Реферат-исследование

Ерошкина Анна

Муниципальное образовательное учреждение

гимназия им. А. Л. Кекина

г.Ростова Ярославской области,

10 класс, 16 лет

Реферат-исследование

Образ матери в произведениях

Н.А.Некрасова и А.С.Гаврилова

Научный руководитель:

Львова Марина Альфредовна,

учитель русского языка и литературы,

к.ф.н.

Ростов, 2012

Оглавление

Введение……………………………………………………………………….3

Основная часть

Глава 1………………………………………………………………………………….6

Глава 2………………………………………………………………………………….8

Заключение……………………………………………………………………10

Список литературы………………………………………………………… 11

Введение

Со времени трагического ухода из жизни великого русского поэта Николая Алексеевича Некрасова (1821-1877) минуло уже более ста тридцати лет, а ростовского поэта Александра Сергеевича Гаврилова (1948-1983) нет уже около тридцати лет. В 2011 исполнилось 190 лет со дня рождения автора «Кому на Руси жить хорошо», а в 2013 нашему земляку «исполнится» 65 лет. Есть определенные сопряжения в названных датах, есть переклички в их творчестве. Может, это потому, что оба они ярославцы. Как пишет культуролог Е. Ермолин, «ярославец в России заметен. Его культурная самобытность неоспорима». По существу, Гаврилов третий из ярославцев (после Н.А.Некрасова и Л.Ошанина), кто быстро был принят в столичное творческое содружество.

Если стихотворения Некрасова печатались еще со времен их написания, то многие произведения ростовского поэта увидели свет совсем недавно благодаря трудам его друга, писателя Б.Сударушкина, который является автором первого послежизненного издания стихотворений А.Гаврилова, издания, объединившего в себе все прижизненные стихи поэта и стихи, взятые из гавриловского, чудом сохранившегося архива. Лишь в последнее десятилетие в местных и областных изданиях стали печататься статьи о Гаврилове, из недр частных семейных архивов появляться для широкой читательской публики материалы, проливающие свет на те или иные события жизни художника. Но на страницах научных сборников и периодических изданий исследовательские работы о Гаврилове публиковаться еще не начали. И актуальность нашей работы определяется, во-первых, возросшим интересом к культурному прошлому Ростова и судьбе ростовцев (в связи с приближающимся юбилеем города и А.Гаврилова), во-вторых, необходимостью изучения разных сторон творчества нашего талантливого земляка.

Возвращение ростовскому читателю гавриловского творческого наследия составляет значимую часть долга перед отечественной культурой. Его имя ныне вводится в список лучших ярославских поэтов: «Лев Ошанин, Марк Лисянский, Николай Якушев, Юрий Ефремов, Александр Иванов, Евгений Савинов, Александр Гаврилов, Ирина Баринова, Константин Васильев, Леонид Королев, Владимир Сахаров, Сергей Лукин. <…>Поет народ песни Льва Ошанина, Марка Лисянского, Евгения Савинова. В прошлом году издана книга избранного умершего 26 лет назад Александра Гаврилова, которого особенно помнят и чтут ростовчане».

На Н.А.Некрасова как на учителя в поэзии ориентировались многие ростовские поэты. Ростовская земля подарила России немало замечательных людей, оставивших яркий след в науке, искусстве, литературе. И это закономерно, учитывая богатое прошлое края, его уникальный вклад в историю и культуру русского государства. Ростовский поэт Иван Алексеевич Ханаев так писал о своем учителе в поэзии – Н.А.Некрасове: «Вероятно, не было в моей жизни ни однoго дня, когда бы я прямо или косвенно не обращался к стихам любимого поэта. Под его воздействием я сам стал сочинять стихи. Были у меня, разумеется, и другие литературные увлечения, другие учителя, но и все вместе они не оказали на меня такого влияния, как он один… Учителей было много, но Некрасов так и остался главным». К сожалению, не сохранилось данных о подобной «ориентации» А.Гаврилова на творчество нашего великого земляка, но к работе над данной темой нас подвигли следующие слова Б.Сударушкина: «К его [Гаврилова – зам. Е.А.] «ростовским» стихам я отношу все стихи о детстве, о матери, которой Саша посвятил, пожалуй, самые проникновенные и сердечные слова:

Ну что ты смотришь, вновь вздыхая?

