Существительные общего рода в русском языке семантика, граммати

На правах рукописи

Павлова Татьяна Сергеевна

СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫЕ ОБЩЕГО РОДА В РУССКОМ ЯЗЫКЕ: СЕМАНТИКА, ГРАММАТИКА, УПОТРЕБЛЕНИЕ

Специальность – 10.02.01 – русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук

МОСКВА – 2011

Работа выполнена на кафедре современного русского языка

Московского государственного областного университета

Научный руководитель: Герасименко Наталья Аркадьевна,

доктор филологических наук, профессор

Официальные оппоненты: Клобуков Евгений Васильевич, доктор филологических наук, профессор

(Московский государственный университет

им. М.В. Ломоносова)

Макаровская Елена Викторовна,

кандидат филологических наук

(НП НДП «Альянс-медиа»)

Ведущая организация: Московский государственный областной

социально-гуманитарный институт

(г. Коломна)

Защита состоится «20» октября 2011 года в 16:30 часов на заседании диссертационного совета Д 212.155.02 по защите докторских и кандидатских диссертаций (специальности 10.02.01 – русский язык, 13.00.02 – теория и методика обучения и воспитания [русский язык]) при Московском государственном областном университете по адресу: 105005, г. Москва, ул. Ф. Энгельса, д. 21а.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного областного университета по адресу: 105005, г. Москва, ул. Радио, д. 10а.

Автореферат разослан «___» сентября 2011 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук

профессор В.В. Леденёва

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Вопросы, связанные с грамматической категорией рода в русском языке, рассматривались в трудах многих лингвистов: Ф. И. Буслаева, В. В. Виноградова, А. А. Зализняка, Е. В. Клобукова, А. Б. Копелиовича, М. А. Кронгауза, И. А. Мельчука, И. П. Мучника, М. В. Панова, А. М. Пешковского, А. М. Шахмайкина, А. А. Шахматова и др.

Лингвисты, затрагивающие в своих работах проблему категории рода, исследуют и такое явление языка, как существительные общего рода (СОР). Среди учёных постоянно идут споры о том, какие именно слова относить к этим существительным и какими критериями руководствоваться при этом (И. В. Баданина, В. Васченко, Л. К. Мелик-Оганджанян, И. П. Мучник, Р. В. Тарасенко, Т. В. Шанская и др.). Исследователи рассматривали вопросы функционирования СОР в языке, их изобразительно-выразительные возможности, а также отмечали пути пополнения этого класса слов в русском языке, но комплексного описания СОР не было.

Объектом нашего исследования являются существительные общего рода.

Предмет исследования – семантические, грамматические, словообразовательные и функциональные особенности существительных общего рода.

Актуальность темы диссертации определяется следующими факторами:

– существительные общего рода находятся в активном словарном запасе носителей русского языка: в разговорной речи они являются средством выражения оценки и характеристики лица; их функционирование в современной публицистике связано с повышением экспрессивности этого стиля русского литературного языка; активное использование СОР в жаргонной речи определяется высокой степенью оценочности этих слов; они часто употребляются в художественной литературе в оценочно-характеризующей функции;

– класс существительных общего рода пополняется в современном русском языке за счёт образования новых слов, особенно в жаргонах, что свидетельствует об их продуктивности и важности для выражения определённых значений;

– в науке отсутствует комплексное описание этого класса слов, учитывающее структуру, семантику, грамматические и функциональные особенности СОР;

– требуют уточнения и детального изучения дифференциальные признаки существительных общего рода, отличающие их от смежных явлений;

– существительные общего рода недостаточно изучены с точки зрения развития семантики общего рода в русском языке, неполным представляется описание семантической структуры этих слов;

– словообразовательные особенности СОР описаны фрагментарно, без учёта новых, современных представлений о системе лексической деривации;

– существительные общего рода, появившиеся в русском языке в последние десятилетия и уже отражённые в словарях, ещё не описаны в научной литературе.

Цель работы состоит в изучении и описании семантического, грамматического и словообразовательного своеобразия слов общего рода, а также в выявлении особенностей их употребления в художественном и публицистическом текстах.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

1) уточнить содержание понятия «существительные общего рода» с учётом их комплексного анализа и современных достижений лингвистики;

2) выявить дифференциальные (семантические, структурные, грамматические и функциональные) признаки существительных общего рода;

3) исследовать способы образования существительных общего рода в русском языке с учётом понятия «макротип»; выявить наиболее продуктивные аффиксы, участвующие в образовании этих слов, и их словообразовательные значения; установить системность в использовании продуктивных словообразовательных моделей;

4) описать семантическую структуру слов общего рода с учётом их дифференциальных признаков;

5) выявить роль сем ‘лицо’ и ‘оценка’ в организации семантической структуры слов общего рода;

6) изучить основные функции существительных общего рода в художественном тексте, в том числе в произведениях для детей, и в публицистике.

Гипотеза исследования заключается в следующем: формирование класса имен существительных общего рода в русском языке происходит на базе потенциальной двуродовости, заложенной в структурных особенностях этих слов (наличие определенных суффиксов и окончания -а/я). Семантическая структура существительных общего рода в качестве обязательных компонентов включает семы ‘лицо’, ‘оценка’ и ‘характеристика’, определяющие функционирование этих слов в русском языке.

Положения, выносимые на защиту:

1. Семантическая структура существительных общего рода включает граммему потенциальной двуродовости, которая реализуется в конкретном употреблении в значениях мужского или женского рода.

2. Семы ‘лицо’, ‘оценка’, ‘характеристика’ являются обязательными компонентами семантической структуры существительных общего рода.

3. По качеству оценки существительные общего рода подразделяются на отрицательно-оценочные, положительно-оценочные, а также выделяется небольшая группа слов с нейтральной оценкой.

4. Среди отрицательно-оценочных преобладают слова с экспрессией осуждения.

5. В современном русском языке проявляется тенденция развития значения общего рода у слов с характеризующе-оценочной семантикой.

6. Продуктивным способом образования существительных общего рода в русском языке является морфологический способ, а именно суффиксация. При образовании этих слов используются специальные суффиксы (-яг-, -як-, ‑ø-, ‑ён-, субстантивный суффикс -л-), а также многозначные суффиксы, развившие в русском языке семантику общего рода в определённых словообразовательных моделях (например, суффикс -к-).

7. Среди неморфологических способов словообразования определённой активностью обладает лексико-семантический способ – существительные общего рода образуются за счёт распада полисемичного слова на омонимы.

8. Словообразовательные особенности существительных общего рода отчётливо выявляются на базе макротипа – объединения производных слов с различными по частеречной принадлежности базами.

9. В художественном тексте существительные общего рода выполняют следующие функции: информативную, характеризующую, оценочную и эмоционально-экспрессивную.

10. В публицистическом стиле существительные общего рода используются как средство речевого воздействия и речевой характеристики.

11. При употреблении существительных общего рода в художественных текстах, особенно в произведениях для детей, по отношению к животным, растениям, а также по отношению к предметам неживой природы реализуется переносное значение этих слов для создания приёма олицетворения.

