Реферат по теме №6 «Обязательственное право» Автор преподават

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

БЕЛГОРОДСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

Кафедра государственно-правовых дисциплин

Дисциплина Римское право

Реферат

по теме №6 : «Обязательственное право»

Автор: преподаватель кафедры ГосПД

канд. юрид. наук

старший лейтенант милиции

Надежин Г.Н.

Белгород — 2005г.

ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВО

Понятие и сущность обязательства. Объект, субъект обязательства.

Виды обязательств из договоров.

Исполнение и способы обеспечения обязательств.

Ответственность по обязательствам.

5. Виды обязательств. Контракты.

Введение.

Если при изучении бонитарной собственности главное внимание было обращено на преторскую формулу, поскольку на последней строится вся юридическая конструкция, то при изучении обязательственного права следует обратиться к теоретическим построениям римских юристов, которые разработали обязательственные отношения и подвели итог всему, что было сделано в этой области.

Эта тема имеет прямую связь с современным гражданским правом: на теоретических изысках римских юристов основано большинство положений обязательственных правоотношений в современном гражданском праве.

В своем классическом состоянии обязательственное право достигает особенных успехов, становится наиболее разработанной частью римского права. В нем выделяется общая часть, касающаяся таких общих вопросов, как понятие обязательства, его виды, учение о договорах, их содержании, условиях действительности, обеспечении, ответственности сторон и др.

Наряду с вещным правом, обязательственное право является составной частью имущественного права. Если вещное право закрепляет господство лица над вещью (имуществом) от своего или чужого имени, то обязательственное право есть правовая форма перехода имущества от одного лица к другому. Оно представляет собой совокупность правовых норм, регулирующих отношения, связанные с возникновением и прекращением обязательств.

Вопрос №1: Понятие и сущность обязательства. Объект, субъект обязательства.

Под обязательством римские юристы понимали правовую связь между кредитором и должником.

Обязательство (obligatio) есть правовое отношение, в силу которого одна сторона — кредитор — имеет право требовать, чтобы другая сторона -должник — передала кредитору какую-либо вещь (например, дала (dare) что-либо в собственность); сделала (facere) (например, построила дом); воздержалась от каких-либо действий (nоn facere) (например, не чинила бы препятствий при ловле рыбы в озере, ей принадлежащем); предоставила что-нибудь (praestare), то есть обязалась возместить причиненный вред.

Под предметом обязательства понимается объект, на который распространяются обязательства — вещи, деньги, услуги, работы, т.е. все, что не противит закону и здравому смыслу.

Юрист Павел (III в.), определяя содержание обязательства, разграничивал «право на вещь» и «право требовать» действие: «Сущность обязательства не в том, чтобы сделать какой-нибудь предмет нашим, или какой-нибудь сервитут нашим, но чтобы связать другого перед нами, дабы он дал что-нибудь, сделал или предоставил». Обязательство означает определенные ограничения, обременения, стеснения свободы. В силу обязательства обязанная сторона вынуждена что-то исполнить. Поэтому римские юристы определяли обязательство как «правовые узы» (juris vinculum), в силу которых мы связаны необходимостью что-либо исполнить согласно законам нашего государства» (1.3.13).

В обязательстве заключались два важных момента: во-первых, одна сторона вправе требовать; во-вторых, другая сторона обязана исполнить требуемое. Такое требование можно назвать долгом. Обязательство рассчитано на будущее время. Это есть отношение, основанное на доверии, его именуют кредитным (credo — верю).

Сторона, имеющая право требования, именуется кредитором’, другая сторона, на которой лежит обязанность исполнения требования кредитора, именуется должником (дебитором). Если должник добровольно не исполняет лежащие на нем обязанности, то кредитор может принудительно осуществить свое право требования. Средством принуждения является иск (actio) и принудительное взыскание. Согласно Модестину, «должником считается тот, с кого можно взыскать против его воли».

В древнейшее время в случае неисполнения должником своего обязательства кредитор имел право завладеть не только имуществом, но и личностью должника, вплоть до его убийства или продажи в рабство.

В конце республиканской эпохи должник стал нести ответственность только своим имуществом. С этого момента можно говорить о полноценном юридически защищаемом обязательстве.

В отличие от вещного права обязательство связывает только тех лиц, которые в нем участвуют, и поэтому кредитор может предъявить иск не ко всем, а только к лицу обязанному (должнику). Обязательство всегда является временным, т.е. изначально рассчитано на прекращение, обычно путем исполнения в ближайшее или более отдаленное время. Вещные же права (право собственности) устанавливаются на неопределенное время (можно сказать — навсегда) и не могут быть ограничены конкретным периодом.

Основанием возникновения обязательства являются договоры (contractus), а также правонарушения — деликты (delictum).

Контракт (contractus) есть договор, признаваемый цивильным правом и снабженный исковой защитой. Это такое отношение, которое, в случае его неисполнения, дает право иска.

Деликт (delictum) — это недозволенное деяние, причиняющее вред. Уже XII таблиц гласят, что если кто сломает палкой кость свободному человеку, то платит 300 ассов.

