Реферат на тему Отражение “организованности бытия в философски

Реферат на тему: Отражение “организованности” бытия в философских категориях:

“бытие” “cубстанция”,” материя”, “ духовное”, “ сознание”,” единично- общее”, “сходство-различие”, “форма-содержание”.

Титульный лист оформляется самостоятельно. Служит для нумерации.

Внимание! Перед сдачей преподавтелю рекомендуется полностью прочитать работу.

Оглавление

TOC \o «1-3» \h \z \u HYPERLINK \l «_Toc86040852» Введение PAGEREF _Toc86040852 \h 3

HYPERLINK \l «_Toc86040853» Отражение организованности бытия PAGEREF _Toc86040853 \h 4

HYPERLINK \l «_Toc86040854» Заключение PAGEREF _Toc86040854 \h 9

HYPERLINK \l «_Toc86040855» Список литературы PAGEREF _Toc86040855 \h 10

Введение

Всякая наука имеет свой объект, исследует свою совокупность фактов действительности. Но все они, тем не менее, исходят из одного так или иначе признаваемого всеми факта — из того, что что-то существует. Это «что-то» само может пониматься по-разному и подчас так и понимается, отчего первичным и общепризнанным на деле является лишь сам феномен Существования — безотносительно к тому, что или Кто в действительности за ним стоит. Под этим что-то в данной работы и будет пониматься «бытие».

Целью реферата является анализ отражения организованности бытия, действительности в фундаментальных философских категориях.

Социальная философия XX в. сфокусировала внимание на знаково-символических аспектах бытования человеческих предметов, на их способности представлять различные языки, формы культуры, социальности, знания, духовных связей. Так, например, русский экономист Н.А. Кондратьев говорил о человеческих предметах как воплощениях духовной культуры, как пространственно-образных репрезентациях социальных функций. К. Ясперс рассуждал о «шифрах» трансценденции, т.е. о символах невоспринимаемых, сверхчувственных, объемлющих человеческое бытие связей, косвенным образом выявляемых предметами. Много было сказано о знаковости предметов в составе социальной реальности — структурализмом, в составе общественных отношений — символическим интеракционизмом. Эти указания наметили метафизический план бытования социальной предметности, ее включенность в разнообразные связи бытия, не описываемые естественнонаучными исследованиями, но определяющими реальную жизнь людей.

Система категорий, заявленная в заглавии, обнаруживает определенные соответствия между разными категориями и эти соответствия носят явно объективный характер. Практически во всех категориальных подсистемах имеются пары категорий и отдельные категории, которые определенным образом соответствуют друг другу, как будто одни и те же пракатегории «задались целью» повториться в ином обличье в каждом категориальном семействе. Таким образом, данное соответствие суть отражение организованности бития, рассматривемое в настоящей работе.

Отражение организованности бытия

Обобщенно соответствие указанных категорий организованности бытия приведено в работе Л. Е. Балашовой. Это можно видеть из приводимой на следующей странице таблицы соответствий.

В качестве категорийопознавателей в таблице приняты тождество и противоположность. Их выбор отчасти случаен, отчасти обусловлен тем, что они представляются достаточно абстрактными категориями, способными играть роль денег в сложном категориальном хозяйстве. Их также можно принять за те самые пракатегории, о которых говорилось выше. Смысл категорий-опознавателей в том, что с их помощью мы обнаруживаем, познаем соответствия между различными категориями. Например, если мы устанавливаем соответствие между тождеством и сохранением, а затем между тождеством и необходимостью, то отсюда можем заключить о соответствии между сохранением и необходимостью. Категории-опознаватели помогают выявить неочевидные соответствия, т.е. соответствия между такими категориями, которые кажутся совершенно различными и несопоставимыми.

