Реферат (Идея В. А. Глотова)

ФЕНОМЕН ПАМЯТИ

© 2007 г. Андреянова Е. К., Бичева Е. А, Кондратенкова К. М., Кожушная К. М., Кошарная Р. С., Кулакова И. А., Мосяков А. С., Мишкина А. А., Подгорная О. А., Тимофеева М. В.

Реферат

(Идея В. А. Глотова)

Содержание

TOC \o «1-3» \h \z \u HYPERLINK \l «_Toc186096558»

HYPERLINK \l «_Toc186096559» Терминологическая справка. PAGEREF _Toc186096559 \h 3

HYPERLINK \l «_Toc186096560» Введение. PAGEREF _Toc186096560 \h 5

HYPERLINK \l «_Toc186096561» Феномен памяти. PAGEREF _Toc186096561 \h 5

HYPERLINK \l «_Toc186096562» Феноменальная память PAGEREF _Toc186096562 \h 5

HYPERLINK \l «_Toc186096563» Расстройства памяти. PAGEREF _Toc186096563 \h 11

HYPERLINK \l «_Toc186096564» Патогенетические механизмы расстройства памяти. PAGEREF _Toc186096564 \h 13

HYPERLINK \l «_Toc186096565» Феномен детектора ошибок. PAGEREF _Toc186096565 \h 14

HYPERLINK \l «_Toc186096566» Объяснение феномена памяти. PAGEREF _Toc186096566 \h 15

HYPERLINK \l «_Toc186096567» Гипотезы и опыты PAGEREF _Toc186096567 \h 15

HYPERLINK \l «_Toc186096568» Индивидуальные различия памяти PAGEREF _Toc186096568 \h 21

HYPERLINK \l «_Toc186096569» Механизмы памяти PAGEREF _Toc186096569 \h 22

HYPERLINK \l «_Toc186096570» Классификация памяти PAGEREF _Toc186096570 \h 25

HYPERLINK \l «_Toc186096571» Характеристики памяти PAGEREF _Toc186096571 \h 29

HYPERLINK \l «_Toc186096572» Тренировка памяти. PAGEREF _Toc186096572 \h 32

HYPERLINK \l «_Toc186096573» Тренировка памяти по специально разработанным программам. PAGEREF _Toc186096573 \h 32

HYPERLINK \l «_Toc186096574» Непрерывность против дискретности в процессах памяти и мышления. PAGEREF _Toc186096574 \h 33

HYPERLINK \l «_Toc186096575» Сверхзапоминание. Как его тренировать? PAGEREF _Toc186096575 \h 36

HYPERLINK \l «_Toc186096576» Заключение. PAGEREF _Toc186096576 \h 38

Терминологическая справка

Амнезия – отсутствие воспоминаний или пробелы в памяти.

Болезнь Альцгеймера — разновидность старческого слабоумия, развивающиеся чаще в несколько более раннем возрасте.

Воспроизведение – этап вспоминания или воспроизведения лежит в основе познавательных процессов [7].

Галлюцинации – (от лат. hallucinatio-бред, видения), восприятия, возникающие без наличия реального объекта при психических, некоторых инфекционных заболеваниях, интоксикациях, травмах головного мозга, тяжелых душевных потрясениях и др. Стр.207[2].

Гипермнезия – это усиление памяти, в этом случаи запоминание текущих событий остается неизменным или может ослабляться, но происходит наплыв воспоминаний из прошлого.

Гипомнезия – это расстройства памяти, выраженная в ее ослабление.

Гиппокамп-извилина полушария головного мозга, расположенная в основании височной доли, входящая в состав лимбической системы [6].

Готовность к воспроизведению – способность быстро воспроизводить в сознании человека информацию [4].

Двигательная (кинетическая) память – запоминание и сохранение, а при необходимости воспроизведение многообразных сложных движений [4].

Длительность – способность в течении долгого времени сохранять пережитый опыт [4].

Долговременная память – память, способная хранить информацию в течении неограниченного срока [8].

Забывание – процесс противоположный сохранению [5].

Запоминание – когда человек воспринимает предметы и явления, это приводит к переменам в нервных сплетениях коры головного мозга [8].

Зрительная память – связана с сохранением и воспроизведением зрительных образов [6].

Кратковременная память также работает без сознательного усилия для запоминания, но с установкой на будущее воспроизведение. В памяти сохраняются самые существенные элементы воспринятого образа [8].

Мгновенная память удерживает материал, который был только что получен органами чувств, без какой-либо переработки информации. Длительность данной памяти — от 0,1 до 0,5 с [7].

Механизмы памяти – какие-то процессы, через которые проходит любой человек, чтобы запомнить нужную информацию, и впоследствии ее воспроизвести [8].

Непроизвольная память означает запоминание и воспроизведение автоматически, без всяких усилий [4].

Образная память – связана с запоминанием и воспроизведением чувственных образов предметов и явлений, их свойств, отношений между ними [6].

Объем – способность одновременно сохранять значительный объем информации [4].

Оперативная память – память рассчитанная на сохранение информации в течении определенного, зараннее заданного срока. Срок хранения информации колеблется от нескольких секунд до нескольких дней [8].

Осязательная, обонятельная и вкусовая память – это пример памяти, (существуют и другие виды, которые не будут упомянуты), которая не играет существенной роли в жизни человека, возможности такой памяти очень ограничены и ее роль – это удовлетворение биологических потребностей организма. Они развиваются особенно остро только у людей определенных профессий [6].

Память – основа психического развития, один из предпосылок любого интеллекта [1].

Память – способность к воспроизведению прошлого опыта, одно из свойств нервной системы, выражающееся в способности длительно хранить информацию о событиях внешнего мира и реакциях организма и многократно вводить ее в среду сознания и поведения [2].

Память – способность сохранять и воспроизводить в сознании прежни впечатления, опыт, а также самый запас хранящихся впечатлений, опыта [3].

Парамнезия – ложное воспоминание (некоторые авторы называют иллюзией памяти).

Припоминание – наиболее активная форма воспроизведения [4].

Произвольная память подразумевает случаи, когда присутствует конкретная задача, и для запоминания используются волевые усилия [4].

Репродукция или реминисценция – самый сложный этап, когда в памяти уже конкретно восстанавливает необходимый материал [8].

Ретикулярная формация представляет собой сложное переплетение нервных клеток и нервных волокон. Она простирается от верхних отделов спинного мозга до больших полушарий головного[4].

Словесно-логическая память – это разновидность запоминания, когда большую роль в процессе запоминания играет слово, мысль, логика [5].

Слуховая память – это хорошее запоминание и точное воспроизведение разнообразных звуков: речи, музыки [6].

Сновидения – субъективно переживаемые психические явления, периодически возникающие во время естественного сна [2].

Сохранение – когда следы памяти не исчезают, а фиксируются в нервных сплетениях, даже после того как исчезают возбудители, которые их вызвали [8].

Стриарная кора – область на задней поверхности мозга [4].

Стриатум – комплекс структур в переднем мозге [1].

Точность – точность проявляется в припоминании фактов и событий, которыми сталкивался человек, а также в припоминании содержания информации. Эта черта очень важна в обучении [4].

Узнавание – при повторном восприятии объекта, мозг проводит различие между возбудителями, которые действовали на вас раньше и теми, которые действуют на ваши органы чувств в настоящий момент [8].

Эйдетизм (от греческого слова эйдос – вид, образ) — способность некоторых индивидов эйдетиков к сохранению и восприятию чрезвычайно живого и детального образа воспринятых ранее предметов и сцен.

Эмоциональная память – память на переживания. Особенно этот вид памяти проявляется в человеческих взаимоотношениях [4].

