85-летнего пути этого университета с момента его основания в 1918 г. Для нас были особенно интересны разделы «Университет в годы Отечественной войны» и «Развитие и рост университета (1950-1960-е гг.). Хотя и в несколько очерковой форме, но все же достаточно подробно автор останавливается на тех процессах внутривузовской жизни, которые позволили нам дополнить картину развития университетов в исследуемый период.

К числу новейших публикаций по российской истории высшей школы относятся работы А.И. Авруса, В.И. Жукова, И.М. Ильинского, в которых затрагиваются интересующие нас проблемы. Профессор А.И. Аврус не один десяток лет плодотворно трудится над историей развития российских университетов от зарождения до начала ХХ1 в. Исследователь уделяет внимание анализу их деятельности, внутренней жизни университетских коллективов, дает весьма обстоятельную историографию, что позволило нам начать научную разработку своей региональной ниши в истории российских университетов.

Вопросы политики Советского государства в сфере образования рассматривались и в зарубежной историографии. Зарубежные исследователи в большинстве своем считают советскую систему образования в целом эффективной, но зависевшей от состояния государственно-общественных и социально-политических отношений.

В последнее десятилетие появился ряд работ, в которых изучаются проблемы развития высшего образования в Поволжье, других регионах на различных этапах отечественной истории. Данные исследования содержат важную познавательную информацию по интересующему нас предмету. В частности, книга В.Н. Семенова «Ректоры Саратовского университета: факты жизни и деятельности» посвящена не только людям, внесшим вклад в становление и развитие университетской науки и образования, но и дает интересный материал для анализа деятельности Саратовского университета, в том числе и в 1941-1964 гг. Правда, работа перегружена некоторыми ненужными подробностями личной жизни ректоров, и автор не всегда точен в фактическом материале.

Значительный пласт историографии исследуемой проблемы составляют опубликованные в рамках подготовки к 100-летнему юбилею СГУ в газете «Саратовский университет» мемуары выпускников университета, а так же его сотрудников и преподавателей. В них приведены интересные факты из жизни университета в исследуемый период, в том числе и неизвестные ранее бытовые аспекты жизни преподавателей и студентов в то нелегкое время. Так же ряд статей был посвящен юбилеям кафедр факультетов университета и отдельных сотрудников. Например, статья «Широта души и знаний», рассказывает о Елизавете Владимировне Ишерской, которая много лет была заведующей кафедрой климатологии. А статья «Юбилей в цветах и медалях» — о 60-тилетии кафедры физики твердого тела, об истории её образования. Интересный материал был опубликован в газете «Саратовский университет» к 65-летнему юбилею Победы в Великой Отечественной войне: ветераны войны, в том числе выпускники СГУ, вспоминали о своих фронтовых буднях и подвигах.

Историографический анализ позволяет сделать вывод, что сложились необходимые предпосылки для создания крупных трудов по истории высшей школы. Например, исследователем Е.И. Демидовой была успешно защищена докторская диссертация на тему: «Становление и развитие советской высшей школы в 1920-1930-е гг.». Развитию высшего образования на юге России в 20-е — 90-е годы ХХ в. посвящена докторская диссертация В.М. Кононенко. Роль заочного образования в деле подготовки квалифицированных кадров в 1953-1999 г. в системе высшего образования рассматривается в докторской диссертации Д.М. Садыковой.

Но пока еще недостаточно исследован региональный опыт развития высшего образования в период 1941 – первой половины 1960-х гг. Требуют дальнейшего изучения с исторических позиций советская система высшего образования как исторический феномен и роль в ней отдельных вузовских коллективов. Мы солидаризуемся с теми историками, которые считают, что «до сих пор отсутствует серьезное объективное исследование истории отечественных университетов в военные годы, а имеющиеся публикации страдают односторонностью и неполнотой».

По количеству публикаций и диссертаций военный период выделяется особо в массиве местной литературы по XX в. В.Н. Данилов оправданно утверждает, что и в нем есть и целый ряд пробелов и упущений. К ним относятся практическая неизученность демографической истории 1941-1945 гг., истории социальной повседневности, работы образовательной системы (выделено автором – М.С.Л.).

Если в имеющейся литературе история Саратовского университета в годы Великой Отечественной войны нашла отражение в тех или иных аспектах, то послевоенные десятилетия, особенно с конца 1950-х гг. практически не исследованы. Нашей задачей является попытка восполнить этот пробел, ведь почти столетняя деятельность Саратовского государственного университета давно нуждается в обстоятельном научном историческом исследовании. Таким образом, можно сделать вывод, что многие аспекты истории российских университетов, в том числе Саратовского, еще не получили достаточной научной разработки, а весь путь их развития не прослежен.

Актуальность исследования обусловливается, таким образом, также фактом недостаточной разработанности диссертационной темы в предшествующей литературе. Налицо целый комплекс сложных вопросов, ответы на которые можно получить лишь в процессе исследования жизнедеятельности высшей школы в целом и истории университетов в частности.

Хотя сложившаяся сегодня в России социально-экономическая и политическая ситуация совершенно иная, чем в годы Великой Отечественной войны и послевоенное двадцатилетие, и по отношению к высшей школе проводится качественно другая политика, тем не менее представляется важным и с научной, и с практической точки зрения оглянуться назад, чтобы понять истоки современных трудностей и извлечь необходимые уроки.

Цель и задачи исследования. При определении цели исследования во внимание принималась степень научной разработанности диссертационной темы, состояние историографии по смежным историческим проблемам, учитывалось также наличие источниковой базы.

С учетом сказанного цель диссертационного исследования можно сформулировать следующим образом: раскрыть основные направления развития Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского в период 1941-1964 гг.

