Творчество Бунина в период эмиграции

Содержание:

Введение…………………………………………………………………….2

Часть 1. Краткая биография И. А. Бунина……………………………3

1.1.Детство и юность писателя………………………………3

1.2.Начало творчества………………………………………… 4

1.3.Творческий подъем и рост популярности………………6

1.4.Эмиграция………………………………………………………7

Часть 2. Творчество Бунина в период эмиграции……………………..11

2.1.Рассказы периода эмиграции……………………………… 11

2.2.Бунин И. А. о России………………………………………… 18

2.3. «Окаянные дни»……………………………………………… 20

2.4.«Жизнь Арсеньева»……………………………………………23

2.5.«Темные аллеи»……………………………………………… 28

Заключение…………………………………………………………………32

Список литературы……………………………………………………….33

Введение.

Иван Алексеевич Бунин является одним из выдающихся писателей и поэтов XX века, последним классиком русской литературы. Даже его прозаические произведения несут в себе неповторимый отпечаток руки автора, роднящих их с поэзией.

Произведения Бунина неповторимы, они наполнены совершенно особенной поэзией и яркими, емкими образами, вошедшими в бесценную копилку мировой литературы.

Стоит сказать, что все творчество Бунина цельно, в нем наблюдается определенная преемственность основных линий и тем, которые в нем затрагиваются. Вместе с тем, творчество И.А. Бунина периода эмиграции значительно отличается от предшествующего времени некоторой трагедийностью, а также особенно острым восприятием действительности.

Главная цель данной работы состоит в анализе произведений И. А. Бунина, написанных им в эмигрантский период, а также выявление основных тем его произведений в это время.

Часть 1. Краткая биография И. А. Бунина.

1.1.Детство и юность писателя.

Бунин Иван Алексеевич родился 10 (22) октября 1870 года в Воронеже в старинной дворянской, но обедневшей семье. Иван Алексеевич состоял в дальнем родстве с братьями Киреевскими, Гротами, Юшковыми, Войковыми, Булгаковыми и Соймоновыми.

Говоря о родителях писателя, стоит отметить, что его отец был весьма сумасбродным человеком, разорившимся из-за пристрастия к вину и картам. В юности он участвовал в Крымской войне 1853–1856 годов, где встречался с Л. Толстым. Мать Ивана Алексеевича была глубоко религиозной женщиной, обладала грустной поэтической душой. Согласно семейным преданиям, она происходила из княжеского рода.

Именно своим происхождением и особенностям характеров своих родителей Бунин во многом обязан основными темами своего раннего творчества – темой гибнущих дворянских гнезд.

Когда Бунину исполнилось три года, семья была вынуждена переехать из Воронежа в Елецкий уезд, в наследственное поместье на хуторе Бутырки, где и прошло детство писателя. Среди первых детских впечатлений были рассказы матери, дворовых, странников, стихия фольклорной сказки, песни и легенды, живая плоть исконной русской речи, кровная связь с природой и среднерусским ландшафтом и, наконец. В это же время будущий писатель переживает большое душевное потрясение – смерть младшей сестры. Именно из этих детских впечатлений и вырастают все основные темы будущего творчества писателя.

В 1881 Бунин поступил в первый класс Елецкой гимназии, откуда был отчислен в 1886 году 1886 за неявку с каникул. В возрасте 19 лет он покинул отчий дом, по слова матери «с одним крестом на груди».

Дальнейшая судьба Ивана Алексеевича во многом определялась двумя важными обстоятельствами. Во-первых, будучи дворянином, он не получил даже гимназического образования, а во-вторых, после ухода из-под родительского крова никогда не имел собственного дома и провел всю жизнь в отелях, чужих домах и съемных квартирах.

Одновременное тяготение к дворянским традициям и отталкивание от них во многом определили не только особенности его творчества, но весь стиль жизни1. Сам Бунин так писал об этом периоде своей жизни в одном из своих произведений: «Разве есть у меня теперь родина? Если нет работы для родины, нет и связи с нею. А у меня нет даже и этой связи с родиной – своего угла, своего пристанища…И я быстро постарел, выветрился нравственно и физически, стал бродягой в поисках работы для куска хлеба, а свободное время посвятил меланхолических размышлениям о жизни и смерти, жадно мечтая о каком-то неопределенном счастье…Так сложился мой характер, и так просто прошла моя молодость2».

1.2.Начало творчества.

Совершенно особенное влияние на становление личности Бунина оказал его старший брат Юлий, народник-публицист, под руководством которого Иван Алексеевич изучил гимназическую программу.

В 1889 году И. А. Бунин переехал к брату в Харьков, где попал в народническую среду, которую потом саркастически описал в романе Жизнь Арсеньева (1927–1933 гг.).

Говоря о начале творческого пути Ивана Алексеевича Бунина, стоит отметить, что первые стихи он начал писать еще в возрасте 7–8 лет, подражая Пушкину и Лермонтову. Дебют Бунина-поэта состоялся в 1887 году, когда столичная газета «Родина» опубликовала его стихотворение «Над могилой Надсона», а в 1891 г. выходит его первая поэтическая книга «Стихотворения 1887–1891 гг.».

В 1890-е Бунин пережил серьезное увлечение толстовством, «переболел» идеями опрощения. Он посещал колонии толстовцев на Украине и даже сам желал «опроститься», занявшись бондарским ремеслом. От подобного шага молодого писателя отговорил сам Лев Николаевич Толстой, встреча с которым произошла в Москве в 1894 году. Стоит сказать, что несмотря на неоднозначную оценку толстовства как идеологии, художественная мощь Толстого-прозаика навсегда осталась для Бунина безусловным ориентиром, как и творчество А. П. Чехова3.

В начале 1895 года в Петербурге, а затем и в Москве, Бунин постепенно входит в литературную среду, знакомится с А. П. Чеховым, Н. К. Михайловским, сближается с В. Я. Брюсовым, К. Д. Бальмонтом, Ф. Сологубом.

В 1901 году Бунин даже издает в символистском издательстве «Скорпион» сборник лирики «Листопад», но на этом близости писателя к модернистским кругам пришел конец, и в дальнейшем его суждения о модернизме были неизменно резкими. Иван Алексеевич Бунин осознавал себя последним классиком, отстаивающим заветы великой литературы перед лицом «варварских» соблазнов «серебряного века4».

1.3.Творческий подъем и рост популярности.

1890-е–1900-е годы стали временем напряженной работы и бурного роста популярности Бунина. В этот период выходит в свет его книга «На край света и другие рассказы» (1897 г.), стихотворный сборник «Под открытым небом» (1898 г.).

