Рутина последовательного перевода

Глава 5 Рутина последовательного перевода

От просьбы соседа перевести аннотацию лекарства до перевода двухчасовой лекции или шутки президента во время саммита — все это устный последовательный перевод. В чем состоит его специфика? Какими приемами пользуется переводчик, чтобы запомнить и перевести двухминутное выступление? Молено ли прерывать выступающего? Чем занимаются «шептуны»?

Устный последовательный перевод — это ежедневная рутинная работа профессионального переводчика. Последовательным такой перевод называют потому, что, в отличие от синхронного, он выполняется не одновременно с восприятием текста на том языке, с которого переводят, а следует за ним.

Чаще всего это устный текст — вы слушаете текст на исходном языке и, выслушав, переводите. Но часто это бывает и письменный текст — вы его сначала читаете, а потом переводите. Обычно такой перевод называют «переводом с листа», однако это тоже разновидность последовательного перевода.

Чтобы понять специфику последовательного перевода и некоторые его отличия от синхронного и письменного, Давайте обсудим несколько конкретных случаев.

101

Начнем с самого простого и обыденного. К вам зашел сосед с просьбой перевести аннотацию к какому-нибудь иностранному лекарству. Что он обычно просит вас перевести? Как и когда принимать лекарство, какая дозировка, побочные эффекты, возможно, еще и показания, хотя едва ли, ведь врач уже прописал ему это средство и он должен знать, от каких оно болезней. Это последовательный перевод.

А недавно я зашел в одну коммерческую организацию. Вдруг вбегает начальник с каким-то листком и говорит переводчику: «Переведи быстро!» Переводчик начинает читать документ про себя, но начальник, не дожидаясь, пока он закончит, нетерпеливо спрашивает: «Ну что, дадут?» «Дадут, 250 тысяч»,- отвечает переводчик, и начальник, удовлетворенный, уходит. Это тоже последовательный перевод.

Когда я работал переводчиком, у меня был шеф, который перевод того, что говорили ему иностранцы, не слушал. Во время переговоров, не дожидаясь перевода, он говорил мне: «Вишь, как их заело! Не нравится! Ты им вот что еще скажи…» Это тоже разновидность последовательного перевода.

У меня в моей долгой практике был и другой шеф, которому того, что я переводил, всегда было мало. Обычно он спрашивал меня: «А этого он не говорил, нет? А этого?»

А однажды я переводил отчет правительственного чиновника перед миссией Международного валютного фонда об использовании кредита. Послушав некоторое время чиновника и не дожидаясь перевода, руководитель миссии вдруг сказал: «This is all blah-blah. Ask him how much». И добавил на ломаном русском: «Сифры, сифры. Сколко?»

Я думаю, уже основываясь на этих нескольких примерах, можно заключить, что последовательный перевод (в отличие от письменного или «декоративного синхрона») всегда предполагает тесное взаимодействие с конкретным пользователем и является избирательным в зависимости от интересов конкретного пользователя, •

102

Можно сказать, конечно, что иногда последовательный перевод не связан с интересами конкретного пользователя, например, перевод лекций, докладов и т.п. Но это не так -он связан с интересами конкретной группы пользователей (слушателей), и переводчик постоянно взаимодействует с ними — попробуйте переводить не все или неправильно и увидите, какая будет реакция.

Кроме того, последовательный перевод является неполным по определению. Во-первых, даже уникальная память немногих легендарных переводчиков едва ли в состоянии сохранить все детали длинного выступления, не говоря уже о памяти «простых смертных». Во-вторых же, если помните, последовательный перевод выполняется в основном по денотативному механизму, т.е. это не послов-но-пооборотная трансформация исходного текста, а его более или менее свободная интерпретация. Это тоже предполагает различия и неполноту.

Для описания специфики последовательного перевода удобнее всего коммуникативная схема. Давайте вернемся к Рис. 5, из которого видно, что в процессе перевода происходит «увязка» трех систем знаний (тезаурусов) — автора текста, переводчика и так называемого получателя перевода (читателя, слушателя).

