Тема характеристика политических режимов (тоталитаризм, демокра

КУРСОВАЯ РАБОТА

ТЕМА: ХАРАКТЕРИСТИКА ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕЖИМОВ (ТОТАЛИТАРИЗМ, ДЕМОКРАТИЯ)

ПЛАН

1. Виды политических режимов. Сущность и исторические типы демократии.

2. Тоталитаризм — феномен XX века. Идейные истоки и социальные предпосылки.

3. Характерные черты тоталитарных режимов. Особенности авторитарных политических систем. Авторитаризм и демократия.

Глава I

ВИДЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕЖИМОВ. СУЩНОСТЬ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ТИПЫ ДЕМОКРАТИИ

При рассмотрении политической системы какого-либо государства или общества не следует ограничиваться лишь официально провозглашенными и действующими в нём институтами и правовыми нормами, конституционными актами, т.е. тем, что «заявляет» о себе само государство. Существуют часто весьма значительные различия и противоречия между парадным фасадом государства и реальными процессами, происходящими за этим фасадом. Для характеристики этих процессов применяется понятие «политический режим» — система реальных методов властвования в данном государстве. «Под политическим режимом понимается совокупность элементов идеологического, институционного и социологического порядка, способствующая формированию политической власти данной страны на определённый период».[1] Между ним и декларируемым государственны строем, как уже отмечалось, часто наблюдается несоответствие или даже прямая противоположность /что особенно характерно для диктаторских и прежде всего тоталитарных государств./

Именно политический режим определяет политическую атмосферу общества, в отличие от сравнительно устойчивых правовых норм, он подвижен и способен эволюционировать в рвзличных направлениях. Изучая конкретные многообразные формы политических режимов, существовавших в прошлом и настоящем, нужно, исходя из современных гуманистических требований к политической науке, руководствуясь принципом, что, человек, индивидуум- «мера всех вещей», основа общества и общественного благосостояния, рассматривать каждый режим именно по отношению к конкретной личности, её важнейшим правам и свободам. Основные параметры политического режима могут быть представлены следующим образом:

1/ Степень развития «гражданского общества»; 2/ Роль негосударственных политических организаций в политической жизни;

3/ Роль в государстве и обществе силовых структур /армия, полиция, Г. Б./;

4/ Реальная роль закона и функции правоохранительных органов, а также практика толкования и применения ими Конституции и других актов;

5/ Степень разделения властей и характер отношений между ними; 6/ Степень централизации власти;

7/ Механизм формирования представительных учреждений и их функционирование.

В соответствии с этими критериями выделяются 2 резко отличающихся между собой типа политических режимов: демократический и диктаторский.

Демократия — один из самых употребительных и многозначных терминов политической науки. Она выходит далеко за рамки первоначального смысла этого слова /в переводе с греческого оно означает «власть народа» — от «demos» — народ и «hratein» власть/, т.е. формы организации государства, при которой властью обладает большинство граждан, имеющих равные права, в отличие от монархии /власть одного/ или аристократии /власти меньшинства/. Зародился этот строй в Древней Греции, его особенности видный государственный деятель Афин Перикл охарактеризовал так: «Называется этот строй демократическим, потому что он зиждется не на меньшинстве граждан, а на большинстве их. По отношению к частным интересам законы наши представляют равноправие для всех» [2] Иными словами, демократия — прежде

всего такая система властвования, в которой все слои общества имеют формальные права участия в выборах и управлении и формально равны перед законом. Говоря об афинской городской демократии/равно как и о других демократиях Древнего мира и Средневековья/, нужно иметь в виду их специфический характер, они тяготели к коллективистской модели организации и управления/ в отличие от позднейших либеральных и плюралистических концепций/,[3] что ярко выражалось в ущемлении прав меньшинства, отсутствии гарантии для их полноценной защиты и выражения, навязывании воли общего, целого, т.е. коллектива, по отношению к отдельно взятой личности, индивидууму. Далеко не всегда соблюдалось и формальное равноправие — преимущество получали зажиточные слои, аристократия /они же удерживали реальные рычаги управления/. Существенным недостатком такой демократии было и полное исключение из неё целых социальных групп /например, рабов в рабовладельческих демократиях/. В целом, демократии коллективистокого типа были эпизодическим элементом политической системы в рабовладельческом и феодальном обществах вплоть до нового времени — эпохи буржуазных революций. Будучи исторически самой ранней формой народовластия, они отличались преобладанием прямых форм волеизъявления /народные собрания в Древней Греции и Риме, веча в феодальных республиках древней Руси и т.д./ над представительными учреждениями, причем последние имели тенденцию превращаться в чисто оллигархические инстутуты / сенат в Древнем Мире, руководящие учреждения итальянских городских республик/. В настоящее время эта форма демократии уходит в прошлое, она характерна лишь для наиболее примитивных обществ, только вступающих на путь подлинного народовластия. Попытки возродить её в форме «социалистической демократии», в практической деятельности коммунистических режимов приводили и приводят лишь к маскировке реальных тоталитарных порядков.