Итак, обязательства из договоров становятся главной формой установления и закрепления хозяйственных связей, активно стимулируя ремесленное и сельскохозяйственное производство, внутреннюю и внешнюю торговлю.

Договор как основание обязательств. По мере развития товарно-денежных отношений, следуя за непосредственными требованиями повседневной практики, римское право значительно расширяет круг типичных обязательственных соглашений — договоров, снабженных исковой защитой. Система таких договоров полно выражала потребности торгового оборота, находившегося в то время на исключительно высокой ступени развития. Это обстоятельство во многом определило классический характер всего римского права.

Обязательства из договоров становятся главной формой установления и закрепления хозяйственных связей, активно стимулируя ремесленное и сельскохозяйственное производство, внутреннюю и внешнюю торговлю.

Договор как основание обязательства содержал в себе соглашение сторон. «Договор является соглашением двух или нескольких об одном и их согласием» (Д.2.14.2).

Обязательство может основываться и на выражении воли одного лица, например, составление завещания. Такое, как и в нашем праве, называется односторонней сделкой. Если же обязательство порождается выражением воли обеих сторон в соглашении, то имеет место двусторонняя сделка — договор.

Таким образом, договор (contractus) есть обязательство, возникающее в силу соглашения сторон и пользующееся исковой защитой.

Договор заключался предложением (оферта) одной стороны и согласием (акцепт) с этим предложением другой стороны.

Сторонами в договоре, как и в любом обязательстве, были должник и кредитор. Договор предполагал его заключение сторонами, способными по праву вступать в обязательственные отношения (статус свободы, статус гражданства, семейный статус).

Замена должника в обязательстве (перевод долга) стала возможной путем новации — обновлением обязательства, заменой старого обязательства новым с указанием нового должника. Замена должника имела существенное значение для кредитора, поэтому требовалось согласие кредитора. Новация имела и более широкое значение, предусматривая возможность включения в обновленный договор каких-либо иных условии — изменение основания, характера, срока обязательства и др. Неудобство новации состояло в том, что она не была передачей права требования, но создавала новое обязательство. Поэтому прекращалось действие средств, обеспечивающих старое обязательство (поручительство, залог), а для замены кредитора требовалось и согласие должника. Этот недостаток устранялся цессией (уступка права требования) — кредитор с целью уступки своего права назначал прокуратора, которому поручал взыскание по своему требованию с оговоркой, что полученное прокуратор может оставить за собой.

Условия действительности договора составляли:

— его законность: договор должен соответствовать существующим правовым нормам, не посягать на правопорядок, права других лиц и быть согласным с добрыми нравами (boni mores), в противном случае он признается ничтожным (например, договор о будущем наследстве);

— воля сторон (voluntas): не признавалось наличие воли в действиях безумных, не имела юридического значения воля детей, а также воля, выраженная в шутке; воля должна иметь внешнее выражение словом, жестом, молчанием; классическое римское право признавало отсутствие воли в соглашении, когда имело место заблуждение (error), обман (dolus), угроза (metus), насилие (vis).

— в определенность содержания договора входили его предмет, цена, сроки исполнения; договор мог заключаться относительно вещей, не изъятых из оборота, быть реально исполнимым (не то, чтобы «вычерпать море, достать луну или продать гиппоцентавра»). Гай приводит пример ничтожности договора: некто обязался перед контрагентом «тронуть пальцем небо».

Толкование договора. Определенные требования предъявлялись и к толкованию договора. Случалось, что сторона говорит одно, а имеет ввиду нечто другое. Значит, договор не состоялся. В отношении закона римские юристы говорили: «Знание законов не в том состоит, чтобы соблюдать их слова, а силу и значение». Тот же принцип стали соблюдать и в отношении договора. То есть в договорном праве сталкивались два начала: толкование буквальное (no jus civile, это договор строгого права) и толкование по смыслу намерения (no jus praetorium, это договор, основанный на принципах доброй совести). Таким образом, старое правило «иногда больше значит написанный текст, чем намерения сторон» уходит в прошлое, появляется новый принцип: «в соглашениях договаривающихся сторон было признано важным обратить внимание больше на волю, чем на слова». Всякий договор есть согласие сторон. Но в согласии бывают пороки: воля могла быть выражена ясно, а сторона утверждала, что она действовала под влиянием заблуждения (error), обмана (dolus), угрозы (metus), насилия (vis).

В древнереспубликанском праве формализм проявлялся не только при заключении договора, но и при толковании его положений в суде. Суд при толковании договора был полностью связан его буквой и обязан был воспринимать его положения буквально. В связи с этим не придавалось значения смыслу договора, а также тому, что сами стороны хотели выразить в заключенной ими сделке, даже если это было очевидным.

С развитием экономики и хозяйственного оборота Древнего Рима буквальное толкование договоров стало невозможным. Суд стал более самостоятельным и уже не давал защиты формально правильным требованиям, вытекавшим из буквы договора, если, однако, они были следствием явной недобросовестности истца, т.е. суд истолковывал договор по доброй совести (bona fides).