Поскольку деятельность университета многогранна, и все ее стороны невозможно отразить в одной кандидатской диссертации, были определены следующие задачи исследования:

проанализировать эволюцию университета в годы Великой Отечественной войны: выявить основные направления перестройки работы СГУ в связи с требованиями военного времени, особенности совместного функционирования СГУ и ЛГУ на общих университетских площадях, изменение направлений деятельности университетских структур на заключительном этапе войны;

исследовать деятельность администрации СГУ, его профессорско-преподавательского состава и общественных организаций по развитию университета и выполнению решений партийно-государственного руководства в два послевоенные десятилетия, показать, насколько эффективной была эта деятельность;

выяснить, как шло укрепление и расширение материально-технической базы университета;

рассмотреть процесс развития структурных форм обучения и совершенствования организационных методов учебной работы в послевоенный период;

оценить достижения университетского коллектива в научно-исследовательской работе;

выявить опыт и уроки развития университета на определенном отрезке времени, учет которых в современных условиях мог бы помочь реформированию высшей школы.

Методологическая база исследования. Основанием выбора инструментария анализа при написании истории Саратовского университета выступали такие положения, как взаимозависимое состояние образовательной и социально-политической систем, диалектическое единство в историческом процессе прошлого, настоящего и будущего, признание за человеческим фактором центральной роли в организации и существовании высшей школы, познание исторического опыта как необходимое условие решения современных проблем вузовского образования.

Системный подход, при котором объекты действия этих процессов изучаются в совокупности и с учетом взаимовлияния их друг на друга, позволил рассмотреть, как сложнейший период в истории государства отразился на судьбе Саратовского государственного университета, а через его историю и на развитии всей системы высшего образования в целом.

Следование микроисторическому подходу позволило рассмотреть объект исследования изнутри, учитывая специфику региона, выявить внутренние закономерности развития университета, а также его взаимосвязи с государственными, партийными и общественными органами на местах. Совокупность единичных факторов в развитии исторических явлений, в частности провинциального университета, позволяет проанализировать объект исследования во всем многообразии и максимально приближенно к объективности. Целостная и реалистичная картина исторического процесса складывается из множества взаимосвязанных явлений микроисторического характера.

В исследовании использован историко-сравнительный метод изучения, что позволило выявить и сопоставить как общие принципы деятельности системы высшего образования, так и региональную специфику СГУ, рассмотреть его деятельность в общей системе высшего образования. Проблемно-хронологический метод определил структуру исследования, в которой тематические локальные комплексы информации выстроены системно и хронологически. Исследование построено на принципе историзма, который предполагает единство и непрерывность исторического процесса, а также изучение конкретного явления согласно исторической обусловленности, то есть в исторически сложившихся условиях существования объекта исследования. Источниковый анализ проводился согласно принципам объективности и критического подхода.

Методология исследования включает в себя формационный и цивилизационный подходы, а также научные методы — периодизации, статистический (количественный) и социологический.

Объектом исследования выступает Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского в 1941-1964 гг.

Предметом диссертационного исследования определяется комплекс практических мер в деятельности администрации, партийных структур, общественных объединений и организаций СГУ по созданию адекватной социальному заказу системы университетского образования, процесс реализации решений, принятых в центре и на местах. Исследование строится в органической соотнесенности с теми конкретными условиями, которые складывались на каждом историческом отрезке времени.

Хронологические рамки исследования — 1941-1964 гг. Выбранный период представляет интерес по целому ряду причин. Война оставила неизгладимый след в истории не только нашей страны, но и всего мирового сообщества. Она потребовала преобразования всех сфер жизнедеятельности, не обойдя стороной и высшие учебные заведения. Вполне оправданно, что годы Великой Отечественной войны выделяются в самостоятельный исторический период, в том числе и для истории высшего образования. В эти годы произошла кардинальная перестройка системы образования.

Период 1946-1964 гг. ассоциируется с восстановлением страны, дальнейшей эволюцией советского общества, что ставило перед системой образования, вузовской в том числе, новые задачи. С одной стороны, в деле подготовки специалистов с высшим образованием, требовались качественно новые подходы. С другой — столь непростые процессы в экономике совпали со сменой руководства и политического курса партии. Это дает возможность предметно говорить и о проблеме альтернативности, и об ответственности государства и правящей партии за ход реализации реформ в условиях научно-технической революции послевоенного времени. Конечная дата определяется тем, что с окончанием хрущевской «оттепели» новые тенденции появились и в жизни советских вузов, и тем самым, обозначается другой этап для исследования.

Источниковая база исследования. Многоплановый характер поставленных целей и задач потребовал от автора привлечения широкого круга источников. Все они составляют две крупные группы: неопубликованные и опубликованные. К первой относятся документы центральных и местных архивов; ко второй — сборники законодательных актов и партийно-государственных документов по вопросам высшего образования, журнальные и газетные публикации.

Самый значительный пласт источников извлечен из фондов архивных учреждений — центральных и местных. Часть материала была взята из документальных фондов Государственного архива Российской федерации (ГА РФ). Но основная часть фактического материала – выявлена в местных архивах: Государственном архиве Саратовской области (ГАСО) и университетском архиве (СГУ. Фонд канцелярии).

Содержащиеся в Государственном архиве Саратовской области источники нами подразделялись на две группы — нормативные и исполнительные. К первым были отнесены директивные материалы, поступавшие от вышестоящих инстанций и определявшие направления деятельности для нижестоящих; ко вторым — все те, которые раскрывали содержание мероприятий. Если на основе одних источников познавалась сущность политики партии по вопросам реформирования высшей школы, то по другим — реальная практика ее реализации. Обстоятельному анализу подверглись материалы фондов Р-329, Р-332, Р-848, Р-3621 и Р-4412. Все они подробно расшифрованы автором в списке источников и литературы, т.к. речь идет о сотнях дел.