По настоящему значимым и преобладающим демократический строй становится только в эпоху капитализма, с возникновением адекватного ему экономического базиса — свободного предпринимательства, основанного на индивидуальной свободе человека и частной инициативы, с крушением старых сословных и иерархических перегородок /попытки вывести демократию из других источников, например, социалистических общественных отношений, применявшиеся в марксистской теории, успеха не имели, о чём будет сказано ниже./ Для этого строя была характерна уже иная модель демократии, основанная на либеральных ценностях /уважение к личности, её правам и собственности, предпочтение ей /частному перед общим /государством и его институтами/, максимальная независимость индивида от государства; здесь же — феномен самоуправляющегося «гражданского общества», неизвестный добуржуазным формациям/ [4] Являясь шагом вперед по сравнению с первичной /коллективистской/ демократией, либеральная концепция в чистом виде не лишена ряда недостатков и слабых мест: ориентируясь на сильных в экономическом и социальном смысле индивидов предпринимателей/, она оставляет без должного внимания интересы и потребности других социальных слоев /прежде всего наёмных работников/, государство ограничивается ролью «ночного сторожа», защищающего лишь самые общие интересы, что на практике ведёт к усиление общественного неравенства и недовольства. Могут быть допущены и существенные отклонения от рвноправия в принятии решений /так, в ряде стран в XIX веке существовал имущественный ценз, прямо ограничивавший права неимущих на участие в выборах и представительных учреждениях, да и после его формальной отмены проблема не потеряла остроту/. Всё это в комплексе приводило либерально-капиталистическую модель демократии к ряду серьёзных кризисов на протяжении её истории, выход из которых в разных странах и обществах пытались искать либо на пути возвращения к добуржуазным по сути, жестким методам государственного регулирования общественной и экономической жизни /что выразилось в деятельности тоталитарных и авторитарных режимах, которыми был столь богат XX век, либо на пути совершенствования действующе. общественной системы, поиска консенсуса и баланса интересов различно: социальных групп и слоев, имеющих зачастую противоположные стремления Так появилась 3-я /плюралистическая/концепция демократии, вобравшая в себя как либеральные /индивидуалистические/, так и коллективистские ценности /прежде всего идею социального равенства и социальной защиты населения от издержек рынка/ и доказавшая к концу XX века . свою перспективность и превосходство над другими концепциями. В настоящее время мир переживает волну перехода от диктатур к демократиям в глобальном масштабе, при этом основным ориентиром выступает именно плюралистическая система, сложившаяся в наиболее передовых странах Европы, Америки и Азии. Но этот процесс долог и труден, ибо слишком различны политические и социальные условия в разных странах, он не может быть совершен одним прыжком и требует нескольких фаз, длительной эволюции. Плюралистические режимы тоже не идеальны, не все слои отчётливо осознают свои интересы, процесс согласования сложен и часто приводит к крену в ту или иную сторону /либо частных, либо общегосударственных интересов/, но реальной альтернативы им пока не просматривается. Об этом свидетельствует поучительный опыт тоталитарных режимов нашего столетия. По видимому, плюралистическая модель демократии станет основной и преобладающей в будущем, что не исключает возникновения и иных форм политической организации.