Научная новизна исследования заключается в:

– комплексном описании существительных общего рода с учётом их семантических, грамматических (морфологических и синтаксических), словообразовательных и функциональных особенностей;

– уточнении содержания понятия «существительные общего рода» на базе их потенциальной двуродовости, семантических, словообразовательных и функциональных признаков;

– описании семантической структуры существительных общего рода, включающей в качестве обязательных семы ‘лицо’, ‘оценка’, ‘характеристика’;

– выявлении новых тематических групп существительных общего рода;

– словообразовательной классификации существительных общего рода на основе понятия «макротип»;

– обосновании тенденции развития значения общего рода у слов с характеризующе-оценочной семантикой.

Теоретическая значимость исследования состоит в дополнении данных о семантике, грамматике и словообразовании существительных общего рода; выявлении особенностей семантической структуры этих слов, в качестве обязательных компонентов включающей семы ‘лицо’, ‘оценка’ и ‘характеристика’; в уточнении существующих классификаций слов общего рода, что способствует развитию грамматической теории категории рода в русском языке в целом.

Практическая значимость работы заключается в анализе и описании разнообразного материала текстов классической и современной литературы, публицистических текстов, реализующих употребление существительных общего рода. Результаты исследования могут быть использованы в практике преподавания русского языка в вузе в курсах «Современный русский язык», «Стилистика русского языка», «Анализ художественного текста», при подготовке спецкурсов и спецсеминаров, посвящённых проблемам морфологии. Полученные в ходе исследования результаты могут оказаться полезными при обучении русскому языку иностранных студентов. Собранный языковой материал может применяться в качестве дидактической базы на уроках по теме «Род имён существительных» в классах с углублённым изучением русского языка. Языковой материал и его анализ могут быть использованы в лексикографической практике при создании словарей.

Материалом исследования являются существительные общего рода, извлечённые методом сплошной выборки из словарей, текстов художественной литературы, в том числе литературы для детей (период с XIX по первое десятилетие XXI в.), а также изданий периодической печати конца XX – начала XXI в. Картотека насчитывает 390 лексем общего рода и более 1000 их употреблений.

В работе применялись общенаучные методы исследования: метод наблюдения, сравнения, обобщения и классификации изучаемых единиц. Для выявления особенностей функционирования существительных общего рода использовался лингвистический метод контекстуального анализа художественных текстов. При изучении семантики СОР применялся метод компонентного анализа, позволивший выявить семантическую структуру существительных общего рода. Для обработки количественных данных использовались приёмы статистического метода.

В качестве основного собственно лингвистического метода использовался структурно-семантический метод, позволивший представить комплексный анализ существительных общего рода с учётом структурных, семантических и функциональных особенностей этих слов.

Апробация исследования. Основные положения диссертации отражены в 10 публикациях, 3 из них – в изданиях, рекомендованных ВАК МО РФ: («Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского» (2011), «Международный аспирантский вестник. Русский язык за рубежом» (2011), «Вестник МГОУ» серия «Русская филология» (2010)).

Материалы исследования обсуждались на кафедре современного русского языка Московского государственного областного университета, на научном семинаре аспирантов «Актуальные проблемы лингвистики» (2011, 2010, 2009). Автор принимал очное и заочное участие в следующих научных конференциях: Ежегодная научная конференция преподавателей и аспирантов МГОУ, (Москва, 2011, 2010, 2009, 2008); Всероссийская научная конференция «Язык. Система. Личность: Современная языковая ситуация и её лексикографическое представление» (Екатеринбург, УРГПУ, 2010); III Международная научно-практическая Интернет-конференция «Русский язык. Литература. Культура: актуальные проблемы изучения и преподавания в России и за рубежом» (Москва, МГУ, 2010).

Структура работы. Диссертация состоит из предисловия, введения, трёх глав, заключения, включает список источников языкового материала, библиографический список и приложение.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В Предисловии обосновываются выбор темы, актуальность и новизна работы, определяются предмет, цель и задачи, представлена научная гипотеза, характеризуются основные методы исследования, теоретическая и практическая значимость диссертации.

Во Введении обобщены научные сведения об изучаемом классе существительных и уточнено понятие «существительные общего рода», а также перечислены дифференциальные признаки этих слов, отличающие их от смежных явлений.

1. Важным семантическим признаком существительных общего рода является наличие в семантической структуре слова семы ‘лицо’. Сема лица присутствует в значении всех лексем общего рода.

2. Преобладающее большинство существительных общего рода имеют характеризующую, оценочно-экспрессивную семантику: бузила, голошмыга, дебилина и т. д. Исключение составляют имена собственные Валя, Саша, Женя и подобные, а также несколько неэкспрессивных слов общего рода с нейтральной оценкой, которые, тем не менее, сохраняют в своём значении характеристику: коллега, запевала (в знач. ‘певец, начинающий пение, подхватываемое хором’ [Ожегов, 1999, 213]), левша и некоторые другие.

3. Для всех существительных общего рода характерна флексия (): растяпа, очаровашка, пройдоха и др.

4. Парадигма существительных общего рода совпадает с парадигмой существительных ж. р. и м. р. с флексией , ср.: мама, папа, забияка; мамы, папы, забияки.

5. Существительные общего рода характеризуют лицо вне зависимости от пола. Вне контекста они нейтральны по отношению к полу, так как обладают потенциальной возможностью называть и мужчину, и женщину, т. е. они не маркированы по признаку пола.

6. Конкретное значение пола проявляется у существительных общего рода только в предложении. Для реализации значения мужского и женского пола используются различные синтаксические средства: местоимения (он, она, тот, та, этот, эта, моей, моим), слова женщина, мужчина, девушка, юноша, мальчик и др., группа слов, выражающих родственные отношения (мать, отец, сын, дочь и подобные), имена собственные, глагол в форме прошедшего времени, прилагательное.

7. Большинство существительных общего рода – исконно русские слова, образующиеся с использованием морфологического или неморфологического способов словообразования (с преобладанием морфологического).

На основе выявленных дифференциальных признаков слова типа врач, профессор, бездарь, нелюдь и подобные к классу существительных общего рода в нашей работе не относятся. В этом вопросе мы придерживаемся классической точки зрения, высказанной в работах А. А. Шахматова, В. В. Виноградова, М. В. Панова, В. М. Никитевича, Л. К. Граудиной и др.

Таким образом, в основе диссертационного исследования лежит следующее понимание СОР. Существительные общего рода – это потенциальные двуродовые, немаркированные по признаку пола, в основном, исконно русские существительные, имеющие окончание (), характеризующие и оценивающие лицо по отличительным признакам и проявляющие конкретное значение пола в составе предложения.

В первой главе – «Семантика существительных общего рода» – рассматривается семантическая структура существительных общего рода. Структуру главы составляют 4 параграфа. В первом параграфе – «Семантическая структура существительных общего рода» – для наиболее полного описания семантики существительных общего рода предложено выделить в их семантической структуре две зоны: грамматическую и понятийную.