Я выбрал путь – не повернешь.

Не навсегда, поверь, родная,

Перечеркнул дороги дождь!

Дождь на земле залижет раны,

И снег на них падет, скользя.…

А на кресте оконной рамы

Твои распятые глаза.

Невольно вспоминается Некрасов [курсив нащ – Е.А.]. Особенность чисто русской поэзии – найти слова о матери в самой глубине сердца».

Итак, объект нашего исследования – стихотворения Н.А.Некрасова и А.С.Гаврилова, посвященные матерям. Предмет изучения – особенности создания образа матери в творчестве двух поэтов и его интерпретация ими.

Мы предпринимаем попытку анализа образа матери в творчестве А.Гаврилова как бы сквозь призму некрасовского его восприятия и некрасовского отношения к самому главному для любого человека существу. Образ матери один из наиболее почитаемых в мировой литературе. Его воплощению отдали дань и русские прозаики и поэты. Но к середине XIX века он встречался в русской литературе не слишком часто, и до Н. А. Некрасова практически никто не писал о матери с такой теплотой и любовью. Обычно образ матери упоминался вскользь или возникал где-то на заднем плане, и его присутствие ограничивалось кругом семейных обязанностей. Исключением можно считать лишь казачью колыбельную М. Ю. Лермонтова. В ней мать открывает для сына мир, в котором видит его воином и героем. Говорит поэт в этой песне и об извечном уделе матери томиться тоской, ждать и молиться за сына. Но все же заметим, что тему матери никто из поэтов XIX века не освещал в своем творчестве широко: у А.С.Пушкина не сложились отношения с родителями, его воспитывала няня; у М.Ю.Лермонтова мама умерла, когда ему было три года, и его воспитывала бабушка.

Главная цель нашей работы – исследовать процесс духовного сопряжения творчества двух поэтов, Н.А.Некрасова и А.С.Гаврилова, в их понимании роли матери в жизни человека и ее судьбы, что поможет, на наш взгляд, по-новому осмыслить многие важные аспекты творческого наследия ростовского поэта и в какой-то степени определить место исследуемого автора в национальной культуре.

Выбор главной цели реферата определил его конкретные задачи:

• выявить и проанализировать наиболее значимые произведения Некрасова и Гаврилова о матери, определить их идейно-художественные истоки;

• определить религиозный «статус» матери и религиозно-философский «фон» всего гавриловского творчества;

• исследовать роль Материнской (Богородичной) Ипостаси в некрасовском и гавриловском творчестве как важнейшего духовного ориентира создателя «избяной космогонии».

Характер поставленных задач определяет новизну работы. Наша работа построена на определении тех творческих основ, которые позволили поэту Ростова создать удивительные по глубине и легкие по степени восприятия произведения о матери. Мы пытаемся исследовать религиозно-философские искания поэта, систему духовных ориентиров А.Гаврилова.

Достоверность исследования обеспечена тем, что выводы, к которым мы приходим, получены в результате непосредственной аналитической работы над художественными текстами исследуемого автора.

Научно-практическая значимость работы. Ее материалы позволяют расширить представление о творчестве А.С.Гаврилова, могут учитываться последующими исследователями его творческого наследия, а также способствуют дальнейшему изучению закономерностей историко-литературного процесса XIX-ХХ веков.

Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы.