Таким образом, конкретные исторические формы демократии усложнились и далеко не ограничиваются теперь рамками формального «народовластия», как это было вначале. С одной стороны, демократия — это тип государства и политической системы /в чём она однопорядковая с такими понятиями как «авторитаризм» и «тоталитаризм»/, в более широком смысле — любая форма устройства, основанная на принципах равноправия и её членов, периодичной выборностью органов управления и принятия решении по большинству. С другой стороны, это также определённое мировоззрение, идеал, основанное на ценностях свободы, равенства, уважение прав человека и меньшинств, народного суверенитета. К этому понятию тесно приникают и базирующиеся на этих ценностях социальные движения с широким диапазоном: либеральные, социальные, христианские демократы, новые альтернативные движения и т.д.[5]

В силу этого демократия приобретает характер общечеловеческой ценности, так или иначе присутствующей на протяжении всей истории, начиная с первобытности / в формах общинной, военно-племенной демокра-тии, предшествовавших классовому строю/, зачастую в качестве некого абстрактного, смутного идеала; особые же значения она получает в HBL дни, когда она становится основополагающей, фундаментальной ценностью, критерием и ориентиром. Демократию как народовластие и позитивное выражение свободы не следует также ошибочно отождествлять с анархией /безвластием, негативным выражением свободы/, хотя такие попытки часто делаются со стороны её противников. Подводя итоги исторической миссии демократии, можно вспомнить справедливое, хотя ироничное, высказывание У. Черчиля: демократия — худшая форма управления, за исключением всех остальных. Проверить достоинство и недостатки демократии можно в сравнены с её антиподом — диктатурой, тираническими режимами. По класcическому определению В. И. Ленина, диктатура — это господство одной части общества над другой и его осуществление при помощи насилия. Это положение в полной мере подтвердилось и в отношении так называемой «революционной диктатуры пролетариата», созданной самими большевиками-ленинцами. Она рассматривалась ими как власть, основанная на насилия победившего пролетариата по отношению к низвергнутым эксплуататорскк: классом, не связанном никакими законами, и в этом смысле как неизбежная ступень перед подлинной властью трудящихся, но их выводы не выде жали испытания временем, диктатура остается диктатурой во всех её проявлениях и сама по себе привести к свободе и демократии не может. В оценке её исторической роли, предполагаемой полезности и оправданности, нужно исходить из такого критерия, как объем власти диктатора и степень централизации. В этом смысле диктатура неоднородна, её можно разделить на 2 группы: авторитарные и тоталитарные режимы.

Тоталитаризм отличается предельной концентрацией власти и полным огосударствлением всех сфер жизни /экономика, культура, наука, государственная идеология, общественные движения, является логически абсолютной завершением идеи власти и воплощением всех принципов диктатуры. Авторитаризм более умерен, он запрещает и преследует только политическую оппозицию, но сохраняет автономию личности и общества во внеполитической сфере, как правило не вмешивается в частную жизнь, что особенно важно для полноценной хозяйственной и культурной деятельности.

Диктатура в её авторитарном варианте была самым распространенным типом политического режима в мире вплоть до новейшего времени, несмотря на естественные издержки, она сыграла определённую роль в модернизации ряда стран, в подготовке их перехода к демократическому устройству, хотя переоценивать этот факт не следует. Ряд признаков тоталитаризма можно встретить в древневосточных и средневековых деспотиях /отсутствие гарантированной частной собственности, полная зависимость граждан от воли правителя и другие характерные черты «азиатского способа производства»/. Но подлинным феноменом тоталитаризм стал в XX веке, когда человечество, казалось бы, освободилось от темного наследия прошлого, его антигуманистических уравнительных идей. Тоталитарные идеи и их воплощение стали едва ли не к главной причиной всех бед и трагедий этого века, они как бы поставили под вопрос однозначность поступательного исторического прогресса. Почему и как это случилось? — мы попробуем разобраться в этом вопросе в следующих главах.

Глава 2

ТОТАЛИТАРИЗМ — ФЕНОМЕН XX ВЕКА. ИДЕЙНЫЕ ИСТОКИ И СОЦИАЛЬНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ.

