Мельникова Татьяна Ивановна

«ЗНАЕМ! ПОМНИМ! ГОРДИМСЯ!»

(педагогическая разработка, посвящённая 69 годовщине прорыву блокады Ленинграда, для учащихся старших классов детских школ искусств)

Автор:

Мельникова Татьяна Ивановна,

преподаватель дополнительного образования

МОУДОД школа искусств имени Н. А. Римского – Корсакова,

Тихвин 2012 год.

Я помню блеск немеркнущих свечей

И тонкие, белей, чем изваянья,

Торжественные лица скрипачей,

Чуть согнутые плечи дирижёра,

Взмах палочки – и вот уже поют

Все инструменты о тебе, мой город,

Все рупора Симфонию твою….

(Из поэмы Л. Поповой «Седьмая симфония»)

Вам, героическим защитникам Ленинграда,

Вам, участникам прорыва и снятия блокады любимого города,

Вам, пережившим страшную 900 – дневную блокаду,

Всем ныне живущим и павшим смертью храбрых,

Тебе, дорогая мамочка, пережившая блокаду

ПОСВЯЩАЕТСЯ !!!

Война! 4 года! 1418 дней, 34 тысячи часов. Миллионы погибших советских людей. Мы живём в эпоху масштабов, мы привыкли к крупным цифрам, мы с лёгкостью, почти не задумываясь, произносим: тысяча км/час, миллионы тонн сырья…

Но – 26 миллионов погибших…Вы представляете, что это такое..Если по каждому погибшему в стране объявить минуту молчания, страна будет молчать 32 года.

Более 26 миллионов могил на две с половиной тысячи километров. Это значит, 7,5 тысяч убитых на километр, 15 человек на каждые два метра земли.

Более 26 миллионов на 1418 дней – это значит 14 тысяч убитых ежедневно, 600 человек в час, 10 человек каждую минуту.

Мы чашу горя выпили до дна.

Но враг не взял нас никаким измором

И жизнью смерть была побеждена

И победили человек и город.

(В. Суслов)

Цель

*воспитывать историческую память

*познакомить учащихся с 7- ой Симфонией Шостаковича.

*воспитание гордости за свой народ, уважение к истории своей Родины.

Задачи:

*пробудить в детях чувство сострадания к своим согражданам за муки, перенесённые в период блокады Ленинграда и во время всей Великой Отечественной войны.

*на основе создания гениального музыкального произведения познакомить детей со страшным временем в жизни города.

*расширить кругозор учащихся

*развитие образного восприятия мира через музыку и слово

Оборудование:

*музыкальное произведение-7 симфония Д.Д.Шостаковича

*проектор

*компьютер

*ауди фрагменты (главная тема, побочная тема, кода, реприза, нашествие, сопротивление)

*экран

*мультимедийная презентация Power Point 2010г.

*DVD проигрыватель, диски, ПК

Ход мероприятия:

«Любовь к человеку, идеи гуманизма всегда были главной движущей силой искусства. Только гуманистические идеи создавали произведения, пережившие их творцов».

Д. Д. Шостакович

5 марта 1942 года состоялась премьера Седьмой симфонии Д.Д. Шостаковича. Прозвучала она далеко от берегов Невы — в Куйбышеве, но создавалась симфония в Ленинграде. Создавалась под свист и разрывы вражеских бомб и снарядов. Из зала Куйбышевского Дворца культуры симфония транслировалась на всю страну. Шостакович произнёс перед микрофоном вступительное слово: «Нет более благородных и возвышенных задач, чем те, которые вдохновляют нас на борьбу с тёмными силами гитлеризма. И когда грохочут пушки, поднимают свой могучий голос наши музы».

До войны Дмитрий Дмитриевич жил в городе Ленинграде. Конечно, в первые дни войны не до сочинения музыки. Шостакович ходил по разным учреждениям и добивался отправки на фронт. Когда из этого ничего не вышло, он записался в народное ополчение и был направлен в пожарную команду для дежурств на крыше во время налётов. А в свободное от таких обязанностей время, он занимался организацией концертов, как и другие композиторы, он сочинял для фронтовых концертов песни, делал разные переложения – ведь рояль в землянку не потащишь.

Когда композитору окончательно отказали послать его на фронт, а фашисты уже бомбили его любимый город, Шостакович ощутил, что должен делать что – то более серьёзное. Он решил музыкой сказать людям самое важное и главное. Так он и начал сочинять свою Седьмую симфонию.

Разве погибнуть ты нам завещала, Родина?

Жизнь обещала, любовь обещала, Родина.