Эпилепсия (греч. epilepsia, от epilambano- схватываю, нападаю), падучая болезнь, хроническое заболевание головного мозга человека, имеющее различную этиологию и характеризующееся главным образом повторными припадками, а также постепенным развитием изменений личности. Эпилепсия – одно из наиболее распространенных нервно-психических заболеваний(по различным данным, страдает около 0.5-1% населения); начинается в возрасте 10-15 лет [2].

Литература

Меграбян А. А. Общая психопатология. — М.: Медицина, 1972. – С. .51.

Большая советская энциклопедия. 3-е издание. — М.: Советская энциклопедия, 1975. — С. 207, 381-382, 636, 639-640.

Ожигов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. 4-е издание, дополненное. — М.: Российская академия наук русского языка им. В. В. Виноградова, 2003. — С. 490.

Макселон Юзеф. Психология, 1998. — С. 126.

Гамезо М. В., Домашенко И. А. Атлас по психологии. – М.: Педобщество, 2005. – С. .162.

Крылов А. А. Психология. – М.: Проспект, 2007. — С. 89.

Максименко С. Д., Соловьяненко В. О. Загальная психологія. – Киев: МАУП, 2000. — С.189.

Виноградова О. С. Гиппокамп и память — М.: Наука, 1975. — С. 157- 267.

Введение

Биологическая память – это фундаментальное свойство живой материи приобретать, сохранять и воспроизводить информацию. Это продукт деятельности мозга в целом.

Но не всегда люди знали, где находится память. Более двух тысяч лет назад великий философ древности Аристотель высказал предположение, что чувства, мысли и память человека «заключены» в его сердце, а мозг служит только для охлаждения крови. Но ещё до Аристотеля, в V веке до Н. Э. Гиппократ и Кротон указывали на мозг, как на орган «разума», предоставляя сердцу роль органа «чувств». Древнеримский врач Гален (II век) рассматривал мозговые желудочки (полости в мозге) как хранилища впечатлений, получаемых человеком от внешнего мира. В середине XVI века Везалий (фламандский учёный) доказал, что мышление и память человека связаны не с работой сердца, а с деятельностью мозга. Признав мозг органом психики, наука продолжала попытки установить точную локализацию памяти в мозговых структурах, исследуя их строение и функции. Было выяснено, что память в своей совокупности деятельность всего мозга в целом. Однако данные науки о том, что именно представляет собой память, как она функционирует, каковы её закономерности и пр., ещё очень не полны.

Основное внимание работе уделено обобщению материалов, касающихся локализации долговременной памяти, феноменам памяти и их объяснения, патологиям связанные с нарушением работы памяти, роли памяти в человеческой жизни.

Феномен памяти

Феноменальная память

Человеческий мозг является совершенным устройством, возможности которого оценены в настоящее время лишь весьма приблизительно. Тем не менее, уже имеющиеся оценки поражают воображение. Известный американский математик фон Нейман, который придумал используемую и поныне структуру компьютеров, рассчитал количество информации, которую способен запомнить человеческий мозг. Это количество огромно — около 10 в 20-й бит, т. е. элементарных единиц информации. Столько информации не содержат даже крупнейшие библиотеки мира.

К сожалению, свойство мозга запоминать весьма избирательно. Информация может быть представлена во многих видах, но с теми из них, с которыми мы сталкиваемся в сознательной жизни, человеческий мозг работает хуже всего. Вероятно, в ходе эволюции способность человека запоминать будет развиваться, и в далеком будущем любой из наших потомков сможет хранить в памяти тексты целых книг и множество больших чисел. Пока же такие люди встречаются настолько редко, что являются феноменами.

Юлий Цезарь и Александр Македонский знали в лицо и по имени всех своих солдат — до 30000 человек. Этими же способностями обладал и персидский царь Кир.Каждого из 20000 жителей Афин знали знаменитые Фемистокл и Сократ.

Флорентиец Малебеки — библиотекарь Цезаря Борджа. Он хорошо помнил названия 80 тысяч рукописей и точное место их расположения в библиотеке. Безусловно, это определяло его особое положение при дворе ежду собой слов, услышанных лишь раз[2].

Исключительная память была у Наполеона. Однажды, еще, будучи поручиком, он был посажен на гауптвахту и нашел в помещении книгу по римскому праву, которую прочитал. Спустя два десятилетия он еще мог цитировать выдержки из нее. Он знал многих солдат своей армии не только в лицо, но и помнил, кто храбр, кто стоек, кто пьяница, кто сообразителен.

Академик А. Ф. Иоффе пользовался таблицей логарифмов по памяти, а великий русский шахматист А. А. Алехин мог играть по памяти «вслепую» с 30-40 партнерами одновременно.

Феноменальной памятью обладал брат А. С. Пушкина — Лев Сергеевич. Его память сыграла спасительную роль в судьбе пятой главы поэмы «Евгений Онегин». А. С. Пушкин потерял ее по дороге из Москвы в Петербург, где собирался отдать ее в печать, а черновик главы был уничтожен. Поэт послал письмо брату на Кавказ и рассказал о случившемся. Вскоре он получил в ответ полный текст потерянной главы с точностью до запятой: его брат один раз слышал ее и один раз читал.

Уроженец США Эйра Колбери в 1814 году давал представление в Лондоне. В 10 лет он мог мгновенно возводить не очень большие числа в 16-ю степень и извлекать корни. Однако по мере того как он взрослел и получал образование, эти его способности снижались и установились на уровне чуть выше нормального. В другом случае Жак Иноди, родившийся в 1877 году и до 20 лет остававшийся неграмотным, с 7 лет давал публичные представления, извлекая корни 3-й и 5-й степеней из 21-значных чисел. Отличался он тем, что не видел ответы, а слышал их. Он писал: «Я слышу цифры, как они звучат около моего уха такими, какими я их произносил, и это внутреннее слышание остается у меня значительную часть дня. Чтение мне не помогает, я не вижу цифр, написание не способствует запоминанию».[3]

Необыкновенной памятью обладал Диаманди. Он был эйдетиком и видел цифры написанными, а запоминать цифры и оперировать ими ему помогал их цвет, а процесс вычисления представлялся в виде бесконечных симфоний цвета. Диаманди мог повторить около 40 чисел после однократного прочтения вслух и около 300, которые встречались в различных задачах в течение 3-часового сеанса.

Из современных счетчиков можно упомянуть сотрудника Европейского центра атомных исследований Уильяма Клайна. Он помнит таблицу умножения до 100000, квадраты чисел до 150 и все простые числа до 10000. Он неоднократно присутствовал при испытании компьютеров британских фирм. Однажды машине дали задание извлечь корень квадратный из числа 555555555555. Пока программист вводил задание, Клайн сказал: «745356». Позднее машина дала ответ: 745355,9924.

Жительница Индии Шакутани Дэви соревновалась с компьютером в извлечении корней из чисел. Она мгновенно извлекала корни 6-й степени из 9-значных чисел, что, однако, не свидетельствовало об ее общем уровне интеллекта: она дважды провалилась на промежуточном экзамене на степень бакалавра.

Морис Дабер преподаватель математики, несколько лет назад во Франции, в городе Лилле, в присутствии авторитетного жюри соревновался с компьютером. Он заявил, что признает себя побежденным, если машина решит 7 арифметических задач раньше, чем он 10. Дабер решил 10 задач за 3 минуты 43 секунды, а компьютер 7 задач — за 5 минут 18 секунд.