Тоталитаризм как определенный политический режим, а в более широком смысле — специфический и экономический строй — феномен именно XX века. Но это не означает, что он появился недавно, тоталитарные идеи возникли уже в глубокой древности, по крайней мере одновременно с гуманистическими и демократическими идеалами. Сам термин происходит от позднелатинских слов «totalitas» — полнота, цельность и «totalis» — полный, целый, всеобщий. Впервые употребил его в 1925 году один из «отцов» фашизма Б.Муссолини на одном из собрании обозначив его как идеал для своей модели; в научный оборот слово было введено западными политологами в 30-40-х годах. Они использовал его для обобщающей характеристики любого недемократического типа устройства: от национал-социализма до коммунизма. Теория тоталитаризма представлена такими фундаментальными трудами, как работы Ф.А.Хайека «Дорога к рабству» /1944 г./, Х.Арендта «Истоки тоталитаризма» /1951 г/, К.Фридриха и З.Бжезинского «Тоталитарная диктатура и автократия» /1956 г./ и другими. За прошедшие десятилетия ими накоплен большой материал по этой проблематике; что касается советской и российской науки, то до недавнего времени сам этот термин в них отрицался и по понятным причинам возможности для анализа были резко ограничены. Хотя первоначально это слово применялось для обозначения политических режимов, только этим оно не ограничивается.

Правильнее рассматривать его, как своеобразный способ производства и организации всей общественной жизни, для которого характерны всеобъемлющий контроль со стороны власти над обществом и личностью, подчинение всей общественной системы коллективным целям и официальной идеологии.

Как уже отмечалось, тоталитарные идеи находили свое частичное воплощение в практике деспотий Древнего Востока. Например, в Китае в 711-17 в. в. до н/э действовала целая школа так называемых легистов — сторонников сильного централизованного государства, неограниченной власти императора, опиравшейся на суровые законы, и тотального контроля над всеми сферами жизни. В Древней Греции — родине демократии появились первые развёрнутые обоснования тоталитарного идеала, совершенного государства. К их числу относятся прежде всего работы Платона — одного из крупнейших мыслителей античности и одновременно идейного противника демократии, как «разрушительный», по его мнению, структуры. Всему мировоззрению Платона были присущи консерватизм, идеализация общинного коллективизма и патриархальной аристократии, и страх перед будущей неизвестностью, которую он связывал с демократией /отчасти он был прав, так как афинская городская демократия переживала в IV в. до н.э. глубокий кризис/. В особенности эти взгляды проявились в его последнем диалоге «Законы», где он наделяет свое совершенное государство такими по сути тоталитарными чертами:- безусловное подчинение индивида государству — в его концепции синониму общества, государственная собственность на землю, дома и даже обобществление жён и детей, всеобщее насаждение единомыслия и коллективизма, жёсткая регламентация общественной и частной жизни, общеобязательная государственная религия, запрет на свободное общение с иностранцами, а для граждан до сорока лет — вообще выезжать за пределы государства, очищение государства от неугодных путём смертной казни или изгнания.[6]

Выше перечисленные идеи стали краеугольным камнем всего последующего развития теории и практики тоталитаризма. Фактически их продолжали и уточняли утопические коммунисты средних веков и нового времени: Т.Мор, Т.Кампанелла, Г.Бабёф, А.Сен-Симон, Ш.Фурье и др. В их воззрениях вообще ярко просматривается связь утопии — выдуманной, умозрительной конструкции жизни с насилием и подавлением личности, естественно, во имя высшего — коллектива, общего счастья и благосостояния. Идея эгалитаризма /уравнительности/, низведение всего до некого одинакового, среднего уровня — центральное в утопическом сознании. Так, Г.Бабёф призывал «навсегда отнять у каждого надежду

стать более богатым, более влиятельным, превосходящим своими знаниях. кого-либо из сограждан». [7]. В плане общей структуры идеального общества они в основноом следовали за Платоном, иногда внося поправки, еще более усиливавшие уравнительность.

Значительный вклад в развитие и обогащение тоталитарной мысли /возможно, помимо своей воли/ внёс французский радикальный просветитель VIII в. Ж.-Ж.Руссо. Исходя из благородного желания осчастливить общество на началах разума, справедливости, равенства и свободы он предлагал такую организацию, которая в сущности не оставляла мест для реализации этих принципов и вела к тотальному огосударствлению /что в общем то и есть тоталитаризм/. Его концепция — это разновидность коллективистской демократии /см. выше/, при которой добровольно объединившиеся граждане создают совершенное государство для защиты своих интересов, причём именно благодаря государству, а не иначе, «из тупого и ограниченного животного» возникает разумное существо -человек.[8] Из отдельных, несовершенных частей появляется «политическое тело», в котором личность, индивид полностью растворяется, поручая свои проблемы и интересы государству. Частный интерес имеет значение лишь постольку, поскольку он согласуется с общим государственным интересом / «Частный интерес не только согласуется с общим благом, но, напротив, при естественном порядке вещей, они взаимно исключают друг друга.»/ » Лишь государство обладает абсолютным суверенитетом, в случае же неподчинения граждан оно имеет право принудить их силой и тем самым » сделать свободным», так как свобода проявляется в соответствии с общей волей.

