Театральность и драматургичность как основа поэтики «Человеческо

На правах рукописи

Федотова Мария Владимировна

ТЕАТРАЛЬНОСТЬ И ДРАМАТУРГИЧНОСТЬ КАК ОСНОВА ПОЭТИКИ «ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ КОМЕДИИ» О. ДЕ БАЛЬЗАКА.

Специальность 10.01.03 – литература народов стран зарубежья

(западноевропейская литература и литература США)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Самара – 2013

Работа выполнена на кафедре романской филологии

ФГБОУ ВПО

«Поволжская государственная социально-гуманитарная академия»

Научный руководитель:доктор филологических наук, профессор

профессор кафедры романской филологии

Поволжской государственной социально-гуманитарной академии

Гринштейн Аркадий Львович

Официальные оппоненты:доктор филологических наук, профессор

профессор кафедры истории зарубежных

литератур филологического факультета

МГУ им. М.В.Ломоносова

Пахсарьян Наталья Тиграновна

кандидат филологических наук,

доцент кафедры иностранных языков

Самарского государственного университета

Тарнаруцкая Елена Петровна

Ведущая организация:ФГБОУ ВПО «Оренбургский государственный педагогический университет»

Защита состоится 28 марта 2013 г. в 11.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.216.03 при ФГБОУ ВПО «Поволжская государственная социально-гуманитарная академия» по адресу: 443099, г. Самара, ул. М. Горького, 65/67, ауд. 9.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Поволжской государственной социально-гуманитарной академии по адресу: г. Самара, ул. М. Горького, 65/67.

Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте ВАК Министерства образования и науки РФ www.vak2.ed.gov.ru   и на официальном сайте ФГБОУ «Поволжская государственная социально-гуманитарная академия» www.pgsga.ru.

Автореферат разослан « 27» февраля 2013 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук Е. Б. Борисова

Общая характеристика работы

Указание на театральность французской и в целом западноевропейской литературы XIX века – общее место, без которого обходится редкое исследование по прозе этого столетия. Творчество Бальзака при этом традиционно рассматривается как яркий и репрезентативный образец проявления театральности как характерного свойства литературы столетия.

При этом, во-первых, сами понятия театральности и драматургичности остаются крайне противоречивыми и неоднородными, во-вторых, специфика драматургичности и театральности именно бальзаковской прозы до настоящего времени не становилась предметом специального изучения. Этим и определяется актуальность данного диссертационного исследования, посвященного изучению романного творчества Бальзака с точки зрения проявления в нем различных аспектов театральности и драматургичности. Театральность и драматургичность рассматриваются в диссертации как взаимодополняющие аспекты произведений и творчества писателя в целом, функционирующие в единой художественной модальности и связанные с различными гранями и плоскостями художественного текста.

Объектом исследования в диссертации явилась поэтика «Человеческой комедии» О. де Бальзака с точки зрения ее театральности и драматургичности.

Предмет исследования – театральность романов, входящих в состав «Человеческой комедии», средства и способы «драматизации» художественного текста, которая понимается как авторская стратегия.

Материалом для исследования послужили романы цикла «Человеческая комедия», при этом основное внимание уделялось интерпретации романов «Отец Горио», «Блеск и нищета куртизанок», «Утраченные иллюзии», «История величия и падения Цезаря Бирото»; кроме того, при изучении отдельных вопросов привлекались романы «Евгения Гранде», «Шуаны», «Обедня безбожника», «Беатриса» и др.

Степень разработанности проблемы. Различным аспектам творчества Бальзака посвящено невообразимое количество работ и французских, и зарубежных, в том числе российских, исследователей, даже беглый анализ которых мог бы стать (и неоднократно становился) предметом самостоятельного исследования. «Человеческая комедия» как целое также привлекает внимание исследователей (среди которых выдающиеся имена М.Бардеша и М.Бютора). Немало и работ, посвященных непосредственно тем или иным проблемам, связанным с театральностью, драматургичностью, зрелищностью романов Бальзака. В одной лишь Франции только за последние несколько лет появился целый ряд работ, посвященных различным проблемам театральности литературы, в частности, романа XIX века, в том числе и романа Бальзака. Однако системное исследование сочетания и взаимообусловленности различных аспектов театральности в романах Бальзака, как и изучение театральности и драматургичности как художественной доминанты бальзаковской поэтики, до настоящего времени не предпринималось.