Наш современник — феноменальный счетчик Чикашвили легко вычисляет, например, сколько слов и букв произнесено за определенный промежуток времени. Был поставлен контрольный эксперимент, когда диктор комментировал футбольный матч. Требовалось подсчитать число слов и букв, произнесенных им. Ответ последовал, как только диктор закончил: 17427 букв, 1835 слов, а на проверку по магнитофонной записи ушло несколько часов. Ответ был правильный.

Еще один наш современник С. А. Чаплыгин мог безошибочно назвать номер телефона, по которому он звонил лет пять назад случайно всего один раз.

Некто Э. Гаси заучил наизусть все 2500 книг, которые прочитал за свою жизнь. Мало того. Он мог, не задумываясь, вспомнить из них любой отрывок.

Кассир польского футбольного клуба «Гурник» Леопольд Хелд помнил не только все результаты, но и все подробности игр клуба. Однажды во время телевизионной передачи комментатор спросил Хелда: «Чем кончился матч «Гурника» и «Одра» из Опале четыре года назад?» Ответ последовал моментально: «Мы выиграли 4:0, встреча состоялась 18 августа, было 27 тысяч болельщиков, общая сумма дохода 235 тысяч злотых. Три гола забил Поль и один Цзолтисик…»[4].

Леонард Эйлер помнил шесть первых степеней всех чисел от 2 до 100. Однако для нас интереснее, как он представлял себе объекты, с которыми он оперировал. Как рассказывал Биркгофф, Эйлер представлял себе действительное число наглядно, то, как бесконечную десятичную дробь, то, как точку на прямой с нанесенной на ней шкалой. Не давал он и общего определения слову «функция». Он просто наглядно представлял себе различные задания функции: формулами, графиками, таблицами приближенных численных значений и последовательностью коэффициентов степенного ряда, и особыми геометрическими и физическими условиями, которым можно дать лишь бледные парафразы в символической логике. Биркгофф отмечал, что для Эйлера (так же как и для самого Биркгоффа) важным был тот замечательный факт, что эти различные представления могут заменять друг друга в столь многих приложениях. Итак, во многих случаях можно углядеть зрительное представление и вообще синестезию.

Синестезия- это совместное возникновение ощущений различных модальностей при воздействии раздражителя только одной из них. Имеет ли синестезия объективную (физиологическую) основу? Это весьма вероятно, поскольку в последние годы обнаружено вещество — этимозол, обеспечивающее искусственное установление связей между участками мозга и зонами памяти, которые в естественных условиях до того не были связаны. Из этого следует, что в особых условиях такие связи могут быть установлены.

Немного подробнее остановимся на случае, описанном А. Р. Лурия — феномене Шеришевского. Он мог повторить без ошибок последовательность из 400 слов через 20 лет. Один из секретов его памяти состоял в том, что у него восприятие было комплексным, синестетическим. Образы — зрительные, слуховые, вкусовые, тактильные — сливались для него в единое целое. Шеришевский слышал свет и видел звук, он воспринимал на вкус слово и цвет. «У вac такой желтый и рассыпчатый голос», — говорил он. Синестезия отмечалась у Н. А. Римского-Корсакова, А. Н. Скрябина, Н. К. Чюрлениса. У всех у них зрение было связано со слухом. Римский-Корсаков считал, что «ми-мажор» — синий, «ми-минор» — сиреневый, «фа-минор» — серовато-зеленый, «ля-мажор» — розовый. У Скрябина звук порождал переживание цвета, света, вкуса и даже прикосновения.

Имеет ли синесезия объективную основу? Э. Церковер предложил эксперимент на определение совместимости ряда псевдослов с изображениями фантастических существ. Надо было определить, кто есть кто. Обработка материалов показала, что существует корреляция между зрительным образом и акустическим, т. е. синестезия имеет объективную основу. Создается впечатление, что основа эта — в тесных, подсознательных связях образов с эмоциями. В них зрительный эффект увязывается в подсознании с положительными эмоциями, так же как температурный эффект.

В многолетнем исследовании А. Р. Лурия выявил как сильные стороны, так и слабости интеллектуальной деятельности Шеришевского, вытекающие из особенностей организации его памяти. С одной стороны, Шеришевский мог произвольно и точно вспомнить все, что ему предъявлялось для запоминания много лет назад. Помогало ему в этом умение ярко, зрительно представить себе каждое запоминаемое слово (например, цифру 7 он воспринимал как человека с усами), но это же создавало для него и особые затруднения при чтении, поскольку каждое слово порождало яркий образ, а это мешало пониманию читаемого. Кроме того, его восприятие было очень конкретным, слова, выражавшие абстрактные понятия, например «вечность», «ничто», представляли для него особые трудности, так как их сложно сопоставлять со зрительным образом.

Помимо этого у него было сильно затруднено обобщение. Вот пример, демонстрирующий слабые стороны его феноменальной памяти. В большой аудитории Шеришевскому прочитали длинный ряд слов и попросили воспроизвести их. С этим он справился безукоризненно. Затем его спросили, было ли в ряду слово, обозначающее инфекционное заболевание. Все присутствующие в аудитории зрители с обыкновенной памятью мгновенно вспомнили это слово (тиф), а Шеришевскому потребовалось целых две минуты чтобы выполнить задание. Оказывается, в течение этого времени он перебирал в уме по порядку все заданные списком слова, что свидетельствовало о слабости обобщения в его памяти.

Запоминание у Шеришевского подчинялось скорее законам восприятия и внимания, чем законам памяти: он не воспроизводил слово, если плохо видел его. Припоминание зависело от освещенности и размера образа, от его расположения, от того, не затемнился ли образ пятном, возникшим от постороннего голоса. Чтение было пыткой для Шеришевского. Он с трудом пробирался через зрительные образы, которые помимо его воли вырастали вокруг каждого слова, что очень утомляло его. Необходимо также отметить, что у Шеришевского были большие трудности с забыванием. Ему приходилось изобретать специальные приемы, чтобы забывать. Понимание сложных и отвлеченных логико-грамматических структур часто протекало у него не легче, а значительно труднее, чем у людей, не обладавших столь сильной наглядно образной памятью[1].

Кроме примеров запоминания каких-то фактов и другой упорядоченной информации, имеется немалое число свидетельств другого рода.

Великому французскому художнику Гюставу Доре, создателю гениальных гравюр, издатель однажды поручил сделать рисунок с фотографии какого-то альпийского вида. Доре ушел, забыв взять с собой фотографию. На следующий день он принес совершенно точную копию.

Самый удачный портрет президента Линкольна нарисовал его провинциальный почитатель, неизвестный художник из штата Нью-Джерси. Восторженный поклонник видел президента всего один раз в жизни. Узнав об убийстве Линкольна, он был охвачен горем и нашел утешение, нарисовав по памяти портрет.

Память гениев искусства способна на чудеса. Как известно, оглохший Бетховен писал музыку, а русский актер Остужев, потеряв слух, остался на сцене, и его помнят как выдающегося актера. Скульптор Лина По, умершая в 1948 году, продолжала создавать скульптуры, даже ослепнув. Полностью потеряв зрение, Лина По лепила замечательные портреты, статуэтки, создала более ста скульптур.

А музыканты? Моцарт мог точно записать большую, сложную пьесу, слышанную лишь однажды. Композитор А. К. Глазунов легко восстанавливал утраченные партитуры музыкальных произведений.

Известен интересный случай из биографии замечательного русского пианиста и композитора Сергея Васильевича Рахманинова. Однажды к Танееву должен был приехать Глазунов, чтобы сыграть только что написанную пьесу. Любивший подшутить Танеев спрятал в другой комнате студента консерватории Рахманинова. Через некоторое время после того, как Глазунов окончил играть, Танеев позвал Рахманинова. Юноша сел за рояль и, к величайшему удивлению Глазунова, повторил полностью его сочинение [2].

