Терминология русской риторики как учения о речи (вторая половина

На правах рукописи

УШАКОВА Кристина Мечиславовна

ТЕРМИНОЛОГИЯ РУССКОЙ РИТОРИКИ КАК УЧЕНИЯ О РЕЧИ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XVIII – ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XIX ВВ.)

Специальность 10.02.01 – русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва – 2009

Работа выполнена на кафедре русской словесности и межкультурной коммуникации

Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина

Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор

Аннушкин Владимир Иванович

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук,

профессор

Лейчик Владимир Моисеевич

кандидат филологических наук, доцент

Данилина Варвара Викторовна

Ведущая организация:

Московский государственный педагогический университет

Защита состоится «7» октября 2009 г. в «10.00» ч. в зале Ученого совета на заседании диссертационного совета Д 212.047.01 Государственного Института русского языка им. А.С. Пушкина по адресу: 117485, Москва, ул. Академика Волгина, 6.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Гос. ИРЯ 

им. А.С. Пушкина.

Автореферат разослан «7» сентября 2009 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета

доктор педагогических наук,

профессорВ.В. Молчановский

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Вторая половина XVIII – первая половина XIX вв. являются наиболее ярким периодом в истории отечественной филологии. Смена государственной и, как следствие, языковой политики, образовательная реформа, учреждение в 1789 г. Академии наук, научная деятельность М.В. Ломоносова, направленная на систематизацию научного знания и формирование терминологии в самых разных научных областях, существенным образом повлияли на развитие русского литературного языка и словесности. В России XVIII – XIX вв. появляется множество филологических трудов, среди которых наиболее ярко представлены руководства по красноречию, или риторике. В то же время содержательное своеобразие и оригинальность этой науки далеко не оценены по достоинству в современной теории русистики. Сделать это можно в первую очередь на основе объективного анализа существовавшей терминологии науки риторики. Автор в течение многих лет занимался именно описанием и систематизацией терминов, составляющих существо риторической теории в России.

Как известно, риторика, наряду с логикой и грамматикой, входила в основное число словесных дисциплин и изучалась практически во всех российских учебных заведениях. В преподавании словесности использовались переводные руководства французских, немецких, английских авторов (Ж.Л. д’Аламбера, Г. Блера, И.-И. Эшенбурга и др.), а также создавалось большое число отечественных учебников, различных по их целям и содержанию.

Рассматриваемый период являлся весьма знаменательным для российской науки в целом, так как был связан с формированием отечественной научной терминологии в самых различных областях знания. Именно в XVIII веке наука «заговорила у нас на родном языке – событие в высшей степени важное не только в истории русского литературного языка, но и в истории русской образованности вообще» [Сухомлинов, 1878: 4]. Этот этап характеризуется образованием корпусов специальных слов – терминов, – впервые предстающих как определенное единство, обязательное для всех научных текстов [Кутина, 1970: 83]. Активно формируется также и филологическая терминология, в том числе риторическая. Развиваясь по общим законам становления терминологии, и в то же время имея собственную историю, непосредственно обусловленную судьбой русской риторики, риторическая терминология представляет исключительный интерес для исследования.

С сожалением приходится признать, что риторическая терминология в целом до сих пор не подвергалась всестороннему и полному изучению и является фактически неисследованной областью в истории науки. Во множестве фундаментальных работ, посвященных терминологическим исследованиям [Апресян, 1974; Барандеев, 1993; Бессонова, 1998; Бурдин, 1957; Васильева 1984, 1990; Герд, 1981; Головин, 1981; Головин, Кобрин, 1987; Гречко, 1974; Гринев, 1986, 2008; Даниленко, 1971, 1977, 1978, 1986; Денисов 1973; Кириллова, 1991; Коготкова, 1991; Костров, 1955; Кутина, 1970; Лейчик, 1969, 1971, 1973, 1986, 1987, 1991, 2009; Лосев, 1978; Лотте, 1950, 1961; Марчук, 1992; Мельников, 1991; Митрофанова 1973, 1974; Молодец, 1983; Немченко, 1985; Петушков 1971, 1972; Прохорова, 1971, 1981, 1996; Реформатский, 1961, 1986; Сергевнина, 1982; Сергеев, 1969; Слюсарева, 1983; Султанов 1996; Суперанская, 1983; Татаринов, 1994, 1996, 1998, 2003; Толикина, 1970, 1971; Флоренский, 1989; Хаютин, 1972 и др.] в том числе и историческим [Алексеев, 1971, 1972; Веселитский 1969; Кожина, Салимовский, 1994; Лисицына, 1984; Мечковская, 1975; Миськевич, 1981; Поржезинский, 1909; Сахаров, 1961; Сорокин, 1977 и др.] мы можем отметить достаточно редкое обращение к филологической терминологии, и полное отсутствие описания терминологии риторики.