Таблица соответствий

Таблица 1

Категории-опознаватели (родительские категории)

Тождество (0)

Противоположность (1)

Мир

Материя

Движение

Материя (стороны, виды)

Качество, тело

Количество, группа тел

Движение (стороны, виды)

Пространство, дивжение в пространстве

Время, движение во времени

Тело

целое — строение — части (система — структура — элементы)

качество (стороны) (виды) (отношения)

всеобщее — общее — частное — специфическое класс, тип род-вид-разновидность, характер подобие неподобие

количество (стороны) (отношения)

бесконечное — квазибесконечное — конечное непрерывное дискретное равенство неравенство

пространство

симметрия

асимметрия

время(образы времени)

обратимость «круг времени»

необратимость «стрела времени»

движениев простр.

покой

перемещение

движение во врем.

сохранение

изменение

противоречие (виды) [взаимодействие]

тождество — сходство — различие — противо-сть внутреннее пр-чие внешнее противоречие (связь) (столкновение) (единство) (борьба)

становление (стороны) (виды)

действительность эволюция

возможность революция

действительность

закон — статистич. закономерность — явление (порядок) (беспорядок, хаос) (единообразие) (многообразие)

возможность

необходимость — вероятность — случайность

явление

вещь — свойство — отношение

абсолютное

относительное

«и» (конъюнкция)

«или» (дизъюнкция)

Лапласовский детерминизм

Индетерминизм

рационализм эмпиризм иррационализм

Под «тождеством» и «противоположностью» в таблице расположены соответствующие им (соответственные) категории и понятия. Таблица фиксирует соответственность одних категорий (расположенных в одном вертикальном ряду) и антисоответственность других (расположенных в разных рядах). Соответственность и антисоответственность — это слабые, неполные тождество и противоположность категорий. Они представляют собой особый тип отношений между категориями.

В левом столбце таблицы помещены «родительские» категории, к которым принадлежат или относятся пары противоположных категорий. (Здесь нужно указать, что каждая категория одного ряда антисоответственна каждой категории другого ряда за исключением той, которая соответственно противоположна ей.)

Настоящая таблица соответствий — это как бы моментальный снимок 900 соответствий и примерно такого же количества антисоответствий (в таблице указаны 30 пар соответственных категорий, отсюда число возможных соответствий будет: 30х30 = 900). Она дает общее представление о соответственности одних категорий и антисоответственности других. В этом ее ценность.

Возьмем материю и движение. Интуитивно ясно, что в материи акцент падает на тождество (сохранение, целостность), а в движении — на противоположность (изменение, нецелостность). Это можно видеть из следующего. В истории человеческой мысли материя и движение нередко противопоставлялись. И если в движении усматривали именно движение, т. е. изменение, перемещение, переход от одного к другому, перемену форм, то на долю материи методом исключения доставались противоположные характеристики — неизменность, неподвижность, инертность, косность, единообразие. Р. Декарт, например, писал в «Началах философии»: «Материя во вселенной одна; все перемены форм имеют свое основание в движении». Конечно, в диалектической концепции это противопоставление материи и движения преодолевается. Тем не менее акценты остаются, так как лишь благодаря им можно говорить о материи и движении как о разных категориях, отражающих организованность бытия.

А вот факты, указывающие на соответственность действительности материи, возможности — движению. Так, с одной стороны, слово «действительность» часто употребляют в значении «материальная реальность», «объективный мир», т. е. используют его как синоним материи. С другой стороны, в отличии возможности от действительности видят условие движения, изменения, возникновения. Перемена чеголибо существующего происходит лишь при наличии возможностей. Это подметил еще Аристотель. Критикуя мегарцев, отрицавших реальность возможного, он писал: «Далее, если неимеющее возможности — это то, что лишено возможности, то получается, что то, что еще не произошло, не будет иметь возможность произойти; если же о неимеющем возможности произойти утверждают, что оно есть или будет, то говорят неправду (ведь именно это означало «неимеющее возможности»), и, следовательно, такие взгляды отвергают и движение и возникновение. В самом деле, то, что стоит, всегда будет стоять, и то, что сидит, — сидеть; раз оно сидит, оно не встанет, ибо невозможно, чтобы встало то, что не имеет возможности встать»