Вопросы, связанные с активным использованием элементов драматургии в различных эпических произведениях, также неоднократно привлекали внимание исследователей. Обзор работ, посвященных проблемам театральности, исследующих взаимодействие романа с драмой, а также театром как особой реальностью, приводится в первой главе данного диссертационного исследования.

Целью диссертационного исследования стало изучение театральности как художественной доминанты «Человеческой комедии» О. де Бальзака и анализ форм и способов проявления драматургичности и театральности в романах Бальзака.

Достижение поставленной цели обусловило необходимость решения ряда исследовательских задач:

Проанализировать бытование понятий «театральность», «драматургичность», «сценичность», «зрелищность» в современном литературоведении, выявить их соотношение;

Выделить существенные черты, общие для всего романного творчества Бальзака и «Человеческой комедии» в целом, соотнеся их с важными процессами, происходящими во французской культуре XIX века, для чего:

исследовать театральность в социальной жизни Франции ХIХ века;

охарактеризовать театральность французского романа XIX века;

показать значение театра для творчества Бальзака и значение театральности и драматургичности для «Человеческой комедии»

На основе анализа романов «Отец Горио», «Блеск и нищета куртизанок», «История величия и падения Цезаря Бирото», «Утраченные иллюзии» продемонстрировать характер и специфику функционирования проявлений драматургичности и театральности в отдельных произведениях, а также варианты их сочетания в рамках художественного целого;

Исследовать драматургичность романов Бальзака на сюжетно-композиционном уровнеи театральность на уровне репрезентации (особенности портретной характеристики, описание мимики, выражения лица, взгляда, жеста, интонации персонажа);

Проанализировать театральность как черту поведения персонажа, проявляющуюся в неискренности и лицемерии (Анастази де Ресто, Дельфина Нусинген, Люсьен де Рюбампре), позерстве (Эжен де Растиньяк), сознательной игре как образе жизни (Вотрен, Жакелина Коллен, Корантен).

Научная новизна результатов диссертационного исследования связана с тем, что впервые в отечественном литературоведении системно рассмотрены и проанализированы формы и способы актуализации театральности и драматургичности в романах Бальзака.

Теоретическая значимость результатов диссертационного исследования заключается в анализе театральности и драматургичности как основы поэтики романов Бальзака и «Человеческой комедии» в целом, изучении характера взаимосвязанности и взаимообусловленности различных проявлений театральности и драматургичности в художественном тексте.

Методы исследования. Методологической основой исследования послужил историко-литературный подход, предполагающий анализ произведения в его соотношении с литературным, культурным и социальным контекстом. Теоретической основой исследования явились труды Л.Г.Андреева, М.М.Бахтина, А.Л.Гринштейна, Ю.М.Лотмана, Н.Т.Рымаря.

Апробация диссертации. Основные положения и выводы диссертации получили апробацию в докладах на заседаниях аспирантского объединения кафедры романской филологии, на конференциях преподавателей и аспирантов ПГСГА, на международных и межрегиональных научных и научно-практических конференциях в Самаре и Москве, а также в 6 статьях по теме исследования объемом более 3 печатных листов, в том числе в 2 публикациях в реферируемых научных журналах, входящих в перечень ВАК.

Практическая значимость результатов диссертационного исследования состоит в том, что они могут быть использованы в лекционных курсах по истории литературы ХIХ века, теории литературы, культурологии, в специальных курсах и семинарах, посвященных проблемам зарубежной литературы и культуры, при подготовке учебных пособий по анализу произведений Бальзака.

