Реферат подготовила Назарова Анна, учащаяся 9 класса мбоу лицея

XV городские школьные Кирилло-Мефодиевские чтения

Духовные истоки русской поэзии

Реферат

Реферат подготовила:

Назарова Анна,

учащаяся 9 класса

МБОУ лицея «Технический»

г.о. Самара

Научный руководитель:

Янцен Марина Алексеевна,

учитель русского языка и

литературы МБОУ лицея

«Технический» г.о. Самара

Самара, 2012 г.

Содержание

Введение……………………………………………………………………..3 – 4

Глава 1. Определение духовной поэзии……………………………………5 – 8

Глава 2. Истоки духовной поэзии………………………………………….8 – 10

Глава 3. Религиозная тематика в лирике А. А. Блока……………………10 – 14

Глава 4. Духовная поэзия Пастернака……………………………………14 – 18

Заключение…………………………………………………………………19 – 20

Список литературы и интернет — ресурсов……………………………….21

Введение

«Чистая красота непременно влечет к возвышенному, идеальному, к небесному…Стремление к Богу, ощущение духовного мира и божественных основ мироздания –характерны для русской поэзии…» (епископ Александр (Милеант))

Русская поэзия, как и литература в целом, проникнута особого рода историзмом – любое событие, герой, символ определённого времени понимаются в духовно-художественной общности с прошлым и будущем как часть по отношению к целому, вне приобщения к которому невозможно понять их глубинное значение. Исходя из устоявшейся традиции, поэты прослеживают закономерности родового бытия в общем литературно-историческом контексте, в котором «особенное», свойственное конкретному времени, является типичным, узнаваемым и в другие эпохи в качестве неизменных свойств, дающих целостное представление о судьбе Отечества, русского народа, национальном мироощущении.

«Мир человека надо непрестанно проветривать, иначе в нем можно задохнуться… Доставлять чистый воздух горнего мира человеку дано молитве. И молитва поручает поэзии быть ее помощницей» (архиепископ Иоанн (Шаховской))

Духовная поэзия, прежде всего, ориентирована на дух человека, постижение Божественной реальности и на достижение высшего предназначения человека – синтеза этих двух начал. Ю. Шрейдер говорит, что «духовная поэзия – это не эстетическое выражение личной связи с Богом, но поэтическое средство осуществить эту связь… в духовной поэзии эстетический момент не самоценен, но служит тому, чтобы облегчить адресату вхождение в молитвенное состояние». Можно выделить две составляющих духовной поэзии: художественную и религиозную. Именно на их пересечении рождается феномен духовной лирики. Цель поэзии – при совершенстве формы становиться невольной молитвой, но молитвой, открытой для другого. Поэзия помещается между молитвой, устремленной к Богу, и диалогом с читателем.

Цель работы: исследовать особенности духовной поэзии в русской литературе на рубежах веков, а также истоки духовной поэзии.

Для этого необходимо решить следующие задачи:

выявить теоретические представления исследователей о духовной поэзии как понятии;

проанализировать духовную лирику поэта Бориса Леонидовича Пастернака на примере его стихотворений;

проанализировать духовную лирику поэта Александра Александровича Блока на примере его стихотворений;

сделать выводы о том, какое место и значение имеет духовная тематика в лирике Б. Пастернака и Блока.

Прежде всего, обратимся к тому, что же такое духовная поэзия, какой смысл вкладывали в это понятие исследователи духовных стихов.

Глава 1. Определение духовной поэзии.

Борис Соколов, автор статьи о духовных стихах в Литературной энциклопедии 1930-го года издания, так определяет понятие духовные стихи: «Духовные стихи – эпические, лирико-эпические или чисто лирические песни религиозного содержания». Далее исследователь пишет, что духовные стихи являются древнеисторическим явлением: «В старину носителями и вероятно слагателями многих духовных стихов были «калики» – пилигримы, путешественники по святым местам. Паломничество в Иерусалим, Царьград и другие святые места в русское средневековье приобретало порой стихийный массовый характер, так что церковной и светской власти приходилось принимать против него ряд запретительных мер.