Согласование этих систем — необходимое условие успеха любого вида перевода, однако в случае последовательного перевода оно еще и наглядно демонстрирует тот несколько неочевидный факт, что при неполноте последовательного перевода его коммуникативная задача выполняется полностью.

Вернемся к примерам и убедимся, что действительно:

• человека, который просит перевести описание лекарства, интересует время приема и доза (остальное уже есть в его системе знаний);

• бизнесмена интересует сумма кредита (остальной, стандартный текст письма, которое высылают в таких случаях, уже есть в его системе знаний);

103

• чиновника из МВФ интересуют «сифры» (неуклюжие объяснения аппаратчика уже ему известны);

• у бывших моих шефов, о которых я рассказал выше, тоже свои системы знаний — у первого априори полная, у второго же неполная, но перевод ее не может пополнить (там нет «того» и «этого»).

Объединяет же все эти примеры то, что коммуникативная задача перевода в них всегда выполняется при его очевидной (или кажущейся, как в случае моих шефов) неполноте.

Значит ли это, господа переводчики, что можно переводить не все? И да, и нет. Мы еще поговорим об этом, а пока посмотрим, что же при переводе теряется.

Для того чтобы понять, какая информация сохраняется и какая может теряться (или видоизменяться) при переводе, нужно сказать несколько слов о так называемом «актуальном членении текста».

Актуальное членение — это структура текста на логико-коммуникативном уровне, в которой каждое высказывание состоит из темы (того, о чем говорится), переходного элемента и ремы (того, что говорится о теме).

Обычно рема предыдущего высказывания становится темой последующего, т.е. по мере развертывания текста наблюдается так называемая тематическая прогрессия. Приведу пример (тема подчеркнута, рема выделена курсивом).

Он приехал вчера. Его приезд всех обрадовал. Радость, однако, вскоре исчезла. Ее исчезновение было вызвано неожиданным известием1.

В отличие от грамматической, которая в разных языках различна, логико-тематическая структура остается почти неизменной при переводе, и именно на нее опирается переводчик при последовательном переводе.

1 Пример взят из статьи Ившин В.Д. Текст, его функции, семантика компонентов и актуальное членение // Вестник МПУ.- Сер. «Лингвистика».- 1999.-№2.

104

Давайте проследим это на примере записи устного последовательного перевода одного интервью:

— Как вам кажется, какие основные проблемы решает сегодня российский театр?

— What do you think are the main problems of today’s Russian theater?

— Знаете, я бы не стал делить: российский, украинский, белорусский. Наши славянские страны — одна театральная империя. Потому что никто так, как Россия, Украина и Белоруссия, не оказывает влияния на мировой театр. Есть английская, польская, грузинская театральные школы, но, пожалуй из всех по мощности влияния выделяемся мы. Американцы имеют более слабый драматический театр… Я бы не сказал, что от московских театров сейчас веет рутиной или мертвечиной.

-1 wouldn’t distinguish between Russian, Ukrainian, Byelorussian. Slavonic countries are one theater empire. No other country has such influence on the world theater as have Russia, Ukraine, and Byelorussia. There are English, Polish and Georgian schools but ours is the most influential. Americans have weaker drama theaters… I would not say that Moscow theaters today are dull or dead.

— Однако, если почитать некоторых театральных критиков, создается впечатление, что театр переживает отнюдь не лучшие времена.

— But according to certain theatrical critics the theaters are hardly prospering nowadays.

-Да кто вообще дал им право судить — худшие, лучшие? Плохой, хороший спектакль? Кто владеет этими сантиметрами, килограммами, которыми измеряется произведение искусства? Есть критики, которые вообще не любят успеха. Они считают, что все настоящее в театре должно происходить при полупустых залах. Это абсолютный абсурд, чистоплюйство. И, видимо, считают, что только они понимают, что такое театр. Их раздражает успех, определенность. Они предпочитают половую неопределенность. Когда непонятно, мужчина это или женщина. Они говорят: «Главное в спектакле — любовь. Я чувствую — это любовь, поверьте мне». Я терпеть этого не могу!