Цели и задачи исследования определили структуру работы, которая включает в себя введение, четыре главы, заключение, библиографический список, состоящий из 316 источников на русском, французском и английском языках.

ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

Театральность и драматургичность проявляются по-разному на различных уровнях художественного текста, включая построение отдельных образов и систему образов произведения, его композицию, сюжет, пространственную и темпоральную организацию, способы репрезентации и речевую характеристику персонажей.

Романы Бальзака выстроены по принципу драматического произведения, что проявляется в особом развитии конфликта и построении интриги, в специфике «выстраивания» сцены и характеристики персонажей, их появления и действий в романе, который превращается в своего рода огромную сценическую площадку, где читатель превращается в зрителя, а автор – в первую очередь в режиссера.

Зрелищность как проявление театральности обеспечивается созданием «эффекта присутствия», достигаемого за счет изображения обстановки через призму восприятия того или иного персонажа. В этом случае избыточность, детальность описания, благодаря которой читатель превращается в зрителя, рассматривающего театральные декорации, сочетается с возможностью наблюдать эффект, который эта обстановка производит на персонажа, становящегося, таким образом, помещенным в декорации актером.

Важным средством театрализации изображаемого становится у Бальзака частое упоминание или даже описание жестов протагонистов. Едва ли не любая реплика того или иного персонажа сопровождается упоминанием соответствующего жеста, в результате чего все диалоги, все сцены становятся зримыми, видимыми, наглядными, и читатель получает возможность не только осознать, но именно увидеть происходящее. В романах «Человеческой комедии» мимика, жесты, описание взгляда, поз, интонаций, тембра и громкости голоса, т.е. элементы, способствующие созданию «эффекта присутствия», занимают очень важное место, усиливая драматический и трагедийный эффект произведения и способствуя создания атмосферы театральности.

Стремление к выразительности, к драматическому эффекту, которое представляет собой важнейшую интенцию бальзаковского текста, влияет на пространственно-временные характеристики текста, проявляясь на уровне сюжета и композиции. Романное время в произведениях Бальзака чрезвычайно сжимается, что приводит к ускорению действия, к максимальному сокращению или даже исчезновению промежутков между сценами. Большое значение при этом приобретает мотив тайны.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обосновываются актуальность и научная новизна; устанавливается объект и предмет исследования; формулируется его цель и задачи; указывается методология и теоретическая основа исследования; рассматривается теоретическая и практическая значимость работы; определяются положения, выносимые на защиту.

Глава 1. Театральность как идейная и художественная доминанта творчества Бальзака состоит из двух разделов – 1.1. Понятия «театральность» и «драматургичность» в современном литературоведении и искусствознании, в котором исследуется соотношения понятий и категорий «театральность», «театрализация», «драматизм», «драматургичность», «сценичность», «зрелищность» и различных способов бытования соответствующих терминов в научном дискурсе, и 1.2. Значение театра для творчества Бальзака, в котором рассматриваются культурные и социальные предпосылки театрализации художественной действительности в романах писателя.

Взаимодействие театра и словесного искусства в культуре Нового времени характеризуется активным влиянием эстетики театра на литературу (как, разумеется, и влиянием литературы на театральную эстетику). Процесс транспортировки театральной семантики и лексики в сферу литературы можно назвать вербализацией средств театральной выразительности, или театрализацией литературы.

Театрализация литературы возможна благодаря «ассимилирующему» характеру словесного искусства. Литературное произведение, в частности, роман как доминирующая форма поэтики Нового времени, способно усваивать и перерабатывать «элементы художественного содержания любого искусства»: эта способность коренится в самой природе искусства слова.

Категория театральности, ставшая, в определенной степени, результатом активного развития теории театра в XX веке, а также результатом взаимодействия и взаимовлияния двух искусств, театра и литературы, вызывает интерес как у любителей, так и у профессионалов театра. Категория театральности, ее формы и способы существования становятся предметом научного исследования. Понятие театральности начинает активно разрабатываться в различных дисциплинах: история театра, культурология, искусствоведение, литературоведение. В силу того, что сферы употребления данного термина значительно различаются, не существует единственно принятого определения театральности, и термин приобретает различные смысловые оттенки.