Ни в коем случае нельзя считать, чтобы паломники выходили исключительно из «низов» общества; главарями «каличьих дружин» часто бывали представители высших правящих классов как светских, так и церковных». Автор статьи также говорит, что духовные стихи имели характер, сходный с былинами и называет такие древнерусские произведения как былины о Голубиной книге, об Анике-воине. В этих произведениях идёт речь о вымышленных персонажах и вымышленных событиях, но то, что описывается в них, имеет определённо религиозный характер. Например, в Голубиной книге (название от слова «глубина», т. е. это книга глубокой премудрости) говорится о создании мира, о том, оттуда взялись ветер, солнце, звёзды и другие явления, а так же о том, кто и что является самым главным на земле. Мне бы хотелось обратить немного внимания на это произведение. Голубиная книга, Стих о Книге Голубиной (или Глубинной – от глубины премудрости, в этой книге заключающейся; св. Авраамия Смоленского, жившего в конце HYPERLINK «http://ru.wikipedia.org/wiki/XII» \o «XII»XII и начале HYPERLINK «http://ru.wikipedia.org/wiki/XIII» \o «XIII»XIII века, обвиняли в чтении Глубинных книг; голубиной книга стала называться у народа под влиянием известного символа HYPERLINK «http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%B2%D1%8F%D1%82%D0%BE%D0%B9_%D0%94%D1%83%D1%85» \o «Святой Дух»Святого Духа) – одно из важнейших и распространеннейших произведений нашей духовно-народной литературы. Он дошёл до нас более чем в 20 вариантах.

Такая популярность стиха объясняется тем, что он давал нашим неграмотным предкам ответы на самые важные HYPERLINK «http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BE%D1%81%D0%BC%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D1%8F» \o «Космогония»космогонические вопросы и вместе с тем удовлетворял пытливости их фантастически настроенного ума относительно нынешнего состояния вселенной и разных любопытных предметов, имеющихся на земле. В большей части вариантов стих начинается с эпического введения, в котором рассказывается, как в городе Иерусалиме при царе Давиде Евсеевиче из тучи с небес выпадает книга громадных размеров, к которой никто не решается приступиться.

В этом же введении упоминается сын Давида HYPERLINK «http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%BC%D0%BE%D0%BD» \o «Соломон»Соломон как наиболее известный представитель всякой премудрости и старец Захария, в котором, вероятно, слиты два лица: отец Иоанна Предтечи, наиболее известный из священников иерусалимских, и HYPERLINK «http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D1%80%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%BA» \o «Пророк»пророк Захария. Наконец, в том же введении говорится о 40 царях, 40 князьях и пр., которые съехались к Голубиной книге (сорок есть эпическое число русской HYPERLINK «http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%BE%D1%8D%D0%B7%D0%B8%D1%8F» \o «Поэзия»поэзии), и о том, как Давид вступает по поводу книги в беседу с царем HYPERLINK «http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D1%82_%D0%92%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D1%82%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87» \o «Волот Волотович»Волотом Волотовичем, по другим – Володимиром Володимировичем. Владимир – эпический князь, является заменой чужого и чудного имени.

Главная часть стиха заключает в себе ряд вопросов, которые задает HYPERLINK «http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D1%82» \o «Волот»Волот или HYPERLINK «http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D1%82%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D0%BD» \o «Волотоман»Володимир Давиду, и ответов последнего «по памяти, как по грамоте»; вопросы касаются происхождения мира (Отчего зачался у нас HYPERLINK «http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B5%D0%BB%D1%8B%D0%B9_%D1%81%D0%B2%D0%B5%D1%82» \o «Белый свет»белый свет? Отчего зачалось HYPERLINK «http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BE%D0%BB%D0%BD%D1%86%D0%B5» \o «Солнце»солнце красное?), природы человека (Отчего взяты телеса наши? Отчего зачались кости крепкие?), происхождение сословий (Отчего у нас в земли цари пошли? Отчего зачались князья-бояры?) и потом лучших или первых в своем роде вещей (Которая земля землям мати? Который царь над царями царь?). Главнейшим источником этой части стиха служит чрезвычайно распространенный в нашей древней письменности памятник, известный под именем «HYPERLINK «http://ru.wikipedia.org/w/index.php?title=%D0%91%D0%B5%D1%81%D0%B5%D0%B4%D1%8B_%D1%82%D1%80%D1%91%D1%85_%D1%81%D0%B2%D1%8F%D1%82%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B9&action=edit&redlink=1» \o «Беседы трёх святителей (страница отсутствует)»Беседы трёх святителей». Вследствие этого каждый из основных ответов Давида может представить материал для целого исследования, которое выяснит ту или другую сторону мировоззрения любознательного русского простонародья и её часто очень сложный HYPERLINK «http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B5%D0%BD%D0%B5%D0%B7%D0%B8%D1%81» \o «Генезис»генезис.

