Теоретические и организационно-правовые аспекты реализации инсти

На правах рукописи

Иванов Андрей Андреевич

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ РЕАЛИЗАЦИИ ИНСТИТУТА ДОСУДЕБНОГО СОГЛАШЕНИЯ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Специальность

12.00.09 – уголовный процесс

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

г. Челябинск – 2013

Работа выполнена на кафедре уголовного процесса и криминалистки юридического факультета Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Нижегородский государственный университет им. Н. И. Лобачевского»

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор

Марфицин Павел Григорьевич

Официальные оппоненты: Зинатуллин Зинур Зинатуллович

доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой уголовного процесса и правоохранительной деятельности ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный университет»

Кочетова Алла Валерьевна

кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики ФГБОУ ВПО «Южно-Уральский государственный университет» (НИУ)

Ведущая организация: ФГКОУ ВПО «Нижегородская академия Министерства внутренних дел Российской Федерации»

Защита диссертации состоится 17 октября 2013 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.298.12 при ФГБОУ ВПО «Южно-Уральский государственный университет» (национальный исследовательский университет) по адресу: 454080, г. Челябинск, ул. Коммуны, д. 149, ауд. 208.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Южно-Уральский государственный университет» (национальный исследовательский университет) по адресу: 454080, г. Челябинск, пр. Ленина, д. 87, корп. 3/д.

Автореферат разослан ____ сентября 2013 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент Русман Галина Сергеевна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Федеральным законом от 29 июня 2009 г. № 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» введена в действие глава 40.1 УПК РФ «Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве». Указанная глава предусматривает новый уголовно-процессуальный институт досудебного соглашения о сотрудничестве между сторонами обвинения и защиты, соблюдение условий и выполнение обязательств по которому гарантирует обвиняемому существенное смягчение наказания в обмен на содействие следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других лиц, причастных к преступной деятельности.

Внесенные изменения представляют большой интерес как с практической, так и с научной точек зрения. На сегодняшний день перед государствами мирового сообщества стоит задача обеспечения высокой эффективности уголовного преследования и оптимального использования сил и средств, которые направляются на противодействие преступности. В силу указанных обстоятельств новые правовые институты, назначением которых выступают раскрытие и расследование групповых и латентных преступлений, приобретают особую актуальность, поскольку позволяют следственным путем установить и привлечь к уголовной ответственности всех соучастников преступления, выявить новые, ранее неизвестные правоохранительным органам и тщательно сокрытые преступления.

Кроме того, немаловажным является эффект процессуальной экономии, достигаемый за счет привлечения к сотрудничеству подозреваемых и обвиняемых, в результате которого ход предварительного расследования становится более результативным и целенаправленным.

Наряду с этим следует отметить, что введение института досудебного соглашения о сотрудничестве соответствует общему направлению развития российского уголовно-процессуального законодательства, характеризующемуся расширением диспозитивного метода правового регулирования, актуализацией «компромиссных» и «согласительных» форм уголовного судопроизводства, основанных на признании вины и соглашении сторон, таких, как особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием и примирением с потерпевшим. В то же время нацеленность рассматриваемого института на сотрудничество со следствием позволяет говорить о проявлении в нем актуальной тенденции к стимулированию положительного посткриминального поведения лица, совершившего преступление.

За три с половиной года, прошедших после вступления в силу Федерального закона № 141-ФЗ, институт досудебного соглашения о сотрудничестве получил некоторое распространение в судебно-следственной практике. Однако вопреки намерениям авторов законодательной новеллы количество уголовных дел, по которым заключаются досудебные соглашения о сотрудничестве, остается сравнительно небольшим. Настороженное отношение к применению досудебных соглашений о сотрудничестве объясняется тем, что данный правовой институт является принципиально новым для российского уголовного процесса. Будучи заимствованным из права зарубежных стран, он не имеет собственной исторической основы в российском законодательстве. В связи с этим общепризнанные рекомендации по применению досудебных соглашений о сотрудничестве, основанные на устоявшейся судебной практике, еще не выработаны. Кроме того, в доктрине российского уголовного процесса не завершено теоретическое осмысление института досудебного соглашения о сотрудничестве, в том числе его правовой природы, соотношения с общими принципами уголовного процесса и смежными правовыми институтами.

Сказанное обуславливает актуальность темы диссертационного исследования, предопределяет необходимость подробного рассмотрения теоретических и организационно-правовых аспектов реализации института досудебного соглашения о сотрудничестве на всех стадиях российского уголовного процесса, выработки научно-практических рекомендаций по его применению и предложений по совершенствованию действующего законодательства.

Степень научной разработанности проблемы. Настоящая работа является одним из первых научных исследований, посвященных организационно-правовым вопросам реализации института досудебного соглашения о сотрудничестве.

Общим вопросам признания вины и сокращенных форм уголовного судопроизводства, с которыми сопрягается институт досудебного соглашения о сотрудничестве, посвящены работы Г. В. Абшилавы, Н. Н. Апостоловой, А. В. Боярской, С. А. Касаткиной, Ю. В. Кувалдиной, И. Б. Михайловской, А. В. Пиюка, К. А. Рыбалова, А. Г. Смолина и ряда других авторов. Данные ученые рассматривали институт досудебного соглашения о сотрудничестве в контексте более широких теоретических конструкций и не подвергали его комплексному изучению.

Отдельные вопросы, непосредственно касающиеся института досудебного соглашения о сотрудничестве, освещены в статьях З. Р. Агаева, А. С. Александрова, Е. А. Артамоновой, Ш. М. Ахмедова, И. С. Дикарева, Д. В. Дробинина, С. В. Зуева, Ж. К. Коняровой, С. Д. Милицина, Н. Н. Неретина, Т. Н. Николаевой, В. Н. Парфенова, С. Б. Погодина, Н. Ю. Решетовой, А. В. Смирнова, С. В. Тетюева, А. Тимошенко, Л. Т. Ульяновой, А. Н. Чашина, А. С. Шаталова и других авторов. Однако комплексное исследование института досудебного соглашения о сотрудничестве названными авторами не проводилось.