Из документов архива СГУ, фонда канцелярии почерпнуты сведения о присвоении ученых степеней и званий, подготовке аспирантов, разработке учебной литературы и пособий и др. Приказы по СГУ позволили выявить стоявшие перед вузом проблемы, действовавший механизм принятия решений, формы и методы руководства университетом.

В Музее краеведения автором был взят ряд экспозиционных документов, посвященных празднованию 50-летия со дня создания университета: НВСП-9028/14, СМК-23501/89; СМК-31976; СМК-31656.

Свое место среди источников заняла периодическая печать. Фронтальным методом просматривались подшивки центральных и местных газет, журнальные издания изучаемого периода. Помимо того, что периодическая печать, наравне с другими видами источников, давала автору фактический материал и ориентировала на понимание эпохи, она еще «очеловечивала» научный анализ, напоминала о давно известной, но всегда актуальной истине: историю вершат живые люди, сам человек выступает в ней центральной фигурой, вокруг которой происходят исторические события.

Необходимость обращения к этому виду источников диктовалась и другим обстоятельством. Исторические и социально-политические процессы в 1940 – первой половине 1960-х гг. протекали с небывалой быстротой, за ними просто не поспевала гуманитарная наука, и эта ситуация наложила свой отпечаток на формирование источниковой базы как основы исторической науки. Пожалуй, стоит согласиться с мнением, что в осмыслении и освещении современности публицисты, как правило, опережают историков. Но у этого вида источников также имеются свои особенности, с которыми приходилось считаться. Некоторые вытекают из самой сущности периодических изданий. Газеты и журналы, в силу своего общественного предназначения и специфики жанров, далеко не всегда документально точно и объективно описывали социальные явления. Особо следует отметить такой источник, как университетская газета. Автор изучил подборки за 1941-1965, а также выборочно 1970-1980-е гг. и с 2000 по 2008 гг. включительно.

Особую группу источников составили воспоминания участников исследуемых событий. За годы аспирантуры исследователь познакомился и взял интервью у ветеранов университета, В.М. Гохлернер – доцента исторического факультета, Т.Ф. Сверчковой – доцента кафедры истории КПСС, Л.Я. Майофиса – доцента физического факультета, одного из основателей СКБ, М.Д. Исхизова – редактора газеты «Сталинец» и некоторых других.

Таким образом, анализ диссертационной темы осуществляется с привлечением широкого круга источников. Каждый вид источников нес свою информацию, а вместе взятые, они сформировали целостное информационное поле. Это помогло диссертанту найти ответы на каждый из вопросов, возникавших при решении поставленных в диссертации задач.

Научная новизна работы определяется тем, что это первое комплексное научное исследование периода 1941-1964 гг. в истории СГУ. Так же, новизна заключается в самой постановке научной проблемы, в попытке углубленного комплексного анализа этапов истории одного из старейших университетов страны как составной части системы высшего образования. Обозначенные в диссертации цели и задачи ранее другими авторами не ставились.

В историографическом отношении новизна исследования нашла свое отражение в отказе от имевшихся в исторической литературе однозначных оценок преобразований в области высшего образования в советские годы, в попытке дать независимое, объективное и многофакторное объяснение процессов, происходивших в СГУ на протяжении исследуемого периода.

Новизна исследования заключается и в том, что впервые вводятся в научный оборот ранее не использованные архивные документы и материалы из фондов ГАРФ, ГАСО, Архива СГУ.

Научная новизна исследования определяется современными процессами, происходящими в сфере высшего образования. Появилась необходимость по-новому взглянуть на прошлую политику и практику развития высшей школы, на сложившийся опыт в сфере университетского образования.

Использованные разнообразные источники, привлеченные документальные материалы, из которых определенная часть вводится в научный оборот впервые, — все это существенным образом расширяет источниковую базу для исторических исследований по университетской проблематике.

Практическая значимость. Выполненная работа восполняет пробел в знаниях по истории высшего образования России в годы Великой Отечественной войны и первые послевоенные десятилетия. Изложенный в диссертационном сочинении материал и результаты его анализа могут быть включены в базу данных такого направления отечественной историографии, как история российских университетов. Результаты проведенного исследования могут быть использованы при подготовке циклов учебных лекций, планов семинарских занятий и специальных курсов для студентов гуманитарных факультетов высших учебных заведений; в исследовательской работе краеведов при подготовке очерков истории Нижневолжских областей.

Апробация работы. Промежуточные результаты исследования докладывались автором научной общественности на различных форумах, на заседаниях кафедры, на ежегодных вузовских конференциях по итогам научно-исследовательской работы СГУ, Саратовского государственного социально-экономического университета, Поволжской академии государственной службы. Отдельные положения сообщались на Всероссийских и региональных научных конференциях.

Материалы диссертационного исследования использовались при написании электронного учебного пособия «Отечественная история», рекомендованного УМО в качестве учебного пособия для студентов, обучающихся по специальности «Государственное и муниципальное управление». (Москва, 2008). Апробация исследования осуществлялась также путем публикации 6 научных статей, в том числе в журнале, входящем в список ВАК.

Структура работы включает в себя введение, две главы и заключение. В конце приводится список использованных источников и литературы, и даются приложения.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, дается историография проблемы, ее теоретико-методологические основы, определены объект, предмет, цели и задачи исследования, его хронологические рамки, характеризуется источниковая база, апробация полученных результатов, рассматриваются научная новизна и практическая значимость диссертации.