56-летнего Ким Пик (Kim Peek) обладает поистине феноменальной памятью. Друзья в шутку называют его «Ким-пьютер». Он и в самом деле может извлечь нужный факт из недр своей бездонной памяти столь же быстро, как поисковая система в Интернете. Так, всего за 1 час 25 минут он прочел книгу Тома Клэнси «Охота за Красным октябрем» (Тот Clancy, The Hunt for Red October) и спустя четыре месяца сумел не только назвать имя одного из героев романа, русского радиста, но и вспомнил страницу, на которой был описан данный персонаж, и даже дословно процитировал несколько абзацев. Уже в полтора года Ким слово в слово запоминал книги, которые ему читали. Сегодня он знает наизусть 9 тыс. произведений. Он проглатывает страницу за 10 секунд, а прочитанную книгу ставит обратно на полку вверх ногами, обозначая тем самым, что отныне и навсегда она «записана на жестком диске» его мозга. Память Кима содержит все сведения, касающиеся 15 интересующих его тем, среди которых мировая и американская история, спорт, кино, география, освоение космоса, Библия, история церкви, литература и классическая музыка. Он знает все междугородные телефонные коды и почтовые индексы США, названия всех местных телевизионных станций страны. В его голове заключены карты всех городов Америки, и он может, подобно сайту Yahoo, дать рекомендацию, как проехать по любому из них. Ему знакомы сотни классических музыкальных произведений, он может рассказать, где и когда каждое из них было написано и впервые исполнено, называет имя композитора и различные подробности его жизни и даже рассуждает об особенностях музыкальной формы и тональности произведений. А в последние два года у него проявились новые способности: если раньше он лишь говорил о музыке, то теперь учится ее исполнять. Между тем Ким страдает множеством серьезных расстройств, что, увы, характерно для всех людей с синдромом одаренности. У него странная походка, он не может застегивать свою одежду, не в состоянии выполнять обычные бытовые обязанности и с трудом мыслит абстрактными категориями. Однако на фоне такой беспомощности его экстраординарные таланты выделяются еще ярче. Ким родился 11 ноября 1951 г. (в воскресенье, как он всегда подчеркивает) с непропорционально большой головой и черепно-мозговой грыжей размером с бейсбольный мяч на затылке. Впрочем, она позже исчезла. Обнаружились и другие нарушения структуры мозга, в том числе деформация мозжечка. Один из нас (Кристинсен) впервые провел сканирование мозга Кима с помощью ЯМР-томографа в 1988 г. и с тех пор не прекращает исследований. Проблемы Кима с координацией движений, возможно, объясняются патологией мозжечка. Однако самым удивительным оказалось отсутствие мозолистого тела (мощного пучка нервных волокон), которое в норме соединяет левую и правую половинки мозга. Мы не знаем, как это влияет на его способности. Подобный дефект встречается весьма редко и отнюдь не всегда сопровождается функциональными нарушениями. Известны случаи, когда отсутствие данного образования выявлялось у людей, не страдающих никакими заметными расстройствами. Однако у больных, мозолистое тело которых было перерезано в зрелом возрасте (обычно с целью предотвращения распространения эпилептического припадка с одного полушария на другое), возникает характерный синдром «расщепленного мозга», при котором каждое полушарие начинает работать независимо от другого. Можно предположить, что у людей, родившихся без мозолистого тела, каким-то образом развиваются другие, резервные каналы связи между полушариями. Возможно, это позволяет им работать как одному гигантскому полушарию, совмещая под одной «крышей» функции, которые в норме разделены. Если такое предположение верно, то некоторыми из своих талантов Ким обязан именно этой аномалии. Ученые часто шутят, что у мозолистого тела всего две функции — служить проводником эпилептических припадков и не давать мозгу развалиться на две половинки. Однако тот факт, что одни люди, лишенные от рождения мозолистого тела, не страдают никакими нарушениями, а другие приобретают феноменальные способности, свидетельствует о том, что роль данной структуры намного сложнее. Левая сторона мозга Кима подвержена аномалиям, что характерно для многих людей с синдромом одаренности. Более того, поражением левого полушария ученые объясняют, почему у мужчин чаще, чем у женщин, возникает не только данный синдром, но также и дислексия, заикание, задержка речи и аутизм. Патология предположительно имеет две причины; во-первых, у эмбриона мужского пола более высокий уровень тестостерона, который может оказывать токсическое воздействие на развивающуюся нервную ткань; во-вторых, левое полушарие развивается медленнее, чем правое, а потому дольше остается уязвимым. В пользу того, что наличие феноменальных способностей зачастую связано с повреждением левого полушария, говорят многочисленные документально подтвержденные случаи приобретенного синдрома одаренности, когда дети старшего возраста и взрослые неожиданно проявляют необычные способности вследствие нарушения данной структуры мозга. Какие же выводы следуют из вышесказанного? Можно предположить, что, когда левое полушарие не может функционировать должным образом, правое компенсирует дефект, развивая новые способности и привлекая к работе нервную ткань, изначально предназначенную для других целей. Возможно и то, что поражение левого полушария просто позволяет раскрыться дремлющим способностям правого, высвобождая их из-под «тирании» доминантного левого полушария.

Расстройства памяти

Гипомнезия — это расстройства памяти, выраженная в ее ослабление. При этом «человек утрачивает способность воспроизводить по своему усмотрению воспоминания». Например, «у стариков она выражается в том, что они испытывают наибольшее затруднение в запоминании и воспроизведении нового, тогда как старое помнят лучше».

Гипермнезия – это усиление памяти, в этом случаи запоминание текущих событий остается неизменным или может ослабляться, но происходит наплыв воспоминаний из прошлого. Это расстройство можно встретить у психически больных при возбуждении, а так же у людей во время лихорадочных состояний при инфекционных заболеваниях и перенесших потрясение.

Амнезия – отсутствие воспоминаний или пробелы в памяти. В ряде случаев амнезия охватывает строгий ограниченный отрезок жизни больных, которые полностью вычеркиваются из их памяти. Примером является изъян памяти на тот период, когда человек находился бессознательном состоянии после обморока, комы и т. д. Выделяют два вида амнезии: 1) антероградная, 2) ретроградная. При первом виде амнезии больные не помнят событий, которые идут за травмой. Ретроградная амнезия – выпадение из памяти всего, что предшествовало травме, при этом могут выпадать события охватывающие часы, дни и даже месяцы. При некоторых заболевания амнезия достигает обширных размеров. Так, например, в случаях старческого слабоумия выпадает из памяти почти все события и даты, относящиеся к зрелому возрасту, и больные погружаются в мир воспоминаний своей молодости и даже детских лет. При этом они говорят о случаях и переживаниях давних лет, как о делах вчерашнего дня, ждут свиданий с давно умершими людьми, ничего не помнят о важных событиях своей жизни.

Парамнезия. Одним из видов парамнезии является псевдореминисценция – ложное воспоминание (некоторые авторы называют иллюзией памяти). Эти ложные воспоминания чаще всего состоят в том, что события, имевшие место в жизни больного, он относит не к тому времени, в котором оно произошло. Наряду с псевдореминисценции существует конфабуляция. Она выражается в провале памяти, который заполняется событиями, не происходившими в его жизни. Особое место занимает амнестическая афазия, при которой человек забывает название предмета. Узнавание забытого предмета не нарушается, но его символы или словесные модели исчезают или с большими трудностями воспроизводятся. Амнестическая афазия, симптом грубого нарушения головного мозга. Ее считают симптомом поражения 37 поля Бродмана. В числе обмана памяти известны криптомнезии — ошибки воспроизведения, заключающиеся в том, что человек чужую мысль принимает за свою.