Изучению зарубежных форм уголовного судопроизводства, в том числе аналогов института досудебного соглашения о сотрудничестве, посвящена кандидатская диссертация А. В. Бахновского «Сделка с правосудием: особенности англосаксонской и континентальной правовой традиции».

Непосредственно досудебным соглашениям о сотрудничестве в уголовном процессе России на сегодняшний день посвящены кандидатские диссертации М. М. Головинского, М. В. Головизнина, Н. С. Костенко, Т. В. Топчиевой, в которых впервые проведен теоретический анализ нововведенного института. Между тем ввиду принципиальной новизны и в то же время очевидной масштабности институт досудебного соглашения о сотрудничестве не мог быть полностью изучен в рамках указанных работ. В частности, недостаточно изученными остаются такие вопросы, как соотношение досудебного соглашения о сотрудничестве со смежными правовыми институтами, возможность заключения досудебных соглашений о сотрудничестве на стадии возбуждения уголовного дела, необходимость установления специальной уголовной ответственности за нарушение подозреваемым и обвиняемым условий досудебного соглашения о сотрудничестве, справедливость верхнего предела наказания, установленного уголовным законом при выполнении условий досудебного соглашения о сотрудничестве.

Кроме того, в отличие от настоящей работы наукой российского уголовного процесса еще не предпринимались попытки создать перспективную модель правового регулирования института досудебного соглашения о сотрудничестве.

Объектом исследования являются общественные отношения между участниками уголовного судопроизводства, связанные с реализацией института досудебного соглашения о сотрудничестве на досудебных и судебных стадиях уголовного судопроизводства.

Предмет исследования составляют нормы уголовного и уголовно-процессуального законодательства, образующие институт досудебного соглашения о сотрудничестве, теоретические проблемы, складывающиеся в ходе его применения, а также судебно-следственная практика.

Целью настоящей работы является комплексное изучение теоретических и организационно-правовых аспектов реализации института досудебного соглашения о сотрудничестве в российском уголовном процессе, разработка на этой основе практических рекомендаций по совершенствованию процессуальной деятельности сторон обвинения, защиты и суда, а также подготовка перспективной модели правового регулирования института досудебного соглашения о сотрудничестве, учитывающей выявленные в ходе теоретического исследования и анализа формирующейся судебно-следственной практики недостатки действующей процедуры.

Поставленная цель предусматривает решение следующих задач:

1) изучить правовую природу досудебного соглашения о сотрудничестве в российском уголовном процессе, в том числе вопросы его разграничения со смежными уголовно-процессуальными и уголовно-правовыми институтами, определить место досудебного соглашения о сотрудничестве и полученных на его основе доказательств в процессе доказывания;

2) рассмотреть правовое регулирование сделок с правосудием и досудебных соглашений о сотрудничестве в уголовном праве и процессе зарубежных государств;

3) провести подробный теоретический анализ реализации указанного института на всех стадиях уголовного судопроизводства;

4) проанализировать основные проблемы правового регулирования, следственной и судебной практики реализации института досудебного соглашения о сотрудничестве;

5) обобщить предложения по совершенствованию действующего законодательства в виде научно обоснованной перспективной модели института досудебного соглашения о сотрудничестве.

Методологическую основу исследования образует диалектический метод научного познания, который позволяет полно и всесторонне исследовать теоретические и организационно-правовые аспекты реализации института досудебного соглашения о сотрудничестве. Кроме того, в ходе исследования применялись другие общенаучные и частнонаучные методы познания, такие как системно-структурный, формально-логический, сравнительно-правовой, статистический. При создании перспективной модели правового регулирования института досудебного соглашения о сотрудничестве широко использовался метод моделирования.

Теоретической основой диссертации послужили достижения отечественной и зарубежной юридической науки, касающиеся сокращенных форм уголовного судопроизводства, особого порядка судебного разбирательства, вопросов доказывания, признания вины, применения диспозитивного метода правового регулирования в отраслях публичного права, пределов дискреционного усмотрения должностных лиц в уголовном процессе, особенностей производства предварительного расследования по уголовным делам о преступлениях, совершенных группой лиц, и других вопросов.

Нормативную базу работы составляют Конституция Российской Федерации, общепризнанные нормы и принципы международного права, действующее уголовное, уголовно-процессуальное и иное законодательство, подзаконные нормативные правовые акты, решения Конституционного Суда Российской Федерации, руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Эмпирической базой исследования послужили судебные акты высших судебных органов, докладные записки прокуроров, материалы уголовных дел, по которым заключались досудебные соглашения о сотрудничестве, обзоры судебной практики, опубликованные в системе ГАС «Правосудие», обзоры Генеральной прокуратуры Российской Федерации, статистические данные Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации и МВД России, данные социологического опроса и интервьюирования 108 респондентов, в числе которых 43 прокурорских работника, 36 следователей и дознавателей МВД России и Следственного комитета Российской Федерации, 18 адвокатов, 11 сотрудников высших юридических учебных заведений Кировской области. В процессе исследования изучено более 1100 уголовных дел, находившихся в производстве следственных органов Кировской и Нижегородской областей, в том числе 103 уголовных дела, по которым заключались досудебные соглашения о сотрудничестве. Кроме того, в ходе работы над диссертацией изучено и обобщено более 300 приговоров судов Московской, Нижегородской, Кировской, Свердловской областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга, а также других субъектов Российской Федерации, опубликованных в общедоступных архивах судебных актов в сети Интернет и постановленных по уголовным делам, в рамках которых были заключены досудебные соглашения о сотрудничестве.

Научная новизна работы. Настоящая работа является одним из первых комплексных исследований института досудебного соглашения о сотрудничестве, которое охватывает не только общие теоретические вопросы рассматриваемого института, его соотношение со смежными правовыми институтами и зарубежными аналогами, но и отдельные организационно-правовые аспекты заключения и реализации досудебных соглашений о сотрудничестве на каждой стадии уголовного судопроизводства.