Разве для смерти рождаются дети, Родина?

Разве хотела ты нашей смерти, Родина?

Пламя ударило в небо! — Ты помнишь, Родина?

Тихо сказала: «Вставайте на помощь» Родина.

Славы никто у тебя не выпрашивал, Родина.

Просто был выбор у каждого: я или Родина.

Самое лучшее и дорогое – Родина.

Горе твоё – это наше горе, Родина.

Правда твоя – это наша правда, Родина.

Слава твоя – это наша слава, Родина.

«Реквием» Р. Рождественский.

Вначале большие листы партитурной бумаги просто лежали на краю стола, композитор делал только наброски. Работа продвигалась очень быстро, Шостакович почти не исправлял. Как будто его подстёгивало всё, что происходило вокруг. Музыка постоянно звучала у него в ушах и была как бы готова. Он просто словно записывал то, что слышал внутри себя, листы с партитурой всегда были с ним.

Симфония была написана очень быстро, несмотря на вынужденные перерывы, связанные с эвакуацией в город Куйбышев. 27 декабря 1941 года была поставлена точка в конце четвёртой заключительной части. На титульном листе композитор написал: «Посвящается городу Ленинграду». Впервые симфония прозвучала в городе Куйбышеве.

Ещё до исполнения Седьмой публично Алексей Толстой, присутствовавший на генеральной репетиции, отозвался о симфонии так:

«Седьмая симфония возникла из совести русского народа, принявшего без колебаний смертный бой с чёрными силами..»

Несомненно, при первом исполнении симфонии в Самаре присутствовали дипломаты и зарубежные корреспонденты. Несомненно, потом, что о чрезвычайном событии тотчас же стало известно за границей. Четверо крупнейших американских дирижёров – Стоковский, Кусевицкий, Орманди и Родзинекий обратились во Всесоюзное общество культурных связей с просьбой срочно, самолётом, выслать в США партитуру и запись на пластинку оркестрового исполнения симфонии в СССР. Такая же просьба поступила из Великобритании.

Когда симфония была закончена, с партитуры была снята фотокопия, и на военном самолёте была отправлена круговым путём через Африку в США, где её исполняли лучшие дирижёры мира.

В Соединённых Штатах Седьмая была исполнена 19 июля 1942 года. Ворох поздравительных телеграмм композитору в Россию. Похвальные рецензии. «Аплодисменты равны по силе мощному финалу симфонии..В течение 10 минут в зале творилось нечто невообразимое. Публика стоя приветствовала оркестр и дирижёра. После 80-минутного исполнения Тосканини (именно он дирижировал в США), почти шатаясь, гордый и счастливый, сошёл с эстрады.

Но самое главное исполнение состоялось в осаждённом Ленинграде 9 августа 1942 года.

9 августа 1942 года шёл 355-й день блокады. Большой зал Ленинградской филармонии не вместил всех желающих послушать 7 симфонию Дмитрия Шостаковича, впервые исполняемую в городе на Неве. Дирижировал К. И. Элиасберг.

Своеобразным вступлением к симфонии, создававшейся в осаждённом Ленинграде и проникнутой верой в победу над фашизмом, явились раскаты батарей нашей дальнобойной артиллерии. Это не было случайным совпадением. Командующий Ленинградским фронтом генерал армии Л. А. Говоров приказал огнём батарей 42-й армии предупредить вражеский обстрел, который мог прервать исполнение. Операция называлась «Шквал», впрочем, не только в подавлении огня фашистских батарей проявилась забота военных об успехе концерта. В оркестр радиокомитета были включены военные музыканты, специально откомандированные из частей для участия в исполнении 7 симфонии.

Эта симфония, над которой Шостакович работал в осаждённом Ленинграде, стала музыкальным памятником Великой Отечественной войне 1941-1945 г.. Её исполнение имело огромный общественный резонанс, способствовало сплочению международных антифашистских сил. «Нашей победе над фашизмом, нашей грядущей победе над врагом, моему родному городу – Ленинграду я посвящаю свою 7-ю симфонию» — писал Шостакович в газете »Правда» (29 марта 1942).Композитор пронизал симфонию максимальной эмоциональной страстностью и духом истинного гуманизма. Многие произведения Шостаковича последующих лет наполнены отголосками той антитезы, которая была с предельной выпуклостью выражена в первой части симфонии. Как образ Родины (заглавный, сквозной образ 7-й симфонии), так и жуткий плакатно – обобщённый машинизированный образ нашествия породили немало аналогий в сочинениях советских композиторов на военную тематику.

