Реферат по Мировой политике на тему «Операция в Ираке причины,

Государственный университет

Высшая Школа Экономики

Факультет Мировой Экономики и Мировой Политики

Реферат

по

Мировой политике

на тему:

«Операция в Ираке: причины, последствия, политика США и отношения с Россией»

Выполнил: Головачёв С.С., гр. 264

Преподаватель : Мирский Г.И.

март 2007 г.

Введение

Сегодня практически каждый день в новостных сводках можно услышать о событиях, происходящих в Ираке. В этой стране, несмотря на присутствие американских войск, постоянно происходят теракты, ежедневно там погибает около 100 человек, большинство из которых – мирные жители.

Уже сегодня можно сказать о том, что операция «Шок и трепет», проведённая американцами в 2003 году, войдёт в историю. Войдёт хотя бы потому, что в результате этой операции был свергнут один из самых жестоких режимов современности – режим Саддама Хусейна. Кроме того, есть основания полагать, что после американского вторжения в Ирак Ближний Восток перестанет быть таким, каким он был последние 15 лет.

Однако, несмотря на то, что со времени вторжения в Ирак прошло уже 4 года, мира в этой стране до сих пор нет. Не нашлось в Ираке и оружия массового поражения, наличие которого явилось формальной причиной для начала иракской операции.

В связи с этим встают резонные вопросы. Для чего было американцам вторгаться в Ирак, если пресловутого оружия массового поражения там не было? Какие истинные причины были основой действий администрации Буша?

Не менее важным представляется и вопрос, что ждёт Ирак в будущем, удастся ли там наладить мирные процессы, и останется ли это государство единым и в дальнейшем, несмотря на этнические и конфессиональные различия местного населения. Более того, ситуация в Ираке, лежащем в самом сердце Большого Ближнего Востока, оказывает и будет оказывать большое влияние на обстановку во всём регионе.

И, наконец, необходимо подумать, верную ли позицию занимала и занимает Россия в иракском вопросе. Как процессы, происходящие в Ираке, влияют на нашу страну? Можно ли рассматривать иракский конфликт лишь как локальный, в том смысле, что он не являлся частью более сложной, многоходовой и запутанной геополитической игры, проводимой США?

Однозначные и, безусловно, верные ответы на эти вопросы дать практически невозможно, так как только сама история может дать истинную оценку происходящим событиям, но попытаться всё же стоит.

2

Предпосылки иракской операции

Говоря о любом историческом событии необходимо начинать с причин, поскольку иначе невозможно дать адекватную оценку этому самому событию. Итак, что послужило причинами конфликта в Ираке?

Предпосылки для вторжения в Ирак в 2003 году начали складываться ещё давно, а именно – со времён первого вторжения американцев в Ирак, более известном под названием операции «Буря в пустыне». Необходимо отметить, что до 1990-х гг. отношения Ирака и США были достаточно позитивными, ведь американцы, со времени победы исламской революции в Иране в 1979 году, рассматривали суннитский режим С.Хусейна как противовес шиитскому Тегерану. Есть даже документальные хроники, зафиксировавшие дружеское рукопожатие С.Хусейна и Д.Рамсфельда – министра обороны США (совсем недавно покинувшего свой пост), при котором и было проведено вторжение в Ирак и свержение режима Хусейна. В те времена США не смущали преступления «саддамовского» режима.

Однако времена меняются. В 1991 году С.Хусейн вторгается в Кувейт, реакцией на что явилась американская операция «Буря в пустыне» и крупное поражение «саддамовского» режима. С этих пор Ирак из фаворита американской внешней политики превратился в «государство-изгой». Тому было несколько оснований. С одной стороны, ярко выраженная экстремистская политика Ирана после смерти аятоллы Хомейни стала сходить на нет, и Ирак уже не представлял такой значимости в качестве противовеса Тегерану. С другой, стороны, в самих США после серии терактов в мусульманских странах, направленных на американских граждан, стала расти неприязнь к исламу, и тем более эта неприязнь была сильной к Саддаму Хусейну – безжалостному диктатору, напавшему на крохотный беззащитный Кувейт с его нефтяными богатствами.

Необходимо также отметить, что начало 1990-х годов – это период распада социалистической системы, распада биполярного мира. США, победившие, в конечном итоге, в «холодной войне» вдруг оказываются единственной сверхдержавой, чья экономическая и военная мощь превосходит мощь любой другой страны. Это естественно создаёт предпосылки для становления США в роли «мирового жандарма». Очевидно, что США много раз подумали бы, вторгаться ли им в Ирак в 1991 году, если это происходило бы в разгар «холодной войны», скажем в начале 1960-х гг. Но в 1991 году США оказались доминирующей силой во всём мире и уже тогда могли бы сокрушить режим С.Хусейна, но не стали этого делать, решив, что ослабленный, как экономически, так и политически, режим сам по себе придёт в скором времени в упадок. Однако этого не произошло, и с тех пор «багдадский диктатор» стал больным местом Вашингтона, так как был одним из немногих, кто нарушал идиллию американской гегемонии.

Следует сказать, что крах биполярного мира также, в какой-то мере

3

предопределил и рост исламистского экстремизма и терроризма, который, в

конечном итоге, вылился в теракты 11 сентября. Рост неприязни к Западу

начался ещё после создания государства Израиль после Второй Мировой

войны, ещё более эта неприязнь усилилась в 1970-х гг., после арабо-израильских войн и поражения Египта и Сирии. Однако весь период между окончанием Второй Мировой войны и 1991 годом был пронизан напряжением «холодной войны», которое сказывалось и на Ближнем Востоке, все процессы в этом регионе (как и в любом другом) были подчинены противостоянию двух сверхдержав. Однако после окончания «холодной войны» на Ближнем Востоке образовался своеобразный вакуум, связанный с тем, что в арабском мире разочаровались как в западной демократической модели, так и в марксизме. И этот вакуум стал заполняться (что продолжается и по сей день) религиозной идеологией – исламской, утверждающей, что путь к благополучию арабского мира лежит в самом исламе, в возвращении к его истокам. Эта идеология, помноженная на низкий уровень жизни населения, а также неприятие западной культуры как развращающей истинные ценности ислама, привела к росту экстремистских настроений в арабских странах и появлению движений, обвинявших Запад, и США в частности, во всех бедах мусульманского мира.