В частности, впервые на диссертационном уровне рассматриваются такие вопросы, как влияние досудебного соглашения о сотрудничестве на процесс доказывания по уголовным делам, возможность заключения досудебных соглашений о сотрудничестве с несовершеннолетними подозреваемыми и обвиняемыми, соответствие полномочия прокурора по заключению досудебного соглашения о сотрудничестве его функциям в уголовном судопроизводстве, необходимость мотивации решений следователя и прокурора об отказе в заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, допустимость судебного обжалования таких решений, возможность рассмотрения уголовного дела, по которому заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, как в особом, так и в общем порядке, и др.

Кроме того, критерию научной новизны соответствуют разработанная автором перспективная модель правового регулирования института досудебного соглашения о сотрудничестве, а также многочисленные предложения по совершенствованию действующего законодательства.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Досудебное соглашение о сотрудничестве является двусторонним процессуальным договором, по которому подозреваемый или обвиняемый в обмен на снижение максимального срока или размера наказания, которое ему может быть назначено по приговору суда, обязуется перед следователем и прокурором принять участие в следственных действиях с целью получения доказательств совершения инкриминированного группового преступления как им самими, так и другими соучастниками данного преступления либо с целью получения доказательств совершения другими лицами преступлений, не связанных с инкриминированным.

2. Институт досудебного соглашения о сотрудничестве не оказывает отрицательного влияния на процесс доказывания по уголовным делам. Основная цель договорных отношений с обвиняемым заключается не в отказе от установления истины по делу, а наоборот, в обеспечении максимальной полноты и всесторонности предварительного расследования за счет использования сведений об обстоятельствах преступления, которыми располагает само лицо, совершившее преступление. С точки зрения процесса доказывания, ценность заключения досудебного соглашения о сотрудничестве заключается не в самих по себе признательных показаниях подозреваемого и обвиняемого, а в возможности на их основе упростить получение объективных доказательств преступной деятельности как самого подозреваемого и обвиняемого, так и других лиц с целью создания полной и всесторонней системы доказательств, которая не зависит исключительно от признательных показаний подозреваемого и обвиняемого.

3. В зависимости от конкретных обстоятельств уголовного дела выполнение условий досудебного соглашения о сотрудничестве, выражающееся в активном способствовании раскрытию и расследованию преступления, может быть квалифицировано в качестве деятельного раскаяния. При разграничении данных правовых институтов следует принимать во внимание категорию преступления, наличие судимости и отягчающих наказание обстоятельств, возмещение вреда, причиненного в результате совершенного преступления, характер оказанного содействия, а также форму предварительного расследования. Если по уголовному делу имеются основания для применения обоих рассматриваемых институтов, то приоритет должен отдаваться наиболее предпочтительному для обвиняемого процессуальному решению, т. е. освобождению от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

Выполнение обвиняемым условий досудебного соглашения о сотрудничестве также может быть квалифицировано в качестве совокупности исключительных смягчающих обстоятельств, являющихся основанием для назначения наказания ниже низшего предела в порядке ст. 64 УК РФ. В связи с этим при рассмотрении уголовного дела, по которому заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, судом в каждом случае должен решаться вопрос о возможности применения ст. 64 УК РФ.

4. Введение возможности заключения досудебного соглашения о сотрудничестве с целью изобличения и уголовного преследования только самого подозреваемого или обвиняемого, а не других лиц, причастных к преступной деятельности, позволило бы существенно повысить эффективность применения данного правового института, снизить нагрузку на следственные органы и не противоречило бы основным принципам российского уголовного процесса.

5. Положения ч. 2 ст. 62 УК РФ, согласно которой при выполнении условий досудебного соглашения о сотрудничестве максимальный срок или размер наказания не может превышать половины от наиболее строгого вида наказания, не в полной мере отвечают принципу дифференциации уголовной ответственности, поскольку рассмотрение уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства, предусмотренном гл. 40 УПК РФ, при условии активного способствования раскрытию и расследованию преступления (п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ) повлечет для обвиняемого снижение верхнего предела наказания на две трети от двух третей, т. е. более чем на половину, тогда как в данном случае сотрудничество с органами предварительного расследования носит ограниченный характер и сопряжено только с сообщением сведений о своей собственной преступной деятельности, а не о преступной деятельности других лиц. С целью устранения данного недостатка необходимо снизить верхний предел наказания, которое может быть назначено обвиняемому при выполнении условий досудебного соглашения о сотрудничестве, либо повысить верхний предел наказания, предусмотренный ч. 7 ст. 316 УПК РФ.

6. Полномочие прокурора по заключению досудебного соглашения о сотрудничестве не соответствует его надзорным функциям в уголовном судопроизводстве, поскольку привлечение подозреваемого и обвиняемого к сотрудничеству является вопросом тактики предварительного расследования, которое прокурор на досудебных стадиях уголовного процесса самостоятельно не осуществляет. Досудебное соглашение о сотрудничестве должно заключаться не прокурором, а самим следователем.

7. Законом должна быть предусмотрена возможность заключения досудебных соглашений о сотрудничестве с несовершеннолетними подозреваемыми и обвиняемыми при условии обязательного участия законного представителя, поскольку рассмотрение уголовного дела в особом порядке не исключает объективной возможности реализации дополнительных процессуальных гарантий прав несовершеннолетних и применения к ним принудительных мер воспитательного воздействия.

8. Разработанный автором комплекс научно-практических положений, касающихся порядка заключения досудебного соглашения о сотрудничестве и дальнейшего производства предварительного расследования:

8.1. Заключение досудебного соглашения о сотрудничестве должно быть обязательным для следователя и прокурора при наличии установленных законом оснований, поскольку применение к обвиняемому смягчающих наказание обстоятельств, связанных с реализацией досудебного соглашения о сотрудничестве, не может ставиться в зависимость от свободного усмотрения стороны обвинения. Отказ в заключении соглашения должен допускаться по мотивам отсутствия у подозреваемого или обвиняемого реальной возможности выполнить условия соглашения, а также ввиду наличия у органов предварительного расследования возможности изобличить других лиц, причастных к преступной деятельности, без содействия подозреваемого или обвиняемого. При этом решения участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения об отказе в заключении досудебного соглашения о сотрудничестве должны подлежать самостоятельному судебному обжалованию.