Далее Борис Соколов пишет: «Расцвет лиро-эпических и, главным образом, лирических стихов падает на XVII и позднейшие века в связи с развитием старообрядчества и сектантства. По форме своей эти духовные стихи стоят в связи с расцветшей у нас под влиянием юго-западной литературы «виршевой» поэзией и носят характерные названия «псальм» и «кантов». Эти духовные стихи наряду с устной традицией, широко распространены были уже в XVII в. в рукописных тетрадках и даже цельных сборниках.

Большое количество старообрядческих стихов касается тем о пришествии антихриста и кончине мира, о соблазнах мира и бегстве для спасения в «пустыню» с восхвалением пустынного жительства. Особую группу старообрядческих духовных стихов занимают стихи с историческим содержанием из жизни старообрядчества и его толков, стихов, имеющих сатирический обличительный характер: обличение недостатков жизни, обычаев, гражданских порядков бытовой жизни. Наконец, имеются многочисленные духовные стихи на религиозно-исторические и нравоучительные темы: о наказании, молитве, загробном мире и прочем.

Таким образом, можно заключить, что духовные стихи имели не только православную направленность. Духовные стихи – это лирические произведения, религиозного содержания со всем множеством тематик, мыслимых и немыслимых, соответствующих правде и не соответствующих ей, приносящие пользу душе и приносящие ей вред. Но в данной работе мы не будем уделять внимания не православной духовной поэзии, а обратимся именно к православным лирическим сочинениям.

Учёный Г. П. Федотов пишет: исследования показали, что в основе духовных стихов всегда лежали книжные повести, более или менее церковного происхождения. Почти во всех случаях источники их находятся или в Священном Писании (вернее, в церковных чтениях на тексты Писания), в житиях святых или в различных апокрифах. Следовательно, первоначальными авторами стихов должны были быть люди или книжные, или, по крайней мере, если не начитанные, то наслышанные в церковной письменности. Однако свобода обращения их с церковными текстами и многочисленные искажения источников ставят их под чертой книжности, ниже среднего уровня древнерусской интеллигенции. Если под народом понимать низшие культурные слои его, то слагатели духовных стихов принадлежат не к народу, а к народной интеллигенции.

Переходя от неведомых нам творцов к современным исполнителям, мы приходим к тому же выводу. Духовный стих живет не в широких народных массах, подобно сказке или пословице. Его носителем является класс профессиональных певцов, одаренных и обученных, постоянно соприкасающихся с церковью. Чаще всего слепцы, с мальчиком-поводырем, обходят храмы и монастыри во время приходских праздников и исполняют свои стихи у церковных стен среди собравшейся на богомолье толпы. В самих храмах или в монастырской трапезной, прислушиваясь к уставным чтениям, они, подобно их предкам, могут черпать вдохновение к новым темам.

Таким образом, изучение религиозного содержания духовных стихов ведет нас не в самую глубь народной массы, не в самую темную, близкую к язычеству, среду ее, но к тем высшим ее слоям, где она тесно соприкасается с церковным миром. Духовные певцы являются посредниками между церковью и народом, они переводят на народный язык то, что наиболее поражает их воображение.

Бродячие певцы, живущие подаянием, принадлежат к классу убогой, нищенствующей Руси, и это не могло не отразиться на их социальном идеале. Высокая оценка нищенства и бедности, конечно, является общенародным и даже общехристианским достоянием, но особое ударение, особо любовная трактовка этой темы в стихах объясняется, может быть, социальным происхождением сказителей. Два самых излюбленных стиха служат прославлению нищенства: стих о Лазаре и о Вознесении.