Грамматическая зона состоит из трёх подзон, каждая из которых соответствует определённому типу сем. В первой подзоне располагается сема ‘предметность’. Общекатегориальное значение предметности проявляется в существительных общего рода в категории одушевлённости (в частности, в способности обозначать человека), в потенциальной двуродовости, а также определяется путём постановки вопроса с обобщённо-предметным значением кто?, свойственного всем одушевлённым существительным. Во второй подзоне располагается сема ‘одушевлённость’, которая проявляется в способности обозначать живых существ, а в случае с существительными общего рода – это только человек. В третьей подзоне мы выделяем сему потенциальной двуродовости существительных общего рода, т. е. возможность реализовывать значение как женского, так и мужского рода.

Понятийную зону можно условно разделить на пять подзон. Первая подзона определяется семой ‘лицо’. По нашему мнению, все СОР в русском языке обозначают лицо. Во второй подзоне выделяется понятийная сема, содержащая основание, общую мысль, по которой лицу даётся характеристика или оценка. Так, для слова заика понятийная сема – ‘заикание’, для слов грязнуля, грязнуха – ‘грязь’, вонючка – ‘вонь’. В третьей понятийной подзоне выделяется сема ‘характеристика’. Например, в лексеме замарашка характеристика заложена в семах ‘запачкался’, ‘испачкал’. Четвёртая подзона соответствует семе ‘оценка’.

Наши наблюдения показывают, что в семной структуре существительных общего рода бывает трудно выделить характеристику в чистом виде. Сема характеристики находится в тесной связи с семами, содержащими оценку, с эмотивным компонентом значения, т. е. с теми семами, которые в классификации Е. И. Дибровой названы коннотативными [Диброва, 2008, 42].

В пятой подзоне выделяется вероятностная сема, которая «обнаруживается в конкретном тексте при окказиональных (индивидуальных) сочетаниях слов» [Диброва, 2008, 42]. Под словом вероятностный понимается не потенциальная двуродовость, о которой говорилось, при рассмотрении грамматической зоны, а те значения, которые могут проявляться у слов общего рода при индивидуальном употреблении в конкретной контекстуальной ситуации. Например, лексема бедняжка имеет значение ‘ласк. к бедняга’, т. е. ‘несчастный, вызывающий сожаление, сочувствие человек’ [МАС, I, 68].

Марк. И те замечательные храмы и соборы, что я тебе рисовал, уже были давно все построены до меня. Я просто производил впечатление, Оля, слышишь? А ты, бедняжка, и впрямь считала меня непризнанным гением, а? (Л. Разумовская. Сад без земли.) В приведённом примере в слове бедняжка не только активизируется сема ‘несчастный’, но и появляются вероятностные семы ‘глупый’, ‘мало знающий’. Однако эти семы «работают» только в пределах данного контекста и являются имплицитными, т. е. не выраженными в дефиниции слова.

Второй параграф – «Семантика оценки существительных общего рода» – посвящён рассмотрению оценочных возможностей исследуемых слов. Существительные общего рода относятся к предикатной лексике, так как характеризуют и оценивают человека. При рассмотрении их оценочных возможностей было использовано понятие аксиологической шкалы (шкалы оценки), предложенное Т. В. Маркеловой. Эта шкала обладает двумя полюсами: положительным и отрицательным, а в центре расположено понятие нормы [Маркелова, 2009, 143]. За норму принимается «средняя величина» [Ожегов, 1999, 421] какого-либо признака или качества, принятая в социуме.

Т. В. Маркелова выделяет несколько типов оценочной семантики: оценки-функции, оценки-коннотативы и оценки-прагмемы. «Оценки-функции заключают в себе содержание предиката (ценностное отношение) как обязательно эксплицируемого компонента оценочного семантического комплекса» [Маркелова, 1996, 153]. Оценки-коннотации – это слова, которые приобретают оценочное значение в тексте. Они «особым образом используют природу лексического значения слова в процессе актуализации функционального значения функции: сигнификативный аспект значения слова… является словарной базой ассоциаций» [Там же, 169]. Для оценки- прагмемы характерна «контаминация оценочного признака (положительного или отрицательного) и оценочного отношения (одобрительного или неодобрительного)…» [Маркелова, 2006, 81].

В семантике слов общего рода содержится ценностный признак (оценивается с позиций «хорошо» или «плохо» то или иное проявление характера человека, его качества и т. п.), они являются предикатными словами, поэтому можно сказать, что они принадлежат к оценкам-функциям, однако эти слова также выражают отношение социума (одобряет или не одобряет он наличие этой черты в характере человека). Оценка-прагмема, по сути, включает в себя оценку-функцию, на которую наслаивается прагматическая информация. Поэтому, на наш взгляд, большинство существительных общего рода в предложенной классификации относятся к оценкам-прагмемам.

Как известно, оценка представляет собой один из видов ментальной деятельности личности. Эмоции «тесно связаны с ментальной деятельностью человека: они могут её сопровождать, провоцировать, запускать, блокировать и оценивать» [Шаховский, 2008, 30]. В языке эмоции и чувства выражаются благодаря экспрессивности – «совокупности семантико-стилистических признаков единицы языка, которые обеспечивают её способность выступать в коммуникативном акте как средство субъективного выражения отношения говорящего к содержанию или адресату речи» [ЛЭС, 2002, 591]. Таким образом, оценка, эмоциональность и экспрессивность тесно переплетены в слове. Так, например, в существительном зазноба содержится и положительная оценка, и эмоциональность и экспрессивность, а лексема растепеля (‘то же, что растяпа, разиня’ [Ефремова, 2000, II, 475]) передаёт отрицательную оценку и эмоционально-экспрессивный оттенок неодобрения и насмешки. СОР, являясь предикатными словами, сочетают в своей семантике все эти качества: оценочность, эмоциональность и экспрессивность.

Оценка в русском языке может быть выражена различными средствами, но для существительных общего рода главными являются семантические показатели. Опираясь на семантические показатели, мы выделяем внутри группы существительных общего рода слова с отрицательной, положительной и нейтральной оценкой.

Анализ языкового материала, произведённый в ходе исследования, показывает, что область отрицательной оценки на аксиологической шкале существительных общего рода в русском языке заполнена больше всего, так как преобладающее количество существительных общего рода относится к отрицательно-оценочной лексике (83 %). Внутри отрицательно-оценочной группы существительных общего рода выделяется три подгруппы: 1) отрицательно-оценочные существительные общего рода с экспрессией осуждения/неодобрения; 2) отрицательно-оценочные существительные общего рода с экспрессией сочувствия/сострадания; 3) отрицательно-оценочные существительные общего рода с шутливо-ироничной экспрессией.

I. Отрицательно-оценочные существительные общего рода с экспрессией осуждения/неодобрения

Поскольку на долю отрицательно-оценочных лексем с экспрессией осуждения/неодобрения приходится больше всего существительных общего рода и они разнообразны по значению, для их описания целесообразно использовать семантическую классификацию. За основу была взята классификация, предложенная Р. В. Тарасенко [Тарасенко, 1994]. Проведённое исследование позволило значительно дополнить её. Приведём основные группы существительных общего рода.

Характеристика человека по внутренним качествам

Как показывает собранный нами языковой материал, характеристика по внутренним качествам оказывается более значимой, чем характеристика по внешним качествам. Это отражается и на количестве лексем общего рода.