Несмотря на вышеуказанные предпосылки для американского вторжения в Ираке и свержения режима С.Хусейна, в 1990-х гг., при

демократе Клинтоне, США не прибегли к силовому решению иракской

проблемы. Всё изменилось с приходом к власти республиканца Дж.Буша-мл.

и после печально известных событий 11 сентября 2001 года.

Необходимо отметить, что Демократическая партия в США вообще более склонна расширять социальные расходы государства и сокращать военные. Это так, потому что большая часть электората демократов – это безработные, студенты, малоимущие семьи. В годы правления У.Клинтона военные расходы, в том числе в связи с окончанием «холодной войны», были сокращены, и это стало одной из причин того, что последние три года правления Клинтона бюджет сводился с профицитом, что, несомненно, явилось успехом.

Что касается республиканцев, то их электорат – это, во многом, военные, военные пенсионеры, поэтому в годы правления республиканцев расходы на оборону неизменно увеличиваются. Таким образом, приход к власти республиканца Дж.Буша-мл. и его администрации (состоящей преимущественно из «ястребов), представляющих, как это не избито звучит, интересы крупных корпораций ВПК и нефтяных корпораций означал, что, несомненно, США не оставят без ответа чудовищные теракты 11 сентября.

Признавая, что трагедия 11 сентября (и последующая борьба с международным терроризмом) безусловно, стала определяющей во всей внешней политике США последних лет, нужно отметить, что, помимо этого мощного катализатора, сама американская нация осознала, что является

4

доминирующей в современном мире, она оказалась готова нести ценности западной демократии всему остальному миру, нести даже «огнём и мечом»( и одной из стран «образцовой» демократии как раз должен был стать Ирак). В тоже время, удачная иракская операция должна была подтвердить претензии США на мировую гегемонию. Росту таких настроений не только в политической элите, но и в рядах обычных граждан, способствовало, в том числе, наличие в США группы евангелистов фундаменталистского направления, численностью 50-70 млн. чел., которые проповедуют миф о чуть ли не богоизбранности и мессианском назначении США.1

Таким образом, после терактов 11 сентября США ринулись на борьбу с исламским экстремизмом. Первой их мишенью стал Афганистан, затем Ирак. Очевидно, что Афганистан действительно был базой террористов, в том числе и «Аль-Каиды». Однако результаты афганской операции США весьма противоречивы. С одной стороны США сохраняют видимость контроля над страной (хотя, по признаниям самих американских солдат, они передвигаются даже по Кабулу исключительно в БМП). Кроме того, в Афганистане нет гражданской войны, подобной той, что идёт сейчас в Ираке. Но если подойти к афганской операции с точки зрения изначальной цели, а именно, — ликвидации террористической сети, то успех кампании представляется сомнительным: в Афганистане была уничтожена лишь малая часть всемирной террористической сети. «Аль-Каида», по-прежнему, существует, её лидер – Усама Бен Ладен жив, а после окончания афганской операции был совершён ещё не один теракт, унёсший жизни ни в чём не повинных людей. Более того, операция в Афганистане имела одно очень неприятное последствие – резкое увеличение объёмов разведения опиумного мака – основы для производства героина. Хотя следует отметить, что и до этого Афганистан был одним из мировых центров по производству наркотиков – экономическая ситуация в стране такова, что афганским крестьянам выгоднее выращивать мак, чем пшеницу. Тем не менее, программа по борьбе c производством наркотиков, проводившаяся правительством талибов (чей режим был свергнут войсками НАТО под предводительством американцев) в последние годы своего правления имела значительный успех: в 2001 году производство опиумного мака в Афганистане по сравнению с 2000 годом снизилось на 94%! В тоже время, ожидается, что годовое производство опиума в 2006 году вырастет по сравнению с 2001 годом в 33 раза! При этом розничная стоимость героина, произведённого из афганского опиума в 2006 году, по оценкам ООН, составляет 125-195 млрд.долл., однако, по оценкам той же ООН, из этой суммы в Афганистан поступит лишь порядка 2,7 млрд. долл.2 Интересен вопрос, кто получает остальную часть этой суммы, и почему США закрывают глаза на цветущий наркобизнес в Афганистане, который ежегодно уносит многие жизни, в том числе и в России.

Что касается последующей операции в Ираке, то она не получила безоговорочной поддержки мирового сообщества, как афганская: ООН и три державы – Россия, Франция и Германия – были против силового решения иракской проблемы. Кроме того, пресловутое оружие массового поражения так и не было найдено в Ираке ни до, ни после операции. Закономерен вопрос: неужели С.Хусейн настолько мешал американцам, неужели он действительно, после поражения 1991 года, мог представлять реальную угрозу хотя бы в регионе Ближнего Востока, не говоря уже о США? Неужели на то, чтобы устранить «багдадского диктатора» США готовы потратить миллиарды долларов? Ведь затраты на иракскую операцию, призванную принести свободу и демократию в эту страну несоизмеримо больше, чем спонсирование какой-нибудь «цветной революции» в Средней Азии с аналогичными целями. Нация, добившаяся столь огромных успехов в экономическом развитии, просто не может так неразумно транжирить свои богатства.

Роль нефти

Как правило, любое историческое событие имеет определённую экономическую подоплёку. Ярким примером могут служить Крестовые походы. В любом учебнике по истории можно прочитать, что целью этих походов было освобождение Святой Земли от мусульман, обеспечение доступа паломников к Гробу Господню и другим христианским святыням. В действительности же, целью Крестовых походов являлось установление контроля над торговыми маршрутами из Азии в Европу, принадлежавшими в то время арабам, которые и вели невероятно выгодный товарообмен (прежде всего – пряностями). Война с террором, и иракская операция в частности, которую сейчас ведут США, очень напоминает новый Крестовый поход. Возможно, именно поэтому США выгодно подогревать и так имеющие место антимусульманские настроения на Западе, ведь это служит идеологическим оправданием ведения войны (хотя подобная политика имеет и свои негативные последствия: увеличивается неприязнь и к самим США в мусульманском мире, что ведёт, в том числе, и к росту террористической активности).