В ряде серьезных исследований по истории русской риторики [Аннушкин, 1995, 1996, 1997, 2002, 2003; Вомперский, 1970, 1978, 1988; Галиб, 1995; Граудина, Миськевич, 1989; Граудина, 1996; Граудина, Кочеткова, 2001; Зарифьян, 1995 и др.] представлено библиографическое описание риторик XVIII – XIX вв., их критический анализ, обращение к содержанию науки и отчасти к ее терминологии. Наиболее полно риторическая терминология рассмотрена в диссертации Т.В. Василенко [Василенко, 1999], однако и в ней проанализирована лишь терминология, относящаяся к разделу украшения речи. Приходится отметить, что до сих пор ни в одном из трудов не представлено всестороннее и полное описание риторической терминологии во всех ее разделах. Именно систематизацией и необходимостью описать наиболее полно всю имеющуюся терминологию риторики определяется научная новизна исследования. Актуальность работы заключается в подробном филологическом анализе риторической терминологии с выделением и уточнением лексического значения каждого термина общей риторики.

Наше исследование было начато в 1998 г. и прошло несколько этапов. Вначале были изучены источники – учебники и руководства рассматриваемого периода, среди них выделены наиболее авторитетные и культурно значимые. Все источники были рассмотрены с точки зрения терминологии, из них выписаны все термины (однословные и словосочетания), т.е. составлен подробный словник всех терминов риторики в обоих ее разделах: общей и частной. Затем предпринято описание этой терминологии по разделам и начато составление Словаря терминов русской риторики в историческом рассмотрении. Данный словарь включил более 1000 наименований.

С учетом этого был сделан выбор темы исследования «Терминология русской риторики как учения о речи (вторая половина XVIII – первая половина XIX вв.)».

Объектом исследования является риторика в составе речеведческих дисциплин в XVIII – XIX вв.

Предмет исследования — содержание риторических руководств XVIII – XIX вв., и терминология риторики как теоретической науки.

Цель работы — изучение формирующейся риторической терминологии, использующейся в наиболее известных и влиятельных трудах второй половины XVIII – первой половины XIX вв., систематическое и полное ее описание с выделением и уточнением лексического значения каждого термина.

Реализация поставленной цели предполагает решение следующих задач:

описание особенностей употребления терминов общей риторики разными авторами в рамках основных разделов науки, что позволит яснее представить проблематику общей риторики второй половины XVIII – первой половины XIX вв., проследить историческое развитие терминологии, сделать выводы о ее разработанности в разных разделах данной науки;

лингвистический анализ риторической терминологии, классификация терминов по источнику происхождения, с точки зрения их формальной структуры, а также анализ эволюции формирующейся терминологии с учетом присущих ей явлений синонимии, полисемии, омонимии;

исчерпывающее перечисление и классификация терминов общей риторики;

лексикографическое описание риторической терминологии, составление исторического словаря терминов риторики второй половины XVIII – первой половины XIX вв.

В работе использованы описательный, аналитический, классификационный, сопоставительный, лексико-семантический методы исследования.

Материалом для исследования стали 15 наиболее известных и влиятельных в науке данного периода сочинений, содержащих основы общей риторики: «Краткое руководство к риторике» и «Краткое руководство к красноречию» М.В. Ломоносова (1746, 1748), «Руководство к оратории российской» А. Серебренникова (1778) «Основания российской словесности» А.С. Никольского (1792), «Правила высшего красноречия» М.М. Сперанского (1792), «Опыт риторики…» И.С. Рижского (1796), «Сокращенный курс российского слога» В.С. Подшивалова (изданная под именем А.Скворцова) (1796), «Краткая Риторика…» А.Ф. Мерзлякова (1809), «Курс философии для гимназий российской империи…», (часть 6-я, содержащая умозрение словесных наук) Л.Г. Якоба (1813), «Учебная книга русской словесности …» Н.И. Греча (1819), «Военное красноречие…» Я.В. Толмачева (1825), «Общая реторика» (1829) и «Частная реторика» (1832) Н.Ф. Кошанского, «Теория красноречия для всех видов прозаических сочинений» А.И. Галича (1830), «Краткий курс словесности…» В.С. Плаксина (1832), «Чтения о словесности» И.И. Давыдова (1837), «Исследование по реторике» (1846), «Общая риторика», «Частная риторика» (1848) К.П. Зеленецкого.

