Реферат изучены технические аспекты установки хирургически и чре

М.И. Генералов, П.В. Балахнин, И.О. Руткин, В.Н. Полысалов,

П.Г. Таразов, А.А. Поликарпов, Е.В. Розенгауз, А.А. Иванова,

П.А. Калашников, Д.А.Гранов

ВНУТРИАРТЕРИАЛЬНАЯ ХИМИОТЕРАПИЯ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ИМПЛАНТИРУЕМЫХ ИНФУЗИОННЫХ СИСТЕМ В ЛЕЧЕНИИ ПАЦИЕНТОВ С МЕТАСТАЗАМИ КОЛОРЕКТАЛЬНОГО РАКА В ПЕЧЕНЬ

ФГУ Центральный научно-исследовательский

рентгенорадиологический институт ФА ЗиСР,

Санкт-Петербург

РЕФЕРАТ

Изучены технические аспекты установки хирургически и чрескожно имплантируемых инфузионных систем (ХИИС, ЧИИС) для проведения химиоинфузии в печеночную артерию у пациентов с метастазами колоректального рака в печень, а также оценены ближайшие результаты лечения. С декабря 2001 по июнь 2006 г. имплантация инфузионных систем выполнена у 32 пациентов (18 мужчин и 14 женщин): установка ХИИС у 17 (в том числе в сочетании с полостной операцией у 14), ЧИИС у 15 больных с метастазами колоректального рака в печень. Имплантация инфузионной системы была успешной у всех пациентов. Технических осложнений не было. У 32 пациентов провели 160 циклов химиоинфузии (от 2 до 11, в среднем 4). Время функционирования инфузионных систем на настоящий момент составляет от 57 до 730 (в среднем 241) сут. Умерли 11 больных от внепеченочного прогрессирования заболевания через 4-22 мес от начала регионарной химиотерапии. Жив 21 пациент в сроки от 5 до 28 месяцев. По данным комплексного обследования, у 3 (14%) из них наблюдается полный ответ на лечение, у 13 (62%) стабилизация и у 5 (24%) прогрессирование заболевания. Однолетняя выживаемость всех 32 больных составила 76,5%.

Установка ХИИС целесообразна в первую очередь как этап внутриполостной радикальной или циторедуктивной операции. У пациентов с нерезектабельным злокачественным поражением печени более предпочтительна установка ЧИИС, которая является относительно простой, безопасной и малотравматичной процедурой. Использование имплантируемых инфузионных систем для проведения внутриартериальной химиотерапии у больных с метастазами колоректального рака в печень представляется весьма перспективным.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: регионарная химиотерапия — метастазы колоректального рака в печень – артериальный порт

Единственным методом, позволяющим добиться длительной выживаемости при злокачественных опухолях печени, является хирургическая резекция. Однако к моменту диагностики радикальное удаление опухоли возможно не более чем у 5-15% больных с метастазами колоректального рака в печень.

Большинство пациентов подлежит паллиативному лечению. В последние годы относительно широкое распространение в лечении таких больных получили методы интервенционной радиологии. Для достижения локального контроля поражения печени интервалы между циклами внутрисосудистой терапии не должны превышать 3-4 нед, однако выполнение повторных ангиографических процедур с такой частотой не всегда является технически возможным. В связи с этим активно разрабатываются методы катетеризации для проведения длительной химиоинфузии в печеночную артерию (ХИПА).

Цель настоящего сообщения — изучить технические аспекты установки хирургически и чрескожно имплантируемых инфузионных систем (ХИИС, ЧИИС) для проведения ХИПА у пациентов с колоректальными метастазами в печень, а также оценить ближайшие результаты лечения.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДИКА

Пациенты

С декабря 2001 по июнь 2006 г. имплантация инфузионных систем для проведения регионарной химиотерапии выполнена у 32 пациентов (18 мужчин и 14 женщин) в возрасте от 45 до 72 лет с метастазами колоректального рака в печень.