В силу сказанного рационалистические идеи этого видного теоретика Просвещения нашли применение сначала в якобинском терроре во времена Французской революции, а затем легли в основу многих позднейших тоталитарных концепций. Они получили то или иное развитие в трудах Фихте, Гегеля, Маркса, Ницше, ряда других самых разных мыслителей XIX века. Но как система целостных взглядов и, главное, практика общественной жизни, тоталитаризм сложился в XX веке, на стадии наивысшего развития индустриального общества и государотвенно-монополистического капитализма, перед переходом его в постиндустриальную фазу. Именно тогда возник «социальный заказ» на подобные идеи и они воплотились в деятельности массовых движений от социалистических до националистических, особенно в их крайних формах — коммунизме и фашизме. Делались попытки обосновать неизбежность и общественную полезность тоталитаризма с ссылками на объективные законы общественного развития, теории социал-дарвинизма, классовой борьбы, планирования и т.д. Кроме того. кроме того, различные тоталитарные школы враждовали между собой, пытались отделить себя от конкурентов и противопоставить себя им, преувеличивали свои кажущиеся непримеримость и противоречия /например, национал-социалисту и коммунисты/, что до недавнего времени крайне запутывало теоретическую оценку проблемы, сужало возможности для анализа /запрет на критику коммунизма в бывших социалистических странах при разрешении таковой в отношении фашизма и других некоммунистических теорий/. Подводить итоги дискуссии о тоталитаризме еще рано, не все положения и выводы выглядят бесспорными, хотя, в самые последние годы, после краха большинства коммунистических режимов, в этих проблемах появилось больше ясности.

Большинство исследователей сейчас рассматривает тоталитаризм как особый социально-экономический строй, своего рода формацию, при тоталитарном политическом режиме. Возникновение этого строя большую, чем где бы то ни было, роль играют идеологические схемы и постулаты, экономический базис не предшествует надстройке, а целенаправленно создается по чертежам политического руководства. Какие из многочисленных концепций могли способствовать формированию тоталитарных режимов

Одни исследователи /Ф.Хайек, а за ним К.Ясперс/ видели истоки тоталитаризма прежде всего в системе планирования, государственного регулирования экономических процессов, пришедшей на смену старой свободной конкуренции. Технический прогресс, автоматизация процесса управления, создание невиданной прежде системы массовых коммуникации порождалиЦа индустриальной стадии развития иллюзию, что все процессы экономики, а вслед за ней и общественно-политической жизни, можно подчинить единому централизованному руководству, одной коллективной цели, не оставляя места для индивидуальной свободы и автономии.[10]

Государство мыслилось сторонникам такой точки зрения /политологи назвали её коллективно-механистической/ как единый механизм, где граждане — всего лишь винтики, приводные ремни этой машины. С этим согласуются взгляды самих идеологов и основателей тоталитарных систем. Основатель фашизма Муссолини провозглашал: «Мы первыми заявили, что чем сложнее становится цивилизация, тем более ограничивается свобода личности»[11] . В.И.Ленин рассматривал будущее социалистическое государство как «одну контору и одну фабрику», «один всенародный государственный синдикат». [12]

По-иному рассматривал вопрос об истоках тоталитаризма русский философ Н.Бердяев. Он видел в нём прежде всего возрождение древних утопий, реальное воплощение в жизнь идей утопического равенства.

Целостность есть главный признак утопии… Утопия всегда тоталитарна. враждебна свободе».[13] Две эти точки зрения по существу не противоречат друг другу, а взаимно дополняют. Именно при господстве коллективно-механистических взглядов, стремлении заорганизовать и централизовать всё и вся, утопии находят благоприятную почву для попыток своего воплощения.