Шизофрения. Этиология и патогенез не могут считаться вполне выясненными. В изучение патогенеза огромный вклад внесло учение И. П. Павлова. При шизофрении речь идет прежде всего о слабости нервной системы, особенно о слабости корковых клеток. Эта слабость вызвана как наследственными, так и приобретенными факторами (токсическое действие и пр.). Торможение при шизофрении И. П. Павлов рассматривает, с одной стороны, как патологию, с другой — как охранительное, защитное явление. Основная особенность шизофрении — повышенная тормозимость коры головного мозга, сопровождающаяся различными явлениями растормаживания подкорковых образований. Ряд шизофренических симптомов обнаруживает существенное сходство с явлениями гипноза, которые Павлов расценивает как особенные состояния, обусловленные большим или меньшим распространением торможения как в коре, так и в нижележащих отделах головного мозга. Шизофрения в известных вариациях и фазах действительно представляет собой «хронический гипноз», который Павлов понимает как «торможение в различных степенях распространенности и напряженности». Это торможение может достигнуть различной степени глубины, в зависимости от чего возникают различные гипнотические фазы, т. е. состояния, промежуточные между бодрствованием и сном. При развитии фазовых состояний торможение может сосредоточиваться на одних участках коры мозга и оставлять свободными все другие области. При полном торможении двигательной области наблюдается кататонический ступор и, в зависимости от того, на какой уровень стволовой части мозга распространится торможение, ступору может сопутствовать каталепсия и пр. В некоторых случаях кататонического ступора с мутизмом наблюдаются явления парадоксальной фазы, когда больные не реагируют на обращенные к ним обычным голосом вопросы, а начинают отвечать, когда вопросы задаются шепотом. Если гипнотическая фаза охватывает первую и вторую сигнальную систему, имеет место растормаживавие подражательных рефлексов детского периода и обнаруживаются симптомы эхопраксии и эхолалии. Явления стереотипии И. П. Павлов связывает с феноменом «патологической инертности» раздражительного процесса — в сфере движений, галлюцинации — в сфере восприятия, причем местные нарушения могут иметь место то в первой сигнальной системе — образные галлюцинации, то во второй сигнальной системе — «словесные» галлюцинации, то в обеих системах одновременно — сложные образно-словесные галлюцинации. Симптомы кататонического возбуждения И. П. Павлов связывает с «буйством подкорки», расторможением подкорковой области в связи с глубоким торможением корковой области. Симптомы гебефренической дурашливости связаны с растормаживанием онтогенетически ранних функциональных уровней мозговой деятельности. Симптомы. В одних случаях можно наблюдать все нарастающее психическое оскудение, без бреда и галлюцинаций, и болезнь распознается лишь тогда, когда дефект в психической деятельности больного становится совершенно отчетливым. В других случаях отмечается своеобразная детскость, дурашливость, гримасничанье. В третьих случаях преобладают расстройства двигательной сферы: то полная неподвижность неделями, месяцами, годами, то внешне ничем не мотивированное возбуждение импульсов агрессивного характера; часто отмечается чередование ступора с возбуждением. Таким больным часто свойствен негативизм (противодействие всему, что от них требуется) или, наоборот, автоматическая подчиняемость, застывание в одной позе, повторение чужих слов и действий и т. д. У них нередко наблюдается повышенное слюноотделение, неопрятность при естественных отправлениях. При преобладании в картине болезни бредовых построений имеет место бред преследования, воздействия током, гипнозом; больным кажется, что о них говорят, над ними смеются. Бред часто сочетается с галлюцинациями, преимущественно слуха или обоняния. Наконец, в ряде случаев на первое место выступает особое внимание больного к ощущениям в своем теле, в своей голове. Больной жалуется на ряд своеобразных ощущений, причем мысли об этих ощущениях принимают часто навязчивый характер. Такие больные обычно находятся в подавленном настроении. Из соматических нарушений определенное значение имеют расстройства вегетативной нервной системы, вазомоторные расстройства, расстройства секреторных функций (сальное лицо и пр.), эндокринные нарушения, в первую очередь половых желез. Имеется определенное нарушение обмена веществ: понижение окислительных процессов, изменение белкового обмена. Последнее дало повод говорить об аминютоксикозе при шизофрении, что требует дальнейшего подтверждения. Из неврологических симптомов к наиболее часто встречающимся относятся аномалии зрачков, моторные явления (раздражения и выпадения отдельных мышечных функций), головные боли. Течение. Разнообразно. В основном имеется два типа: либо процесс развивается остро, заканчиваясь в короткий срок ремиссией, в отдельных случаях с той или иной степенью дефекта, либо же он развивается вяло, хронически, настолько медленно, что трудно бывает установить начало заболевания. Хроническое течение может быть непрерывно прогрессирующим или же развиваться толчкообразными приступами (сдвигами), оставляющими после себя в отдельных случаях все более углубляющий дефект личности.

Одним из видов нарушения памяти является синдром, который открыл С. С. Корсаков. Впоследствии это расстройство было названо корсаковского амнестического синдрома. Дальнейшими исследованиями было установлено, что нарушение памяти типа корсаковского синдрома может возникать при любой форме патологии, независимо от вызвавшего ее этиологического фактора, и связана обычно с поражением определенных структур головного мозга, прежде всего с поражением структурных компонентов лимбико-ретикулярного комплекса. В этом плане представляет интерес случаи возникновения корсаковского синдрома при локальных поражениях области гиппокампа и мамиллярных тел самого различного генеза: инфекции, травмы, нарушение мозгового кровообращения в бассейне вертебрально-базилярной артерии. Неблагоприятными условиями васкуляризации гиппокампа объясняют расстройства памяти на текущие события при атеросклерозе и гипертонической болезни. В настоящие время можно считать установленным, что в основе корсаковского синдрома лежит патология определенных подкорковых структур: гиппокампа, мамиллярных тел, передних ядер таламуса и связывающих их путей.

Болезнь Альцгеймера. Разновидность старческого слабоумия, развивающиеся чаще в несколько более раннем возрасте. Это заболевание характеризуется резко выраженным распадом психики, для которого типичны грубые расстройства памяти, осмысление, ориентировки, нарушение праксиса. «Больные растерянны, никакой активности не проявляют, не понимают ни того, что происходит вокруг них, не своего положения, не обращенной к ним речи, не выполняют никаких инструкций. Наиболее резко выражены расстройства речи, которые являются одним из основных дифференциально-диагностических признаков при болезни Альцгеймера и состоят в полном распаде речи. Больные повторяют отдельные бессмысленные слоги, слова, а затем наступает полная моторная афазия. Болезнь протекает длительно, годами. Постепенно прогрессирует общее увядание и наступает маразм и смерть».

Сифилитическое слабоумие. Сифилитичекий псевдопаралич. «Специфическое поражение мелких сосудов мозга – капилляров и прекапилляров – ведет к медленному развитию органического слабоумия. Больные не запоминают или запоминают с трудом даты и имена, а также события предыдущего дня. Иногда начальными симптомами болезни является упорные головные боли, сопровождающиеся упадком активности, расстройством настроения и ослабление памяти. По мере углубления этих расстройств возникает и другие нарушения памяти, в частности конфабуляции и псевдореминисценции. Одновременно с расстройствами памяти обнаруживается все нарастающая неспособность к синтезированию и проведению счетных операций. Располагая необходимыми данными, больной не в состоянии определить приблизительно возраст окружающих его людей, не улавливает родственных отношений, не всегда может понять, что происходит в окружающей обстановки. При далеко зашедшим слабоумие, если к нему присоединяются расстройства речи, болезнь становится трудно отличить от прогрессивного паралича. В таких случаях, говорят о сифилитическом псевдопараличе.