Однако, что в начале XXI века может иметь такую же ценность, как пряности в Средневековье? Что является основой любой современной экономики? Ответ очевиден: энергетические ресурсы, а конкретно – нефть и природный газ. Стратегический контроль над месторождениями этих ресурсов даёт очень выгодную «козырную карту» при решении практически любых вопросов в условиях глобализации (помимо, конечно, обеспечения

6

стабильности поставок).

По разным оценкам в мусульманских странах располагается от 66 до

76% всех мировых запасов нефти, притом, что в странах Запада – только от 4

до 16,5% (такая разница в возникает из-за различных оценок нефтяных

запасов Канады, которая располагает значительным объёмом нефтеносных песков, однако их разработка и добыча нефти сопряжены как с большими

технологическими трудностями, так с высокими издержками).1 Единственная оставшаяся в мире сверхдержава просто обязана контролировать основные источники стратегических энергоресурсов и обеспечивать их стабильную поставку на Запад. Однако может возникнуть вопрос: почему же США начинают проводить столь активную внешнюю политику контроля над энергоресурсами именно сейчас?

С одной стороны, сейчас США, как уже отмечалось ранее, – единственная сверхдержава, и это обстоятельство в определённой степени развязывает американцам руки в проведении практически любой внешней политики, без оглядки на другие державы и международные организации (как это было в случае Ирака). С другой стороны, если посмотреть на данную проблему исторически, то можно сказать, что США не завоёвывают контроль над Ближним Востоком, где сосредоточено большинство запасов нефти и газа всего мусульманского мира, а лишь возвращают себе этот контроль. Можно сказать, что со времени начала промышленного использования нефти (примерно, середина XIX века) и примерно до середины XX века весь нефтяной рынок контролировался США или Великобританией. Сначала вся добыча и переработка нефти были сосредоточены в США. Затем, после открытия месторождений на Ближнем Востоке, Великобритания попросту выкачивала нефть из своих колоний, потом, по мере постепенного ослабления и последующего распада колониальной системы, начиная примерно с 1930-х гг., рынок ближневосточной нефти стал контролироваться небезызвестным картелем «Семь сестёр» (7 наиболее влиятельных мировых нефтяных компаний, 5 из которых были американскими), что отражает также и то, что отныне США, а не Великобритания стали ведущей державой Запада.

Однако после Второй Мировой войны ситуация стала меняться: в 1960 году была создана ОПЕК, в последующее десятилетие нефтяная промышленность стран, входивших в ОПЕК (а это, в основном, как раз богатые нефтью ближневосточные страны), была национализирована, что означало конец эпохи «Семи сестёр», а уже в 1973 году мир столкнулся с крупнейшим в истории нефтяными кризисом: цены на «чёрное золото» в результате введения арабскими странами эмбарго в отношении стран, поддерживавших Израиль в войне с Египтом и Сирией, подскочили в разы.

Итак, факт налицо: к 1970-м гг. США утратили тот контроль над Ближним Востоком, который был у них до этого. Сложно сказать, почему это произошло, скорее всего здесь сыграл свою роль целый комплекс причин, среди которых и противостояние с Советским Союзом, и отвлечение значительных ресурсов США на войну во Вьетнаме. Конечно, большинство стран, например, Саудовская Аравия, остались в сфере американского влияния и поддерживали политику США, хотя и держали торговлю нефтью в своих руках. Но, с другой стороны, в 1979 году произошла исламская революция в Иране, что сделала эту страну одним из главных врагов США, а с 1991 года и Ирак стал противником Америки.

В связи с этим очевидно, что в начале XXI века США полны решимости восстановить тотальный контроль над Ближним Востоком и его нефтью. Подобные действия американцев представляются разумными ещё и потому, что становится ясно: по крайней мере, до середины XXI века нефть, наряду с природным газом, останется основным энергоресурсом Земли.

Альтернативные источники энергии всё ещё недостаточно развиты и

довольно дороги, расчёты на массовое использование атомной энергии также

не оправдались. С другой стороны, несостоятельными оказались и прогнозы скептиков о том, что к началу XXI века нефть на Земле закончится. Сегодня

ясно, что до конца столетия человечество, скорее всего, останется обеспечено нефтью, более того, многие страны-нефтеэкпортёры склонны занижать объёмы своих разведанных запасов, чтобы не оказывать понижающего воздействия на нефтяные цены.

При этом растёт и потребление нефти. Несмотря на развитие энергосберегающих технологий после «нефтяных шоков» 1970-х гг. и снижения темпов потребления первичных энергоресурсов (ПЭР), среди которых главные – конечно, нефть и газ, ожидается, что в тех же США ежегодный рост потребления ПЭР в 2001-2010 гг. составит 1,3%, а в 2011-2020 гг. – 1%, таким образом, ежегодное потребление ПЭР в США с 2000 по 2020 гг. вырастет на 28,5% (в том числе, нефти – на 21,5%, природного газа – на 64%) , причём на долю нефти и газа будет приходиться 66% ежегодного потребления ПЭР.1 То есть даже в США (не говоря уже о развивающихся странах) потребление нефти будет возрастать, хотя и темпами меньше, чем рост ВВП. При этом, в США ежегодно наблюдается падающая добыча: c 1995 по 2005 гг. она сократилась почти на 19%. Зависимость от зарубежных поставок для США налицо: в 2006 году импорт нефти составил 70,5% от потребления.2 Причём эта зависимость будет, скорее всего, только возрастать, поэтому вопрос о стабильности поставок( не только для самих США, но и для их западноевропейских союзников и Японии) по-прежнему остаётся одним из ключевых. В связи с этим в США раздаются призывы сокращать потребление нефти внутри страны, расконсервировать часть месторождений на Аляске и в Национальных заповедниках, а также диверсифицировать источники поставок энергоресурсов, в том числе, — за счёт России.

Однако, очевидно, что Ближний Восток останется одним из ключевых поставщиков нефти для США. Важна именно концентрация мировых запасов «чёрного золота» в этом регионе – почти 62%, причём в будущем она будет только возрастать. Ведь по фактическим поставкам на Ближний Восток приходится всего лишь 17,5% американского импорта нефти, и, при желании, США могут увеличить импорт из других своих основных регионов-поставщиков – Канады, на которую приходится 16% американского импорта, Центральной и Латинской Америки ( в основном, из Венесуэлы) – 21% американского импорта, Мексики – 12% импорта и Западной Африки – 14,5% импорта1, чтобы ликвидировать перебои ближневосточных поставок. Тем не менее, для США сейчас очень важно окончательно установить контроль над этим регионом, тем более, что растущие экономики Индии и Китая предъявляют и будут предъявлять большой спрос на «чёрное золото» и также заинтересованы в установлении контроля над нефтяными месторождениями. Ведь, как уже было сказано выше, контроль над крупнейшими запасами нефти даёт большое преимущество при проведении внешней политики, при решении важных геополитических проблем и вопросов.