Установка ХИИС выполнена у 17 пациентов и у 14 из них сочеталась с резекцией печени (n = 7), радиочастотной деструкцией опухолевых очагов (n = 5), резекцией первичной опухоли толстой кишки (n = 2).

Установка ЧИИС осуществлена у 15 больных с билобарными нерезектабельными колоректальными метастазами, занимающими 25%-50% объема печени.

До имплантации инфузионной системы у всех пациентов выполняли прямую или компьютерно-томографическую (КТ) ангиографию для определения артериальной анатомии печени. Для имплантации использовали артериальные порты Celsite T302 (B/Braun, Германия) или Inport APP (Isomed, Франция).

Техника установки ХИИС

Процедура проводилась в операционной под эндотрахеальным наркозом и состояла из следующих этапов:

Ревизия органов брюшной полости с целью исключения внепеченочного распространения опухоли. При выявлении метастатического поражения лимфатических узлов ворот печени проведение ХИПА считали нецелесообразным.

Холецистэктомия для профилактики холецистита, индуцированного регионарной химиотерапией.

Выделение артерий печеночно-двенадцатиперстной связки: общей печеночной, гастродуоденальной (ГДА) и собственной печеночной артерий на протяжении 2-3 см с перевязкой всех мелких сосудов. Обязательным этапом являлось лигирование правой желудочной артерии для исключения нецелевой перфузии химиопрепаратов в желудок. Тщательно выполняли диссекцию тканей по малой кривизне желудка и двенадцатиперстной кишки для снижения риска попадания цитостатиков в эти органы.

Катетеризация ГДА. Инфузионный силиконовый катетер устанавливали в ГДА. Для этого ее перевязывали в 1,5-2 см дистальней устья, а на проксимальную часть накладывали мягкий сосудистый зажим. Проксимальнее наложенной лигатуры делали небольшой разрез, через который кончик катетера устанавливали в ГДА так, чтобы он не выступал в печеночную артерию. Затем катетер предварительно фиксировали с двух сторон лигатурами (рис. 1а,б) для предотвращения смещения катетера и риска тромбоза артериального русла или катетера. После фиксации катетера зажим снимали, проверяли положение кончика катетера и окончательно затягивали лигатуры. Для более надежной фиксации накладывали третью лигатуру проксимальнее первой.

Имплантация под кожу камеры порта. Справа или слева над реберной дугой производили разрез кожи длиной 6-7 см. В подкожной жировой клетчатке для порта подготавливали «карман» на глубине 0,5-1,5 см от поверхности кожи. Выполнив туннелизацию подкожной жировой клетчатки в направлении лапаротомной раны, выводили силиконовый катетер в рану над реберной дугой. Катетер обрезали до необходимой длины и соединяли с камерой порта (рис. 1в), которую, погрузив в «карман», фиксировали лигатурами к поверхностной или собственной грудным фасциям. Рану зашивали таким образом, чтобы мембрана камеры порта находилась в стороне от шва. Камеру порта через кожу пунктировали иглой Surecan 22G (B/Braun, Германия) и всю инфузионную систему заполняли 23 мл раствора гепарина из расчета 500 Ед/мл.

Техника установки ЧИИС

Операцию осуществляли в рентгеноперационной, оснащенной ангиографическим комплексом «Angiostar» (Siemens, Германия).

Установка ЧИИС состояла из следующих этапов:

Диагностическая ангиография. Под местной анестезией выполняли катетеризацию правой бедренной артерии по Сельдингеру. Через стандартный ангиографический катетер Cobra 4F (Cordis, США) (1F = 0,33 мм) выполняли висцеральную ангиографию для оценки артериальной анатомии печени (рис. 2a).

