Россия по развитию психологических услуг отстала от Запада на 70

Журнал «Южно-российский обозреватель», декабрь 2004

Рынок психологических услуг: в конкурентной борьбе забыли про клиентов

Когда в Европе в конце ХIХ века религия потеряла свое влияние, появилась психотерапия. Психотерапевты стали новыми врачевателями человеческой души: они помогали разобраться с проблемами выбора и семейными отношениями, страхами и депрессией, неуверенностью и беспокойством, с проблемами в общении. Еще через пятьдесят лет психология пришла в бизнес, в менеджмент и появился бизнес- консалтинг. Сегодня на Западе услуги психотерапевтов и оргконсультантов одни из самых дорогих. В начале 90-х такие специалисты стали появляться и в России. Но…

Россия по развитию психологических услуг отстала от Запада на 70 лет

Пожалуй, можно сказать, что предложение на оказание психологический услуг даже превышает спрос: невостребованные психологи работают продавцами, рекламными агентами, рекрутерами и т.д. Одна из причин в том, что в России до середины 80-годов не было специальности «психотерапевт» — как известно, к душе в советской стране было особое отношение… советский человек ее не имел . Зато всегда были психиатры. Неудивительно, что до сих пор обращение к психологу ассоциируется с визитом к психиатру и признанием свой неполноценности. Вторая — русский менталитет. Историческая вера в то, что все проблемы можно решить «по-щучьему велению» у современного человека трансформировалась в потребность к обращению за помощью к экстрасенсам, гадалкам, магам, и прочим магистрам и предсказателям, которые нередко себя величают психологами?!.

Поэтому вполне закономерно, что Россия по развитию психологических услуг отстает от Запада на 70 лет! Так считают иностранцы. И это так. В цивилизованном обществе не принято обсуждать свои семейные неурядицы со знакомыми, сослуживцами – для этого есть психотерапевты. Психологи и социальные работники помогают решать задачи карьерного планирования, личностного роста, развития интеллекта, коммуникативной компетентности. Консультирование у личного психолога, посещение групп личностного роста – обычное явление. К примеру, в США считается, что на каждые 100 жителей должен быть специалист, по оказанию психологической помощи.

У нас центры психологической помощи можно назвать редкостью, хотя по скромным подсчетам зарубежных специалистов только на Дону в психотерапевтической помощи нуждаются не менее 175 тысяч жителей. – так в конце мая сказал президент Международной школы психотерапии Альфред Притц на международном симпозиуме «Деструкция и интеграция на рубеже тысячелетий», прошедшем в Ростове – на – Дону. По словам Альфреда Притца, по данным ВОЗ от 5% до 45% населения в мире нуждаются в психотерапевтической помощи, из них только половина получают ее. Метр даже посчитал, что если взять за точку отсчета 5% , то на долю России придется 7,5 млн. человек.

Как говорил Альфред Притц, психотерапия существовала с момента возникновения человечества и корнями уходит в религию, шаманство, народное целительство, духовные практики, медитации, йогу. Но в отличие от лечения бабушками психотерапевт знает условия, которые определяют успех и направленно работает на него. Страхи, отчаяние, неуверенность в себе, тоска, душевные кризисы, депрессия – основные недуги, которые поражают души людей как эпидемия! Немалую роль в этом играют глобализация, разобщенность людей, неудовлетворительные социально-экономические условия, СМИ, и даже Интернет таит в себе опасность тоталитаризма будущего. Поэтому психотерапия, по мнению метра, — специальность будущего и психотерапевтов ждет непочатый край работы, особенно российских.

Как выбрать специалиста, чтобы потом не лечиться после него?

В России сложилась специфическая ситуация не только с представлением о психотерапии у населения, но и у государства. Вопрос профессиональной этики и методов лечения, который год являются яблоком раздора между врачами психологами. В России называться психотерапевтом имеет право только врач, пройдя всего лишь краткосрочные курсы по психологии. Психологи протестуют против этого, называя свою деятельность «немедицинская психотерапия».