8.2. При решении вопроса о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве следователем должно выясняться наличие у ходатайствующего лица реальной возможности исполнить условия соглашения. Однако необходимость такой проверки перед заключением соглашения не предполагает обязанность подозреваемого или обвиняемого предварительно раскрыть конкретное содержание известных ему сведений о своей собственной преступной деятельности и преступной деятельности других лиц, поскольку в противном случае необходимость заключения соглашения фактически утрачивается.

8.3. Вопреки толкованию, предложенному Пленумом Верховного Суда Российской Федерации, решение о выделении уголовного дела, по которому заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, в отдельное производство должно приниматься только при условии, если раздельное расследование и рассмотрение уголовных дел в отношении разных соучастников одного преступления не может негативно сказаться на полноте и всесторонности установления фактических обстоятельств дела.

9. Разработанный автором комплекс научно-практических положений о порядке проведения судебного разбирательства при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве:

9.1. Возможность применения к подсудимому смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных уголовным законом при выполнении условий досудебного соглашения о сотрудничестве, не должна ставиться в зависимость от особого порядка проведения судебного разбирательства, поскольку рассмотрение уголовных дел о групповых преступлениях, на применение по которым прежде всего рассчитан институт досудебного соглашения о сотрудничестве, с точки зрения процесса доказывания целесообразно проводить в общем порядке судебного разбирательства в отношении всех соучастников преступления. В связи с этим законом должна быть предусмотрена возможность рассмотрения уголовного дела, по которому заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, как в особом, так и в общем порядке.

9.2. В отличие от существующего порядка предметом досудебного соглашения о сотрудничестве должно охватываться оказание содействия правоохранительным органам не только на стадии предварительного расследования, но и на стадии судебного разбирательства при рассмотрении уголовных дел в отношении других лиц, преступную деятельность которых изобличил обвиняемый в рамках досудебного соглашения о сотрудничестве.

10. Созданная автором перспективная модель правового регулирования института досудебного соглашения о сотрудничестве, базирующаяся на следующих основных положениях:

– наличие конкретных правовых оснований для заключения и отказа в заключении досудебного соглашения о сотрудничестве;

– обязательность заключения досудебного соглашения о сотрудничестве для стороны обвинения при наличии определенных законом оснований;

– возможность заключения досудебного соглашения о сотрудничестве не только с целью сообщения сведений о преступной деятельности других лиц, но и с целью изобличения исключительно самого подозреваемого или обвиняемого;

– возможность заключения досудебного соглашения о сотрудничестве на стадии возбуждения уголовного дела;

– установление специальной уголовной ответственности за умышленное нарушение обвиняемым условий досудебного соглашения о сотрудничестве;

– возможность рассмотрения уголовного дела, по которому заключено досудебного соглашение о сотрудничестве, как в особом, так и в общем порядке;

– заключение досудебного соглашения о сотрудничестве следователем, а не прокурором;

– возможность расторжения досудебного соглашения о сотрудничестве при наличии возражений подозреваемого или обвиняемого исключительно в судебном порядке;

– возможность заключения досудебного соглашения о сотрудничестве с несовершеннолетними подозреваемыми и обвиняемыми;

– помещение лица, с которым было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, при осуждении к лишению свободы в специальное учреждение уголовно-исполнительной системы.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что на основе полученных результатов автором обоснованы и сформулированы принципиально новые теоретические положения и выводы об отдельных аспектах реализации института досудебного соглашения о сотрудничестве. Результаты проведенного исследования позволили создать научно обоснованную перспективную модель правового регулирования института досудебного соглашения о сотрудничестве.

Практическая значимость исследования определятся разработанными в ходе него новыми научными положениями и практическими рекомендациями по вопросам реализации института досудебного соглашения о сотрудничестве в стадиях российского уголовного процесса. Полученные выводы могут быть использованы в ходе профессиональной деятельности сотрудников правоохранительных органов (следователей, дознавателей, прокуроров, судей, адвокатов), при разработке проектов нормативно-правовых актов. Кроме того, результаты проведенного исследования могут представлять интерес в процессе преподавания юридических дисциплин в высших учебных заведениях.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения, выводы и рекомендации по материалам диссертации используются в практической деятельности органов прокуратуры и предварительного расследования Кировской области и применяются в учебном процессе Нижегородского государственного университета им. Н. И. Лобачевского. По теме работы автором опубликовано 11 научных статей общим объемом 4,2 печ. л., в том числе четыре из них в научных изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России. Отдельные проблемы исследования докладывались и обсуждались на научно-практических конференциях, проводимых Приволжской транспортной прокуратурой.

Структура диссертации обусловлена объектом, предметом, целью и задачами исследования, раскрывает наиболее важные аспекты рассматриваемой темы, отражает ход исследования и способствует последовательному изложению его материалов. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих восемь параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, степень ее научной разработанности, определяются объект, предмет, цель и задачи, теоретическая, методологическая и эмпирическая основы исследования, раскрывается научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, характеризуется теоретическая и практическая значимость исследования, приводятся сведения об апробации его результатов.

В первой главе «Правовая основа досудебных соглашений о сотрудничестве в российском уголовном процессе» рассматриваются понятие и назначение института досудебного соглашения о сотрудничестве, соотношение данного института со смежными уголовно-процессуальными и уголовно-правовыми институтами, проводится сравнительно-правовой анализ досудебного соглашения в праве зарубежных государств.