Тоталитаризм не возникает случайно, даже будучи своеобразной аномалией, он имеет свои социальные предпосылки и причины. К важнейшим из них относятся:

1. Как уже отмечалось, само индустриальное общество, усложнение общественных связей и взаимозависимости;

2. Нарастание рационализма и организованности в жизни общества, новые возможности для манипулирования общественным сознанием; /радио, телевидение, средства связи, СМИ и т.д./;

3. появление монополий и их срастания с государством /тоталитаризм — высшая их ступень, всеобъемлющая монополия/;

4. Этатизация общества, усиление в общественном сознании культа Государства /здесь сказалось влияние двух мировых войн, когда резко усилилось государственное вмешательство в экономику и общественную жизнь/, распространение коллективистских взглядов; 5. Массовая эмоциональная уверенность в возможности быстрого улучшения жизни с помощью планирования и рациональных преобразований 6. Массовая психологическая неудовлетворённость отчуждением личности при капитализме, её незащищенностью и одиночеством;[14] Тоталитарные движения дают иллюзию приобщения к «вечным ценностям»: классу, нации, государству, величественной сакральной Власти;

7. Острые социально-экономические кризисы ведут к маргинализа-ции общества, появлению многочисленных люмпенских и полулюмпенских слоев, особо восприимчивых к тоталитарной идеологии и склонных к политическому радикализму;

Основными свойствами люмпена /по Р. Парку/ -[15] являются: нигилизм по отношению к прошлому и настоящему, беспокойство, агрессивность, честолюбие, чувствительность, стеснённость, эгоцентричность. На всё это делают ставку вожди тоталитарных движений. Следует здесь иметь в виду различие в программных установках между элитой движения и основной массой: у первых — расчётливое, рационально-индустриальное видение цели, у вторых — стремление слиться с организацией, традиционный общинный коллективизм /что обуславливает относительную прочность тоталитарных режимов в странах Востока/. Адресаты у различных движений, слои, на которые они упираются, тоже отличаются: в России, у большевиков это были пролетариат и беднейшее крестьянство, у нацистов Германии — служащие и мелкая буржуазия, пострадавшие от экономического кризиса. В любом случае, интересы и нужды этих слоев

очень мало связаны с задачами таких движений и нужны им лишь как предлог для прихода к власти.

К политическим предпосылкам тоталитарных режимов относятся: уже упоминавшаяся этатизация общественного сознания, а главное, появления массовых, предельно идеологизированных, партий нового, тоталитарного типа с жёсткой, полувоенной структурой и полным подчинением рядовых членов партийной идеологии и её выразителям — вождям, руководству в целом.

У носителей тоталитарного сознания выделяются следующие отличи-тельные черты: нетерпимость к любому инакомыслию, стремление политически или даже физически уничтожить несогласных, или их насильственны перевоспитать в духе правильного учения, все остальные идеи, их плюрализм они рассматривают как заблуждение или сознательную ложь. Им присуще стремление к «математически безошибочному всеобщему счастью» [16] В этом проявился их разрыв с рационализмом и переход на догматические позиции, часто сами вожди становятся заложниками собственных догм.

Глава 3

ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ ТОТАЛИТАРНЫХ РЕЖИМОВ. ОСОБЕННОСТИ АВТОРИТАРНЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ СИСТЕМ. АВТОРИТАРИЗМ И ДЕМОКРАТИЯ.

Реальный тоталитаризм в процессе развития и осуществления конечно претерпел изменения по сравнению с идеальной моделью, ибо любая утопия осуществима в принципе лишь при условии серьёзных искажений,диктуемых социальное средой, логикой политической борьбы, корыстными интересами власть имущих, «революционной целесообразностью» Но в целом, тоталитарный строй, в отличие от других, возникающих стихийно, в наибольшей степени создается целенапрвленно на основе определенного образца, идеала. Важнейшую, цементирующую роль в нём играет идеология /она же и основной ценностной ориентир/. Режим стремится к идеологизации всей жизни, всех экономических и социальных процессов. Широко распространены эсхатологические и телеологические представления. Примером эсхатологии может явиться тезис о счастливою конце истории, конечном смысле существования человека с торжеством коммунизма, Рейха и т.д. Пример телеологии — взгляд на историю как закономерное движение к некой цели, причём цели отдается полный приоритет над средствами. Такой подход в корне антигуманен, ибо реальное содержание цели — в конкретных результатах, получаемых с помощью определенных средств. «Организация более справедливого и благостного общества — не есть цель, есть лишь средство для достойного чело-веческого существования.»[17]