Самостоятельно выучив английский язык, Бунин переводит и издает в 1896 году поэму американского писателя Г. Лонгфелло «Песнь о Гайавате». Эта работа сразу была оценена как одна из лучших в русской переводческой традиции, и за нее в 1903 году Российская академия наук присудила Бунину Пушкинскую премию, а уже в 1902–1909 гг. издательство «Знание» выпускает его первое собрание сочинений в пяти томах.

В ноябре 1906 года Бунин познакомился с В. Н. Муромцевой (1881–1961 гг.), ставшей его женой. Весной 1907 года Бунин с супругой отправляются в путешествие в Египет, Сирию и Палестину. Впечатления от путешествий разных лет впоследствии сложились в книгу «Тень птицы» (1931 г.). Стоит отметить, что уже к этому времени в сознании читателей и критиков Бунин был одним из лучших писателей России. В 1909 году ему вновь присуждается Пушкинская премия, его избирают почетным академиком Российской академии наук.

Начало первой мировой войны было воспринято Буниным как величайшее потрясение и предзнаменование крушения России. С резкой враждебностью встретил он и Февральскую революцию, и Октябрьскую, запечатлев свои впечатления от этих событий в дневнике-памфлете Окаянные дни, опубликованном в 1935 году, в Берлине5.

1.4.Эмиграция.

В январе 1920 года Бунин покинул Россию и поселился в Париже. Стоит сказать, что в дореволюционный период И. А. Бунин никогда не участвовал в политических событиях. Тем не менее, в эмигрантский период он активно включается в жизнь русского Парижа. Так, с 1920 года он встал во главе Союза русских литераторов и журналистов, выступал с воззваниями и обращениями, вел регулярную политико-литературную рубрику в газете «Возрождение» в 1925–1927 гг. В Грасе он создал подобие литературной академии, куда вошли молодые писатели Н. Рощин, Л. Зуров, Г. Кузнецова.

Бунин И. А. оказался единственным писателем-эмигрантом, который, несмотря на понесенный творческий урон, сумел преодолеть кризис и продолжал работать в необычных, чрезвычайно неблагоприятных для любого писателя условиях, совершенствуя собственный художественный метод.

За годы эмиграции Буниным было написано десять новых книг в прозе, в том числе «Роза Иерихона» (1924 г.), «Солнечный удар» (1927 г.), «Божье древо» (1931 г.), повесть «Митина любовь» (1925 г.). В 1943 году в свет выходит вершинная книга своей малой прозы, сборник рассказов «Темные аллеи», которая полностью была издана в 1946 году6.

Оказавшись в зрелые годы на чужбине, в глазах первого поколения русской эмиграции Бунин стал олицетворением верности лучшим традициям отечественной литературы. Вместе с тем, еще при жизни Бунина заговорили о нем, как о блестящем мастере не только российского, но и мирового уровня. Именно ему в 1933 году первому из наших соотечественников была присуждена Нобелевская премия по литературе, вручение которой проходило 10 декабря.

В Нобелевском дипломе, выполненным специально для Бунина в русском стиле, было записано, что премия присуждена «за художественное мастерство, благодаря которому он продолжил традиции русской классики в лирической прозе7».

Вместе с тем, стоит отметить, что далеко не все столь однозначно и благожелательно отнеслись к присуждению Бунину Нобелевской премии. Так, А. Толстой подчеркивал: «Я прочел три последних книги Бунина — два сборника мелких рассказов и роман «Жизнь Арсеньева». Я был удручен глубоким и безнадежным падением этого мастера…его творчество становится пустой оболочкой, где ничего нет, кроме сожалений о прошлом и мизантропии8».

Годы Второй мировой войны Бунин провел в Грасе, испытывая крайнюю нужду. После 1917 года Бунин всегда оставался непримиримым противником советской власти, но, тем не менее, в отличие от многих именитых русских эмигрантов, никогда не был на стороне нацистов.

Вернувшись после войны в Париж, Бунин посетил советское посольство, дал интервью промосковской газете «Советский патриот» и вышел из состава Парижского Союза русских писателей и журналистов, когда тот принял решение об исключении из своих рядов всех, кто принял советское гражданство. Во многом благодаря именно этим шагам стало возможным постепенное возвращение книг И. А. Бунина на родину еще в 1950-е годы. Вместе с тем, русская эмиграция восприняла демарш Бунина как отступничество, тогда от него отвернулись многие близкие люди9.

Тем не менее, Иван Алексеевич не вернулся в советскую Россию, несмотря на боль разлуки с родиной, не покидавшей его все эти годы. Вероятнее всего, это было связано, в первую очередь с тем, что Бунин прекрасно понимал, что жизнь его уже прожита и он не хотел оказаться чужим на своей любимой родине. Сам он говорил: «очень трудно и тяжко возвращаться глубоким стариком в родные места, где когда-то прыгал козлом. Все друзья, все родные – в могиле. Будешь ходить как по кладбищу10».

Последние годы жизни Бунина, внутренне одинокого, желчного и пристрастного человека, были проникнуты желанием осудить все, что ему представляется чуждым, а потому лживым и пошлым. Умер Бунин 8 ноября 1953 в Париже и похоронен на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем.

Охватывая более шестидесяти лет, творчество Бунина свидетельствует о постоянстве его натуры. Все произведения Бунина, независимо от времени их создания, исполнены интересом к вечным загадкам человеческого существования, обозначены единым кругом лирико-философских тем. Среди основных тем его произведений (как лирических, так и прозаических) следует выделить темы времени, памяти, наследственности, любви и смерти, погруженности человека в мир неведомых стихий, обреченности человеческой цивилизации, непознаваемости на земле окончательной истины, а также родины.

И. А. Бунин вошел в историю уникальным «архаистом-новатором». Он сумел объединить в своем творчестве высокую традицию русского слова с тончайшей передачей опыта трагически изломанной, приобщившейся к иррациональному, но взыскующей цельности человеческой личности XX века. При этом, опыт этот не разлагал язык классики, а подчинялся ему и поверялся им11.

Часть 2. Творчество Бунина в период эмиграции.

2.1.Рассказы периода эмиграции.

Еще в конце 1916 года у Бунина начался творческий кризис, продолжившийся несколько лет: с конца 1916 года до января 1920 г. у Бунина с трудом можно набрать даже десяток мелких произведений. Некоторые из них представляют собою этюды, переделанные из дневниковых записей («Последняя весна», «Последняя осень», «Брань»). Другие являются пересказами легенд, исторических событий, построены на книжном материале («Готами», «Андре Шенье»).

1920 год был первым годом в эмиграции, для Бунина- весьма сложный период, когда он фактически перестает писать, лишь в декабре он пишет маленький незначительный рассказ «Метеор».

