Тема Семейные отношения в произведениях Валентина Распутина

Министерство образования РФ

Муниципальное образовательное учреждение Сапоговская средняя

общеобразовательная школа

Реферат по литературе

Тема:

Семейные отношения в произведениях

Валентина Распутина

(по повестям «Деньги для Марии» и «Последний срок»)

Выполнил:

Стольмаков Никита, ученик 11 класса

Учитель: Линдт Л.Б.

Аал Сапогов, 2011

СОДЕРЖАНИЕ

TOC \O «1-3» \H \Z \U

HYPERLINK \l «_Toc306216722» ВВЕДЕНИЕ PAGEREF _Toc306216722 \h 3

HYPERLINK \l «_Toc306216723» 1. СЕМЕЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ПОВЕСТИ РАСПУТИНА «ДЕНЬГИ ДЛЯ МАРИИ» PAGEREF _Toc306216723 \h 4

HYPERLINK \l «_Toc306216724» 1.1. ДЕНЬГИ И СОВЕСТЬ PAGEREF _Toc306216724 \h 4

HYPERLINK \l «_Toc306216725» 1.2. ДЕНЬГИ И ЛЮБОВЬ PAGEREF _Toc306216725 \h 8

HYPERLINK \l «_Toc306216726» 2. ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ В ПОВЕСТИ «ПОСЛЕДНИЙ СРОК» PAGEREF _Toc306216726 \h 11

HYPERLINK \l «_Toc306216727» 2.1. ТАКИЕ РАЗНЫЕ ДЕТИ PAGEREF _Toc306216727 \h 11

HYPERLINK \l «_Toc306216728» 2.2. «СЕМЕЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ» В ПОНИМАНИИ СТАРУХИ АННЫ PAGEREF _Toc306216728 \h 16

HYPERLINK \l «_Toc306216729» ЗАКЛЮЧЕНИЕ PAGEREF _Toc306216729 \h 22

HYPERLINK \l «_Toc306216730» СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ PAGEREF _Toc306216730 \h 23

ВВЕДЕНИЕ

Первое, что отличает произведения Валентина Распутина от общего потока современной литературы, – это яркая самобытность. Писательская индивидуальность Распутина позволяет ему спокойно и уверенно отказаться от проторенных путей. В своих произведениях «Пожар», «Деньги для Марии», «Последний срок», «Прощание с Матерой» один из наиболее вдумчивых современных писателей напоминает нам о проблемах семьи, и это его право – выбирать себе любую тему. Главное, что она раскрыта с наибольшей полнотой и правдивостью.

Тема реферата интересна тем, что сегодня на отношения в семье стали обращать пристальное внимание, ведь из семьи берут свои начала и хорошие и плохие поступки, которые совершит человек в жизни.

Цель реферата: показать, как по-разному освещает проблему семейных отношений Распутин в повестях «Деньги для Марии» и «Последний срок».

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1. Проанализировать произведение «Деньги для Марии» и доказать, что любовь и мужская ответственность за семью заставляет мужа добровольно и безоговорочно взять на себя все тяготы попавшей в беду жены.

2. Рассказать о взаимоотношениях в семье умирающей Анны, об отношениях между детьми и матерью, мужьями и женами.

1. СЕМЕЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ПОВЕСТИ РАСПУТИНА «ДЕНЬГИ ДЛЯ МАРИИ»

1.1. ДЕНЬГИ И СОВЕСТЬ

Трудно припомнить, чтобы в нашей литературе произведение на откровенно нравственную тему имело в заглавии слово «деньги».

Не по своей воле пошла Мария работать в магазин и не для своей личной надобности. Как человек высокой нравственности, она, прежде всего, думала о других – о своих односельчанах, которым даже за спичками приходилось ездить в район. И не ей понять, как образовалась недостача на страшную для нее сумму в тысячу рублей. Случилась в семье Марии и Кузьмы, как говорит писатель, «беда с горем» – и сразу же обнажились их отношения с односельчанами, потому что теперь поневоле необходимо идти к ним за помощью. Писатель дает в своей повести сначала поступки, а потом – постепенное раскрытие мотивов, руководивших людьми. Поначалу нам вместе с героями кажется, что беда хоть и велика, но поправима: человек человеку – друг, и чужое несчастье автоматически должно вызвать немедленный отклик как у лиц официальных, так и у рядовых тружеников, тем более что речь-то идет только о том, чтобы дать деньги в долг на короткое время. Но постепенно выясняется, что все не так просто.

Все персонажи повести сталкиваются с двумя проблемами: отношение к деньгам в отношение к человеку, которому они сейчас нужнее всех. По-разному говорят и поступают герои Распутина, но в полном соответствии со своими взглядами на жизнь.