1. Манера говорить: балаболка, болтушка, брюзга, пустомеля, таратора.

Так, лексема балаболка выражает отрицательную оценку речевой деятельности (манеры говорить) человека. Показателями отрицательной оценки выступают семы ‘болтун’, ‘пустой’, ‘пустомеля’ [МАС, I, 56; Ожегов, 1999, 34]. Значение ‘болтун, пустой человек’ [МАС, I, 56] является вторичным, переносным, поэтому экспрессию слову добавляет и сам факт переноса, сравнение манеры речи с манерой движения неодушевлённого предмета.

В целом осуждаются такие качества, как сердитое бормотание, слишком быстрое произнесение слов без необходимых пауз, как в слове таратора, а также склонность к бессодержательным, пустым разговорам. Всё это затрудняет общение между людьми, поэтому носитель подобных качеств подвергается порицанию, что отражено в языке.

2. Пристрастие к спиртным напиткам или наркотикам: выпивала, выпивоха, забулдыга, забулдыжка, запивоха, зюзя, кирюха, опивала, пропойца, пьяница, пьянчуга, пьянчужка, наркоша, ширяла и др.

Лексема забулдыга выражает отрицательную оценку, носителями которой являются семы ‘беспутный’, ‘опустившийся’, ‘пропойца’ [Химик, 2004, 193]. Все лексемы данной подгруппы содержат эти семы или синонимичные им. Так, ‘опустившийся’ – это тот, кто перестал следить за собой, морально пал; ‘пропойца’ – ‘пьяница, спившийся человек’ [Ожегов, 1999, 617]. ‘Спившийся’ и ‘опустившийся’ – синонимичные семы.

Эти лексемы отражают неодобрительное отношение к людям, подверженным вредным привычкам. В целом наличие вредных привычек у человека всегда осуждается обществом, на что непременно реагирует и язык.

3. Лексемы с общим значением ‘жадный человек’: жадина, жадюга, жлобина, жлобяра, жила, жадёба, жидила, жидина, жидяка, скареда, сквалыга, скряга и др.

Лексема жадина содержит общую для всех слов отрицательно-оценочную сему ‘жадный’. Жадность и скупость – это те пороки, которые не одобрялись обществом во все времена, поэтому в словарях, изданных после 2000 года, мы находим множество новых слов с таким же значением: Жлобина – ‘усилит. к жлоб’ (жлобперен. ‘об очень жадном человеке, злобном скряге’) [Химик, 2004, 183]; жила – ‘жадина, скряга, прижимистый человек’ [Химик, 2004, 181].

Проведённое исследование показало, что это одна из самых больших и продуктивных подгрупп среди отрицательно-оценочных существительных общего рода, так как она продолжает пополняться новыми словами.

4. Лексемы со значение ‘ленивый, избегающий тяжёлой работы человек’: белоручка, лежебока, неженка и др.

Существительное белоручка входит в число отрицательно-оценочных лексем, на что указывают семы ‘избегать работы’ [МАС, I, 78]. Традиционно трудолюбие считается положительной чертой человеческого характера. Все противоположные качества (лень, празднолюбие) не одобряются социумом. Поэтому существительное общего рода белоручка несёт в себе экспрессию осуждения, что и подтверждается пометой неодобр. в словаре С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой [Ожегов, 1999, 43].

5. Лексемы со значением ‘медлительный человек’: мямля, размазня, рохля, тюря, тютя и др.

Существует ряд слов общего рода, характеризующих человека медлительного, нерешительного, неумелого, плохо справляющегося с работой из-за особенностей характера. Как правило, в мире людей подобное поведение осуждается, высмеивается, а вялый и неуверенный в себе человек не пользуется уважением у окружающих. В русском языке такое отношение нашло отражение в специальных характеризующих словах, к которым относятся существительные общего рода. Так, например, существительное мямля – ‘тот, кто мямлит, вялый, нерасторопный, нерешительный человек’ [МАС, II, 320] –содержит отрицательную оценку, заложенную в семах ‘вялый’, ‘нерешительный’, ‘нерасторопный’.

6. Лексемы со значением ‘человек, не умеющий что-либо делать’ или ‘некачественно выполняющий что-либо’: мазила (2 и 3 знач. по МАС), мазилка, недотёпа, неумейка, неумёха и др.

Лексема мазила в значениях ‘тот, кто плохо, неумело рисует, пишет’, ‘тот, кто часто делает промахи (в игре)’ содержит отрицательно-оценочные семы ‘плохо’, ‘неумело’, ‘промахи’, свидетельствующие о недостаточной подготовке, об отсутствии навыков в каком-либо деле. Эта подгруппа частично перекликается с предыдущей, так как тоже характеризует человека, плохо справляющегося с работой, без учёта его психологического склада.

7. Лексемы со значением ‘высокомерный, заносчивый человек’: задавака, задавала, зазнайка. Слова задавака, задавала обладают гипосемой ‘заносчивый’, т. е. высокомерный, а слово зазнайка – гипосемой ‘зазнаваться’ [МАС, I, 522; Ожегов, 1999, 205] или, по толкованию В. И. Даля, ‘высоносъ’, ‘гордецъ’, ‘спесивецъ’ [Даль, 1980, I, 579]. Эти семы содержат отрицательную оценку и выражают осуждение носителя этих качеств.

8. Лексемы со значением ‘злой, язвительный человек’: заноза, зверюга, злюка, злючка, злыдня, кровопийца, сатана, язва и др.

Существительное общего рода заноза имеет значение ‘о придирчивом, язвительном или задиристом человеке’ [МАС, I, 550], в котором содержится три отрицательно-оценочных семы: ‘придирчивый’, ‘задиристый’, ‘язвительный’, последняя из них обозначает ‘злобно-насмешливого’ [Ожегов, 1999, 917] человека. Сема ‘злой’ присутствует во всех перечисленных в этой подгруппе словах и содержит отрицательную характеристику человека, настроенного раздражённо-враждебно по отношению к кому/чему-нибудь.

9. Лексемы со значением ‘подлый, мерзкий, ничтожный человек’: дешёвка, подлюга, пройдоха, скотина, шантрапа, шушера и др.

Лексема дешёвка в одном из своих вторичных значений ‘о бездарном, продажном, заслуживающем полного презрения человеке’ [Химик, 2004, 143] содержит резко негативное суждение о носителе этих качеств. Слово шантрапа – ‘дрянной, ничтожный человек’ [МАС, IV, 700] – содержит отрицательно-оценочные семы ‘дрянной’, т. е. никуда не годный, ‘ничтожный’, т. е. не внушающий к себе уважения, и выражает осуждение, что отражено в пометах, сопровождающих словарные статьи (прост., бран.).

10. Лексемы со значением ‘ловкий, хитрый человек’: выжига, каналья, надувала, обдувала, пройда, пройдоха, пролаза, проныра, прощелыга, хитрюга, шельма, ловчила и др.