Первая глава «СГУ в период Великой Отечественной войны (июнь 1941 – май 1945 гг.)» состоит из трех параграфов. В первом параграфе «Перестройка работы университета в условиях военного времени» анализируется, как в переломный момент отечественной истории была проведена перестройка СГУ.

Всего более 600 чел. из университета приняло участие в защите Родины на фронтах и в партизанском движении. В том числе десятки девушек, воевавших в качестве зенитчиц, связисток и медицинских работников.

24 июня 1941 г. в партбюро и бюро ВЛКСМ СГУ поступило около тысячи восьмисот заявлений от сотрудников и студентов, желавших трудиться в сельском хозяйстве и на производстве. На заводы Саратова сразу пошли работать 346 студентов разных курсов, в том числе 250 – на военные заводы.

Изучив все составные части этого процесса, автор сделал вывод, что, несмотря на тяжелые условия работы, уже в первый период Великой Отечественной войны университетский коллектив добился немалых успехов в деле оказания помощи государству в борьбе с агрессором. Это стало возможно благодаря тому, что все работали столько, сколько хватало сил, и никто не отказывался ни от какой работы, взяв на вооружение девиз: «Нужно — сделаем!».

Даже самый сложный и в моральном, и в организационном отношении первый год войны был прожит университетским коллективом достойно. Этому способствовала его мобилизация на самоотверженную работу, причем не только в тех сферах, которые были привычны в мирное время: учебно-воспитательный процесс и научно-исследовательская работа. Преодолевая всевозможные препятствия, СГУ продолжал готовить высококлассных специалистов.

При этом преподаватели, сотрудники и студенты научились не только совмещать умственный труд с физическим, принося пользу на всех участках, куда направляли их партийные и советские органы Саратовской области, но и самостоятельно преодолевать многие внутренние университетские проблемы.

Второй параграф первой главы «Совместная деятельность Саратовского и Ленинградского университетов». В нем автор рассматривает, как в годы Великой Отечественной войны совместно функционировали два вуза: СГУ и эвакуированный на его учебные площади ЛГУ.

Несмотря на то, что многие преподаватели ушли на фронт, число ученых в городе значительно увеличилось по причине эвакуации в наш город ряда вузов. Так что в 1942 г. в обиходе было шутливое прозвище нашего города –«Профессаратов». Для ускорения процедуры предзащиты и повышения качества рецензирования представляемых научных сочинений в состав факультетских ученых советов СГУ были введены ленинградские профессора, что положительно сказалось на уровне научной работы .

Подводя итог пребыванию ЛГУ в Саратове, можно отметить, что содружество двух коллективов дало прекрасные плоды: высокие научные достижения, повышение уровня преподавания на всех факультетах СГУ, подготовку и защиту докторских и кандидатских диссертаций, а главное — установилась дружба российских университетов, продолжающаяся до наших дней.

Третий параграф первой главы назван «На завершающем этапе Великой Отечественной войны». В нем автор приходит к выводу, что в годы Великой Отечественной войны произошли изменения не только в экономике СССР, но и в науке и культуре. Начала создаваться новая база развития высшей школы, появилась необходимость провести ее перестройку в соответствии с этими изменениями. За годы войны несколько по-иному стала выглядеть и картина размещения вузов РСФСР.

Деятельность преподавателей и сотрудников университета по оказанию помощи фронту, выполнению оборонительных работ, шефство над госпиталями и частями РККА, агитационная и пропагандистская работа – явились вкладом в победу в Великой Отечественной войне. Преподаватели и студенты прочитали тысячи лекций на предприятиях и в учреждениях, в госпиталях и школах, совхозах и колхозах области на самые различные научно-популярные и общественно-политические темы.

Ратный подвиг и самоотверженный труд коллектива СГУ в годы Великой Отечественной войны стал проявлением высоких моральных качеств, вкладом в общую победу над врагом. Четыре военных года не только составили особый трагический и героический этап в истории жизни вуза, но и оказали весьма существенное влияние на его развитие в последующие десятилетия.

В годы Великой Отечественной войны продолжалась интенсивная работа университета: открылось несколько новых кафедр и 2 факультета. За годы войны было выпущено 1 205 специалистов. В 1944/1945 учебном году был не только восстановлен контингент студентов, но и превзойден как по количественным, так и по качественным показателям.

Кардинально изменилась тематика научных исследований ученых университета. Научно-исследовательская работа в СГУ шла по разным направлениям, но полностью была подчинена выполнению военных заказов. Гуманитарии много сделали для поддержания патриотического духа населения и красноармейцев, что тоже сыграло свою роль в достижении Победы.

К концу войны ученые СГУ стали больше внимания уделять фундаментальной науке. Защищались докторские и кандидатские диссертации, издавались монографии. В 1944 г. защитили кандидатские диссертации историки Л.А. Дербов и И.В. Синицын, математик Г.Н. Торопыгин, химик А.Р. Ветчинкина, биолог С.С. Хохлов, геологи А.А. Гедеонов и А.А. Корженевский, физик А.Ф. Кулонен. Всего же за время войны сотрудники Саратовского университета защитили 6 докторских и 13 кандидатских диссертаций.

В это сложное время в университете не упускали из виду задачу подготовки и воспитание нового поколения студентов, интересовавшихся наукой. Поэтому в научной работе участвовали не только маститые ученые, но и студенты. Так, например, студенты-химики смогли получить ультрамарин для лакокрасочных нужд оборонных заводов (чтобы красить в голубой цвет днища самолетов).

Вторая глава «Развитие Саратовского государственного университета в послевоенные годы (июнь 1945-1964 гг.)» состоит из трех параграфов. Первый параграф — «Укрепление и расширение материально-технической базы» посвящен анализу развития МТБ Саратовского университета.