Беднее всех в деревне дед Гордей, и именно он формулирует народное мнение о деньгах:

«Я за весь свой век сколь раз деньги в руках держал- по пальцам сосчитать можно, я с малолетства был приучен все сам делать, на свои труды жить… Это теперь всё магазин да магазин, а раньше в лавку два раза в год ходили. Все свое было. И жили, не пропадали. А теперь шагу нельзя ступить без денег, кругом деньги, запутались в них. Разучились мастерить — как же, в магазине всё есть, были бы деньги. Еще, слава Богу, если их нету у кого, там ребятишки хоть не разучатся руками двигать, на себя будут надеяться, а не на деньги. А то ведь это что. На иждивение перешли. И маленькие и большие» [6. с.131].

Этому деду не просто чужда философия высокоразвитого индустриального общества, где деньги играют одну из ведущих ролей, – он не хочет принимать ее из-за ее очевидной для него пагубности.

Вся деревня знает, что есть деньги, которые так нужны теперь Кузьме у тетки Степаниды. Но не дает она ему ни копейки, нет у нее сил понять чужое горе, принять его к сердцу, и в результате: «деньги эти у нее так, без пользы лежать будут… И ведь самой взять нельзя, вот положение! И деньги вроде свои, а не пойдешь, ни холеры не купишь. Люди увидят, поймут, что обманула. Сама себе наказание придумала и у людей из доверия вышла» [6. с.135].

Есть в деревне еще один человек, имеющий деньги, но он гораздо хитрее и лицемернее Степаниды.

«Он моложе Кузьмы, но в деревне его величают все, даже, старики, по имени отчеству, потому что вот уже пятнадцать лет он директор школы… Родился и вырос Евгений Николаевич здесь же и, закончив институт, крестьянского дела не забыл: сам косит, плотничает, держит у себя большое хозяйство, когда есть время, ходит с мужиками на охоту, рыбалку[6. с.139]. Он не отказывает, но его помощь настолько незначительна, насколько и не от чистого сердца идет. Сделав добро, он слишком много и слишком красиво говорит об этом: «Совесть надо иметь. Мы друг другу так помогать должны, без выгоды. Как русские князья объединялись в старину против половцев, так и мы должны объединяться против несчастья» [6. с.139].

Нравственный человек, помогая другому, не станет рассуждать о пользе благодеяния и о том, что долг платежом красен. Давая взаймы, он стесняется не меньше того, кому дает. Если же он пускается в пространные и явно неуместные рассуждения о совести, то это явный признак того, что деньги прочно завладели его душой и уже не отпустят. Ведя своего героя Кузьму от избы к избе, от человека к человеку, Распутин очень тонко и последовательно раскрывает изменения в психологическом состоянии Кузьмы, передавая всю гамму его настроения: от спокойной уверенности в благополучном исходе до полного отчаяния.

Как и полагается, после первого удара Кузьма берет себя в руки, успокаивает жену и старается верить, что все не так страшно: кругом же люди – помогут, тем более, что это несчастный случай, который мог бы произойти с каждым. Но спокойствие он сохраняет лишь до тех пор, пока не приходится заняться поисками денег вплотную. Здесь его сразу же охватывают сомнения: а дадут ли?

«И все же Кузьма надеялся, что… кто-то отмолчится, а кто-то войдет в его положение, скажет просто и легко: «У нас тут, кажется, есть полсотня, на мотор к лету копили, но тебе они сейчас нужнее — возьми. Пока что он находится под влиянием одной лишь надежды, которая способна унести человека далеко от реального осознания вещей.

Но вот дело доходит до первой его встречи со старым другом, бригадиром: «Рядом с Василием Кузьма чувствовал себя легче, и беда его не стояла комом в одном месте, а разошлась по телу, стала мягче и как бы податливей». Но это ощущение очень быстро сменяется разочарованием. Постигают Кузьму неудачи и дальше, и постепенно его уверенность сменяется растерянностью, а потом стыдом: «Кузьма не мог смотреть в их сторону. Ему казалось, что от стыда он стал прозрачным, и в нем теперь видно все то жалкое и срамное, что есть в человеке».

От всей души желает ему помочь сам изведавший горе и позор председатель. Он собирает вместе сельских специалистов, надеясь на то, что на виду у других люди не решатся отказать в просьбе. Понимая их положение, Кузьма переживает не только за себя, но и за них: «Он сидел перед ними как на судилище и не знал, хочет ли он, чтобы его помиловали, он чувствовал один стыд, горький и сладкий стыд взрослого, уже пожилого человека. Сейчас, в эту минуту, не думая о том, что будет дальше, он даже хотел, чтобы ему отказали, потому что тогда он ничем не будет им обязан. Вот как тяжело ему одолжаться. Хотя деньги сейчас ему нужнее всех в деревне, его прирожденная совестливость мешает взять их или, как он думает, отнять у других. Конфликт этот разрешает не потерявший веры в добро и справедливость председатель: «Совесть у него есть. А у нас, по-твоему, нет совести?.. Мне тоже, если хочешь знать, деньги нужны, но я их тебе отдаю, потому что я без них проживу, а ты пропадешь. Так и другие. Если ты с совестью, то и у нас она помаленьку есть».