Амбиции Вашингтона подкрепляются и концентрацией военных сил США на Ближнем Востоке: помимо 140 тыс. американских солдат, находящихся в Ираке, США располагают сетью военных и военно-воздушных баз на территории Кувейта, Бахрейна, Катара, Омана, Джибути и Саудовской Аравии( не стоит забывать также об американских войсках в Афганистане и о военно-воздушных базах в Турции и Киргизии), мощную силу представляет также базирующийся в Персидском заливе 5-ый флот ВМС США, во главе с авианосцем «Дуайт Эйзенхауэр». Более того, совсем недавно стало известно, что по распоряжению президента Буша в ближайшее время в Залив прибудет ещё один авианосец «Джон Стеннис» с более чем 6,5 тыс. моряков и морских пехотинцев.2

Стоит отметить, что такой контроль вовсе не предполагает полного обладания страной, определения всей её внутренней и внешней политики. Американцам, как прагматичной нации, вовсе неинтересно улучшать экономическое или социальное положение какого-либо государства. Какое либо вмешательство в дела той или иной страны нужно, в конечном счёте, для обеспечения интересов самих США, в данном случае – поставок нефти.

Итак, американская операция в Ираке, наряду с вышеупоминавшимися предпосылками, была обусловлена стремлением США установить контроль над местной нефтью, ведь Ирак располагает 9,6% мировых запасов «чёрного золота» — третье место на Ближнем Востоке после Саудовской Аравии и

Ирана.1 С другой стороны, военная кампания США якобы призвана принести

в Ирак демократию и рыночную экономику. А что такое рыночная экономика

по-американски для ближневосточных государств?

Здесь уместно привести слова вице-президента США Д.Чейни, произнесённые им ещё в 1999 году: «По некоторым оценкам, в последующие годы мировой спрос на нефть будет ежегодно увеличиваться в среднем на 2%, тогда как естественное сокращение добычи из существующих запасов будет составлять, по крайней мере, 3%. Это значит, что к 2010 году нам будет не хватать дополнительно 50 млн. баррелей в день. Так откуда же возьмется нефть? Правительства и национальные нефтяные компании, очевидно, контролируют около 90% запасов. Нефть, по существу, остается делом правительств. В то время как во многих регионах мира имеются большие нефтяные возможности, Ближний Восток с его двумя третями мировых запасов и самой низкой ценой — по-прежнему то место, где, в конечном счете, находится приз. Даже если компании сильно озабочены доступом к этим ресурсам, прогресс остается у них небольшим».2 Итак, США озабочены тем, что «нефть остаётся делом правительств». Необходимо передать разработку, производство и продажу нефти в руки частных компаний. Очевидно, что этими компаниями должны стать (англо)американские нефтяные гиганты: Shell, BP, Halliburton, Exxon, ChevronTexaco. Для этого объявляется война, свергается неугодный режим под лозунгами борьбы с терроризмом и исламистским экстремизмом, причём США выгодно, чтобы ислам клеветали, порочили, буквально поносили, так как это служит идеологическим обоснованием военных кампаний в Ираке и Афганистане. После смены правительства и установления западных демократических ценностей страна должна благополучно зажить в условиях рыночной экономики, что на деле означает господство крупных западных ТНК.

И что же сейчас происходит в Ираке? 27 февраля 2007 года Кабинет Министров иракского правительства принял закон о нефти, в котором, в частности, иракским провинциям будет дана большая самостоятельность в распределении контрактов на добычу нефти между частными компаниями, причём месторождения будут отдаваться в эксклюзивное пользование на 35 лет3( это чем-то напоминает Соглашения о разделе продукции, которые Россия заключила по проектам «Сахалин-1» и «Сахалин-2»). Будет объявлен тендер среди компаний, которые будут осуществлять теперь, согласно этому договору, добычу нефти в Ираке, и нет никакого сомнения, кто выиграет этот тендер. Это и называется демократией по-американски и рыночной экономикой для Ирака.

Будущее Ирака

Закономерен вопрос: что ожидает Ирак в будущем, учитывая все вышеизложенные обстоятельства и планы США? Бесспорно, что судьба Ирака в значительной мере зависит от воли США, однако чего же хотят американцы, и какое влияние ситуация в Ираке будет испытывать со стороны других сил?

Основным вопросом относительно Ирака является вопрос о стабильности в этой стране. Заинтересованы ли США в этой стабильности? С одной стороны, США были бы рады использовать известный принцип «разделяй и властвуй», то есть разделить Ирак на несколько конфликтующих друг с другом независимых, фактически марионеточных государств, каждое из которых будет зависимо от США. И здесь не проходит аргумент о том, что США нужно, во что бы то ни стало, восстановить довоенную добычу нефти в Ираке для удержания нефтяных цен путём восстановления там порядка и спокойствия: даже в условиях нестабильности в 2005 году добыча в Ираке составила почти 90% от уровня 2002 года.1 Кроме того, уже сейчас рынок нефти «оправился» от воздействия иракской операции на цены, которые уже не получают так называемой «военной премии». Более существенным является то, как мог бы быть разделён Ирак. А произойти это может только по конфессиально-этническому признаку, а значит вместо одного Ирака возникнут три независимых государства (или конфедерация): Свободный Курдистан на севере, Шиитский Ирак на юге и Суннитский Ирак в центре, Багдад же станет свободным городом. Однако в этой ситуации сунниты останутся отрезанными от главных месторождений нефти, что приведёт к обострению конфликтов с шиитами и курдами. А ведь уже сейчас в Ираке идёт вышеупоминавшаяся гражданская война между суннитами, которые составляли элиту общества при С.Хусейне, и шиитами, которые пришли к власти сейчас. Разделение Ирака, которое лишит суннитов доступа к нефти, ещё более обострит это противостояние. В связи с этим нужно отметить, что разделение Ирака, если оно и было в планах американцев, по крайней мере, в среднесрочной перспективе представляется неправдоподобным. Ведь, помимо всего прочего, американцам рано или поздно надо будет уходить из Ирака, но уйти они смогут, только ощутив, что принесли иракскому народу свободу и демократию, искоренили там исламистский терроризм, иначе иракская кампания грозит стать вторым Вьетнамом. Таким образом, США всё же, скорее, заинтересованы в относительной стабильности Ирака, при собственном иракском правительстве, боеспособной армии и полиции, которые будут в состоянии самостоятельно противостоять экстремистам (хотя не стоит забывать и о мощном военном лобби в США, которому, несомненно, выгодно затягивание иракской кампании с увеличением военных расходов). О намерении США добиться стабильности в Ираке говорит и новый, вышеупоминавшийся закон о нефти: доходы от экспорта «чёрного золота» будут распределяться пропорционально населению каждой провинции, независимо от запасов на территории этой провинции – это должно помочь в разрешении вышеуказанных противоречий по вопросам нефти между суннитами, шиитами и курдами, ведь, по большому счёту, порядок в Ираке могут навести только сами иракцы( подобно тому, как в Чечне – чеченцы ).