За послевоенные десятилетия окрепла и выросла материально-техническая база высшего образования СССР. Ассигнования на ее развитие росли из года в год, особенно в начале 1960-х гг. Так, на содержание, расширение и укрепление материально-технической базы высшей школы из государственного бюджета за 1960-1964 гг. было израсходовано около 6 млрд. руб.. Некоторую часть этих средств получил и СГУ, что позволило построить 5 учебный корпус и здание Научной библиотеки, украсившие город. Продолжалось строительство общежитий, но все равно, не все желавшие могли получить там место. В то же время медленно решались вопросы сооружения для университета крытых спортивных сооружений, что затрудняло организацию здорового досуга.

Количественный и качественный рост научных сил, большие изменения в структуре университета (образование новых кафедр, новые специальности и специализации) требовали значительного расширения лабораторной базы, обеспечивавшей и учебный процесс, и проведение научных исследований. Поэтому создавались новые учебные лаборатории и кабинеты, в т.ч. и фонетические для изучения иностранных языков. При кафедрах и НИИ было открыто 6 проблемных лабораторий. Подсобное хозяйство СГУ было реорганизовано в агробиологическую базу биолого-почвенного факультета. Ботанический сад университета стал прекрасным местом для проведения научно-исследовательской работы, практики студентов-биологов и подспорьем в озеленении города. Значительно возросли возможности научных исследований с созданием вычислительного центра (ВЦ), получившего электронно-вычислительную машину «Урал». Сотрудники физического факультета переоборудовали и расширили все имевшиеся учебные лаборатории, создали вновь лаборатории сверхвысоких частот, электро- и радиоизмерений.

При кафедре метеорологии была оборудована метеорологическая площадка, а при кафедре астрономии — станция наблюдения искусственных спутников земли. О ее значении говорит тот факт, что в феврале 1958 г. МВО СССР издало приказ о продолжении работы станции визуального наблюдения за искусственным спутником Земли в Саратовском государственном университете, а 21 апреля 1960 г. Главным управлением университетов, экономических и юридических вузов была объявлена благодарность ее начальнику П.В. Вьюшкову за хорошую работу станции.

На факультетах, где учебный процесс сложился раньше, и за рассматриваемый период не появилось новых специальностей, тоже была проведена работа по совершенствованию лабораторий, кабинетов, музеев.

Богатые коллекции музеев биологического и геологического факультетов ежегодно пополнялись находками преподавателей и студентов, проходивших практику в различных экспедициях.

Во втором параграфе «Совершенствование форм обучения и методов учебной работы» исследуется, как общая послевоенная атмосфера университета: авторитет аналитического мышления, талант и неординарность личностей педагогов, шумные научные дискуссии и комсомольские собрания благоприятно повлияли на формирование сознания и нравственных ориентиров студентов — выпускников первых послевоенных лет.

Министерство высшего образования СССР разрешило Саратовскому университету в 1955 г. работать по индивидуальным, им самим составленным учебным планам. Это способствовало проявлению творческой инициативы работников университета и повышению их ответственности за установление наиболее правильной организации, содержания и методики проведения учебного процесса.

В области университетского образования главное внимание к концу исследуемого периода было сосредоточено на подготовке специалистов по многим гуманитарным и естественнонаучным дисциплинам, в частности по таким новейшим направлениям, как прикладная математика, радиофизика, электроника, биофизика, биохимия, химия высокомолекулярных соединений, а также на углубление научной подготовки специалистов через широкое привлечение студентов к НИР.

В частности, с 21 февраля 1952 г. доценту Б.М. Заморозкову и старшему преподавателю В.Ф. Боголюбову было поручено выполнение работы по руководству и организации 2-го физического факультета, который выделяли из физического факультета, разделенного на два. Деканом 1-го физического факультета стала доцент, кандидат физико-математических наук Зинаида Ивановна Кирьяшкина. К нему отошли кафедра общей физики (зав. кафедрой профессор П.В. Голубков), кафедра теоретической физики (доцент А.С. Шехтер), кафедра оптики (зав. кафедрой доцент М.Л. Кац). 2-й физический факультет возглавил доцент, кандидат физико-математических наук Борис Михайлович Заморозков. К нему отошла кафедра радиофизики (зав. кафедрой профессор В.И. Калинин). 2-й физический факультет был создан в связи с превращением Саратова в центр радиотехнической и электронной промышленности и большой потребности в специалистах этого профиля. Поэтому почти все выпускники 2-го физического факультета распределялись на саратовские предприятия и в СКБ. Именно они создали Саратовский центр радиоэлектроники. Итогом этих и некоторых других мероприятий стало создание в СГУ вузовского центра проблемных исследований в области радиоэлектроники путем укрепления НИИ механики и физики при СГУ.

Серьезные изменения в университетском студенчестве происходили во второй половине 1950-х — 1960-х гг. Постепенно количество заочников и вечерников догоняло дневников, как например, в СГУ, или даже превосходило, как, например, в Ленинградском университете. Правда это, в первую очередь, касалось гуманитарных факультетов, т.к. большое число партийных, советских, профсоюзных, комсомольских работников, не получивших своевременно высшее образование, теперь приобретали его заочно. Ситуация в определенной степени напоминала 1930-е гг., когда ускоренным путем готовились кадры для индустрии.