Патогенетические механизмы расстройства памяти

Мнения многих ученых о механизмах расстройства памяти различны. «Например, Гампер предложил: «Память является специфической принадлежностью corpora mamillaria». Такое предложение многими отечественными психиатрами не было поддержано. Но за рубежом некоторые варианты данного предложения были развиты. «Так, Клейст полагал, что патологические механизмы расстройств памяти обусловлены поражением высших центров памяти в коре головного мозга. При этом указывалось, что зрительная память страдает при локализации очага поражения в затылочной доле. Однако эта теория по мере совершенствования клинической психиатрии и накопления физиологических данных все больше утрачивала свое значение. Появлялись описания расстройств памяти не связанные с поражением головного мозга. Примером, могут служить психогенные расстройства памяти, ложные воспоминания (конфабуляции) при шизофрении и т.д.

Весьма значительной оказалась физиологическая теория памяти И. М. Сеченова, согласно которой в основе памяти лежат рефлекторные механизмы. «При ряде заболеваний, например старческих атрофических процессах, в коре головного мозга происходит снижение реактивности нервных клеток, возникает затруднение и даже наступает полная приостановка как воспроизведения старых, так и установления новых временных связей. Так же можно объяснить нарушения памяти у лиц, страдающих функциональными расстройствами нервной системы. Патофизиологически, вероятно, в основе гипомнезии лежит торможение ранее образовавшихся условных рефлексов и затруднения выработки новых.

Феномен детектора ошибок

Существует феномен “детектора ошибок”, открытый в Институте мозга еще в 1968 году. Возникает он в виде реакции мозга на отклонение деятельности человека от какого-либо плана.

Например, уходя из дома, человек проверяет, выключил ли он утюг. Достаточно сделать это один раз, как в мозгу формируется некая контролирующая программа. В результате спешащий на работу человек, уже на улице начинает чувствовать дискомфорт. Его беспокойство усиливается до тех пор, пока он не возвращается домой и не обнаруживает, что забыл выключить утюг.

Оказывается, мозг сам, независимо от человека, проверяет, все ли его хозяин сделал правильно. Если нет, он доступными способами пытается сообщить об ошибке.

На протяжении определенного отрезка времени в мозгу формируются определенные «охранные» программы.

Последствия их работы мы видим на каждом шагу, поскольку наш “детектор ошибок” не знает, что есть норма. При решении задач взаимоотношений между людьми он пользуется физическими законами, вроде “сила действия равна силе противодействия”.

“Детектор ошибок” всего лишь часть возможностей человеческого мозга. Сотрудник Института экспериментальной медицины Владимир Михайлович Смирнов занимался стимуляцией мозга больного. Внезапно тот как бы резко “поумнел” – в два раза улучшилась память, он стал быстрее считать. Пациент сказал, что ощутил что-то вроде озарения. Такое чувство возникает у творческих людей в момент, когда они становятся способны написать выдающиеся стихи, музыку, сделать открытие или изобретение.

Выходит, что в мозгу каждого человека имеется все необходимое, чтобы стать гением? Скорее всего, это так. Каждый мозг, несомненно, обладает сверхвозможностями, и этот факт подтвердила наука. У людей, которых мы называем талантами, эта способность открыта с рождения. Бывает, что она включается в экстремальных ситуациях. Большинство же людей этими возможностями не пользуется.

Известно, что для гениев характерно “сжигание” себя. Немногие гении доживали до преклонного возраста. Это происходило потому, что при активированных сверхвозможностях у них в мозгу были выключены защитные механизмы, призванные защитить человека от самого себя.

Литература

HYPERLINK «http://www.sunhome.ru/journal/11232/» http://www.sunhome.ru/journal/11232/

HYPERLINK «http://all4you.kiev.ua» http://all4you.kiev.ua

Гамезо М. В., Домашенко И. А. Атлас по психологии. – М.: Педобщество, 2005. — С. 162.

Крылов А. А., Психология. — М.: Проспект, 2007. — С. 89.

Объяснение феномена памяти

Гипотезы и опыты

Существует множество гипотез относительно феномена памяти.

Феномен мышечной памяти. Если человек начал тренировать мышцы после длительного перерыва, то ему гораздо проще набрать предыдущие результаты размера мышц и их мощи, нежели достигать этих высот с нуля. Даже при значительном атрофировании (“сдутии” мышц), имеющем место после значительного перерыва, прежде очень развитые, гипертрофированные мускулы возвращают свой пиковый размер гораздо быстрее, чем обычно.

Недавнее исследование, при ближайшем рассмотрении, преобразований типа волокон в период мышечной гипертрофии <нагрузки>, вероятно прольет свет на возможный механизм этого феномена. Во время этого исследования были проанализированы распределение изоформ тяжелых соединений миозина (ТСМ). Миозин, фибриллярный белок, один из главных компонентов сократительных волокон мышц — миофибрилл; составляет 40-60 % общего количества мышечных белков. При соединении миозина с другим белком миофибрилл — актином — образуется актомиозин — основной структурный элемент сократительной системы мышц (На электронных микрофотографиях молекулы миозина имеют вид палочек (1600´25 ) с двумя глобулярными образованиями на одном из концов).Также исследованы состав типа волокон, и размер волокон мышцы в группе взрослых мужчин, ведущих сидячий образ жизни, до и после 3х месячного курса постоянных усиленных тренировок, а также после 3х месяцев отдыха. Во время периода постоянных тренировок, содержание ТСМ IIX уменьшилось от более чем 9% до 2%, при соответствующем увеличении ТСМ IIA с 42% до 49%. В последующий период отдыха, содержание ТСМ IIX достигло велечины, превышающей уровень, имевшийся до и в процессе постоянных тренировок, свыше 17%! Как и ожидалось, значительныя гипертрофия наблюдалась в волокнах типа II после усиленных тренировок и даже превышала норму после 3х месяцев отдыха.

ТСМ, относится к разновидности сокращающегося мышечного волокна, и определяет, как функционируют мышечные волокна. ТСМ заставляет волокна быстро сокращаться, медленно сокращаться или что-то в промежутке. Определенные ТСМ могут преобразовываться в ответ на усиленные тренировки. В этом случае, волокна содержащие ТСМ IIX — это волокна, которые не определены однозначно , к какому типу волокон они относятся, до тех пор, пока не будут приведены в действие. Как только они будут задействованы, они становятся ТСМ IIAs. Так, что волокна, содержащие ТСМ IIX протеины служат резервом типов мышечной ткани при мышечной гипертрофии, поскольку они способны преобразовываться в волокна, содержащие ТСМ IIX, которые растут легче в ответ на тренировки.

Это исследование показало, что усиленные тренировки уменьшают количество ТСМ IIX при взаимном увеличении содержания ТСМ IIA. Это ожидалось, и прежде было отмечено изменениями в типе волокон после усиленного тренинга. В период отдыха, следующий за интенсивными усиленными тренировками, возникает превышение или удвоение в процентах ТСM IIX изоформ, значительно выше измеренных в обычном состоянии (до начала тренировок с тяжестями). Это может означать, что большее количество волокон доступно для гипертрофирования (роста) именно после перерыва от тренинга, нежели было доступно изначально!!! Это довольно хорошо может объяснить эффект мышечной памяти, который многие из нас испытывали на себе.

Генетическая память. Мозг человека хранит массу наследственной информации, оставленной нам предками.