Основная часть

Глава 1

Мать в жизни Н.А.Некрасова и А.С.Гаврилова

Мы уже говорили, что более полное и трогательное воплощение образ матери получил в творчестве Н.А. Некрасова. До нас дошло не много свидетельств о взаимоотношениях с матерью самого поэта. Николай Алексеевич происходил из дворянской, некогда богатой семьи. Родился в Винницком уезде, Подольской губернии, где в то время квартировал полк, в котором служил отец Некрасова. Человек увлекающийся и страстный, Алексей Сергеевич Некрасов очень нравился женщинам. Его полюбила Елена Андреевна Закревская, варшавянка, дочь богатого посессионера Херсонской губернии. Родители не соглашались выдать прекрасно воспитанную дочь за небогатого, мало образованного армейского офицера; брак состоялся без их согласия. Он не был счастлив. Елена Андреевна в доме мужа терпела обиды и унижения, какие не всегда выпадали на долю крепостной. Поэт всегда говорил о матери как о страдалице, жертве грубой и развратной среды. Он сочувствовал ее страдальческой доле, ее тяжелой жизни с суровым мужем и всегда вспоминал о ней с большой теплотой и нежностью. Любовью к ней озарено всё его поэтическое творчество.

В целом ряде стихотворений, особенно в «Последних песнях», в поэме «Мать» и в «Рыцаре на час», Некрасов нарисовал светлый образ той, которая скрасила своей благородной личностью непривлекательную обстановку его детства. Безусловно, Некрасова связывало с матерью чувство глубокой привязанности и любви.

Она сумела пробудить в сыне отвращение к окружающей грязи и невежеству, сочувствие людскому горю, не дала его сердцу ожесточиться и очерстветь, она передала ему свою любовь и доброту, чуткость, стремление к справедливости. Поэтому-то мать, по всей видимости, была восприемницей и его первых литературных опытов, первым слушателем и критиком некрасовских стихов. И Николенька в семилетнем возрасте преподнёс свои первые стихи » любимой маменьке», по его собственному признанию, «посвятил матери в день ее именин». Он тосковал по ней в годы учебы в ярославской гимназии и впоследствии в Петербурге, в годы тяжелой самостоятельной жизни, хранил в сердце ее светлый образ. Некрасов был убежден, что именно мать оказала решающее влияние на становление его личности, его поэтической и человеческой совести:

Не робеть перед правдой-царицею

Научила ты музу мою.

В разных стихотворениях поэт многократно рисует ее портрет. Портрет страдалицы с тихим голосом, бледностью, печальным взглядом и слезами на глазах. Это трогательный портрет доброй и кроткой женщины, всю свою жизнь «простоявшей под грозой»:

С неземным выраженьем в очах,

Русокудрая, голубоокая,

С тихой грустью на бледных устах

Пред грозой величаво — безгласная…

Но при всей своей внешней слабости мать в изображении Некрасова наделена необычайной стойкостью и внутренней силой. Она не только грудью защищает от произвола своих детей, но и подает им пример человечности, в своей нелегкой доле находя душевное тепло и слова утешения для всех страждущих:

Но лишний раз не сжало чувство страха

Его души — ты то дала рабам, —

Но лишний раз из трепета и праха

Он поднял взор бодрее к небесам…

А когда над ней самой разразилась гроза, она, не дрогнув, приняла удар, с мужеством и смирением, беспокоясь лишь о будущем своих детей:

Ты, не дрогнув, удар приняла,

За врагов, умирая, молилася,

На детей милость Бога звала.

О матери А.С.Гаврилова известно тоже немного. Она родилась в той же деревне, что и поэт, была крестьянкой. Можно предположить, что трагическая гибель отца (он покончил жизнь самоубийством), возложила на ее хрупкие женские плечи всю ответственность за воспитание сына. Она, как и мать Н.А.Некрасова, мужественно приняла удар. И видимо вспоминая о матери, «Саша любил общаться с пожилыми людьми, многое испытавшими в жизни. С ними он был как-то по-своему нежным и трогательно заботливым». Она нежно любила его и чутко следила за каждым шагом своего сына. Именно она первая почувствовала недоброе, когда с ее Сашей случилось несчастье: «Звонила мать Саши, тетя Кати. Коротко спросила:

— Боря, Саша у тебя?

— Нет. А что случилось?