Автор констатирует, что понятие договора (соглашения) на сегодняшний день носит общеправовой характер и употребляется не только в гражданском, но и во многих других отраслях материального и процессуального права, в том числе в уголовном процессе, в котором явные признаки соглашения усматриваются в институтах примирения с потерпевшим (ст. 76 УК РФ), особого порядка судебного разбирательства (гл. 40 УПК РФ) и досудебного соглашения о сотрудничестве (гл. 40.1 УПК РФ). На основе сопоставления с общеюридическими признаками договора и процессуального действия формулируется определение института досудебного соглашения о сотрудничестве, вынесенное на защиту.

Особое внимание автором уделено влиянию института досудебного соглашения о сотрудничестве на процесс доказывания по уголовным делам. На стадии предварительного расследования реализация института досудебного соглашения о сотрудничестве способствует повышению полноты и всесторонности установления фактических обстоятельств уголовного дела, позволяет получить доказательства причастности других лиц к совершению групповых преступлений, обнаружить новые, ранее неизвестные правоохранительным органам латентные преступления на основе системы объективных доказательств, собранных с использованием признательных показаний подозреваемого или обвиняемого. В то же время на стадии судебного разбирательства применение особого порядка рассмотрения уголовного дела, выделенного в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, сопровождается ограниченным проявлением «договорности» в установлении фактических обстоятельств совершенного преступления. При этом необходимость последующего рассмотрения в общем порядке основного уголовного дела в отношении других соучастников преступления ориентирует суд на более тщательную самостоятельную проверку обоснованности предъявленного обвинения, чем при рассмотрении уголовного дела в особом порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ.

Таким образом, назначение института досудебного соглашения о сотрудничестве заключается в повышении эффективности работы правоохранительных органов по выявлению и расследованию групповых и латентных преступлений, а также в повышении процессуальной экономии на судебных и досудебных стадиях уголовного процесса.

Автор обращает внимание на то, что заключение досудебного соглашения о сотрудничестве не устраняет возможность применения к подозреваемому и обвиняемому других правовых институтов, связанных с освобождением от уголовной ответственности и императивным смягчением наказания. При конкуренции института досудебного соглашения о сотрудничестве с институтом деятельного раскаяния следует исходить из приоритета деятельного раскаяния как наиболее предпочтительного для обвиняемого процессуального решения, поскольку выполнение условий досудебного соглашения о сотрудничестве в зависимости от конкретных обстоятельств уголовного дела может быть квалифицировано в качестве деятельного раскаяния. Кроме того, при постановлении в особом порядке приговора в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, судом обязательно должен обсуждаться вопрос о возможности назначения наказания ниже низшего предела в соответствии со ст. 64 УК РФ.

Проведенное в главе сравнительное исследование институтов досудебного соглашения о сотрудничестве и особого порядка рассмотрения уголовного дела при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением свидетельствует о несбалансированности материальных уголовно-правовых последствий применения данных институтов, приводящей к нарушению принципа дифференциации уголовной ответственности. Так, в случае рассмотрения уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства, предусмотренном гл. 40 УПК РФ, судами, как правило, одновременно применяется смягчающее наказание обстоятельство, предусмотренное п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ (активное способствование раскрытию и расследованию преступления), в связи с чем максимальный размер наиболее строгого вида наказания, которое может быть назначено обвиняемому, последовательно ограничивается на две трети от двух третей, т. е. более чем на половину. Между тем рассмотрение уголовного дела в особом порядке при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве приводит к ограничению максимального размера наказания только на половину, тогда как в данном случае активное способствование подозреваемого и обвиняемого раскрытию и расследованию преступления носит расширенный характер и не ограничивается сообщением сведений только о своей собственной преступной деятельности. Таким образом, в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве оказание подозреваемым и обвиняемым большего содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления приводит к меньшему ограничению размера наказания, которое может быть ему назначено. С целью устранения данного недостатка необходимо снизить верхний предел наказания, которое может быть назначено обвиняемому при выполнении условий досудебного соглашения о сотрудничестве, либо повысить верхний предел наказания, предусмотренный ч. 7 ст. 316 УПК РФ.

Наряду с изложенным в главе рассмотрены правовые институты США, Франции, Италии, Польши и ряда других зарубежных государств, связанные с заключением между сторонами уголовного процесса различных соглашений о сотрудничестве и признании вины в целях раскрытия и расследования преступлений. Проведенный сравнительно-правовой обзор свидетельствует о том, что, несмотря на существенные различия в правовом регулировании соглашений о признании вины в странах романо-германской и англо-американской правовой системы, наблюдается устойчивая тенденция государств мирового сообщества к взаимной рецепции наиболее рациональных и эффективных правовых институтов, развитию диспозитивных начал в уголовном судопроизводстве. Основными достоинствами правовых институтов, основанных на сотрудничестве и признании вины, признаны сокращение сроков предварительного расследования и судебного рассмотрения уголовных дел, высокая степень процессуальной экономии, возможность выявления и раскрытия новых, ранее неизвестных преступлений.

Отдельным блоком рассмотрен институт «сделок о признании вины», получивший широкое распространение в США. Сделан вывод о том, что в отличие от российского института досудебного соглашения о сотрудничестве сфера применения американских сделок о признании вины значительно шире и охватывает случаи сотрудничества с целью раскрытия и расследования преступлений, инкриминированных самому подозреваемому. Кроме того, в США сторона обвинения, заключив сделку о признании вины, вправе изменить квалификацию преступления либо частично отказаться от предъявленного обвинения, что в российском уголовном процессе также, как и в законодательстве большинства стран романо-германской правовой системы, не допускается.

Во второй главе «Реализация института досудебного соглашения о сотрудничестве в стадиях уголовного судопроизводства» подробно рассматриваются организационно-правовые аспекты заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, дальнейшего производства предварительного расследования и судебного разбирательства.

Автор отмечает, что после реформы 2007 г. полномочия прокурора на досудебных стадиях уголовного процесса приобрели преимущественно надзорный характер, а уголовное преследование на стадии предварительного расследования стало непосредственно осуществляться только следователем, дознавателем и их руководителями. В связи с этим возложение на прокурора полномочия по заключению досудебного соглашения о сотрудничестве не соответствует существующей на сегодняшний день концепции функций прокурора в уголовном процессе, поскольку рассмотрение ходатайства подозреваемого или обвиняемого о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве вовлекает прокурора в решение несвойственных ему вопросов тактики предварительного расследования. Таким образом, досудебное соглашение о сотрудничестве должно заключаться следователем самостоятельно, без участия прокурора.