Основная гипотеза работы заключается в том, что терминология, представленная в основных учебниках риторики конца XVIII – первой половины XIX вв., являет собой единый содержательно-стилистический комплекс, который в дальнейшем будет положен в основу русских речеведческих дисциплин. Другая гипотеза основана на предположении о том, что риторическая терминология XVIII – XIX вв. развивается по законам, общим для развития терминологии на ранних этапах становления науки, в то же время вычленяются особенности, свойственные именно отечественной историко-риторической традиции.

Теоретическая значимость работы определяется тем, что в ней содержатся исчерпывающее перечисление и лингвистическое описание терминологии общей риторики в XVIII – XIX вв., представлен первый опыт составления исторического словаря риторической терминологии.

Практическая ценность состоит в том, что результаты работы могут быть использованы при подготовке общих и специальных курсов по истории и теории русских речеведческих дисциплин, в комментариях к новым изданиям классиков русской риторики. Материалы вошедшего в приложение терминологического словаря могут быть полезны при будущем более детальном изучении истории отечественной филологической науки XVIII – XIX вв.

На защиту выносятся следующие положения:

Терминологический аппарат риторики второй половины XVIII – первой половины XIX вв. при некоторых расхождениях уже был выработан в соответствии с классической античной и русской рукописной традициями. В исследуемых учебниках наибольшее единство терминологии отмечается в таких разделах, как классификация словесных наук, композиционное расположение речи, учение о хрии и периоде речи. Напротив, наибольшее разнообразие терминологии можно увидеть в учении о словесном выражении мыслей, включающем разделение видов стилей, а также описание тропов и фигур речи.

Источниками происхождения риторических терминов в XVIII – XIX вв. являются: а) заимствование термина из древних классических языков: латинского и древнегреческого; б) использование русского слова или словосочетания; в) калькирование термина (словообразовательные, семантические, фразеологические кальки); г) изобретение нового слова; д) образование термина-словосочетания, состоящего из слов, имеющих разное происхождение, или «смешанные» термины. Различные способы образования риторических терминов зачастую напрямую зависят от семантической группы термина и раздела науки, к которому он принадлежит.

Основным источником происхождения риторической терминологии XVIII – XIX вв. является русская лексика, переведенная с греческого и латинского языков. От слов русского языка образовано более половины всех риторических терминов (52 %), существенно количество терминов смешанного происхождения (23,9 %), наименьшее число терминов имеет латинское происхождение (1,6 %).

Такие свойственные языку любой науки семантические отношения внутри терминологии, как наличие синонимии и фонетико-морфологической вариантности, полисемии и омонимии терминов в полной мере представлены и в риторике XVIII – XIX вв. Очевидно, что в период становления и развития терминологического аппарата риторики отношение к данным явлениям в терминологии не было отрицательным.

Равноименность риторических терминов второй половины XVIII – первой половины XIX вв. носит характер как полисемии (т.е. характеризуется наличием у термина двух или нескольких значений, связанных по сходству реалий или смежности), так и омонимии (т.е. звукового совпадения терминов, не имеющих общих семантических элементов или не связанных ассоциативно).

Формальная структура риторических терминов, представленная такими структурными типами терминов, как термины-слова и термины-словосочетания, состоящие из двух, трех и более элементов, в течение исследуемого периода науки претерпевает незначительные изменения, и в ней начинает обозначаться тенденция к замене терминов-словосочетаний более краткими структурными моделями.

Апробация работы. Основные положения и концепция исследования были представлены в докладах на ежегодных Международных конференциях по риторике, проводимых Российской Риторической ассоциацией (1997-2006), на ряде конференций московских вузов (АТиСО в 2003 году, Могсковскй Гуманитарный университет), изложены на занятиях Школ риторики и культуры речи, проводимых в Государственном институте русского языка имени А.С.Пушкина (2000-2006), зафиксированы в двух статьях журнала «Русская речь».

Структура диссертации подчинена логике изучения предмета исследования, его целям и задачам. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка и приложения, состоящего из трех разделов.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается выбор темы исследования, определяются его научная новизна, актуальность, теоретическая и практическая ценность, сформулирована авторская гипотеза, обозначаются цели и задачи работы.

Глава 1 «Предмет риторики в трудах русских ученых-филологов второй половины XVIII – первой половины XIX вв.» содержит краткое описание содержания и концепции 15 наиболее известных и влиятельных риторических трудов XVIII – XIX вв. С опорой на разработанную В.И. Аннушкиным классификацию разделов и тем общей риторики [Аннушкин, 2003: 250] анализируется основной состав тем в каждом из трудов, что позволяет сформулировать определенные выводы об общих тенденциях развития риторики. Во второй половине XVIII – первой половине XIX вв. сохраняется традиционная для русской риторики четырехчастная структура, включающая такие разделы науки, как изобретение, расположение, словесное выражение и произнесение речи.