105

— Who gave them this right to judge — the best, the worst? Good performance, bad performance? Who knows those meters and kilos to measure the value of a piece of art? Some critics hate success. They think that everything that is real art is performed in a half-vacant house. This is really absurd, art for art’s sake. They seem to think that only they know what theater is. They get irritated when they see success and stability. They prefer sexual indeterminacy. When you cannot say if its a man or a woman. They say: The most important thing in a performance is love. I feel it is love, believe me. I detest it!

Ниже вы найдете главные темы и ремы части исходного текста этого интервью и его устного последовательного перевода (табл. 2).

Таблица 2

Тема

Рема

1

2

российский театр

основные проблемы

Russian theater

main problems

Российский, украинский, белорусский.

я бы не стал делить

Russian, Ukrainian, Byelorussian.

I wouldn’t distinguish

славянские страны

одна театральная империя.

Slavonic countries

one theater empire.

Россия, Украина и Белоруссия

оказывает влияние на мировой театр

Russia, Ukraine, and Byelorussia

influence on the world theater

Английская, польская, грузинская театральные школы

из всех по мощности влияния выделяемся мы.

English, Polish and Georgian schools

ours is the most influential

Американцы

более слабый драматический театр

Americans

weaker drama theaters

московские театры

Я бы не сказал, что веет рутиной или мертвечиной.

Moscow theaters

I would not say that are dull or dead.

106

1

2

театр

переживает отнюдь не лучшие времена.

theaters

are hardly prospering

кто

дал право судить

who

gave this right to judge

кто

владеет сантиметрами, килограммами

who

knows meters and kilos

критики

не любят успеха

critics

hate success

все настоящее

должно происходить при полупустых залах

Everything that is real art

is performed in a half-vacant house

это

абсурд, чистоплюйство

this

is absurd, art for art’s sake

они

понимают, что такое театр

they

know what theater is

успех, определенность

их раздражают

success and stability

they get irritated

они

предпочитают половую неопределенность

they

prefer sexual indeterminacy

Мужчина или женщина

непонятно

a man or a woman

you cannot say

любовь

главное в спектакле

love

is the most important thing in a performance

я

чувствую любовь

I

feel it is love

я

терпеть этого не могу

I

detest it

Я думаю, что приведенная логико-тематическая струк-тура исходного текста и перевода достаточно убедительно свидетельствует о том, что при последовательном переводе именно она служит опорой для переводчика. Хотя выделе-

107

ние главных тем и рем вещь довольно субъективная (как и все в языке) и переводчик может увидеть в тексте логико-тематическую структуру, отличную от той, которую видит в нем автор этого текста, все же опора на эту структуру служит определенной гарантией выполнения основной коммуникативной задачи.

Действительно, в исходном тексте (да и в переводе) информации больше, но то основное, что хотели сказать собеседники, выражено в логико-тематической структуре этого диалога. Прочитайте внимательно текст, приведенный в табл. 2, и вы убедитесь, что это своего рода мини-реферат.

Какие же из этого можно сделать выводы? Первый вывод следующий:

• В отличие от текста синхронного перевода, который развивается в основном линейно, повторяя структуру исходного высказывания, текст последовательного перевода организуется в виде двухуровневой структуры — первый, главный уровень которой составляет логико-тематическая прогрессия, а второй — переходные элементы и элементы, дополняющие логико-тематический уровень (вводные, оценочные, модальные, атрибутивные и т.д.).

Вернемся к примеру и посмотрим, как происходило развертывание текста перевода.

В первом предложении сначала организовалась структура тема-рема: «театр-проблемы», потом вокруг нее стали наращиваться атрибуты «российский», «основные», «сегодня» и переходный элемент «решает» («какие проблемы решает…»), переданный в переводе с некоторым искажением как «существуют» («what are…»).

Во втором предложении в переводе не отражена вводная часть «знаете», в третьем — атрибут «наши» и так далее во всем тексте — некоторые информативные элементы исходного текста в переводе не отражены, но в целом благодаря сохраненной основной логико-тематической структуре главная коммуникативная задача оказывается выполненной.