Другим дискуссионным вопросом теории и практики применения досудебных соглашений о сотрудничестве является возможность их заключения с несовершеннолетними подозреваемыми и обвиняемыми. По мнению автора, вопреки установленному уголовно-процессуальным законодательством запрету досудебные соглашения о сотрудничестве должны заключаться с несовершеннолетними подозреваемыми и обвиняемыми, поскольку рассмотрение уголовного дела в особом порядке не исключает возможность реализации всех дополнительных процессуальных гарантий прав несовершеннолетних, в том числе необходимость исследования в судебном заседании условий жизни и воспитания несовершеннолетнего, степени его психического развития и других обстоятельств, входящих в специальный предмет доказывания по уголовным делам в отношении несовершеннолетних. Кроме того, при рассмотрении уголовного дела в особом порядке не исключается возможность применения к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного воздействия.

Отдельное внимание в параграфе посвящено пределам усмотрения следователя и прокурора при рассмотрении ими ходатайства подозреваемого или обвиняемого о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Обосновывается вывод о том, что, не устанавливая конкретных оснований для отказа в заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, действующая редакция гл. 40.1 УПК РФ тем самым предполагает принцип целесообразности, согласно которому вопрос о возможности и необходимости заключения соглашения решается по собственному усмотрению стороны обвинения. С одной стороны, такой подход законодателя соответствует самому понятию соглашения, т. е. договора, заключаемого по воле сторон. Между тем отсутствие четкой законодательной регламентации оснований для отказа в заключении досудебного соглашения о сотрудничестве противоречит общему принципу мотивированности процессуальных решений, принимаемых следователем, дознавателем и прокурором. Кроме того, произвольное решение вопроса о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, влияющее на возможность существенного смягчения наказания, которое может быть назначено обвиняемому, не соответствует принципу равенства всех перед уголовным законом и нарушает право обвиняемого на защиту. По мнению автора, на законодательном уровне должны быть предусмотрены конкретные основания для отказа от сотрудничества с подозреваемыми и обвиняемым, при отсутствии которых заключение досудебного соглашения о сотрудничестве должно являться обязанностью стороны обвинения. Отказ в заключении соглашения о сотрудничестве должен допускаться по мотивам отсутствия у подозреваемого или обвиняемого реальной возможности выполнить условия соглашения, а также ввиду наличия у органов предварительного расследования возможности изобличить других лиц, причастных к преступной деятельности, без содействия подозреваемого или обвиняемого.

В связи с изложенным автор подвергает научной критике сформировавшуюся в судебно-следственной практике позицию, согласно которой решения следователя и прокурора об отказе в заключении досудебного соглашения о сотрудничестве не подлежат самостоятельному судебному обжалованию в порядке ст. 125 УПК РФ, поскольку принимаются исключительно по усмотрению стороны обвинения о целесообразности сотрудничества. По мнению автора, указанные решения следователя и прокурора могут быть обжалованы в суд, поскольку способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Кроме того, в параграфе изложены разработанные автором практические рекомендации по формулированию условий досудебного соглашения о сотрудничестве, позволяющие наиболее полно использовать его тактический потенциал при расследовании уголовных дел. С целью недопущения «фиктивных» досудебных соглашений о сотрудничестве, при которых подозреваемые и обвиняемые в действительности не располагают интересующей следствие информацией об участии в преступной деятельности других лиц, предлагается перед принятием решения о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве проверять наличие у ходатайствующего лица реальной возможности выполнить условия соглашения. Однако необходимость такой проверки не предполагает обязанности подозреваемого или обвиняемого предварительно раскрыть конкретное содержание известных ему сведений, поскольку в противном случае необходимость заключения с ним соглашения фактически может быть утрачена.

Автором констатируется, что в соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 № 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» заключение досудебного соглашения о сотрудничестве является безусловным основанием для выделения уголовного дела в отдельное производство, поскольку от факта заключения такого соглашения зависит форма судебного разбирательства, а именно применение особого порядка рассмотрения уголовного дела, предусмотренного гл. 40.1 УПК РФ. Между тем выделение уголовного дела в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве по уголовным делам о групповых преступлениях впоследствии может привести к существенным затруднениям при раздельном рассмотрении уголовных дел, возникновению противоречий по квалификации и фабуле обвинения между двумя приговорами, вынесенными по одним и тем же эпизодам преступной деятельности в отношении разных соучастников одного преступления, поскольку преступная деятельность группы лиц по предварительному сговору и организованной преступной группы всегда взаимосвязана, характеризуется техническим распределением ролей и согласованными действиями в ходе приготовления к совершению преступления. Кроме того, уголовное дело в отношении соучастников преступления, заключивших досудебные соглашения о сотрудничестве, рассматривается судом в особом порядке, т. е. без непосредственного исследования доказательств, в связи с чем доказанность фактических обстоятельств уголовного дела и обоснованность уголовно-правовой квалификации деяния не подвергается тщательной критической оценке.

Таким образом, раздельное рассмотрение уголовных дел в отношении разных соучастников одного группового преступления, которое становится неизбежным в случае обязательного выделения уголовного дела в отдельное производство, может негативно сказаться на полноте и всесторонности уголовного преследования.

Кроме того, выделение уголовного дела в отдельное производство в отношении подозреваемых и обвиняемых, заключивших досудебные соглашения о сотрудничестве, не способно в какой-либо значительной степени обеспечить их реальную защиту от посягательств со стороны других соучастников преступления, поскольку эффект конспирации личности сотрудничающего со следствием лица в результате выделения уголовного дела, как правило, не достигается. Напротив, данное процессуальное решение может выступать демаскирующим фактором. С целью обеспечения реальной безопасности подозреваемых и обвиняемых на период предварительного расследования и судебного разбирательства представляется целесообразным применять меры безопасности, предусмотренные Федеральным законом от 20.08.2004 № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства».