Слово пройдоха – ‘пронырливый, хитрый, ловкий в делах человек’ [МАС, III, 491] – выражает отрицательную оценку, показателями которой являются семы ‘пронырливый’, т. е. проникающий всюду путём хитрости, происков, и ‘хитрый’, т. е. изворотливый, идущий обманным путём. Подобное значение имеют и все перечисленные в этой подгруппе существительные, в том числе и слово каналья – ‘плут, мошенник, пройдоха’, – которое активно используется в языке в качестве бранного слова, о чём свидетельствуют и пометы груб., бран., вульг. Однако в семантической структуре этого слова мы находим и потенциальные семы, которые проявляются только в пределах определённого контекста и о которых упоминается в современных толковых словарях: «Ругательство широкого смыслового диапазона, выражающее осуждение (в том числе и с сопутствующим оттенком восхищения его ловкостью, сообразительностью)» [Химик, 2004, 248]. Смотри: глава семьи почтенный Сидит верхом на фонаре! Его давно супруга кличет, Напрасной ярости полна, И, чтоб услышал, зонтик тычет, Куда не след ему она. Но он и этого не чует И, несмотря на общий смех, Сидит, и в ус себе не дует, Каналья, видит лучше всех!.. (А. Блок. Возмездие.) В приведённом отрывке существительное общего рода каналья приобретает дополнительную (вероятностную) сему ‘сообразительный’ и несёт не только экспрессию осуждения, но и оттенок восхищения сообразительностью героя.

В перечисленных и в ряде других подгрупп объединены существительные общего рода, характеризующие человека по привычкам, манерам поведения, по интеллектуальным свойствам и др. качествам. Так, например, «избегать общения с людьми», «делать всё медленно» и некоторые другие особенности – это психологическая характеристика, особенности темперамента человека. СОР, подчёркивающих внутренние качества лица, в русском языке много.

Исследование показывает, что большинство существительных общего рода в русском языке обладает семантикой осуждения. Они используются для выражения неодобрения тех пороков, которые мешают окружающим (надоедала, шкода и подобные) или могут быть опасны для других людей (убийца, обдирала, вруша и др.).

Характеристика человека по внешнему виду

Для оценивания лиц по внешнему виду в русском языке существует меньше слов общего рода, но они также характеризуют человека по разным параметрам.

1. Характеристика человека по росту, величине, возрасту: дылда, коротышка, малолетка, малолеточка, малышка, малютка, малявка, михрютка и др. Отнесение существительных общего рода к той или иной тематической группе связано с определёнными сложностями. Многие полисемантичные слова общего рода включают семы, позволяющие отнести их к разным группам (например, михрютка). Поэтому мы относим их к определённой группе по первой семе.

Существительное дылда – ‘высокий, нескладный человек’ [Химик, 2004, 161] – содержит отрицательную оценку, заключённую в семе ‘нескладный’ и характеризует человека по росту.

2. Лексемы со значением ‘неопрятный вид’: вонючка, грязнуля, грязнуха, замарашка, замухрышка, мазила (1 знач.), неряха, оборвашка, растрёпа (1 знач.), шмонька и др.

Существительное шмонька – ‘неряшливый человек’ [Грачев, 2007, 635] – содержит сему с негативной оценкой ‘неряшливый’. Это и другие из перечисленных слов выражают осуждение, указывают на господствующее в обществе порицание человека, который не следит за собой, за своей одеждой, за своим внешним видом.

3. Лексемы со значением ‘страшный, уродливый’: страхолюдина, страшила, уродина и др.

Существительное страхолюдина выражает отрицательную оценку различными способами. Во-первых, оценочные элементы содержатся в семантической структуре слова ‘урод, страшилище’ [Ожегов, 1999, 772], а во-вторых, отрицательно-оценочное значение содержится в одной из производящих основ – страх, называющих чувство и связанные с ним эмоции, которые испытывает человек.

Как можно видеть из приведённых примеров, существительные общего рода с отрицательно-оценочной семантикой обладают тенденцией к некоторой конкретизации значения, т. е. негативную оценку с интенциями осуждения и неодобрения получают вполне определённые качества человеческого характера и внешнего вида: лживость, лукавство, злоба, язвительность, медлительность, навязчивость, неопрятность и т. д. Как уже упоминалось, чаще всего порицанию подвергаются те качества характера и те особенности в поведении, которые обладают потенциальной возможностью причинить вред окружающим людям. Отрицательно-оценочных существительных, характеризующих внешний вид человека, намного меньше, чем существительных, характеризующих внутренние качества. Некоторые из этих слов обозначают постоянные признаки лица, например дылда, коротышка, михрютка, уродина, а другие обозначают временные признаки. Например, слова грязнуля, растрёпа, замарашка и др. могут называть человека, который испачкал руки, лицо, одежду в данный момент, но это не является его постоянной характеристикой. Появление оттенка осуждения у СОР, характеризующих лицо по внешнему виду, на наш взгляд, имеет иные причины, чем появление оттенка осуждения у СОР со значением психологической характеристики. Любое отклонение во внешности от принятой в обществе нормы воспринимается негативно, скорее, по эстетическим причинам, чем из-за потенциальной угрозы.

II. Отрицательно-оценочные существительные общего рода с экспрессией сочувствия/сострадания

В русском языке существуют и другие слова общего рода, которые обозначают отрицательные по своей сути явления и стороны жизни, не зависящие от самого человека. Человек, попавший в беду, вызывает чувство жалости, сочувствия, которое и выражается наряду с отрицательной оценкой в существительных общего рода: бедняга, горемыка, горюша, сердяга и др.

Так, лексема бедняга содержит семы ‘несчастный’, ‘заслуживающий сожаления’ [МАС, I, 68], а в лексему бедняжка привносится ласкательный оттенок благодаря уменьшительно-ласкательному суффиксу -к-, который усиливает эмоционально-экспрессивную составляющую слова.

Ряд отрицательно-оценочных существительных общего рода, выражающих сочувствие и сострадание, представлен лексемами, характеризующими человека по состоянию здоровья: заика (семы ‘страдающий заиканием’), калека (семы ‘имеющий увечья’, ‘лишившийся части тела’), сомнамбула (семы ‘страдать сомнамбулизмом’), хромоножка, хромуша (сема ‘хромой’), худышка (сема ‘худощавый’).

Наличие у человека какого-либо заболевания, в том числе и отсутствие какой-либо части тела, или постоянные несчастья и неудачи, сопровождающие человека, как, например, в словах бедняга, горемыка, является отступлением от нормы, отрицательным, негативным явлением. Однако носитель этих качеств чаще всего бывает не виноват в их появлении, поэтому вызывает у окружающих чувства жалости и сострадания. Экспрессия сочувствия/сострадания, накладываемая на отрицательную оценку, смягчает, сглаживает последнюю, поэтому отрицательная оценка, заложенная в семантике подобных слов, воспринимается не такой категоричной и резкой, как в словах проныра, пьяница, ширяла и т. п.