Постепенно суд стал в первую очередь принимать во внимание не букву договора, а его смысл и содержание.

Все позднейшие виды договоров — реальные и консенсуальные — являлись договорами доброй совести (исключение — договор займа).

Вопрос №2. Виды обязательств из договоров.

Виды обязательств из договоров подразделялись на:

-вербальные — вступали в силу с момента произнесения определенной словесной формулы;

-литтеральные — приобретали силу с момента совершения определенной надписи;

-реальные — вступали в силу с момента передачи вещи;

-консенсуальные — приобретали силу с момента достижения соглашения.

Перечисленные виды обязательств признавались правом и обеспечивались предоставлением иска — правом через суд требовать устранения нарушения.

Вместе с тем, наряду с обязательствами из договоров, в структуру римского обязательственного права включались натуральные обязательства, безымянные контракты, пакты, обязательства как бы из договоров, обязательства из правонарушений (деликты), обязательства как бы из деликтов.

Натуральные обязательства возникали из сделок рабов и подвластных членов семьи, которые по цивильному праву не могли от своего имени заключать сделки, быть стороной в гражданском процессе. Эти сделки имели ограниченный правовой эффект — не обеспечивались исками, но добровольно исполненное не подлежало возврату. «В случае уплаты возврату не подлежит, так как остается натуральное обязательство» (Д. 14.6.10). Согласно уложению Юстиниана, натуральные обязательства основаны на принципах справедливости, они связаны ею (Д.46.9.6.4).

Безымянные контракты — обязательства, получившие правовую регламентацию позже того, как сложилась основная часть системы римского обязательственного права, и не включенные в нее.

Пакты — сделки, не облеченные в требуемую законом форму. Такие сделки, первоначально не признававшиеся и не имевшие исковой защиты, -«голые пакты» (nudurn pacta), со временем получают признание в праве и обеспечиваются исками — «одетые пакты» (pacta vestita).

Обязательства как бы из договоров — те имущественные отношения, признаваемые правом и обеспечиваемые исками, которые возникали из односторонних действий (из ведения чужих дел без поручения, из неосновательного обогащения и др.).

По характеру содержания договорных обязательств они подразделялись на делимые, когда объект обязательств поддавался делению без ущерба для его ценности (возврат части долга) и неделимые, например, сервитут. Римскому праву были известны альтернативные обязательства, в которых должник обязывался совершить одно из двух (или нескольких) действий, и факультативные обязательства, когда в договоре устанавливался один предмет обязательства, но должнику предоставлялось право сделать, предоставить и другое, обусловленное в договоре.

По распределению обязанностей между сторонами договоры подразделялись на односторонние (например, договор займа обязанность возлагал на одну сторону — заемщик обязывался возвратить полученное) и двусторонние (в договоре купли-продажи, например, обязанность возлагалась на обе стороны — и на продавца и на покупателя: передать проданное, уплатить цену товара).

В классическом праве преодолевается строго личностный характер договорного обязательства. Утверждается имущественная ответственность при неисполнении договора (не «кровью и мясом», как в договоре nexum), появляется возможность вступать в договорные отношения и через представителя, а также замена должника или кредитора в обязательстве.

Обязательства из правонарушений (деликты). Сохранялось деление на публичные деликты (crimen) и частные деликты — причинение вреда отдельному лицу, членам его семьи, его имуществу. В классическом римском праве не существовало такого правила, по которому всякое недозволенное деяние, причиняющее ущерб, порождает обязательство возместить ущерб. Имелся лишь перечень конкретных случаев, порождающих обязанность возмещения вреда, ущерба.

Обязательства как бы из деликтов (квазиделикты). За рамками установленного перечня деликтов недозволенными, с обязанностью возмещения ущерба, практикой стали признаваться и некоторые другие действия (например, неправомерно принятое судьей решение и т.д.).

Вопрос №3. Исполнение и способы обеспечения обязательств. Изначально обязательство рассчитано на прекращение (см. рис. 3), обычно путем исполнения. «Что может более соответствовать человеческой честности, чем соблюдать то, о чем договорились?» (Д.2.14.1) — гласил один из основополагающих принципов исполнения обязательств, вытекающих из договоров. Когда речь шла об исполнении обязательства, то важно было выяснить место исполнения и время исполнения.

Место исполнения обязательства определялось в договоре, в противном случае им было место нахождения должника, а также иск мог быть предъявлен в Риме. Место исполнения обязательства стало приобретать все большее значение по мере разрастания территории Римского государства, ибо цены на товары стали сильно разниться в отдельных областях и общинах. Если договором предусматривалось место исполнения, то оценка спорной вещи производилась в этом месте, иначе — по месту предъявления иска (Д. 12.1.22).

Время исполнения обязательства устанавливалось договором. Если же время исполнения обязательства в договоре не определено, то во всех обязательствах, в которых срок не предусмотрен, долг возникает немедленно. Но как быть, когда договор заключен, например, в Риме, а исполнить его надлежит в Карфагене? Немедленное исполнение здесь невозможно. Тогда судья в качестве «доброго мужа» определяет срок, необходимый «заботливому хозяину» для исполнения договора. Когда молчаливо подразумевается «разумный срок», то до наступления срока исполнение не может быть потребовано.