Третий параграф «Достижения и проблемы университетского коллектива в научно-исследовательской работе» посвящен анализу научно-исследовательской деятельности коллектива Саратовского университета в послевоенные годы. В это время шла активная научно-исследовательская работа не только преподавателей, но еще около 200 научных сотрудников и инженеров трех университетских НИИ, а также семи вновь созданных проблемных лабораторий: радиоэлектроники, ядерной физики, физики полупроводников, гидрирования и катализа, физики и химии высокополимеров и полупродуктов, радиационной и экспериментальной генетики и вычислительного центра. Тематика исследований охватывала актуальные разделы как естественных, так и гуманитарных наук.

В июле 1963 г. из 22 студентов-энтузиастов во главе с Л.А. Парфеновым родилось студенческое конструкторское бюро (СКБ). С первых же шагов оно взяло хороший старт. Так, уже в октябре 1964 г. в Москве на Всесоюзной выставке творчества радиолюбителей-конструкторов ДОСШ СССР 3 прибора, разработанные СКБ СГУ, были удостоены дипломами П степени. СКБ было выполнено в 1963 г. промышленных заказов на 8,5 тыс. руб., а в 1964 г. – на 10 тыс. руб..

К концу исследуемого нами периода у СГУ появилась возможность посылать на конференции не одного-двух, а всех желавших участвовать в том или ином научном форуме. Если раньше в основном командировали в Москву или Ленинград, то теперь география научных связей значительно расширились. В том числе нередкими стали и заграничные командировки. Прослеживается интерес ученых университета к новейшим направлениям во всех отраслях знаний.

Научные и трудовые успехи коллектива были по достоинству оценены. 3 октября 1959 г. в ознаменование 50-летия со дня основания, Указом Президиума Верховного Совета СССР университет имени Н.Г. Чернышевского был награжден орденом Трудового Красного Знамени, 6 октября председателем Облисполкома А.П. Бочкаревым СГУ было вручено Трудовое Красное Знамя, а 7 октября на заседании Ученого совета СГУ были вручены дипломы о присвоении звания Заслуженного деятеля науки РСФСР профессорам В.В. Вагнеру, П.В. Голубкову, В.И. Калинину, П.А. Вундеру и А.Д. Фурсаеву.

В заключении сформулированы основные выводы диссертационного исследования. Высшее образование в годы Великой Отечественной войны и в послевоенный период пережило два, очень сложных, но в тоже время, крайне насыщенных этапа в своем развитии. Высокая эффективность работы всей системы высшего образования во второй половине 1940-х – первой половине 1960-х гг., прежде всего была достигнута за счет больших усилий и невероятного трудового энтузиазма советских людей, переоценки и реализации на практике опыта, накопленного в экстремальных условиях военного времени.

1940-е — 1960-е гг. были периодом интенсивного развития отечественного высшего образования. Потребности экономической, социальной и культурной сфер ставили перед государством и обществом важные задачи, направленные на совершенствование высшего образования. Эти задачи на протяжении двух десятилетий расширялись и углублялись. Многие из них являлись преходящими, их решения требовали конкретные социально-экономические условия. Все это предопределило тот факт, что исследуемый период стал в истории СССР временем активных поисков оптимальной модели высшего образования. Эти поиски проходили через все этапы развития государства и велись вокруг общих проблем, которые состояли в следующем:

необходимо было сформировать такую систему высшего образования и структуры высшей школы, которая была бы способна обеспечить реализацию возраставших потребностей государства и общества в специалистах;

нуждалось в определении оптимальное наполнение содержания высшего образования, направленного на обучение, воспитание и развитие молодого поколения в соответствии со сложившимся на данном конкретном этапе социальным заказом, выражавшим потребности государства, общества и студенчества;

Как показывают цифры и факты, проанализированные автором в исследовании, за изученный период высшая школа превратилась в стройную систему учебных заведений, готовивших высококвалифицированных специалистов. В стране выросло новое поколение профессионалов, которые были способны работать творчески, самостоятельно решать актуальные проблемы дальнейшего научного, технического, культурного и социального прогресса страны, и в первую очередь этого касалось университетского образования. Ибо только университет может дать широкое образование, а не только подготовить человека к определенной работе.

Изученный материал показывает, что СГУ весь исследуемый период также активно реагировал на потребности общества, как и другие университеты, например, Казанский и Воронежский, что проявлялось в том, что в них открывались новые специальности, необходимые народному хозяйству, причем с учетом долгосрочной перспективы его развития. В русле потребностей отечественной экономики проводились научные исследования, основная часть которых была ориентирована на помощь производству.

За послевоенные десятилетия несколько окрепла и выросла материально-техническая база высшего образования. В Саратовском государственном университете был построен пятый учебный корпус и здание Научной библиотеки. Продолжалось строительство общежитий. В то же время медленно решались вопросы сооружения для университета крытых спортивных сооружений. Но самой главной проблемой, характерной и для других учебных заведений, было чрезвычайно медленное строительство жилья для преподавателей.

Так же следует отметить, что за исследуемый период число студентов Саратовского университета увеличилось в 3 раза, а учебно-лабораторных помещений — менее чем в два раза. Т.о., в целом, положение с созданием для студентов нормальных условий для обучения даже несколько ухудшилось.

Анализ собранного автором материала позволяет сделать вывод, что частые реорганизации кафедр, изменение профиля выпускаемых специалистов, не всегда были продуманы. Хотя руководящие органы и обосновывали эти изменения появившейся потребностью народного хозяйства в специалистах того или иного профиля. Но скороспелыми решениями наносился ущерб и университету, и тем сферам хозяйства, для которых готовились эти кадры.

Вмешательство партийных органов в кадровую политику, не только в виде т.н. «дискуссий», но и прямого отбора кандидатов для занятия тех или иных должностей, приводило к тому, что крупные ученые покидали университет, а некоторые из тех, кто оставался, были слабы в научном отношении или вынуждены работать с «оглядкой», опасаясь стать жертвой очередного громкого дела.