Театральность выступает и как форма существования художественного текста, и как специфический процесс театрального действа, в котором происходит символическое удвоение – каждое действующее на театральной сцене лицо является одновременно и актером, и персонажем, что заставляет зрителей декодировать произносимый текст как многослойную семиотическую структуру. Совершенно иное понимание театральности связано со свойствами поведения человека.

Представители отечественной и зарубежной критики зачастую сближают понятия театральности, драматургичности и сценичности, что вызывает терминологическую путаницу в ряде работ.

Если драматургичность обращается к структуре конфликта в романе, сценичность – к визуальному аспекту, то понятие театральности гораздо шире, оно позволяет рассмотреть связь романа с театром на всех уровнях повествования. Анализ работ о театральности нетеатральных текстов позволяет определить театральность и драматургичность как свойства художественного текста, не предназначенного для постановки на сцене. Театральность и драматургичность при этом рассматриваются как взаимодополняющие аспекты произведений и творчества писателя в целом, функционирующие в единой художественной модальности и связанные с различными гранями и плоскостями художественного текста.

Театральность и драматургичность проявляются по-разному на различных уровнях художественного текста, включая построение отдельных образов и систему образов произведения, его композицию, сюжет, пространственную и темпоральную организацию, способы репрезентации и речевую характеристику персонажей. Драматургичность проявляется, в частности, в особом развитии конфликта и построении интриги, в специфике «выстраивания» сцены и характеристики персонажей, их появления и действий в романе, который превращается в своего рода огромную сценическую площадку, где читатель превращается в зрителя, а автор – в первую очередь в режиссера.

Театр занимает принципиально важное место в творчестве Бальзака. Не случайно в предисловии к «Человеческой комедии» Бальзак сам уподобляет себя авторам драматических произведений.

Театр и драма обретают свое воплощение не в драматургии Бальзака, но в его романе, в котором реализуются поиски писателем «новой формы, нового жанра», который стал бы действием, драмой, в чем уподобился бы и превзошел жизнь. Эти поиски в сочетании с нереализованной в драматургии театральностью Бальзака, а также с активной театральной жизнью эпохи, на фоне которой рождается «Человеческая комедия», объясняют исключительную театральность романов Бальзака, романов, ставших своеобразными спектаклями.

В произведениях Бальзака сосуществуют две противоположные тенденции: живописный, статический элемент повествования, предполагающий изобразительность обстановки, внешности и позы, и динамичность повествования, обусловливающая развитый драматизм действия и связанная, в частности, с особой временной организацией текста и повышенным значением мотивов тайны и переодевания.

Глава 2. Актуализация топоса «мир – театр» в «Человеческой комедии», состоящая из трех разделов – 2.1. Тема театра и образ театра в романах Бальзака; 2.2. Театральная метафора в «Человеческой комедии» и 2.3. Театральность поведения персонажей в романах Бальзака, посвящена театральности и драматургичности романов Бальзака на тематическом уровне и на уровне проблематики.

ХIХ век как историко-культурная эпоха отмечена ярко выраженной театральностью жизни и искусства. Театр занимает важнейшее место в культурной жизни Франции XIX века, становится ее важнейшим феноменом и символом. Это не могло не сказаться на том значении, которое имеют сцены, так или иначе связанные с театром, в «Человеческой комедии», претендующей на эпичность, на максимально широкий охват всех сторон французской действительности. При том, что непосредственно на сюжетном уровне единственный роман Бальзака, в котором часть действия непосредственно разворачивается за кулисами театра, – это «Утраченные иллюзии», где и театр имеет огромное значение на уровне темы и на уровне проблематики, связанные с театром сцены, мотивы и образы принципиально важны и для других произведений «Человеческой комедии». Так, например, в романе «Беатриса» именно в театре происходит после разлуки встреча Беатрисы и Каллиста, который приехал в Варьете по рекомендации супруги: само помещение театра становится своеобразным местом перехода в иной мир, порогом, разделяющим честный и искренний мир провинции и фальшивый, неискренний мир Парижа.