Кузьма, как и большинство его односельчан, был честным во всем и всегда, надеясь только на себя, на свои руки, которые не знают отдыха, для него даже мысль о том, что можно поживиться за чей-то счет, словчить, объегорить кого-то, была недоступной. Да он никогда и не думал, честно он живет или нет. И только деньги, вторгшиеся в жизнь села, заставляют его и всех остальных задуматься над этим вопросом.

Распутин, наделенный тончайшим художественным чутьем, не бросает прямого обвинения деньгам, без которых уже не обойтись деревне, но высказанные дедом Гордеем сожаления о тех временах, когда в лавку ходили два раза в год, перекликаются и с настроением автора. Ведь именно деньги приносят «беду с горем» в дом Кузьмы, именно они понуждают некоторых односельчан проявиться в ней не с лучшей стороны, отказав в помощи насущно нуждающемуся.

Работая только на себя и отдавая лишнее тем, кто в этом нуждается в обмен на результаты его труда, человек исполняет свой долг перед людьми и своей совестью. В том же случае, когда посредником между людьми выступают деньги, все выглядит иначе. Все работающие знают, что за одинаковый труд можно получить и больше и меньше, в зависимости от обстоятельств. Справедливость возможна лишь там, где труд ценен сам по себе, вернее по его практическим полезным людям результатам.

Ничего подобного Распутин в своей повести прямо не говорит, но ее содержание рождает именно эти мысли, которые можно завязать в единый узел следующей сентенцией: деньги и совесть находятся в постоянном противоборстве, и полем их борьбы является слабая человеческая душа. Деньгами проверяется человеческая нравственность, устойчивость перед легкими путями, перед соблазном отказаться от жизненно необходимого для каждого человека труда.

Человек, к которому Кузьма решает обратиться в самую последнюю очередь, — это его брат, давно оторвавшийся от деревни и живущий с семейством в городе. Как он поступит, мы не узнаем: повесть обрывается в том месте, где Кузьма собирается позвонить в дверь его квартиры. Но сведения, которые мы предварительно узнаём из размышлений Кузьмы, неутешительны…. В общем, не одобряя вмешательства денег в человеческие отношения, Распутин сам воспользовался ими для построения сюжета своей повести, и они, безусловно, сыграли активную роль в выявлении нравственного уровня данной человеческой общности.

1.2. ДЕНЬГИ И ЛЮБОВЬ

Все сказанное выше, казалось бы, исчерпывает идейное содержание повести, но остался еще один немаловажный вопрос: что движет Кузьмой, заставляет его переживать, унижаться, до конца идти в поисках необходимой суммы, даже и туда где почти нет надежды? Попытка ответить на этот вопрос вводит нас в область человеческих отношений с совсем иными нравственными ценностями. Речь идет о семье, причем о семье, где существует искренняя, неафишируемая любовь.

О любви мужа в жены, у которых уже есть дети, не очень-то и принято писать. В повести Распутина именно любовь движет Кузьмой во всех его поступках. Именно любовь – да еще мужская ответственность за семью – заставляет его добровольно и безоговорочно взять на себя все тяготы попавшей в беду жены, сохранять стойкость в уверенность в конечной победе.

Едущий с последней надеждой к брату Кузьма знакомится в поезде с двумя противоположными взглядами на любовь. Поссорившийся с женой парень, под влиянием случившегося и выпитого, откровенен до цинизма: «На белом свете… полно лишних баб. Им тоже жить охота. Женщины они слабые, правильно? Они без нас не могут… Говорят, деньги им надо давать, то, другое, ерунда это, может, до революции и было. Теперь у них сознательность… Им только не хами, сумей подъехать и все в порядке».

В одном купе с Кузьмой и подвыпившим парнем едет еще и пожилая супружеская чета, прожившая долгую совместную жизнь и сохранившая самые сердечные взаимоотношения. Эти люди не хотят и не пытаются объяснить, что так крепко связало их, потому что это едва ли будет понятно их молодому соседу. Когда разговор заходит о доверии, без которого невозможно существование семьи, выясняется, что парень просто не знает, что это такое. Ему совершенно естественно право мужчины изменять своему супружескому долгу; но если этим право воспользуется ушедшая от него жена, то это жестоко коробит его самолюбие, и он вынужден будет принять самые крутые меры.

Да, брак ограничивает, подчас стесняет, накладывает на человека далеко не легкие обязанности, он приносит в огорчения, и разочарования. Однако он пока что единственная форма продолжения разумной жизни на Земле.

Сказанное выше было бы бесконечно мрачным, если бы не было на свете вечного чуда любви, данной человеку в утешение. О самом чувстве мы говорить не будем, оставив это дело лирикам, но в том, что без него нормальная семья невозможна, вряд ли кто сомневается. Следует лишь помнить, что любовь способна соединить людей, но она отнюдь не гарантирует семейного счастья, которое нужно долго и упорно строить двум любящим, прилагая для этого все свои силы.