Также очевидно, что американцы столкнутся с уменьшением своего влияния на Ближнем Востоке в ближайшие годы, причём влияния, скорее, не экономического и военного, а политического, можно сказать, столкнутся с потерей авторитета. В начале 1990-х гг. США были, фактически полными хозяевами Ближнего Востока, однако, оказались неспособными решить палестино-израильский конфликт, проводили чересчур агрессивную политику по установлению тотального контроля, которая вылилась, в конечном итоге в иракскую операцию, которая должна была лишний раз подтвердить глобальное превосходство США, а, по сути, стала концом короткой «американской» эпохи на Ближнем Востоке, показала неспособность США быть мировым лидером.

Действия американцев в Ираке, несомненно, вызвали рост антиамериканизма в арабском мире и усилению экстремистских течений. Более того, операция «Шок и трепет» породили опасения у других государств (например, у Ирана) о том, что американцы могут точно также осуществить силовое вмешательство в дела их страны. Это также, вероятно, будет способствовать установлению более радикальных режимов в некоторых странах. Иран – это уже страна, проводящая резко антиамериканскую политику, проявляющая «ядерные» амбиции и претендующая на господство в Ближневосточном регионе. Кроме того, большую потенциальную опасность таит в себе Саудовская Аравия, ведь не случайно большинство террористов-смертников, осуществивших теракты 11

сентября, были выходцами из этой страны. В Саудовской Аравии очень

сильны экстремистские, джихадистские настроения, однако до сих пор,

правящей династии, которая не скупится на расходование «нефтедолларов», удавалось сдерживать радикалов. Страшно даже подумать, что может произойти, в случае переворота в Саудовской Аравии, с ценами нефть, резкое

повышение которых может повлечь за собой полномасштабный мировой

экономический кризис. Ведь Саудовская Аравия – первая скрипка ОПЕК,

крупнейший производитель нефти в мире (2005 год – 526,7 млн.т нефти, 13,5% мирового производства, причём на экспорт идёт 83,5% внутреннего

12

производства 1), истинная энергетическая сверхдержава, настоящий нефтяной price-maker. По-видимому, противостояние экстремизму на всех уровнях и во всех проявлениях останется одной из главных задач США.

Продолжая говорить о терроризме и экстремизме, следует также отметить террористическую активность в Ираке. Очевидно, что цель террористов, в частности, «Аль-Каиды», имеющей тесные связи с суннитскими боевиками, – это сорвать какие-либо планы США по созданию в Ираке относительно стабильного государства с применением англосаксонских демократических ценностей. Ведь в случае успеха окажется, что США были правы, начиная интервенцию в Ирак, они действительно помогли иракскому народу, освободив его от саддамовского режима и дав взамен идеалы западной демократии. Окажется, что ненавидимая всеми Америка, в сущности, принесла благо Ираку. Очевидно, что международный терроризм просто не может этого допустить. Кроме того, стоит отметить и связи Ирана с международным терроризмом, которому объективно выгодно, чтобы американцы как можно глубже увязли в Ираке, направляя туда большое количество, как военных, так и финансовых ресурсов. Говоря о том, кому выгодна террористическая активность в Ираке, в том числе подрыв нефтепроводов, следует отметить и другие страны – крупные экспортёры нефти (ту же Саудовскую Аравию), ведь полностью восстановившийся, стабильный Ирак, несомненно, захочет повысить свои нефтяные доходы, потребовав увеличения своей квоты в ОПЕК.

Учитывая всё вышесказанное, можно утверждать, что в ближайшем будущем ситуация в Ираке останется по-прежнему напряжённой и нестабильной, многое зависит от решений, которые будут исходить из Белого Дома и успехов по претворению этих решений в жизнь.

Позиция России и политика США

Рассуждая об иракском вопросе, следует также подумать, какую роль Россия играла, играет и будет играть в иракском конфликте. Чтобы это понять, нужно сказать, какими соображениями руководствовалась наша страна, начиная с того периода, когда иракская кампания была ещё в своей дипломатической фазе. Ведь, как известно, Москва долго не могла точно определиться относительно своей позиции по иракскому вопросу, а в итоге вместе с Францией и Германией выступила против силового решения проблемы, что, несомненно, ухудшило в определённой степени российско-американские отношения.

Долгие метания России по поводу определения чёткой позиции по иракскому вопросу понятны, если учесть во многом противоречивые задачи, которые стояли в то время перед Москвой. С одной стороны, нужно было поддержать дружеские, практически союзнические отношения, установившиеся между Москвой и Вашингтоном после 11 сентября, а, с другой, России нужно было минимизировать экономический ущерб от свержения режима С.Хусейна, ведь, как уже говорилось выше, очевидно, что

именно американские компании получат все права на добычу нефти после

интервенции в Ирак. В тоже время, имидж России как традиционного «друга

арабов» обязывал дистанцироваться от Вашингтона в случае силового

решения иракской проблемы. Однако и полностью отстраниться от этого

конфликта Россия не могла, чтобы не утратить своей возросшей роли на международной арене.