— Если его нет у тебя, значит, его уже нет в живых, — и тетя Катя заплакала». Она жила в семейном общежитии, в комнатке на одного человека, и, хотя сын умер в Москве, решила похоронить сына в Ярославле. Спустя год после смерти А.Гаврилова горячо любившая его мать уже не могла самостоятельно передвигаться, за ней ухаживали пожилые женщины-соседки. Она научила своего сына быть честным и внимательным к людям, мужественно бороться с несправедливостью и видеть красоту во всем. «Прекрасной женщиной-матерью» назвал ее близко знавший «тетю Катю» Б.Сударушкин. Ей А.Гаврилов посвятил «самые проникновенные и сердечные слова».

Несмотря на крайне скудное освещение в библиографии о Гаврилове этой стороны его творчества, очевидно, что важнейшие для поэта мотивы памяти, родных мест (малой родины), сыновнего долга и сыновней благодарности соединены именно в образе матери, и это соединение является отдельной темой в его творчестве.

В отличие от Некрасова, Гаврилов нигде не описывает обстоятельств своего детства, не дает портрета матери. В отдельных стихотворениях возникает образ матери, которая не поспевает за сыном-шалуном:

Если и сорвется он нечаянно,

Волноваться маме нет причин:

Пацанов стихийная отчаянность

Вырастает в мужество мужчин!

Так он пишет в стихотворении «Отчаянность». Он во многом автобиографично. Так же, как и маленький Саша, герой этого произведения рвется к неизведанному, лезет вверх по дереву – «И пускай со злостью хлещут ветки, — мальчик одолеет высоту!». И А.С.Гаврилов ее «одолел».

Таким образом, и в жизни Н.А.Некрасова, и в жизни А.С.Гаврилова мать занимала особое место, ей посвящались самые проникновенные строки. Матери стали духовными руководительницами своих детей.

Глава 2

Образ матери в творчестве Н.А.Некрасова и А.С.Гаврилова

Одним из важных и одновременно самым трагичным рубежом в жизни Н.А. Некрасова, на наш взгляд, стала смерть его матери. Однако её уход из земных пределов вовсе не определил для поэта навечный переход материнского образа в сферу памяти: отныне и все последующие годы поэта его мать «являлась» ему, знаменуя своим «пришествием» преддверие наиболее трудных испытаний и «изломов» на сыновнем жизненном пути, утешая его боль и исцеляя его душевные раны. С этой просьбой поэт обращается к матери в стихотворении «Рыцарь на час». Мать была для Н.А.Некрасова прежде всего высочайшим нравственным авторитетом, сопоставимым только с авторитетом святых праведников и возводимым им в духовный абсолют. Не случайно, в «Рыцаре на час» воспоминание о «могиле далекой, где лежит…бедная мать», сменяется описанием старой церкви, которая «вся бела, вся видна при луне». Бог «столько…был чтим» Еленой Андреевной, что она сама, по мысли сына, должна обладать божественным даром прощения и руководства («Выводи на дорогу тернистую!»).

«… Именно в ярославце порой очень ярко и рельефно самовыразился русский народ в целом. Ярославцы, как принято было считать, — это русский коренной народ». А в традициях русского народа всегда было почитание матери. Образ матери издавна связывался в народнопоэтической традиции с образом Родины («матушка-Русь»), но именно благодаря Некрасову в русском литературном и разговорном языке появилось высокое выражение «Родина-мать». Впервые этот образ возникает в поэме «Саша»: «Родина-мать! я душою смирился, / Любящим сыном к тебе воротился», а позднее появляется в стихотворениях «Свобода», «Что ни год — уменьшаются силы…», в поэме «Кому па Руси жить хорошо». Но еще чаще образ матери в мифологизированном сознании русского народа связывался с Богородицей и сырой землей.