По своим физиологическим и психическим способностям организм человека подобен дереву. И точно так же, как по годичным кольцам пня можно прочесть его историю, по следам «генетической памяти» можно проследить «этапы большого пути» любого человека. Подсознание человека хранит массу наследственной информации, проявляемой подчас в странной приверженности к меньшим братьям нашим — не только к домашним, но и к диким животным. По этой же причине нецивилизованные племена до сих пор ведут свою родословную от тотемных диких животных. А половина населения Земли в той или иной степени верит в перевоплощение (реинкарнацию) после смерти.

По канонам восточной философии, после смерти живого тела остается информационно-энергетическое образование, которое содержит все сведения о закончившейся жизни, — рассказывает исследователь. — Оно может сформировать новое тело, причем не обязательно человеческое, а, например, волчье, в зависимости от духовности предыдущего существования, или воплотиться в камень, соответствующий деградации умершего человека — патологического убийцы или садиста. И все эти этапы перевоплощений записываются в нашей генетической памяти и передаются потомкам.

Голографическая память. Общепринятая теория памяти не способна объяснить каким образом мозгу удается запомнить такое колоссальное количество информации. Если же обратиться к голограммам, то все становится совершенно понятно. Так, например, голограмма позволяет записывать на одно и то же место огромное количество изображений, для этого достаточно всего лишь изменить угол наклона под которым лазер освещает кусок фотопленки. Чтобы прочитать в последующем отдельное изображение достаточно просто направить лазерный луч под тем же углом, что был использован при записи изображения. Используя данный метод на 1 квадратном сантиметре фотопленки можно записать просто колоссальные объемы информации. И если память в своей работе использует голографический принцип, то ее колоссальная вместимость совершенно не должна вызывать у нас никакого удивления.

Нашу способность вспоминать что-либо, можно представить как считывание лазером изображения записанного под определенным углом, если постепенно изменять угол наклона лазера, то можно вызывать последовательно образы различных событий, а когда мы что-то забываем это просто означает, что мы не можем найти правильный угол, под которым следует осветить нашу «голограмму», чтобы извлечь из нее давно «забытое» восмоминание.

Еще один интересный феномен наблюдается, если осветить лучом лазера какие-либо 2 предмета, например яблоко и стул, и записать их интерференционный образ на пленку. После этого если направить свет от лазерного луча на стул и направить отраженный от стула свет на эту пленку на ней проявиться трехмерный образ яблока. То есть один образ, может приводить к появлению второго образа. Это очень напоминает механизм работы ассоциативной памяти. Наверно у каждого случалось в жизни такая ситуация, когда какой-то образ вызывал в памяти далекие воспоминания, иногда казавшиеся давно забытыми, например какая-то мелодия, запах или визуальный образ.

При голографическом распознавании образов, образ предмета особым способом записывается на пленку (тут технические подробности не так важны), далее свет отраженный от другого, но похожего предмета пропускается через эту пленку, и на пленке появляется яркое световое пятно, причем чем больше эти два предмета похожи друг на друга, тем ярче и больше получается пятно, если же предметы не похожи друг на друга, то пятно не появляется. То есть, используя голографические принципы, становится возможным решить очень сложную для большинства компьютеров и чрезвычайно простую для людей задачу по распознавания образов. Это объясняет почему люди намного лучше справляются с подобными задачами чем компьютеры.

Голографическая теория позволяет объяснить феномены фотографической памяти, так как если мозг действует как голограмма, то он сохраняет в себе все, что когда-либо видел и слышал с голографической точностью. Некоторые люди умеют извлекать из своей памяти эти колоссальные объемы информации. Так человек, обладающий фотографической памятью, может представить себе страницы из любой книги, которую он когда-либо видел в жизни в течение всего нескольких секунд, с такой ясностью, что сможет прочесть текст напечатанный на странице.

Таким образом, все люди обладают этой способностью и возможно в будущем будут найдены специальные методики, позволяющие растормошить голографическую память в каждом человеке.

Память воды. У воды, как выяснилось, есть своя «память». Сложное строение и позволяет ей запоминать информацию.

Когда мы опускаем в воду какое-то вещество, и оно растворяется — это значит, что молекулы вещества подошли к нейтральной оболочке ячейки.

Поскольку молекула любого вещества имеет некую электронную плотность или распределение зарядов (все те же «плюсы» и «минусы»), подойдя к нейтральной части, она начинает притягивать к себе соответственно «плюсы» или «минусы» внутри ячейки. Ячейка «выворачивается», при этом ее поверхность теряет нейтральность и становится матрично-поляризованной. То есть на оболочке ячейки, по сути, отпечатывается «рисунок заряда», характерный для растворенного вещества.

А поскольку химические свойства вещества зависят оттого, как распределен заряд на его поверхности, когда «рисунок заряда» отпечатался на воде, вода перенимает эти свойства, продолжая «перепечатывать» этот рисунок на оболочках других ячеек. Вот это и есть «прямая память воды».

Вода способна передавать записанную на ней информацию.

В Алтайском политехническом институте, в лаборатории профессора Павла Госькова был проведен следующий эксперимент: Святая вода добавлялась в обычную воду в соотношении — 10 миллилитров «святой» на 60 литров «обычной». Анализ полученной воды показал удивительные вещи: через какое-то время обычная вода по своей структуре и биологическим свойствам превратилась в «святую». Менялась электропроводность, кроме того, она приобретала новые биологически активные и антимикробные свойства, аналогичные воздействию ионов серебра.

Все эти эксперименты приобретают совершенно особый смысл, если вспомнить, что мы состоим на 70% из воды.

Мы — не что иное, как система сообщающихся сосудов, по которым движутся потоки разнообразных жидкостей, взаимодействующих между собой. Наша жизнь поддерживается химическими реакциями в водном растворе поступлением питательных веществ в клетки через межклеточную жидкость и удалением отработанных продуктов через нее же.

Раз так, почему бы не попробовать превращать воду находящуюся в нас в целебную?

Вода способна запоминать даже звуки. Президент Токийского института общих проблем доктор Имато Масару. Дает воде «прослушать» мелодию Моцарта, Бетховена или Баха, после чего эту жидкость замораживает и получает изображение. Выяснилось, что оно у каждой мелодии индивидуальное. И, по утверждению Масару, во всех экспериментах каждое из них точно повторяется. Общим является одно — полученные снимки всегда красивы, гармоничны и строго симметричны. А «портрет» металлического рока — сплошной хаос.

«Народный танец»

INCLUDEPICTURE «F:\\память1\\Целебная основа БИМов — способность воды запоминать информацию.files\\r2.jpg» \* MERGEFORMATINET

«Металлический рок»

Еще одна галерея, созданная Масару, — изображения слов. Такие из них, как «благодарю», «красота», «любовь», «душа», «ангел», «мать Тереза» — радуют глаз изысканным орнаментом. Совсем иная картина с фразами типа «мне больно», «ты дурак», или «я тебя убью» — их изображения чем-то напоминают изображение металлического рока.

INCLUDEPICTURE «F:\\память1\\Целебная основа БИМов — способность воды запоминать информацию.files\\r3.jpg» \* MERGEFORMATINET

«Спасибо».

INCLUDEPICTURE «F:\\память1\\Целебная основа БИМов — способность воды запоминать информацию.files\\r4.jpg» \* MERGEFORMATINET

«Я тебя убью».