Устранение кровотока по ГДА. У первых двух пациентов выполняли эмболизацию дистальной части ГДА металлическими спиралями с целью исключения попадания химиопрепаратов в двенадцатиперстную кишку, желудок и поджелудочную железу. В последующих тринадцати случаях инфузионный катетер устанавливали в дистальную часть правой желудочно-сальниковой артерии по методике M. Hashimoto и соавт. [9], эмболизацию ГДА не производили, так как прекращение кровотока наступало самостоятельно в течение первых трех суток после имплантации.

Установка постоянного катетера. Замену диагностического катетера на постоянный Cobra 5F (Terumo, Япония) производили на проводнике Storq Super Soft (Cordis, США) (рис. 2б). Предварительно в постоянном катетере вырезали боковое отверстие с таким расчетом, чтобы после установки оно располагалось в общей печеночной артерии. Согласно оригинальному методу M. Hashimoto и соавт. [9], имплантируемый катетер проводили как можно дальше в правую желудочно-сальниковую артерию с целью снижения риска его смещения в дальнейшем. Для более надежной фиксации кончика мы модифицировали данную методику, создавая в дистальной части инфузионного катетера 4-5 дополнительных боковых отверстий на протяжении 2 см от концевого отверстия. Для окклюзии дистальной части катетера в неё устанавливали фрагмент металлической спирали, который располагали между боковым и концевым отверстиями (рис. 2в). Выполняли контрольную ангиографию, проверяя положение катетера и адекватность перфузии печени (рис. 2г).

Соединение катетера с портом. Имплантируемый инфузионный катетер обрезали до необходимой длины и вводили в него металлическую канюлю диаметром 18G и длиной 1,0-1,2 см. После этого на проксимальную часть инфузионного катетера, на длину 2,0-3,0 см надвигали силиконовый катетер 6,5 F, входящий в комплект артериального порта. Сверху, над канюлей, соединение фиксировали 2-3 лигатурами.

Имплантация под кожу камеры порта. Под местной анестезией на переднебоковой поверхности верхней трети бедра, в 10 см от паховой складки, производили разрез кожи длиной 6-7 см. В подкожной жировой клетчатке для порта подготавливали «карман» на глубине 0,5-1,5 см от поверхности кожи. Выполнив туннелизацию подкожной жировой клетчатки до места пункции бедренной артерии, выводили систему «постоянный катетер – канюля – силиконовый катетер» в рану на бедре. При проведении осуществляли рентгеноскопический контроль положения дистального конца постоянного катетера для исключения его смещения. Далее всю систему и камеру артериального порта промывали физиологическим раствором. Обрезав проксимальную часть силиконового катетера до необходимой длины, на него надевали фиксирующую муфту, входящую в комплект порта. Катетер соединяли с портом и закрепляли соединение муфтой. Убедившись, что катетер не перекручивается и не переламывается, артериальный порт устанавливали в подкожный «карман» таким образом, чтобы мембрана камеры порта находилась в стороне от кожного разреза. Рану зашивали однорядными узловыми швами. Камеру порта через кожу пунктировали иглой Surecan 22G (B/Braun, Германия) и осуществляли контрольную ангиографию. Перед удалением иглы всю инфузионную систему заполняли 23 мл раствора гепарина из расчета 500 Ед/мл. На место пункции и область кожного разреза на 24 ч накладывали асептические наклейки и компрессионный бандаж. В первые 2 ч после операции накладывали контейнер со льдом на область раны.

В послеоперационном периоде назначали строгий постельный режим на 24 ч, антибиотики (ципрофлоксацин 500 мг 2 р/сут в течение 5 дней per os) и антиагреганты (Тромбо АСС 100 мг 1 р/сут в течение 10 дней per os). Швы снимали на 7-9 сут.

Методика проведения ХИПА

В течение первых 5-7 сут после имплантации у всех пациентов для оценки адекватности перфузии печени выполняли сцинтиграфию печени на однофотонном эмиссионном компьютерном томографе E.CAM (Siemens, Германия) с введением в порт 2 мл раствора 99mTc-макроагрегированного альбумина со скоростью 1 мл/мин (рис. 3а). Кроме того, выполняли многослойную спиральную КТ артериографию печени через ХИИС или ЧИИС (рис. 3б). Оценку перфузии производили по совмещенным сканам, полученным при сцинтиграфии и КТ.