Последовавшие затем два года сохранили бунинские записи, свидетельствующие о разъедавшей его тоске, безнадежности написать что-нибудь значительное и какой-то сладкой грусти по оставленной родине.

К творчеству Иван Алексеевич начинает возвращаться очень медленно. При этом, настроения его пессимистичны и неустойчивы – больше всего в это время ему хотелось бы забыть об окружавшей действительности. Он погружается в свои старые записи о поездке на Цейлон, пишет рассказы «Третий класс», «Ночь отречения».

Глубоким отчаянием пронизан рассказ о художнике («Безумный художник»), который, страстно желая воплотить на своем полотне божественную мировую гармонию, независимо от своей воли запечатлевает картину ужасающего разрушения и гибели. Практически сразу после этого Бунин создает ярчайшую в своей правдивости, беспощадности и художественной силе сцену собственного бегства за границу из Одессы на утлом французском суденышке «Патрас» («Конец»).

Постепенно все же в творчестве писателя появляется и начинает звучать и новая нота: «Нет разлук и потерь, доколе жива моя душа, моя Любовь, Память! В живую воду сердца, в чистую влагу любви, печали и нежности погружаю я корни и стебли моего прошлого12…». Эти слова становятся своеобразным бунинским художественным девизом, теперь любовь и память все чаще начинают вдохновлять его на воссоздание прошлого, которое видится писателю в ином, преображенном виде.

Порой Бунин будто переживает то, что испытал крестьянин Гаврила, увидевший, как преобразилась, предстала в ином свете его только что умершая мать («Преображение»). В рассказе «Косцы» главная прелесть для него не только в крестьянах и их дивном пении: «Прелесть была в том, что все мы были дети своей родины и были все вместе и всем нам было хорошо, спокойно и любовно без ясного понимания своих чувств, ибо их и не надо, не должно понимать, когда они есть. И еще в том была (уже не сознаваемая нами тогда) прелесть, что эта родина, этот наш общий дом была — Россия, и что только ее душа могла петь так, как пели косцы в этом откликающемся на каждый их вздох березовом лесу13».

Тем не менее, родина далеко не всегда является творческому взору писателя в розовом свете, память дарит ему и другую Россию. Бунин отлично помнит и заостренно то, что можно обозначить словом «суходольщина» — в лице некоего опустившегося помещика, сына беглой дворовой девки и барина («Сосед»).

Очень интересен в социально-историческом плане рассказ «Слава» — о русских мошенниках, плутах и жуликах, выдававших себя за юродивых и даже святых, торжествующе шествующих по темной, дремучей России, одурачивая народ.

В первой половине 1920-х годов особенно сильна в творчестве Бунина борьба двух начал: мрака и света. Так, в рассказах «Город царя царей» (о стертой с лица земли древнецейлонской столице), «Огнь пожирающий» (о смерти прекрасной женщины, от которой осталась лишь горстка пепла) писатель побежден чувством безнадежности.

Вместе с тем, рассказ «Несрочная весна», не знающий себе равных по страстности выраженной в нем любви и тоски, представляет собой переломный момент в мировоззрении автора. Пожалуй, это единственный рассказ, написанный Буниным как бы из далека и высока, он подобен сну, где описываемое не воссоздано с натуры, а придумано.

Здесь, при всей кажущейся конкретности деталей, все здесь, в сущности, абстрактно и условно. Все это как будто страшный сон, а не реальность. Болью одиночества пронизан весь бунинский рассказ, болью человека, не только утратившего родину, но и знающего, что никакой второй родины или хотя бы подобия домашнего «гнезда» ему не обрести, что ему просто нет места в современной ему действительности .

Именно в этом рассказе проще и легче всего усмотреть реквием по прекрасному разрушенному прошлому и анафему зловещему и неуютному настоящему. Однако, главное в «Несрочной весне» в порыве из тьмы к свету, от разрушения – к жизни, поиски человеком опоры в мире, изначально подверженном катастрофам, насилию и жестокостям. Такой опорой, таким выходом является природа, не подвластная никакому злу. Такой опорой является также то прекрасное, созданное на земле руками и духом человека, начиная от изумительных дворцов и кончая волшебными стихами; все та же красота, которая спасет мир, — эту «формулу» Достоевского Бунин, сам того не ведая (поскольку Достоевского не любил и не принимал), как бы подхватывает и утверждает.

А в финале рассказа «Богиня разума» (1924 г.) прямо сказано то, что не досказано в «Несрочной весне»: «от жизни человечества, от веков, поколений остается на земле только высокое, доброе и прекрасное, только это. Все злое, подлое и низкое, глупое в конце концов не оставляет следа: его нет, не видно. А что осталось, что есть? Лучшие страницы лучших книг, предание о чести, о совести, о самопожертвовании, о благородных подвигах, чудесные песни и статуи, великие и святые могилы, греческие храмы, готические соборы… и Смертию смерть поправ14».

В рассказе «Скарабеи», написанном в том же году, природное бунинское жизнеутверждение одерживает окончательную победу. Иван Алексеевич здесь уже не горько усмехается по поводу того, что от пятитысячной истории Египта осталась лишь горстка царских скарабеев, а, наоборот, радуется тому, что его сердце, сердце живого человека, связано с умершим много столетий назад сердцем египтянина, связано верой в жизнь, а не в смерть.

С 1924 года в творчестве Бунина усиливается мотив доброты. «Все мы в сущности своей добры, — пишет он в маленьком этюде «Слепой», — Я иду, дышу, вижу, чувствую, — я несу в себе жизнь, ее полноту и радость. Что это значит? Это значит, что я воспринимаю, приемлю все, что окружает меня, что оно мило, приятно, родственно мне, вызывает во мне любовь. Так что жизнь есть, несомненно, любовь, доброта, и уменьшение любви, доброты есть всегда уменьшение жизни, есть уже смерть15». Таким образом, природное жизнелюбие художника пытается преодолеть издавна мучившую его проблему жизни и смерти.

Противопоставление же смерти Бунин видит в любви. Начиная с середины 1920-х годов, тема любви входит в его творчество, а к концу 1930-х и в 1940-е годы, становится ведущей темой творчества писателя.

Самым большим рассказом 1920-х годов двадцатых годов является «Дело корнета Елагина». Главный герой его влюблен в актрису, он переживает мучительную и сокрушающую любовь – ту первую любовь, которая, по словам писателя, «сопровождается драмами, трагедиями, но совсем никто не думает о том, что как раз в это время переживают люди нечто гораздо более глубокое, сложное, чем волнения, страдания, обычно называемые обожанием милого существа; переживают, сами того не ведая, жуткий расцвет, мучительное раскрытие, первую мессу пола16».