Начали мы этот разговор с вопроса о том, что движет Кузьмою, вынужденным заниматься таким неприятным делом, как поиски денег. Ответ ясен: любовь, хотя этого слова и нет в повести. В поезде Кузьма почти не участвует в странном для него споре, однако «он не раз вспомнил Марию и остро, до боли почувствовал, как она ему нужна. Все, что было у них хорошего и плохого, куда-то пропало, они остались одни, будто еще не начинали свою жизнь, но он, Кузьма, уже знает, что без Марии ему жизни не будет. Он хотел еще выяснить для себя, отчего это бывает, что человек так прикипает к человеку, и не мог».

Трудно подобрать здесь иные слова, чем – слияние душ. Именно таково состояние и Кузьмы, и Марии, которая также не мыслит для себя ни другого мужа, ни другой судьбы. Сам Кузьма определяет это для себя просто и скромно: у них в деревне «сходятся, чтобы вместе жить». А это значит, что для него нет проблемы другой женщины, другой семьи, еще одной любви. Он нашел свою подругу и уже не может жить без нее. И не только дети их связывают, а и то искреннее чувство, которое зовется любовью.

Деньги портят отношения Кузьмы со многими людьми в поселке: он уже не сможет относиться к окружающим, не протянувшим ему руку помощи в тяжелую минуту, с прежней открытой симпатией. Но между ним и Марией деньги не могут провести разделительной черты. Эти двое по- настоящему едины, и в этом их сила, залог

благополучного выхода из тяжкой ситуации. Распутин оставляет повествование незавершенным. И в этом не просто интрига «открытого конца», а сохранение надежды на лучшее в человеке. Вдруг оно, лучшее, проявится? Любой человек не безнадежен.

.

2. ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ В ПОВЕСТИ «ПОСЛЕДНИЙ СРОК»

2.1. ТАКИЕ РАЗНЫЕ ДЕТИ

Эта повесть целиком посвящена сугубо семейным делам: разлетевшиеся в разные стороны дети вынуждены съехаться вместе, чтобы проводить мать в Последний путь. Но провожают они ее не так, как хотелось бы матери.

Умирает мать, не только давшая детям жизнь, но и отдавшая им всю себя и ни разу не вспомнившая, что святой обязанностью каждого из ее детей является забота о матери.

Самое странное и трудно объяснимое – это то, как у одних и тех же родителей вырастают такие разные дети. От чего это зависит? Ведь всех их мать носила под сердцем, каждого вскормила и поставила на ноги, всех учила жить честно в трудах и заботах, подавая им пример всей своей жизнью. Распутин не спешит ответить на этот вопрос, сначала он нам просто показывает, какими стали дети старой Анны, как резко они отличаются друг от друга.

Встретившись все вместе после довольно длительного перерыва, они не только по-разному относятся к умирающей матери, но поначалу с трудом находят общий язык между собой, хотя ведь совсем недавно коротали долгие зимние вечера на теплой печи, сбившись в тесную кучку. В каждой большой семье хорошо известно, кто на что способен, и в разговорах между родственниками непременно проскальзывают эти оценки, воспринимаемые как само собой разумеющиеся и очень интересные для нас, читателей. Именно таким способом знакомит нас писатель со своими героями. Первая распря возникает между ними, когда речь заходит о месте их жительства.

Давно мы вот так вместе все не сидели, с взволнованной грустью сказала вдруг Люся… Приедет Татьяна, и будто никто никуда не уезжал…

Где уж там не уезжали! стал обижаться Михаил. Одна Варвара заглянет, когда картошки или еще чего надо. А вас будто и на свете нету.

Варваре тут рядом.

А вам прямо из Москвы ехать,поддела Варвара… Уж хоть бы не говорили, раз за родню нас не признаете. Городские стали, была охота вам с деревенскими знаться!

Ты, Варвара, не имеешь никакого права так говорить, разволновалась Люся. Причем здесь городские, деревенские? Ты думай, о чем говоришь.

Уже здесь, в одном из первых разговоров, проявляются характеры и в какой-то степени общественное положение этих людей. И прямодушие Михаила, и простоватость Варвары, и высокомерие пополам с фальшивым сожалением Людмилы, грубо одергивающей сестру. Постепенно, правда, отчуждение уступает место родственным чувствам, братья и сестры как бы заново узнают себя прежних, холодок в отношениях рассеивается. Усевшись за стол на свои старые места, они подчиняются обаянию родительского дома и на время забывают о том, что настоящая близость между ними уже никогда не восстановится.

Они и к матери относятся довольно прохладно. Когда выясняется, что Анна пережила еще одну ночь, эту новость все воспринимают без радости: все приготовились к встрече со смертью и теперь испытывают что-то вроде разочарования. Эта малозаметная, но очень точно схваченная деталь — еще один штрих к характеристике детей, которые как должное воспринимали материнскую любовь в заботу, но не чувствуют, что находятся в неоплатном долгу перед нею.