По страницам бальзаковских романов рассыпаны самые разнообразные упоминания театра, в том числе и осмысление мира либо просто поведения персонажей через сравнение с театром. Активное использование театральной метафоры приводит к тому, что театром становится весь мир, а театральным – любой поступок любого персонажа.

Театральная семантика участвует в создании образа Парижа XIX века; не случайно в «парижских» романах она встречается значительно чаще, что, в частности, отчетливо видно в романах «Беатриса» и «Утраченные иллюзии», для которых важно именно противопоставление двух миров – провинциального и столичного.

Театральная лексика является неотъемлемым компонентом организации повествования в романе, выполняет функцию сравнения и противопоставления, задает динамику повествования.

При этом упоминания театра в романе несут различные смысловые и модальные оттенки. Упоминание театра коннотирует, в первую очередь, представления о роскоши и изобилии. Однако семантика роскоши зачастую связана с размышлениями об источнике этой роскоши — мотивами зависти, обмана, двойной игры: описание в таком случае редко остается объективным, в повествовании преобладает точка зрения одного из персонажей.

Театральная образность подвергается снижению, к примеру, за счет упоминания «бутафорского», искусственного характера изобилия, не способного по-настоящему насытить.

Театр предстает в романах Бальзака как сложный механизм, который невозможен, однако, без власти режиссера. Мифологема «весь мир — театр» раскрывается здесь с точки зрения возможности управлять ситуацией и организовать сложное целое человеческих отношений себе на пользу. Театральная метафорика коннотирует семантику высшего порядка, власти, а умение владеть собой и управлять ситуацией противопоставляется невинности, в данном случае, и зрителей, и актеров, не ведающих о своей игре. Театрализация повествования остается константой на всем протяжении «Человеческой комедии», что допускает различные отношения к театру на уровне репрезентации. Наравне с прославлением театра происходит снижение театральной образности за счет введения семантики нецелесообразности, пародии на жизнь, несерьезности и неестественного, «театрального» поведения. Театральность поведения рассматривается на материале образов Вотрена, Корантена, Жакелины Коллен, для которых актерствование, разыгрывание ролей является нормой поведения и образом жизни. Кроме того, здесь рассматривается позерство, лицемерие, свойственное практически всем персонажам «Человеческой комедии».

Глава 3 Театральность на сюжетно-композиционном уровне посвящена исследованию театральности на уровне внешней композиции произведения и включает в себя два раздела: 3.1. Пространственная организация как способ драматизации текста; 3.2. Драматизации повествования на сюжетно-композиционном уровне.

Стремление к выразительности, к драматическому эффекту, которое представляет собой важнейшую интенцию бальзаковского текста, безусловно влияет на пространственно-временные характеристики текста, проявляясь на уровне сюжета и композиции. Романное время в произведениях Бальзака чрезвычайно сжимается, что приводит к ускорению действия, к максимальному сокращению или даже исчезновению промежутков между сценами. Большое значение приобретает и мотив тайны, загадки, таинственности, способствующий драматизации действия.

Большое значение для театрализации художественной действительности романа на уровне композиции имеет экспозиция романа. С достаточной мерой условности можно выделить три типа экспозиции. Наиболее распространенный вариант – подробное описание места действия, чрезвычайно схожее, благодаря своей подробности и наглядности, с описанием театральных декораций. Чрезвычайно ярко видно это в романе «Отец Горио», экспозиция которого подробно анализируется в диссертации, но также и в других произведениях – «Евгения Гранде», «Утраченные иллюзии» (описание типографии: мастерская, пристройка, кухня, сарай для дров, внутреннее убранство комнат); «Мелкие буржуа» (описание дома, в котором проживает семья Тюилье: фасад, ворота, флигель и подробное описание внутреннего устройства и убранства дома); «Беатриса» (описание сначала города Геранда: крепостные стены, окрестности; затем описание улиц; затем конкретного дома – дома дю Геников: двор, крыльцо, подробно описывается дверь; затем подробно описываются зала, столовая, угловая башенка, дворик, галерея, баллюстрада и сад); «Модеста Миньон» (описание городка Ингувиля, дома-шале и садика).