Эта «первая месса пола», в понятии. Бунина, — явление космического масштаба, поскольку в человеке, в этом микромире, частице природы, происходят катаклизмы, потрясающие до основания его хрупкую телесную основу, когда в ощущениях человека преображается весь мир, когда до предела обострена чувствительность ко всему вокруг.

Отношения Елагина и Сосновской, горячее чувство его и переменчиво, капризно, переходы от равнодушия к отчаянию и к внезапным проявлениям нежности автобиографичны (та же ситуация в повести «Митина любовь», в романе «Жизнь Арсеньева»). Ревность героя не только естественна, она неизбежна, поскольку «героиня» постоянно дает повод к ней.

В этом рассказе Бунин развивает свою давнишнюю мысль о том, что жестокую ревность, как и страстную любовь, чаще всего вызывают такие типы женщин, которые являют собою олицетворение «типичнейшего женского естества». Именно они всегда кажутся «загадочными», их невозможно понять, — да они и сами себя не понимают; они мятущиеся, неустойчивые, неопределенные, «недолепленные» природой душевно и духовно. Как правило, такие женщины страдают сами и заставляют страдать других. При этом, люди с особенно обостренной чувствительностью, с повышенным воображением тянутся к таким женщинам, как тянется корнет Елагин к изломанной и истеричной Сосновской.

В рассказе «Солнечный удар» философия любви Бунина находит свое дальнейшее развитие. Здесь стоит отметить, что в произведениях, написанных раньше, любовь была трагедийна потому, что она была неразделена, одинока. Здесь же ее трагедийность заключается именно в том, что она слишком сильна для того, чтобы продлиться, а значит обрыв встречи закономерен и неизбежен. Более того, оба любящих человека знают о том, что, если их встреча продлится, их жизни соединятся, то чудо, озарение, «солнечный удар», поразивший их, исчезнет.

По убеждению Бунина, любовь является неким высшим, напряженным моментом бытия, который, как зарницы в ночи, озаряет всю жизнь человека. Эта мысль особенно важна для жизни и творчества Бунина, с его повышенным, обостренным чувством жизни. В свои лучшие минуты писатель создавал настоящие лирико-философские эссе, похожие на стихотворения в прозе. Он постоянно перерабатывал на собственный лад мудрость древних, выбирая из нее все, что служило утверждению жизни, говорило об ее прелести и очаровании, при этом, отбрасывая то, что призывало к отрицанию ее радости и смысла.

Именно в такие светлые минуты были написаны рассказы «Ночь», «Воды многие» — настоящие гимны красоте, гармонии и загадочности мироздания, бесконечного во времени и пространстве, пронзительно передано ощущение самого себя как крохотной частицы вселенной.

Вполне справедливо причисляя себя к людям «мечты, созерцания, удивления себе и миру, людям умствования», Бунин не устает испытывать это удивление и задавать вопрос о том, чем же все-таки является земная жизнь хрупкого человеческого организма. Так, герой рассказа «Алексей Алексеевич», ощутив неладное в своем сердце, успел зайти к врачу и услышать от него небрежное заключение, после чего сел на извозчика и скоропостижно скончался. Стоит заметить, что речь идет в данном случае отнюдь не о пессимизме писателя, а все о том же его безмерном и неистощимом изумлении перед жизнью.

Начиная с июля 1927 года, Бунин с головой уходит в работу над романом «Жизнь Арсеньева» и рассказов пишет довольно мало. В 1930 году он печатает под рубрикой «Краткие рассказы» и «Далекое» множество (свыше сорока) миниатюрных эскизов, сценок и пейзажей.

В эти миниатюры различные воспоминания, которые приходили писателю в голову во время работы над романом, но не вошли в него. В отточенной, совершенной форме Бунин умел буквально в нескольких строках представить множество выразительных картин. Чаще всего эти картины отражали жизнь старой, дореволюционной России.

Эти бунинские «крохотки» принадлежат к совершенно особому жанру: маленькие стихотворения в прозе, затрагивающие самые различные темы и выраженные в разных формах. Они представляют собой зарисовки виденного («Ландо», «Обреченный дом», «Идол», «Красные фонари», «Ущелье»); живые сценки («Слон», «Телячья головка»). Есть среди них и диалоги («Слезы», «Капитал», «Коренной»), портреты («Убийца», «Небо над стеной», «Марья», «Старуха», «Дедушка»). К ним же относится и монолог («Постоялец»), анекдоты, остросюжетные новеллы, которые писатель вмещает в объем одной-двух страниц («Грибок», «Роман горбуна», «Молодость»). Среди этих «крохоток» есть миниатюры размером не более восьми-десяти строк: «Петухи», «Полдень», «Бродяга» и другие.

«Краткие рассказы» Бунина И. А. образуют своеобразную мозаику, из которой складывается широкая и яркая панорама старой России, в красках, контрастах, многоголосии17.

2.2.Бунин И. А. о России.

Тема тоски по родине и воспоминаний о былой России, является одной из важнейших, ведущих тем творчества Бунина периода эмиграции. Боль разлуки с родиной и нежелание смириться с неизбежностью этой разлуки привели к расцвету творчества писателя периода эмиграции, когда его мастерство достигает предельной филигранности. Практически все произведения этих лет о былой, дореволюционной России.

При этом, в его произведениях нет ностальгического елея и воспоминаний о «Москве златоглавой» со звонами колоколов. В булгаковской прозе присутствует иное ощущение мира, иное восприятия России.

Разрыв И.А. Бунина с Россией был вполне конкретен, как разрыв с советской Россией. Идеи социализма, оставшиеся абсолютно чуждыми И.А. Бунину теоретически, оказались еще более неприемлемыми в их практическом воплощении. Установленная государственность претендовала на руководство культурой, на создание культуры нового типа, но каноны пролетарской культуры были абсолютно далеки для И.А. Бунина, как и сам принцип государственного руководства литературным творчеством.

Отечественное и зарубежное литературоведение всегда оценивали И.А. Бунина как русского писателя, но именно приверженность писателя идеалам старой России оказалась невостребованной в советской России. Даже вручение Бунину Нобелевской премии было ударом для советского руководства.

Поэтому русскость И.А. Бунина оказалась востребованной вне России, на Западе. В некоторой степени, Нобелевская премия, которую получил писатель, была своего рода политическим протестом культурной общественности в Европе против большевизма и советизма, но одновременно премия была дана, действительно, гениальному литератору18.