Духовные стихи в своих лучших образцах достигают огромной, потрясающей силы. Если можно говорить о гениальности в применении к «безличному» народному творчеству, то здесь мы имеем дело с созданием народного гения. Во всяком гениальном создании искусства сквозь личную и социальную природу художника зримо проступает гений нации. Делая все необходимые оговорки, мы все же можем искать в духовных стихах выражения глубочайших подсознательных стихий религиозной души русского народа – с не меньшим правом, чем в созданиях великих писателей XIX века. Ибо в них мы имеем дело с устойчивой многовековой школой, которая, питаясь церковным вдохновением, обращается к самой широкой массе и должна удовлетворять ее, которая не знает, подобно литературе образованной интеллигенции, трагического раздвоения между религией и культурой. Но духовные стихи не всегда были плодом творчества народа.

Глава 2. Истоки духовной поэзии.

С распространением письменности на Руси, повышением грамотности, появляются и те, кто начинает профессионально заниматься написанием стихов на духовную тематику. Но вопрос о традиции в современной духовной поэзии остается открытым. История духовной лирики насчитывает несколько столетий (не считая церковную литургическую и богослужебную поэзию). В XVII  в., когда закладывались основы русского стихосложения, духовная поэзия выходит из границ узко церковной литургической традиции и соприкасается с зарождающейся светской литературой. Примером того, что духовная поэзия в то время существует в двух измерениях (светском и религиозном), служит творчество Симеона Полоцкого (1629 – 1680) и его ученика Сильвестра Медведева (1641 – 1691).

Симеон Полоцкий писал преимущественно на книжном, так называемом славяно-русском языке (церковно-славянском). Подавляющее большинство его произведений не датировано. Из датированных наиболее ранние относятся к 1648 году. Творческое наследие поэта богато и разнообразно. Немало произведений написано им на традиционные церковно-религиозные темы. В некоторых из них поэт затрагивает актуальные вопросы общественной жизни своего времени, проблемы воспитания, образования и многие другие темы. Значительный вклад внес Симеон Полоцкий в развитие стихосложения на восточнославянских землях. Поэт во многом смог преодолеть однообразие и монотонность его звучания, придать ему большую динамичность и легкость, облечь в более совершенную форму. Симеон Полоцкий писал стихи не только на духовную тематику, его перу принадлежат также стихи, в которых он обращается к царю («Стихи к государю царевичу»), где им обсуждаются различные государственные дела («Диалог краткий») и вообще жизнь. Но также есть и стихи, написанные на духовную тематику («Стихи на Рождество Христово», «Стихи на воскресение Христово» и другие).

Сильвестр Медведев – автор многих стихов, нескольких сочинений на богословские темы: «Книги о манне хлеба животнаго», «Известие истинное православным…» После казни на все сочинения Сильвестра Медведева был наложен строжайший запрет, они были приговорены к уничтожению. По своим религиозно-философским предпочтениям Сильвестр Медведев был последователем Симеона Полоцкого.

Особого расцвета духовная поэзия достигает в XVIII в., когда она, с одной стороны, продолжает отдаляться от церковных канонов, с другой, – вырабатывает новые, литературные. Практически все ведущие поэты того времени «отдали дань» религиозной тематике. Так, у Михаила Ломоносова есть такие стихи духовного содержания «Утреннее размышление о Божием Величии», «Вечернее размышление о Божием Величестве при случае великого северного сияния» и другие. В них великий русский деятель показывает себя истинным христианином, преклоняющимся перед своим Творцом.

В  XIX в. религиозная направленность («сюжетная», перелагающая события Ветхого и Нового Заветов и переложения-перевода) теряет  ведущие позиции. Поэтов больше интересуют жанровые возможности духовной поэзии: исповедь, молитвы. В тот период за исключением нескольких имен, для которых духовная тема была доминирующей (В.Кюхельбекер, Ф.Глинка), она «рассредоточивается» по всему творчеству, не выдвигаясь на первый план (А.Пушкин, М.Лермонтов, Ф.Тютчев, А.Майков, А.Толстой, Я.Полонский, К.Р. и др.).

У Александра Сергеевича Пушкина таких лирических произведений немало: «Монах», «Молитва», «Монастырь на Казбеке», «Пророк» и др. У Михаила Юрьевича Лермонтова находим следующие стихотворения духовного содержания: «Пророк», «Ангел», «Молитва» и др. У Николая Языкова стихотворение «Молитва», у Дениса Давыдова «Богомолка», у Баратынского «Мадонна» и, конечно, это не единственные поэты, писавшие духовные стихи.