Так, на наш взгляд, в стихотворении «Рыцарь на час» (1860) материнское естество синтезирует в себе «миры» трех духовных «субстанций»: матери земной, которая всю «жизнь прожила нелюбимая», всю «жизнь прожила для других», Матери-Богородицы, которая «на детей милость бога звала» и способна и после смерти творить чудеса, «поднимает молитвою», и Матери Сырой Земли – крестьянской «заступницы» (отсюда мотив могилы, который возникает в начале и конце воспоминаний). В поэме «Мать» Некрасов говорит о том, что в образах из «живого мира» Данте он узнавал «знакомые черты». Параллель мать Некрасова – Беатриче, которая помещена в центр Рая, опять позволяет говорить о мифологическом переосмыслении образа. Так в поэзии Н.А. Некрасова возникает вселенски всеохватный образ Матери-Троицы. Присутствие Матери в приземном пространстве гармонизирует, по мнению Некрасова, весь одухотворенный и наделенный способностью к единению в сопереживании земной тварный мир, всех страждущих и требующих защиты.

Богородичный материнский образ и одновременно образ распятого Христа возникает и в стихотворении А.Гаврилова «Маме»: «Я выбрал путь – не повернешь», «А на кресте оконной рамы твои распятые глаза». Гаврилов часто в своем творчестве, гордясь крестьянским происхождением, подчеркивал свою кровную связь со всем деревенским: «А фигуры моей угловатость – от углов деревенской избы» («Доброта»). Образ матери становится тем животворным связующим звеном, с исчезновением которого неизбежно наступает пространственно-временная хаотизация всей многомерной структуры гавриловского мифопоэтического «избяного» космоса. «Оконная рама», на которой «распяты глаза» ростовской «Богородицы», — знак и трагедии (страдания) одновременно, и символ единения мира. Исчезновение матери из жизни «шального сына» сродни с исчезновением Матери-созидательницы мира, которое является глобальным экстремальным обстоятельством, знаменующим состояние слепоты этого мира, невозможности за «дождем, перечеркнувшим дороги», увидеть иной мир, иные дали, «снег» божественной зимы. Этот «крест оконной рамы» связует мир небесный с земным миром, которые гармонизируют по «вертикали» материнские глаза– «живородящий» святой «столб». В это же время происходит актуализация иконных образов.

Это стихотворение – одно из самых «некрасовских». Одна лишь мать, по глубокому убеждению Некрасова (в небольшом, но удивительно емком и значительном по глубине и силе стихотворении «Внимая ужасам войны…» поэт размышляет о гибели солдата в бою и о страданиях, которые причиняет эта гибель близким людям), никогда не предаст и не забудет свое дитя в случае несчастья. Пока она жива, ее боль никогда не утихнет, а слезы не высохнут. Слезы матери — единственные, по-настоящему искренние слезы. Об этом и стихотворение А.Гаврилова.

Грань между голосом героя-сына и голосом автора стихотворений истончается в стихотворении «Детдомовские». В этом стихотворении возникает образ «маменькиного сыночка», которому не понять, как это «нет мамы». Он, способный «на всякую пакость», «в суждениях резкий», узнав о том, что дети из детдома – сироты, глубоко потрясен: «Я видел лишь солнечный свет». Мать сравнивается здесь с солнцем. Поэтический «космос» Гаврилова непредставим без этого «светила». По-матерински звучит и голос усталой учительницы детдома: «Их нянчим лишь я и страна». Образ матери и здесь дан через память, напоминания – поэт называет вещи, людей, несущие в себе память о матери для него. Надо отметить, что и в этом, коротком и простом, стихотворении есть все, что составляет тему матери для Гаврилова. Не случайно память о матери приходит через такие образы, как дом, «голубая матроска» и слезы. Это стихотворение – редкий пример в творчестве Гаврилова «сюжетного» стиха. А.С.Гаврилов, как и Некрасов, ненавидел «красивости», фокусы в поэзии, в стихотворении о матери избегает громких слов.