ХИПА начинали на 7-10 сут. Для ее проведения камеру порта пунктировали специальной атравматической иглой Winged Surecan 19G (B/Braun, Германия). Под контролем рентгеноскопии проверяли проходимость и герметичность системы (рис. 4а,б), а также адекватность перфузии печени. В палате иглу с помощью стандартного соединения подключали к шприцевому насосу «Perfusor compact» (B/Braun, Германия), затем к наружной баллонной помпе Nipro superfuser (Nipro Corporation, Япония) и проводили ХИПА. Использовали следующую схему: карбоплатин 270 мг/м2 (или оксалиплатин 85 мг/м2) в течение 60 мин (1-й день), 5-фторурацил – 295 мг/м2 болюсно (1-й и 2-й дни) и 1175 мг/м2 за 24 ч (1-й и 2-й дни). Внутривенно вводили 115 мг/м2 лейковорина за 60 мин до введения 5-фторурацила (1-й и 2-й дни).

Эффективность проводимой терапии оценивали по данным спиральной КТ, выполняемой в конце каждого второго цикла (42 сут).

РЕЗУЛЬТАТЫ

Имплантация инфузионной системы была технически успешной у всех пациентов.

Регионарная химиотерапия через ХИИС. У 17 больных провели 71 цикл ХИПА (от 1 до 7, в среднем 4). Время функционирования ХИИС на настоящий момент составляет от 121 до 730 (в среднем 298) сут. Умерли от внепеченочного прогрессирования заболевания через 6-22 мес от начала регионарной химиотерапии 9 больных. Живы через 6-28 мес от начала терапии и продолжают получать повторные циклы ХИПА 8 пациентов. По данным комплексного обследования, у 3 из них (37,5%) наблюдается полный ответ на лечение, у 3 (37,5%) стабилизация и у двух (25%) прогрессирование заболевания.

Регионарная химиотерапия через ЧИИС. У 15 больных провели 89 циклов ХИПА (от 2 до 15, в среднем 6). Время функционирования ЧИИС составляет от 57 до 456 (в среднем 184) сут. Два пациента умерли от внепеченочного прогрессирования заболевания через 4 и 11 мес. Живы через 5 — 22 мес и продолжают получать циклы ХИПА 13 больных. По данным комплексного обследования, у 10 из них (77%) сохраняется стабилизация опухолевого процесса в печени. У 3 (23%) пациентов заболевание прогрессировало, что потребовало перейти на другую схему химиотерапии (FOLFIRI).

Однолетняя выживаемость всех 32 пациентов, получавших ХИПА составила 76,5%. За период наблюдения у 14 (44%) больных отмечено 18 осложнений (табл.1), однако прекратить регионарную химиотерапию потребовалось лишь у трех.

ОБСУЖДЕНИЕ

Методы интервенционной радиологии успешно применяются в лечении первичного и метастатического рака печени [2]. Цель регионарной химиотерапии – повышение концентрации цитостатического препарата в опухоли с одновременным снижением дозы активного вещества в общем кровотоке. Эффективность терапии напрямую зависит от кратности повторения циклов, в связи с чем наличие постоянного сосудистого доступа становится необходимым условием.

Сложившаяся в последние два десятилетия концепция «циторедуктивной» хирургии злокачественных новообразований печени включает в себя максимально возможное уменьшение опухолевой массы в организме больного за счет резекции первичной опухоли и максимального удаления метастазов. Редукция общей популяции опухолевых клеток уменьшает риск развития резистентных клонов и, соответственно, повышает эффективность дальнейшей химиотерапии, обязательной в комплексе комбинированного лечения [3,16]. Имплантация инфузионной системы представляется целесообразным дополнением к циторедуктивной операции [4].