III. Отрицательно-оценочные существительные общего рода с шутливо-ироничной экспрессией

Отрицательная оценка в «чистом» виде может вызывать у слушающего чувство протеста, несогласия. Оценочное существительное общего рода, использованное в шутливо-ироничном контексте, обладает большей воздействующей силой. В толковых словарях такие лексемы имеют пометы ирон. или шутл. Так, существительные общего рода дурашка, курилка, неумейка, дурилка, засоня, имеющие в словарях пометы шутл., содержат отрицательно-оценочные семы (у слов дурашка – сема ‘дурак’ [МАС, I, 453]; дурилка – сема ‘дурик’ [Химик, 2004, 161]; курилка – семы ‘любитель курения’ [МАС, II, 152]; неумейка – ‘ничего не умеет делать’ [Ожегов, 1999, 415]; засоня – ‘слишком много спит’ [Химик, 2004, 223]). Однако с появлением шутливого оттенка эти существительные утрачивают резкость в выражении оценки. Существительные общего рода с шутливым оттенком употребляются по отношению к тем людям, которых говорящий не стремится обидеть, но при этом хочет указать на недостаток и выразить своё недовольство.

У существительных общего рода, рассмотренных в данном разделе, отрицательная оценка представлена с шутливо-ироничным оттенком. Этот оттенок у существительных общего рода развивается на основе семантических особенностей слов, под влиянием словообразовательных аффиксов. Шутливым оттенком смягчается грубость и порицание, заложенные в семантике, а осуждение, прикрытое иронией, оказывает на адресата более сильное эмоциональное воздействие, чем открытые негативные посылы.

По общему количеству существительные общего рода с шутливо-ироничным оттенком занимают третье место после отрицательно-оценочных существительных общего рода с экспрессией осуждения, а также положительно-оценочных существительных.

Проведённый анализ показывает, что большая часть всех существительных общего рода – это слова с отрицательно-оценочной семантикой. Большинство из них характеризуют лицо по его внутренним качествам, при этом осуждению подвергаются те особенности характера и поведения человека, которые могут помешать или навредить окружающим его людям. Осуждение, с одной стороны, может выступать в качестве словесной агрессии, а с другой – в качестве защитной реакции окружающих или в качестве некоего предупреждения о потенциальной опасности. На наш взгляд, осуждению подвергаются те люди, которые сами виноваты в своих бедах: пьяница, недотёпа, самоубийца, скряга и т. п. Сострадание может быть направлено на того человека, который терпит нужду или беды по независящим от него причинам: горюша, калека, бедолага. Поэтому среди отрицательно-оценочных существительных общего рода преобладают лексемы, выражающие осуждение, далее по численности следуют существительные общего рода с шутливо-ироничным оттенком и небольшую группу составляют существительные общего рода, выражающие сочувствие и сострадание.

IV. Существительные общего рода с положительно-оценочной семантикой

В отличие от отрицательно-оценочных существительных общего рода, имеющих тенденцию к конкретизации значения, большинство положительно-оценочных существительных содержит общую характеристику человека. Лексема милашка (как и милаша) имеет значение ‘милый, симпатичный человек’ [Ожегов, 1999, 356]. Это характеристика и по внешнему виду, и по манере общения, т. е. данные существительные общего рода заключают в себе общее приятное впечатление о человеке. То же можно сказать и о словах миляга, очаровашка, душечка.

Положительно-оценочные существительные общего рода могут характеризовать человека по каким-либо определённым качествам: физические данные – полéница ‘богатырь (мужчина или женщина) в русских былинах, сказках’ [МАС, III, 257], здоровила; интеллектуальные особенности – умница; трудолюбие – работяга, трудяга; опрятность, преувеличенное стремление к чистоте – чистюля. Многие из этих слов указывают на выдающиеся качества, исключительные возможности человека, т. е. в лексемах представлена градуирующая положительная оценка.

В области положительной оценки расположены слова ровня и земеля. Данные существительные одобрительно характеризуют людей одного круга или уроженцев одной территории. Это один из примеров совпадения нормы и зоны положительной оценки на аксиологической шкале (см. [Маркелова, 2009]). Эти лексемы противопоставлены только существительным неровня, чужак. Промежуточной стадии оценки здесь быть не может.

Анализ показывает, что положительно-оценочные существительные общего рода составляют небольшую группу (около 14% от количества исследованных слов). Однако многие из них обладают общей положительной характеристикой, что позволяет использовать их для одобрения и похвалы в различных ситуациях и по отношению к любому адресату. То есть ряд существительных общего рода, таких как умница, молодчина, молодчага, очаровашка и т. п., обладает универсальной положительной семантикой. Универсальная положительная семантика проявляется в том, что такие слова обладают широким смысловым диапазоном.

V. Существительные общего рода с нейтральной оценкой

В лексике русского языка мы находим немногочисленную группу слов общего рода, в семантике которых содержится нейтральная оценка. К таким лексемам относятся: зазывала – ‘кто занимается зазыванием покупателей’ [МАС, I, 522]; книгоноша – ‘продавец книг вразнос’, ‘библиотекарь, занимающийся разноской книг на дом’ [МАС, II, 62]; коллега – ‘товарищ по работе, по совместной учёбе’ [МАС, II, 73]; приготовишка – ‘ученик, ученица приготовительного класса в дореволюционной школе’ [МАС, III, 403]; семилетка – ‘ребёнок в возрасте семи лет’ [МАС, IV, 75]; тёзка – ‘человек, имеющий одинаковое с кем-либо имя’ [МАС, IV, 346] и некоторые другие. В этих словах не происходит оценивание человека с точки зрения положительного или отрицательного качества. Отсутствует дополнительный оттенок одобрения или неодобрения. Лексемы характеризуют человека по роду занятий. …И тут происходит невероятное. Из-под чуть дрогнувшей ресницы покойника выползает здоровенная слеза. <…> Первой реагирует на это Татьяна, ни на секунду не отрывавшая взгляд от Лёвушкиного лица. Она беспомощно оглядывается на коллег, ища в их глазах подтверждения происходящему (Л. Филатов. Сукины дети).

Все перечисленные существительные общего рода выполняют в языке номинативную функцию, однако в их структуре присутствует характеризующий элемент семантики. Так как в существительных общего рода характеристика и оценка тесно связаны, то оценка присутствует и в этих словах, но она нейтральна. Эти слова находятся в центре аксиологической шкалы.

Таким образом, исследование показало, что существительные общего рода обладают широкими возможностями в выражении экспрессивно-оценочных значений. По нашим подсчётам, в русском языке преобладают существительные общего рода с отрицательной оценкой (83 %). Положительно-оценочные существительные общего рода составляют меньшую по численности группу (14 %). Среди существительных общего рода также выделяется небольшое количество слов общего рода, характеризующих человека по роду занятий и обладающих нейтральной оценкой. На долю таких лексем приходится всего 3 %.