Особое внимание автора уделено вопросу преюдициального значения приговоров, постановленных в отношении разных соучастников группового преступления в общем и особом порядке судебного разбирательства. Автор указывает, что уголовное дело, выделенное в отдельное производство в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, рассматривается судом раньше «основного» уголовного дела в отношении других соучастников преступления. Таким образом, фактические обстоятельства уголовного дела о преступлении, совершенном группой лиц или организованной группой, которые еще только должны стать предметом судебного разбирательства в общем порядке, заранее ложатся в основу обвинительного приговора в отношении отдельных соучастников группового преступления.

В связи с этим автор делает вывод о том, что обстоятельства, установленные судом при рассмотрении в особом порядке уголовного дела в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, не могут носить преюдициальный характер для других обвиняемых, уголовное дело в отношении которых впоследствии рассматривается в общем порядке, поскольку данные обвиняемые не участвовали в рассмотрении уголовного дела в особом порядке. В противном случае был бы нарушен общий конституционный принцип презумпции невиновности, а также превышены пределы судебного разбирательства.

Таким образом, возможность применения к подсудимому смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных уголовным законом при выполнении условий досудебного соглашения о сотрудничестве, не должна ставиться в зависимость от выделения уголовного дела в отдельное производство и особого порядка проведения судебного разбирательства. Данные смягчающие наказание обстоятельства с целью обеспечения максимальной полноты и всесторонности судебного разбирательства могут быть применены при рассмотрении уголовного дела не только в особом, но и в общем порядке в отношении всех соучастников преступления.

Кроме того, автор обращает внимание на то, что действующим уголовно-процессуальным законодательством оставлены без регулирования особенности судебного допроса обвиняемых, с которыми было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, в ходе рассмотрения судом в общем порядке уголовного дела в отношении других соучастников преступления. При этом механизм ответственности таких обвиняемых, в том числе возможность пересмотра постановленного в отношении них приговора, в случае отказа в суде от дачи показаний или дачи заведомо ложных показаний, отсутствует. Сказанное дополнительно свидетельствует о необходимости рассмотрения единого уголовного дела в отношении всех соучастников преступления в общем порядке.

В третьей главе «Обоснование и содержание перспективной модели правового регулирования института досудебного соглашения о сотрудничестве» обобщаются все выявленные в ходе исследования недостатки действующей редакции гл. 40.1 УПК РФ и практики ее применения, а также формулируются основные положения, которые могут составить основу перспективной модели правового регулирования института досудебного соглашения о сотрудничестве.

Автор отмечает, что нацеленность института досудебного соглашения о сотрудничестве на применение по уголовным делам о групповых преступлениях, вытекающая из обязанности подозреваемого и обвиняемого сообщить сведения не только о своем собственном участии в преступной деятельности, но и об участии в преступной деятельности других лиц, существенно ограничивает сферу его применения. В связи с этим в рамках перспективной модели предлагается предусмотреть возможность заключения досудебных соглашений о сотрудничестве исключительно с целью изобличения и уголовного преследования самого подозреваемого и обвиняемого. При этом в отличие от особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (гл. 40 УПК РФ), ходатайство о применении которого заявляется на этапе ознакомления с материалами уголовного дела, когда предварительное расследование фактически уже завершено, досудебное соглашение о сотрудничестве может быть заключено на самых ранних этапах предварительного расследования. Таким образом, применение досудебного соглашения о сотрудничестве с целью раскрытия и расследования преступной деятельности самого подозреваемого и обвиняемого может существенно усилить эффект процессуальной экономии, который будет проявляться не только на стадии судебного разбирательства, но и на стадии предварительного расследования.

С целью обеспечения права потерпевшего на участие в уголовном преследовании предлагается предусмотреть правило, согласно которому досудебные соглашения о сотрудничестве, направленные на раскрытие и расследование преступной деятельности только самого подозреваемого и обвиняемого, могут заключаться не иначе как с согласия потерпевшего. Кроме того, в случае заключения таких соглашений максимальный размер наказания должен ограничиваться не столь же существенно, как при заключении соглашений, направленных на изобличение преступной деятельности других лиц.

Наряду с изложенным с целью обеспечения баланса между интересами сторон обвинения и защиты в рамках перспективной модели предусматривается эффективный механизм ответственности за сообщение подозреваемым и обвиняемым заведомо ложных сведений в ходе выполнения условий досудебного соглашения о сотрудничестве. Сообщение таких сведений с целью введения в заблуждение органов предварительного расследования, прокурора и суда должно влечь серьезную уголовную ответственность. Указанное противоправное деяние должно быть предусмотрено уголовным законом в качестве преступления против правосудия и караться более сурово, чем это предусмотрено ст. 63.1 УК РФ. В качестве альтернативы специальной уголовной ответственности за сообщение заведомо ложных сведений в рамках выполнения условий досудебного соглашения о сотрудничестве предлагается строго ограничить минимальный размер наказания, которое может быть назначено обвиняемому, сообщившему заведомо ложные сведения, тремя четвертями максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Помимо названных принципиальных отличий, в рамках перспективной модели автором реализованы другие предложения по совершенствованию действующего законодательства, сформулированные в ходе работы над диссертацией, в том числе конкретные правовые основания для отказа в заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, возможность рассмотрения уголовного дела, по которому заключено соглашение, как в общем, так и в особом порядке, возможность заключения соглашения о сотрудничестве с несовершеннолетними подозреваемыми и обвиняемыми, а также заключение соглашения о сотрудничестве самим следователем, а не прокурором.

В связи с тем, что институт досудебного соглашения о сотрудничестве содержит нормы, распространяющиеся как на судебные, так и на досудебные стадии уголовного судопроизводства, в рамках перспективной модели он рассматривается не в качестве особого порядка проведения судебного разбирательства, а в качестве особого порядка всего уголовного судопроизводства. В связи с этим автор предлагает структурно разметить нормы, регулирующие институт досудебного соглашения о сотрудничестве, в рамках гл. 51.1 УПК РФ, которая входит в ч. 4 УПК РФ «Особый порядок уголовного судопроизводства».