Теперь о категориях всеобщего (общего) и специфического (частного). Эти категории являются моментами качественной определенности. Они суть тождество (сходство) и противоположность (различие), взятые в аспекте качества. Относительно всеобщего, его соответственности тождеству картина более или менее ясная. А специфическое? Каким образом оно соответственно противоположности? Проведем такое рассуждение. Специфическое — крайняя степень частного, особенного; оно присуще только данному объекту. А противоположность — крайняя степень различия. Различие же — отношение, в котором стороны выступают не в их общности, а в их особенности. Таким образом, противоположность — крайняя степень различия и специфическое — крайняя степень особенного. Близость, соответственность этих категорий налицо. Если они и не совпадают, то только потому, что принадлежат к разным категориальным семействам: противоположность — к семейству противоречия, специфическое — к семейству качества.

Особо хотелось бы сказать о связи идеи общего с идеей целого. Эта связь обнаруживается в следующем факте. Философы, отстаивающие примат общего над частным, занимают, как правило, позицию, утверждающую примат целого над частями, нецелым. В более мягком варианте это выглядит так: философы, признающие реальность общего, признают и реальность целого, не сводимого к сумме частей. Напротив, философы, отрицающие реальность общего (номиналистическая традиция), отрицают по существу и реальность целого, сводя его к сумме частей, свойств.

Здесь затронута важная проблема: объективности соответствий и антисоответствий, т. е. того, что можно было бы назвать категориальной логикой. Всякий последовательно мыслящий философ, хочет он того или нет, вынужден подчиняться требованиям объективной логики категориальных соответствий и антисоответствий. Если он признает объективную значимость какойлибо категории, то, как правило, он признает и объективную значимость соответственных ей категорий. Вспомним перипетии борьбы реалистов и номиналистов в средневековой философии, рационалистов и эмпириков в философии нового времени. Нагляден пример с Гоббсом. Как номиналистически настроенный философ он отрицает не только реальность общего, но и реальность бесконечного, а целое понимает как сумму частей. Крайний субъективистсенсуалист Д. Беркли был решительным противником идеи бесконечного. В последовательности ему не откажешь. Если существуют только наши ощущения, восприятия, а они улавливают, по Беркли, лишь единичное, особенное, конечное, то, значит, не может быть и речи о существовании общего, бесконечного, материи и т. п.

Уже у истоков античной философии возникает связка категорий «часть/целое», отражая становление аналитической мысли, которая осознала структурную организованность бытия: расчлененность материального предмета — звездного неба, человеческого тела, архитектурного сооружения – и связь его составных частей. Первоначальные структурные представления были связаны с формированием математического мышления, для которого «целое» есть сумма составляющих его «частей».

В последующем развитии философского и научного мышления отношение «целое/часть» сохраняло свое познавательное значение в той мере, в какой оно служило изучению природы, в которой все материальные объекты — от атомов до планет — оказывались частями более или менее сложных целостных образований — от молекул и клеток до солнечной системы и созвездий, и сами оказывались не «атомарно-монадными», но сложно-составными. Взгляд на целое как сумму его частей распространялся и на биологические объекты — на растение, животное, человека в его телесном бытии, а анатомические разрезы подтверждали, что такова организация не только внешнего облика человеческого тела, но и его внутреннего устройства. Значение математики как mathesis universalis в познании природы укрепляло суммативный подход к анализу материальной предметности бытия как состоящего из частей целого.