Совершенно иначе, чем роман «Отец Горио», начинается роман «История величия и падения Цезаря Бирото». Началом произведения служит не описание обстановки и презентация действующих лиц, которые традиционно интерпретируются как важное проявление театральности и сценичности произведения, а диалог между персонажами, из которого читатель узнает предысторию событий и знакомится с непростой, чреватой драматическим конфликтом ситуаций. Подобным образом начинаются романы «Блеск и нищета куртизанок» (на маскараде граф Сикст дю Шатле и маркиза д’Эспар обсуждают Люсьена, рассуждая, как после своего падения он мог появиться в парижском свете, вскоре к их беседе присоединяется Люсьен, после чего и страшная маска, в которой Растиньяк не сразу (иногда позже, чем читатель) узнает Вотрена); «Кузина Бетта» (диалог между баронессой Юло и господином Кревелем в гостиной Юло: Баронесса хочет выдать замуж свою дочь, Гортензию, но у неё нет приданого, Кревель предлагает деньги для Гортензии в обмен на то, чтобы баронесса Юло стала его любовницей); «Урсула Мируэ» (диалог между почтмейстером Миноре-Левро и госпожой Массен, которые обсуждают Урсулу и доктора Миноре: последний всегда ненавидел священников и в церкви был единственный раз в жизни, а теперь идёт по улице с молитвенником в руках, и собеседники переживают, что Урсула заставит старика молиться и приберёт к рукам все его деньги, которые они рассматривают как свое наследство)

Эти две разновидности экспозиции, прямо имитирующие экспозиции драматических произведений, обычно комбинируются. Так, в романе «Дочь Евы» подробное описание будуара сменяется диалогом: две сестры, Мари-Анжелика (графиня де Ванденес) и Мари-Эжени (госпожа дю Тийе) обсуждают, где достать необходимые сорок тысяч франков; позже к разговору присоединяется господин дю Тийе)

Третья, относительно редкая у Бальзака разновидность экспозиции – описание внешности персонажа, обычно – главного героя. Ее мы видим в романе «Кузен Понс» (подробное описание внешности Сильвена Понса, рассказ о том, как он прошёл путь от модного композитора, желанного гостя в любом доме – до жалкого прихлебателя). Как правило, эта разновидность экспозиции комбинируется с описанием обстановки. Так, в романе «Пьеретта» сначала, буквально в одном абзаце, описывается дом, перед которым под окном Пьеретты Бриго поет романс, затем описывается внешность Пьеретты; в романе «Тридцатилетняя женщина» изображается площадь и военный парад, где главная героиня, Жюли, пришедшая на парад со своим отцом смотрит на возлюбленного, полковника Виктора д’Эглемона, и подробно описывается внешний вид полковника.

Независимо от того, как начинается роман Бальзака, он содержит подробное описание обстановки, превращающее место действия в своеобразные декорации, на фоне которых и разворачиваются события. При этом пластичность и зрительность пространства в романах Бальзака абсолютно не препятствует тому, что пространство приобретает и символический характер.

Важным приемом, способствующим созданию «эффекта присутствия», становится изображение обстановки через призму восприятия того или иного персонажа. В этом случае избыточность, детальность описания, благодаря которой читатель превращается в зрителя, рассматривающего театральные декорации, сочетается с возможностью наблюдать эффект, который эта обстановка производит на персонажа, становящегося, таким образом, помещенным в декорации актером.