Досрочное исполнение (representatio) не всегда допускалось, так как, например, при выплате алиментов «досрочно выплаченные деньги будут проедены». Мировые сделки по алиментам требовали утверждения претора.

При просрочке (morra) — нарушение срока исполнения — должник должен уплатить высшую цену. какую имел предмет договора между моментом заключения договора и днем присуждения. Просрочка должника могла иметь следствием уплату процентов за время просрочки или (при займе) уплату штрафа в размере от 1/3 до 1/2 данной взаймы суммы (Д.22.1.32.2). В договоре могло быть предусмотрено право кредитора отступиться от договора в случае просрочки должника. Просрочивший должник также нес риск случайной гибели вещи.

Кредитор, не принявший исполненного в срок, был обязан возместить должнику излишние расходы. На просрочившего кредитора ложился также и риск случайной гибели вещи.

Способы обеспечения обязательств. Римские юристы в качестве основополагающего принципа права признавали незыблемость договорного обязательства. Если в древнем праве сила договора во многом опиралась на его священный религиозный характер, то в классический период она обеспечивалась, прежде всего, господствующей моралью и правовыми санкциями.

Более непосредственно исполняемость обязательств обеспечивалась особыми средствами, направленными на поддержание силы договора:

Задаток (arra) — денежная сумма или ценность, которые одна сторона передавала другой в подтверждение заключения договора. Задаток выполнял и штрафную функцию. Так, при нарушении договора давший задаток теряет его, а получивший обязан возвратить задаток в двойном размере.

Неустойка (stipulatio роепае) — штрафная сумма, которую должник обязан уплатить в случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательства. Если договор противоречил «добрым нравам» (boni mores), то и условие о неустойке считалось недействительным.

Поручительство (adpromissio) состояло в том, что некоторое третье лицо (поручитель) брало на себя обязательство погашения долга в случае неплатежеспособности должника.

Поручительство было договором, устанавливающим добавочную ответственность, нередко оформляемую путем стипуляции: «Обещаешь дать то же самое?» — «Обещаю дать то же самое». Кредитору, не получившему в срок, предоставлялось обратить взыскание или на должника, или на поручителя.

Залог (hypotheca), как и поручительство, устанавливал добавочную ответственность по обязательству, предусматривая обеспечение обязательства той или иной вещью, имуществом залогодателя-должника. В случае неисполнения основного обязательства заложенная вещь становилась собственностью залогодержателя-кредитора либо (позднее) он имел преимущественное перед другими кредиторами право удовлетворения своего требования за счет заложенного имущества.

Вручение какой-либо ценной вещи кредитору в качестве средства обеспечения долга было известно в глубокой древности. Однако общепризнанным средством побудить кредитора-залогопринимателя вернуть заложенную вещь (по уплате долга) была угроза бесчестия. Официальное признание залог получает только в конце периода республики. А в начале империи было постановлено, что при неисправности должника заложенная вещь поступает в продажу с тем условием, что должнику возвращается излишек, вырученный против суммы долга.

С утверждением имущественной ответственности резко возросло значение залога как наиболее эффективного способа обеспечения обязательства.

Вопрос №4. Ответственность по обязательствам.

Должник, не исполнивший или ненадлежаще исполнивший обязательство, возмещал вызванный этим убыток, ущерб (а также нес отрицательные последствия, вытекавшие из обеспечения обязательства). Нормы об ответственности за ущерб имели общее значение — распространяли свое действие и на ответственность за вред, причиненный неправомерно, по деликту.

В классическом праве достаточно четко выделяются четыре условия’, по которым наступала ответственность по обязательствам:

1. Противоправность, т.е. совершение неправомерного действия, нарушающего договор, или же несоответствие действия «добрым нравам»: соглашение, противоречащее «доброй совести» (bona fides) и «добрым нравам» (boni mores), нс имеет силы (Д. 16.3.1 ).

2. Наличие ущерба, под которым понимается как прямой, реальный ущерб («положительные потери», т.е. потеря того, что уже входило в состав имущества кредитора), так и упущенная выгода, т.е. неполученные доходы, которые кредитор получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено. То и другое вместе составляли подлежащий возмещению «интерес». Так, при гибели раба по вине нанимателя цена раба — реальный ущерб наймодателя, а недополученная им за оставшееся время договора наемная плата — упущенная выгода. При возмещении ущерба во внимание принимается не только ущерб, но и выгода (Д.9.2.33), которую наймодатель вправе взыскать с нанимателя.