Гипотеза Унгара. Скотофобин – молекула памяти. Американский физиолог Унгар связывал хранение в ЦНС с функцией целого ряда пептидов и белков. Он открыл, выделил из мозга крыс и расшифровал структуру одного такого нейропептида — скотофобина, состоящего из 15 аминокислот. Для того, чтобы отличить вновь синтезируемый при обучении пептид от множества других, имеющихся в мозге, Унгар вырабатывал у крыс неестественный для них условный рефлекс — избегания темноты. Крыса ,как ночное животное, в норме избегает света и стремится в экспериментальном открытом поле скрыться в какую-либо затемненную норку .Но как только она забиралась в темную норку, она получала удар тока. В конце концов такая крыса приучалась избегать темноты ,чем существенно отличалась от своих сородичей, лишенных данного навыка. Из мозга обученных крыс Унгар выделил особый пептид (скотофобин: скотос — темнота, фобия — страх), который никогда не встречался в мозге нормальных животных. Однако вскоре выяснилось, что и скотофобин не явился той молекулой памяти, которая была бы способна записывать ту или иную конкретную информацию. По своей структуре скотофобин оказался похож на молекулу АКТГ, которая также обладала способностью улучшать формирование памяти, но не являлась специфичной ни для одного навыка.

Гипотеза Мак-Коннелла. Им были выполнены знаменитые опыты на белых червях — планариях по «переносу памяти». У планарий вырабатывали условный рефлекс избегания света. Для этого их подвергали действию электрического тока, если, они попадали в освещенный участок специально сконструированной камеры. После выработки устойчивого навыка избегания света планарий умерщвляли, размельчали и затем скармливали порошок «обученных» планарий необученным. После этого у необученных планарий появлялся навык избегания света. Однако, если порошок «обученных» червей предварительно обрабатывали раствором РНК-азы, а затем скармливали его другим необученным планариям, то у них навык избегания света не появлялся. Из результатов этих опытов Мак-Коннелл делал вывод о том, что молекула РНК, являясь носителем информации в ЦНС, способна передавать память на конкретные события. Опыты Мак-Коннелла неоднократно пытались воспроизвести многие исследователи. Результаты чаще не повторялись, однако, несомненно, что существует некая связь между накоплением информации в нейронах и повышением в них содержания РНК.

Гипотеза Хидена. В 50-ых годах шведский исследователь Хиден установил тесную связь между степенью выработки двигательных навыков и содержанием РНК в нейронах соответствующих моторных центров. В ходе обучения содержание РНК в нейронах заметно повышалось. Хиден обнаружил, что нейроны — самые активные продуценты РНК в организме. В одном нейроне содержание РНК может колебаться от 20 до 20 000 пикограмм, причем, нейроны, содержащие наибольшее количество РНК, оказывались ответственными за хранение большого объема информации. На основании этих данных Хиден высказал предположение, что именно молекула РНК является главным нейрохимическим субстратом памяти.

Опыты по изучению активности головного мозга в процессах запоминания и воспроизведения. Ключи к разгадке феномена памяти — в активности нашего головного мозга. Запоминание и узнавание уже знакомых объектов осуществляется задней и передней областями коры головного мозга.

Человек обладает удивительной возможностью постоянно откладывать получаемую информацию в хранилище своей памяти, даже если затем он не может осознать запомненное. Так считают исследователи Duke University Medical Center researchers, опубликовавшие 24 мая 2006 года в издательстве «Journal of Neuroscience» отчет об изучении мозговой активности человека в процессе запоминания.

Исследователи сначала предъявили 16-ти испытуемым список слов. Затем испытуемые были помещены в устройство, работающего по принципу магнитного резонанса. И им был предъявлен другой список слов, некоторые из которых были из старого списка. Исследователи наблюдали мозговую активность с помощью измерения изменений в кровотоке, выводившихся на сканер, в то время как участники смотрели на список.

Когда участникам исследования встречалось виденное ранее слово, монитор показывал повышенную активность задней области коры больших полушарий, независимо от того, опознали ли они это слово сознательно или нет. Обнаруженная зависимость показывает, что мозг всегда имеет точный ответ, даже если мы не осознаем то, что уже видели слово раньше.

Итак, если у нашего мозга всегда готово правильное решение, почему же мы совершаем ошибку, когда нас просят восстановить последовательность предъявления событий?

Исследователи обнаружили, что, когда испытуемый действительно видел слово впервые, сканер фиксировал повышенную активность в передней области коры — она была гораздо сильней, чем в задней области, которая отвечает за узнавание уже знакомых слов. Но когда испытуемый ошибочно относил новое слово к старым, активность возрастала в обеих областях коры.

Данные участки коры головного мозга дают нам смешанные сообщения, которые и приводят к ошибкам в процессе узнавания.

Исследования генетической памяти. Памела Сильвер (Pamela Silver) из медицинского колледжа Гарварда (Harvard Medical School) и её коллеги преобразовали геном клетки так, что она смогла запоминать определённые химические воздействия и хранить сигнал о них даже после прекращения «экспозиции».

Данная работа представляет собой один из ярких опытов по синтетической биологии. Учёные давно пробуют конструировать живые системы, создавая для них уникальный генетический код, а эксперименты с клетками, в частности, позволяют проверить, как работает то или иное нововведение.

Сильвер и её команда построили биологическую петлю памяти. Они сконструировали два новых гена, собрав их из нескольких кусочков ДНК, и встроили всё это в геном дрожжевой клетки.

Первый ген активировался, когда клетка подвергалась действию сахара галактоза. Этот ген запускал синтез белка — фактора транскрипции, который в свою очередь давал команду «старт» второму искусственному гену. А второй ген был спроектирован таким образом, что запускал синтез того же самого фактора транскрипции, который его активировал.

Так получилась замкнутая петля обратной связи, никак, однако, не влиявшая на нормальное функционирование клетки.

Пока клетка не «пробовала» галактозу, она работала как обычно. Но стоило лишь добавить сахар в раствор с культурой, как генетическая петля памяти активировалась и клетка начинала всё время вырабатывать специфический фактор транскрипции (что было видно по свечению флуоресцентного красителя). Причём это ключевой момент изобретения: свечение продолжалось безостановочно, даже после того как клетку перестали «кормить» сахаром.

Авторы этой искусственной биологической системы подчёркивают, что её принцип может пригодиться для создания искусственных организмов, способных индицировать уровень загрязнения окружающей среды. И даже кратковременное наличие загрязнителя не пройдёт незамеченным, поскольку будет записано в клеточной памяти.

Аналогичный принцип придётся кстати при разработке новых методов ранней диагностики рака (клетки можно запрограммировать на индикацию определённых повреждений ДНК). Кроме того, исследователи намерены разработать биологический клеточный имплантат для млекопитающего (в перспективе — для человека), который будет суммировать и хранить данные о повреждении клеток тела под действием ультрафиолетового облучения.

Экстрасенсорные опыты по воспроизведению генетической памяти. На одном из выступлений в Новосибирском Доме ученых известный экстрасенс Валерий Авдеев продемонстрировал интересный психологический опыт. Погрузив участника эксперимента в гипнотическое состояние, он последовательно вызывал у того возрастные ассоциации, направленные вспять, в детство. Достигнув «младенческого состояния», Авдеев с согласия испытуемого погрузил его в тот период, когда он еще даже не был… зачат. То, что происходило, не укладывалось в известные рамки жизненного опыта. Испытуемый последовательно воспроизводил действия крестьянина XIX века, сеющего рожь и плетущего со знанием дела лапти.

Авдеев усложнил эксперимент: «А сейчас доисторические времена. Что происходит с вами?» И здесь началось нечто, внушающее суеверный ужас. Солидный мужчина сорока лет, в строгом черном костюме, при галстуке, неожиданно встал на четвереньки, запрокинул голову вверх и завыл по-волчьи.



Страницы: 1 | 2 | Весь текст