Вот братья Илья и Михаил. Один искал счастья в местах, далеких от родной деревни, другой всю жизнь провел здесь. Встретившись они не испытывают большой радости; их сближение начинается с того момента, когда она собираются за водкой для поминок; именно она заставляет их сказать первые подобающие моменту слова: «Нет, мать надо проводить, как следует, на мать нам пожаловаться нельзя».

«Михаил и Илья, притащив водку, теперь не знали, чем заняться: все остальное по сравнению с этим казалось им пустяками, а они маялись, словно через себя пропуская каждую минуту. В конце концов, они начинают пить, хотя повода к этому вовсе нет: ведь мать-то еще жива, За питием братья, как это и водится, ударяются в философию, Михаил говорит:

«Отца у нас нет, а теперь мать переедет, и всё, и одни. Не маленькие, а одни. Скажем, от нашей матери давно уже никакого толку, а считалось, первая ее очередь, потом наша, вроде загораживала она нас, можно было не бояться. А теперь живи и думай».

Развязанный водкой язык высказывает и по-детски затаенный страх смерти, от которой может защитить только родимая, и одновременно нечаянно сказавшееся пренебрежение к ней. А разве мало того, что она загораживает тебя от самого страшного, какой еще толк нужен от восьмидесятилетнего человека?

За бутылкой братья светлеют на какое-то время разумом и додумываются до вещей, которые редко можно услышать и от трезвого человека. Решал вечный вопрос: «Почему пьем?». Михаил так определяет положение:

«Вот говорят, горя, с того, с другого. Не-ет. Это все дело десятое. Говорят, по привычке, а привычка, мол, вторая натура. Правильно, привыкли, как к хлебу привыкли, без которого за стол не садятся, а только и это не всё, для этой привычки тоже надо иметь причину. Я так считаю: пьем потому, что теперь такая необходимость появилась — пить. Раньше, что было первым делом? Хлеб, вода, соль. А теперь сюда же еще и она, холера, добавилась… Жизнь теперь совсем другая, всё, посчитай, переменилось, а они, эти изменения, у человека добавки потребовали. Мы сильно устаем, и не так, я скажу тебе, от работы, как черт знает от чего. Я вот неделю прожил и уже кое-как ноги таскаю, мне тяжело, А выпил и будто в бане помылся, сто пудов с себя сбросил».

Распутин поворачивает своего героя, простого труженика, самой неожиданной стороной, очень далекой от трудовых процессов, а выходит живой человек. И надо признаться, давно мы не слышали за грохотом станков и прочими шумовыми эффектами честного и созвучного нашим настроениям слова, идущего из глубины души, которая подчас оказывается гораздо мудрее, чем мы сами о ней думаем. Послушаем, что говорит Михаил дальше:

«3наю, что виноват кругом на двадцать рядов: дома с бабой поругался, последние деньги спустил, на работе прогулов наделал, по деревне ходил, попрошайничал – стыдно, глаз не поднять. А с другой стороны, легче. С одной стороны, хуже, с другой легче. Идешь опять работать, грехи замаливать. День работаешь, второй, пятый, за троих упираешься, и силы откуда-то берутся».

Этот человек не видит зла во всем его объеме, он руководствуется только личными ощущениями, но со своей не очень высокой колокольни пытается сделать какие- то обобщения:

«А как не пить? День, второй, пускай даже неделю оно еще можно. А если совсем, до самой смерти не выпить? Подумай только. Ничего впереди нету, сплошь одно и то же. Столько веревок нас держит и на работе и дома, что не охнуть, столько ты должен был сделать и сделал, все должен, должен, должен, и чем дальше, тем больше должен пропади оно пропадом. А выпил, как на волю попал, освобожденье наступило, и ты уже ни холеры не должен, все сделал, что надо».

В самых общих чертах причину этого явления можно объяснить тем, что человек никак не может угнаться за обстоятельствами, им самим созданными, ни в городе, ни, как видим, в селе. И пока что единственным способом хотя бы на время выйти из этой гонки остается, как это ни прискорбно, намеренное затуманивание собственного сознания. Человек пытается с помощью самообмана отключить его, выйти из стремительно несущегося поезда и походить по зеленой травке своего детства в беззаботности. Однако и здесь его поджидают неприятности: кратковременное забытье сменяется тяжким похмельем, радость временного освобождения — апатией и еще более тяжким расстройством психики.