Например, в романе «Отец Горио» Вотрен, наблюдающий пансионеров мадам Воке, каждого из них определяет одним словом, содержащим не только характер их, но и интересы, судьбу и возможности. Аналогичные комментарии, связанные с историей персонажа, принадлежат и повествователю, который, сохраняя черты «всеведущего автора», все же добивается того, чтобы читатель оставался именно зрителем, перед глазами которого разворачиваются сцены «в реальном масштабе времени». Примером может служить «парад» обитателей пансиона мадам Воке, которые поочередно проходят перед читателем (или перед уютно расположившемся в театральном кресле зрителе) в романе «Отец Горио»

В Главе 4 Драматургичность на уровне создания образа персонажа, разбитой на три параграфа (3.1. Портретная характеристика и ее особенности; 3.2. Изображение жеста и мимики персонажа; 3.3. Характеристика речи персонажей и речевая характеристика персонажей), анализируются различные художественные средства и аспекты изображения, влияющие на драматургичность изображения: портретная характеристика, изображения и описания жеста, мимики, выражения лица, взгляда, голоса, интонации.

Бальзак необычайно подробен в характеристике действующих лиц. Не забыты самые мельчайшие черты их физического облика. Читая описания действующих лиц, мы как бы видим перед собой портретную галерею зримых, осязаемых образов.

Точно так же подробным, излишне детализированным становится в романе описание внешности и, особенно, одежды персонажей. При этом нередко акцентируется именно (субъективное) восприятие, т.е. описывается не сам человек, но то, как он выглядит, какое впечатление производит.

Не случайно часто используются слова «казался», «выглядел», маркирующие одновременно и субъективность восприятия, и его отчетливо визуальный характер.

Подобно тому, как события излагались с точки зрения того или иного персонажа, что способствовало смягчению «авторитарности» автора, который становился уже не столько полновластным хозяином и распорядителем творимого им мира, сколько регистрировал те или иные мысли своих персонажей, сами эти персонажи показаны в первую очередь как объект наблюдения, как актеры на сцене, зрителями которой становятся одновременно и читатели, и другие персонажи. Фактически в этой сцене мы сталкиваемся с использованием приема «театр в театре»: театральными подмостками является вся изображаемая Бальзаком действительность, но на этих подмостках разыгрываются сцены, предполагающие собственную зрительскую аудиторию.

Важным средством театрализации изображаемого в романе становится частое упоминание или даже описание жестов протагонистов. Едва ли не любая реплика того или иного персонажа сопровождается упоминанием соответствующего жеста, в результате чего все диалоги, все сцены становятся зримыми, видимыми, наглядными, и читатель получает возможность не только осознать, но именно увидеть происходящее.

Первостепенной функцией жеста (или, точнее, упоминания жеста) безусловно является описание внутреннего состояние персонажа, испытываемых им эмоций и чувств. Само описание жеста может оказаться в первую очередь поводом для разговора о внутреннем состоянии персонажа и его реакции на происходящее. Нередко, наоборот, описание жеста призвано усилить или уточнить эмоции и чувства, испытываемые персонажем.

Искусственность, наигранность того или иного движения (и, соответственно, самого поведения персонажа) может подчеркиваться, в частности, за счет прямого указания на его театральность, например, за счет сопоставления жеста с движением театрального персонажа, мифологического героя или известной исторической личности. Помимо достаточно подробного описания или просто обозначения жеста персонажей, важную роль в создании эффекта театральности играют также описания выражения лица персонажей и детальная характеристика мимики. Акцентированное, эксплицитное описание выражения лица служит, точно так же, как указания жестов, для раскрытия испытываемых героем чувств, переживаемых эмоций.

При описании выражения лица особое внимание Бальзак уделяет взгляду, который становится у него очень красноречивым и может отражать целые гаммы чувств. Автор отмечает те или иные интонации речи своих героев, являющиеся средством выражения экспрессивной и эмоциональной окраски. Практически на каждой странице можно встретить указание на определенный интонационный оттенок речи героев: «воскликнул», «сухо заявила», «ответил с дрожью в голосе», «добавил задушевным тоном» и т. п. Такие пояснения строятся как указание драматурга для читателя, постановщика или актера.