Одного из главных принципов, обозначенных Иваном Алексеевичем еще в «Жизни Арсеньева»: «Из поколения в поколение наказывали мои предки друг другу помнить и блюсти свою кровь: будь достоин во всем своего благородства19», писатель придерживался всю жизнь. Во многом, именно из-за подобного отношения к жизни, пожалуй, ведущей темой его творчества эмигрантского периода была Россия – ее история, культура и обстановка.

В «Окаянных днях» И.А. Бунин напоминает о сохранении памяти и реальной оценке событий, которые предшествовали установлению в России Советской власти. В «Жизни Арсеньева» писатель пытается сказать, что нельзя строить будущее, разрушая прошлое, он хочет, чтобы народ помнил Россию такой, какой она была до революции, чтобы не забывал свое прошлое, потому что без него нет будущего20.

2.3. «Окаянные дни».

«Окаянные дни» представляют собой своеобразный дневник, где отражена действительность, окружавшая писателя в его последние годы жизни на родине. Повествование в дневнике ведется от первого лица, записи датированы и идут в порядке следования, друг за другом, но иногда наблюдается довольно длительные перерывы (до месяца и более).

Стоит заметить, что «Окаянные дни» были личными записями писателя и первоначально они не предназначались для публикации. В силу этого, дневник преимущественно обращен к событиям личной и общественной жизни, имеющим особое значение для писателя.

Здесь Бунин не только наблюдатель, но и участник всех происходящих событий. Он так же мог пострадать от рук бесчинствующего народа, как и любой другой человек, он на себе почувствовал первые последствия революции (раздел имущества, запрещение пользоваться электричеством, инфляцию, безработицу, голод, разрушение исторических памятников, грабежи, пьянство, уголовщину, грязь и кровь на улицах). «В Москве жизни уже не было, хотя и шла со стороны новых властителей сумасшедшая по своей бестолковости и горячке имитация какого-то будто бы нового строя, нового чина и даже парада жизни21». В произведении преобладает ощущение нереальности, жуткости, неприятия писателем всего происходящего в отечестве.

«Окаянные дни» состоят из двух частей, в первой из них, московской части, среди записей преобладают описания увиденных событий: уличных происшествий, слухов, диалогов, газетных статей. Читая эти записи, создается впечатление, что писатель еще полностью не осознал всю масштабность и опасность для него лично происходящие в городе и стране события. Во второй, одесской части, автор по большей части размышляет о виденном, о снах, предчувствиях, переживаниях, что выливается в спор о судьбе России.

Говоря непосредственно о восприятии автором Москвы в этот период, а также о том образе города, который предстает перед читателями «Окаянных дней», стоит отметить, что образ этот не вполне однозначен и, в некотором роде, странен. На протяжении всех московских записей Москва предстает перед нами как несуразное сочетание старого – то, что так внезапно и бессмысленно для Ивана Алексеевича закончилось, и нового – что так бесцеремонно вторглось и разрушило прежнюю жизнь.

В начале московских записей Бунин в описании Москвы еще, можно сказать осторожен, поскольку он сам еще не вполне осознал произошедшее: «На Красной площади слепит низкое солнце, зеркальный наезженный снег…Около артиллеристского склада скрепит валенками солдат в тулупе, с лицом, точно вырубленном из дерева. Какой ненужной кажется теперь эта стража!22». Бунин говорит не только о внешних изменениях в городе, в частности, на Красной площади, но подчеркивает саму суть происходящего – нелепость охраны в сложившейся ситуации, а также отмечает несуразность самого охранника.

Далее, на протяжении всей московской части «Окаянных дней» формулировки Бунина И. А. значительно меняются, становясь более жесткими и нетерпимыми. При этом, изменение тона записей относится к самым различным темам, в них затронутых, в том числе, и теме изменения самого города. Вместе с тем, стоит отметить, что записи эти никак нельзя назвать резкими – в них сквозит, скорее, недоумение, растерянность и раздражение от невозможности что-либо изменить, а также от нелепости и абсурдности происходящего.

«С горы за Мясницкими воротами – сизая даль, груды домов, золотые маковки церквей. Ах, Москва! На площади перед вокзалом тает, вся площадь блещет золотом, зеркалами. Тяжкий и сильный вид ломовых повод с ящиками. Неужели всей этой силе и избытку конец? Множество мужиков, солдат в разных, в каких попало шинелях и с разных оружием – кто с саблей на боку, кто с винтовкой, кто с огромным револьвером у пояса…Теперь хозяева всего этого, наследники всего этого колоссального наследства они23».

Читая «Окаянные дни» становится понятно, как с течение времени постепенно накапливалось в писателе чувство неизбежного, но он еще до конца не осознавал происходящего и в полной мере не понимал последствий его. Уже приняв решение о необходимости выезда из Москвы, он пишет: « «Вон из Москвы!»А жалко. Днем она теперь удивительно мерзка. Погода мокрая, все мокро, грязно, на тротуарах и мостовых ямы, ухабистый лед, про толпу же и говорить нечего. А вечером, ночью, пусто, небо от редких фонарей чернеет тускло и угрюмо. Но вот тихий переулок, совсем темный, идешь – и вдруг видишь открытые ворота, за ними, в глубине двора, прекрасный силуэт старинного дома, мягко темнеющий на ночном небе, которое тут совсем другое, чем над улицей, а перед домом столетнее дерево, черный узор его громадного раскидистого шатра24».

Таким образом, грусть и робкая надежа на возвращение былых времен в полной мере выразилась в описании Москвы. В «Окаянных днях» город предстает перед нами напуганным, недоумевающим. На протяжении текста записей мы видим, как сначала Москва еще была собой – старой Москвой, когда на фоне ее древнего великолепия «новый элемент» выглядел нелепо, неуместно. К концу же московской части старая Москва становится, скорее исключением, чем правилом – исподволь напоминая о себе через всю грязь и отталкивающую действительность происходящего.

2.4.«Жизнь Арсеньева».

С 1930 года в течение нескольких последующих лет Бунин работает над своим знаменитым автобиографическим романом «Жизнь Арсеньева». Эта книга стала своеобразным сплавом художественной автобиографии, мемуаров, лирико-философской прозы писателя. Бунин написано пять частей романа, герой был доведен писателем до двадцатилетия, после чего автор его покинул и больше к роману не возвращался.

Среди произведений, принадлежащих к так называемым художественным автобиографиям Бунина И.А., «Жизнь Арсеньева» занимает совершенно уникальное место. Следует заметить, что когда некоторые современники рассматривали эту книгу как биографию самого автора, Бунин негодовал, горячо возражал и утверждал, что «Жизнь Арсеньева» — это автобиография вымышленного лица.