Рисуя сложившуюся ситуацию, писатель беспощаден к своим героям. Во-первых, выясняется, что, хотя птенцы и слетелись к смертному ложу матери, чтобы закрыть ее уставшие смотреть на белый свет глаза, они в сущности исполняют не вполне понятный им ритуал, в котором могли бы и не участвовать. Во-вторых, они так заняты своими мелкими заботами, что всерьез хотят, чтобы она скорее умерла и дала им возможность вернуться к их «веревкам», как выразился Михаил. Но самое тяжкое во всем этом то, что в основе своей это неплохие люди. Что-то непоправимое сотворила с ними жизнь, и они уже сами над собой не властны. Огрубела, очерствела у них душа. Вслух выражает общее настроение расковавшийся от водки Михаил:

«Лучше бы она сейчас померла. И нам лучше, и ей тоже. Я это тебе только говорю чего уж мы будем друг перед дружкой таиться? Все равно ведь помрет. А сейчас самое время: все собрались, приготовились. Раз уж собрались, ну надо бы это дело до конца довести, и не вводить нас в заблуждение. А то я ей поверил, вы мне поверили вот и пошло».

Сказано это мимоходом, но сколько в этих словах жуткого равнодушия! Не рискуя сильно ошибиться, мы можем сказать, что детям Анны никто и никогда не внушал, что почитание родителей есть святой долг каждого живого человека, никто не сказал им этого в детстве, а в более зрелом возрасте и тем более. А ведь у всех у них подрастают дети и очень скоро будут внуки, которым тоже никто не объяснит тех простых и изначальных заповедей, которые: следует помнить и исполнять всю свою жизнь.

Здесь и еще одна проблема, и опять повернутая к нам неожиданной стороной, – связь поколений, одновременно и соседствующих друг с другом, и меняющих одно другое. Простая цепь умозаключений, на которые наталкивает нас Распутин, выглядит следующим образом: если взрослые дети не научились уважать (не говорю уже — любить) свою мать, то их дети наверняка отойдут от них еще дальше, и очень не трудно себе представить, что из этого выйдет. Кто же тогда научит жить среди людей маленькую Нинку, внучку Анны, которая растет между пьяным отцом и вечно занятой матерью и войдет в жизнь неготовой ни к ее бедам и трудностям, ни к радостям. Не получая домашнего воспитания, она не видит и настоящей семьи, не видит положительного примера, который мог бы заменить целенаправленное воспитание.

2.2. «СЕМЕЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ» В ПОНИМАНИИ СТАРУХИ АННЫ

Повесть распалась бы без центрального образа старухи Анны. Ее жизнь не пройдет бесследно ни для детей, ни для внуков и правнуков. Дети еще не осознают этого, но со временем они обязательно вспомнят и ее последние дни – и подивятся трезвому уму старой неграмотной женщины, не видавшей ничего, кроме своей деревни, и все-таки гораздо более мудрой, чем ее получившие образование дети. Ее воспоминания о прошлом проникнуты не сожалением о его невозвратности, а трезвым сопоставлением века минувшего с нынешним. Остановимся хотя бы на ее отношении к распространенному пороку нового времени — пьянству. Обращаясь к своей подружке Миронихе, она говорит:

«Помнишь, Данила-мельник пил, дак его за человека не считали. Ну. Пьянчужка, и всё. Так и звали: Данила-пьянчужка Он ить один так пил, боле никто. А тепери один Голубев на всю деревню не пьет, дак тепери его за человека не считают, что он не пьет, смешки над ним строют».

Старая женщина не просто не одобряет поведения молодежи, она с поразительной легкостью сопоставляет два века. Хотя прошло не так уж много времени, но как переменилась жизнь! Как, оказывается, сильно общее мнение, которому мы поддаемся, несмотря на отчужденность друг от друга, стараясь не отстать от убегающего времени.

Герои Распутина оценивают жизнь с чисто нравственных позиций, которые им доступнее и ближе.

Вернемся к разговору старинных подруг об известном нам предмете:

— Чё хочут, то и делают. У другого собаку выманить нечем, а он пьет, гуляет, как купец какой. Вот и ходют по деревне, вот и ход ют, собирают, покамест не насобираются. Он уж стоймя не стоит, а всё ему подноси, всё мало.

Дак нет, девка, я когда радну-то эту слушала, дак там про пьянку эту тоже говорят, что она пьянка, боле ничё. Там ее тоже не хвалят.

Ну и чё, что не хвалят… Много оне слушают. Им не говорить надо, с их спрашивать надо, тогда, может, будет толк. Со своих и с чужих, жалко не жалко со всех надо стребовать, чтоб не изгалялись над народом..,

В ранешное время хошь грех знали. Тепери и грех забыли.

И грех, старуня, забыли, и стыд забыли.

И стыд забыли, правда что.

Грех и стыд раньше стояли на одной доске, этими словами определялись те моральные категории, которые в нынешнее время получили много разных наименований, но не стали от этого более распространенными и крепкими. Теперь слова эти преданы забвению, и не только от того, что когда-то были связаны с религией, причина совсем в другом. Несмотря на строгую регламентацию всей жизни в чем-то весьма существенном человек чувствует себя совершенно бесконтрольным, никто ему не указ в деле, которое раньше считалось большим позором среди людей, а теперь общим мнением оправдано.