Методика хирургической катетеризации печеночных артерий была разработана в начале 1960-х годов группой американских хирургов во главе с R. Sullivan и E. Watkins [12,15]. При типичной артериальной анатомии катетер устанавливали в устье ГДА по методике, описанной выше. При наличии аберрантных печеночных артерий, отходящих от левой желудочной или верхней брыжеечной артерий, M. Kemeny с соавт. [10] рекомендовали установку двух и более инфузионных систем. Однако, как отметили сами авторы, такой вариант катетеризации требует большого опыта оператора и сопровождается повышенным риском тромбирования артерии. Кроме того, сложной задачей является синхронизация работы нескольких помп в связи с разными объемными скоростями кровотока в артериях. Поэтому S. Curley с соавт. [7] использовали методику перераспределения артериального кровотока во время хирургической катетеризации, практически всегда лигируя аберрантные артерии и устанавливая катетер в ГДА.

Мы также считаем, что установка инфузионной системы во время оперативного вмешательства в ГДА наиболее предпочтительна. При этом выявление и «выключение» нецелевых артерий с целью перераспределения кровотока возможно во время предшествующей диагностической ангиографии. Выполнение ангиографии, на наш взгляд, является обязательным условием, так как типичная анатомия печеночных артерий наблюдается лишь у 60% пациентов. В остальных случаях имеется тот или иной вариант артериальной анатомии печени, требующий коррекции плана операции [1].

Длительное время установка ХИИС являлась единственным надежным способом обеспечения долговременной ХИПА. Так, P. Allen и соавт. [5] после хирургической установки 544 инфузионных систем наблюдали тромбоз печеночной артерии лишь у 6% пациентов. Авторы отметили, что инфузионная система в 80% случаев оставалась в рабочем состоянии два года и более, а медиана выживаемости больных с метастазами колоректального рака в печень составила 24 мес от начала регионарной химиотерапии.

Тем не менее, существенными недостатками метода хирургической имплантации являются необходимость наркоза и лапаротомии, длительное время операции (в среднем 3,6 ч), а также технические трудности удаления системы при развитии осложнений [5,7].

В последние два десятилетия значительно возрос интерес к чрескожной имплантации, что связано с качественным улучшением ангиографического инструментария, разработкой эффективных доступов и методов надежной фиксации катетеров. Появились методы чрескатетерной коррекции осложнений ХИПА, такие как эмболизация возникающих в процессе ХИПА коллатералей, чрескатетерный тромболизис, ангиопластика стенозов печеночной артерии, эмболизация и стентирование аневризм и др. [17].

При установке ЧИИС кончик катетера обычно располагают в собственной или общей (после эмболизации ГДА) печеночных артериях. Основным недостатком является несколько более высокая по сравнению с хирургическим методом частота тромбоза печеночной артерии (8-13%) и смещения катетера (12-13%). Для снижения этого риска Y. Arai и соавт. [6] в 1994 г. предложили фиксировать кончик катетера в ГДА мини-спиралями, а ХИПА проводить через боковое отверстие микрокатетера, расположенное в общей печеночной артерии. При данном методе частота смещений катетера составляет не более 4%, тромбоза печеночной артерии менее 7%. Однако методика не нашла широкого применения в связи со сложностью и кропотливостью вмешательства, а также высокой ценой микрокатетеров и мини-спиралей.

Наиболее целесообразным представляется метод фиксации кончика постоянного катетера в правой желудочно-сальниковой артерии [8]. При этом не требуется эмболизации кончика катетера и ГДА, так как тромбоз дистальной части катетера и желудочно-сальниковой артерии возникает спонтанно в первые несколько часов после имплантации. При использовании данной методики мы не наблюдали смещения катетера и тромбоза печеночной артерии, а также других осложнений, которые могли потребовать прекращения лечения. Три случая тромбоза катетера были успешно устранены с помощью тромболитической терапии.