Замысел книги об Алексее Арсеньеве был написать «Жизнь артиста» — поэта, в чьей душе уже с детства переплавляются «все впечатленья бытия», чтобы впоследствии быть воплощенными в слове. Поэтому «Жизнь Арсеньева», с одной стороны, на самом деле является автобиографией вымышленного лица, некоего собирательного «рожденного стихотворца».

Однако, с другой же стороны, эта книга является самым исповедальным из бунинских творений – такова ее диалектика, сочетание и двуединство реальности и вымысла, слияние правды и поэзии, воссоздания и преображения. Этим же объясняется и двуплановость романа, постоянное присутствие автора, прошедшего уже немалый жизненный путь, его точка зрения, его сегодняшнее мироощущение, как бы вливающееся в то, давнее. Возврат в детство, в юность – и тут же «скачок» в сегодняшний день, в собственное шестидесятилетие; то растворение в прошлом, то ретроспективное его воссоздание. Все это создает ощущение льющегося «потока сознания», воплощенного в такой же текучей, непрерывающейся, неспешной и плавной, с длинными периодами, лирической прозе.

«Жизнь Арсеньева» писалась в тот период жизни писателя, когда свойственное Бунину повышенное ощущение бытия не только не ослабевало, но все более и более укреплялось, приобретая новые оттенки. Обостренное чувство «тайн и бездн» жизни, ее каждого мгновения имело в то же время повышенное ощущение конца, такой же неразгаданности его, как и начала всякого существования.

Для Бунина был чрезвычайно важна мысль о том, что человек не знает своего начала, не помнит и не может помнить его, и точно так же не знает и не постигает того, что будет, когда оборвется его жизнь. Эта мысль появилась впервые еще в его путевых дневниках 1910-х годов, и она же красной нитью проходит сквозь многие зрелые и поздние его произведениям.

Неотступно присутствует эта мысль и в «Жизни Арсеньева», не всегда высказанная прямо, но постоянно подразумеваемая. Как художника очень большого творческого и личностного масштаба, Бунина угнетало, говоря словами Л. Н. Толстого, «созерцание двух концов жизни каждого человека». Характерным при этом является то, что так называемое сиюминутное существование с годами приобретало для Бунина все большую ценность.

Главная истина книги заключена в правде исповеди поэта, в которую втянут весь подвластный сознанию Арсеньева мир. Само рождение человека в мир, осознание этого события идет в сокровищницу душевных впечатлений Алексея Арсеньева, чтобы на всю жизнь остаться там.

Люди (родные, близкие, знакомые) были только лишь частью огромного мира, который входил в мальчика бесчисленным множеством своих воплощений, и в первую очередь, конечно, природой. Можно сказать, что Бунин «подарил» Арсеньеву собственную страстную влюбленность в природу, сверхчувствительность к ней. Так, философско-созерцательное отношение к природе побуждало Арсеньева к раздумьям о загадках и смысле самого бытия, мироздания, о бесконечности времени и пространства, постичь которые не в силах человеческий мозг. Всякое жизненное впечатление «переплавлялось» в сознании мальчика, его душа неустанно вела свою «тайную работу25».

Каждая из пяти книг «Жизни Арсеньева» заключает в себе определенные этапы, вехи этой духовной работы, происходящей в сознании героя. При этом, уже со школьных лет внутри героя постоянно присутствовало смутное желание выразить, сказать себя, томление от невозможности это сделать, в чем проявились своеобразные, но вполне определенные первые мечты о творчестве.

Самой важной частью является пятая книга «Жизни Арсеньева», где говорится об окончательном вырастании Арсеньева в поэта. Здесь стоит заметить, что в романе Бунин опускает тяжелые годы своей жизни, годы нужды, случайной и неинтересной работы, душевной депрессии – Арсеньев как бы перешагивает весь этот жизненный период.

Оставшись наедине с самим собой после расставания с любимой, главный герой весь отдается борьбе с «неосуществимостью»: с самим собой и с миром, — с тем, что он стремится выразить в слове и что не дается ему. Именно эта борьба за самое главное счастье научиться «образовать в себе из даваемого жизнью нечто истинно достойное писания» и заслоняет все другие чувства и стремления. За эту упорную борьбу Арсеньев получает и награду, когда в один прекрасный день счастье творчества вдруг открывается ему, когда на место душевных терзаний и мучительных поисков приходит спокойствие и простое, казалось бы очевидное решение: «без всяких притязаний, кое-что вкратце записывать – всякие мысли, чувства, наблюдения». Таким образом рождается художник-лирик, поэт, который должен писать обо всем, что наблюдает вокруг и чувствует, так рождается чувство долга художника, столь же органичное, сколь и сама потребность творчества26.

Сравнивая два больших произведений Бунина, написанных в эмиграции, «Жизнь Арсеньева» и «Окаянные дни», следует отметить, что оба они представляют собой размышления о России, ее особой исторической судьбе.

«Окаянные дни» — это дневник, где отражена действительность, окружавшая писателя в его последние годы жизни на родине. Повествование ведется, конечно же, от первого лица, а записи датированы и идут в порядке следования, друг за другом, но иногда наблюдается довольно длительные перерывы – до месяца, а иногда и больше.

Роман «Жизнь Арсеньева» представляет собой уже классическое литературное произведение, написанное по всем канонам литературного жанра для читателя. Как и в «Окаянных днях», да и в других его произведениях, центральной здесь является тема любви к России, но это уже другая любовь. Изначально это была любовь-боль, любовь-страдание, теперь же – она превратилась в любовь-воспоминание.

Временем действия И.А. Бунин специально выбрал потерянную для него и его единомышленников ушедшую, дореволюционную Россию, с которой были связаны творчество и сама жизнь, возможность такой жизни.

«Жизнь Арсеньева» создана уже по прошествии нескольких, довольно тяжелых для писателя лет, прошедших со времени событий, вынудивших писателя покинуть родину. Роман, в некотором смысле, стал для И. А. Бунина попыткой ухода от действительности и «возвращения» в прежнюю Россию утраченных иллюзий.

Сложно сказать, что было тяжелее для Ивана Алексеевича: острая боль утраты, когда, не смотря ни на что еще теплится надежда на возвращение, или давящая, ноющая боль тоски, когда он уже понимал, что пути назад нет и что вряд ли он когда-нибудь увидит свою родину снова. Именно эта боль-тоска и есть основа романа.

Как и в «Окаянных днях», в «Жизни Арсеньева» И.А. Бунин неоднократно обращается к истории России, вспоминает о ее былой мощи и славе, великих людях и великих событиях, цитирует слова историков — Татищева, Ключевского и др. В обоих произведениях Бунин приходит к выводу о том, жить одним будущим нельзя, не зная своего прошлого и ошибок истории, не выйдет построить будущее.