В заключении в обобщенном виде излагаются основные выводы и предложения, сформулированные в ходе диссертационного исследования.

Основные положения диссертации нашли отражениев следующих публикациях автора:

Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации:

1. Иванов, А. А. Соотношение института досудебного соглашения о сотрудничестве со смежными правовыми институтами [Текст] / А. А. Иванов // Пробелы в российском законодательстве. – 2012. – № 4. – С. 141–144 (0,34 печ. л.).

2. Иванов, А. А. Правовое регулирование сделок о признании вины в США [Текст] / А. А. Иванов // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. – 2012. – № 2 (1). – С. 282–286 (0,4 печ. л.).

3. Иванов, А. А. Вопросы выделения уголовного дела в отдельное производство при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве [Текст] / А. А. Иванов // Бизнес в законе. – 2012. – № 4. – С. 51–54 (0,48 печ. л.).

4. Иванов, А. А. Проблемы защиты прав потерпевшего при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве [Текст] / А. А. Иванов // Перспективы науки. – 2012. – № 8. – С. 146–149 (0,26 печ. л.).

Иные публикации:

5. Иванов, А. А. Некоторые вопросы порядка заключения досудебного соглашения о сотрудничестве [Текст] / А. А. Иванов // Юридическая наука: образование и практика. – 2010. – С. 153–156 (0,32 печ. л.).

6. Иванов, А. А. Правовая природа досудебных соглашений о сотрудничестве [Текст] / А. А. Иванов // Вопросы гуманитарных наук. – 2012. – № 6. – С. 72–77 (0,45 печ. л.).

7. Иванов, А. А. Концептуальная модель института досудебного соглашения о сотрудничестве [Текст] / А. А. Иванов // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. – 2012. – № 7. – С. 89–91 (0,36 печ. л.).

8. Иванов, А. А. Основания ответственности подозреваемого и обвиняемого за нарушение условий досудебного соглашения о сотрудничестве [Текст] / А. А. Иванов // Социально-политические науки. – 2012. – № 3. – С. 108–110 (0,31 печ. л.).

9. Иванов, А. А. Процессуальная роль прокурора при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве [Текст] / А. А. Иванов // Юридическая наука: история и современность. – 2012. – № 10. – С. 113–120 (0,38 печ. л.).

10. Иванов, А. А. Досудебное соглашение о сотрудничестве: уголовно-процессуальный и оперативно-розыскной аспекты [Текст] / А. А. Иванов, П. Г. Марфицин // Проблемы оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства и уголовно-процессуального стимулирования оперативно-розыскной деятельности. – Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2010. – С. 215–222 (0,37 печ. л.).

11. Иванов, А. А. Досудебное соглашение о сотрудничестве: некоторые размышления после принятия очередного закона [Текст] / А. А. Иванов, П. Г. Марфицин // Сборник трудов научно-практической конференции Приволжской транспортной прокуратуры «Проблемы процессуальной деятельности, осуществляемой стороной обвинения в стадиях уголовного судопроизводства». – Н. Новгород, 2009. – С. 36–44 (0,56 печ. л.).

Подписано в печать 27.08.2013 г.

Формат 60×84/16.

Бумага офсетная.

Усл. печ. л. 1,75.

Тираж 200 экз.

Заказ № 212.

Отпечатано в полиграфическом цехе Издательства ВятГГУ,

610002, г. Киров, ул. Ленина, 111, т. (8332) 673‑674

 По данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, в 2011 г. судами всех уровней судебной системы Российской Федерации рассмотрено 2969 уголовных дел, по которым были заключены досудебные соглашения о сотрудничестве, что составляет 0,3% от общего количества рассмотренных уголовных дел. В 2012 г. в порядке гл. 40.1 УПК РФ рассмотрено 2289 уголовных дел или 0,25% от общего количества рассмотренных уголовных дел ( HYPERLINK «http://www.cdep.ru» http://www.cdep.ru).

 Абшилава Г. В. Согласительные процедуры в уголовном судопроизводстве Российской Федерации: дис. … д‑ра юрид. наук. М., 2012; Апостолова Н. Н. Целесообразность (дискреционность) в российском уголовном судопроизводстве: дис. … д‑ра юрид. наук. М., 2010; Боярская А. В. Доказывание в упрощенных судебных производствах уголовного процесса России: дис. … канд. юрид. наук. Томск, 2012; Касаткина С. А. Публичность и диспозитивность в российском уголовном процессе: дис. … канд. юрид. наук. М., 2002; Кувалдина Ю. В. Предпосылки и перспективы развития компромиссных способов разрешения уголовно-правовых конфликтов в России: дис. … канд. юрид. наук. Самара, 2011; Пиюк А. В. Проблемы применения упрощенных форм разрешения уголовных дел в судопроизводстве Российской Федерации в свете типологии современного уголовного процесса. Томск: Изд-во Томского ун-та, 2011; Рыбалов К. А. Особый порядок судебного разбирательства в Российской Федерации и проблемы его реализации: дис. … канд. юрид. наук. М., 2004.

 Бахновский А. В. Сделка с правосудием: особенности англосаксонской и континентальной правовой традиции: дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2008.

 Головинский М. М. Досудебные соглашения о сотрудничестве: нормативно-правовое регулирование и практика применения: дис. … канд. юрид. наук. Владимир, 2011; Головизнин М. В. Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве: дис. … канд. юрид. наук. М., 2012; Топчиева Т. В. Досудебное соглашение о сотрудничестве в российском уголовном процессе: автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2013; Костенко Н. С. Досудебное соглашение о сотрудничестве в уголовном процессе: правовые и организационные вопросы заключения и реализации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2013.

PAGE

PAGE

PAGE \* MERGEFORMAT2