Как и большинство других исследователей [8,9,13], мы использовали в качестве доступа общую бедренную артерию. Преимуществами являются легкость пункции по Сельдингеру, низкий риск тромбоэмболических осложнений, простота удаления катетера. Недостатком доступа многие годы считался более высокий риск смещения катетера в связи с подвижностью паховой области. Однако использование современных армированных катетеров, выполнение туннелизации подкожной клетчатки во время установки порта, а также применение эффективных методик фиксации кончика катетера значительно снижают риск смещения системы [11]. В нашем исследовании был лишь один случай смещения инфузионного катетера из ГДА, потребовавший его переустановки.

Очевидные преимущества установки ЧИИС заключаются в том, что процедуру выполняют под местной анестезией, без наркоза и лапаротомии. ЧИИС при необходимости может быть удалена или переустановлена. Большинство осложнений, возникающих в процессе ХИПА, устранимы с помощью методов интервенционной радиологии [14]. Среднее время состоятельности ЧИИС сравнимо с таковым при хирургической установке [18,19].

Таким образом, установка ХИИС предпочтительна как этап внутриполостной радикальной или циторедуктивной операции. У пациентов с нерезектабельным злокачественным поражением печени целесообразна установка ЧИИС, которая является относительно простой, безопасной и менее травматичной операцией. Использование имплантируемых артериальных систем делает возможным проведение регулярных циклов ХИПА. Имплантируемые системы не ограничивают активность пациента и не ухудшают качество жизни. Первые клинические данные позволяют надеяться на улучшение результатов ХИПА у больных с метастазами колоректального рака в печень.

ЛИТЕРАТУРА

Балахнин П.В., Таразов П.Г., Поликарпов А.А. и др. Варианты артериальной анатомии печени по данным 1511 ангиографий // Анн. хир. гепатол. – 2004. – №2. – С. 14-21.

Гранов А.М., Таразов П.Г., Гранов Д.А. и др. Современные тенденции в комбинированном хирургическом лечении первичного и метастатического рака печени // Анн. хир. гепатол. – 2002. – № 2. – С. 9-17.

Гринев М.В. Циторедуктивная хирургия: (на модели лечении колоректального рака IV стадии). – СПб.: Гиппократ, 2003. – 92 с.

Малиновский Н.Н., Северцев А.Н., Смирнова Н.Б. Циторедуктивная хирургия метастазов колоректального рака в печень: принципы и интраартериальная регионарная химиотерапия // Хирургия. – 2003. – № 3. – С. 14-21.

Allen P., Nissan A., Picon A. et al. Technical complications and durability of hepatic artery infusion pumps for unresectable colorectal liver metastases: An institutional experience of 544 consecutive cases // J. Amer. Coll. Surg. – 2005. – Vol.201. – P. 57-65.

Arai Y., Sone Y., Inaba Y., et al. New methods to prevent hepatic arterial occlusion on infusion chemotherapy by percutaneous catheterization (abstract) // Cardiovasc. Intervent. Radiol. – 1994. – Vol.17. – Р. 71.

Curley S.A., Chase J.L., Pharm D., et al. Technical consideration and complications associated with the placement of 180 implantable hepatic arterial infusion devices // Surgery. – 1993. – Vol.114. – P. 928-935.

Hashimoto M., Watanabe O., Takahashi S., et al. Efficacy and safety of hepatic artery infusion catheter placement without fixation in the right gastroepiploic artery // J. Vasc. Intervent. Radiol. – 2005. – Vol.16. – P. 465-470.

Herrmann K.A., Waggershauser T., Sittek H., et al. Liver intraarterial chemotherapy: Use of the femoral artery for percutaneous implantation of catheter-port systems // Radiology. – 2000. – Vol. 215. – P. 294-299.

Kemeny M.M., Hogan J.M., Goldberg D.A., et al. Continuous hepatic artery infusion with an implantable pump: Problems with hepatic arterial anomalies // Surgery. – 1986. – Vol.99. – P.501-504.