По своему содержанию эта идеология революционна. Она проповедует формирование нового общества и человека, их революционное, насильственное преобразование. Главная роль отводится неподлежащим критике и обсуждению социальным мифам /капитализм и коммунизм, роль рабочего класса, превосходство арийцев и т.д./ Официальная идеология общеобязательна, она пропагандирует покровительственное отношение к массам, неспособным понять истину без государственного руководства. Самыми распространенными и неприглядными чертами любого тоталитаризма являются: тотальный контроль над СМИ, нетерпимость к оппозиции, замена общественного мнения официальными оценками, отрицание общечеловеческой морали и её деградация, культивирование низменных, стадных инстинктов: уравнительность, классовая или национальная ненавист1 подозрительность, доносительство, зависть и т.д. Всячески поддерживается атмосфера чрезвычайного положения, бдительности, что служит оправданием командных методов и репрессий. В идеале тоталитаризм стремится к полному уничтожению автономного гражданского общества, неподконтрольного властям, происходит его тотальная политизация.

Ядром политической системы такого общества выступает предельно централизованное движение за новый порядок во главе с партией нового типа, сросшееся с государственным аппаратом. Такая партия получает вою полноту власти, любая политическая оппозиция и несанкционированная политическая инициатива /создание организаций/ подавляются. Государство претендует на выражение общей воли народа, предельный демократизм, высшего нового типа /здесь проявляется расхождение между декларируемым строем и политическим режимом, о чём говорилось в самом начале/. Характерные признаки: безальтернативные выборы, представительные учреждения без реальной власти, высокий процент участия в выборах / до 99,9% / и прочие псевдодемократические атрибуты.

Разумеется, на одной идеологической обработке тоталитарным режимом не удержаться. Для сохранения власти им необходим сильный аппарат социального контроля и принуждения с реальными полномочиями /госбезопасность, армия, милиция и т.д./, необходимыми условиями выживания являются массовый террор и запугивание населения, сакрализация верховной власти и её носителей /в форме культа вождей/.

Тоталитаризм формирует и пытается найти адекватную себе социальную структуру: опора делается преимущественно на люмпенов, общество и весь окружающий мир делятся на своих и чужих, друзей и врагов. В сфере экономки в перспективе планируется полная ликвидация частной собственности экономической независимости, индивид попадает под тотальный контроль и в полную зависимость от государства, не может без него получить работу, жилище и т.д. Поощряется формирование «нового человека», неприхотливого в потребностях, беззаветно преданного идее и лично Вождю, исполнительного, готового на любые жертвы. Несмотря на декларируемую уравнительность в доходах, со временем возникает ощутимое социальное неравенство, широкое распространение получают различные привилегии, уровень жизни определяется бли-зостью к распределению власти.

В XX веке тоталитаризм существовал в трех основных формах, их отражают реальный социализм советского образца, итальянский фашизм и германский национал-социализм. За недостатком места мы не будем останавливаться на них подробно, отметим, что эти режимы отличались по своим государственным идеологиям, принципом, заложенным в их основу /социализм или национализм: диктатура пролетариата, культ РИМСКОЙ империи и фашистского режима как её продолжателя, идея исключительности и мирового господства арийской расы/. Коммунизм был наиболее радикален в экономическом смысле, так как он полностью упразднил частную собственность; режим Мусолини, был, напротив, сравнительно мягкой формой тоталитаризма, он близок к традиционным диктатурам, например, Испании и Латинской Америки, возможности дуче как верховного вождя были здесь ограничены по сравнению с Гитлером и Сталиным. Немецкий нацизм занимал промежуточное положение, многое заимствуя из других моделей.

Социализм оказался самым долговечным, потому что искусно использовал привлекательные, гуманные лозунги социальной справедливости и интернационализма /в отличие от фашистской шовинистической идеологии/. Но в настоящее время и его возможности исчерпаны. Тоталитарные режимы потерпели поражение, потому что оказались неспособны к эффективному развитию и прогрессу, экстенсивно развиваясь за счёт накопленных ранее средств и сверхэксплуатации большинства населения, их адаптивные возможности ограничены идеологическими догмами. Они показали себя несовместимыми с современными требованиями к демократии. свободе и творчеству. Они не реализовали собственных идеалов да и HI могли это сделать. Сегодня большинство стран с тоталитарными режимами переходит на демократические рельсы /возможно, через авторитарную промежуточную стадию/. Тем не менее, несмотря на их дискредитацию, перспективы у тоталитарных проектов, в том или ином модифицированном виде, сохраняется в обозримом будущем.