На Западе все наоборот. Там стандарты не так строги в вопросе профессиональной принадлежности: психотерапевтическое образование может получить и врач, и психолог, и социолог и педагог, и философ . Зато на Западе строги к системе обучения – оно там составляет не несколько месяцев, а несколько лет и обучают там как душу лечить словом, а не таблетками.

«С советских времен в России психотерапевт может быть только психиатр, — сказал Альфред Притц. – Но психотерапия — политика демократического общества, так как она не навязывает человеку представление об истине. Задача психотерапевта — поддержать человека в поисках его истины. У каждого она своя. Для меня, лично, истина – в пути, как предлагает дзен буддизм. И если мы, психотерапевты, этого не сделаем, то за нас это сделают фармацевтические фабрики».

Однако конкурируют между собой не только психологи и врачи, но и представители разных психологических школ. Нередко можно услышать слова: «Психоанализ – единственно действенный способ. Или наоборот, лучше пойти к специалисту НЛП – это быстро и эффективно». Как рассказал Альфред Притц, исследования показали, что все методы эффективны и главное не метод, а отношение к клиенту. Надо сказать, что к душе клиента на Западе относятся трепетно . Там считают, что специалист независимо от того, врач он или психолог, должен сам пройти психотерапию. Потому, что иначе он не избавится от багажа своих собственных проблем, которые он обязательно передаст, «спроецирует» клиенту. И тогда клиент не только не разберется в своих, но добавит к своим проблемам еще и полученные от терапевта. В лучшем случае, такое общение обернется для него пустой тратой денег…

Не менее строги требования предъявляются и к психологам — бизнес — консультантам, которым помимо обладания психологических навыков необходимо иметь представление о бизнес процессах. Здесь, так же как и в психотерапии, важно, чтобы тренер прошел личную терапию, иначе его жизненные трудности станут трудностями консультируемой организации. Как сказал Альфред Притц: «Психотерапевт не является экспертом, и не занимает дистанционную позицию к клиенту, он остается человеком по отношению к нему, он лечит своей душой, а это значит, что он должен уметь чувствовать эмоции и чувства другого. Этому не учат ни в медицинском, ни в психологическом институте. Это качество психотерапевт приобретает только пройдя свою терапию и побывав в роли клиента сам!»

К глубокому сожалению, сегодня в России только коммерческие ВУЗы Москвы и Санкт-Петербурга готовят специалистов по западным стандартам, в которых в обязательном порядке включена терапия самого специалиста ( не много ни мало — от 200 до 500 часов), при этом обучение проходит не в лекционной форме, как это принято в государственных ВУЗах, а в тренинговом режиме. Но дополнительное обучение в них остается делом личной профессиональной этики врачей и психологов. Государство же вполне устраивает диплом ВУЗа, который по большому счету для практической работы с человеческой душой мало что дает.

Так что же делать простому человеку пока врачи и психологи конкурируют между собой, а российское образование и законодательство отстает от западного? — Увы — Позаботиться о себе самому — быть внимательным в выборе психотерапевта, оргконсультанта. Стоит не только поинтересоваться в каком направлении специализируется «инженер души»: юнгианском анализе, гештальт-терапии, экзистенциальной психологии, когнитивной, символдраме, психоанализе, психодрамме, НЛП, эриксоновском гипнозе, но и обязательно посмотреть документ, подтверждающий именно эту квалификацию. Сертифицируется также и прохождение терапии. Более того, знания о душе не защищают самого психотерапевта от жизненных коллизий. Поэтому для него личная терапия навсегда остается необходимым условием поддержания и сохранения профессионализма. Как с улыбкой заметил Притц, психотерапевт всегда немного здоровее клиента. Поэтому простой вопрос к терапевту: «А вы сами берете терапию?», — может многое рассказать клиенту о специалисте.

Винникова Л.И., практический психолог.