В XIX в. из риторики постепенно уходят раздел об изобретении мысли при помощи источников изобретения (топов, общих мест), а также косвенно связанное с ним учение об амплификации (распространении) речи. Все меньше внимания уделяется учению об аргументации (приведению доводов и доказательств), достаточно популярное в более ранних риторических трудах (у М.В. Ломоносова, И.С. Рижского, В.С. Подшивалова, А.Ф. Мерзлякова), оно практически не встречается в риториках XIX в. Сохраняет актуальность в науке учение о периоде речи, смыкающееся с рассуждениями о синтаксическом строе языка. Со временем исчезает из науки «возбуждение страстей», обучение эмоциональному воздействию на аудиторию. Представленное почти во всех ранних риториках, в XIX в. оно встречается лишь в трудах А.Ф. Мерзлякова и А.И. Галича.

Таким образом, основное внимание оказывается обращенным к композиционной и стилистической организации текста, что относится к «расположению» и «выражению» речи. Центральным предметом риторики становится учение о словесном выражении мыслей, посвященное детальной разработке теории стиля, описанию украшений речи (тропов и фигур речи), их функций, видов и особенностей употребления.

Все больше внимания уделяется изучению отдельных видов сочинений – жанрам художественной, деловой, ораторской прозы, диалогам, письмам и пр. Разделение риторики на общую, содержащую общие правила построения речи, и частную, включающую конкретные правила создания отдельных видов и жанров словесности, намечается еще в XVIII веке в учениях А.С. Никольского, В.С. Подшивалова, И.С. Рижского и получает развитие в начале XIX в. в трудах Н.И. Греча, А.И. Галича и окончательную разработку в конце 30–x годов в риториках Н.Ф. Кошанского и К.П. Зеленецкого.

Для определения предмета риторики в филологических концепциях XVIII – XIX вв. представляется важным изучение богатого материала терминов, формирующих классификацию словесных наук. С их толкования традиционно начинались все филологические, в частности, риторические труды того времени. Риторика определяется как «наука», «средство», «правила» для изобретения, расположения, устного и письменного выражения мыслей. При этом ряд авторов конца XVIII — начала XIX вв. (А.С. Никольский, И.С.Рижский) называет риторику теоретической основой как поэтических, так и прозаических произведений, а в трудах XIX в. она представлена как «руководство к познанию» только прозаических сочинений (Н.Ф. Кошанский, А.И. Галич, К.П. Зеленецкий и др.), в то время, как теория поэтических текстов начинает рассматриваться в поэтике (пиитике). Наиболее многозначными в данном разделе риторики оказываются термины «красноречие» и «словесность»; здесь широко представлена синонимия терминов (красноречие — ораторское красноречие – витийство – оратория — ораторство — сладкоречие).

В главе 2 «Терминология общей риторики 2-й пол. XVIII – 1-й пол. XIX вв.» представлено описание терминологии основных разделов науки (классификация словесных наук, теория изобретения, теория расположения, теория слововыражения, теория исполнения речи), а также их подразделов; исследуется терминологический аппарат каждого из риторических трудов и проводится сравнительный анализ их терминологии в рамках каждого раздела риторики; определяется степень научного влияния ученых-риторов в различных областях науки; делаются выводы о разработанности терминологии риторики по ее разделам.

Терминология общей риторики второй половины XVIII – первой половины XIX вв. представляется достаточно единой и разработанной в рамках практически всех разделов науки.

Большим объемом терминов представлен наиболее дискуссионный раздел риторики, содержащий правила изобретения мысли. При этом можно отметить, что терминология данного раздела является относительно устоявшейся, единой в концепциях различных авторов.

В наибольшей степени сформированной можно назвать терминологию раздела о расположении мыслей. Предлагая более или менее развернутые планы сочинения, все авторы риторик традиционно выделяют одни и те же композиционные части, терминологически закрепляют за ними одни и те же названия. Сходные замечания можно отнести и терминологии раздела о построении хрии (риторического упражнения, способа построения текста-рассуждения по определенному образцу), а также о периоде речи, его видах и частях.