Необходимо в заключение сказать несколько слов об авторитаризме — переходном режиме от тоталитаризма к демократии. Его можно определить как ограниченный плюрализм, носитель власти — один человек /монарх, диктатор или группа лиц /хунта/, массы отчуждены от власти. Власть неподконтрольна обществу, законы принимаются по своему усмотрению, она опирается прежде всего на силовые структуры. Массовые репрессии не обязательны, режим может даже пользоваться популярностью, но при случае может прибегнуть к силе и не скрывает этого. В отличие от тоталитаризма режим отказывается от тотального контроля всех сфер / за исключением собственной безопасности, общественного порядка, обороны, внешней политики/, может активно влиять на стратегию экономического развития, не нарушая рыночного саморегулирования. Политическая элита пополняется в результате кооптации /сверху/, а не конкурентной избирательной борьбы. Оппозиция ограничивается, но не подавляется, возможно существование полулегальных партий и профсоюзов.[18]

К слабым сторонам таких режимов относятся неподконтрольность власти обществу, отсутствие механизма «обратной связи», гарантий от злоупотреблений властью, авантюризма и произвола, нарушение прав и свобод, всё связано с личностью правителя или позицией группы руководителей. В то же время у таких систем есть и преимущества: высокая мобильность /ощутимая в экстремальных ситуациях/, способность поддерживать общественный порядок, преодолевать сопротивление консервативных структур, сконцентрировать усилия и средства на определенных направлениях. Они особенно полезны в процессе перехода к демократии, когда в обществе отсутствуют необходимые механизмы саморегулирования. /при этом не следует злоупотреблять авторитарными методами./ Подобные режимы, как правило, временные и переходные: реальный путь их эволюции — преобразование в полноценную демократию /более устойчивый и перспективный политический режим/.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1]Т.В. Шмачкова. Из основ политологии Запада. Полис, 1991, л° 2, с. 134 /Ж. Л. Кермонн/

2]«Фукидии История, т. 1, книга II. М., 1915, с. 120.

3]Основы политологии. Под ред. В.П. Пугачева. М. 1992, с. 204. Власть и демократия: зарубежные учёные о политической науке.Под редакцией П.А. Цыганкова. М. 1992, с. 45, 61./

4]»Мигранян А. Гражданское общество //50/50: Опыт словаря нового мышления М., 1989. с. 446.

[5]Основы политологии. с. 204, 189.

6]Платон. Соч. в 3 т. М. 1971, т. I, III. .. .

7]Г.Бабёф. Соч. в 4 т. М., 1977, т.3, с. 521.

8]Ж.Ж.-Руссо. Трататы. М., 1969, с. 164.

[9] Там же, с. 307.

10] Ф.А.Хайек. Дорога к рабству. Новый мир, 1991 № 7-8. К.Ясперс. Цель — свобода. Новое время, 1990, № 6.

11] Цит. по: Ф.А.Хайек. Дорога к рабству. Новый мир, 1991, ^7, 0.186.

12] В.И.Ленин. Полн. собр. соч, т. 33 с. 101.

13] Н.Бердяев. Судьба России. М, 1990, с. 329-331.

14]см. Э.Фромм. «Бегство от свободы» и другие работы. М. 1990.

15] Основы политологии, с. 194.

16]Е.Замятин. Мы; О.Хаксли. О дивный новый мир. М, 1989, с. 8-9.

17] Н .Бердяев. Судьба России, с. 273.

18] Основы политологии, с. 202.

ЛИТЕРАТУРА.

1. Основы политологии. Под ред. В Л.Пугачева. М, 1992.

2. Хайек Ф.А. Дорога к рабству. Новый мир, 1991, №№ 7-8.

3. Бердяев Н.А. Судьба России. М, 1990.

4. Власть и демократия: Зарубежные учёные о политической науке.Под ред. П.А. Цыганкова. М, 1992.

PAGE 2

HYPERLINK «http://text.tr200.biz» http://text.tr200.biz — Скачать курсовые, рефераты, дипломные работы

HYPERLINK «http://text.tr200.biz» http://text.tr200.biz — скачать рефераты, курсовые, дипломные работы