Можно с уверенностью утверждать, что судьбы университетов Поволжья очень схожи. Так, в годы войны, в Казанский университет, как и в Саратовский, были эвакуированы ведущие вузы страны. Затем, в восстановительный период все вузы столкнулись с одинаковыми проблемами наполнения контингента студентов и преподавателей, восстановления потенциала и капитального строительства, подготовки кадров для часто менявшихся потребностей народного хозяйства.

Способы, которыми решались эти задачи, так же в целом были одинаковы у всех вузов – трудовой и научный энтузиазм преподавателей, сотрудников и студентов, бережное отношение к имевшемуся материально-техническому фонду.

Анализ развития высшей школы в исследуемый автором период свидетельствует, что при должном внимании к образованию оно обеспечивает для общества не только прогресс науки и техники, открывая перед ним новые горизонты, но и революционные прорывы во всех областях знания. Поэтому опыт системы советского образования учит нас, что нельзя экономить на образовании вообще, а на высшем в частности. Ведь инвестиции в эту сферу – наиболее эффективное вложение средств. Сегодня ведущие европейские страны тратят на образование не менее 8 % бюджетных средств. В Российской Федерации в 2007 г. ассигнования из федерального бюджета составили 5,1 %, а в принятой бюджетной трехлетке они будут снижаться с 4,7 % в 2008 г. до 4,2% в 2009 и 2010 гг. С учетом ежегодного сокращения бесплатных бюджетных мест на 8-10%, через десять лет высшая школа у нас станет полностью платной.

Выпускники двух первых послевоенных десятилетий с особой нежностью вспоминают особый дух высшего образования, элементами которого были авторитет аналитического мышления, талант и неординарность личностей педагогов, шумные научные дискуссии и упорная учеба. Синтез все этого оказывал благоприятное влияние на формирование сознания и нравственных ориентиров студентов. Сохранение и передача молодым этой тонкой материи – особой университетской атмосферы — должна быть сохранена и в наше прагматичное время.

В области университетского образования главное внимание к концу исследуемого периода было сосредоточено на подготовке специалистов по многим гуманитарным и естественнонаучным дисциплинам, в частности по таким новейшим направлениям, как прикладная математика, радиофизика, электроника, биофизика, биохимия, химия высокомолекулярных соединений. Был сделан акцент на углубление научной подготовки специалистов через широкое привлечение студентов к НИР. Такие формы студенческой научной организации как НСО и СКБ остаются востребованными и в наше время.

Реформа, начатая в 1958 г. изданием Закона «О связи школы с жизнью», превратила университетское образование в систему, тесно связанную с потребностями производства, хотя отдельные отрицательные черты у этого процесса все же были. Сегодня тоже не следует отказываться от этих форм уже хотя бы потому, что многие студенты, а тем более выпускники, чтобы увеличить свою конкурентоспособность на рынке труда, стремятся получить не одну, а две и более профессий, причем вовсе не обязательно в смежных отраслях знания.

Характеризуя профессорско-преподавательский состав в послевоенный период, необходимо особо подчеркнуть его ответственное отношение к делу. Преподавательский корпус активно включался в освоение всего нового, что в той или иной степени способствовало повышению качества учебного процесса и научной деятельности вуза. Благодаря этому университет сумел восстановить свой творческий и научный потенциал и продолжить работу по повышению квалификации преподавателей. Именно благодаря настойчивой и плодотворной работе всего коллектива в первые послевоенные десятилетия Саратовский университет стал не только авторитетным высшим учебным заведением, но и одним крупнейших научных центров Поволжья.

Подводя итог, хочется сформулировать еще несколько уроков, которые можно извлечь из анализа исследуемой темы. Во-первых, следует признать, что проблемы, стоящие перед системой высшего образования в современной России, во многом схожи с проблемами, стоявшими перед вузами СССР. Это и необходимость восстанавливать потрепанные «переходным периодом» фонды, сохранять и увеличивать контингент студентов с учетом демографических и экономических проблем в обществе, приспосабливаться к меняющимся потребностям рынка труда и сохранять традиционно высокий уровень преподавания всех университетских дисциплин. А, следовательно, методы решения этих проблем могут быть в чем-то схожими с теми, что использовались в 1940-е – 1960-е гг. Но:

используя творческий потенциал и опираясь на трудовой энтузиазм студенчества, не стоит забывать, однако, о необходимости стимулировать и поддерживать его, используя различные методы поощрения;

стремясь повысить рейтинг вузов за счет привлечения к преподаванию талантливых и перспективных специалистов, необходимо не только поднять уровень зарплаты в системе высшего образования выше черты бедности хотя бы на несколько пунктов и обеспечить их достойным жильем, а не комнатушкой в студенческом общежитии, но и обеспечить достаточное и стабильное финансирование научных исследований. Т.е. не стоит переживать «из-за утечки мозгов за границу», а следует создать такие условия в отечественных университетах, чтобы вернуться домой стремились лучшие из лучших;

высшее образование должно быть достаточно гибким и эффективно реагировать на изменения конъюнктуры на рынке труда, для чего необходима четкая государственная политика и помощь в организации мониторинга этого рынка, в налаживании обратной связи между работодателями и вузами;

необходимо, чтобы проводимые меры носили по отношению к совершенствованию функционирования высшей школы опережающий, а не догоняющий характер. И, в первую очередь, это касается материальной стороны дела.