На рубеже  XIX – XX вв. поэты Серебряного века не только обращаются к традиционной православной духовности, но и пытаются восстановить или создать новые культы, теософские системы (творчество А.Блока, В.Брюсова, Н.Гумилева, А.Белого и др.).

Политические катастрофы, произошедшие в стране в первой трети ХХ в., казалось бы, должны были оторвать поэзию от присущей ей духовной тематики, однако в творчестве некоторых поэтов сохранялась духовная устремленность, пронизывающая их художественный мир (М.Волошин, М.Кузмин, Б.Пастернак, М.Цветаева, А.Тарковский).

Да, в советское время интерес к духовной лирике значительно понизился в связи с гонениями на церковь. Но в начале века всё-таки было немало поэтов, посвящавших свои стихотворения Всевышнему. Среди них: Сергей Есенин («Чую радоницу Божью…», «Шёл Господь пытать людей в любови»), Надежда Тэффи («Есть в небесах блаженный сад у Бога…», Зинаида Гиппиус («Христианин», «Другой христианин»), Анна Ахматова («Рахиль», «Лотова жена»), Валерий Брюсов («Адам и Ева», «Ангел бледный») и другие. Таким образом, духовная поэзия проделала путь от внешней формы до внутренней сути, растворившись в мировоззрении и мировосприятии поэтов.

Среди тех, кто по-своему отразил видение мира, своё ощущение Бога в духовной лирике, стоят Борис Пастернак и Александр Блок. Они пережили страшные годы, когда наша страна из Российской империи превратилась в Союз Советских Социалистических Республик, своими глазами увидели революцию и всё, что она принесла. Их духовная поэзия также необычайна: в ней мы можем почувствовать не только осознание авторами своей веры в Бога, но также увидеть их отношение к тому, что происходило тогда вокруг них. Обратившись к анализу некоторых стихотворений Блока и Пастернака, постараемся понять: каким же было духовное состояние поэтов, как оно отразилось в их лирике, и какую роль играет религиозная тематика в их поэзии.

Глава 3. Религиозная тематика в лирике А. А. Блока.

Александр Блок принадлежал к числу тех людей, которых отнюдь нельзя было назвать воцерковлёнными православными христианами, но которых, тем не менее, нельзя было и назвать неверующими людьми. Блок рос в семье, где, безусловно, моральные принципы и нравственность были на высоком уровне. Но в его семье не приняты были совместные молитвы, посты, регулярное посещение храмов.

И тем не менее, обращаясь к духовной тематике стихотворений Блока, мы видим правильное христианское восприятие мира поэтом, хотя в некоторых стихотворениях христианские мотивы искусно переплетаются с любовными, фантастическими мотивами.

Часто Александр Александрович обращается к православию лишь потому, что это религия его Родины, которую поэт любил, любил и в грязи, и в царских одеяниях, несчастную и торжествующую, веселящуюся и находящуюся в упадке – Блок был настоящим патриотом.

Духовная тематика не была основной в лирике Блока. Но то немногое, что было написано им в этом направлении, представляет собой немалый интерес не только потому, что эти стихи написаны великим русским поэтом, а главное потому, что эти стихи принадлежат перу типичного в плане религиозности человеку эпохи разрушения вековых традиций, православных устоев и наступления безбожных годов.

Читая духовные стихи Блока, мы начинаем лучше понимать, что привело народ к восстанию, революции и разгрому Российской империи. Ответ на этот вопрос мы узнаем, обратившись к анализу некоторых стихотворений поэта.

* * *

Грешить бесстыдно, непробудно,

Счет потерять ночам и дням,

И, с головой от хмеля трудной,

Пройти сторонкой в божий храм.

Три раза преклониться долу,

Семь – осенить себя крестом,

Тайком к заплеванному полу

Горячим прикоснуться лбом.

Кладя в тарелку грошик медный,

Три, да еще семь раз подряд

Поцеловать столетний, бедный

И зацелованный оклад.

А воротясь домой, обмерить

На тот же грош кого-нибудь,

И пса голодного от двери,

Икнув, ногою отпихнуть.