Углублению этого взгляда человечество обязано становлению своего эстетического сознания: уже греки интуитивно ощутили сверхсуммативный характер отношения «целое/части», рождающий красоту — свойство формы целого; свойство это было истолковано как «единство в многообразии» или «гармония», и конкретизировано в учении о пропорциональности тела человека и животного, здания и сосуда, музыкальной мелодии и орнаментального узора. Такое понимание красоты сохранялось на протяжении многих столетий, делая почти синонимичными понятия «красота» и «гармония», систематически рождая и попытки математически вычислить красоту — «поверить алгеброй гармонию» — и сознание безуспешности таких устремлений, ибо есть в красоте нечто иррациональное — французы называли это в XVIII в. je не sais quoi, а мы сегодня можем сказать: сверхсуммативный характер связи компонентов целого, который и делает его нерасчленимым целым, а не механической совокупностью элементов. Все же — такова диалектика ситуации! – и музыкальное, и архитектурное, и орнаментальное, и живописное, и поэтическое формообразование вплоть до модернистской «революции в искусстве» опиралось на более или менее строго проводимые принципы математического и геометрического расчленения формы.

Заключение

Подобно движению, пространству, времени, отражению системность представляет собой всеобщее, неотъемлемое свойство материи, ее атрибут. Будучи характерной чертой материальной действительности, системность фиксирует преобладание в мире организованности над хаотичными изменениями. Последние не отделены резко от оформленных образований, но включены в них и подчиняются в конечном счете действию электромагнитных, гравитационных, других материальных сил, действию частных и общих законов. Неоформленность изменений в одном каком-либо отношении оказывается упорядоченностью в другом. Организованность присуща материи в любых ее пространственно-временных масштабах.

Обнаруженные соответствия организованности бытия носят весьма абстрактный характер. Вследствие этого они могут показаться недостаточно определенными. Но ведь речь идет о самых общих категориях-понятиях. А мы идем еще дальше, поднимаемся выше, устанавливаем соответствия между категориальными парами, семействами. Что может быть общей этих соответствий! Здесь хотелось бы сослаться на высказывание Стефана Банаха по поводу уровней аналогизирования: “Математик — это тот, кто умеет находить аналогии между утверждениями, лучший математик тот, кто устанавливает аналогии доказательств, более сильный математик тот, кто замечает аналогии теорий, но можно представить и такого, кто между аналогиями видит аналогии”

Поворот науки к качественному анализу сложных систем связал пространство и время с их организацией, с особыми отношениями между их элементами, с мерностью воспроизводства и смены этих элементов, взаимообусловленностью их функционирования. Интервалы, траектории и пустоты обрели конкретный физический или социальный смысл. Пустое воздушное пространство оказалось формой организации воздушных сообщений. Пустое пространство вокруг дома оказалось формой организации движения и взаимодействия людей. Пустое пространство вокруг прибора или станка оказалось условием их нормального использования. Вещи и пустоты между ними оказались элементами организации человеческой деятельности, особого протекания времени жизни и общения людей и в конечном итоге отражением организованности человеческого бытия.

Список литературы

Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учебник. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003.

Аристотель. Сочинения. -М., 1976

Балашова Л. Е. Мир глазами философа. –М., 1997

Гоббс Т. Избр. соч. -М., 1964

Декарт Р. Начала философии. –М.: Вежа, 1998

Зедльмайр Г. Искусство и истина. –М., 2000

Каган М. С. Системность и целостность. –М., 1999

Кондратьев Н.А. Основные проблемы экономической статистики и динамики // Социо-Логос. -М., 1991

Эмпахер А. Сила аналогий. М., 1965

Кондратьев Н.А. Основные проблемы экономической статистики и динамики // Социо-Логос. -М., 1991. С.100 — 104

См. Балашова Л. Е. Мир глазами философа. –М., 1997. С. 58

Декарт Р. Начала философии. –М.: Вежа, 1998. Т. II. –С. 23

Аристотель. Сочинения. -М., 1976. Т. 1. С. 237-238

См.: Гоббс Т. Избр. соч. Т. 1. М., 1964. С. 130; Т. 2, М., 1964. С.64

Каган М. С. Системность и целостность. –М., 1999. –С 127

См. Зедльмайр Г. Искусство и истина. –М., 2000

Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учебник. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003. –С. 88

См.: Эмпахер А. Сила аналогий. М., 1965. С. 15

PAGE

PAGE 2