Высшее, а тем более университетское, образование не должно, на наш взгляд, окончательно превратиться в регулируемую рынком сферу услуг. Университеты, роль которых состоит в том, чтобы научить людей всю жизнь самостоятельно учиться, раскрыть творческий потенциал каждого студента, должны быть максимально использованы властью для решения всех проблем развития России как великой державы и обеспечения ее уверенного будущего.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора

Статьи в журналах из перечня ВАК

Мерзляков С.Л. Трудовая и общественно-политическая деятельность коллектива Саратовского государственного университета в годы Великой Отечественной войны // Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. 2007. № 16 (2) С. 157-160 (0,3 п.л.)

Статьи в сборниках и периодических изданиях

Мерзляков С.Л. Научно-исследовательская деятельность Саратовского государственного университета в годы Великой Отечественной войны // Сборник научных трудов «Новый век: история глазами молодых». № 5. Саратов: СГУ, 2006. С. 54-63 (0,5 п.л.).

Мерзляков С.Л. Некоторые аспекты научной и исследовательской деятельности Саратовского государственного университета в годы Великой Отечественной войны // Платоновские чтения: материалы ХП Всероссийской конференции молодых историков. Самара: Изд-во «Универс групп», 2006. УДК 94 ББК 63.3 П 37. С. 204-206 (0, 3 п.л.).

Мерзляков С.Л. Саратовский государственный университет в образовательном пространстве послевоенных десятилетий: основные направления развития, нерешенные проблемы (1945-1965 гг.) // Исторический и философский альманах «Человек. История. Культура». Саратов: ПАГС. 2007. № 6. С. 96-102 (0,5 п.л.).

Мерзляков С.Л. Совершенствование преподавания общественных наук в Саратовском государственном университете в послевоенные десятилетия // Сборник по материалам Всероссийской научно-теоретической конференции «Наши мысли о России… ученые анализируют, размышляют, предлагают». Саратов: Изд. Центр СГСЭУ, 2007. С. 65-67 (0,3 п.л.).

Мерзляков С.Л. Саратовский государственный университет в региональном образовательном пространстве: исторический опыт участия в решении народнохозяйственных проблем // Сборник научных трудов «Пути и механизмы обеспечения конкурентоспособности российских регионов». Саратов: ПАГС. 2007. С. 266-268 (0,3 п.л.).

См.: Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации – 2007. Программа развития ООН в РФ. М., 2007. С. 128-129.

См.: Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации – 2001. Программа развития ООН в РФ. М., 2002. С. 32 и др.

См.: Там же.

Разумовский В.И. К истории университетов и медицинских факультетов. Саратов, 1910. С. 4.

См.: Мишёл Д. Идея университета // Вестник высшей школы. 1991. № 9. С. 89-90.

См., напр.: Литвинова Н.Н., Сандин Б.И. Организационная работа партии по подготовке женских кадров советской технической интеллигенции (1928-1937 гг.) / Ученые записки ЛГПИ им. А.И. Герцена. Т. 327. Великие Луки, 1969; Сандин Б.И., Волков В.С., Клишин С.Ф., Микшин В.В., Трусь А.И. Коммунистическая партия – организатор подготовки инженерно-технических кадров. Сб. научных трудов. Л., 1973; Соколов Н.К. Партийное руководство подготовкой и воспитанием научно-педагогических кадров в 1936-1961 гг.: (На материалах Белоруссии). Автореф. дис.… докт. истор. наук. М., 1988; Николаев А.Н. Становление технократической элиты в России. Саратов, 1995; Фролкин П.П. Развитие вузовской науки и кадрового потенциала высшей школы (середина 80-х – 90-е годы). Саратов, 2000; и др.

См.: Будник Г.А. Высшая школа и интеллигенция: советский воспитательный и образовательный эксперимент. 1945-1985 годы. Иваново, 2003. С. 5; Демидова Е.И. Становление и развитие советской высшей школы в 1920-1930-е гг. Дисс… докт. истор. наук. Саратов, 2007. С. 34-35.

Николаев А.Н. Указ. соч. С. 47.

Галкин И.С. Тропами моей жизни // Новая и новейшая история. 1998. № 4. С. 123.

См.: Ким М.П. Коммунистическая партия – организатор культурной революции в СССР. М., 1955; его же. 40 лет советской культуры. М., 1957; Смирнов И.С. Ленин и советская культура. Государственная деятельность В.И. Ленина в области культурного строительства (октябрь 1917 – лето 1918 г.). М., 1960; Ермаков В.Т. Исторический опыт культурной революции в СССР. М., 1968; Горбунов В.В. Ленин и социалистическая культура. М., 1972; КПСС во главе культурной революции. М., 1972; и др.

См.: Ким М.П. 40 лет советской культуры; Иванова Л.В. Формирование советской научной интеллигенции. М., 1978; Зак Л.М. История изучения советской культуры. М., 1981; Федюкин С.А. Партия и интеллигенция. М., 1983; и др.

См.: Высшая школа СССР за 50 лет / Под ред. В.П. Елютина. М., 1967.

См.: Высшая школа в годы Великой Отечественной войны (1941-1945) / Под ред. А.Я. Савельева. М., 1995.

См.: Бутягин В.С., Салтанов В.А. Университетское образование в СССР. М., 1957; Круглянский М.Р. Высшая школа СССР в годы Великой Отечественной войны. М., 1970; Советская школа в годы Великой Отечественной войны. М., 1980 и др.

См., например: Высшая школа за 50 лет. М., 1967; и др. из списка литературы.

См.: История Московского университета. М., 1955. Тт. 1, 2; История Саратовского университета (1909-1959). Саратов, 1959; Пермский государственный университет имени А.М. Горького. Исторический очерк. 1916-1966 / Под общей ред. Ф.С. Горового. Пермь, 1966; История Ленинградского университета. Л., 1969.



Страницы: 1 | 2 | Весь текст