3. Наличие вины (culpa). «Вина имеет место тогда, когда не было предусмотрено то, что могло быть предусмотрено «заботливым человеком» (Д.9.2.31). В римском праве различались следующие формы вины:

—умысел (dolus) — за умысел должник отвечал всегда и независимо от вида договора; более того, соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение договора признавалось недействительным;

— неосторожность (небрежность): а) грубая небрежность, грубая вина (culpa lata), т.е. «непонимание того, что все понимают» (Д.50.16.213.2); грубая вина приравнивалась к умыслу, поэтому, как и при умысле, должник отвечал по любому договору; б) легкая небрежность (culpa levis) — такое поведение, которое не допустил бы заботливый хозяин (Д. 19.2.25.7); за легкую небрежность должник отвечал только в тех договорах, которые нельзя было считать заключенными только в интересах кредитора;

— случай (casus) — это то, что заранее никто не может предвидеть: «За случай никто нс отвечает» (Д.50.17.23). Практически это означало, что отрицательные последствия случайной гибели вещи нес ее собственник, а должник освобождался от ответственности, так как в происшедшем не было его вины;

— непреодолимая сила (casus major) — это чрезвычайное обстоятельство (землетрясение, наводнение, извержение вулкана, кораблекрушение, война и т.д.); если нарушение условий договора было вызвано действием непреодолимой силы, то должник также освобождался от ответственности.

4. Наличие причинной связи между виновными действиями должника и ущербом кредитора. «Требование об убытках от правонарушения должно быть связано с тем самым обстоятельством, от которого понесен ущерб, без привнесения другой причины извне» (Д. 19.2.57).

Например, в том случае, когда продавец продал, но не передал покупателю пшеницу, и его рабы заболели и умерли от голода, продавец не нес ответственность за гибель рабов, так как она — результат нераспорядительности владельца рабов и не связана непосредственно с несдачей пшеницы.

Лишь при наличии всех четырех указанных выше условий лицо, нарушившее договор или причинившее ущерб в силу деликта (правонарушения), несло ответственность. В некоторых случаях она ограничивалась уплатой «действительной цены» утраченной вещи (Д.32.14.2). В развитом праве чаще предусматривалось возмещение всего «интереса» (Д.9.11.1). А как следствие нарушения договора — четко выработаны права кредитора и обязанности должника возместить убытки (вред), возникшие у кредитора:

кредитор был вправе требовать от должника как возмещения реального ущерба, так и упущенной выгоды;

помимо убытка кредитор вправе был взыскать с должника и проценты;

проценты взыскивались в случае просрочки должником срока исполнения договора;

при просрочке должник отвечал «за случайно наступивший вред».

Таким образом, должник отвечал перед кредитором за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства. Если должник не исполнит обязательство по своей вине, то он несет ответственность, установленную законом. В современной цивилистике такую ответственность называют контрактной. В римском праве контрактная ответственность — это ответственность за нарушение личного права кредитора (а не права любого лица как такового).

Вопрос №5. Отдельные виды обязательств. Контракты.

Наряду с общей частью обязательственного права, решением общих вопросов обязательств, другим крупным подразделением римского обязательственного права была регламентация отдельных видов обязательств (например, из договоров, из деликтов).

Виды обязательств различались по основаниям их возникновения: всякое обязательство возникает, по словам римского классического юриста Гая, «либо из договора, либо из деликта » (1.Ш.88). Это главные основания возникновения обязательств, а все остальные случаи объединялись в общую группу смесей, т.е. возникающих из различных видов оснований, а именно: «как бы из договоров и как бы из деликтов » (1. Ш. 88).

Эту четырехчленную классификацию обязательств, предложенную Гаем, выразим схематично:

Виды обязательств по основаниям возникновения

Из договоров — контракт

Из деликтов — деликтные обезательства

Как бы из договоров — квазиконтракты

Как бы из деликтов — квазиделикты

Данная лекция будет посвящена рассмотрению обязательств, вытекающих из договоров (контрактов), т.е. первой части приведенной выше классификации. Остальные три части классификации (т.е. обязательства, вытекающие как бы из договоров, из деликтов и как бы из деликтов) будут рассмотрены в следующей лекции.

Контракты (CONTRACTUS). По учению римских юристов, контракты делились на четыре основных вида (вербальные, литтеральные, реальные, консенсуальные), каждый из которых имел свои разновидности:

Виды контрактов (договоров)

вербальные: (- спонсио, — стипуляция)

литтеральные: (- синграфы, — хирографы)

реальные: (- заем — ссуда — поклажа — залог)

консенсуальные: (- купля-продажа, — договор-найма (вещей, услуг, работ), — договор поручения, — договор товарищества)

Рассмотрим каждый из отдельных видов обязательств, вытекающих из договоров (русский термин «договор» является синонимом римского «контракт»).

ВЕРБАЛЬНЫЕ КОНТРАКТЫ (VERBIS). Под вербальными (словесными) контрактами понимаются такие договоры, обязывающая сила которых заключается в произнесении определенной словесной формулы, т.е. для возникновения обязательства сторонам необходимо выразить содержание соглашения словами (verbum — слово). Когда речь идет о вербальных контрактах, то нужно иметь в виду следующие два вида обязательств: спонсио и стипуляция.