В одном из последних стихотворений о маме Гаврилов воскрешает хрестоматийный некрасовский образ «величавой славянки». Стихотворение «Нет, из памяти не сотрется» по сути является утверждением жизни и отношения к смерти как к некоему переходу. Снова здесь видна мать – «в военной форме», славянка, которую провожает на войну ее собственная мать. Одно поколение сменяет другое: мысль о смерти здесь отступает. Основные образы и темы Гаврилова сгущаются и переплетаются в этом стихотворении. Музыка («Про прощанье славянки поется на любимой мною валторне») и крик улетащих осенью журавлей используются поэтом как наиболее достойное окружение образа матери, как будто теперь, в минуту, чреватую гибелью, душа матери приняла древние, античные («Ивиковы журавли»), фольклорные формы. Песня «Прощание славянки» органично входит в состав стихотворения, дает тихую лирическую интонацию, с которой рассказывается вся военная жизнь матери. Здесь ее судьба, выраженная до этого в разрозненных стихах, как бы подытоживается – взглядом сверху или, скорее, – с другого «берега» жизни. И чтобы вечно жив был образ матери, лирический герой просит: «Пусть же кто-нибудь «Встречу славянки» лишь для мамы моей сочинит».

Это стихотворение – последнее, где появляется образ матери, оно завершает материнскую линию в поэзии Гаврилова, и само становится той песней, что «в памяти жива», в которой вечно жив образ матери, и собственной матери поэта, и обобщенный образ материнства: крестьянки, труженицы, женщины с трудной судьбой.

Таким образом, и Некрасов, и Гаврилов дают поэтическое воплощение образа матери, одновременно наполняя его сложным философским содержанием и упрощая художественные формы.

Заключение

Подытоживая все вышеизложенное, можно, прежде всего, выделить тему матери как особое литературное явление, изначально свойственное русской поэзии, прошедшее в своем развитии все этапы истории литературы и занимающее значительное место в древней, классической и современной поэзии. Исследование подтвердило высокую степень устойчивости проявлений темы и образа матери на большом временном отрезке, а также чрезвычайную устойчивость сущностных черт образа матери в разные периоды и у разных авторов, в том числе у Н.А.Некрасова и А.С.Гаврилова. Более того, в русской литературе особенно очевидно наследование некрасовской линии развития темы матери.

Особое месте в творчестве Некрасова занимает тема женщины-матери. Елена Николаевна Некрасова, образованная и добросердечная женщина, играла важную роль в воспитании поэта, ей посвящены строки: «О мать моя, подвигнут я тобою: / Во мне спасла живую душу ты!» Творчество Н. Некрасова никогда не перестанет быть актуальным хотя бы потому, что оно, будучи в своей генетической основе квинтэссенцией национальной духовной культуры, всецело обращено в будущее. Так, хочется надеяться, станет и с творчеством А.Гаврилова, когда оно будет изучено более полно.

Образ матери является центральным в поэтическом мире Некрасова и возвышается от частного – посвящений собственной матери – до всеобщего и высшего в русской поэзии аспекта материнства – образа родины. У Гаврилова и так, и не так. Мать не так часто становится у Гаврилова синонимом родной земли, хотя и ассоциируется иногда с «малой родиной». Только стихотворение «Маме» – это воспоминание-обращение к матери. Образ ее, начиная с этого стихотворения и до конца, соединен с образом его малой родины, природы.

В связи с образом матери, на наш взгляд, нужно отметить следующие: всякий, кто анализирует его в творчестве Некрасова и Гаврилова, помимо необходимых нравственных черт личности должен обладать достаточно широкой эрудицией и, в первую очередь, обратиться к изучению славянской, христианской мифологии, произведений литературы Древней Руси (в том числе «житийных» и «потаенных»), которые легли в основу религиозно-философского мировидения этих поэтов.