В тоже время с конца 2002 года Москва начинает отдаляться от Багдада. Тому было несколько причин: в декабре 2002 года С.Хусейн

разорвал контракт с «Лукойлом» по проведению работ на нефтяном

месторождении Западная Курна-2 на сумму более 4 млрд. долл.1 Это было обусловлено тем, что «Лукойл» пытался вести переговоры с Вашингтоном относительно предоставления ему определённых гарантий после свержения «саддамовского» режима. Более того, стало очевидно, что режим С.Хусейна не вернёт долги России, оставшиеся ещё от бывшего СССР. В довершение к этому Хусейн стал отказываться от сотрудничества с МАГАТЭ и усиливал свою антиамериканскую риторику. Стало очевидно, в том числе и для России, что военная операция в Ираке неизбежна. За этот факт говорила и возрастающая концентрация войск США и их союзников в зоне Персидского залива. Поэтому в Москве стали думать об обеспечении своих экономических интересов в Ираке уже после свержения режима С.Хусейна. Велись интенсивные переговоры с США по поводу сохранения экономических позиций России в Ираке, какой-либо компенсации со стороны США или некоего экономического размена, например поставок российской нефти в американский стратегический резерв. Однако, в итоге, Москва сочла гарантии Вашингтона недостаточными, более того, находящаяся на Западе «антисаддамовская» оппозиция, которая, очевидно, должна была прийти к власти в Ираке после американского вторжения, была настроена явно антироссийски, так как считала, что Москва поддерживала режим Хусейна ещё в советские времена, снабжала его оружием. Всё это привело к тому, что в итоге Россия примкнула к лагерю противников военной операции в Ираке.

Что касается сегодняшней ситуации, то российский бизнес по-прежнему заинтересован в Ираке. Российские компании долгое время работали в Ираке и знают специфику этой страны, и не случайно сейчас «Лукойл» обучает (бесплатно) иракских специалистов: надежды вернуться в Ирак у наших компаний, причём не только нефтяных, есть. Однако для этого необходимо установление мира и стабильности в Ираке: руководство российских компаний совсем не привлекает мысль о том, что на российских объектах в этой стране будут совершаться теракты, а сотрудников будут похищать и убивать. Однако нужно признать, что в настоящее время, и российский бизнес, и наша страна в целом, имеют очень ограниченное влияние на ситуацию в Ираке. Как уже отмечалось выше, разрешение иракского конфликта будет во многом зависеть от политики, проводимой США.

Продолжая размышлять о проблеме Ирака и российско-американских отношениях, необходимо сказать, что именно это стало началом их ухудшения (которое, в конечном итоге, привело к недавней речи В.Путина в Мюнхене). Дружба между Москвой и Вашингтоном длилась всего 2 года. Однако далеко не иракская проблема стала главным фактором охлаждения отношений. Дело в том, что в последние годы Россия, оправляясь от кризисов 1990-х гг., стала проводить всё более самостоятельную политику и хочет вернуться в элиту мировых держав. И, действительно, по многим ключевым вопросам позиции Москвы и Вашингтона не совпадают: стоит отметить хотя бы иранский вопрос. Более того, Россия проводит всё более агрессивную, если можно так выразиться, «энергетическую политику». Это и действия в отношении республик бывшего СССР, и попытки России выйти на новые рынки сбыта своих энергоресурсов: стоит вспомнить прошлогодний визит В.Путина в Алжир и недавние попытки «Газпрома» начать переговоры о поставках газа в Израиль через трубопровод «Голубой поток». Уже к 2010 году Израиль начнёт испытывать дефицит газа, поэтому, в случае удачного заключения контрактов, Россия как поставщик газа получит рычаг воздействия на одного из главных союзников США. Более того, совсем недавно было достигнуто соглашение о строительстве трубопровода «Бургас-Александруполис», который лишит трубопровод «Баку-Джейхан»(подконтрольный США) монополии на поставку энергоресурсов в страны Средиземного моря. Ко всему этому также стоит

прибавить, что всё тот же «Газпром» в прошедшем году полностью выкупил доли иностранных участников в проектах «Сахалин-1» и «Сахалин-2».

Подобные действия России не могут не вызывать раздражения у США. Вашингтон рад видеть в лице России союзника, но союзника послушного и управляемого, подобного Израилю или Великобритании. Не стоит забывать также, что Россия располагает огромными ресурсами нефти, и, особенно, — газа (наша страна, по состоянию на 2006 год имеет почти 27% запасов этого сырья и занимает 1 место в мире1). Таким образом, стратегия США по глобальному контролю над важнейшими энергоресурсами автоматически предполагает контроль над Россией, особенно учитывая то, что в структуре потребления ПЭР в США в будущем будет повышаться роль именно природного газа.

Однако не только действиями России обеспокоены США. Не стоит забывать про Китай. Это потенциальная сверхдержава, и она, как и США, заинтересована в контролировании непосредственно месторождений важнейших энергоресурсов, особенно учитывая тот факт, что потребление нефти и газа в Китае в ближайшем будущем будет сильно возрастать: с 2000 по 2020 гг. ежегодное потребление нефти увеличится в 2,3 раза, газа – почти в 6,4 раза.1 При этом, уже сегодня Китай является крупным импортёром нефти и с трудом самостоятельно покрывает свои потребности по газу. Намерения Китая подтверждаются его последними шагами, например, интенсификацией взаимодействия в рамках Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС) с Россией, куда в 2006 году в качестве наблюдателя был также приглашён и Иран. Стоит отметить и действия Китая на африканском континенте. Дело в том, что в настоящее время нефтяной рынок стоит на пороге нового масштабного инвестиционного цикла: старые месторождения, например, в Индонезии, в Северном море истощаются, необходима разработка новых. Одним из наиболее перспективных регионов в этом плане может стать Африка. Поэтому уже сейчас Китай проводит очень гибкую политику в отношении стран, богатых нефтью: Анголы, Судана, Чада. Китай предоставляет этим странам займы в обмен на право китайских компаний осуществлять нефтедобычу, причём часть выручки от продажи «чёрного золота» должна пойти на развитие инфраструктуры этих стран. Китай ведёт переговоры (причём небезуспешные) даже с Нигерией, которая традиционно была в сфере американского влияния. Возможно, именно поэтому недавно США создали специальное Африканское командование: американцы осознают возрастающую важность «Чёрного континента» не только ввиду богатых нефтяных запасов этого региона, но и значительного, возрастающего населения, в том числе мусульманского( а значит, здесь также могут находиться потенциальные очаги международного терроризма): уже сейчас в Африке проживает больше людей, чем в Европе – изменяется демографический баланс между континентами.