Древнейшим видом вербального контракта являлся спонсио (sponsio) — священная клятва должника, древнейший вид вербального контракта (например, в ответ на вопрос кредитора: «Обещаешь дать?» должник отвечал: «Обещаю», или: «Обязуешься сделать?» — «Обязуюсь»; «Даешь ли честное слово уплатить долг?» — «Даю честное слово»). Первоначально спонсио был доступен только римским гражданам, так как он скреплялся клятвой, а должник, который не выполнил обещания, мог защищаться только перед жрецами Рима.

Позже этим видом вербального контракта могли пользоваться и перегрины. Для них-то и появляется термин «стипуляция» (stipulatio) — словесные формулы о выполнении или невыполнении чего-либо, т.е. это то же спонсио только применительно к иностранным гражданам. В дальнейшем никакой разницы между sponsio и stipulatio не существует, так как форма сделки утрачивает свой религиозный характер. Достаточно было просто спросить: «Дашь?», «Обещаешь?», «Сделаешь?» и получить ответ: «Дам!», «Обещаю!», «Сделаю!».

Стипуляция была односторонним договором — для кредитора возникало право требовать, для должника-только обязанность исполнить.

Ввиду своей простоты и абстрактного характера стипуляция получила широкое распространение в классическом и постклассическом римском праве, стала предшественницей современного векселя.

Из других разновидностей вербального договора в литературе упоминается обещание предоставить приданое жениху, а также клятвенное обещание вольноотпущенника в верности и преданности своему патрону с возможным предоставлением ему всяческих услуг.

С течением времени вербальные договоры потеряли свой строго формальный характер: в конце республики стали писать протоколы о произведенной стипуляции, что облегчало положение должника, а также позицию претора и судьи, когда возникала необходимость в судебном разбирательстве. Из обязательства словесного возникло и постепенно распространилось письменное обязательство.

Литтеральные контракты (LITTERIS), или письменные появились позже вербальных, на рубеже 111-11 в.в. до н.э., и получили широкое распространение в классическую эпоху.

Если стороны согласились проводить расчеты по записям (littera -буква) в банковских, приходно-расходных или кредитных книгах, то такое соглашение порождало обязательство. У кредитора выданная сумма значилась в расходной части книги, а у должника — в приходной.

Ранее литтеральные контракты представляли собой согласованные сторонами записи о кредитах и долгах в приходко-расходных книгах. Им на смену приходят синграфы и хирографы — долговые документы.

Синграфы (греч. «письменный документ») — долговая расписка, своеобразный вексель, составленный в 2-х экземплярах платежный документ. Синграфы излагались в третьем лице: «Тиберий должен Титусу 100». Как и всякую долговую расписку, ее подписывали должник, а вслед за ним свидетели сделки, удостоверявшие правильность записи. Синграфы получили широкое распространение уже в последний период республики в связи с предоставлением процентных займов. Позже преимущественное употребление при составлении долговых документов получили хирографы.

Хирографы (греч. «собственноручная подпись») — типичное долговое обязательство, не требовавшее свидетелей. Хирографы составлялись от первого лица: » Я, Тиберий, должен Титусу 100″… .

Итак, литтеральные контракты приобретают силу с момента совершения определенной записи, т.е. это обязательства, вытекающие из письменной фиксации содержания соглашения. Причем существо данного договора скорее не в том, что здесь налицо письменная форма, а в соглашении об определении имущественных отношений по записям в банкирских книгах или других документах.

Реальные контракты. Под реальным контрактом понимается обязательство, возникающее при передаче вещи. Обязанность исполнения и связанная с ним ответственность наступают по реальным договорам не с момента соглашения, а с момента передачи вещи (res). Обещание передать вещь (в заем или в ссуду) само по себе еще предмета договора не составляет. Особенностью реальных контрактов является то, что вещь, полученная у кредитора, возвращается затем к последнему. Различают четыре вида реальных контрактов: заем, ссуда, поклажа, залог. Детальную разработку в римском праве получили заем, ссуда, поклажа. Они, как уже отмечалось, приобретали юридическую силу с момента передачи вещи. Соглашение сторон здесь — необходимое, но недостаточное условие для возникновения обязательства. «Пока не произошла передача вещи, обязательство из реального договора не возникает» (Д.2.14.17).

Договор займа (mutuum). С древнейших времен факт неплатежа составляет деликт (любое правонарушение, причиняющее вред). Нерасплатившийся должник-заемщик причиняет материальный ущерб своему заимодавцу-кредитору и по этой причине, естественно, наносит тяжкую личную обиду. Он находится во власти оскорбленного им и принадлежит кредитору своей физической личностью, т.е. телом. «Кто не в состоянии платить кошельком, должен платить шкурой», — гласит старая и широко распространенная пословица. На ранней ступени общественного развития этот социально опустившийся должник эксплуатируется наравне с рабом.

В классическом праве этот договор стал играть важную роль в торговом обороте, на его основании развивается институт кредита.

Заем — договор, контракт, по которому заимодавец-кредитор передает заемщику-должнику определенное количество заменимых вещей, чаще всего денег, с обязательством вернуть по истечении обусловленного договором срока или же по первому требованию такое же количество вещей того же рода и качества. Из этого определения вытекает, что вещь передастся должнику в собственность, и он может распорядиться ей по своему усмотрению (потребить, продать, подарить и пр.). Объектом займа могут быть лишь вещи потребляемые, т.е. такие, которые при пользовании уничтожаются: хлеб, зерно, масло, деньги и т.д.