Вот в этом еще один скрытый смысл «Жизни Арсеньева» изложен автором в первых строках романа: «Вещи и дела, еще не написании бывают, тьмою покрываются и гробу беспамятства предаются, написании же яко одушевленные27». Именно в этом роман, по своему мировоззрению смыкается с «Окаянными днями».

2.5.«Темные аллеи».

«Темные аллеи» с полным правом можно назвать настоящей энциклопедией любви, где отражены самые различные моменты и оттенки в отношениях двоих людей. Это поэтичные, возвышенные переживания («Руся», «Натали»); противоречивые и странные чувства («Муза»); вполне заурядные влечения и эмоции («Кума», «Начало»). Здесь отражен весь спектр чувств, вплоть до низменного, животного проявления страсти, инстинкта («Барышня Клара», «Гость»).

Стоит сказать, что несмотря на столь многогранность отражения, все же в первую очередь и главным образом Бунина привлекает истинная земная любовь, гармония «земли» и «неба». Испытать такую Такая любовь –огромное счастье, но счастье как зарница: вспыхнуло – и исчезло.

Любовь в «Темных аллеях» всегда очень краткая. Чем эта любовь сильнее, совершеннее, тем скорее суждено ей оборваться. Оборваться, но не погибнуть, она должна осветить всю память и жизнь человека. Так, через всю жизнь пронесла свою любовь к «нему», некогда соблазнившему ее, Надежда, владелица постоялой «горницы» («Темные аллеи»), которая говорит: «Молодость у всех проходит, а любовь – другое дело27».

Двадцать лет не может забыть Русю «он», некогда молодой репетитор в ее семье, а героиня рассказа «Холодная осень», проводившая на войну своего жениха (его убили через месяц), не только тридцать лет хранит в сердце любовь к нему, но и вообще считает, что в ее жизни только и был «тот холодный осенний вечер», когда она простилась с ним, а «остальное ненужный сон28».

Бунин никогда не пишет, о «простой» любви, когда нет боли, а значит, нет и томительно – щемящего блаженства. «Пусть будет только то, что есть… Лучше уж не будет29», — говорит молодая девушка в рассказе «Качели», отвергая даже мысль о возможном браке с человеком, в которого влюблена. Также герой рассказа «Таня» с ужасом думает, что он будет делать, если возьмет Таню в жены, несмотря на то, что именно ее он по-настоящему и любит.

При этом, если влюбленные стремятся соединить свои жизни, то в последний момент, когда, кажется, все идет к счастливому завершению, непременно разражается внезапная катастрофа. В этом случае либо появляются непредвиденные обстоятельства, вплоть до смерти героев, — для того, чтобы «остановить мгновенье» на высшем взлете чувств. Так, погибает от выстрела ревнивого любовника единственная из женщин, которую по-настоящему полюбил «поэт», герой рассказа «Генрих», а внезапное появление сумасшедшей матери Руси во время ее свидания с любимым навеки разлучает влюбленных.

Стоит сказать, что в том случае, если же вплоть до последней страницы рассказа все идет благополучно, то в финале Бунин буквально оглушает читателя фразами, подобными этим: «На третий день Пасхи он умер в вагоне метро — читая газету, вдруг откинул к спинке кресла голову, завел глаза30», «В декабре она умерла на Женевском озере в преждевременных родах31».

Стоит заметить, что подобная напряженная фабульность рассказов не исключает и не противоречит психологической убедительности характеров и ситуаций. Они наполнены таким реализмом и убедительностью, многие утверждали, будто Бунин писал по прекрасной памяти случаи из собственной жизни. Разумеется, Иван Алексеевич действительно не прочь был вспомнить некоторые моменты собственной молодости, но, как правило лишь тогда, когда речь шла о характерах героинь и только отчасти. При этом, сами обстоятельства и ситуации писатель изобретал полностью, что доставляло ему большое творческое удовлетворение.

Женщины играют в «Темных аллеях» главную роль, мужчины, как правило являются лишь своеобразным фоном, оттеняющим характеры и поступки героинь. Мужских характеров здесь как таковых нет, есть лишь их чувства и переживания, переданные необычайно обостренно и убедительно. Бунин всегда делает упор на устремление его – к ней, на острейшем желании постигнуть магию и тайну неотразимого женского «естества».

В «Темных аллеях» перед читателями предстает целая вереница различных героинь. Здесь и преданные любимому до гроба «простые души» Степа и Таня; и изломанные, экстравагантные, по-современному смелые «дочери века» («Муза», «Антигона»). Здесь же и рано созревшие, не в силах справиться с собственной природой девочки в рассказах «Зойка и Валерия», «Натали»; женщины необычайной душевной красоты, способные одарить несказанным счастьем и сами полюбившие на всю жизнь (Руся, Генрих, Натали в одноименных рассказах); проститутки — наглая и пошлая («Барышня Клара»), наивная и ребячливая («Мадрид») и множество других типов и характеров. Каждый из этих характеров по-настоящему живой, сразу запечатлевающийся в сознании. И все эти характеры – очень русские, да и само действие рассказом почти всегда происходит в старой России, а если и вне ее («В Париже», «Месть»), то родина все равно остается в душах героев.

Работа над книгой «Темные аллеи» стала для писателя в какой-то мере уходом, спасением от ужаса, творящегося в мире. Более того, творчество было способом и средством противостоянием художника кошмару второй мировой войны. В этом смысле можно сказать, к концу жизни Бунин стал сильнее и мужественнее, чем был в зрелые годы, когда первая мировая война ввергла его в состояние глубокой и длительной депрессии, а работа над книгой была безусловным писательским подвигом32.

Заключение.

В результате проведенного, довольно подробного анализа творчества Бунина И. А. в период эмиграции, можно сделать ряд немаловажных выводов.

Прежде всего следует сказать о том, что главными темами творчества писателя в это время оставалась тема любви, достигнувшая в его позднем творчестве наивысшей остроты и шедевральности. Стоит заметить, что тема любви рассматривалась Буниным в это время не только в аспекте отношений между мужчиной и женщиной, но и в контексте любви к отечеству, природе. Именно в произведениях, написанных в период эмиграции тема любви в бунинских рассказах достигает своего высшего совершенства раскрытия, когда автор всего в нескольких страницах, а зачастую и предложениях, мог передать тончайшие оттенки этого чувства.

В то же время тоска по родине, куда писатель так и не смог вернуться, но горячо ее любил до конца своих дней, отразилась в его произведениях этого периода с особенной остротой. В своих поздних произведениях Бунин часто обращается к истории и собственной памяти для выражения своих чувств. В то же время, подобные обращения имеют своей целью также напомнить людям (прежде всего, установившим в его горячо любимой России чуждую и неприемлемую писателем советскую власть) о высших ценностях и достижениях культуры и истории страны.