К этому следует добавить, что китайские интересы представлены уже и в Латинской Америке, в частности Венесуэла поставляет в КНР и Индию оримульсьон (изобретённое в Венесуэле топливо на основе тяжёлой нефти, близкое по составу к топливному мазуту).

Политика Китая и Россия в корне подрывает стратегию США по глобальному контролю над энергоресурсами. В этой связи не стоит ли рассматривать, например, недавнее заявление министра обороны США Р.Гейтса(«Нам необходим весь спектр военных средств<…>, поскольку мы не знаем, что произойдёт в таких местах, как Россия, Китай…»2), в том числе, как болезненную реакцию американцев на то, что однополярного мира под руководством США не получилось, в том числе и в энергетической сфере.

В тоже время, якобы недружественная политика Китая и России служит, наряду с борьбой с терроризмом, оправданием для наращивания военных расходов США. В 2008 году базовый военный бюджет (если он будет утверждён Конгрессом) составит 481,4 млрд.долл., что является увеличением на 62% по сравнению с 2001 годом. В числе прочего планируется увеличить размер армии с 482 до 547 тыс.чел. и морской пехоты с 175 до 202 тыс.чел. (на это необходимо 5,3 млрд.дол.. в 2007 году и 1,6 млрд.долл. в 2008), выделить 8,9 млрд.долл. на разработку новых систем ПРО для защиты США, 310 млн. на противоракетные системы в Европе, потратить 14,2 млрд.долл. на строительство нового авианосца и других кораблей. К этому следует добавить 141,7 млрд.долл. на борьбу с терроризмом (в основном, на военные операции в Афганистане и Ираке). Таким образом, расходы на войну с терроризмом к концу 2008 года (с учётом дополнительных ассигнований на

2007 год в размере 93,4 млрд.долл.) составят почти 662 млрд. долл.1

Кто-то может сказать, что увеличивать военные расходы в США при огромном бюджетном дефиците и госдолге неразумно. Однако стоит сказать, что в 2004-2006 гг. американская экономика росла темпами соответственно 3,9, 3,2 и 3,4%, что является лучшим показателем среди стран Большой Семёрки за этот период.2 В условиях роста налоговые поступления увеличиваются, что позволило в 2006 году снизить бюджетный дефицит до 1,9% ВВП, а то время, как в 2004 году он составлял 3,6%, т.е. почти в 2 раза (хотя этого планировалось добиться только к 2009 году).3 Можно сделать вывод, что в условиях растущей экономики США смогут безболезненно увеличивать военные расходы, и дальше отправляя в Ирак (или ещё куда-либо) буквально тонны денег. Другой вопрос, зачем, используя лозунги борьбы с терроризмом и преувеличивая угрозы, исходящие от России и Китая, раздувать и без того огромный американский военный бюджет. Ведь подобные действия только ухудшают отношения с другими странами и ведут к увеличению напряжённости во всём мире.

Заключение

Подводя итог американской операции в Ираке и американской политике по установлению глобального контроля над энергоресурсами вообще, нужно отметить, что мир входит в новую эпоху своего развития. После краха СССР однополярного мира не получилось, а уже очень скоро миру предстанут новые сверхдержавы в лице Китая и Индии. Учитывая главную задачу экономики – удовлетворение максимального числа потребностей при ограниченных ресурсах, нужно сказать, что в современном, глобализирующемся мире потребностей становится всё больше, а ресурсы, которые являются стратегическими, в силу того, что составляют основу любой экономики, являются исчерпаемыми и невозобновляемыми. Поэтому можно ожидать, что к контролю над этими ресурсами будут стремиться все наиболее мощные мировые державы. Ближний Восток (и Ирак, в частности), со своими огромными сырьевыми богатствами, будет продолжать играть ключевую роль в мировой энергетической политике.

Что касается судьбы непосредственно Ирака, то ситуация там в ближайшее время вряд ли нормализуется. С одной стороны, в результате американской военной операции был свергнут один из самых жестоких режимов современности, уничтоживший тысячи невинных людей. Однако, с другой стороны, действия американцев выпустили наружу давнюю вражду между суннитами и шиитами. И теперь США необходимо искать пути для установления мира в Ираке, ведь очевидно, что американские войска не уйдут из Ирака пока там не будет хотя бы относительно спокойной ситуации. В то же время операция в Ираке станет, очевидно, одним из крупнейших поражений США, но поражением не военным, а геополитическим: иракская кампания показала всю несостоятельность и искусственность однополярного мира под руководством американской сверхдержавы, и действия таких стран, как Россия, Китай, Иран – лишь лишнее тому подтверждение.

В сложившейся ситуации для России очень важно попытаться вернуть то влияние, которое имел СССР на Ближнем Востоке, поскольку этот регион является стратегическим и для нашей страны. Возможно, справедливо, что тот, кто контролирует Ближний Восток, контролирует весь рынок ключевых энергоресурсов. В тоже время, Россия и сама является мощной «энергетической» державой, поэтому необходимо осознавать, что есть силы, которым невыгодны сегодняшние самостоятельные, жёсткие действия России. Этим силам нужна управляемая Россия, и, очевидно, что они готовы на определённые шаги, чтобы этого добиться. Это обстоятельство необходимо учитывать при проведении всей политики, причём не только внешней, но и внутренней.