И первыми, кто не должен, но вынужден терпеть результаты этого зла, являются женщины, призванные в этот мир, чтобы быть женами и матерями. Посмотрим, что говорит об этом устами своих героев Распутин. Сначала послушаем среднее поколение:

А я, Илья, к своей жене хладнокровие имею. Я сильно-то ей простору не даю. Она у меня ученая, во сне помнит, что она баба, а я мужик. А мужик, он и есть мужик, завсегда его верх обязан быть… Конечно, я не буду врать, что у ней ко мне возражений совсем не имеется. Имеются, особенно вот, как ты сам имеешь полное право догадаться, по части выпивки. Другой раз утром она мне свои возражения прямо в глаза, а если глаза закрыты, то прямо в уши, да громко так… выложит. Ну, конечно, у меня на этот предмет свои, мужицкие, возражения находятся…

Нет, Степан,— тяжело выговаривая слова, не согласился Михаил.

Баба, она, кроме того, что она баба, она женщина. Ее бить нельзя. Твоя или моя там баба, она, кроме того, что она твоя или моя баба, государственная женщина. Она может в суд подать.

Итак, мужики добровольно берут на себя обязанность предоставить гражданские права своим женам, правда, под страхом правосудия. Помня о своем главенствующем положении в семье, они пользуются этим положением в корыстных целях, понимая его как право подчинять себе более слабых. А ведь главное заключается не в этом: коли уж ты решился стать главой семьи, то обязан нести полную ответственность за все, что в ней происходит. Но, наверное, что-то не так делают и женщины, если их мужья только за бутылкой вспоминают о своей ответственности перед семьей. Взглянем на это дело еще раз мужскими глазами:

«Если на то пошло, сильно много в ней женщины стало, от бабы ничего уж не осталось, для жизни мне, к примеру, баба больше подходит. Она на любую работу способна, не будет ждать, когда мужик со смены придет и принесет ведро воды. Она все может. И терпеливая, ко всякому пустяку не будет взбрыкивать. Мало ли что по-домашности происходит — почему об этом должна знать вся деревня, а если в городе, то весь город. ,,Я женщина, я женщина“,передразнил он.Ну, не мужик, все видят, ну и что? На руках тебя за это носить, по головке гладить? Ты сначала поимей, за что на руках носят, потом спрашивай. Ты такой же человек, только другого полу, про наши разногласия в человеческом теле блохе и той известно, и нечего на этом предъявлять свои претензии. Конечно, никто не спорит, мы без них не можем, так жизнь построена. А они без нас могут, что ли? Во всяком разе, еще больше не могут».

Слова эти показывают, что мужики умеют смотреть в самый корень, когда наступит крайняя необходимость. Ведь всем и дальше придется жить со своими женами — и если хорошенько обдумать, как сделать эту жизнь приемлемой для тех и других, то и польза будет обоюдная.

Женская психика, как это давно доказано, является более тонкой, легко ранимой и подвижной, что и позволяет женщинам более эластично приспосабливаться к быстро меняющейся обстановке. Пока мужчины ведут разговоры о равноправии, они активно строят свою жизнь в соответствии со своими представлениями о ней. А представления эти, увы, становятся все более однобокими, далеко отстоящими от естественного распределения прав и обязанностей между мужчиной и женщиной.

«Дело не в том, что женщины или не женщины, подводит итог герой Распутина, а в том, что делать ничего не умеют, к работе не приспособлены. Скоро уж рожать, и то разучатся».

Посмотрим, как относилась к этим проблемам отжившая свое Анна.

«Старуха приняла кончину старика как судьбу не больше и не меньше, К тому времени она уже привыкла обходиться в семье без него. Они жили друг с дружкой не сказать, чтоб совсем плохо, потому что живут еще в тысячу раз хуже, но и не хорошо. Нет, он не пил, хотя, может, было бы лучше, если бы пил, человечью дурь, как накипь в котелке, тоже надо чем-то снимать, и водка, если ее не хлестать через край, для многих тут бывает лекарством: выпил, песни попел, почудил и отмяк, варись дальше».

Нелегко сложилась семейная жизнь нашей героини, но можно с полной уверенностью сказать, что она ни разу никому не пожаловалась: свою судьбу надо воспринимать такой, какой она написана тебе на роду, роптать тут не на кого – другой не будет. Можно только гадать, что было, если бы она прожила жизнь с кем-то другим или, на худой конец, задалась бы целью еще по молодости перевоспитать своего суженого. Вполне вероятно, что могло повезти еще меньше. Ее спасало то, что она всегда помнила и знала, что рассудить их может только неземная сила, которая пришла к ним в образе смерти:

«В его кончине старуху больше всего поразило то, что ему, побывавшему где-то возле самой войны, где смерть поголовно перешла в смертоубийство, удалось воротиться домой и в тишине и покое принять свою собственную смерть. Она нашла в этом для себя тайный знак и сразу примирилась со стариком. «Господи, прости нам прегрешения наши…» – начала она молитву, когда увидела, что он отошел. Она не сказала: его прегрешения, она сказала: наши, И слезы ее, скорбь ее были настоящими. Как-никак он был отцом всех ее ребят — и мертвых, и убитых, и живых. Что правда, то правда: ей есть к кому уходить и есть от кого уходить».