В третьем параграфе – «Развитие семантики общего рода у существительных с оценочной семантикой» – представлено 3 этапа формирования значения общего рода в семантике существительных женского рода с оценочным значением. На первом этапе находится группа существительных, в которых в современном русском языке развивается оценочное значение, но они по-прежнему остаются в числе существительных женского рода: ворона, лиса, кубышка, развалина, тряпка и другие. Это связано, видимо, с тем, что у данных лексем нереферентное (характеризующее) употребление находится на стадии формирования, поэтому в словарях оно фиксируется как оттенок или отсутствует вообще. На втором этапе формирования семантики общего рода находится довольно большая группа существительных, у которых развилось и зафиксировано в словаре переносное характеризующее значение, например квашня, дубина, малявка, козявка, колода и др. Несмотря на то, что эти слова по-прежнему остаются полисемантичными и сохраняют своё номинативное значение, в современных контекстах они всё чаще употребляются с предикативной, характеризующей лицо семантикой. Наконец, на третьем этапе находятся лексемы, переход которых в разряд существительных общего рода завершился. Сюда относятся существительные балаболка, фря, лапушка и др. Исследование показало, что новые существительные общего рода в русском языке появляются благодаря развитию грамматической семантики общего рода у слов женского рода с оценочно-характеризующим значением.

В четвёртом параграфе – «Лексическая парадигматика слов общего рода» – рассмотрено два типа парадигматических отношений исследуемого класса слов общего рода: синонимия и антонимия. Для существительных общего рода характерны синкретичные синонимы, так как они часто содержат не только семантические различия, но и стилистические. Наибольшее распространение среди существительных общего рода получила контекстуальная синонимия, при которой слова сближаются по значению только в пределах контекста. Это явление особенно характерно для полисемантичных существительных общего рода. Антонимия в группе слов общего рода менее развита и представлена несколькими примерами: ровнянеровня, знайканезнайка (словообразовательные антонимы) и грязнуля – чистюля, верзила – коротышка и др. (собственно лексические антонимы). Участвуя в парадигматических лексических отношениях, существительные общего рода обогащают русский язык, делают его более выразительным, образным и колоритным.

Во второй главе – «Особенности словообразования существительных общего рода» – рассмотрены морфологический и неморфологический способы образования существительных общего рода.

Среди неморфологических для существительных общего рода характерен лексико-семантический способ, в результате которого образуются слова-омонимы. В группе слов общего рода насчитывается несколько слов, у которых происходит распад полисемии, в результате чего появляются омонимы.

Так, у существительного заноза, по данным МАС и словаря С. И. Ожегова, два ЛСВ: первичное неличное значение ‘тонкий, острый кусочек дерева, металла, вонзившийся под кожу’ и развившееся на его основе вторичное значение общего рода ‘задиристый, придирчивый человек’ [Ожегов, 1999, 213]. Постепенно структурные связи между этими значениями распались, в результате чего появились два отдельных слова заноза¹ – ‘тонкая, острая частица дерева или металла и т. п., вонзившаяся под кожу’ и заноза² – ‘язвительный, задиристый человек’ [Ефремова, 2000, I, 508].

Примеров лексико-семантического способа образования существительных общего рода в нашей картотеке около 20 (можно назвать ещё слова ехидна, невидимка, потеха, скороспелка, скотина, тюря, фитюлька, пустышка, раскоряка и др.), т. е. это не самый продуктивный способ образования существительных общего рода в русском языке, однако он позволяет расширять группу существительных общего рода, увеличивать их численность в языке. Распад полисемии приводит к образованию в языке в основном моносемантичных существительных общего рода.

Продуктивным для существительных общего рода является морфологический способ образования, в котором мы рассматривали следующие разновидности: суффиксация, префиксация, сложение, а также смешанные способы: префиксально-суффиксальный и суффиксально-сложный.

Среди существительных общего рода в русском языке существуют группы слов, которые при сохранении одинакового словообразовательного значения и одного и того же словообразовательного аффикса имеют производящие, относящиеся к разным частям речи. Для их описания было использовано понятие макротипа, введённое Р. С. Манучаряном [Манучарян, 1975]. Макротип – это объединение производных слов с различными по частеречной принадлежности производящими базами. Для макротипа характерны следующие признаки:

1) различная частеречная принадлежность производящих основ,

2) тождественное словообразовательное значение,

3) один и тот же формальный показатель.

В ходе исследования выделено несколько наиболее продуктивных для СОР суффиксальных макротипов (макротип с нулевой суффиксацией, макротипы на ‑к(а), на -яг(а), ‑уш(а), -ён(а), -юг(-уг)(а)/-юк(а), ‑ул(а)).

Наиболее многочисленным является макротип с нулевой суффиксацией, представленный 30 производными, преимущественно мотивированными глаголом. Этот макротип включает отглагольный, отсубстантивный и отадъективный типы существительных общего рода. Существительное общего рода брюзга – ‘брюзгливый человек’ [Ожегов, 1999, 61] – образовалось от основы инфинитива брюзжать – ‘говорить брюзгливо’ [Ожегов, 1999, 61] – при помощи нулевого суффикса (форманта ø); суффиксальный способ образования с усечением производящей основы: брюзжать→брюзга (чередование [г] // [ж]) [Тихонов, 1985, 125]. Существительное общего рода ровня – ‘человек, равный другому, равноценный с другим’ [Ожегов, 1999, 680] – образовано от основы прилагательного ровный в значении ‘постоянно одинаковый’ [Ожегов, 1999, 680]. Способ образования – нулевая суффиксация: ровный→ровня [Тихонов, 1985, II, 7]. Словообразовательное значение, выраженное словообразовательным формантом, – ‘лицо, характеризуемое по признаку, названному в производящей основе, т. е. человек, равноценный другому’. Существительное общего рода злыдня – ‘злой, недоброжелательный человек’ [Ефремова, 2000, 556] – образовано от существительного злыдень – ‘человек, который постоянно зол’ [Ожегов, 1999, 231] – с помощью нулевой суффиксации: злыдень→злыдня [ССБ, 2008, 115]. При этом в основе наблюдается чередование е // ø. К этому макротипу относятся также слова егоза, зуда, мямля, нюня, нуда, ехида, назола, соня, голуба, копуша и др.

Макротип на (а) насчитывает 20 производных, распределённых по отглагольному и отадъективному типам: балаболка, выскочка, вонючка, невидимка, малолетка и др.

Макротип на -яг(а) представлен следующими лексемами: бродяга, миляга, работяга, трудяга, сердяга, стиляга и др. Суффикс яг, на наш взгляд, всегда вносит увеличительный оттенок, однако под влиянием семантики производящей основы этот оттенок может преобразовываться в оттенок уничижения, сочувствия или восхищения.

Макротип на ‑уш(а) содержит 5 производных, среди которых различаются слова, мотивированные глаголом, и слова, мотивированные прилагательным: вруша, втируша, крикуша, милуша, хромуша.

Макротип на -ён(а) является одним из малочисленных макротипов существительных общего рода. Его составляют производные, мотивированные основами глагола, существительного и прилагательного: гулёна, сластёна, тихоня (-он- – твёрдый вариант суффикса -ён-) и др.

Макротип на -юг(-уг)(а)/-юк(а). В зависимости от конечного согласного звука производящей основы словообразовательный суффикс может иметь фонетические варианты. Если производящая основа оканчивается на твёрдый согласный звук, то присоединяется суффикс -уг-, если на мягкий, то – -юг-. Под влиянием соседних гласных в суффиксе происходит чередование г // к. К этому макротипу относятся: зверюга, злюка, подлюга, хапуга и др.

Макротип на ‑ул(а) представлен 3 производными общего рода: грязнуля, капризуля, сонуля.