Теория словесного выражения мыслей становится одним из основных разделов риторики XVIII – XIX вв. Детальная разработка теории стиля влечет за собой возникновение огромного количества терминов, называющих основные качества слога и стиля (его ясность, темнота, изящество и пр.), виды стиля, выделяемые по жанровой и функционально-стилевой принадлежности (слог ученый, слог пиитический, слог письменный). Практически во всех трудах содержится большое количество терминов, называющих украшения речи, традиционно разделяемые на тропы, фигуры предложений (речений), фигуры мыслей. Терминология этого раздела представляется не только наиболее богатой, но и наименее единообразной в теориях различных авторов, здесь зафиксировано наибольшее число фактов синонимии и полисемии научных терминов.

В разделе, посвященном возбуждению страстей, перечисление и описание страстей, вводимое традицией М.В.Ломоносова, еще присутствует у авторов XVIII в. (А. Серебренников, А.С.Никольский, В.С. Подшивалов, И.С.Рижский), однако в XIX в. названия страстей уже не играют роли терминов общей риторики, «страстное в слове» начинает рассматриваться лишь с точки зрения его стилистического выражения.

В главе 3 «Лингвистические характеристики терминологии общей риторики 2-й половины XVIII – 1-й половины XIX вв.» исследуются источники происхождения терминов, а также основные явления, свойственные в основном начальным этапам становления терминологии: синонимические связи терминов, их омонимия и многозначность.

В исследовании удалось выделить следующие источники происхождения риторических терминов в риторической науке XVIII – XIX вв.: 1) заимствование термина из древних классических языков: латинского и греческого (риторика, хрия, стиль); 2) использование русского слова, входившего в состав лексики литературного языка исследуемой эпохи, сопровождаемое его терминологизацией (рассуждение, доказательство); 3) калькирование термина (перевод сложного иностранного слова по частям, а также использование готового слова своего языка, когда ему придается не имевшее раньше место переносное значение по образцу иноязычного термина [Реформатский 1999: 142-143]): а) словообразовательные кальки: расположение (лат. compositio); б) семантические кальки: вопрошение (лат. interrogatio); в) фразеологические кальки: слог средний (stylus mediories); 4) изобретение нового слова, образованного от русской общеупотребительной лексической единицы (подобнознаменование, заимословие); 5) образование «смешанных» терминов-словосочетаний, состоящих из слов разного происхождения [Лотте, 1982: 14] (правильный силлогизм, неполная хрия, доказательство a priori).

Количественные характеристики состава риторической терминологии XVIII – XIX вв. с точки зрения ее происхождения могут быть представлены в следующей диаграмме:

Диаграмма 1

Отмечаются связи между источниками образования риторических терминов второй половины XVIII – первой половины XIX вв. и их принадлежностью к определенным семантическим группам и разделам науки.

Лексика русского литературного языка стала основой для терминологии в большинстве разделов риторики XVIII – XIX вв., таких как теория изобретения речи, учение об общих местах (род, вид), основы риторической аргументации (прямые доказательства), распространение или амплификация речи (определения, раздробление), учение о возбуждении страстей (возбуждение страстей, утоление страстей), расположение (приступ, заключение), учение о хрии в части, описывающей расположение ее композиционных частей (предыдущее, последующее), логические основы риторики (закон тождества), учение о построении силлогизма в части, описывающей его построение (посылка, следствие), учение о слоге (высокий слог, низкий слог), учение о вкусе и способности выражать изящное в слове (высокое, простое), учение о произношении и телодвижении (произношение, голос). Греческая терминология преобладает в разделе, называющем классификацию словесных наук (риторика, оратория, филология), в учении о силлогизме, в части, называющей типы силлогизмов (дилемма, энтимема), учении об украшениях речи в части, перечисляющей тропы (троп, метафора). Термины «смешанного» происхождения преобладают в разделе, посвященном учению о периоде речи (простой период, сложный период). Термины-кальки в основной массе относятся к разделу, посвященному украшениям речи, и обозначают названия риторических фигур (многопадежие (polyptoton), подобночление (isocolon), умаление (mejosis)). Практически полностью относится к разделу «украшение речи» терминология, представленная словами, новыми для русского языка (единопроизводство, подобнознаменование). Незначительное количество латинской терминологии не привязано к какому-либо определенному разделу науки.

Синонимия терминов как явление, свойственное прежде всего ранним этапам становления любой научной дисциплины [Даниленко, 1971: 22; Кутина: 85], в полной мере представлена в словаре русской риторики второй половины XVIII – первой половины XIX вв. Из 888 зафиксированных в работе терминов общей риторики 253 термина (более 1/4 части) имеют синонимы и образуют 101 синонимический ряд.