Возникший в глубокой древности и применяемый первоначально в быту, заем не предполагал получения кредитором процентов (fenus) на передаваемую заемщиком сумму. Эта древняя норма права в Риме считалась священной и неприкосновенной. Но деловые отношения торгового оборота устанавливали свои правила. В классическом праве размер процентных ставок достигал 12% в год, при Юстиниане — 6%. Не допускалось начисление процентов на проценты. Защищая заемщика, зачастую более слабую сторону в договоре, бремя доказывания факта предоставления займа право возлагало на заимодателя.

Таким образом, договор займа предполагал хозяйственную выгоду одной стороны — заемщика, поэтому считался односторонним договором. Заключался договор займа только в отношении вещей, определяемых родовыми признаками, собственность на которые переходила к заемщику, и он, как собственник, нес риск случайной гибели вещи.

Договор ссуды (commodatum). Под ссудой понимается такой договор, при котором ссудодатель предоставляет ссудополучателю вещь во временное безвозмездное пользование. Ссудополучатель-должник обязан возвратить ту же самую вещь. Ссуда — договор односторонний, но не равносторонний: ссудополучатель обязан вернуть вещь в неповрежденном состоянии. А если вещь оказывалась поврежденной или погибла, то он отвечал за всякую вину (omnis culpa).

С договором ссуды римское право связывало вещи индивидуально-определенные, например, столовые сервизы, данные по-дружески приятелю или соседу для семейного праздника. Эти вещи в принципе незамени-мы: подлежит возврату не всякий сервиз, даже и лучший, а именно тот, который был дан в ссуду. Конечно, ссудодатель и ссудополучатель могут договориться между собой о чем-либо таком, что сделает иск об ущербе излишнем.

Этот договор считался безвозмездным — всю выгоду получаст лишь ссудополучатель. Здесь собственность на передаваемую вещь не переходила к ссудополучателю, и он не нес риск случайной гибели вещи. В отличие от займа ссуда предполагала передачу вещей, определяемых индивидуально, в том числе и недвижимых вещей (земля, строения), что значительно расширяло хозяйственное назначение ссуды. В быту часто называют ссудой договор займа, что является ошибочным. Поэтому для лучшего понимания разницы между ссудой и займом сопоставим признаки этих договоров.

Безвозмездность ссуды, ее назначение удовлетворять интересы лишь ссудополучателя возлагала на ссудодателя обязанность передать вещь в пригодном для ее использования состоянии, устранить недостатки вещи, мешающие се использованию, и даже возместить убытки ссудополучателя, возникшие при передаче ему вещи с пороком (если такой ее недостаток был известен ссудодателю).

Ссудополучатель должен пользоваться вещью в соответствии с ее назначением, возвратить ту же самую вещь в установленный срок или по востребованию, возместив при этом все возникшие ухудшения.

«Благодеяние, любезность, которые содержатся в договоре ссуды, должны дать поддержку, помощь тому, кому ссуда предоставляется, а нс должны его обманывать, вводить в убыток» (Д. 13.6.17.3).

Договор ссуды являлся в Риме малораспространенным, так как в этом договоре не было возможности отблагодарить за услугу. Однако благотворительный характер ссуды показывает, что индивидуализм римского классического права был не безграничным.

Договор хранения или поклажи (depositum). Типичный пример реального договора — договор хранения вещей. В понедельник утром одно лицо обязывалось перед другим принять на хранение его вещи и доставить их во вторник. Но в ночь на вторник вещи сгорели от пожара, вызванного молнией. Можно ли требовать, чтобы поклажеприниматель нес ответственность за эти вещи, поскольку он обязался принять их на хранение? Конечно, нет! Его ответственность наступает не ранее того момента, когда вещи, о которых было оговорено, будут ему переданы реально.

Юридическая сущность договора заключалась в передаче поклаже-дателем-депонентом поклажепринимателю-депозитарию вещи, имущества для безвозмездного хранения в течение определенного срока либо до востребования (т.е. возврата по первому требованию).

Договор хранения также безвозмездный, но заключался он не в интересах принимающего (как в ссуде), а в интересах передающего. Поэтому на поклажепринимателя возлагалась ответственность за повреждение вещи, за умысел и грубую неосторожность при хранении (он освобождался от ответственности лишь за легкую вину — все же договор безвозмездный). Поклажеприниматель обязан бережно и надежно хранить вещь лично, а если он передает ее ка хранение другим лицам, то под собственную ответственность. В свою очередь поклажедатель обязан был возместить (при необходимости) понесенные им в результате хранения расходы.

В некоторых случаях хранение было платным, с более строгой ответственностью хранителя.