Особого внимания заслуживает словообразование внутри слов общего рода, т. е. те случаи, когда одно существительное общего рода образуется от другого существительного общего рода. В качестве словообразовательного форманта выступает обычно суффикс (а), однако в производных словах появляются новые оттенки значений. Существительное общего рода крошка образовалось от существительного общего рода кроха с помощью суффикса -к-: кроха→крошка [Тихонов, 1985, 500], при этом в производящей основе произошло чередование [х] // [ш]. Сема ‘маленький ребёнок’ [МАС, II, 135], заложенная в производящей основе, содержит в себе оценку, так как слово маленький имеет значение ‘небольшой по размеру’ и ‘невзрослый’ [Ожегов, 1999, 339], т. е. отличающийся от нормы.

С прибавлением к производящей основе суффикса -к- к оценке добавляется эмоциональная составляющая. В результате лексема крошка обладает оттенком ласкательности. И берет она своего крошку и снова его нянчит (М. Зощенко. Голубая книга). Существительное крошка может употребляться в качестве ласкового, нежного обращения к лицу, не обозначая при этом маленького ребёнка. «Крошка Сонечка! Я случайно освободился раньше и заскочил к тебе, но – увы! – не застал. Зайду в три. Крепко целую. Николай» (М. Зощенко. Голубая книга). Аналогичным способом образованы существительные бедняжка, бродяжка, грязнушка, мазилка, милушка, обжорка и др. Образование новых слов внутри группы существительных общего рода важно для языка. Большинство существительных общего рода оценивают и характеризуют человека по характеру, привычкам, манере общаться, по его интеллектуальным возможностям, высвечивая преимущественно отрицательные качества и недостатки. Основная группа существительных общего рода – это слова ругательные, бранные, осуждающие, часто грубые. Поэтому словообразование внутри слов общего рода – это попытка носителей языка смягчить грубость данных слов, сделать их не такими резкими, но при этом сохранить воздействующую, оценочную функцию.

Анализ языкового материала позволяет увидеть, что русский язык располагает определённым набором специализированных суффиксов для образования существительных общего рода. К таким суффиксам относятся: ‑яг‑, -як-, -ø-, -ён- и субстантивный суффикс -л-. Кроме того, активно используется суффикс -к-, у которого при словопроизводстве существительных общего рода появляется новое значение – ‘лицо мужского и женского пола’.

Префиксальное словообразование для существительных общего рода малопродуктивно. В нашей картотеке оно представлено следующими лексемами: незнайка, неровня, протобестия и др.

Среди безаффиксных способов для образования существительных общего рода используется способ чистого сложения: самоубийца, детоубийца, братоубийца, чадоубийца, человекоубийца, сыноубийца, кровопийца и др. В целом способ сложения основ значим для русского словообразования, так как позволяет получить слова, равные по значению словосочетаниям. «Сложная лексема образуется из (как минимум) двух простых лексем; она задаётся как минимум двумя словарными статьями составляющих её лексем» [Мельчук, 2006, 15]. Для существительных общего рода этот способ важен, так как в производном слове сочетается семантика всех исходных слов, что позволяет получить более экспрессивное, выразительное существительное общего рода.

Среди смешанных способов образования существительных общего рода выделяются суффиксально-сложный (белоручка, всезнайка) и префиксально-суффиксальный (непонимайка) способы.

В третьей главе – «Употребление существительных общего рода в тексте» – рассмотрено употребление существительных общего рода в художественных текстах, в том числе в текстах для детей, и в публицистике. В результате проведённого анализа были выявлены основные функции существительных общего рода в художественном тексте, связанные с особенностями их семантики: информативная, характеризующая, оценочная и эмоционально-экспрессивная.

Информативная функция. Все существительные общего рода содержат в своей семантике зону лица, т. е. называют человека. Эта сема является одним из компонентов информации, сообщаемой существительными общего рода. Пока не вижу ничего особенного, но всё-таки, коллега, я советовал бы вам прекратить занятия (А. Чехов. Скучная история).

В семантике любого существительного в русском языке можно выделить два основных компонента: денотативный («номинативные или информативные компоненты значения» [Диброва, 2008, 24]) и сигнификативный («раскрывает существенные признаки и явления действительности, составляя содержание понятия» [Там же, 25]). Сигнификативные компоненты слова также относятся к информации, так как представляют собой сведения, воспринимаемые как объект передачи, хранения и переработки. Все воры и убийцы мира вместе О совести талдычат и о чести: Они, мол, им покоя не дают, А отвернись – ограбят и убьют! (Л. Филатов. Любовь к трём апельсинам.)

Убийца – ‘тот, кто совершил убийство’ [Ожегов, 1999, 821]. Сигнификативная часть семантики представляет собой сведения, которые говорящий стремится сообщить о человеке, называя его этим существительным общего рода, поэтому слово убийца выполняет в данном тексте информативную функцию. Информативная функция является постоянной функцией СОР.

Характеризующая функция. Зону характеристики, которая выделена нами в семантике существительных общего рода, считаем основной, базовой, следовательно, характеризующая функция, как и информативная, является постоянной, свойственной всем существительным общего рода, так как вся сигнификативная часть семантики содержит описание отличительных черт и качеств лица. В этом и заключается характеризующая функция СОР.

– Людям запомнился рассказ о сокровищах, которые унесло с собой пропавшее войско, – пояснила Эртан. – Минуло время, нашлись сорвиголовы, охочие до ничейных богатств (М. Семёнова. Волкодав). Характеризующая функция является основной для существительных общего рода, реализуется во всех употреблениях, в различных контекстах.

Оценочная функция. В отличие от информативной и характеризующей оценочная функция реализуется не всеми существительными общего рода. Для большинства же существительных общего рода оценка – это важная функция. Фома сердился на него за насмешки и однажды, задетый за сердце, презрительно сказал: – А ты – попрошайка, нищий! (М. Горький. Фома Гордеев.) В приведённом примере представлена ситуация ссоры, поэтому говорящий выбирает отрицательно-оценочное существительное общего рода попрошайка, уточняя его значение синонимом нищий. Существительное общего рода стоит в позиции сказуемого, поэтому используется как средство характеристики и оценки с целью обидеть, задеть чувства своего собеседника.

Если характеризующая функция может быть реализована самостоятельно, в чистом виде, то отдельное выделение оценочной функции часто условно. В тексте оценочная и характеризующая функции обычно переплетены. Он был вор и, кажется, убийца, порождение чёрного послевоенного времени, сирота, шпана, ворами воспитанный, ворами вскормленный, ворами выбитый, сидел в тюрьме, бежал – нагло, неожиданно, как делал всё, – попытался вернуться к своему ворью, но времена переменились, дружки не потерпели выродка… (Бр. Стругацкие. Обитаемый остров). В семантической структуре большинства слов общего рода подзоны характеристики и оценки пересекаются, поэтому в тексте лексемы убийца и сирота, с одной стороны, отрицательно оценивают лицо, а с другой – характеризуют. Оценочная функция является значимой функцией существительных общего рода и определяет их предназначение в языке.



Страницы: 1 | 2 | Весь текст