Существование терминов-синонимов (главным образом, дублетов) в языке риторики XVIII – XIX вв. обусловливается различными причинами. В первую очередь, это явление возникает в связи с дублированием терминов, присвоением разных наименований одному и тому же понятию в рамках различных научных концепций: троп (М.В. Ломоносов, А. Серебренников, А.С. Никольский, И.С. Рижский, Н.Ф. Кошанский, Я.В. Толмачев, В.Т. Плаксин, К.П. Зеленецкий) — оборот слов (А.Ф. Мерзляков); хрия (М.В. Ломоносов, А. Серебренников, А.С. Никольский, И.С. Рижский, Я.В. Толмачев, К.П. Зеленецкий) — рассуждение (Н.Ф. Кошанский). Другой путь возникновения синонимичных терминов связан с существованием равноправных, взаимозаменяемых терминов-синонимов в концепции одного автора, когда для обозначения одного понятия предлагается два, а иногда и несколько обозначений, часто следующих через запятую (М.В. Ломоносов: доказательство или довод; Н.Ф. Кошанский: слог, стиль, перо, проза). Особенный характер синонимических отношений заключен в распространенной в науке исследуемого периода традиции приведения иноязычного синонима (латинского, греческого, французского, немецкого) в скобках рядом с его русским переводом: риторическое слово (oratio), источники изобретения (loka topika), предмет действия (l’object de l’action), рассуждение (Abhandlung) (см. сочинения А. Серебренникова, М.М. Сперанского, А.С. Никольского, И.С. Рижского, В.С. Подшивалова, Л.Г.Якоба, Я.В. Толмачева, Н.Ф. Кошанского, И.И. Давыдова, К.П. Зеленецкого).

Пути возникновения синонимии (или дублетности) терминов в риторике XVIII – XIX вв. можно классифицировать следующим образом: 1) использование в одном значении русского и иноязычного термина (слова или словосочетания): слово древнее — архаизм, слово областное – провинциализм; 2) использование иноязычного термина и нового слова, образованного от русской общеупотребительной лексической единицы: анафора – единоначатие, антанакласис – тождесловие; 3) использование терминов-калек, вступающих в синонимические оппозиции с а) терминами, образованными словами русского литературного языка: заятие — предупреждение (occupation), б) иноязычными терминами: композиция – расположение, в) иначе образованными кальками: подобнознаменование — единознаменование (synonimia).

Особым явлением в истории риторической терминологии, близким к синонимии, является вариантность терминов [см. Ахманова: 20], заключающаяся в различных способах произношения, написания, образования морфологических форм одного и того же термина: риторика – реторика, ипербола – гипербола; период противоположительный — период противоположный.

Число синонимичных терминов неодинаково в рамках разделов риторики, что может быть объяснено в первую очередь большей или меньшей степенью сформированности их терминосистем. Наименьшая упорядоченность терминологии свойственна таким разделам, как классификация словесных наук, определение основных понятий словесности и риторики, учение о периоде и его частях, учение об украшениях речи (тропах и фигурах), нормативно-культурная терминология риторики, учение о произношении и телодвижениях. При этом, однако, вряд ли будет закономерным вывод о том, что в тех разделах риторики, терминология которых допускает меньше случаев синонимии, терминология может считаться в полной мере установившейся. Так в ряде разделов при построении научной теории авторы не обращаются к аналогичным понятиям, названиями для которых могли бы стать термины-синонимы, и их появление исключается существенными теоретическими расхождениями (например, при описании видов украшенного слога или стиля, риторических страстей, амплификации предложения и речи, учении о вкусе и способности выражать изящное в слове).

Явление равноименности терминов (полисемии и омонимии), одна из ярких характеристик любой терминологии, особенно в ранний период ее развития [Мечковская, 1975: 206; Кутина, 1970], часто встречается в риторике XVIII – XIX вв. Из 888 терминов общей риторики 50 имеют несколько значений — от двух (довод, доказательство, иносказание) до пяти (предложение). Наше исследование основано на теории, согласно которой равноименость терминов может носить характер как полисемии, характеризующейся наличием общих элементов семантики и ассоциативной связи между значениями в совпадающих по форме лексических единицах, так и омонимии, характеризующейся отсутствием подобных связей [Мечковская, 1975].

Анализ терминологии общей риторики позволил определить ряд факторов, способствующих возникновению полисемии и омонимии терминов риторики второй половины XVIII – первой половины XIX вв. В качестве способов образования полисемии терминов можно назвать:

1) различия в понимании одного и того же термина в концепциях разных ученых: РИТОРИКА 1. Учение о правильной, красивой и убедительной речи. «Наука о всякой предложенной материи красно говорить и писать» [Ломоносов: 1]; 2. словесная наука, предмет которой составляет человеческая речь «…в логическом построении ее частей, … в ее образовании и составе и, наконец, в ее особых, чисто риторических, условиях и свойствах» [Зеленецкий, 1846: 55].