18

Список литературы

1. Chossudovsky M. The “Demonization” of Muslims and the Battle for Oil( HYPERLINK «http://www.globalresearch.ca/index.php?context=viewArticle&code=CHO20070104&articleId=4347» http://www.globalresearch.ca/index.php?context=viewArticle&code=CHO20070104&articleId=4347 )

2. Chossudovsky M. Who benefits from the Afghan Opium Trade?( HYPERLINK «http://www.globalresearch.ca/index.php?context=viewArticle&code=CHO20060921&articleId=3294» http://www.globalresearch.ca/index.php?context=viewArticle&code=CHO20060921&articleId=3294)

3. Engdahl W.F. The Emerging Russian Giant Plays Its Cards Strategically ( HYPERLINK «http://www.globalresearch.ca/index.php?context=viewArticle&code=WIL20061007&articleId=3408» http://www.globalresearch.ca/index.php?context=viewArticle&code=WIL20061007&articleId=3408)

4. Engdahl W.F. USA out-flanked in Eurasia Energy Politics? ( HYPERLINK «http://www.globalresearch.ca/index.php?context=viewArticle&code=ENG20060603&articleId=2571» http://www.globalresearch.ca/index.php?context=viewArticle&code=ENG20060603&articleId=2571)

5.Экономидес М., Олини Р. Цвет нефти. Крупнейший мировой бизнес: история, деньги и политика / Пер. с англ. – М.: ЗАО «Олимп-Бизнес», 2004. – 256 с.: ил.

6. Байков Н., Безмельницына Г. Мировое потребление и производство первичных энергоресурсов// Мировая экономика и международные отношения, 2003, №5, с. 44-52.

7. Володин Д. Перестройка американского военного присутствия за рубежом( HYPERLINK «http://www.worldpolitics.redline.ru/Volodin%20-%20perestroika.htm» http://www.worldpolitics.redline.ru/Volodin%20-%20perestroika.htm )

8. Коэн А. Снизить зависимость от ближневосточной нефти// «Россия в глобальной политике», №3, май-июнь 2006( HYPERLINK «http://www.globalaffairs.ru/numbers/20/5792.html» http://www.globalaffairs.ru/numbers/20/5792.html)

9. Мирский Г.И. Американская сверхдержава против исламистского терроризма( с комментариями)// Мировая экономика и международные отношения, 2004, №10, с. 71-89.

10. Рогов С. Москва-Вашингтон: уже не враги, ещё не союзники// Парламентская газета, №82( 961), 27 апреля 2002 года( HYPERLINK «http://www.pnp.ru/archive/09610114.html» http://www.pnp.ru/archive/09610114.html )

11. Теребов О. США-Ирак: триумф, провал или тупик? // США, Канада. Экономика, политика, культура, 2004, № 12, с. 75-88.

12. Хаас Р. Новый Ближний Восток// «Россия в глобальной политике», №6, ноябрь-декабрь 2006( HYPERLINK «http://www.globalaffairs.ru/articles/6590.html» http://www.globalaffairs.ru/articles/6590.html)

13. Шумилин А. Проблема Ирака в американо-российских отношениях (2002-2006 гг.)// США, Канада. Экономика, политика, культура, 2006, № 10, с. 35-46.

14. Обстановка в Ираке: перспективы развития( ситуационный анализ 26 апреля 2006 года в МГИМО (У) МИД РФ под руководством академика РАН Е.М.Примакова)// «Россия в глобальной политике», №3, май-июнь 2006 ( HYPERLINK «http://www.globalaffairs.ru/numbers/20/5787.html» http://www.globalaffairs.ru/numbers/20/5787.html)

19

1 Мирский Г.И. Американская сверхдержава против исламистского терроризма( с комментариями)// Мировая экономика и международные отношения, 2004, №10, с. 71-89.

2 Chossudovsky M. Who benefits from the Afghan Opium Trade?( HYPERLINK «http://www.globalresearch.ca/index.php?context=viewArticle&code=CHO20060921&articleId=3294» http://www.globalresearch.ca/index.php?context=viewArticle&code=CHO20060921&articleId=3294)

5

1 Chossudovsky M. The “Demonization” of Muslims and the Battle for Oil( HYPERLINK «http://www.globalresearch.ca/index.php?context=viewArticle&code=CHO20070104&articleId=4347» http://www.globalresearch.ca/index.php?context=viewArticle&code=CHO20070104&articleId=4347 )

7

1 Байков Н., Безмельницына Г. Мировое потребление и производство первичных энергоресурсов// Мировая экономика и международные отношения, 2003, №5, с.44-52.

2 BP Statistical Review of World Energy 2006, p.9, 12.

8

1 BP Statistical Review of World Energy 2006, p.9, 20.

2 HYPERLINK «http://www.centcom.mil/sites/uscentcom2/FrontPage%20Stories/Carrier%20Strike%20Group%20Arrives%20in%205th%20Fleet.aspx» http://www.centcom.mil/sites/uscentcom2/FrontPage%20Stories/Carrier%20Strike%20Group%20Arrives%20in%205th%20Fleet.aspx

9

1 BP Statistical Review of World Energy 2006, p. 6.

2 Engdahl W.F. The Emerging Russian Giant Plays Its Cards Strategically ( HYPERLINK «http://www.globalresearch.ca/index.php?context=viewArticle&code=WIL20061007&articleId=3408» http://www.globalresearch.ca/index.php?context=viewArticle&code=WIL20061007&articleId=3408)

3 HYPERLINK «http://www.rbcdaily.ru/2007/02/27/tek/266736» http://www.rbcdaily.ru/2007/02/27/tek/266736

10

1 BP Statistical Review of World Energy 2006, p.8.

11

1 BP Statistical Review of World Energy 2006, p. 9, 12.

13

1 Шумилин А. Проблема Ирака в американо-российских отношениях( 2002-2006 гг.)// США, Канада. Экономика, политика, культура, 2006, № 10, с. 35-46.

14

1 BP Statistical Review of World Energy 2006, p. 22.

15

1 Байков Н., Безмельницына Г. Мировое потребление и производство первичных энергоресурсов// Мировая экономика и международные отношения, 2003, №5, с.44-52.

2 HYPERLINK «http://www.vz.ru/politics/2007/2/8/67632.html» http://www.vz.ru/politics/2007/2/8/67632.html

16

1 2008 Budget Fact Sheets( HYPERLINK «http://www.whitehouse.gov/infocus/budget/BudgetFY2008.pdf» http://www.whitehouse.gov/infocus/budget/BudgetFY2008.pdf

2 По данным МВФ, World Economic Outlook Database for September 2006( HYPERLINK «http://www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2006/02/data/index.aspx» http://www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2006/02/data/index.aspx)

3 The Nation’s Fiscal Outlook( HYPERLINK «http://www.whitehouse.gov/omb/budget/fy2008/outlook.html» http://www.whitehouse.gov/omb/budget/fy2008/outlook.html

17