Таким образом, мать сыграла большую роль в духовном становлении и в случае с Некрасовым, и в случае с Гавриловым. В результате анализа мы выделяем следующие черты, присущие русскому поэтическому образу матери в творчестве Некрасова и Гаврилова:

его повышенная связь с внелитературным контекстом – историческим, социокультурным, биографическим (начиная с Лермонтова и Некрасова особое значение в развитии темы матери приобретает наследие народного творчества). Ему также присуща высокая философская, идейно-нравственная, идеологическая нагрузка. Через образ матери в некрасовской и гавриловской поэзии традиционно выражались мировоззренческие вопросы;

образ матери появляется в их произведениях, как правило, в связи с уклоном к реализму, прозаизации, эпическому способу отображения действительности;

образ матери в творчестве Гаврилова в сфере традиционных поэтических форм, сознательного обеднения художественных средств и стремления к простоте, возникает-возвращается почти исключительно в русле так называемого демократического ответвления литературы, наследующего традициям народного творчества и Некрасова;

обращенность лирического героя к матери (форма второго лица «Ты») усиливает, как правило, идеальные черты в образе матери (восходящие к образу Богоматери); эпический способ воплощения темы матери в поэзии (образ матери в форме третьего лица – «Она») чаще других соотносит тему матери с темой родины (этот образ матери восходит к древнему образу матери-земли, почвы).

Список литературы

Ермолин Е. Ярославский стиль. Статьи по региональной культурной антропологии и семантике регионального самосознания. – Ярославль, ЯГПУ им. К.Д.Ушинского, 2007. – 107 с. — С. 3 – Режим доступа: http://yspu.academia.edu/EvgenyErmolin/Books/499461/_._2007

Некрасов Н.А. Стихотворения. Поэмы. Воспоминания современников. – М.: Правда, 1990. – 480 с.

Новикова Л. Как не вляпаться в историю. – «Золотое кольцо»,10 сентября 2009 г. – Режим доступа: http://www.goldring.ru/news/show/94040/

Сударушкин Б. «я былым звонарям сродни…»// Гаврилов А.С. У любви не бывает разлуки: Стихи. – Ростов Великий, Рыбинск: Издательство ОАО «Рыбинский Дом печати», 2008. – С.9-36.- С.25.

Сударушкин Б. Замечательные ростовцы :«Я был звонарям сродни…» Поэт Александр Сергеевич Гаврилов. – Режим доступа: http://sudar-bm.narod.ru/main/page21_2_24.htm

Сударушкин Б. Замечательные ростовцы: «Род наш корню не простого…» . Поэт Иван Алексеевич Ханаев. – Режим доступа: http://sudar-bm.narod.ru/main/page21_2_24.htm

Ермолин Е. Ярославский стиль. Статьи по региональной культурной антропологии и семантике регионального самосознания. – Ярославль, ЯГПУ им. К.Д.Ушинского, 2007. – 107 с. — С. 3 – Режим доступа: http://yspu.academia.edu/EvgenyErmolin/Books/499461/_._2007

Новикова Л. Как не вляпаться в историю. – «Золотое кольцо»,10 сентября 2009 г. – Режим доступа: http://www.goldring.ru/news/show/94040/

Сударушкин Б. Замечательные ростовцы: «Род наш корню не простого…» . Поэт Иван Алексеевич Ханаев. – Режим доступа: http://sudar-bm.narod.ru/main/page21_2_24.htm

Сударушкин Б. Замечательные ростовцы :«Я был звонарям сродни…» Поэт Александр Сергеевич Гаврилов. – Режим доступа: http://sudar-bm.narod.ru/main/page21_2_24.htm

Сударушкин Б. «я былым звонарям сродни…»// Гаврилов А.С. У любви не бывает разлуки: Стихи. – Ростов Великий, Рыбинск: Издательство ОАО «Рыбинский Дом печати», 2008. – С.9-36.- С.25.

Там же. – С.32.

Там же. — С.33.

Там же. – С.33.

Ермолин Е. Ярославский стиль. Статьи по региональной культурной антропологии и семантике регионального самосознания. – Ярославль, ЯГПУ им. К.Д.Ушинского, 2007. – 107 с. — С. 3 – Режим доступа: http://yspu.academia.edu/EvgenyErmolin/Books/499461/_._2007

PAGE

PAGE 10