При чрезвычайных обстоятельствах (пожар, землетрясение, наводнение) поклажеприниматель отвечал за сохранность вещи вдвойне. Различалось несколько разновидностей договора поклажи. Необычная поклажа (depositum irregulare), при которой на хранение сдается вещь, определяемая родовыми признаками, однако родовые вещи могли быть индивидуализированы, например, передача денег в шкатулке, зерна в мешке. В этом случае имел место обычный договор хранения.

Секвестер (secvestrum), при котором несколько лиц передавали на хранение определенную вещь. Чаще всего это два лица, спорящие по поводу вещи, передают ее на хранение третьему лицу (нейтральному), избранному ими до разрешения спора. Затем вещь передается лицу, признанному ее собственником.

Договор прекария (precarium) стоит некоторым особняком. Представим себе, что некто богатый и имущий передает какую-либо собственную вещь в пользование бедному и неимущему. Иначе говоря, прекарий — это передача вещи должнику (по его просьбе), который обязывался добросовестно пользоваться ею и возвратить кредитору по первому требованию (предмет договора в основном земля). Тот, кто предоставлял прекарий, обычно хотел получить от прекариста поддержку на выборах или в каком-либо ином случае.

Таким образом, высокий уровень разработки правовых вопросов в римском классическом обязательственном праве проявлялся в различении вышеперечисленных разновидностей договора поклажи.

Договор залога. Римскому праву известны три формы договора залога — fiducia, pignus, hypotheca.

Fiducia — древнейшая форма залога. В ранней римской истории в обеспечение обязательства заложенная вещь с соблюдением обряда ман-ципации передавалась в собственность кредитора при условии ее возврата должнику, исполнившему обязательство. Если даже должник и выполнял договор, то вернуть ему предмет залога или не возвращать зависело от совести кредитора (fiducia восходит к fides — совесть). Такая форма залога ставила должника в невыгодное положение. Во-первых, вещь изымалась из его хозяйства. Во-вторых, кредитор, получивший вещь в собственность, мог передать ее третьему лицу, и тогда должник при исполнении обязательства мог требовать у кредитора не саму вещь, а лишь возмещения ущерба. Наконец, в случае неисполнения должником обязательства заложенная вещь оставалась у кредитора, даже если ее стоимость намного превышала сумму долга.

На смену этой древней и грубой форме залога пришел ручной заклад (pignus), при котором заложенная вещь переходила уже не в собственность, а только во владение кредитора, и при выполнении обязательства должником (уплаты основной суммы и процентов) кредитор возвращал должнику заложенную вещь.

Наконец, третья по времени и наиболее совершенная форма залога -ипотека (hypotheca). При ипотеке заложенный предмет оставался в собственности и во владении должника (здесь речь идет главным образом о залоге земли), и только при неплатеже долга и обусловленных процентов кредитор мог взыскать залог, чаще всего по вещному иску, продать заложенную вещь и из вырученной суммы покрыть свое требование к должнику.

Следует обратить внимание на то, что в классическом праве залог не требовал определенной формы. Такое положение создавало для кредитора неуверенность: не заложено ли передаваемое в залог имущество? Лишь в поздней империи появилось правило установления залога в присутственном месте в письменной форме либо в присутствии трех свидетелей. Оформленный таким образом залог имел предпочтение перед ранее установленным неформальным залогом

Ручной заклад и ипотека получили большое распространение также в Средние века и Новое время.

Выделение реальных контрактов имело важное значение для практики. Претор первым делом выяснял, о каком контракте идет речь. Если это был реальный контракт, следующий вопрос магистрата был: «Передана ли сама вещь?» Без передачи вещи не было и ответственности.

Список использованной литературы:

Римское частное право: Учебник для ВУЗов Д. В. Дождев; Нерсесянс В. С. -2-е издание изм. И доп. М: Норм. 2003. С. -784.

Римское право : учебник для ВУЗов И. Б. Новицкий-ИКД Зерцало М. 2002. С. -256.

Маслова И.С. Римское право: Учебное пособие. – М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2002.

Новицкий И.Б. Римское право. — Изд. 6-е, стереотипное. — М.: ТЕИС, 2002.

Омельченко О.А. Основы Римского Права: Учебное пособие. — М.: Манускрипт, 2002.

Римское частное право: Учебник. / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского. – М.: Юристъ, 1996.

Савельев В.А. Римское частное право/ Проблемы истории и теории/. — М.: Юристъ, 1995.

Смирнова Н.Н. Римское право: Конспект лекций. — СПб.: Михайлов, 2000.

Хутыз М.Х. Римское частное право: Курс лекций. — М.: Былина, 1994.

Черниловский 3.М. Римское частное право: Элементарный курс. — М.: Юрист, 2001.

История Римского права. Классика Российской цивилистики.И. А. Покровский М. Статут. 2004. С. -540.

Римское право: конспект лекций. В помощь студенту. (И. В. Кудряшов М. Приор – издат. 2004. С. -128.

Римское частное право: учебник под ред. И. Б. Новицкого, И. С. Перетерского М. Юриспруденция. 2005. С.- 448

HYPERLINK «http://text.tr200.biz» http://text.tr200.biz — скачать рефераты, курсовые, дипломные работы