108

Конечно, приведенный пример последовательного перевода далек от совершенства, но он, на мой взгляд, наглядно демонстрирует специфику построения текста, присущую этому виду устного перевода.

Сказанное позволяет сделать второй вывод:

• В последовательном переводе могут быть пропуски и искажения, но, в отличие от синхронного, в нем отсутствуют «логические провалы». По целому ряду причин (не расслышал, не успел) синхронист может разорвать логико-тематическую прогрессию текста, при последовательном переводе этого, как правило, не происходит.

И наконец третий вывод:

• Подготовка к последовательному переводу и запись в ходе такого перевода должны опираться на логико-тематическую структуру текста

Вырабатывать навыки последовательного перевода, регистрируя письменно «канву» исходного текста, как уже говорилось выше, надо на языке перевода. Слушая исходный текст, переводчик должен записывать прежде всего то, о чем говорится и что об этом говорится (т.е. тему и рему), и уже вокруг этого наращивать дополнительные атрибуты. Например, вы должны перевести на английский следующий текст:

«В Крыму планируется проведение конкурса на создание стихотворного текста гимна Крыма. В понедельник на рабочем совещании президиума крымского парламента спикер дал поручение подготовить документы для принятия президиумом парламента решения об объявлении конкурса на создание стихотворного текста гимна Крыма».

Вы можете сделать такую запись:

Основное содержание: competition — verse — national anthem; speaker — instructions to prepare documents; presidium — decision on above.

Дополнения: Monday, working meeting.

Эта запись даст вам возможность передать основное со-

109

держание исходного текста. Не стоит указывать в записи очевидные и легко запоминающиеся факты, например, то, что речь идет о Крыме (вы это и так запомните) или что имеется в виду спикер парламента (а чего еще?!).

Кроме того, переводя на основе такой записи, вы сможете избежать копирования структуры исходного текста и построить перевод в соответствии с грамматическими и стилистическими канонами языка перевода, т.е. выполнить коммуникативную задачу оптимальным образом.

В связи с этим мой совет «последовательным» переводчикам:

Не переводите по предложениям, дайте говорящему

возможность дойти до логической паузы, делайте за-, пись по ходу перевода, и тогда вы сможете не копиро— вать выступающего, а в более естественной для слушателей форме точно передать суть сказанного.

В хорошем переводе всегда отсеивается «словесный мусор», всякие там «значит», «самое», «вообще». Некоторые неумелые ораторы были бы немало удивлены, услышав себя в хорошем переводе.

Как уже не раз говорилось, речевая оформленность мыслей сильно отличается в разных языках, особенно в таких, как, скажем, английский и русский или украинский.

Тут и стилистические, и структурные различия, и, что главное, различия «культурного фона». Так что, даже известная украинская шуточная песня «Ти ж мене пiдманула» в дословном переводе на английский звучит почти трагично:

You have allured me,

You have betrayed me,

You are driving mad the young fellow!

Нужно, конечно, учитывать специфику последовательного перевода, о которой мы только что говорили и еще немного поговорим, но, переводя последовательно так же, как и при синхронном переводе, следует опираться:

1. На как можно более широкий и универсальный набор

эквивалентов.

ПО

2. На контекст.

3. На максимально полную общую и специальную базу

знаний».

Ну и, конечно, нужно хорошо знать ситуацию и уметь правильно ее использовать в своих интересах.

Однако, если при синхронном переводе широкий контекст практически отсутствует и выбор эквивалента из набора, предлагаемого конвенцией (словарем), приходится делать на основе ситуации и фоновых (общих и тематических) знаний, то при последовательном переводе ведущую роль играет контекст.

Именно в контексте, широком или ближайшем, и находится тот «ключ» к переводным соответствиям, найти который ваша переводческая задача. Приведу яркий, как мне кажется, пример.

«The carrying of a very heavy weight such as a large suitcase or trunk, immediately before sending practice, renders the muscles of the forearm, wrist and fingers too insensitive to produce good Morse»‘.