2) метонимический перенос (перенос значения термина по смежности явлений): СЛОВЕСНОСТЬ. 1. способность выражать мысли в слове; 2. совокупность произведений словесности, литература; 3. наука о языке и произведениях слова.

Основными причинами возникновения омонимии терминов (звукового совпадения языковых единиц, не имеющих общих элементов значения и не связанных ассоциативно [Большой Энциклопедический Словарь, 1998: 344]) являются:

1) использование одного слова литературного языка для обозначения различных понятий, не имеющих семантической связи (ИДИОТИЗМ. 1. речевая ошибка, возникающая при использовании в речи непонятных диалектных или иностранных слов или употреблении слов в неправильном значении; 2. грамматическая особенность языка, несвойственная другим языкам; 3. выраженная в языке особенность национального менталитета);

2) перевод различных иноязычных терминов одним и тем же словом русского языка (ВОЗВРАЩЕНИЕ (anadiplosis).Фигура речи, состоящая в повторении конечного слова или словосочетания предыдущего отрезка речи в начале последующего. ВОЗВРАЩЕНИЕ (revocatio). Фигура речи, возвращение в речи к ее главному предмету после риторического отступления).

Таким образом, в работе доказывается, что равноименность риторических терминов в науке XVIII – XIX вв. носила характер как полисемии, так и омонимии, что определяется рядом отмеченных выше факторов.

Анализ формальной структуры терминов риторики второй половины XVIII – первой половины XIX вв. позволил выделить такие структурные типы терминов, как термины-слова и термины-словосочетания, разделяемые по количеству входящих в них компонентов на двух-, трех- и многокомпонентные конструкции [Лейчик, 2009].

Схема 1

ТЕРМИНЫ РИТОРИКИ

термины-слова

риторика,

словесность,

термины-словосочетания

двух-компонентные

словосочетания

вводная речь,

слог убедительный,

хрия порядочная,

трех-компононтные словосочетания

слог поучительный стихотворческий,

частные совершенства слога

много-компонентные словосочетания

фигуры, состоящие в излишестве речений,

фигуры, действующие на воображение

По данным количественного анализа в области формально-структурных типов терминов, в риторике второй половины XVIII – первой половины XIX вв. более половины терминов (59,6 %) является словосочетаниями, различных типов, преимущественно двухкомпонентными.

Термины-слова представлены именами существительными (слово, фигура), в том числе отглагольными существительными (суждение, доказательство), и немногочисленными субстантивированными прилагательными (предыдущее, последующее).

Термины-словосочетания, включающие в себя два, три и более компонентов, в риторике второй половины XVIII – первой половины XIX вв. имеют определительный характер отношений между членами, который выражается такими типами синтаксической связи, как согласование (общая риторика), управление (источники изобретения, доказательство к Богу) и примыкание (в двух случаях соединения в словосочетании русского и латинского слов: доказательство a prioi, доказательство a posteriori).

Все словосочетания являются субстантивными, поскольку в каждом из риторических терминов стержневыми словами являются исключительно имена существительные (витиеватое рассуждение; слог поучительный стихотворческий; фигуры, состоящие в повторении речений). С точки зрения семантики, возникающей при реализации подчинительных связей согласования и управления, все термины-словосочетания относятся к определительному типу, где стержневое слово-существительное определяется субстантивным (предмет сочинения) или адъективным уточнителем (круглый период). Большинство терминов-словосочетаний является синтаксически свободными словосочетаниями, состоящими из слов, сохраняющих свое самостоятельное лексическое значение (большая посылка, однознаменовательные слова); при этом отмечено и небольшое количество несвободных, семантически нечленимых словосочетаний, лексическая самостоятельность одного из компонентов в которых ослаблена или утрачена (общие места, внешние места).

В исследовании удалось установить, что термины-словосочетания, включающие в себя два, три и более слов, являются преимущественно наименованиями частных видов более общих понятий риторики (хрия действительная, хрия искусственная; силлогизм разделительный сложенный, силлогизм соединительный сложенный; доказательство с точки зрения разума, доказательство с точки зрения чувств). Их количество является преобладающим в тех разделах риторики, где особенно широко представлено видовое разнообразие научных понятий: «Теория расположения доводов и доказательств», «Учение о вкусе и способности выражать изящное в слове», «Учение о построении силлогизма и его видов», «Учение об украшенном слоге и стиле» и др. Так, например, в разделе «Учение об украшенном слоге и стиле» мы находим 115 двухкомпонентных терминов-словосочетаний, именующих виды слога (слог исправный, слог исторический, слог книжный, слог красивый и пр.), и 17 терминов той же структуры, называющих его свойства (слога сила, слога степенность, слога темнота, слога чистота, слога ясность).