«Какой дьявол может победить народ, способный создавать музыку, подобную этой? Эта музыка выражает мощь России так, как этого никогда не передаст слово». Так писала одна из американских газет того времени.

«В это время я выполнял две обязанности: композитора и пожарника – дежурил на крыше консерватории. И таскал туда партитуру, не мог от неё оторваться. Знаете, иногда можешь всё- таки оторваться, а вот тогда я не мог. Не люблю такие слова про себя говорить, но это была самая моя вдохновенная работа».

Д. Д. Шостакович.

«Работал быстро, много, напряжённо. Мне хотелось создать произведение о наших днях, о нашей жизни. О советских людях, которые не жалеют сил и жизни во имя победы над врагом».

Д. Д. Шостакович.

Дежурить шёл, надев комбинезон

И то и дело каску поправляя

С консерваторской крыши видел он

Весь Ленинград, до заводских окраин

Затишье страшно стиснуло виски.

Достал, спеша, огрызок карандашный

И чистые эскизные листки

И – на бумагу замысел вчерашний

На этот, в нотных контурах листок,

Как будто знак иного звукоряда,

Внезапно пепел неостывший лёг

Сгоревшего Бадаевского склада.

Такое чувство брезжило в душе,

Как будто в самом воздухе Седьмая

Жила неслышно до него уже,

А он лишь ловит звуки, ей внимая.

(из поэмы «Шостакович» Л. Болеславского).

В блокадном Ленинграде музыка помогала голодающим жителям выжить, не пасть духом, найти в себе силы на борьбу с лютым врагом и, наконец, победить!

Когда в 1941 году началась война, Дмитрий Дмитриевич вступил добровольцем в ряды народного ополчения. Он рыл окопы, в пожарной команде, нёс дежурства на крыше Консерватории. В то же время композитор давал концерты в филармонии. Он говорил: «Моим оружием была музыка». Шостакович видел, как фашисты обстреливают Ленинград. И он видел, как русские сражаются. В нём зарождалось произведение, которое показало противостояние врагу.

Впоследствии, узнав о дежурствах Шостаковича на крыше во время бомбёжек, Борис Филиппов, возглавлявший в Москве Дом работников искусств, высказал сомнение, стоило ли композитору так рисковать собой – «ведь это могло бы лишить нас Седьмой симфонии», и услышал в ответ: «А может быть, иначе и не могло бы этой симфонии. Всё это надо было прочувствовать и пережить».

Шостакович начал работать над Седьмой симфонией 19 июня 1941 год, а закончил 27 декабря в Куйбышеве.

16 сентября 1941 год город бомбили фашистские самолёты, и под гул зенитных орудий и разрывов бомб по Ленинградскому радио раздавался голос Д. Д. Шостаковича со словами: «Час тому назад я закончил партитуру двух частей большого симфонического сочинения. Если..удастся закончить третью и четвёртую части, то тогда можно будет назвать это сочинение «Седьмой симфонией». Так страна узнала о рождении произведения, известного всему миру как «Ленинградская симфония». Почему же Шостакович так назвал свою симфонию? Дмитрий Дмитриевич родился, учился, жил и работал в Ленинграде и начал писать симфонию в осаждённом городе. Он видел, как защищался героический город и его бесстрашные жители. Когда он закончил свою симфонию, он написал такие строки:

«Нашей победе над фашизмом, нашей грядущей победе над врагом, моему любимому городу Ленинграду я посвящаю свою седьмую симфонию».

«Ах, Дмитрий Дмитрич! На дворе война,

Простите, милый, но кому, дружище,

Сегодня ваша музыка нужна?

Солируют фугасы. Пули свищут.

Кромешный ад. Селения горят.

Прёт супостат. Не до гармоний вечных.

Когда, мой милый, пушки говорят,

Смолкают музы. С музыкой, конечно.

Смолкают? Нет уж! Нет!

Молчать нельзя! –

Оборотясь, отрезал. За очками,

Казалось. Полыхнули не глаза.

А из души прорвалось пламя».

(из поэмы Л. Болеславского «Шостакович»)

Каждый человек искусства откликается на происходящее через свои сочинения. Музыкант и композитор передаёт свои чувства, конечно же, через музыку.

Шостакович закончил симфонию в Куйбышеве, куда был эвакуирован. Здесь же впервые симфония и прозвучала 5 марта 1942года, а 29 марта — в Москве. Музыка транслировалась на всю страну. Тогда и возникла идея исполнения её в осаждённом Ленинграде. Возможно ли такое – симфония в блокадном городе?