И под лампадой у иконы

Пить чай, отщелкивая счет,

Потом переслюнить купоны,

Пузатый отворив комод,

И на перины пуховые

В тяжелом завалиться сне…

Да и такой, моя Россия,

Ты всех краев дороже мне.

26 августа 1914

В этом стихотворении Александр Блок не столько говорит о духовных вещах, сколько о самой России его времени. М. В. Михайлова говорит об этом стихотворении следующее: «Написано в 1914 году. Стихи поистине страшные. Вот оно, это удивительное состояние русской жизни, когда можно пойти в храм и в тот же день совершить страшные злодеяния, жить во внешнем христианском благочестии, а на самом деле ничего не знать ни о Христе, ни о Евангелии.

Блок это видел прекрасно, он понимал, что это состояние духа во многом привело к революции». Уже с первых строк ощущается размах широкой души русского человека, который всё делает в полную силу, и даже впадая в крайности:

Грешить бесстыдно, непробудно,

Счет потерять ночам и дням…

Но разгульность и максимализм не являются единственными чертами русского человека. Русскому так же всегда была свойственна религиозность:

И, с головой от хмеля трудной,

Пройти сторонкой в Божий храм.

В сознании русского человека испокон веков сочетались два этих противоречащих друг другу качества – безудержное веселье и глубокое покаяние:

Три раза преклониться долу,

Семь – осенить себя крестом,

Тайком к заплеванному полу

Горячим прикоснуться лбом.

Но, как показывает нам поэт, это покаяние в его время стало неискренним. И человек, едва выйдя из стен ограды храма, тут же вновь становится жестоким, эгоистичным и алчным:

А воротясь домой, обмерить

На тот же грош кого-нибудь,

И пса голодного от двери,

Икнув, ногою отпихнуть.

И всё это делается с таким видом, словно так и должно быть. Причём человек совершенно не осознаёт, что это неправильно. Такая жизнь становится для него нормой. В этом и кроется падение души:

И под лампадой у иконы

Пить чай, отщелкивая счет,

Потом переслюнить купоны,

Пузатый отворив комод,

И на перины пуховые

В тяжелом завалиться сне…

Но всё-таки Блок любит Россию в любом её состоянии: и в упадке, и в нищете; и в тяжелое для неё время он, как верный сын, остаётся при своей Родине-матушке:

Да, и такой, моя Россия,

Ты всех краев дороже мне.

* * *

Ты отошла, и я в пустыне

К песку горячему приник.

Но слова гордого отныне

Не может вымолвить язык.

О том, что было, не жалея,

Твою я понял высоту:

Да. Ты – родная Галилея

Мне – невоскресшему Христу.

И пусть другой тебя ласкает,

Пусть множит дикую молву:

Сын Человеческий не знает,

Где приклонить ему главу.

30 мая 1907

В этом стихотворении любовные мотивы сливаются с религиозными. Когда мы только начинаем читать это стихотворение, у нас складывается впечатление, что брошенный лирический герой страдает по ушедшей возлюбленной:

Ты отошла, и я в пустыне

К песку горячему приник.

Но слова гордого отныне

Не может вымолвить язык.

Но в то же время у нас складывается аллюзия на один евангельский фрагмент, в котором говорится об искушении Иисуса в пустыне сатаной после сорокадневного поста Спасителя. После поста плоть смиряется и поэтому здесь говорится о том, что не может вымолвить язык и одного гордого слова. И мы знаем, что смирение является очень сильным оружием против бесов:

О том, что было, не жалея,

Твою я понял высоту:

Да. Ты – родная Галилея

Мне – невоскресшему Христу.

И здесь, во второй строфе уже прямо говорится о том, что пустынный страдалец – это и есть Христос. А в роли возлюбленной выступает Галилея – место, где провёл своё детство и юность Иисус. Но почему же Христос называет здесь себя невоскресшим? А называет так он себя потому, что здесь в силу опять вступают любовные мотивы. Возлюбленная Галилея покинула Христа и поэтому Иисус, как брошенный несчастный влюблённый просто не в силах воскреснуть.

В последней строфе переживания лирического героя достигают своей вершины:

И пусть другой тебя ласкает,

Пусть множит дикую молву:

Сын Человеческий не знает,

Где приклонить ему главу.