Список литературы:

Архангельский А. Последний классик./Русские писатели-лауреаты Нобелевской премии. Иван Бунин. М.; Молодая гвардия, 1991.

Бабореко А. К. Бунин. Материалы для биографии (с 1870 по 1917). М.; Худ. Лит.-ра, 1983.

Бунин И. А. Без роду-племени./ Бунин И. А. Рассказы. М.; Советская Россия, 1978.

Бунин И. А. В Париже./ И. А. Бунин. Повести и рассказы. Л.; Лениздат, 1985.

Бунин И. А. Дело корнета Елагина. / И. А. Бунин Повести и рассказы. М.; Худ. лит-ра, 1985.

Бунин И. Жизнь Арсеньева. Собрание сочинений в 6-ти томах. Т. V., М.; Синтакс, 1994.

Бунин И.А. Роза Иерихона. /Русские писатели-лауреаты нобелевской премии. Сост. Архангельский. М.; Молодая гвардия, 1991.

Бунин И. А. Качели./ И. А. Бунин. Повести и рассказы. Л.; Лениздат, 1985.

Бунин И. А. Натали./ И. А. Бунин. Повести и рассказы. Л.; Лениздат, 1985.

Бунин И. А. Окаянные дни./ Русские писатели-лауреаты Нобелевской премии. Иван Бунин. М.; Молодая гвардия, 1991.

Бунин И. А. Темные аллеи./ И. А. Бунин. Повести и рассказы. Л.; Лениздат, 1985.

Бунин И. А. Холодная осень./ И. А. Бунин. Повести и рассказы. Л.; Лениздат, 1985.

Михайлов О. Об Иване Бунине и этой книге./И. А. Бунин. Рассказы. М.; Советская Россия, 1978.

Полонский В. Энциклопедия «Кругосвет»./ HYPERLINK «http://www.krugosvet.ru/articles/104/1010414/1010414a1.htm» http://www.krugosvet.ru/articles/104/1010414/1010414a1.htm

Саакянц А.А. Об И.А. Бунине и его прозе./ Бунин И.А. Рассказы. — М.: Правда, 1983.

Толстой А. Н. Собрание сочинений в 10-ти томах. Т. X. М.; Худ. лит.-ра, 1961.

1 Михайлов О. Об Иване Бунине и этой книге./И. А. Бунин. Рассказы. М.; Советская Россия, 1978. С. 6-7.

2 Бунин И. А. Без роду-племени../ Бунин И. А. Рассказы. М.; Советская Россия, 1978. С. 41.

3 Архангельский А. Последний классик./Русккие писатели-лауреаты Нобелевской премии. Иван Бунин. М.; Молодая гвардия, 1991. С. 9.

4 Полонский В. Энциклопедия «Кругосвет»./ HYPERLINK «http://www.krugosvet.ru/articles/104/1010414/1010414a1.htm» http://www.krugosvet.ru/articles/104/1010414/1010414a1.htm

5 Полонский В. Энциклопедия «Кругосвет»./ HYPERLINK «http://www.krugosvet.ru/articles/104/1010414/1010414a1.htm» http://www.krugosvet.ru/articles/104/1010414/1010414a1.htm

6 Михайлов О. Об Иване Бунине и этой книге./И. А. Бунин. Рассказы. М.; Советская Россия, 1978. С. 10.

7 Бабореко А. К. Бунин. Материалы для биографии (с 1870 по 1917). М.; Худ. Лит.-ра, 1983. С. 218.

8 Толстой А. Н. Собрание сочинений в 10-ти томах. Т. X. М.; Худ. лит.-ра, 1961. С. 335-336.

9 Полонский В. Энциклопедия «Кругосвет»./ HYPERLINK «http://www.krugosvet.ru/articles/104/1010414/1010414a1.htm» http://www.krugosvet.ru/articles/104/1010414/1010414a1.htm

10 Емельянов Л. И. А. Бунин (1870-1953)./И. А. Бунин Повести и рассказы.Л.; Лениздат, 1985. С. 638.

11 Полонский В. Энциклопедия «Кругосвет»./ HYPERLINK «http://www.krugosvet.ru/articles/104/1010414/1010414a1.htm» http://www.krugosvet.ru/articles/104/1010414/1010414a1.htm

12 Бунин И.А. Роза Иерихона. Русские писатели-лауреаты нобелевской премии. Сост. Архангельский. М.; Молодая гвардия, 1991. С. 265.

13 Цит. по: Саакянц А.А. Об И.А. Бунине и его прозе./ Бунин И.А. Рассказы. — М.: Правда, 1983. С. 20.

14 Саакянц А.А. Об И.А. Бунине и его прозе./ Бунин И.А. Рассказы. — М.: Правда, 1983. С. 20-21.

15 Цит. по: Саакянц А.А. Об И.А. Бунине и его прозе./ Бунин И.А. Рассказы. — М.: Правда, 1983. С. 21.

16 Бунин И. А. Дело корнета Елагина. / И. А. Бунин Повести и рассказы. М.; Худ. лит-ра, 1985. С.516.

17 Саакянц А.А. Об И.А. Бунине и его прозе./ Бунин И.А. Рассказы. — М.: Правда, 1983. С. 22-25.

18 Полонский В. Энциклопедия «Кругосвет»./ HYPERLINK «http://www.krugosvet.ru/articles/104/1010414/1010414a1.htm» http://www.krugosvet.ru/articles/104/1010414/1010414a1.htm

19 Бунин И. Жизнь Арсеньева. Собрание сочинений в 6-ти томах. Т. V., М.; Синтакс, 1994. С. 6.

20 Полонский В. Энциклопедия «Кругосвет»./ HYPERLINK «http://www.krugosvet.ru/articles/104/1010414/1010414a1.htm» http://www.krugosvet.ru/articles/104/1010414/1010414a1.htm

21 Бунин И. А. Окаянные дни./ Русские писатели-лауреаты Нобелевской премии. Иван Бунин. М.; Молодая гвардия, 1991. С. 122.

22 Бунин И. А. Окаянные дни./ Русские писатели-лауреаты Нобелевской премии. Иван Бунин. М.; Молодая гвардия, 1991. С. 65.

23 Бунин И. А. Окаянные дни./ Русские писатели-лауреаты Нобелевской премии. Иван Бунин. М.; Молодая гвардия, 1991. С.76.

24 Бунин И. А. Окаянные дни./ Русские писатели-лауреаты Нобелевской премии. Иван Бунин. М.; Молодая гвардия, 1991. С. 84-85.



Страницы: 1 | 2 | Весь текст