Люди умирали с голода. В день получали «125 блокадных грамм с огнём и кровью пополам». Замёрзли водопроводные и канализационные трубы, жители остались без воды – её можно было брать только из Невы. Перестали работать электростанции, в домах погас свет.

Шла к отцу и слёз не отирала:

Трудно было руку приподнять.

Ледяная корка застывала

На лице, отёкшем у меня.

Тяжело идти среди сугробов:

Спотыкаешься, едва бредёшь.

Встретишь гроб –

Не разминуться с гробом:

Стиснешь зубы и –

Перешагнёшь.

Друг мой, друг, и я, как ты,

Встречала

Сотни их, ползущих по снегам,

Я, как ты, через гробы шагала…

Память вечная таким шагам.

Память вечная, немая слава

Лёгкий, лёгкий, озарённый

Путь..

Тот, кто мог тогда перешагнуть

Через гроб, — на жизнь имеет право…

(Ольга Бергольц «Дневные звёзды»)

Вместо супа – бурда из столярного клея,

Вместо чая – заварка сосновой хвои.

Это б всё ничего, только руки немеют,

Только ноги становятся вдруг не твои.

Только сердце внезапно сожмётся, как ёжик,

И глухие удары пойдут невпопад…

Сердце! Надо стучать, если даже не можешь.

Не смолкай! Ведь на наших сердцах – Ленинград.

Бейся, сердце! Стучи, несмотря на усталость,

Слышишь: город клянётся, что враг не пройдёт!

Сотый день догорал. Как потом оказалось,

Впереди оставалось ещё восемьсот.

(Ю. Воронов).

В оркестре Радиокомитета в живых осталось только 15 человек, а нужно не менее 100. По радио было объявлено о регистрации оставшихся в живых музыкантов филармонии – их набралось всего 28 человек. Один приковылял в филармонию самостоятельно. Других вели под руки. Флейтиста привезли на санках — у него не двигались ноги. Дирижёр Элиасберг, шатающейся от слабости. Обходил госпитали в поисках музыкантов. Разыскали и созвали всех бывших в городе музыкантов и ещё тех, кто играл в армейских и флотских фронтовых оркестрах под Ленинградом, хотя на передовой каждый человек был на вес золота.

Первая репетиция симфонии эта самая удивительная репетиция в истории мировой музыки. Восемьдесят измождённых людей смотрели друг на друга полными слёз глазами и гордились, что не только выжили в эту страшную блокадную зиму, но и играли. Всего пятнадцать минут длилась первая репетиция, на большее не хватало сил, но всем стало ясно – оркестру быть. Музыканты стали получать дополнительно горячие обеды.

Даже в таких условиях город продолжал жить, работать и бороться.

Работали фабрики и заводы – выпускали снаряды, ремонтировали танки, шили обмундирование. Дежурили бригады добровольцев, спасавшие памятники, дворцы, дома от зажигательных бомб, которые фашистские самолёты сбрасывали на город. Каждый день сотни и тысячи ленинградцев умирали от голода, замерзали на улице и в неотапливаемых домах, погибали под бомбёжками. Но люди выстояли, они сохранили красивейший город мира. Шла битва – рабочая битва: женщины, старики, дети, все, кто мог на заводах и фабриках выпускали и ремонтировали танки, самолёты, снаряды. По 12 – 15 часов стояли люди у станков, это был их трудовой фронт, их трудовой подвиг. Они своим самоотверженным трудом приближали победу и ждали с войны своих мужей, сыновей, отцов, братьев. Действовала «Дорога жизни», соединяющая Ленинград со всей страной. И всё это благодаря стойкости, героизму, мужественности ленинградцев.

Несмотря на голод, холод, болезни, ленинградцы не пускали врага в родной город.

Почему именно в Ленинграде решили исполнить симфонию и именно 9 августа 1942 года? Именно 9 августа немцы обещали занять Ленинград. Они даже заготовили пригласительные билеты в ресторан «Астория» на празднование взятия Ленинграда.

Надо было показать всей стране и миру, что город Ленина жив и борется, а этим поднять дух людям в осаждённом городе.

Премьера состоялась в воскресенье. Зал был полон – очереди за билетами были длиннее, чем в булочные. Почему это стало возможным можно ответить стихотворением Николая Савкова. Участника тех событий. Он написал стихи о «людях города – фронта» слушающих музыку Шостаковича:

И не знали они.

Что когда в знак начала

Дирижёрская палочка поднялась –

Над краем передним

Как гром, величаво



Страницы: 1 | 2 | Весь текст