Итак, в этом стихотворении образ Мессии и Галилеи представлены нам как образы влюблённого и возлюбленной, но любовь эта, увы, несчастна, она не взаимна, та, что любима, покидает любящего, оставляя его совсем одного.

Михайлова М.В. пишет об этом лирическом произведении следующее: «Стихотворение все построено на евангельских цитатах: поэт говорит о России, в то же время о Галилее, в которой Христос был принят, но ведь и оплакивает он потом Иерусалим, и умирает он на Голгофе в Иерусалиме, не на родной земле. Так вот для Блока Россия – это и самая большая надежда, и самая большая печаль, потому что последние годы его жизни – это размышления о судьбах России и очень сложная встреча с русской революцией». «Устроить так, чтобы все стало новым, чтобы лживая, грязная, скучная, безобразная наша жизнь стала справедливой, чистой, веселой и прекрасной жизнью…» – увлечённый этой идеей, поэт в 1918 году пишет поэму «Двенадцать», в которой также присутствуют евангельские мотивы.

Таким образом, можно сделать вывод, что духовная тематика в лирике Блока становится окном в раскрытии более значимой для поэта темы Родины. Православие и Россия слились в единое целое: уже невозможно, казалось бы, представить нашу страну без этой веры. Но всё-таки приходят безбожные времена… Отражение этого надрыва в истории нашей страны, этого страшного времени мы и видим в поэзии Александра Блока.

Глава 4. Духовная поэзия Пастернака.

Говоря о духовной поэзии писателя, конечно же, необходимо обратиться к стихотворениям, в которых идёт речь о Боге, Иисусе Христе, Его деяниях, о временах и событиях, описанных в Библии. Основная часть таких стихов содержатся в романе Бориса Леонидовича «Доктор Живаго». К духовным стихотворениям среди них можно отнести следующие лирические произведения: «На страстной», «Рождественская звезда», «Дурные дни», два стихотворения с одноимённым названием «Магдалина», «Гефсиманский сад».

Все эти произведения посвящены евангельским событиям. «На страстной» – стихотворение о последних муках Христа и Его распятии; «Рождественская звезда» – о рождении Иисуса Христа, о посещении Младенца волхвами и пастухами; «Дурные дни» – стихотворение, так же, как и «На страстной», посвящённое последним дням Христа на земле; два стихотворения с одним названием «Магдалина» написаны от имени одной из учениц Христа Марии Магдалины; «Гефсиманский сад» – о пребывании Иисуса Христа в Гефсиманском саду перед тем, как Его предал Иуда.

Проведя анализ данных стихотворений, мы постараемся понять отношение автора к христианству, его истокам. Мы узнаем, каковым является восприятие Пастернака православия и насколько сам он является православным христианином.

Обратимся к одному из вышеперечисленных стихотворений Бориса Леонидовича и рассмотрим подробнее содержание его.

«Магдалина»

У людей пред праздником уборка.

В стороне от этой толчеи

Обмываю миром из ведерка

Я стопы пречистые твои.

Шарю и не нахожу сандалий.

Ничего не вижу из-за слез.

На глаза мне пеленой упали

Пряди распустившихся волос.

Ноги я твои в подол уперла,

Их слезами облила, Иисус,

Ниткой бус их обмотала с горла,

В волосы зарыла, как в бурнус

Будущее вижу так подробно,

Словно ты его остановил.

Я сейчас предсказывать способна

Вещим ясновиденьем сивилл.

Завтра упадет завеса в храме,

Мы в кружок собьемся в стороне,

И земля качнется под ногами,

Может быть, из жалости ко мне.

Перестроятся ряды конвоя,

И начнется всадников разъезд.

Словно в бурю смерч, над головою

Будет к небу рваться этот крест.

Брошусь на землю у ног распятья,

Обомру и закушу уста.

Слишком многим руки для объятья

Ты раскинешь по концам креста.

Для кого на свете столько шири,

Столько муки и такая мощь?

Есть ли столько душ и жизней в мире?

Столько поселений, рек и рощ?

Но пройдут такие трое суток

И столкнут в такую пустоту,

Что за этот страшный промежуток



Страницы: 1 | 2 | Весь текст