Слова персонажей превращаются в театральные реплики благодаря описанию интонации, которое напоминает авторские ремарки, указания актерам на то, как надо произносить ту или иную фразу, реплику. Если характеристикой сопровождаются слова не одного, а нескольких беседующих, разговор превращается в настоящую театральную сценку, в которой размечены все реплики и все движения персонажей; более того, сама эта сценка становится полной внутреннего драматизма.

В Заключении подводятся итоги исследования и намечаются перспективы дальнейшей работы.

Театральность и драматургичность составляют взаимодополняющие аспекты отдельных произведений «Человеческой комедии» и творчества Бальзака в целом, функционирующие в единой художественной модальности и связанные с различными гранями и плоскостями художественного текста.

Театральность и драматургичность проявляются по-разному на различных уровнях художественного текста, включая построение отдельных образов и систему образов произведения, его композицию, сюжет, пространственную и темпоральную организацию, способы репрезентации и речевую характеристику персонажей. Драматургичность проявляется, в частности, в особом развитии конфликта и построении интриги, в специфике «выстраивания» сцены и характеристики персонажей, их появления и действий в романе, который превращается в своего рода огромную сценическую площадку, где читатель превращается в зрителя, а автор – в первую очередь в режиссера.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Научные статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

Федотова М.В., Гринштейн А.Л. Образ Вотрена в «Человеческой комедии» Бальзака // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – Т. 14. – № 2(4). – Самара: Изд-во СНЦ РАН, 2012. – С. 1002-1006. – 0,6 п.л. (0,45 п.л.)

Федотова М.В. Комментирование речи персонажей в романе Бальзака «Блеск и нищета куртизанок» // Вестник Орловского государственного университета. Новые гуманитарные исследования, №3 (23). – Орел, 2012. – С.300-306. – 0,6 п.л.

Научные статьи, опубликованные в других изданиях:

Федотова М.В. Театрализация художественной действительности романа О. Бальзака «Отец Горио» // Язык. Текст. Слово. – Самара, 2004. – С. 119-125. – 0,4 п.л.

Федотова М.В. К вопросу о понятии «театральность» по отношению к художественному произведению//Наука в высшей школе: проблема интеграции. Доклады и тезисы VI международной (IX Всероссийской) научной конференции. М., 2006. – С. 110-117. – 0,5 п.л.

Федотова М.В. Театральность как принцип организации романов О. Бальзака // Вестник факультета иностранных языков СПГУ. 2006, № 2. С. 115-124. – 0,5 п.л.

Федотова М.В. Драматургичность романа Бальзака «История величия и падения Цезаря Бирото» //Французский язык в современном мире: Сборник статей. – Самара: ПГСГА, 2010. – С. 84-96. – 0,6 п.л.

Подписано в печать 18.02.2013 г.

Формат 60×80/16. Объем 1,05 усл. печ. л. Тираж 150 экз.

Бумага офсетная. Печать оперативная. Заказ № 209

Отпечатано в типографии

ООО «Порто-принт»

443041, г. Самара, ул. Садовая, д. 156

Hélène Laplace-Claverie, Sylvain Ledda, Florence Naugrette [dir.], Le Théâtrefrançais au XIXe siècle, Anthologie de L’Avant-Scène théâtre, 2008 ; Jean-Claude Yon [dir.], Le Théâtrefrançais à l’étranger au XIXe siècle, Nouveau Monde éditions, 2008) et sur le journal (Dominique Kalifa, Philippe Régnier, Marie-Eve Thérenty, Alain Vaillant [dir.], La Civilisation du journal. Histoire culturelle et littéraire au XIXe siècle, Nouveau monde éditions, 2009 / http://www.fabula.org/actualites/article30356.php

PAGE \* MERGEFORMAT3