Мы очень часто говорим о святости материнской доли, а вот старуха чтит память своего мужа за то, что он был отцом ее детей. Уважение к нему она питала как раз за то, что в ваше время почитается чем-то весьма малозначащим. Сколько матерей рожают только для себя и стараются забыть отца своего ребенка! Сначала женщина не по своей воле становится главой и кормильцем семьи, потом это превращается уже в какую-то дурную традицию. И только дети не хотят мириться с таким положением вещей – они требуют отца в семью. А для этого нужно, чтобы каждая женщина, вышедшая замуж и родившая детей, считала свои и мужнины грехи общими, как учит нас жизнь старой Анны. Ее, можно сказать, стихийная верность своему супружескому и материнскому долгу позволяет ей не только спокойно уйти из жизни с чувством исполненного долга, но и прозреть перед кончиной настолько, чтобы не убояться этого страшного мгновения. А такая смерть, как известно, дается только праведникам.

«Она уснет, но не так, как всегда, незаметно для себя, а памятно и светло словно опускаясь по ступенькам куда-то вниз и на каждой ступеньке приостанавливаясь, чтобы осмотреться и различить, сколько ей еще осталось ступать. Когда она, наконец, сойдет на землю, покрытую сверху желтой соломой, и поймет, что теперь полностью уснула, навстречу ей с лестницы напротив спустится такая же, как она, худая старуха и протянет руку, в которую она должна будет вручить свою ладонь. Немая от страха и радости, которых она никогда не испытывала, старуха мелкими шажками начнет подвигаться к протянутой руке, и тогда вдруг справа откроется широкий и чистый, как после дождя, простор, залитый ясным немым светом».

Безбоязненно и преданно готовится к смерти Анна, и писатель без всякого нажима в столь драматичной ситуации, легко и спокойно ведет нас вслед за нею, подводящей итоги прожитому. Вместе со своей героиней Распутин поднимается здесь до прозрения, облеченного в фантастически правдоподобную мысль:

«Она не жаловалась на свою жизнь, нет. Как можно жаловаться на то, что было твоим собственным, больше ничьим, и что выпало только тебе, больше никому? Как прошла, так и ладно, во второй раз не начнется. Потому-то и хватает человеку одной жизни, что она у него одна, двух бы не хватило».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключение можно сделать следующие выводы. В повести Распутина «Деньги для Марии» речь идет о семье, причем о семье, где существует искренняя, неафишируемая любовь, которая движет Кузьмой во всех его поступках. Именно любовь — да еще мужская ответственность за семью — заставляет его добровольно и безоговорочно взять на себя все тяготы попавшей в беду жены, сохранять стойкость в уверенность в конечной победе. Слияние душ. Таково состояние и Кузьмы и Марии, которая также не мыслит для себя ни другого мужа, ни другой судьбы. И не только дети их связывают, а и то искреннее чувство, которое зовется любовью.

Повесть «Последний срок» целиком посвящена сугубо семейным делам: разлетевшиеся в разные стороны дети вынуждены съехаться вместе, чтобы проводить мать в Последний путь. Здесь ярко просматривается проблема связи поколении, одновременно и соседствующих друг с другом, и меняющих одно другое: взрослые дети не научились уважать свою мать, то их дети наверняка отойдут от них еще дальше, и очень не трудно себе представить, что из этого выйдет.

Семейные отношения, о которых говорится в повести, строятся почти по законам «Домостроя»: мужики, помня о своем главенствующем положении в семье, пользуются им в корыстных целях, понимая его как право подчинять себе более слабых. Женщины, пока мужчины ведут разговоры о равноправии, активно строят свою жизнь в соответствии со своими представлениями о ней. В семьях отсутствует главное — уважение друг к другу.

Только старуха Анна чтит память своего мужа за то, что он был отцом ее детей. Ее стихийная верность своему супружескому и материнскому долгу позволяет прозреть перед кончиной настолько, чтобы не убояться этого страшного мгновения. А такая смерть, как известно, дается только праведникам.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ганичев В.Н. Валентин Распутин. М.: Дрофа. 2002

2. Жуков И. О повестях Валентина Распутина. М.: Просвещение, 1997

3. Журавлев. Русская литература ХХ века, учебное пособие для учащихся 11 класса средней школы, М.: Просвещение, 2009.

4. Курбатов В. Жизнь и творчество Валентина Распутина. М.: Просвещение, 1991

5. Курбатов Валентин. Правда памяти и память правды. М.: Детская литература. 2002.

6. Распутин В.П. Повести и рассказы. М.: Детская литература. 2002.

PAGE

PAGE 6