Kuroiwa T., Honda H., Yoshimitsu K., et al. Complications encountered with a transfemorally placed port-catheter system for hepatic artery chemotherapy infusion // Cardiovasc. Intervent. Radiol. – 2001. – V. 24. – P. 90-93.

Sullivan R.D. Continuous arterial infusion cancer chemotherapy // Surg. Clin. N. Amer. – 1962. – Vol.42. – P. 365-388.

Tajima T., Yoshimitsu K., Kuroiwa T., et al. Percutaneous femoral catheter placement for long-term chemotherapy infusions: Preliminary technical results // Am. J. Roentgenol. – 2005. – V. 184. – P. 906-914.

Venturini M., Angeli E., Salvioni M., et al. Complications after percutaneous transaxillary implantation of a catheter for intraarterial chemotherapy of liver tumors: Clinical relevance and management in 204 patients // Am. J. Roentgenol. – 2004. – V. 182. – P. 1417-1426.

Watkins E., Khazei A.M., Nahra K.S. Surgical basis for arterial infusion chemotherapy of disseminated carcinoma of the liver // Surg. Gynecol. Obstet. – 1970. – Vol.130. – P. 581-605.

Wong R.J., De Cosse J.J. Cytoreductive surgery // Surg. Gynecol. Obstet. – 1990. – Vol.170. – P. 276-281.

Yamagami T., Kato T., Iida S., et al. Interventional radiologic treatment for hepatic arterial occlusion after repeated hepatic arterial infusion chemotherapy via implanted port-catheter system // J. Vasc. Interv. Radiol. – 2004. – Vol.15. – P. 633-639.

Yamagami T., Kato T., Iida S., et al. Management of end hole in placement of port-catheter system for continuous hepatic arterial infusion chemotherapy using the fixed catheter tip method // Am. J. Roentgenol. – 2005. – Vol. 184. – P. 1332-1339.

Zhu A., Liu L., Piao D., et al. Liver regional continuous chemotherapy: Use of femoral or subclavian artery for percutaneous implantation of catheter-port systems // World J. Gastroenterol. – 2004. – Vol. 10. – P. 1659-1662.

ABSTRACT

M.I. Generalov, P.V. Balakhnin, I.O. Rutkin, V.N. Polysalov, P.G. Tarazov, A.A.Polikarpov, E.V. Rozengauz, A.A. Ivanova, P.A. Kalashnikov, D.A. Granov

INTRAARTERIAL CHEMOTHERAPY USING IMPLANTABLE CATHETER-PORT SYSTEM IN THE TREATMENT OF PATIENTS WITH COLORECTAL LIVER METASTASES

Central Research Institute of Roentgeno-Radiology, Ministry of Health of the RF, St.Peterburg

We have evaluated the potential and initial clinical results of catheter-port system implantation using surgical or interventional radiological approaches for continuous hepatic artery infusion chemotherapy in the treatment of colorectal liver metastases. Since December 2001 to June 2006, thirty two patients with colorectal liver metastases were treated with implantable catheter-port system. Laparotomic approache was used in 17 and percutaneous transfemoral implantation in 15 patients. No complications occurred during the implantation procedures. The mean number of chemotherapy cycles per patient was 4 (2 to 11). The mean follow-up period was 241 (57-730) days. At present, 21 patients are alive within 5 and 28 months and they continue to receive intraarterial chemotherapy, while 11 patients died in 4 to 22 months due to tumor progression. The common 1-year survival is 76,5%.

Initial results showed that surgical implantation of the catheter-port system is reasonable when it is combined with cytoreductive operation. Percutaneous transfemoral implantation is feasible and potentially effective for the treatment of patients with unresectable colorectal liver metastases.

INDEX TERMS: hepatic artery infusion — colorectal liver metastases catheter-port system

PAGE

PAGE 16