Обращение к синонимии в терминологии с точки зрения особенностей употребления терминов, обозначающих одно научное понятие, но при этом выраженных различными формальными конструкциями (напр., словом или словосочетанием) позволило сделать вывод о намечающихся изменениях в риторической терминологии с точки зрения ее формально образования. При том, что, как было установлено в работе, в риторике второй половины XVIII – первой половины XIX вв. присутствуют термины всех структурных типов, образованные как словами, так и двух-, трех и многокомпонентными словосочетаниями, нельзя не отметить определенную тенденцию к замене сложных терминов-словосочетаний более краткими языковыми единицами. Авторы 30-40 гг. XIX в., Н.Ф. Кошанский, В.С. Плаксин, К.Ф. Зеленецкий чаще включают в свои труды односоставные термины, нежели синонимичные им термины-словосочетания (напр., термины архаизм, поэзия, троп, речь), что, на наш взгляд, может свидетельствовать о большей степени разработанности и «зрелости» терминологии в конце исследуемого нами исторического периода.

В Заключении подводятся итоги проведенного исследования, намечаются перспективы дальнейшей научной работы.

Одним из важнейших выводов, сделанных в работе, можно назвать наблюдение о том, что именно терминология русской риторики XVIII – XIX вв. легла в основу практически всех современных речеведческих дисциплин: риторики, стилистики, основ культуры речи, теории коммуникации, большинства аспектов логики (например, в сферах теории приведения доводов и доказательств, построения силлогизмов), а также исследований в области паралингвистики. Терминология всех разделов риторики: изобретения как учения о развитии идей и создании содержания речи, расположения как способа композиционной организации текста, выражения, включившего в себя все основные понятия современной стилистики и культуры речи, теории ораторского произношения, мимики и телодвижений – до сегодняшнего дня нередко встречается в самых разных областях современной науки о языке.

Приложение к диссертации содержит три раздела. В Разделе 1 представлен «Словарь русской риторической терминологии», в котором представлено исчерпывающее перечисление терминов общей риторики второй половины XVIII – первой половины XIX вв., определения соответствующих понятий с указанием на употребление терминов в трудах того или иного автора. Словарь содержит 1049 статей.

Раздел 2 представляет собой «Опыт создания свода терминов риторик второй половины XVIII – первой половины XIX вв.» и включает перечисление всей терминологии учебников «Опыт риторики» И.С. Рижского и «Общая реторика» и «Частная реторика» Н.Ф. Кошанского. Подобный способ перечисления терминов позволяет выразительно показать тематические разделы каждого учебника, целостно представляя научные концепции, характерные для данного времени или автора.

В Разделе 3 «Терминология частной риторики второй половины XVIII – первой половины XIX вв.» предлагается сводный список терминов частной риторики по основным учебникам этой важнейшей области науки (всего 354 термина). Очевидно, что исследование терминов частной риторики представляет собой особую задачу, которая может быть рассмотрена как реальная перспектива будущих исследований.

Основное содержание диссертационного исследования отражено в следующих публикациях:

Климович К.М. Терминология риторики XVIII – XIX вв. // Русская речь, № 3, 2006. С. 102 – 104.

Климович К.М. Термины-синонимы в риторике. // Русская речь, № 4, 2006. С. 90 – 94.

Климович К.М. Основная терминология русских риторических учений конца XVIII –первой половины XIX в. // Риторическая культура в современном обществе: Сборник материалов IV Международной конференции по риторике. М., Гос. ИРЯ имени А.С.Пушкина. 2000. С. 124-125.

Климович К.М. Содержание и терминология общей риторики в трудах русских ученых филологов второй половины XVIII – первой половины XIX в. // Записки Горного института: Риторика в системе коммуникативных дисциплин. Материалы IX Международной конференции по риторике. Ч. 1. СПб., 2005. С. 40-41.

Климович К.М. Из истории происхождения терминологии общей риторики второй половины XVIII – первой половины XIX в.// Риторика и культура речи в современном обществе и образовании: Сборник материалов Х международной конференции по риторике. М.: Флинта, 2006. С. 167 – 171.

PAGE

PAGE 3

EMBED Excel.Chart.8 \s