«Если непосредственно перед сеансом связи азбукой Морзе вам придется нести что-нибудь тяжелое, например большой чемодан или дорожную сумку, мышцы предплечья, кисти и пальцев настолько потеряют чувствительность, что вы не сможете хорошо передать сообщение».

Думаю, очевидно, что без ключевого слова «Morse» правильно перевести словосочетание «sending practice» было бы невозможно и этот текст вообще лишился бы смысла.

Если же контекста реального перевода в вашем распоряжении еще нет, если вы только готовитесь к последовательному переводу, нужно прежде всего выяснить для себя тему перевода и на ее основе найти в словарях и в специальной литературе термины и их эквиваленты, относящиеся к этой теме. Полагаться надо в основном на специальную литературу по предмету перевода, так как в словарях

Сагге J. le. The Looking Glass War. — New York: Ballantine Books.

11l

вы многого не найдете и, что еще важнее, словарь дает эквиваленты в отрыве от контекста.

Эту предварительную работу надо обязательно проделать тщательно — зачастую, казалось бы, очевидные дословные эквиваленты терминов оказываются неправильными. Вот несколько примеров.

Когда перевод касается объектов интеллектуальной собственности, то «trade mark», которую так и хочется перевести как «торговая марка», следует переводить как «товарный знак»; «полезная модель» — это не «useful model», a «utility model» и «промышленный образец» не «industrial sample», a «industrial design».

Сказанное касается не только терминов. Часто обычные, хорошо, казалось бы, известные слова в специальной области приобретают совершенно иное значение, причем в каждой области свое. И перевод, конечно, уже будет другой.

Возьмем, например, слово «compliance». Оно наверняка вам хорошо известно в значении «соответствие», однако, если речь идет о налогах, то оно означает уже «уплату налогов» («compliance level» — «уровень уплаты налогов»); если о законах вообще — то «соблюдение законов»; если же текст связан с медициной, то » compliance» значит «выполнение предписаний врача», «соблюдение режима лечения».

Словарь вам тут мало поможет, разве что очень подробный, специальный, а такие словари редки. Поэтому так важно, готовясь к предстоящему переводу, читать специальные тексты, желательно, конечно, параллельные, на двух языках (а где их взять?). Читая специальные тексты, непонятные места обязательно переводите и перевод записывайте.

Трудно переоценить и значение для последовательного перевода общей эрудиции и способности к правильным логическим заключениям на этой основе.

Ведь если подумать, значения (и разные переводы) того же слова «compliance» можно вывести из простой логической цепочки: «соответствие» — «соблюдение (законов, ле-

112

чебного режима)» — «соблюдение закона о налогах» — «уплата налогов». В английском языке эта связь легко прослеживается, так как значение слова «compliance» как бы включает в себя все эти смыслы, в русском же она не очевидна, и задача перевода ее выявить.

Чтобы все сказанное выше лучше запомнилось, давайте вместе немного посмеемся над дураками и халтурщиками от перевода1.

Простой здравый смысл и элементарные знания никогда не позволили бы грамотному человеку сделать вот такой перевод:

Georgian house — дом в грузинском стиле (это в Англии!).

Caucasian2 — лицо кавказской национальности (по фамилии Джонсон, найден мертвым в своем загородном поместье в штате Мэн!).

Orthodox jews — православные евреи (оказывается, населяют один из кварталов в Париже!).

Secretary of State — секретарь штата (с ним советуется Президент Соединенных Штатов по вопросам внешней политики!).

Тут уж, как говорится, No comment!

Теперь еще несколько практических советов тем, кто переводит последовательно.

Прерывать выступающего весьма не желательно. Конечно, можно столкнуться и с таким любителем послушать самого себя, что прервать придется, но это всегда производит плохое впечатление. Надо постараться установить с говорящим почти телепатический контакт, чтобы он не забывал о вашем присутствии; можно взглядом или неза-

1 Сначала у меня было искушение процитировать источник, но потом я подумал, что, к сожалению, это теперь не редкость — вы и сами найдете немало таких перлов в современных переводах.



Страницы: 1 | 2 | Весь текст